Научная статья на тему 'К вопросу о появлении четырехлетнего плана в фашистской Германии'

К вопросу о появлении четырехлетнего плана в фашистской Германии Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1018
158
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Война / Национал-социализм / партийный съезд / финансовая система / Антисемитизм / четырёхлетний план / экономика Германии / war / national-socialism / Party congress / Financial system / anti-semitism / the four-year-old plan / economy of Germany

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кутарев Олег Юрьевич

Рассматривается борьба между сторонниками различных путей развития германской экономики в 1933-1938 гг. Анализу подвергнуты причины и последствия замены Я. Шахта Г. Герингом на посту уполномоченного за выполнение четырёхлетнего плана. Победа Геринга показана как принятие курса, направленного на подготовку Германии к агрессивной войне.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article is devoted to the fight between the supporters of different ways of German economic development in 1933-1938. The reasons and the consequences of Yalmar Shakt's substitution of German Gering at representative's post for fulfillment the four-year-old plan are analysed in this article. It deals with Gering's victory like the fulfillment of the course for the preparation Germany for an aggressive war.

Текст научной работы на тему «К вопросу о появлении четырехлетнего плана в фашистской Германии»

УДК 94(430).086

К ВОПРОСУ О ПОЯВЛЕНИИ ЧЕТЫРЕХЛЕТНЕГО ПЛАНА В ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ

© 2010 г. О.Ю. Кутарев

Шахтинский филиал Гуманитарного института (г. Москва), Shakhty Branch of the Humanitarian Institute (Moscow),

ул. Советская, 279, г. Шахты, 346500 SovetskayaSt., 279, Shakhty, 346500

Рассматривается борьба между сторонниками различных путей развития германской экономики в 1933-1938 гг. Анализу подвергнуты причины и последствия замены Я. Шахта Г. Герингом на посту уполномоченного за выполнение четырёхлетнего плана. Победа Геринга показана как принятие курса, направленного на подготовку Германии к агрессивной войне.

Ключевые слова: война, национал-социализм, партийный съезд, финансовая система, антисемитизм, четырёхлетний план, экономика Германии.

The article is devoted to the fight between the supporters of different ways of German economic development in 1933-1938. The reasons and the consequences of Yalmar Shakt's substitution of German Gering at representative's post for fulfillment the four-year-old plan are analysed in this article. It deals with Gering's victory like the fulfillment of the course for the preparation Germany for an aggressive war.

Keywords: war, national-socialism, party congress, financial system, anti-Semitism, the four-year-old plan, economy of Germany.

9 сентября 1936 г. на восьмом съезде НСДАП в Нюрнберге министр внутренних дел Баварии А. Вагнер от имени Гитлера объявил о введении нового четырёхлетнего плана. Обычно в связи с этим событием упоминают Г. Геринга. Однако на восьмом съезде партии он не попал в число докладчиков. Разнообразные мероприятия и выступления ораторов продолжались с утра до вечера шесть дней. В программе съезда значатся имена Гитлера, Дитриха, Гесса, Лютце, Штрейхера, Вагнера, Розенберга, Гирля, Геббельса, Райшле, Хильген-фельдта, Лея, Шираха, Хеккера, Зельдте, Франка, Аман-на, Рейнхардта, но фельдмаршала среди них нет [1].

По всей видимости, Геринг тогда не обладал в партийных кругах авторитетом, достаточным для осуществления самостоятельного курса в какой-либо сфере. Этот вывод подтверждается свидетельствами очевидцев его речи в рейхстаге 28 октября 1936 г. Отчёт Полпред-

ства СССР в Германии (Литвинову от Сурица) от 29 октября 1936 г. № 398/с содержит следующую информацию: «Собрание, где выступал Геринг, было открыто Геббельсом и завершено речью Гесса. Из речи Гесса следует отметить намёк на то, что Кепплер будет играть роль гессовского комиссара при Геринге... Речь и в особенности обстановка, при которой она произнесена, подтверждает, что Геринг действительно рассматривается в национал-социалистической среде как не вполне свой человек. Его приходится вроде как бы защищать перед партийными кругами, рекомендовать его им, назначать к нему комиссара для успокоения партийных кругов» [2].

