Научная статья на тему 'К вопросу о месте проведения переговоров о перемирии России и Речи Посполитой в 1581-1582 гг'

К вопросу о месте проведения переговоров о перемирии России и Речи Посполитой в 1581-1582 гг Текст научной статьи по специальности «Всеобщая история»

CC BY
480
91
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА / ИВАН ГРОЗНЫЙ / ПСКОВ / АНТОНИО ПОССЕВИНО / ЯМ-ЗАПОЛЬСКОЕ ПЕРЕМИРИЕ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Лурье Зинаида Андреевна, Смирнова Светлана Сергеевна, Филюшкин Александр Ильич

В статье изложены результаты полевой экспедиции в августе 2011 г. в Псковской области. Целью экспедиции был поиск места проведения переговоров в декабре 1581 январе 1582 гг. между польско-литовской делегацией во главе с папским легатом Антонио Поссевино и русскими дипломатами во главе с князем Дмитрием Елецким. В результате анализа записок А. Поссевино, посольских документов и результатов полевых исследований, опроса местных жителей методами «устной истории» авторы подвергли ревизии существующую в историографии точку зрения о локализации деревни Киверова гора, в которой и проходили переговоры, и предложили несколько новых гипотез.

About the place of the site of negotiations between Russia and Rzech Pospolita in 1581-15821

The article summarizes results of fi eld expedition in Pscov district (august, 2011). Its aim was to fi nd the place of negotiations between the Polish-Lithuanian delegation, headed by Papal legate Antonio Possevino, and the group of Russian diplomats, headed by prince Dmitry Eletsky, in December 1581 January 1582. Having analyzed Passivino's travel writings, ambassadorial documents as well as fi eld expedition's results and oral history inquiries of the local public, the authors reconsidered the historiographic standpoint on location of the village Kiverova gorka (the mountain Kiverova), where the negotiations had been held, and suggested several new ideas.

Текст научной работы на тему «К вопросу о месте проведения переговоров о перемирии России и Речи Посполитой в 1581-1582 гг»

ББК 63.3(2)44, УДК 94(47).043

З. А. Лурье, С. С. Смирнова, А. И. Филюшкин

К ВОПРОСУ О МЕСТЕ ПРОВЕДЕНИЯ ПЕРЕГОВОРОВ О ПЕРЕМИРИИ РОССИИ И РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ

В 1581-1582 гг.1

Традиционное название главного договора, венчавшего 25-летнюю Ливонскую войну (1558-1583 гг.) и завершавшего так называемую Московскую войну (1578-1582 гг.) России и Речи Посполитой — Ям-Запольское перемирие. Это имя из историков нового времени присвоил данному договору М. М. Щербатов, хотя он же и отмечал, что пере-

1 Работа выполнена по темплану НИР СПбГУ, Мероприятие 2 «Проведение фундаментальных научных исследований по областям знаний, обеспечивающим подготовку кадров в СПбГУ», проект 5.38.62.2011 «Россия и Балтийский мир в Средние века и Новое время».

ГоП:е8

говоры проходили в другом месте: «.. .которое замирение Запольскаго яму называется, хотя о нем были съезды и переговоры в месте пребывания папского посла, в селении имянуемом Киверова горка, в ближнем расстоянии от Запольского яму»2. В дальнейшем название «Ям-Запольское перемирие» стало историографическим клише, перешло в учебники. Правильное название — «мир, заключенный в Киверевой горке» — употреблялось отечественными историками редко3.

Данный договор изначально получил негативную оценку историков, что не совсем справедливо. Историки имперского времени упрекали Ивана Грозного в том, что он не удержал захваченные территории Ливонии и Великого княжества Литовского. М. М. Щербатов писал:

.сим замирением не токмо Россия потеряла множество взятых в Лифляндии и в Литве городов, но и показала совершенную слабость свою в рассуждении Польши и Литвы, что, может статься, и подало сей державе смелость толикия разорения России учинить4.

Н. М. Карамзин утверждал, что мир заключили только благодаря тому, что Иван IV «обезоружил Батория великими пожертвованиями»5:

Так закончилась война трехлетняя, не столь кровопролитная, сколь несчастная для России, менее славная для Батория, чем постыдная для Иоанна, который в любопытных ее происшествиях показал всю слабость души своей, униженной тиранством, который с неутомимым усердием домогался Ливонии, чтобы славно предупредить великое дело Петра, иметь море и гавани для купеческих и государственных сношений России с Европою. вдруг все отдал, и славу и пользу, изнуренным остаткам разноплеменного сонмища Баториева! В первый раз мы заключили мир столь безвыгодный, едва ли не бесчестный с Литвою, и если удержались еще в своих древних пределах, не отдали и более, то честь принадлежит Пскову.6

То есть царь Иван в глазах Н. М. Карамзина виноват в том, что не смог стать Петром I. Эмоциональные эпитеты «безвыгодный» и тем более «бесчестный» производили на современников большое впечатление. Главным было обвинение в «непобеде», в том, что отдали завоевания в Ливонии и упустили шанс на 150 лет раньше стать великой Российской империей и балтийской державой. Считалось, что поражение в Ливонской войне было военной и политической катастрофой, отбросившей страну назад. По определению А. Янова, поражение вызвало «политический коллапс» России. Если в 1550-е гг. она выступала потенциальным европейским лидером во всех сферах — от политики до культуры, то после 1583 г. она превратилась в третьеразрядную страну7.

Между тем, если отвлечься от общих итогов Ливонской войны, точнее, ее завершающего этапа — Московской войны 1578-1583 гг., а оценивать итоги переговоров 1581-1582 гг. исходя из политического контекста того времени, то действия московских послов никак нельзя назвать неудачными и тем более — «безвыгодными» и «бесчестными». На это обратил внимание еще В. Новодворский, который писал, что русские

2 Щербатов М. М. История Российская. СПб., 1789. Т. 5. Ч. 3. С. 119.

3 Зарубежные историки в своих работах часто употребляют эту формулировку, см., например: Zakrzewski W. Stefan Batory: Przegl^d Historyi ego panowania i program dalszych nad ni^ badan. Krakow, 1887. S. 98

4 Щербатов М. М. История Российская. Т. 5. Ч. 3. С. 119

5 Карамзин Н. М. История государства Российского. СПб., 1821. Т. IX. С. 412.

6 Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. IX. С. 349-350.

7 YanovA. The origins of Autocracy: Ivan the Terrible in Russian History. Berkley, 1981. P. 15-16.

дипломаты выжали из ситуации максимум возможного, умело воспользовались посредничеством Поссевино:

Баторий и Замойский, главные виновники и вожди войны, довольны были исходом ее, потому что цель, ради которой она предпринималась, была достигнута, довольны были и потому, что их противники в Польше. должны были замолкнуть ввиду блестящего успеха, увенчавшего военные планы короля и его канцлера. Рад был миру и Иоанн, ибо ему удалось отстоять те условия, которые он «по конечной неволе» готов был принять. Рады были и Иоанновы послы, ибо исполнили в точности государев наказ и таким образом избежали царского гнева. Наконец, чувство удовлетворения испытывал также и посредник, папский посол, Поссевин: и ему удалось. осуществить ту цель, которую он себе наметил. Враждующие стороны подчинились авторитету католической церкви. следовательно, достигнут важный успех в деле торжества католической веры на земле, деле, служить которому был призван Поссевин вместе со своим орденом8.

В самом деле, почти вся Псковская земля в это время была захвачена неприятелем, и вражеские разъезды уже действовали на Новгородских рубежах — под Порховым. Кавалерийский рейд польской кавалерии едва не достиг Старицы, и только случай помешал захвату в плен самого Ивана Грозного9.

В этих условиях Стефан Баторий мог требовать гораздо большего, чем ухода русских из Ливонии — например, просто не возвращать оккупированные псковские земли. Однако, согласно достигнутым договоренностям, Речь Посполитая вернула почти все, что захватила (за исключением спорного по своей административной принадлежности города Велижа в русско-литовском пограничье). Таким образом, российская территория исключительно дипломатическими методами оказалась очищена от вторгнувшегося врага. Если смотреть с точки зрения дипломатии, перед нами — несомненный успех русских посольских служб, которые сделали то, что не смогла сделать армия — освободили Псковщину. Б. Н. Флоря также писал, что заключение Ям-Запольского сепаратного перемирия с Речью Посполитой было тактически оправданным, так как освобождало силы для борьбы с главным соперником в борьбе за побережье Финского залива — Швецией10.

Следовательно, данное событие надо относить к позитивным результатам деятельности русского внешнеполитического ведомства, а место заключения договора с Речью Посполитой должно расцениваться как мемориальное. Между тем, наши знания о последнем крайне запутаны и мифологизированы.

8 Новодворский В. Борьба за Ливонию между Московией и речью Посполитой (1570-1582): Историко-критическое исследование. СПб., 1904. С. 298-299.

9 Подробнее см.: Кос L. Szlakiem Batorego: (^О'па Моэйе'й'зка 1577-1582). %11по, 1926.

