Научная статья на тему 'Холмская крепость xvi века'

Холмская крепость xvi века Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

258
110
Поделиться

Текст научной работы на тему «Холмская крепость xvi века»

История и культура края XVI-XVIII вв.

В. В. Котов

Холмская крепость XVI века

МЕСТА бывших древнеславянских укрепленных поселений и более поздних городков-крепостей, имевшие земляные, дерево-земляные и иные

укрепления, принято называть городищами.1

Все городища XI - XII вв. были различны по размерам и формам, но одинаковы по устройству. При этом решающее значение имел выбор во звышенного места, защищенного естественными преградами рельефа местности. Таким местом мог быть холм на берегу озера или реки, клин (мыс) при слиянии двух рек, реки и ручьи с высокими берегами, а также остров на озере или реке. При необходимости холм подсыпал ся, а его склоны отесывались для придания большей крутизны. Неза щищенная сторона городища укреплялась земляным валом, а позднее тыном из вертикально поставленных и заостренных дубовых бревен с наклоном наружу. Таковыми были Курское городище на Ловати, Малое Торопецкое на берегу оз. Со-ломено, Березовское на Селигере, в Буицах на берегу Лучанского озера и др.

Вполне возможно, что и на Татилов-ском холме также было древнеславянское городище времен функционирования великого

Котов Вячеслав Викторович - кандидат пед. наук, почетный доцент Псковского госпедуниверситета им. С. М. Кирова

водного торгового пути «из варяг в греки». Однако Новгородская летопись о нем не упоминает, поэтому можно лишь предполагать, что здесь до пост ройки в XVI в. городка-крепости могло быть более древнее городище. Но окончательный ответ на этот вопрос могут дать только раскопки. А пока мы можем определенно утверждать, что

Татиловский холм на левом берегу Ловати является местом более поздней крепости XVI в., возможно построенной на месте старого городища.

Татиловский холм - это высокий мыс (клин) между Ловатью и впадавшим в неё ныне засыпанным безымянным ручьём. Если смотреть на него со стороны вала, то он напоминает форму близкую к равнобед ренному треугольнику с закругленными углами. (См. рис. 1).

Высшая точка холма находится в его западном углу на левом бере гу Ловати - отметка 72,35 м над уровнем океана. Холм имеет уклон к юго-восточной стороне, при этом перепад высоты составляет от пя ти до шести метров. Края холма приподняты, поэтому его поверхность приобретает чашеобразную форму. Общая площадь холма - 1,25 га.

Длина холма по его периметру равняется 468,5 м, в т.ч. длина северной стороны -125,8 м, восточной - 153,6 м, южной - 32,6 м и западной по берегу реки - 156,6 м.

Татиловское городище и посад с Воскресенской церковью. Вид с запада. Фото начала XX в.

Прибрежная сторона холма совпадает с обрывистым берегом Ловати, высота которого в верхней (северной) части достигает 29,4 м, а в нижней (южной) - 24,2 м. Высота восточного по берегу бывшего ручья и южного краев холма - в пределах 10-11 метров. Как утверж дают специалисты, южная сторона холма - это древний берег Ловати. Однако под влиянием встречных водных потоков при впадении Куньи в Ловать и в результате аккумуляции (накопления) наносного материала, и прежде всего песка в период половодья, Ловать постепенно от ступала к югу. Таким образом образовалась терраса, на которой поз же разместился посад.

Возведение Холмской крепости История Холмского городища давно привлекала внимание холмичей, но достоверных сведений о нем не было. Так, Н. В. Затейщиков-Второй писал, что, по преданию, некто князь Василий в начале XV в. устро ил здесь городище.2 По другому преданию, крепость в Холме была построена в XIV в. Однако «Переписная оброчная книга Деревской пя тины» (около 1495 г. ) не подтверждает эти

сведения. При описании Xолмьского погоста крепость в этой книге не упоминается, да, как увидим даль ше, и не могла упоминаться.

После покорения Великого Новгорода (1478), присоединения к Моск ве Твери (1485) и Пскова (1510) защита северо-западных границ стала прерогативой Московского государства.

В начале XVI в. Русское государство начало продолжительную и тяжелую борьбу с Великим княжеством Литовским (с 1569 г. Речью Посполитой - объединенным польско-литовским государством) за воз вращение западных русских земель. И в 1503 г. Торопец, в 1514 г. Смоленск, в 1535 г. Себеж были отвоеваны и вошли в состав Русского государства. Однако У святы, Невель, Витебск, Полоцк и др. города все еще оставались под властью короля Польского и вел. князя Литов ского. В то же время Литва, а затем и Речь Посполита не оставляли попыток вернуть под свое начало утраченные русские земли.

В этих условиях Москва вынуждена была принять меры по укрепле нию своих западных рубежей: строить новые и реконстру-

Рис. 1. План Татиловского холма-городища.

Геодезическая съемка А. И. Судакова. Обмер холмского архитектора Д. А. Бульбаха. Октябрь 2007 г. Масштаб 1:1000. Уменьшено.

ировать старые крепости. Необходимо было создать единую общерусскую линию внешней обороны, и она была создана.

После смерти Василия III (1533 г.) в годы малолетства будущего царя Ивана IV Грозного правительница России Елена Г линская продол жила политику мужа. В начале ее правления было построено несколько новых крепостей, в том числе и Холмская.