В мемуарной литературе можно найти утверждения, что фельдмаршал не был ортодоксальным национал-социалистом. Скорее всего авторы подразумевали его некоторую обособленность от бюрократического аппа-

рата партии: «Геринг был человеком действия и не любил тратить время на теоретиков партии» [3]. Этот факт вполне мог повлиять на решение Гитлера при подборе кандидатуры на пост руководителя четырёхлетнего плана. Ханфштангль в своих воспоминаниях отметил, что фельдмаршал и Гесс терпеть не могли друг друга. Фюрер, посетив в 1934 г. декорированный дом Гесса в долине Изара близ Мюнхена, заметил, что «не может сделать Гесса своим преемником на посту фюрера, потому что его жилище свидетельствует о полном отсутствии у хозяина понимания искусства и культуры. Вскоре после этого Гитлер назначил своим преемником Геринга, которого уважал за широкий взгляд на политическое значение искусства» [4].

Видимо, не только художественные пристрастия повлияли на возвышение фельдмаршала. Излюбленным приёмом Гитлера, направленным на укрепление собственной власти, было учреждение двойственных должностей и конфликтующих друг с другом ведомств. Для противовеса партийным функционерам на пост главного хозяйственного руководителя страны следовало назначить как раз такую кандидатуру, как Геринг. Но, даже оказав ему высокое доверие, Гитлер «намеренно загружал Геринга другими поручениями, помимо его прямых командных обязанностей, с тем чтобы амбициозный маршал не превратился в опасного политического противника. Естественным результатом стало то, что перегруженный должностями Геринг был не в состоянии должным образом исполнять ни одну из них» [5]. Кроме того, фюрер на время сохранил в кабинете соперничающего министра экономики Шахта, наделенного теми же функциями.

Именно Ялмар Шахт стоял у истоков четырёхлетнего планирования. При его непосредственном участии был подготовлен и весной 1933 г. обнародован первый четырёхлетний план экономического развития Германии. Главной целью проекта была ликвидация безработицы путем расширения сектора общественных работ. Закон «О сокращении безработицы» от 1 июня 1933 г. предусматривал обширную программу общественных работ, не исключал он и принудительность труда. Но в целом речь шла о создании механизма, посредством которого государство могло бы эффективно влиять на экономику страны. Конечно, Шахт не один принимал участие в возрождении германского хозяйства.

20 февраля 1933 г. состоялось совещание Гитлера и Геринга с крупнейшими промышленниками, после которого Крупп от имени участников поблагодарил фюрера за ясное изложение ближайших целей НСДАП. Министром хозяйства был поначалу Гугенберг, совмещавший эту должность с руководством министерством сельского хозяйства и продовольственного снабжения. 15 июля 1933 г. семнадцать представителей бизнеса и аппарата партии образовали Высший экономический совет. Совет провёл одно заседание, на котором принял закон об обязательном объединении предприятий в картели, и больше никогда не созывался. Тиссен занялся переводом Германии на «корпоративные рельсы». Национальную группу промышленников возглавил Крупп. Шахт был назначен президентом рейхсбанка. Он разра-

ботал план внутренних займов для финансирования масштабных хозяйственных мероприятий.

Автор «Общей теории занятости, процента и денег» Дж. Кейнс применительно к проблемам экономического развития особое внимание уделял трём фундаментальным психологическим факторам, «а именно психологической склонности к потреблению, психологическому восприятию ликвидности и психологическому предположению о будущем доходе от капитальных активов» [6]. Два последних фактора мастерски использовал Шахт в своей деятельности по созданию МЕФО (Металлургического исследовательского общества, у которого собственно металлургическим было только название). 12-миллиардные обязательства этого объединения с капиталом всего 1 млн марок взяло на себя государство. Устное соглашение Шахта и Гитлера предусматривало возврат денежных средств банку в течение четырёх - пяти лет, но оно не было выполнено. Авторитет государства обеспечил ликвидность финансовых активов, а последовавшая вследствие этого экономическая стабилизация в свою очередь укрепила его. Если бы правительство не смогло использовать психологический фактор, финансовой системе страны грозил быстрый крах. Военные расходы Германии с 1934 по 1939 г. составили 59,1 % всех бюджетных расходов, а государственный долг увеличился до 43,3 % от денег, находившихся в обращении. В ходе войны государственный долг ежегодно увеличивался на 50-70 % по сравнению с предыдущим годом [7].