10 Флоря Б. Н. Россия, Речь Посполитая и конец Ливонской войны // Советское славяноведение. 1972. №. 2. С. 25-30.

Антонио Поссевино под Псковом. С картины польского художника Яна Матейки, 1872 г.

Fontes

Место переговоров: что мы о нем знаем

Как выбиралось место переговоров 1581 г.?

Ранее русские, литовские, польские дипломаты встречались в столицах. После 1-й порубежной войны 1487-1494 гг.11 и 2-й порубежной войны 1500-1503 гг.12 договоры заключались в Москве и Вильно. Перемирие в IV порубежной (Смоленской) войне 1512-1522 гг.13 обсуждалось и заключалось в Москве и Кракове. Но все эти войны Великое княжество Литовское проиграло. Зато при обсуждении условий перемирия по итогам Стародубской войны (1534-1537) литовская сторона заявила, что присылать в Москву послов невозможно: русский государь маленький, ему всего 6 лет, и может ли сидящий на престоле более 30 лет король Сигизмунд I Старый первым прислать к нему посольство? Ю. Н. Радзивилл предложил встречу на границе, на порубежном съезде14. Ему было отказано. Пусть, как всегда, литовские послы едут в Москву. Правда, при обсуждении бояре упомянули, что «много о том бывало речей, от паны и от цесаря, чтобы послом быть на съезде», то есть такая практика обсуждалась и ранее. Но она блокировалась русской стороной, видевшей в этом умаление роли и статуса России.

Практика пограничных съездов была хорошо известна Новгороду и Пскову по конфликтам с Ливонским орденом. Но съезды носили несколько иной характер: на них

Городище Велье, псковский пригород, взято войсками Стефана Батория в 1581 г. при наступлении на Псков

11 Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-литовским. Т. I (с 1487 по 1533 год) / Изд. под ред. Г. Ф. Карпова // Сборник РИО. СПб., 1882. Т. 35. С. 108, 111-144.

12 Сб. РИО. Т. 35. С. 364-439.

13 С. РИО. Т. 35. С. 607-672.

14 Грамота Ю. Н. Радзивилла к боярину И. Ф. Овчине-Телепневу-Оболенскому, 3 апреля 1536 г. // Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским. Т. II (с 1533 по 1560 год) / Изд. под ред. Г. Ф. Карпова // Сборник РИО. СПб., 1887. Т. 59. С. 32-34.

вырабатывались условия соглашения и решались спорные вопросы15, а сами договоры утверждались в Пскове, Новгороде, Риге и Дерпте с посольствами магистра, архиепископа и дерптского епископа. Стороны нередко не являлись на съезд.

Съезд означал равенство для участников переговоров. Никто из них не ехал на поклон к другому, следовательно, не просил мира. Если исходить из этого принципа, то в 1581 г. съезд был выгоднее России. Баторий стоял под Псковом, большая часть Псковщины оккупирована, литовская кавалерия ходит в глубокие рейды по русской территории. Все это указывало, что русские войну проигрывают. Но почему на съезд, явно умаляющий ее победу, согласилась Речь Посполитая? Во-первых, взятие Пскова было не очевидно. До сих пор его защитники отразили все штурмы. А вдруг королевские войска так и не смогут взять эту твердыню? Началась зима, что очень осложняло ситуацию для осаждавших. Во-вторых, на короля оказывал некоторое давление папский легат Антонио Поссевино. Он видел свою миссию в скорейшем замирении сторон, чтобы Россия и Речь Посполитая быстрее договорились между собой и отправили свои армии воевать с турками. Для этой великой цели можно было и пойти навстречу Москве и пренебречь польскими амбициями.

Где мог состояться такой съезд? Стефан Баторий хотел, чтобы послы сошлись недалеко от Пскова, на территориях, оккупированных Речью Посполитой или как можно ближе к ним16. Иван Грозный, в свою очередь, считал недопустимым повторение ситуации 1580 г., когда посольство О. М. Пушкина оказалось под Великими Луками и вело переговоры во время их осады. В наказе московским послам было однозначно прописано: если польский король «от Пскова отойдет, а пойдет в свою землю и позовет послов к себе», послы не должны соглашаться на встречу, если король позовет во Псков — «не ходить», более того, даже на съезде на территорию противника не ходить, а вести переговоры в съезжей избе17.

Значит, выбиралась территория, не занятая противником, но в то же время и не однозначно «польская» или российская — некий фронтир, рубеж... Поскольку границы маркировались по городам, а очертания «тянувшей к ним» сельской местности были несколько размыты, такой точкой на рубеже мог быть небольшой, незначительный населенный пункт, желательно — нейтральный, не «тянувший» ни к какому городскому центру, ни русскому, ни захваченному или разоренному войсками Батория, но знакомый и той, и другой стороне.

Польско-литовские войска к 1581 г. заняли почти всю Псковскую землю: Красный и Велье были разрушены самими русскими из-за невозможности их оборонять перед наступающим войском Стефана Батория18. По мнению М. Е. Васильева, «примерно такая же судьба постигла Воронич и Выбор»19, «.во псковских пригородех в Вороначе, в Веле, в Красном, сказали послы, наряду не было, что те городы засели литовские люди

15 Например, в 1459 г. новгородские и псковские посадники досматривали спорную территорию Озолицу и о. Желачку, и ждали приезда на съезд ливонских дипломатов, но они не явились (Казакова Н. А. Русско-ливонские и русско-ганзейские отношения: Конец XIV - начало XVI в. Л., 1975. С. 131-132). В 1473 г. были съезды псковских и ливонских послов на р. Нарове, на которых обсуждались условия договора 1474 г. (Там же. С. 147).

16 Новодворский В. Борьба за Ливонию. С. 274.

17 Успенский Ф. И. Наказ царя Ивана Васильевича Грозного князю Елецкому с товарищами. Одесса, 1885. С. 9.

18 Гейденштейн Р. Записки о Московской войне 1578-1583 гг. СПб., 1889. С. 184—185.

19 Васильев М. Е. Из истории земли Псковской (исследования, поиски, находки). Пушкинские горы; Москва, 2003. (Михайловская Пушкиниана. Вып. 28). С. 58.

Fontes

Валы на месте крепости Великие Луки, взятой войсками Стефана Батория в 1580 г.

пустые»20. Врев, Владимирец, Вышегород к тому времени запустели, утратили военное значение, фактически превратились в села с остатками укреплений на городищах21. Они подверглись нападениям литовских отрядов, оказались захвачены и разорены. Судьба Опочки неизвестна. В источниках нет сведений о ее взятии. В то же время она стояла на пути Батория через Воронич и Остров — и тот, и другой оказались в руках баториевцев.

Городище Красный (Красный городок), псковский пригород, взят войсками Стефана Батория в 1581 г. при наступлении на Псков.

20 Успенский Ф. И. Переговоры о мире между Москвой и Польшей в 1581-1582 гг. Одесса, 1887. С. 85.

21 Артемьев А. Р. Города Псковской земли ХІІІ-ХУ вв. Владивосток, 1998. С. 56, 64-65

М. Е. Васильев предполагает, что русский гарнизон просто заперся в Опочке и отсиделся за крепостными стенами до окончания войны и ухода армии Речи Посполитой22. Стоящее на южных рубежах Псковской земли Заволочье было взято еще в 1580 г. Та же участь досталась и Великим Лукам.

Таким образом, к началу переговоров к осени 1581 г. реальным рубежом между территорией, занятой врагом, и землями, обороняемыми русскими войсками, была Великолукская дорога, проходившая от Новгорода Великого до Великих Лук. Она шла по прилегающим к Псковскому пограничью землям Шелонской пятины Новгородской земли. Из городов в этом районе находился Порхов, новгородский пригород. Ранее он прикрывал новгородскую границу на западном, псковском направлении. После 1478 и 1510 гг. эта граница перестала быть внешней. Она приобрела чисто административный характер, и порховский рубеж утратил военное значение. Городская каменная крепость постепенно ветшала. Порхов в октябре 1581 г. подвергся нападению отряда литовцев и польских жолнеров23. Город устоял, готовился к новой осаде. К проведению в нем посольского съезда он был не готов. К тому же была пусть и маленькая и пришедшая в упадок, но все же русская крепость. И поляки бы не согласились приехать в нее на поклон.

Польский гонец прибыл в Новгород 2 ноября 1581 г. и был поставлен на постой в Юрьевом монастыре24. Он привез грамоту о согласии Речи Посполитой начать переговоры. 13 ноября в Опоки с ответной миссией прибыл русский гонец Захарий Болтин, был встречен польскими солдатами. Он привез опасные грамоты для больших послов Речи Посполитой. Его отправили во Псков в королевский лагерь, где 15 ноября его принял Стефан, а 17-го гонец был отпущен назад с опасной грамотой для русских послов25.