Дата постройки новых городков-крепостей была установлена в исследовании акад. Б. А. Рыбакова «Русские карты Московии. XV - начало XVI вв.» (М. 1974). «В 1535 - 1536 гг., - писал академик, - прави тельство Ел. Глинской усиленно строит города; из девяти небольших городов, построенных в эти годы, семь есть на карте («Большом чер теже» царевича Федора. - В.К.): Почеп, Заволочье,

Велиж, Стародуб, Холм на Ловати,

Балахна, Пронск».4 Таким образом, основанием указанной датировки была карта, оригинал которой мог быть составлен как в 1536 г. , так и несколько ранее. В последнем случае, продолжа ет Б. А. Рыбаков, чертеж лишь пополнили серией новопостро-енных город ков. В каком именно была поставлена Холмская крепость, еще предстоит установить. Несколько раньше на рубеже «от Литвы» был построен г. Белый (ныне райцентр Тверской обл.), укреплены и реконструирова ны старые крепости в Луках Великих, Торопце, Опочке и др.

Новые крепости, как правило, ставились на старых городищах, т.к. их естественные преграды рельефа усиливали создаваемые руками чело века искусственные укрепления: рвы, валы, стены и башни. Если исходить из того, что и Холмская крепость XVI в. также была постав лена на старом городище, то в таком случае ров тольк о углублялся и укреплялись валы, а заново возводились лишь стены и башни. Извест но, что однотипная Себежская крепость 1535 г. была возведена, по одним данным, в течение месяца и одиннадцати дней, по другим - за три недели на средства особого

налога с новгородских и псковских земель.5 Надо полагать, что и Холмская крепость была построена на такие же народные деньги.

Общие принципы устройства деревоземляных крепостей ХУ! века

Все новые дерево-земляные городки-крепости ХУ! в. строились по типовому проекту, поэтому по материалам исследования В . В. Косточкина «Русское оборонное зодчество конца ХШ - начала Х^ вв.» (М. 1962) изложим кратко их общие принципы.

В последней четверти Х^ в. на вооружении европейских армий по явилась огнестрельная артиллерия - пушки. И уже в начале

XV в. на Руси камнеметные машины (пороки) уступили место артиллерии, а в се редине века каменные ядра заменили чугунными.6

Огнестрельная артиллерия произвела переворот и в строительстве фортификаци-

онных сооружений. Прежде всего потребовалось изменить конструкцию и увеличить толщину крепостных стен. В Х^ в. стали возводить уже двойные стены, пространство меж которыми заполнялось землей и камнями, а внешняя сторона обкладывалась дерном для предупреждения ее от возгорания при обстреле. Толщина такой стены до стигала одного аршина (71,1 см) и более.7 Пушечные ядра в такой стене застревали.

Прясла рубленых стен состояли из двух столбов с вертикальными пазами, в которые и закладывались горизонтально положенные бревна. Верх стены венчала кровля. Стена имела высоту от четырех до семи метров с расчетом, чтобы не были видны крыши построек внутри крепости.

По заключению В. В. Косточкина, начиная с в. стала повсемест но применяться

замкнутая линия оборонительных укреплений, когда стена возводилась по всему периметру крепости. При этом в соответ ствии с принципом регулярной планировки крепость в плане приобретала определенную геометрическую форму и прямолинейность стен.

Вместе с тем в Х^ в. еще строились и нерегулярные укрепления.8

До огнестрельной артиллерии боевую основу крепости составляли ее стены, а единичные башни выполняли функцию наблюдательного пунк та. С появлением артиллерии башни (стрельницы) для ведения огня из пушек становятся главным узлом обороны крепости, ее опорным звеном. Обязательным становится требование их равномерного размещения по всему периметру стен: по углам крепости и рядом или над воротами для их защиты. При этом их выдвижение за внешнюю линию прямолинейных стен позволяло обороняющимся вести фланговый обстрел «мертвого» пространства вдоль стены. Кроме башен и в самой стене могли быть прорезаны подошвенные бойницы пушечного боя и ру-

9

жейного огня.

Составной частью оборонительных сооружений крепости был земля ной вал, насыпавшийся с приступной стороны. При этом его внешняя сторона делалась более крутой, чем внутренняя. Вал прикрывал внут реннюю часть крепости от прямого обстрела. Для пре-

дотвращения об валов и оплывания земляной насыпи валы укреплялись деревянными каркасами (срубами), которые затем засыпали землей и др. материалом. Часть таких срубов использовалась в качестве погребов.

Как минимум, в крепости было двое ворот: главные и малые. Они представляли все тот же деревянный сруб с мощными створами.

Несмотря на то, что крепости начала XVI в. строились по типово му проекту, каждая из них имела свои индивидуальные особенности.

Реконструкция Холмской крепости ХУ! в.

Поскольку мы пока не располагаем оригиналом чертежа Xолмской крепости, то на основе вышеизложенного, а также по описаниям одно типных крепостей и по сохранившимся остаткам крепостного вала и рва Татиловского городища попытаемся реконструировать устройство Xолмской крепости.

Дерево-земляная Xолмская крепость

XVI в. была крепостью «вто рого эшелона» на древнем сухопутном пути «из Руси в Русу» и далее в центр Новгородской земли. Она стояла на Татиловском холме и с приступной стороны была укреплена валом и рвом.

Площадь крепости мало отличалась от указанных выше размеров Татиловского холма, т.к. занимала всю его территорию, равную

1,25 га. Для сравнения укажем, что Опочецкая крепость имела площадь размером в 1,5 га, а Себежская вместе с посадом - 3,5 га.10

Стена Xолмской крепости, хотя и была привязана к естественной конфигурации холма, тем не менее она не повторяла его очертания полностью. Строители не могли не учитывать новые требования регу лярной планировки крепостных сооружений. Поэтому Xолмская крепость, по всей вероятности, получила форму, в плане близкую к усеченному конусу, основой которого был вал. Однако сам вал, судя по его ос таткам, а следовательно, и стена на нем имели дугообразную форму (см. рис. 2).