Вскоре между Гитлером и Шахтом стали возникать разногласия по вопросу об автаркии. Фюрер был сторонником самодостаточной экономики, не зависящей от экспортно-импортных операций. Он считал, что «на остальных континентах европейская экономика уже не имеет рынка сбыта. Из-за наших производственных затрат мы не можем конкурировать» [8]. Европейская политика для Гитлера являлась «правильной тогда, когда она воздерживалась от желания экспортировать на весь мир». Его умом овладела идея замкнутой континентальной экономической системы под немецкой гегемонией. Поэтому главное внимание уделялось увеличению сельскохозяйственной продукции, а также развитию производства синтетических материалов, заменявших сырье, импортировавшееся из других стран, например, выработке бензина из угля, производству синтетического каучука или искусственных волокон, даже если они обходились дороже, чем импортируемые натуральные продукты. Импорт контролировали специальные наблюдательные учреждения, созданные законом «О подготовке органического расширения народного хозяйства Германии». Позднее централизованное регулирование было распространено на объемы производства, снабжения и распределения, ценообразование. Гитлер был убеждён, что только завоевание обширного «жизненного пространства» позволит бедной в отношении сырья Германии обеспечить автаркию. Однако пока был жив Гин-денбург, он избегал высказывать эти взгляды открыто.

По поручению фюрера в 1933 г. было продлено действие торговых договоров с СССР. Правительство рейха гарантировало германским банкам советские кредиты. Тщательно проводимую Гитлером маскировку вынаши-

ваемых агрессивных планов сорвал министр хозяйства. Гугенберг на международной конференции по экономическим вопросам в Лондоне (открылась 12 июня 1933 г) заявил, что новый канцлер Германии почти сразу после вступления в должность назвал своему ближайшему окружению главную стратегическую цель: расширение «жизненного пространства» за счёт восточных земель. Гугенберг ещё в 1931 г пришёл к выводу, что Германии «нужно бить не на сближение с Францией, а на связь с Англией и с Соединёнными Штатами» [9]. Летом 1933 г в Великобритании он говорил о том, что Германия «под руководством имперского канцлера Адольфа Гитлера» ведёт борьбу против гибели Запада, за «идею свободно творящего человека», не забыв потребовать в качестве оплаты за подобный подвиг прежние германские колонии в Африке. Заявив, что «если мы погибнем, то и другие западные народы погибнут с нами или после нас» [10], Гугенберг фактически призвал к объединению усилий в борьбе против СССР (что не осталось тайной для советского руководства). Единый фронт с западными державами создать не удалось, и слишком откровенный министр заплатил за своё выступление потерей должности.

С осени 1933 г правительство Германии, занятое развитием военного сектора экономики, столкнулось с нехваткой валютных средств. Объёмы экспорта в СССР были ограничены платежеспособностью партнёра, а потребности растущей экономики в импортном сырье росли. Сокращение объема военного строительства угрожало стратегическим планам Гитлера. В 1934 г предстояло сделать выбор: либо отказаться от амбициозной политической доктрины, провозглашённой в «Майн кампф», либо найти выход из неблагоприятной экономической ситуации.