Место для проведения переговоров выбирали, ориентируясь на наезженные «большие» дороги. По государеву наказу русским послам во главе с князем Дмитрием Петровичем Елецким, прибывшим в Великий Новгород, было сообщено, что для съезда с польскими дипломатами рекомендуется остановиться «промеж Порхова и За-волочья на Заполском Яму по Лут-цкой дороге»26. Послы должны были

ИДТИ ПО дороге Порхов Заволочье Георгиевский собор Новгородского Юрьева мона-

до Запольского Яма (втречается также стыря, в котором в 1581 г. стояли на постое послы от написание — Запольного Яма), или Антония Поссевино с предложением о переговорах

22 Васильев М. Е. Из истории земли Псковской. С. 68.

23 [Пиотровский С.] Дневник последнего похода Стефана Батория на Россию (Осада Пскова). Псков, 1882. С. 148, 158.

24 Успенский Ф. И. Переговоры о мире между Москвой и Польшей. С. 32.

25 Успенский Ф. И. Переговоры о мире между Москвой и Польшей. С. 44-45.

26 Успенский Ф. И. Наказ царя Ивана Васильевича Грозного. С. 7.

Fontes

до другого места, «которое пригоже»27. Резервным местом встречи предполагались Опоки (до середины XV в. там находился ям, перенесен чуть ближе в сторону Новгорода в д. Сухлово — Сухловский ям) или Дубровенский Ям на Большой Псковской дороге28. Запольный ям находился между осажденным Псковом, Великими Луками (занятыми польскими войсками) и Порховом («московским» городом). Опоки и Дубровенский ям расположены за Порховым в сторону Новгорода.

На Запольский Ям изначально ориентировались и польские послы. Выбранное место располагалось на юго-западной оконечности Шелонской пятины Новгородской

Городище Выбор, псковский пригород, взят войсками Стефана Батория в 1581 г. при наступлении на Псков

Городище Врев, псковский пригород, взят войсками Стефана Батория в 1581 г. при наступлении на Псков

27 Успенский Ф. И. Переговоры о мире между Москвой и Польшей. С. 38.

28 Успенский Ф. И. Наказ царя Ивана Васильевича Грозного. С. 9.

Городище Воронич, псковский пригород, взят войсками Стефана Батория в 1581 г. при наступлении на Псков. Сохранилась карта продвижения войск Батория по Псковщине

с указанием Воронича

земли. Для русской стороны, видимо, являлось принципиальным, чтобы переговоры проходили в селе, административно относящемся к Новгородчине, а не оккупированной Псковщине. Запольский Ям относился к Пажеревицкому погосту. Это пограничье Псковских и Новгородских земель, далеко от городских центров и крепостей. Перед нами порубежье без четких границ, обозначенных на местности. Здесь и поляки, и литовцы, и русские могли считать, что съезд проводится на выгодной для них территории. При этом, забираясь в глухие новгородские деревушки, и польские дипломаты имели возможность быстрой связи с королевским лагерем под Псковом, и русские послы — с вышестоящими инстанциями через Великий Новгород.

Путем Антония Поссевино

Каким был маршрут польских и русских дипломатов?

28 ноября из псковского лагеря выехал казацкий ротмистр Железо. Он вез опасную грамоту для русских послов. Королевский секретарь С. Пиотровский датировал выезд Поссевино из-под Пскова 27 ноября29, сам Поссевино указывает другую дату — 1 декабря30. 1 декабря сын боярский Федор Бегичев приехал в Новгород с грамотами от Пос-севино, в которых предлагалось определить место встречи дипломатических миссий. Легат предлагал сойтись с московскими послами в деревне Бышковичи (или Бешковичи, Пашеломок)31 «между Порховым и Опоками», а потом вместе ехать в Запольский Ям.

29 [Пиотровский С.] Дневник последнего похода. С. 241;

30 Антонио Поссевино Яну Замойскому, 5 декабря 1581 г. // Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. («Московия», «Ливония» и др.). М., 1983. С. 107.

31 Деревни Пашеломок и Бешковичи значатся в Михайловском погосте под Порховым по Писцовой книге 1584 г. и 1626-1627 гг. (Неволин К. А. О пятинах и погостах Новгородских в XVI в. СПб., 1853. Приложение IV. С. 114-115). Они располагались в месте впадения р. Демянки в р. Шелонь, совр. дер. Демянка Демянской вол. Порховского района. Здесь находился мужской Рождественский монастырь, разоренный в Ливонскую войну (Кадастр. Достопримечательные природные и историко-культурные объекты Псковской области. Псков, 1997. С. 299).

Fontes

Это село располагалось в 10 верстах32 к северу от Порхова. Возражений не последовало, и русские послы выехали в Бышковичи навстречу Поссевино 2 декабря 33.

4 декабря Поссевино прибыл под Порхов и расположился в Карачюницком Богородицком монастыре34. 5 декабря сюда приехали поляки под началом Миколая Зебжидовского. Он отправил конные разъезды к Опокам35 и по направлению к Со-лечу (Сольцам. — А. Ф.). С русскими послами польский отряд не встретился, они разминулись.

5 декабря Поссевино выехал в оговоренное место встречи — Бышковичи. Он проезжал мимо Порхова. Не обошлось без инцидента. 30 всадников пана Казановского из отряда Зебжидовского атаковали русский отряд, 80 всадников и 200 пехотинцев. Они обратили их в бегство и на плечах бежавших пытались взять крепостные ворота. Как раз в этот момент Поссевино проезжал мимо и оказался на линии огня. Он пытался взывать к своему дипломатическому статусу, но на защитников города это не произвело впечатления, и они открыли огонь по посольству36. Сам Поссевино описывает эту историю несколько иначе:

р. Шелонь в месте впадения в нее р. Демянки, место расположения бывшей дер. Бышковичи.

32 До Уложения 1649 г. в версте считалось 1000 саженей (Уложением установлена межевая верста в 1000 саженей, 2160 м). А вот каких именно саженей — сказать сложно. Были сажени городовая — 284,8 см, великая — 244,0 см, греческая — 230,4 см, казённая — 217,6 см, царская — 197,4 см, церковная — 186,4 см, народная (маховая) — 176,0 см, кладочная — 159,7 см, простая — 150,8 см, малая — 142,4, косая (косовая) — 248 см и др. То есть верста колеблется примерно от 1500 до 2500 м. Очевидно, что все измерения в верстах (как и в милях) здесь весьма приблизительные.

33 Успенский Ф. И. Переговоры о мире между Москвой и Польшей... С. 48-49.

34 В 1992 г. археологами была раскопана церковь Успения в Карачуницах, датированная XIV в. Современная дер. Карачуницы Красноармейской волости Порховского района (Кадастр. С. 303).

35 Опоки было знакомым местом встречи для поляков — в конце сентября 1581 г. отряд из 300 человек во главе с Пронским, Гневошем и ротмистром Мацеем Белявским встречал здесь Поссевино, ехавшего из Новгорода ([Пиотровский С.] Дневник последнего похода. С. 140).

36 [Пиотровский С.] Дневник последнего похода. С. 249.

он ни слова не говорит нападении поляков на гарнизон Порхова, упоминает только, что город был осажден, и пишет, что «.когда мы проезжали мимо Порхова, жители встретили нас сильным обстрелом железных ядер с башен»37.

7 декабря легат встретился с русскими дипломатами в Бышковичах, где прошли первые переговоры38. 8 декабря объединенные миссии выехали в направлении на За-польский Ям. Они ночевали в дер. Халмово в 6 русских верстах за Порховым39. Здесь дипломаты получили неожиданное известие: искомый пункт, Запольский Ям, сожжен. По польской информации, «Ям настолько основательно сожжен казаками, что нигде нельзя найти даже кола, чтобы привязать лошадь, и во всей округе нет ничего, что могло бы быть в декабре месяце кровом для нас, наших людей и лошадей»40.

Возникла проблема, куда ехать дальше. Польская делегация называла село Пажереви-цы, центр одноименного погоста, в 15 верстах «не доезжая Запольского Яму». Другим вариантом был некий монастырь «во владениях Стефана», «и к нему прикреплены клятвой здешние крестьяне» (возможно, имеется в виду монастырь под Вороничем). Против Пажеревиц русские принципиально не возражали, но предложили свой вариант, восточнее Великолукской дороги: погост Болчино41.

Все указанные места были большими населенными пунктами. И Болчино, и Па-жеревицы были ближайшими административными центрами по отношению к месту нахождения Поссевино и московской делегации в Тишенках. Согласно переписным книгам там сохранились и жилые дома, и население42. В переписке же между дипломатами регулярно звучали слова о том, что они не хотят и не должны стоять под открытым небом, а Болчино «место удобное и в соседстве с ним немало деревень»43. При этом соблюдался и главный принцип — не заехать во владения Стефана.

37 Антонио Поссевино — Стефану, королю Польскому. 11 декабря 1581 г. // Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. ... С. 109.

38 Антонио Поссевино — великому князю Московскому Ивану Васильевичу. 7 декабря 1581 г. // Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. ... С. 108-109.

39 Успенский Ф. И. Переговоры о мире между Москвой и Польшей. С. 51.