Крепостной вал проходил с запада на восток от левого берега Ловати до ныне засыпанного ручья, протекавшего вдоль восточной сто роны холма и впадавшего в Ловать.

По обмеру сохранившихся остатков, его длина равнялась 120 м. В настоящее время высота вала от уровня бывшего рва достигает 7 м, высота от уровня холма-городища - 3 м, а ширина основания - 22 метров.

Нам неизвестны изначальные параметры вала, но даже указанные размеры свидетельствуют о том, что это было достаточно внушитель ное сооружение, если учесть, что все работы производились вручную. Напомним, что первоначальная высота валов деревянной крепости 1493 г. «на Луках на Великих» достигала 10 саженей, т.е. более 20 м, а Себежской крепости, по донесению воеводы в 1654 г., -16 саженей, или 34 метров.11

Без всякого сомнения, вал в своей основе имел каркас из деревян ных срубов. Это подтверждается сведениями Н.В.Затейщикова-Второго о том, что «по настоящее время на городище дождем и тающим снегом вымываются деревянные срубы и бревна». По его же словам, еще в 60-е годы XIX столетия в Холме бытовала легенда о зарытых здесь «сокровищах» города, и татиловские кладоискатели

неоднократно пред принимали безуспешные попытки отыскать их.

Крепостной вал имеет хорошо видный разрыв (см. рис. 1) шириною около 6 м, что соответствует ширине стандартного деревянного сру ба. Это и есть место бывших главных въездных ворот, высота которых не превышала общую высоту вала. Можно думать, что на южной стороне крепости были еще и малые ворота для сообщения с посадом.

С внешней стороны вала был прорыт ров, соединявший Ловать с ручьем. Западная его часть, выходившая к Ловати, переходила в овраг.

Через ров к главным воротам был переброшен мост, который в случае опасности разбирался.

Холмская крепость по всему периметру была обнесена рубленой деревянной стеной. С северной стороны от Ловати до ручья она про ходила по вершине земляного вала, далее по кромке Татиловского холма и по левому берегу Ловати. Можно предполагать, что с приступной стороны крепость могла иметь двойные стены,

Татиловский овраг. Почтовая открытка. Издание П. И. Киримитчиева. Начало XX века

Исходя из тех же правил регулярной планировки Xолмская крепость должна была иметь, по меньшей мере, четыре башни: три по уг лам крепостной стены и еще одну над главными воротами. Сколько их было на самом деле - вопрос остается открытым. Известно, например, что Велижская крепость даже в XVIII в. имела только две надвратные башни.

Наличие угловых и надвратной башен Xолмской крепости на приступной стороне сомнений не вызывает. Что же касается южной и средних, то, возможно, здесь вместо башен были раскаты - рубленые сооруже ния (срубы) с помостом для установки пушек.

Все башни были четырехгранными и представляли собой двухъярус ный сруб, верх которого завершался шатровым покрытием с прапором. Надвратная башня или башня у главных ворот могла иметь вышку для наблюдения и вестовой колокол. Каждый ярус башни имел несколько амбразур (бойниц) для ведения огня.

В соответствии с общепринятыми требованиями башни Xолмской крепости были выдвинуты за внешнюю линию стены. Все они, естествен но, были выше крепостной стены.

Гарнизон однотипных крепостей первой половины XVI в. состоял из стрельцов, пушкарей, воротников (защитников ворот) и др. В не которых гарнизонах могли быть казаки, как особый род войска.

За отсутствием данных по Xолмской крепости, укажем состав и ко личество служилых людей других крепостей, по которым можно будет иметь представление и о гарнизоне Xолмской крепости. Так, извест но, что в Себежской крепости числилось 105, а в Опочке - 142 слу жилых человека, из них соответственно: стрельцов - 54 и 100, пуш карей

- 31 и 34, плотников и др. - 5 и 2, воротников

- 15 и 6. Кро ме того, в Себежской крепости было 137 казаков.13 Надо полагать, что гарнизон Xолмской крепости мало отличался от приведенных дан ных. При этом определенно можно сказать, что здесь не было казаков на постоянной основе.

Стрельцы, пушкари и воротники составляли основу гарнизона любой крепости. Стрелецкое войско было создано в XVI в. из

свободного сельского и городского населения. Их служба была пожизненной, а затем и наследственной. Кроме небольшого денежного вознаграждения, они получали земельные участки под дворы и огороды и вели свое хозяйство. По этой причине служилые и их семьи селились рядом с городком-крепостью. А поскольку они освобождались от податей, то их поселения получили название «слобод», т.е. селения, освобожденные («слободные») от налогов. Так возникали Стрелецкая, Пушкарская и др. слободы. В отличие от этого такие же пригородные поселения гражданского населения, обязанного платить налоги, назывались посадами. На посаде же размещался и торг. Часть Татиловской стороны в Xолме до сих пор по традиции именуется посадом, а в Торопце одна из улиц сохраняет название Стрелецкая.

На вооружении каждой крепости были пушки и пищали (орудия с наглухо закрытой казенной частью), которые размещались на башнях и раскатах. Кроме того, в крепости были и так называемые затинные ( застенные) пищали, нацеленные на ворота изнутри крепости, на слу чай, если в них прорвется неприятель.