2 августа 1934 г. умер президент Гинденбург. Главный политический фактор, сдерживавший экспансионистские устремления канцлера, отпал. Как преемник Гин-денбурга Гитлер стал главнокомандующим вооружёнными силами. В том же месяце Шахт занял пост министра экономики, оставив за собой руководство рейхсбанком. Он разработал новый четырёхлетний план восстановления хозяйства (обнародованный 11 сентября 1934 г.), который предусматривал смещение центра внешнеторговой активности с заокеанских стран на континент. Особое внимание следовало обратить на страны, имеющие избыток сельскохозяйственной продукции и минерального сырья. К таковым, в частности, относились Польша, СССР, Румыния, Венгрия, Турция. Поначалу Гитлер отдавал приоритет Польше и Румынии, надеясь в дальнейшем использовать развитие этих стран в качестве базы для экспансии против советской России. Торговые отношения предлагалось строить на бартерной основе. С помощью компенсационных сделок и безналичных расчётов Шахт надеялся достичь экономической, а следовательно, и политической независимости Германии.

В своей основе этот план потерпел неудачу. Отношения с Польшей всё время оставались напряжёнными из-за политических проблем и взаимного недоверия сторон. Переговоры с Советским Союзом завершились только

весной 1935 г., но компенсационную сделку и новые кредитные предложения немецкой стороне «протолкнуть» не удалось. Наибольший успех был достигнут в Венгрии, Румынии и Турции.

21 мая 1935 г. Шахт стал генеральным уполномоченным военного хозяйства. С этого времени дополнительные финансовые средства поступают за счёт долгосрочных государственных займов, навязанных сберегательным кассам. 26 июня 1935 г. был издан закон об обязательной трудовой повинности для молодежи. Однако к 1936 г. кризис вышел на очередной виток. Успешная борьба с безработицей привела к росту платежеспособного спроса на внутреннем рынке, что не оставляло возможности для расширения экспорта товаров широкого потребления. В этих условиях безналичные расчёты и компенсационные сделки даже при наличии обоюдного согласия сторон не могли обеспечить достаточный объём импорта вследствие низкого экспортного предложения. Намеченное «новым планом» широкое производство различных заменителей не вышло на необходимую мощность.

Шахт начал критиковать политику форсированного перевооружения Германии, что неминуемо привело к конфликту с Гитлером. То, что Шахт пришёл к выводу о невозможности построения в Германии автаркии, было косвенной причиной обострения его отношений с фюрером. Куда важнее были его попытки как экономиста обуздать финансовые аппетиты аппарата НСДАП. Например, протест против выделения значительной суммы (более 200 млн марок), запрошенной ведомством Геббельса в 1934 г. на зарубежную пропаганду. Кроме того, Шахт начинает критиковать политику антисемитизма. В

1933 г. он был менее щепетилен в этом вопросе. Имея представление о программе НСДАП, Шахт ограничил общение с бывшими друзьями - евреями. Столкнувшись однажды в театре с женой своего бывшего шефа Гутмана, в чьём банке начинал карьеру, Шахт не подал вида, что знает её. Поначалу антисемитизм руководителей НСДАП он воспринимал как тактический ход, уступку настроениям толпы и сам периодически делал публичные антиеврейские заявления. Позиция министра экономики была обусловлена чистым прагматизмом. В июле

1934 г. Шахт поинтересовался у Гитлера, как ему следует относиться к тем евреям, чья экономическая деятельность полезна для рейха. Фюрер ответил, что такие евреи могут вести своё дело без помех.

Но к 1935 г. антисемитизм в экономической сфере стал приобретать системные черты. 18 августа 1935 г. Шахт выступает в Кёнигсберге с речью, осуждающей бессмысленную жестокость в отношении евреев. Подобно Марбургской речи Франца фон Папена, это выступление не было рекомендовано к распространению министерством пропаганды Геббельса. Вскоре на седьмом съезде НСДАП, были приняты Нюрнбергские законы (15 сентября 1935 г.). Шахт стремится не допустить экономического ущерба в случае, если разорение евреев приобретёт неконтролируемые масштабы. Он предупреждает местные власти о том, что лишь правительство рейха определяет рамки и размеры антиеврейских санкций. Подобные действия для Шахта не прошли бесслед-

но. Он был масоном высокого градуса, а в Германии к 1935 г. ряд видных лиц уже лишились своих должностей по причине принадлежности к масонству. Против Шахта начинает активные действия Гейдрих. В том же 1935 г., Шахт в беседе с американским послом зондировал почву для своей возможной эмиграции.