40 Антонио Поссевино — послам короля Польского. 11 декабря 1581 г. // Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. ... С. 112

41 Болчино было центром одноименного погоста, т. е. административным центром (Неволин К. А. О пятинах и погостах Новгородских. Приложение IV. С. 107). «Погост Болчинский был, судя по описанию 1576 г., большим торговым селением; кроме 39 крестьянских и бобыльских дворов, здесь было 10 онбаров да под-ызбою лавка (V. 601). В 1576 г., в храме св. Дмитрия назван придел во имя св. Пераскевы Пятницы» (Андрияшев А. Материалы по исторической географии Новгородской земли. С. 345.)

42 Из писцовых книг 1584 г.: «Л. 147-148 об. Погост Пажеревицкой. На погосте храм Егорья Великомученика, церковь деревянная. Церковного причету дворов: дв. Поп Валфромей Фролов, дв. дияк Прокофей Ортемьев, дв. диак Поспело Посников, дв. пономарь Петруша Макаров, дв. проскурница Дарьица Фомина. Церковные земли Егорья Великомученика пашни в поле добрые земли полтретьи обжи, а в дву по тому же, сена две копны; пашут тое землю церковные причетники вместо певшие руги место. Да на погосте ж на Пожеревичах на церковные земли 15 дворов» <.> И всего церковного причту 5 дворов, да на церковной земли бобылских 26 дворов; пашни полтретьи обжи, сена две копны. Да на погосте ж на Пожеревичах на церковной земли 17 анбаров, а прежде сего с тех анбаров оброк давали к церкви к Великомученику Егорью, а ныне с тех анбаров оброк дают в Государеву казну, с анбару по восми денег» (Неволин К. А. О пятинах и погостах Новгородских.. .С. 108-109). Пажеревицы были весьма значительным торговым селением. В 1539 г. на церковной земле погоста было 20 крестьянских непашенных дворов; «да на том же погосте, на церковной земле, стоят 22 онбара, а торгуют в них, приезжие из города (вероятно из Порхова так как в Высоком городке о жителях торговцах писц. Книги не упоминают), рядовичи» (VI. 368)» (Андрияшев А. Материалы по исторической географии Новгородской земли. С. 316).

43 Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. . С. 107.

Fontes

Крепость Порхов. Малая Башня. 1387 г.

На 10-11 декабря обе миссии (600 человек) задержались в дер. Тишенка, 3 немецких мили44 от Порхова. Пос-севино вел интенсивную переписку с литовской делегацией, которая шла другим маршрутом, и, видимо, теперь и должна была найти и предложить новое место переговоров. Литовцы предложили деревню Кивереву горку (Кивереву гору), «а та, государь, деревня, не доехав Заполского Яму верст с 15»45.

12 декабря Поссевино и московская миссия выехали из Тишенок по направлению к Пажеревицам и Заполь-скому Яму, по Великолуцкой дороге46. Встреча московской, польской и литовской делегации в Киверовой горке состоялась 13 декабря, это и есть дата начала посольского съезда: а приехали «к Онтонью на съезд в деревню в Киверову гору декабря в 13 день»47.

44 Немецкая обычная миля - 4000 шагов = 32 стадия, стадий = 185 м., то есть миля = 5920 м. Немецкая большая миля - 5000 шагов, на 8 стадий больше = 7400 м. (Apian, Peter. Libro de la cosmographia : el qual trata la descripcion del mundo y sus partes por muy claro y lindo artificio. Anveres, 1548).

45 Успенский Ф. И. Переговоры о мире между Москвой и Польшей. С. 51.

46 Антонио Поссевино — Стефану, королю Польскому. 11 декабря 1581 г. // Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. ... С. 111.

47 Успенский Ф. И. Переговоры о мире между Москвой и Польшей. С. 51-52; Антонио Поссевино — Яну За-мойскому. Ночь с 14 на 15 декабря 1581 г. // Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. . С. 120.

Никольский захаб, 1387 г.

В протоколах Ям-Запольского перемирия говорится:

После того, как Антонио Поссевино переговорил с польским королем Стефаном и великим князем московским об отправлении в какое-нибудь место послов для переговоров о мире, был выбран Ям Запольский, находящийся от Великих Лук на расстоянии 20 германских миль и на таком же расстоянии от Пскова. Но так как это селение оказалось сожженным казаками, солдатами польского короля было выбрано другое место для съезда послов в двух германских милях отсюда, ближе к Порхову, между Пожеревицами и Ямом Запольским. Оно носит название Киверова Горка. Последнее слово обозначает небольшой холм, первое происходит от имени некоего знатного семейства49.

Польские документы в польских протоколах о мире помечены как данные в Киве-ровой горке, русские — как в Яме Запольском50. В отчете Д. Елецкого говорится, что мир был заключен в Киверовой горе, 15 января 1582 г.51 После заключения перемирия Поссевино уехал к Ивану IV через Порхов затем — 8 дней ехал до Новгорода52.

Поссевино оставил описание быта в Киверовой горке:

Московские послы, прибыв в Киверову горку (небольшое селение под Ямом Запольским) вместе со свитой в 300 человек, открыли лавки и в промежутках между делами заключения мира, возложенными на них, исправно занимались продажей и обменом с полякам и через своих людей. Из Новгорода, находящегося на расстоянии около 200 миль, вскоре они стали получать продовольствие и приготовленную пищу (хорошо сохранявшуюся на морозе), так что вообще не делали никаких расходов.. В самом разгаре зимы мы помещались в палатках, раскинутых в глубочайших снегах. Постоянно горевший огонь кое-как изгонял оттуда страш-

48 Антонио Поссевино — Стефану, королю Польскому. 12 декабря 1581 г. // Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. ... С. 116.

49 Протоколы Ям-Запольского перемирия // Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. ... С. 150.

50 Протоколы Ям-Запольского перемирия // Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. ... С. 181, 188.

51 Успенский Ф. И. Переговоры о мире между Москвой и Польшей. С. 81.

52 Московское посольство // Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. ... С. 202.

Fontes

ный холод, а часть наших людей помещалась в каких-то деревянных хижинах, полных сажи и дыма. К тому же окрестные поля были опустошены королевскими войсками, поэтому едва ли можно было что-либо купить, кроме хлеба. Гнилая вода или снег, едва растаявший на огне, составляли питье для лошадей и шли на приготовление горячей пищи53.

Н. М. Карамзин, вдохновленный Поссевино, дал весьма красочную интерпретацию его словам и нарисовал колоритную картину повседневной жизни переговорщиков:

В сих местах, разоренных, выжженных неприятелем, среди пустынь и снегов, вдруг явилось великолепие и пышность: чиновники Иоанновы и их люди блистали нарядами, золотом одежд своих и проборов конских; купцы навезли туда богатых товаров и раскладывали их в шатрах, согреваемых пылающими кострами. Но все жили в дымных избах, питались худым хлебом, пили снежную воду: одни послы наши имели мясо, доставляемое им из Новгорода, и могли ежедневно угощать иезуита Антония54.

Где располагались Ям Запольский и Киверева Горка с точки зрения историографии?

В документах встречается описание, что из себя представлял типовой ямской стан образца 1578 г.:

А на дворе б естя велели поставить избу да клеть да конюшню и огородить бы естя велели.

А ямщиков бы естя выбрали в Куконосе тамошних охочих людей дватцать человек, а велели б естя им держать на яму по три мерина добрых с саньми и с хомуты, и з дугами, и с седлы.

А как их приберете, и вы б по них поимали в нашу казну поруки крепкие с записьми в том, что им на яму в Куконосе с подводами стоять день и ночь безотступно и наших посланников и гонцов отпущать безо всякие задержки. А пашню б естя им дали в Куконоском уезде ис порожних земель, где будет пригоже, по три десятины в поле человеку, в дву потому же, а лугов и всякого угодья посмотря по пашне55.

Размеры ямов варьировались. Ямы делились на несколько категорий: большие, второстепенные (не более 20 охотников), окольные (10 охотников на яме), поперечные (2-5 охотников)56. Большие ямы располагались на расстоянии 30-40 верст или 7-10 немецких миль57.

На изучаемой территории (в границах совр. Псковской области) ямы в XVI в. организовывались с интервалом 25-30 км. По Большой Псковской дороге находились: Сухловский ям (вблизи от Опок), Дубровенский, Загорский, Псковский (в 1620-е гг. объединены с Загорским ямом); по Великолуцкой дороге — (на юг от Опок или от Ду-бровенского яма) Порховский ям, Кожемяцкий ям (перед Пажеревицами), Запольный (Запольский) ям и так далее.

Территория, где могут быть локализованы Запольский Ям (=Заполин Ям, Ям Запольный) и деревня Киверова горка, входила в состав трех уездов Шелонской пятины: Высокогорского (с центром в Высоком, совр. с. Красные горки Дедовичского района

53 Поссевино А. Московия // Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. . С. 56-57.

54 Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. IX. С. 343.

55 Грамота Ивана Грозного в Куконойс воеводам князьям А. П. Xованскому, И. С. Туренину, С. И. Коркодинову и Т. И. Загряжскому, 29 января 1578 г. // Памятники истории Восточной Европы. Источники XV-XVII вв. М.; Варшава, 1998. Т. III: Документы Ливонской войны (Подлинное делопроизводство приказов и воевод 1571-1580 гг.). С. 90. № 20.II.