По сведениям учительницы Ровенской начальной школы Марии Степа новны и младшего лесного техника Петра Кособрюховых, в 1906 г. де ти, играя на Xолмском городище, случайно наткнулись на торчавший из земли «железный» предмет. Находка оказалась медной пушкой. Од новременно было обнаружено и несколько ядер. По свидетельству сек ретаря Псковского археологического общества, автора «Спутника по древнему Пскову» Н. Ф. Окулича-Казарина, пушка имела клеймо «Кашгар» 2-й половины XVI в., которая была передана в Исторический Артиллерийский музей Петербурга.14 Кроме этой, известна еще одна пищаль немецкого мастера Кашира, находившаяся на Гремячьих воротах Псковской крепости, отлитая в 1591 г.15

Непосредственным начальником крепости была осадная голова (от осад - 'крепость'), находившаяся, видимо, в подчинении воеводы.

Воевода в XVI - XVII вв. был высшим должностным лицом военной и гражданской власти в городе и уезде. Он назначался по го-

судареву указу Разрядным приказом на один-два года. «Наказ» Новгородского приказа в Москве четко определял круг его обязанностей: оборона края; обеспечение общественного порядка и безопасности населения, вершение суда и расправы (наказа ния), сыск беглых; выполнение текущих распоряжений правительства; сбор «государевых доходов» (податей или налогов) и др.16

Таким образом, воевода обладал всей полнотой военной, админист ративной, полицейской и судебной власти. Однако все свои решения он обязан был согласовывать с соответствующим Приказом, т.е. цент ральным учреждением государства: Разрядным, Поместным, Посольским, Стрелецким или Пушкарским приказами.

Атрибутом любой крепости была церковь во имя святого - ее небес ного покровителя, которая строилась одновременно с крепостью. Историческая память холмичей еще в начале XX в. сохраняла предание о церкви на Татиловском городище, якобы ушед шей в землю.18 Вполне возможно, что крепостная деревянная церковь носила имя св. Г еоргия. И,

может быть, совсем не случайно перенесенная в начале XIX в. с посада на Татиловское кладбище деревянная Воскресенская церковь была освящена во имя этого святого.

Кроме церкви, на территории крепости размещались административные строения: воеводский двор, съезжая, стрелецкая и пушкарская избы; помещения военного назначения: караульная у въездных ворот, осадные клети, погреба с порохом, свинцом, ядрами; амбары с государственной казной, хлебом и провиантом; тюремный двор.19 В крепо сти находились также дворы воеводы, осадного, стрелецкого и пушкар ского голов да двор священника. Как отмечал А. А. Войнакурин-ский, в крепости были выкопаны колодцы.

На основе изложенного графическая реконструкция Холмской крепо сти ХУ в. представляется в следующем виде.

Холмская крепость до начала войны с Баторием

Далее история Холмской крепости излагается в основном по материа лам «Разрядной книги 1475 - 1598 гг.»20 Первые известия

- чьаппет-нвл ствиа. О - «ищи. - реигвага.

ГШ - !№Гр*Ёа к аыааде.. I - цвржовный Цвнв-г-- 2 - эдинммотвд-гй&шИ центр: тдощяМ съаажяж, аювйвшвв ш пдаадоЪр.

КЗби, о - дворы свидно*« стремвдего и яуамарскр^ гаде.!п. 4 нд-рву*1 Ь>ЗйЯ* у - ТЮр#МКМЙ ДВОро. и в ООвДЕШВ ДОНЕ.. '3 - НИВД! ЯрС*^-11Я С-1ШИЛ*

Рис. 2. План-схема Холмской крепости XVI века. (Г рафическая реконструкция)

о Xолме в этой книге относятся к началу XVI в., т.е. еще до постройки здесь крепости. В лето 1509-го вел.князь Василий III для похода в литовскую землю к Дорогобужу велел собираться в Торопце полкам из Лук Великих, Ржевы и «из Xолмскова погосту Василью княж сыну Ростовского велено итить с людьми... ко князю Данилу [Васильевичу Щеня]».21 Под 1513 годом «Разрядная книга» называет Xолмский погост «городком». При под готовке похода по освобождению Смоленска «из Новагорода Великова ве лел кн.великий итить [полкам] в Xолмский городок».22

Из этого следует, что в Xолме уже тогда размещались войска, и вел. князь Василий Иванович придавал ему важное военностратегическое значение на западных рубежах Московского государства. Однако сведе ния о строительстве Xолмской крепости в «Разрядной книге» отсутству ют, равно как и о других новопостроенных городках в 1535 - 36 гг., за исключением Велижа.

В 1558 г. Иван Грозный начал длившуюся с перерывами 25-летнюю войну за выход к Балтийскому морю. В историю она вошла под названи ем Ливонской. Ливония - территория, занимаемая ныне Латвией и Эстонией. В XIII в. она была завоевана немецкими рыцарями, которые и образо вали здесь свое государство. Начало войны было успешным, и к 1561 г. Ливонское государство прекратило свое существование.