В рядах национал-социалистической элиты не было единых взглядов на механизм решения еврейского вопроса. Сторонниками демонстративного воздействия, рассчитанного прежде всего на психологический эффект, были Геббельс и Штрейхер. Давление административного и полицейского характера, имеющее целью принуждение евреев к отъезду из Германии, соответствовало стилю Гиммлера и Гейдриха. Экономические санкции, направленные на разорение евреев и решение за их счёт финансовых проблем Германии, были инструментом в руках Геринга и Функа. К концу 1935 г. Гитлер принял сторону Геринга. В глазах фюрера Шахт всё менее соответствовал своей должности. Критика перевооружения, автаркии, антисемитизма, всевластия НСДАП - это явное превышение полномочий, которыми был наделён министр хозяйства. Тиссен в своих воспоминаниях установил прямую связь между перевооружением Германии и отставкой Шахта.

Геринг лучше хранил верность внешне- и внутриполитическому курсу, который прокладывал Гитлер. Во-первых, он не собирался защищать еврейскую собственность. Во-вторых, обещал разрешить проблему нехватки сырья с помощью более активного производства всевозможных заменителей, «эрзацев». 7 марта 1936 г. германские вооруженные силы заняли Рейнскую демилитаризованную область, и ровно через два месяца Геринг открыто заявил, что все экономические мероприятия должны рассматриваться с точки зрения неизбежности войны. Вопрос о ликвидации зависимости Германии от импорта стал первоочередным. Проблему достижения автаркии в продовольственной сфере следовало разрешить Дарре (с 28 мая 1933 г. - министр продовольствия и сельского хозяйства). Аналогичная ответственность в сфере германской промышленности возложена на Геринга. Осенью 1936 г. в секретном циркуляре о четырёхлетнем плане Гитлер указал следующие цели: немецкая армия должна быть готова к действию через четыре года; германскую экономику необходимо подготовить к войне в тот же срок [11]. Западные страны, и в частности Англия, воспринимали четырёхлетний план как сугубо военное мероприятие, и прежде всего средство вооружения Германии. Фриц Гессе писал, что «впечатление от появления четырёхлетнего плана в Лондоне было катастрофическим» [12].

Шахт задолго до своей отставки проникся в отношении автаркии глубоким пессимизмом. Он остался рядом с Герингом, но утратил прежние полномочия экономического диктатора. Шахт не стал вступать с новым уполномоченным за выполнение четырёхлетнего плана в открытый конфликт, как это сделал Дарре (министр продовольствия и сельского хозяйства уязвлён тем, что основное внимание в программе развития Германии уделялось не аграрному сектору, а промышленности). Видимо, Шахт надеялся, что естественный ход событий

покажет правильность выводов, к которым он пришёл. Во время Нюрнбергского процесса Шахт дал следующие показания. Главный обвинитель от США Джексон: «Вы стремились... получить достаточное количество иностранной валюты, которое дало бы вам возможность импортировать сырьевые материалы, то есть материалы, не подвергавшиеся обработке. Что же являлось вашей доминирующей целью?». Шахт: «Обеспечение Германии продовольствием и обеспечение её промышленности, работающей на экспорт» [13]. Следовательно, по его мнению, Германии нужно было стремиться к превращению европейской периферии в сырьевой придаток. Но это была бы не военная, а экономическая экспансия.

Действительно, примерно через год Гитлер понял, что столь желаемая автаркия в существующих условиях недостижима. 5 ноября 1937 г. он достаточно ясно говорил на совещании политических и военных руководителей Германии, что возможно достижение «по части сырья лишь условной, но не тотальной автаркии. Что касается автаркии по части продовольствия, то на этот вопрос следует ответить категорическим "нет"... Автаркия оказывается несостоятельной как по отношению к продовольственному снабжению, так и в целом. Единственным выходом. является приобретение обширного жизненного пространства» [14].