56 Ямская гоньба в Московском государстве до конца XVII века. Ярославль, 1900. С. 146-148.

57 Ямская гоньба в Московском государстве до конца XVII века. С. 56-57.

Псковской области), в который входил Пажеревичский погост58, Вышегород-ского (сюда относились Болчинский,

Облучский и Вышегородский погосты) и уезд Кошкина городка (Же-дрицкий и Ясенский погосты)59.

В историографии Запольский Ям связывается с современной деревней Ям Сорокинской волости60 Дедо-вичского района Псковской области, в верховьях безымянного левого притока р. Цвенки. В писцовой книге 1539 г. в данном районе значатся два Заполья: починок Заполье рядом с починком Курово (который с высокой степенью вероятности локализуется у Куровой горы) и деревня Заполье в верховьях р. Цвенки, с которой в историографии и отождествляется искомый пункт61. Тут, правда, есть некоторая проблема. Избранный для переговоров Запольский Ям однозначно локализуется на Великолуцком тракте. В XVШ-XX вв. дорога, повторяющая очертания этого тракта, шла примерно на 5-6 км восточнее современного расположения и того, и другого Заполья. И современная деревня Ям стоит примерно в 7-8 км западнее от главной дороги, связывающей Порхов с Великими Луками.

Здесь могут быть разные объяснения. Либо в XVI в. Запольский Ям находился в другом месте, возле Великолукского тракта, в районе современной деревни Сорокино, а потом был перенесен (тем более что в 1581 г., как мы видим из источников, он был дотла уничтожен, и мог возродиться на новом месте).

Либо же местоположение Запольского Яма надо привязывать к рекам как средневековым ориентирам и удобным зимним дорогам. И тогда его локализация в междуречье Судомы, Кобылицы и Цвенки (перечислены реки с севера на юг) как раз объяснима: он стоял на водоразделе, где дорога, если она шла по руслам рек, сворачивала бы от Великолукского тракта на запад. Гонцы от Порхова спускались по Шелони и затем по ее притоку Судоме, до нижнего течения, где в районе Яма Запольского переходили через р. Кобылицу и Цвенку и далее через реки Полисть и Локню попадали на Ловать, по которой шли до Великих Лук.

58 Кроме Пажеревичского, в состав Высокогорского уезда входили Рождественский, Дегожский, Никольский (Высоцкий), Бельский погосты.

59 Андрияшев А. М. Материалы по исторической географии Новгородской земли... С. XXVIII.

60 Совр. дер. Сорокино на р. Кобылице, значится в писцовых книгах 1539 г. (Андрияшев А. М. Материалы по исторической географии Новгородской земли. С. 320)

61 Андрияшев А. М. Материалы по исторической географии Новгородской земли... С. 322.

Церковь Михаила Архангела (1885) на месте бывшего Вышгородского погоста.

Fontes

В писцовой книге Шелонской пятины письма Григория Бундова и подъячего Ждана Алабухина 7093 г. (1583/84)62 значится «пустошь, что была деревня Запольский Ям», которой владел приказчик Семен Пустошкин. Вокруг Яма было 11 пустошей63. Упоминаемые рядом соседние деревни — Ручьи, Глазово, Климово, Чюдино сельцо — расположены между верхним течением р. Цвенки и верхним течением р. Кобылицы.

Локализация Запольского Яма как пункта на Великолукском тракте именно здесь верна только в том случае, если тракт проходил по руслам рек. Он мог следовать по ним как ориентирам и удобным зимним дорогам (по льду). Однако уверенно говорить, что дорога шла именно таким маршрутом нельзя. Вдоль тракта с древнейших времен стояли деревни, а при наложении их на карту на участке пути от Порхова до Запольского Яма мы наблюдаем густую сеть населенных пунктов вдоль линии, по которой эта дорога проходила в ХЕХ-ХХ вв. Нет оснований отрицать, что Великолукцский тракт мог проходить на месте этой дороги издревле. Тогда он хоть и шел вдоль Шелони и Судомы, но на некотором расстоянии от них. Запольский Ям на месте современной деревни Ям оказывается несколько в стороне.

Деревня Ям-Заполье. Современный вид

Так или иначе, Запольский Ям локализуется на территории треугольника, ограниченного верхним течением Судомы, Кобылицы и Цвенки. Верна ли традиционная версия его расположения (совр. деревня Ям Сорокинской волости Дедовичского района Псковской области), или его можно связать с починком Заполье поблизости от починка Курова (по писцовой книге 1539 г.), что указывает на Курову гору как точку его локализации, или же он находился (до своего разорения в 1581 г.) ближе к Великолукскому

62 Писцовая книга хранится в РГАДА. Ф. 1209 (Поместный Приказ). Оп. 1. Д. 967. — Помимо этого, есть списки: РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 8553 (список ок.1624-26 гг. за скрепой дьяка Федора Никитича Апраксина); РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. № 819 (список XVIII века за скрепами секретаря Николая Ключарева и канцеляриста Якова Малютина).

63 Неволин К. А. О пятинах и погостах Новгородских. Приложение IV. С. 110; РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 967. Л.193.

тракту в районе дер. Сорокино — сегодня мы не можем точно ответить на этот вопрос. Если ориентироваться на сведения писцовой книги 1584 г., то наиболее вероятна традиционная историографическая точка зрения о расположении Яма Запольского 1581 г. на месте современного села Ям Сорокинской волости.

Какие сведения у нас есть относительно Киверовой горы? В источниках и историографии встречаются следующие названия этого населенного пункта: Киверова Горка, Киверова гора, Кшегоиа Ногка, Юуегоуа Ногка, Кшегоуа Gora, Юуегоуа, Югеуо Goro, СЫиегоуа Ногка, Киверова горка, Кирина гора.

Источники сообщают следующее. Она находится в 2 милях от Яма Запольского64, «.из деревни Киверова горка возле Пожеревиц и Яма Запольского»65, «Из твоей [Ивана Грозного] деревни Киверова Горка, близ Яма Запольского»66, «выбрали Ки-верову гору, маленькое селение близ Яма Запольского»67. Литовские послы хотели стать в Пажеревицах, не доезжая 15 верст до Запольского Яма68, позже литовцы приехали на съезд с Поссевино в деревню Киверову гору, не доезжая 15 верст до Яма Запольского. Отметим, что на Генеральной карте Псковской губернии 1820 года отмечен погост Кивирева (Kiwirewa), помещен на границе Псковского, Островского и Порховского уездов69.

С деревней Киверова горка XVI века в современной историографии отождествляется деревня Киверёво70, которая существовала до середины XX столетия. Этот населенный пункт зафиксирован в писцовых книгах 1539 и 1584 гг. Он находится западнее дер. Жедрицы и Жедрицкого озера, в Жедрицком погосте уезда Кошкиного городка71 (совр. Порховский район, южнее дер. Линево, у оз. Ленивец72). В 1584 г. деревня была пуста, как и многие другие пункты Жедрицкого погоста, разоренные литовцами в 1581 г. Это Киверево официально прекратило существование в 1973 г.73 В источниках XVI в. оно дважды фиксируется именно как Киверево, но не как Киверова гора.

64 Антонио Поссевино — Стефану, королю Польскому, 12 декабря 1581 г. // Посевино А. Исторические сочинения о России. С. 116.

65 Антонио Поссевино — Яну Замойскому, «на исходе ночи между 14 и 15 декабря» 1581 г. // Посевино А. Исторические сочинения о России.. С. 120.

66 Антонио Поссевино — великому князю Московскому Ивану Васильевичу, 18 декабря 1581 г. // Посевино А. Исторические сочинения о России. С. 122.

67 Посевино А. Исторические сочинения о России XVII в. М., 1983. Московское посольство. С. 201.

68 Успенский. Переговоры о мире. С. 52.

69 Генеральная карта Псковской губернии, с показанием разного рода губернских, уездных, местных дорог, 1820 г. На карте приводится очень общая схема населенных пунктов — крупных городов и погостов. Среди них отмечены погосты Владимирец (г. Владимирец), Городовик, Уза (г. Вышегород), Сорокина, Борисова, Дубровна (Дубровенский ям) и др.

70 Лебедев Е. Порхов и его окрестности: Исторический очерк // Порхов и его уезд: Сборник дореволюционных публикаций. Псков, 2005. С. 54. — В современном перечне местнозначимых памятных мест д. Киверево Горушкинской волости Дедовичского района обозначено как Киверова гора и памятное место переговоров 1581 г. (Кадастр... С. 318).

71 Андрияшев А. М. Материалы по исторической географии Новгородской земли. С. 365; РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 967. Л. 220 об. — Пустошь Киверево также значится в писцовой книге Псковских пригородов в Вороначском уезде в Юрьевской губе (Сборник Московского архива Министерства юстиции. Т. 5: Псков и его пригороды. Кн. 1 / Предисл. Д. В. Цветаева; Введение В. В. Нечаева. М., 1913. С. 448). Это другой пункт.