Первое упоминание о Xолмской крепости и ее воеводах в «Разрядной книге» относится к 1562 г., когда готовился поход по освобождению Полоцка. В связи с этим на сборный пункт в Вел. Луки прибыл воевода

А. М. Курбский, а в Xолм, как указывается в книге «Великие Луки: Очер ки истории»,23 -«казанский царевич Семен Касаевич Кай-була». Однако роспись воевод приграничных «от литовской стороны городов» не под-т верждает прибытие в Xолм казанского царевича. По разряду 1562 г. во еводами в Xолме были «князь Иван Федорович Милославской да князь Петр Иванович Шуйской, да князь Василей Семенович Серебреной».24 Бо лее того, указанного царевича, как такового, вообще не было. Из той же годовой росписи следует, что на службе русского царя было два казанских воеводы: «царь Симеон Касае-

вич да царевич Кайбула». Первый был третьим, а второй - четвертым воеводой, но не в Xолме, а на Луках Великих. Оба они участвовали в походе на Полоцк, при этом Симеон Касаевич был воеводой полка правой руки, а царевич Кайбула - левой руки.25

Все указанные выше три холмских воеводы - И. Ф. Милославский, П. И. Шуй ский и В.С.Серебряный также участвовали в походе на Полоцк, который в феврале 1563 г. был освобожден. Но в 1569 г. образовалось новое объеденное польско-литовское государство Речь Посполита. Кроме того, в борьбу за Прибалтику вмешались Дания и Швеция, что коренным образом изменило соотношение сил.

Отметим, что в этот период русские войска не проводили активных военных действий, за исключением отдельных походов на литовские, свейские и ливонские земли. Из наиболее значимых событий этого вре мени были учреждение опричнины (1565), погром Великого Новгорода и поход на Псков (1570), заподозренных Иваном IV в измене, а также захват и сожжение Москвы крымским царем Девлет-Гиреем в 1571 г.26

Холмская крепость в годы русско-польско-литовской войны 1579 - 1582 гг.

В 1579 г. король Польши Стефан Ба-торий собрал огромную по тем временам 60-тысячную, а по другим данным, 47-

тысячную армию наемни ков из европейских стран27 и объявил войну России. Русская армия оказалась неспособной противостоять этой силе. Вначале Баторий зах ватил Полоцк (1.09.1579), Велиж, Себеж, затем Усвя-ты (16.08.1580) и осадил Невель. 26 августа 1580 г. польско-литовская армия подошла к Лукам Великим.

По годовой росписи 1580 г. воеводами по городам были: «В Xол му князь Петр князь Иванов сын Борятинской да Меншой Панин, да Юрьи Кучетцкой».28 А с началом осады Великих Лук сентября в 4-й день по слал государь Иван IV воевод и «велел стояти... в Xол-му» трем полкам, «а под людьми быти:

В большом полку воеводы кн. Василей Дмит риевич Xилков да Григорей Афо-насьевич Нащокин. Да в большом же пол ку прибыльные воеводы Деменша Иванович

Черемисинов да Иван Елизарьев сын Ельча-нинов. Да головы ото ржевских воевод князь Володимер княж Романов сын Ростовский, да князь Иван княж Михайлов сын Щерба той. Да ис Порхова ото князя Ивана Петровича Шуйского головы Ондрей Толстой, Микифор Вельяминов, Матвей Нащокин, Воин Ушаков, Иван Спи ридонов.

В передовом полку воеводы князь Михаила Васильевич Ноздроватой да князь Иван княж Михайлов сын Борятинский.

В сторожевом полку воеводы Володимер Васильевич Головин да Иван Фустов».29

По получении этой росписи воевода передового полка в Xолме Михайло Ноздроватой направил государю челобитье, в котором писал, что «ему менши князя Василья ^ил-кова] быть немочно» и просил госу даря его пожаловать, и «велел бы... на князя Василья суд дать». Другой (т.е. второй) воевода этого же полка Иван Михайлович Борятинский жаловался царю, «что ему князя Михаила Ноз-дроватого да Володимера Головина в отечестве быти менши нелзя... и списков потому не взял, чтоб ево государь пожаловал, велел в отечестве с ними счет дать».

Суд государя был крут. Он велел отписать в Xолм воеводе князю Михаилу Ноздро-ватому, «что он пишет, бредит, не зная; а по госуда реве росписи ему со князем Васильем Xилковым быти пригоже; и он бы на госуда-реве службе по росписи в передовом полку был и списки де тей боярских взял; а не будет он на государеве службе по росписи, а которая поруха государеву делу в том учинитца, и ему быть от государя кажнему смертью».30

На другую челобитную государь велел отписать воеводе князю Василью Xилкову, «чтоб князь Василей князю Ивану Борятин-скому списки детей боярских отдал; и был бы князь Иван по росписи в других [т.е. вторым воеводой. - В.К.] в передовом полку. А будет князь Иван Борятинской списков не захочет взять, и ему [князю Xилкову. - В. К.] кня зя Ивана велено бити батоги и списки отдать».

Челобитные такого рода в «Разрядной книге» не единичны. Дело в том, что по царскому приговору 1550 г. о государевой военной служ бе действовала сложная система субординации «болших и менших» вое вод, т.е. старших и младших в зависимости от знатно-

сти рода, отече ства, заслуг и т.д. Так, первый воевода большого полка был больше первых воевод других полков. Первые же воеводы правой руки, передо вого и сторожевого полков были равны. «А левые руки воеводам быти не менши передового полку и сторожевого полку первых воевод. А быти левые руки воеводам менши правые руки первого воеводы...» и т.д.31

Тем временем, пока царские воеводы выясняли, кто кому должен под чиняться, польско-литовская армия наемников брала один русский город за другим. 6 сентября 1580 г. , несмотря на героизм защитников, крепость на Луках Великих была взята и сожжена. Однако Баторий быст ро ее восстановил и превратил в свой опорный пункт.