Таким образом, из одного факта о недостижимости автаркии Гитлер и Шахт сделали разные выводы. К осени 1936 г. фюреру понадобился другой человек. Ему значительно больше импонировала безоговорочная верность Геринга, готового пренебречь любыми объективными факторами ради исполнения воли фюрера. Гитлер в похвальных тонах констатировал факт, что в лексиконе главы четырёхлетнего плана отсутствовали слова «это невозможно». Геринг формулировал свои взгляды на экономику так: «Мы не признаем святость так называемых экономических законов. Следует указать, что торговля и индустрия - слуги народа, а капитал должен служить экономике» [15]. Шахт пробовал спорить с Герингом, прибегая к конкретным цифрам, но однажды рейхсмаршал ударил кулаком по столу и воскликнул: «Если фюрер скажет, что дважды два пять, значит, будет пять!». В 1937 г. Шахт оставил все официальные посты, сохранив должность министра без портфеля. Позднее он возвращается к руководству рейхсбанком, не имея вместе с тем возможности влиять на политический курс правительства.

В 1938 г. как Шахт, так и Дарре стали не нужны Гитлеру. Он нацеливал страну на колонизацию новых, восточных, земель. Дарре был снят с поста руководителя РуСХА в 1938 г., Шахт вновь стал министром без портфеля в 1939-м. На протяжении 1937 - 1938 гг. влияние Геринга на экономические процессы достигает максимума. Важнейшие промышленные предприятия Германии собраны в концерн под его руководством, названный его же именем. Геринг активно проводит политику «выдавливания» евреев из экономической жизни страны. 15 декабря 1937 г. издано распоряжение об ограничении выдачи валюты и поставок сырья предприятиям, принадлежавшим евреям. 22 апреля 1938 г. для немцев,

осуществлявших фиктивное руководство еврейскими предприятиями, введено наказание. С 26 апреля 1938 г. евреи обязаны декларировать размеры собственности, которой они обладают в Германии и за её пределами. Затем начинается реализация программы «ариизации» промышленности. 20 июля 1938 г. евреям запретили участвовать в работе биржи. Начиная с апреля 1938 г. все подобные законы Геринг подписывал как уполномоченный за выполнение четырёхлетнего плана. 14 октября на заседании коллегии своего министерства он заявил, что евреи должны быть полностью устранены из хозяйственной жизни.

Вместе с тем Геринг не выступил непосредственным инициатором событий «Хрустальной ночи». Известие о смерти Эрнста фон Рата, на которого в Париже совершил покушение Г. Гришпан, принёс Гитлеру вечером 9 ноября 1938 г. (во время юбилейного съезда ветеранов в Мюнхене) Геббельс. Принципиальное решение о погроме, видимо, созрело сразу, что подтверждается содержанием речи Геббельса, произнесённой тут же (она была наполнена угрозами, адресованными евреям). На следующий день Гитлер принял у себя в рейхсканцелярии Геринга и Геббельса. Беседа посвящалась подробному обсуждению намечавшихся действий. 11 ноября Геринг провел подготовительную работу для организации представительного совещания по еврейскому вопросу в министерстве авиации. Заседание началось в 11 часов 12 ноября. В нем приняли участие: председатель - Геринг, министр пропаганды Геббельс, министр экономики Функ, представитель МИДа Ворман, представитель Института национального страхования, глава СД и полиции безопасности Гейдрих, Курт Далюге, министр финансов Карл фон Крозиг, министр экономики Австрии, министр внутренних дел Фрик. Протокол совещания полностью не сохранился.

Основанием для его проведения Геринг в своём вступительном слове назвал письмо главы канцелярии фюрера Бормана, написанное по приказу Гитлера. На совещании 12 ноября было принято решение взыскать с евреев один миллиард марок для возмещения ущерба, причинённого Германии погромом. Первым идею о компенсации подал Геббельс. Он сказал, что разрушенные синагоги должны быть снесены полностью за счет евреев. Гейдрих настаивал не только на разорении евреев, но и выдворении их из страны. Геринг отметил, что эмиграция евреев встречает внешние препятствия. Когда евреев отправили в Чехию, то там их задержали и переправили в Венгрию, а оттуда - опять в Германию. Гейдрих предложил ряд мер: использование «Центра по еврейской эмиграции», особые нашивки на одежду, создание гетто. С этого момента влияние Гейдриха и Гиммлера на разработку содержания антисемитской политики будет неуклонно возрастать, а Геринга - снижаться.

