Научная статья на тему 'Внутриполитическое и внешнеполитическое положение Речи Посполитой в статейных списках русских посольств в последние годы ливонской войны'

Внутриполитическое и внешнеполитическое положение Речи Посполитой в статейных списках русских посольств в последние годы ливонской войны Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
419
159
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЛИВОНСКАЯ ВОЙНА / СТЕФАН БАТОРИЙ / ИВАН ГРОЗНЫЙ / LIVONIAN WAR / STEPHAN BATHORY / IVAN THE TERRIBLE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Виноградов Александр Вадимович

Материалы отчетов русских послов 1578-1581 гг. дают полную картину внутрии внешнеполитической ситуации между Польшой и Литвой в последние годы Ливонской войны.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Domestic and foreign political situation of Poland in the documents of Russian embassies in recent years the Livonian War

The materials of the reports of the Russian ambassadors 1578–1581 givi the integral pictures of the inner-and external political situation Poland-Lithuania during the last years of the Livonian war.

Текст научной работы на тему «Внутриполитическое и внешнеполитическое положение Речи Посполитой в статейных списках русских посольств в последние годы ливонской войны»

Виноградов Александр Вадимович,

к. и. н., ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН (Москва)

ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОЕ И ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ В СТАТЕЙНЫХ СПИСКАХ РУССКИХ ПОСОЛЬСТВ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ливонской войны

Конец 70-х - начало 80-х гг. XVI в. явились важнейшим этапом в истории продолжавшегося уже столетие противостояния Русского и Польско-Литовского государств. Ям-Запольский мир (или точнее перемирие) на исторически длительный период положил конец амбициозным планам московских государей по утверждению в Ливонии и территориальной экспансии в отношении ВКЛ. Как отметил А. И. Филюшкин, «Московская или “Баториева” война 1578-1582 гг., закончившаяся поражением России, вторжением польско-литовских войск в русские земли, потерей Москвой всех приобретений в Прибалтике, явилась не просто ответом на многолетние усилия правительства Ивана Грозного утвердиться в Ливонии, но и продолжением длившейся вот уже больше двух столетий борьбы этих держав за бывшие земли Киевской Руси» (Филюшкин А. И. Ливонская война или Балтийский вопрос? // Балтийский вопрос в конце ХУ-ХУ1 вв. Сборник научных статей. М.: Квадрига 2010, С. 93-94). При этом А. И. Филюшкин предлагает выделить «Баториеву» войну 1578-1582 гг. в отдельный период «серии балтийских войн XVI века», оставив наименование «Ливонская война» только за конфликтом Русского государства и Ливонского Ордена 1558-1561 гг. Тем не менее, в современной историографии понятие «Ливонская война» пока относится к периоду 1558-1583 гг. и в этом смысле будет использоваться автором. Следует уточнить, что хотя формально Речью Посполитой война была объявлена в июне 1579 года — знаменитое послание короля Стефана Батория Ивану Грозному, отправленное с гонцом Вацловом Лопацинским, датированное Вильно 26 июня 1579 г., но фактический разрыв с Москвой был декларирован им при приеме посольства П. И. Головина и К. Г. Грамотина в Кракове, в декабре

1578 года (Новодворский В. В. Ливонский поход Ивана Грозного. М., 2010. С. 103).

В историографии неоднократно поднимался вопрос об адекватности оценки царем Иваном Грозным ситуации в Речи Посполитой в 1578—

1579 гг. накануне объявления войны королем Стефаном Баторием. Между тем, в распоряжении Ивана Грозного находились весьма квалифицированные донесения русских дипломатов, ведших переговоры в Польско-Литовском государстве. В 1578-1581 гг. король Стефан Баторий принимал три «великих посольства» из Москвы, причем два из них — частично на театре военных действий.

По традиции, установившейся с начала 70-х гг. XVI в., русские дипломаты по возвращении из Польско-Литовского государства помимо основного «статейного списка» представляли т. н. «список литовских вестей», в котором содержался анализ внутриполитической и внешнеполитической ситуации в Речи Посполитой. В период «великого бескоролевья» практика представления детальных «списков литовских вестей» получила дальнейшее развитие в условиях возможного выдвижения кандидатуры Ивана Грозного на польско-литовский престол. Правило представления «списков литовских вестей» сохранялось и при осуществлении дипломатических связей с Речью Посполитой после элекции Стефана Батория.