В октябре этого же года «воеводам князю Василью Хилкову с товарищи», стоявшим в Холму, велено быть у Торопца.32 И вскоре польские воеводы Януш Збаразский, Юрий Барба с венграми и Самоил Зборовский подошли к Торопцу и разбили московское войско, «а место [город] са ма москва [т.е. московское войско] спалила» и вынуждена была отступить к Жюкопе (ныне Жукопа), что на оз. Волго.34 В этих условиях войскам предписывалось не вступать в прямые столкновения с противником и вести партизанскую войну. Тяжелое положение русской армии усугублялось тем, что в это же время «крымские люди» с юга подошли к Туле и начали воевать тульские места.35

По росписи 9 декабря 1580 г. на случай вторжения польско-литовских войск в Новгородские земли по цареву указу «велено быти в Русе воеводам с Москвы... да з Жюкопы князю Василью Хилкову, князю Михаилу Ноздроватому, Володимеру Г олови-ну, Ивану Фустову...»36 Одна ко уже в январе полки князя Василия Хилкова из Русы вновь перебра сываются к Москве. В сложившихся обстоятельствах судьба Холма и Ста рой Руссы оказалась предрешенной.

В феврале 1581 г. Холм был взят набегом, крепость сожжена, а во евода князь Петр Иванович Борятинский и осадные головы Меншой Панин и Юрий Кучетцкой пленены. О захвате города Третья Новгородская летопись сообщает чрезвычайно скупо: «В лето 1581. Взял король литов ский град Луки

Великие, и Невль, и Заволочье, и Xолм, и на зборное воскресение выжег Старую Русу».

Дальнейшая судьба Панина и Кучетцко-го неизвестна. Что же касает ся князя П. И. Борятинского, то в 1590 г. он вновь на государевой службе - воевода царева полка в походе Федора Ивановича к Ругодиву (Нарве) и другим свейским городам.38 Можно полагать, что он был ли бо выкуплен, либо бежал из плена.

После взятия Xолма и Ст. Руссы польско-литовское войско зимова ло в Луках и Заволочье, а венгерский корпус с артиллерией - около Опочки. А сейм в Варшаве, куда прибыл Стефан Баторий, и Земский Со бор в Москве обсуждали, и послы обеих стран вели переговоры о пере мирии. В конце концов Москва не согласилась с выдвинутыми Польшей условиями перемирия, военные действия возобновились, и армия Батория двинулась на Псков и 26 августа подошла к нему.

Оборону Пскова возглавил воевода князь Иван Петрович Шуйский. Началась 30-недельная осада, к которой наемники Батория готовы не были. Обещанная им легкая добыча оказалась фикцией. Среди них начался ропот и недовольство. В этих условиях Баторию ничего не оставалось, как пойти на новые переговоры.

Здесь надо отметить одно очень важное для судьбы Xолма обстоятельство, на которое со ссылкой на «Историю государства Российского» Н. М. Карамзина обратил внимание еще А. А. Войнакуринский, а в наше время -

В. А. Аракчеев в своем обстоятельном исследовании «Средневековый Псков».39 Во время переговоров о перемирии в Яме Запольском (близ пос. Локня) Иван Грозный стремился сохранить завоевания в Ливонии. Ради этого он готов был даже уступить полякам Велиж, Луки Ве ликие, Невель, Заволочье и Xолм. Об этом свидетельствует его наказ князю Елецкому и Алферьеву, в котором говорилось: «...да Стефану ж королю государь наш поступается, которые городы Стефан король у го сударя на -шего поимал государства его, города Велижа, города Лук Ве ликих, города Невля, города Заволочья, города Xолму».40 Таким обра зом, Xолм и другие приграничные города могли оказаться в составе польско-литовского государства. Но этого не произошло и, как это ни парадоксально, благодаря самим же полякам,

которые, по заключению В. А. Аракчеева, -предпочли отказаться от разоренных войной русских земель, и послы Ивана IV согласились на передачу Баторию всей Ливо нии.

15 января 1582 г. но заключенному на десять лет перемирию Россия утрачивала все завоевания в Прибалтике, а Польша возвращала ранее захваченные Ст. Руссу, Xолм, Великие Луки, Торопец и Себеж, однако Полоцк и Усвяты оставались за Польшей.

На этом беды и страдания Xолмской земли не закончились. На вывод польских войск с захваченных территорий и русских из Прибалтики от водилось два месяца. Но уполномоченный царя Ф. М. Ласкирев докладывал, что 16 февраля поляки все еще не передали ему Луки Великие. Более того, воспользовавшись заминкой, они начали неприкрытый грабеж Великолуцкого и Xолм-ского уездов. «Литовские люди, Лопоть с товарищи, - сообщал Ласкирев, - посылают на войну, и Луцкой и Xолмской уезд воюют безпристани, села и деревни жгут и крестьян побивают, и людей в полон берут, а инших крестьян сбирая, в избах запирая жгут... и многие крови христианские проливают, за договором и за присягами послов твоих такое кровопролитство чинят, чого и в ратное время не бывало».41

Русско-польско-литовская война разорила Xолмскую землю и привела ее в запустение. Население Деревской пятины, в состав которой вхо дил Xолм, в 1582 - 83 гг. составляло лишь 7,1% от населения конца XV в. Писцы 1582-92 гг. бродили по пятине,

42

отыскивая дворы, где еще теплилась жизнь.

Холмская крепость в 1582 - 1591 гг.

После заключения перемирия с Польшей Xолмская крепость в этом же году была восстановлена, о чем свидетельствуют материалы «Разрядной книги». Так, по годовой росписи 1582 г. в Xолм был назначен «воевода Дмитрей Борисов сын Салтыков да Иван Оничков [Аничков]», осадная голова.43 Однако после заключения перемирия и со Швецией (1583) в Xолмскую крепость назначались только осадные головы -од на или две. В случае определения двух, надо полагать, первая по рос писи голова была старшей.