72 Списки населенных мест Российской империи. СПб., 1885. Т. 34: Псковская губерния. С. 337. № 10586.

73 Административно-территориальное деление Псковской области (1917-2000 гг.): Справочник: В 2 кн. Кн. 2: Указатели / Арх. упр. Пск. обл.; Гос. арх. Пск. обл.; Сост. Т. Е. Герасименок и др. 2-е изд., перераб. и доп. Псков, 2002. С. 354.

Fontes

Городище Савкина Горка, в XVI в. — пригород Воронича, возможно, на ней располагался монастырь. Разорена войсками Стефана Батория в 1581 г.

Современная деревянная часовня и каменный крест XVI в. на Савкиной горке.

Неподалеку есть и второе Киверево (называемое местными жителями Ки'врово), у оз. Навережье74, фиксируемое в XIX в.75 Эта деревня существует до сих пор в Паже-ревицкой волости Дедовичского района Псковской области.

Оба Киверево, и старое, и современное, находятся довольно далеко на северо-запад, более 30 км в сторону от Великолуцкой дороги, от Пажеревиц и Яма Запольского (и от соединяющей их прямой линии). Нельзя утверждать, что они стоят между Пажереви-цами и Ямом, как сказано в источниках.

Учитывая, что источники свидетельствуют о том, что польские войска стояли под Порховым, что литовские разъезды доходили до Жедрицкого погоста, Вышгородского,

74 Списки населенных мест Российской империи. С. 268. № 8365.

75 В Навережской губе в XVI в. село Киверево не значится (Сборник Московского архива Министерства юстиции. Т. 5. С. 358-359).

Пажеревицкого и Высоцкого (вглубь московской территории, вправо от Великолуцкого тракта) погостов, их земли были опустошены и разорены, невозможно предположить, что московские послы согласились на съезд на вражеской территории. И в наказе московским послам, и в письмах Поссевино не раз отмечалось: «послы не могут вступить во владения вашего [короля польского] величества». Поэтому оба Киверева, стоявшие на территории, контролируемой польскими войсками, навряд ли могут быть отождествлены с искомой Киверовой горкой.

Где же тогда искать этот пункт? По первоначальному плану послы, многочисленное посольство во главе с Поссевино и Елецким должно было двигаться по Большой псковской дороге, и если поляки соглашались на встречу в Яме Запольном, от Порхо-ва — по Великолукской дороге. Интересно отметить, что Антонио Поссевино на своем пути ориентировался не на дорожные ямы, а на погосты — его остановки фиксируются именно на церковных погостах (погост Карачюницы, погост Бешковичи, но не деревни Демянка или Пашеломок, погост Тишенки, Пажеревичский погост, но не Кожемякин-ский ям, находящийся перед Пажеревицами в сторону Порхова).

Известно, что литовские послы не планировали двигаться дальше Запольского Яма, а Поссевино и московские послы держали путь от Тишенок в сторону Яма Запольского. Однако на участке этого тракта между Пажеревицами и районом локализации Яма Запольского деревни или географического объекта с названием Киверова гора ни в одном источнике не найдено.

Наибольшие надежды как на исторический источник возлагались на писцовую книгу 1584 г., хронологически почти аутентичную описываемым событиям. По источнику видно, что писцы ехали как раз по Великолукскому тракту, описывая села, располагавшиеся справа и слева от него, лишь иногда делая глубокие рейды в сторону. Как представляется, этот маршрут должен был совпадать с маршрутом Поссевино. Но деревня Киверова гора писцами не была упомянута.

Этот аргумент не является решающим — описание могло быть неполным, к тому же текст книги сильно испорчен. На некоторых листах утрачено до 30 % информации. Данные писцовой книги не могут полностью опровергнуть вероятность существования в этом районе деревни Киверовой горы, но и не подтверждают его. Топоним «Горка» в этих местах довольно многочисленен. Возможно, какая-то их них получила название еще и «Киверова», что не отразилось на страницах писцовых книг. Отметим, что карта генерального межевания Порховского уезда, содержит данные о двух деревнях «Горушка» и деревне «Красная горка», находящихся недалеко от Запольного яма и соединенных с ямом проезжими дорогами.

Результаты полевой экспедиции

В августе 2011 г. группой студентов и аспирантов76 исторического факультета СПбГУ было проведено полевое исследование местности бывшего Жедрицкого, Вышегород-ского и Пажеревицкого погостов с целью изучения местности, в которой, возможно, находилась деревня Киверова гора, и стояли лагеря дипломатических миссий.

76 Руководители экспедиции — ученые СПбГУ: д-р ист. наук А. И. Филюшкин, канд. ист. наук С. С. Смирнова; участники экспедиции — аспиранты: Д. В. Боднарчук, Е. В. Голод, А. В. Каргальцев, З. А. Лурье; студенты:

А. В. Игнатьева, В. В. Муненко, А. А. Шохин.

Fontes

В первый день экспедиции были исследованы две наиболее очевидные версии местонахождения Киверовой горки: район исчезнувшей деревни Киверево и современная деревня Киверёво.

«Примечателен сам рельеф местности. Дорога Новоржев—Порхов (современная трасса Р-57, ее часть Пажеревицы—Порхов составляла часть Великолуцкого тракта)

Карта маршрута посольства Антония Поссевино в 1581 г.

идет по возвышенности, это естественное возвышение. Вокруг поля; резкие обрывы по сторонам дороги, горы (чувствительные при подъеме и спуске), низины. Деревни Паже-ревицы, Подгорье стоят на высоких местах. Особенно резкие перепады между горами и низинами будут на пути в Жедрицы, и Навережье. Дорога извилистая, на некоторых участках опасные повороты. Впечатляет, насколько неровная местность — наличие множества высоких гор и водоемов (реки и озера). Очень живописные места.

<.. .> Из Пажеревиц свернули на Жедрицы. Дорога грунтовая, сложная. Удивительные пейзажи открываются по пути — горы, горы на островах. На обратном пути на горе увидели высокую церковь — бывший монастырь с. Вышегорода (раньше укрепленный пункт, средневековый городок — укрепленный пункт по Псково-Новгородской границе)» 77.

Остатки старой деревни Киверево обнаружить не удалось, ее поглотил лес. Согласно опросу местных жителей, деревня исчезла давно. Они ее называют «Киврево». За локализацию искомой Киверовой горы в старом Киверево говорит только сам топоним, довольно редко встречающийся, хотя и воспроизведенный здесь неточно (Киверёво, Кив рово (в произношении местных жителей), но не Киверова гора или горка). Местные жители отрицают, что эта деревня когда-то называлась словом «Горка», а ландшафт также свидетельствует об отсутствии «горок».

Существующая сегодня деревня Киверево Пажеревицкой волости Дедовичского района — полузапустевший населенный пункт с затрудненным доступом, отсутствием проходимой дороги, расположенная в холмистой местности. Местные жители также отрицают, что эта деревня когда-то называлась словом «Горка».

Против локализации лагеря Поссевино в старом или новом Киверево говорит, кроме уже сказанного, еще ряд обстоятельств. Во всех источниках Киверова гора (горка)

Участники экспедиции в дер. Киверево в районе оз. Навережье. Слева направо: А. В. Игнатьева, А. В. Каргальцев, А. И. Филюшкин, А. А. Шохин, В. В. Муненко.

77 Из отчета об экспедиции С. С. Смирновой 11.08.2011. Архив экспедиции (хранится на кафедре истории славянских и балканских стран СПбГУ).

Fontes

описывается как небольшая деревушка рядом с Запольским Ямом и привязывается к нему. Между тем, трудно понять, почему главный ориентир привязки деревни Киверево будет небольшой Запольский Ям, отстоящий на 30-40 км. Между ними были другие села и иные населенные и географические пункты, которые могли бы выступить более вероятными ориентирами. Киверево логичнее было бы привязывать к Жедрицкому погосту, или, в крайнем случае, к Вышгороду, стоящему между ним и Пажеревицами. Дорога из Тишенок, откуда поехал бы на Киверову горку Поссевино, идет как раз мимо Вышгорода, через Пажеревицы, и там же шла в древности (что обусловлено рельефом местности — она идет между озерами, других вариантов пути нет). Между тем, ни один источник не упоминает ни Жедриц, ни Вышгорода.

Жедрицкий погост был разорен литовцами дотла, и потом был перенесен на другое место. Получается, что тогда бы в 1581 г. сожженный Ям меняли бы на не менее пустые окрестности Жедриц.

Условия местности, конечно, за 400 лет могли измениться. Но все равно остается неясным, зачем ради небольшой деревеньки, которых в округе были десятки, надо было лезть через многочисленные холмы, болота и леса 30-40 км? Киверево, судя по писцовой книге 1584 г., не отличалось ни размерами, ни благоустройством. Оно не являлось каким-либо административным центром или ландшафтным ориентиром. Дипломаты могли легко найти гораздо более близкие и удобные аналогичные пункты.