Своего «пика» реальное воздействие главы четырёхлетнего плана на развитие германского хозяйства достигает в 1938 г. Вскоре оно пошло на спад. Функ, назначенный в феврале 1938 г. министром экономики, постепенно принял на себя основную часть практической работы. По словам Функа, перегруженному заботами

рейхсмаршалу было достаточно, чтобы с ним согласовывали должностные назначения и приносили документы на подпись. К началу мировой войны Геринг лишь номинально руководил исполнением четырёхлетнего плана. Гораздо больше фельдмаршала волновало дальнейшее расширение собственного влияния. В этом отношении, однако, удача не вполне сопутствовала ему. Проведя успешную интригу против Бломберга, Геринг не смог насладиться её плодами и добавить к своим многочисленным полномочиям руководство армией. Выступив против нападения на Польшу, Геринг оказался не в состоянии повлиять на решения, принимаемые Гитлером. Фельдмаршал, как и многие военные (но не Гитлер с Риббентропом), считал такой конфликт началом мировой войны, к которой Германия не была готова. Когда началась военная операция против восточного соседа, ему осталось только прокричать Риббентропу по телефону: «Радуйтесь - Вы победили!». Сокрушив Шахта, сопротивлявшегося началу глобальной войны, Геринг принял самое активное участие в её подготовке, а перед непосредственным началом боевых действий пытался остановить их. Странная ирония судьбы.

Литература

1. Burden Hamilton T. The Nuremberg Party Railes: 1923-1939. L., 1967. P. 181-184.

2. РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 1161. Л. 56.

3. Ханфштангль Э. Мой друг Адольф, мой враг Гитлер. Екатеринбург, 2006. С. 90.

4. Дитрих О. Двенадцать лет с Гитлером. Воспоминания имперского руководителя прессы. 1933-1945 / пер. с англ. Л.А. Игоревского. М., 2007. С. 178.

5. Редер Э. Гросс-адмирал. Воспоминания командующего ВМФ третьего рейха. 1935-1943 / пер. с нем.

B.Д. Кайдалова. М., 2004. С. 297.

6. Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег // Классика экономической мысли : соч. М., 2000.

C. 678.

7. Лутц граф Шверин фон Крозиг. Как финансировалась Вторая мировая война // Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых. СПб., 1998. С. 422, 437.

8. Hitler A. Monologe im Führerhauptquartier 1941-1944. Die Aufzeichnungen Heinrich Heims / Hrsg. v. Werner Jochmann. Hamburg, 1988. S. 70.

9. Полпредство СССР в Германии. Отдел печати. 26.06. 1931. Обзор германской печати. № 23 // РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 1161. Л. 36-37.

10. Отчёт о выступлении германской делегации на заседании Экономической комиссии Всемирной экономической конференции в Лондоне : пер. с нем. 16.06. 1933 // РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 1161. Л. 40-41.

11. Der Nationalsozialismus. Dokumente 1933-1945 / Hrsg. v. Walter Hofer. Frankfurt am Main, 1957. S. 86.

12. Hesse F. Das Spiel um Deutschland. München, 1953. S. 74.

13. Нюрнбергский процесс : сб. материалов : 2-е изд., испр. и доп. М., 1954. Т. 2. С. 312.

14. Документы и материалы кануна Второй мировой 15. Большаков К. Главбух третьего рейха. URL: http://

войны 1937-1939 гг. : в 2 т. М., 1981. Т. 1. С. 25-27. www.kommersantra/k-money-old/story.asp?m_id=29589

(дата обращения: 01.12.2008).

Поступила в редакцию 15 декабря 2008 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.