По разряду 1583 г. в Холмской крепости значится только одна осадная голова в лице Ивана Григорьевича Аничкова, бывшего на этой должности и в 1582 г. при воеводе Салтыкове.

В 1584 г. закончилась эпоха Ивана IV Грозного. С этого года раз ряды воевод и осадных голов по городам и осадам от литовской и немецкой сторон пишутся уже от имени нового царя Федора Ивановича (1584 - 1598).

По государеву указу 1584 г. осадными головами в Холме были «Василей Никитин сын Огарев да Иван Григорьев сын Оничков», но в этом же году на место последнего был определен Михайло Иванов сын Голенищев.44 Огарев В. Н. и Голенищев М. И. оставались на своих должностях в течение следующих трех лет с 1584 по 1586 г.

В 1587 г. Огарев В. Н. перемещен из Холма в Невель, а головой Холма оставлен Голенищев М. И. в единственном лице,45 занимавший эту должность до 1589 г. В «Разрядной книге » под 1589-м годом записа но: «... В Холму голова Михаила Г оленищев. И августа в 12 день велено ему быть [по указу «царя и вел. князя Федора Ивановича всеа Русии»] в Заволочье, а в Холму велено быти Федору Шамшеву».46

В 1590 г. осадной головой в Холм назначается «Федор Данилов сын Измайлов».47 Он оказался, видимо, последней осадной головой, ибо в годовых росписях 1591-92 гг. Холмская крепость уже не упоминается.

По разряду 1593 г. Холм, хотя и фигурирует в числе городов «от литовской и немецкой украины» наряду с Торопцем,

Луками Великими, Себежем и Заволочьем, однако в отличие от них должностные лица в нем представлены только гражданской администрацией. «В Холме губной староста Меншик Измайлов да городовой при-казщик Федор Шамшев»,48 бывший в 1590 г. осадной головой.

Последняя роспись «Разрядной книги» относится к 1598 г. , когда государем и вел. князем всея Руси был уже Борис Федорович

Годунов. Согласно этой росписи должности губного старосты и городового приказчика в Холме шестой год подряд занимали Меншик Измайлов и Федор Шамшев.

Таким образом, на основании материалов «Разрядной книги 1475-1598 гг.» можно утверждать, что Холмская крепость в 1591 г. на шес том десятке лет своего существования была упразднена. Будучи крепостью второго эшелона, она в свое время была важным звеном в общей системе оборонительных укреплений ХУ в. на западных рубежах единого Московского государства. И неслучайно в годы военных испытаний Холм на Ловати становился ареной ожесточенных сражений. Так было раньше, так было и в годы Великой Отечественной войны 1941-45 гг., когда город в очередной раз был стерт с лица земли.

Холмская земля обильно полита кровью ратных людей и мирного на селения. Свидетельством этого являются сохраняющиеся до наших дней братские могилы времен литовского разорения. Одну из них, с утраченным ныне крестом, в 1910 г. описал К. А. Иеро-польский.

Рис. К. А. Иеропольского

«Недалеко от погоста Загорье Холм-ского уезда Псковской губернии находится могила, изображенная на прилагаемом снимке. Местное пре дание повествует, что во времена литовской разрухи, вероятно в 1612 г. , один из литовских отрядов напал на жнецов, работавших на бе регу реки, и

многих из них перебил. Перепуганный люд обратился с молитвою к св. Иоанну-воину, который и ослепил литовцев. Ободренные крестьяне избили врагов, а своих убитых погребли в одной общей могиле, поставили над ней крест и порешили всегда совершать на этом месте служение в честь св. Иоанна-

49

воина, что и исполняется до сего дня». Это предание до сих пор сохраняется в исторической памяти холмичей.

Что же касается Холмского городища, то оно все еще остается неисследованным. Раскопки, начатые в 1913 г., были прерваны 1-й ми ровой войной да так больше и не

возобновлялись. Городище - одна из не многих достопримечательностей Xолма, и оно должно быть сохранено как историкоархеологический памятник.

В заключение выражаю искреннюю благодарность инженер-геодезисту А. И. Судакову и начальнику отдела архитектуры и градостроительства г. Xолма Д. А. Бульбаху за профессионально и с любовью выполненную геодезическую съемку Татиловского холма и его обмер, ст. преп. кафедры географии Псковского госпедуниверситета И. И. Михайлову и искусствоведу-архитектору И. И. Лагунину за консуль тацию при написании этого очерка.

Примечания

1. Малые города Древней Руси. М. 1989. С, 40, 41, 71.

2. См.: Затейщиков-Второй Н.В. Город Холм Псковской губернии и его уезд. СПб. 1891.

3. Новгородские Писцовые книги. Т. 2. Переписная оброчная книга Деревенской пятины (около 1495). Под ред. П. Савваитова. СПб. 1862. Сс. 826-827, 872.

4. Рыбаков Б.А. Русские карты Московии. (XV - нач. XVI вв.). М. 1974. С. 58, 66. Прим. Крепость Заволочье - на оз. Подцо, в 9 км севернее современной Пустошки Псковской обл.; Велиж - на р. Зап. Двина, ныне райцентр Смоленской обл.

5. См.: Никитин Е.И. Себеж // Достопримечательности Псковской обл. Сост. Л.И. Маляков. Л. 1981.

С. 307; Иванова П.Е. Великие Луки. Л. 1978. С. 18; Кадастр «Достопримечательные природные и историко-культурные объекты Псковской области». Псков. 1997. С. 600.