Поссевино пишет о гнилой воде, и что лошадей поили водой, вытопленной из снега. В районе старого Киверева есть несколько больших озер (Киселевское, Каменное, Гу-синское), в том числе само оз. Жедрицы, на берегах которого стоял центр одноименного погоста. Неподалеку от нового Киверева находится большое оз. Навережское и озеро у дер. Капустино. То есть поить коней талой водой было необходимо только в том случае, если из принципа не водить их на водопой к ближайшим озерам.

В этих селах не сохранилось никакой исторической памяти о событиях XVI в. В силу этого локализация Киверовой Горки в Киверево не выглядит однозначно доказанной. Напротив, к этой версии больше вопросов, чем убедительных ответов.

Урочище Кировка и Кирова горка

Искать Киверову гору (горку), на наш взгляд, следует на линии Пажеревицы — За-польский Ям. Все источники единодушны в двух ориентирах: искомый лагерь стоял между Пажеревицами и Ямом, и ориентиром, к которому он был привязан, являлся Запольский Ям. Таким образом, под «между» понимался весь район южнее Пажеревиц и севернее Запольского Яма.

В планах Генерального межевания Порховского уезда Псковской губернии 17901792 гг. между деревнями Овсянниково (западнее) и Артюшкино (восточнее) под № 1531 обозначена деревня Кирова Гора. Она фиксируется в источниках еще в конце XIX в.78 В церковном отношении ее приписывали к приходу Дмитриевы горки79. В конце ХІХ-ХХ вв. она превращается в Кировку. Сегодня этой деревни нет. Память о ней

78 Списки населенных мест Российской империи. СПб., 1885. Т. 34: Псковская губерния. С. 334. № 10473.

79 Дмитровы горки ликвидированы и сняты с административного учета в 1972 г. (Административнотерриториальное деление Псковской области (1917-2000 гг.). С. 310). На их месте в Шелонской пятине фиксируется деревня Горка (в излучине р. Судомы). Это район современной деревни Зуйково Сорокинской волости Дедовичского района.

осталась только в названии урочища Кировка, которое лежит в лесу примерно в 1,5-2 км западнее от деревни Артюшкино. Последняя тоже фактически погибла, от нее остались только полуразрушенные строения. Артюшкино (которое в данном случае выступает ориентиром) расположено на северо-запад от деревни Телятниково (тоже зафиксированной на картах Генерального межевания), в одном километре западнее трассы Р-57 (Порхов — Великие Луки), на участке пути между Пажеревицами и Сорокино. Участники экспедиции сумели добраться только до развалин деревни Артюшкино. Построек Кировой горы (Кировки) в лесу обнаружить не удалось. Информанты сообщили, что «там в гору церковь была, развалины фундаментов сохранились»80.

Развалины дер. Артюшкино недалеко от урочища Кировка.

Географически Кирова гора могла бы считаться местом между Запольским Ямом и Пажеревицами, и с точки зрения здравого смысла современного исследователя подходит гораздо больше, чем Киверево Жедрицкого погоста. Она соответствует двум главным ориентирам. Там нет крупных водоемов, что подтверждает слова Поссевино о талом снеге и гнилой воде. Места равнинные, с небольшими холмами, то есть в данной местности можно было разместить посольский лагерь с несколькими сотнями человек и лошадей. Единственное, что говорит против этой версии — ни в одном источнике Кирова гора не фиксируется как Киверова гора. С другой стороны, местными жителями сейчас Киверево называется Киврово, и на протяжении периода с XVI по XVIII век -в- могла выпасть.

Тем не менее, против этой версии есть несколько возражений, главными из которых является отсутствие данного пункта в писцовой книге 1584 г., а также неполное совпадение названия.

80 Жители крайнего дома деревни Телятниково.

Fontes

Курова гора

Западнее урочища Кировка за р. Судомой примерно в 8-10 км находится любопытная местность — три горы: Судом а (239 м над уровнем моря), Шилова гора и Курова гора81. На последней находится одноименная деревня. Среди местных жителей живет память о приходах литовцев (с ними связывают легендарные местные могильники).

Так как все предыдущие поиски не дали очевидного результата, было принято решение исследовать окрестности Куровой горы. На подъезде к дер. Карпово произошла встреча с группой местных жительниц, которые в ходе разговора упомянули поляков и армию Батория82, в частности, они указали, что на въезде в дер. Лихачёво располагалось старое польское (или версия — литовское) кладбище с характерными крестами, уничтоженное, очевидно, в 1950-е гг., а «на Куровой горе есть могильник и что там кости и латы находили». На месте старого кладбища в д. Лихачево сегодня находится частная гражданская застройка. Кроме того, аналогичное кладбище будто бы расположено на склоне Шиловой горы, и еще одно на Куровой горе83. Узнать что-то более подробно не удалось, местные жители встретили экспедицию очень недоверчиво.

О самой Куровой горе следует сказать отдельно. Во-первых, с двух сторон к ней подходят реки Судома и Кобылица, которые еще в начале XX в. были достаточно полноводными, то есть являлись естественными дорогами в зимнее время. Кобылица близко подходит к Яму. Двигаясь по ней на север, путник упирался бы как раз в Курову гору. Таким образом, двигаясь от сожженного Яма на север, литовские солдаты не могли выбрать лучшего места для лагеря, чем Курову гору. У подножия соседней Шиловой горы раньше существовало поселение, которое местными называется «городище». Оно отмечено на военных картах 1937 г. В разговоре местные жительницы упомянули, что

81 Местная жительница — Евгения Юрьевна из дер. Лихачево рассказала следующее предание: «В давние времена жили два брата и одна сестра. Пришло вражеское полчище. Сестру убили, брат кинул топор. На этом месте получилось озеро. И выросло три горы: два брата и сестра: Судома, Шилова и Курова горы».

82 Из записи беседы участника экспедиции З. А. Лурье с местными жителями: «С. Б. Соколова: Вот в Куровой горе я слышала, то ли литовцы, то ли поляки, да Ливонская война была, войска Стефана Батория».

83 «С. Б. Соколова: Вот в Куровой горе я слышала, то ли литовцы, то ли поляки.

Зинаида Лурье: А кто рассказывал, не помните?

Ольга Ивановна Дубровская: Да Ливонская война была, войска Стефана Батория.

Владимир Муненко: Да-да!

О. Д.: Вот эти кресты и наставлены в тот период, это 13 век или.?

B. М.: 16-й!

C. С.: В Куровой горе тоже были они. Там вот эти кресты стояли очень долго. Вот недавно стали застраивать деревню и .

Алексей Каргальцев: А хоть один крест сохранился?

О. Д.: Там дом стоит. Я думаю, что ни одного теперь. А, может быть, с дороги и не видно. Там раньше эти кресты стояли, такие массивные каменные кресты. И был крест еще вот туда: дорога идет на Каменку, за этим домом (который дом с этой стороны), там тоже крест был.

З. Л.: И никто ничего не знает, да?

О. Д.: Вот эти дачники они не знают. Может быть, они забрали для того, чтобы фундамент построить. Такие массивные были кресты. Долгое время не было заселения, а потом стали дачники приезжать. Стали какие-то дома строить, и какие-то построили прямо вот фактически на этом месте. Вот здесь были кресты, могильник, а за ним поставили зинкин дом. Зина там Твенская и Клава жили. А вот недавно дома и построили. А недавно там деревья росли, их видимо и спилили, когда строили. Это недавно туда дорога шла. Раньше-то мы жили, перед Лихачево деревня Дуброва была. Так я это хорошо знаю. А когда я недавно проехала мимо, то меня возмутило то, что могильники все убрали и еще дом построили. На могильнике поселиться, будто больше земли нет» (Записано З. Лурье, 12.08.2011 г. Записи хранятся в архиве экспедиции).

между Куровой Горой и Шиловой горой через озеро раньше был брод (т. е. озеро было мелким или даже болотистого типа, откуда могли черпать «гнилую» воду»). Судома зимой замерзает. Сельчане также сообщили, что на протяжении XX в. из Куровой горы были прямые дороги на Сорокино, Вышегород и др.

Несмотря на несовпадение названия, заметим, что переход -ки- в -ку- лингвистически вероятен (ср. Кириллов — Курилов). Правда, главным аргументом против отождествления Куровой горы и Киверовой горки является упоминание в писцовой книге 1539 г. починка Курово и в писцовой книге 1584 г. деревни Кюрово84. Они указаны в обозначенном районе, то есть, по всей видимости, могут быть отождествлены с современной Куровой горой. Но превращение Киверово в Курово, выпадение -ве- могло произойти только со временем. Поскольку эти пункты практически одновременно упоминаются в документах XVI в., то возникает сомнение, могут ли быть Киверова горка и Курова гора тождественны друг другу.

Вид от дер. Сысоево в направлении Куровой горы

С другой стороны, известно, что лагеря дипломатов московских и польских располагались на значительном расстоянии друг от друга85. Возникает предположение, не могла ли Курова гора быть местом стана делегации Речи Посполитой?

84 Неволин К. А. О пятинах и погостах Новгородских. Приложение IV. С. 108; РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 967. Л. 180.