6. Косточкин В.В. Русское оборонное зодчество конца XIII - нач. XVI вв. М. 1962. Сс. 153, 166.

7. Ушаков И.Ф. Кольская старина. Документальные очерки. Мурманск. 1986. С. 64.

8. Косточкин В.В. Указ. соч. Сс. 89, 165, 178, 181 и др.

9. Косточкин В.В. Указ. соч. Сс. 116, 211, 213.

10. Кадастр «Достопримечательные ... объекты Псковской области». Псков. 1997. С. 599.

11. См.: Иванова П.Е. Великие Луки // Достопримечательности Псковской области. Л. 1981. С. 211; Куканов Ю.В. Себеж. Изд. 2-е. Л. Л. 1979. С. 22.

12. Чертеж Велижской крепости 1789 г. // ЦГВИА (ныне РГВИА). Ф. ВУ А . № 21528-5. Л. 56. Указ. по: Косточкин В.В. Указ. соч. С. 99.

13. См.: Чечулин Н.Д. Города Московского государства в XVI в. СПб. 1889. Указ. по: Афанасьев Ю.И. Гдовский уезд в XVI в. // Журнал «Псков». 2007. № 26. С. 41.

14. Могильные курганы и городища Холмского уезда // Труды Псковского Археологического общества. Вып. 7. Псков. 1911. С. 114.

15. Морозкина Е.Н. Псковская крепость в конце XVII в. // Псков через века. Памятники Пскова сегодня.

Сост. И.К. Лабутина. СПб. 1994. С. 169. (Она также указывает, что Кашпир был немецким масте-

ром.

16. См.: Ушаков И.Ф. Указ. соч. 47.

17. Юрасов А.В. Великие Луки в XП-XVII вв. Историческая топография средневекового города. Псков. 1996. Сс. 46-48.

18. Могильные курганы и городища Холмского уезда. С. 113.

19. См.: Юрасов А.В. Указ. соч.; Иванова П.Е. Великие Луки. Л. 1978.

20. Разрядная книга 1475-1598 гг. Подготовка текста В.И.Буганова. М. 1966. Разрядные книги последней четверти XV-XVI вв. составлялись Разрядным приказом, ведавшим служилыми людьми, военными делами и управлением пограничных областей. В них фиксировались государевы разряды (указы, распределение, разнарядка) о назначении и перемещении служилых людей, росписи воевод по полкам и крепостям, челобитные, сведения о событиях в военной и дипломатической сферах и др.

21. Разрядная книга. М. 1966. С. 42.

22. Там же. С. 48.

23. Великие Луки: Очерки истории. Сост. П.М.Давыденко. Изд. 2-е. Л. 1986. С. 16.

24. Разрядная книга. М. 1966. С. 196.

25. Там же. Сс. 196 и 197.

26. Там же. С. 237.

27. См.: Псков. Очерки истории. Л. 1971. С. 88; Аракчеев В А. Средневековый Псков. 2004. С. 142; Псковский биографический словарь. Псков. 2002. С. 37.

28. Разрядная книга. М. 1966. С. 314.

29. Там же. С. 308.

30. Там же. С. 310.

31. Разрядная книга. М. 1966. С. 126.

32. Там же. С. 310.

33. Xроника литовская и жмойтская // Полн. собр. русских летописей. Т.32. М. 1975. С. 120.

34. Разрядная книга. М. 1966. С. 310.

35. Там же. С. 306.

36. Там же. Сс. 310-311.

37. Новгородские летописи. (Так называемая Новгородская 2-я и Новгородская 3-я летописи). Под ред. А.Ф.Бычкова. СПб. 1879. С.347.

38. Разрядная книга. М. 1966. Сс. 412, 417 и др.

39. См.: Войнакуринский А. А. Статистическое описание города Xолма // Псковские Губернские Ведомости. 1840. Р 29. С.184; АракчеевВ.А. Средневековый Псков. 2004. С. 145.

40. Цит. по: Аракчеев В А. Средневековый Псков. 2004. С. 145. См. также: Успенский Ф.И. Наказ царя

Ивана Васильевича Грозного князю Елецкому с товарищами. Одесса. 1885.

41. Цит. по: Аракчеев ВА. Указ соч. С. 145.

42. См.: Аграрная история Северо-Запада России XVI в. Новгород ские пятины. Л. 1974.

43. Разрядная книга. М. 1966. С. 330.

44. Там же. С. 347. В родословной Голенищевых-Кутузовых Михайло Голенищев в 1584-85 гг. значится стрелецким головой в Xолме. См.: «Род Голенищевых-Кутузовых». (Буклет-плакат). Автор текста АА.Шум ков. Изд. Гос. Ист. музея. 1995. № 42.

45. Разрядная книга. М. 1966. Сс. 389, 398.

46. Там же. С. 411.

47. Там же. С. 434.

48. Там же. С. 478. Прим. Губа - первичная административно-тер риториальная единица на Руси в XV-

XVII вв. (до реформы Петра I). Губной староста - выборное лицо из местных дворян, ведавшее судебно-административными делами в уезде (губе). См.: Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып.

4. М. 1977. С. 15.3.

49. Городовой приказчик - официальное лицо, управлявшее городом. См. Словарь пермских памятников XVI - нач.ХУШ вв. Вып. 4. [Пермский университет]. 1998. С. 176.

50. Иеропольский К. Историческая могила // Труды Псковского Архе ологического общества. Вып. 6. Псков. 1910. Сс. 28-29.