85 Литовские послы «по многие дни с послы съезжались, а были мы на съездех двадцать да четырже, а ездили всегды по четыре мили, кабы де нас робят водят послы к себе...» (Успенский Ф. И. Переговоры о мире между Москвой и Польшей. С. 79); «Господин Пиотровский прибыл к нам позавчера с письмами от вашей милости, написанными 19 числа сего месяца. Немного спустя королевские послы отвели его в ту деревню, которую они выбрали себе для жилья.» (Антонио Поссевино — Яну Замойскому, 24 декабря 1581 г. // Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. . С. 127); «Выбрали Киверову Гору, маленькое селение близ Яма Запольского, и туда в установленное время собрались послы <.> В этой дерене Поссевино остался с московскими послами, поляки же находились на расстоянии 10 миль от нее. И московские, и польские послы собирались в избе у Поссе-вино, где и вели переговоры о мире» (Московское посольство // Поссевино А. Исторические сочинения о России XVI в. . С. 201).

Fontes

Выводы и результаты

— в результате экспедиции была подвергнута серьезному сомнению версия об отождествлении Киверовой горки, в которой располагался лагерь Поссевино — Елецкого, с дер. Киверевой Жедрицкого погоста (как принято считать в историографии);

— предложена новая локализация места данного лагеря — урочище Кировка (бывшая деревня Кирова гора) между деревнями Овсянниково и Артюшкино, западнее дороги Пажеревицы — Сорокино;

— в качестве дополнительной, менее вероятной гипотезы предлагается размещение этого лагеря в районе Куровой горы и одноименной деревни;

— необходимо проведение археологического исследования последних двух районов.

Данные о статье:

Работа выполнена по темплану НИР СПбГУ, Мероприятие 2 «Проведение фундаментальных научных исследований по областям знаний, обеспечивающим подготовку кадров в СПбГУ», проект 5.38.62.2011 «Россия и Балтийский мир в Средние века и Новое время».

Авторы: Лурье Зинаида Андреевна, аспирант Санкт-Петербургского государственного университета zinaidalourie@gmail.com

Смирнова Светлана Сергеевна, кандидат исторических наук, сотрудник отдела информационного обеспечения научных исследований по направлению история, психология и философия Управления научных исследований Санкт-Петербургского государственного университета svetlana_s_smirnova@ hotmail.com

Филюшкин Александр Ильич, доктор исторических наук, заведующий кафедрой истории славянских и балканских стран Санкт-Петербургского государственного университета ilich_fil@mail.ru

Заголовок: К вопросу о месте проведения переговоров о перемирии России и Речи Посполитой в 1581-1582 гг.

Резюме: В статье изложены результаты полевой экспедиции в августе 2011 г. в Псковской области. Целью экспедиции был поиск места проведения переговоров в декабре 1581 - январе 1582 гг. между польско-литовской делегацией во главе с папским легатом Антонио Поссевино и русскими дипломатами во главе с князем Дмитрием Елецким. В результате анализа записок А. Поссевино, посольских документов и результатов полевых исследований, опроса местных жителей методами «устной истории» авторы подвергли ревизии существующую в историографии точку зрения о локализации деревни Киверова гора, в которой и проходили переговоры, и предложили несколько новых гипотез.

Ключевые слова: Ливонская война, Иван Грозный, Псков, Антонио Поссевино, Ям-Запольское перемирие

Литература, использованная в статье:

Андрияшев, Александр Михайлович. Материалы по исторической географии Новгородской земли. Шелонская пятина по писцовым книгам 1498-1576 гг. I. Списки селений. Москва: Общество истории и древностей Российских при Московском университете, 1914. 250 с.

Артемьев, Александр Рудольфович. Города Псковской земли XIII-XV вв. Владивосток: Дальневосточное отделение РАН, 1998. 420 с.

Васильев, Михаил Ефимович. Из истории земли Псковской (исследования, поиски, находки). Пушкинские горы; Москва: ООО «ПрофИнтер», издательство «Кириллица», 2003. (Михайловская Пушкиниана. Вып. 28). 208 с.

Казакова, Наталья Александровна. Русско-ливонские и русско-ганзейские отношения. Конец XIV -начало XVI в. Ленинград: «Наука», 1975. 359 с.

Карамзин, Николай Михайлович. История государства Российского. Санкт-Петербург: типография Н. Греча, 1821. Т. IX. 472 с.

Неволин, Константин Алексеевич. О пятинах и погостах Новгородских в XVI в. Санкт-Петербург: Типография Академии Наук, 1853. 236+415 с.

Новодворский, Витольд Владиславович. Борьба за Ливонию между Московией и речью Посполитой (1570-1582). Историко-критическое исследование. Санкт-Петербург: Типография И. Н. Скороходова, 1904. 304 c.

Щербатов, Михаил Михайлович. История Российская. Санкт-Петербург: при Санкт-Петербургской Академии наук, 1789. Т. 5. Ч. 3. 224 с.

Koc, Leon. Szlakiem Batorego: (Wojna Moskiewska 1577-1582). Wilno: nakl. i dr. L. Chominski, 1926. 51 s.

Yanov, Alexander. The origins of Autocracy. Ivan the Terrible in Russian History. Berkley: University of California Press, 1981. 339 p.

Zakrzewski, Wincenty. Stefan Batory: Przegl^d Historyi ego panowania i program dalszych nad ni% badan. Krakow: G. Gebethner, 1887. 160 s.

Information about the article:

The authors acknowledge Saint-Petersburg State University for a research grant № 5.38.62.2011.

Authors: Lurie, Zinaida Andreevna, post-graduate student of St.-Petersburg state University zinaidalourie@gmail.com

Smirnova, Svetlana Sergeevna, Ph. D. in History, editor of the Historical Faculty of St.-Petersburg state University svetlana_s_smirnova@hotmail.com

Filjushkin, Alexander Ilich, Doctor of Historical Science, Head of the Department of Slavic and Balkan Studies of St.-Petersburg state University ilich_fil@mail.ru

Title: About the place of the site of negotiations between Russia and Rzech Pospolita in 1581-1582.

Abstract: The article summarizes results of field expedition in Pscov district (august, 2011). Its aim was to find the place of negotiations between the Polish-Lithuanian delegation, headed by Papal legate Antonio Possevino, and the group of Russian diplomats, headed by prince Dmitry Eletsky, in December 1581 - January 1582. Having analyzed Passivino’s travel writings, ambassadorial documents as well as field expedition’s results and oral history inquiries of the local public, the authors reconsidered the historiographic standpoint on location of the village “Kiverova gorka” (the mountain Kiverova), where the negotiations had been held, and suggested several new ideas.

Key words: Livonian War, Ivan the Terrible, Pskov, Antonia Possevino, Yam-Zapolsky truce

References:

Andriyashev, Aleksandr Mihailovich. Materialy po istoricheskoi geografii Novgorodskoi zemli. Shelonskaya pyatina po piscovym knigam 1498-1576 gg. I. Spiski selenii. Moskva: Obshestvo istorii i drevnostei Rossiiskih pri Moskovskom universitete, 1914. 250 s.

Artem’ev, AleksandrRudol’fovich. Goroda Pskovskoi zemli XIII-XV vv. Vladivostok: Dal’nevostochnoe otdelenie RAN, 1998. 420 s.

Vasil’ev, Mihail Efimovich. Iz istorii zemli Pskovskoi (issledovaniya, poiski, nahodki). Pushkinskie gory; Moskva: OOO «ProfInter», izdatel’stvo «Kirillica», 2003. (Mihailovskaya Pushkiniana. Vyp. 28). 208 s.

Kazakova, Natal’ya Aleksandrovna. Russko-livonskie i russko-ganzeiskie otnosheniya. Konec XIV -nachalo XVI v. Leningrad: «Nauka», 1975. 359 s.

Fontes

Karamzin, Nikolai Mihailovich. Istoriya gosudarstva Rossiiskogo. Sankt-Peterburg: Tipografiya N. Grecha, 1821. T. IX. 472 s.

Nevolin, Konstantin Alekseevich. O pyatinah i pogostah Novgorodskih v XVI v. Sankt-Peterburg: Tipografiya Akademii Nauk, 1853. 236+415 s.

Novodvorskii, Vitol’d Vladislavovich. Bor’ba za Livoniyu mezhdu Moskoviei i rech’yu Pospolitoi (15701582). Istoriko-kriticheskoe issledovanie. Sankt-Peterburg: Tipografiya I. N. Skorohodova, 1904. 304 s.

Sherbatov, Mihail Mihailovich. Istoriya Rossiiskaya. Sankt-Peterburg: Pri Sankt-Peterburgskoi Akademii nauk, 1789. T. 5. Ch. 3. 224 s.

Koc, Leon. Szlakiem Batorego: (Wojna Moskiewska 1577-1582). Wilno: nak. i dr. L. Chominski, 1926. 51 s.

Yanov, Alexander. The origins of Autocracy. Ivan the Terrible in Russian History. Berkley: University of California Press, 1981. 339 p.

Zakrzewski, Wincenty. Stefan Batory: Przegliad Historyi ego panowania i program dalszych nad niia badan. Krakow: G. Gebethner, 1887. 160 s.