Первым посольством, отправленным Иваном Васильевичем Грозным к Стефану Баторию, было посольство для утверждения (ратификации) перемирия, заключенного в Москве в январе 1578 г., в состав которого входили Михаил Долматович Карпов (умер до аудиенции послов), Петр Иванович Головин, дьяк Курбат Григорьевич Грамотин. Посольство выехало из Москвы 16 мая 1578 г. (РГАДА. Ф. 79. Оп. 1. Ед. хр. 10. Л. 497).

Пребывание посольства в Речи Посполитой изначально затянулось. Польский король в это время прибыл во Львов для ведения переговоров с крымцами и османами и находился там с мая по сентябрь 1578 г. При этом он изначально не желал принимать до завершения переговоров с крымцами московских послов. Пребывание посольства в Кракове оказалось непродолжительным. Первая же аудиенция у короля 5 декабря привела к отказу послов «исправлять посольство». 11 декабря послы выехали из Кракова. В течение длительного времени послы находились на территории ВКЛ в ожидании предполагаемой аудиенции у короля в присутствии литовских сенаторов, на которой должен был быть представлен окончательный ответ. Однако аудиенции не последовало. В июне М. Б. Гарабурда

предоставил послам письменный ответ польско-литовской стороны с отказом короля ратифицировать московский договор. Текст договора был отослан с гонцом В. Лопацинским (Новодворский В. В. Ливонский поход Ивана Грозного. С. 90-91).

Пребывание посольства в Речи Посполитой хорошо отражено в русской посольской документации. С обратного пути послы отправили «отписки» — грамоту Ивану IV, по возвращении был представлен статейный список (РГАДА. Ф. 79. Оп. 1. Ед. хр. 11. Л. 1 об.-25 об., 26 об.-122). Составной частью «статейного списка» является т. н. «список литовских вестей» (Там же. Л. 103 об.-122).

Главное внимание внешнеполитическим проблемам Речи Посполитой в «списке литовских вестей» уделялось дипломатической подготовке Стефаном Баторием войны против Русского государства. Было обращено внимание на непримиримый характер противоречий между Речью Посполитой и Швецией. Достаточно подробно был изложен ход переговоров короля во Львове с крымским посольством Ибрагима Белецкого (польского ренегата на крымской службе) с участием османских представителей. Была четко сформулирована причина фактического срыва переговоров — нежелание польско-литовской стороны выплачивать «упо-минки» за все годы после смерти Сигизмунда II Августа, в соответствии со статьями польско-турецкого договора 1570 г., предусматривающими их выплату только за те годы, когда крымцы не совершали нападений на Речь Посполитую. Главной причиной обострения отношений Речи Посполитой с Портой и Крымом была указана активность приднепровского казачества, особенно его участие в антиосманских выступлениях в Валахии и Молдове. Было выражено мнение, что военный союз Речи Посполитой с Крымом нереален, хотя после переговоров во Львове для решения этого вопроса король направил в Крым посольство М. Брониевского. Отметим, что соображения послов нашли подтверждение: именно в период львов-ских переговоров Стефана Батория между Крымом и Русским государством возобновились активные дипломатические переговоры и был совершен посольский размен.

Ключевыми внутриполитическими проблемами Речи Посполитой в списке «литовских вестей» были признаны «литовский сепаратизм» и конфликт короля с Гданьском. Подробно излагался ход «бескоролевья» в Великом княжестве. Были отмечены все важные собрания политической элиты ВКЛ, в частности — Мстибоговский сейм в мае-июне 1576 г. (Там же. Л. 110 об.—111). Отмечена была первоначально прогабсбургская пози-

ция ключевых литовских сенаторов — Миколая Радзивилла «Рудого», Остафия Воловича, Яна Ходкевича. При этом четко отмечались изменения позиций ведущих литовских политиков по отношению к кандидатуре Стефана Батория. В частности, было обращено внимание на О. Воловича. Он был назван наряду с Я. Ходкевичем главным инициатором, вопреки мнению «литовских панов», элекции Батория и якобы получил для подкупа сторонников Максимилиана в ВКЛ «четыре тысячи золотых червлены» (Там же. Л. 111-111 об.).

Затрагивались обстоятельства признания Стефана Батория королем политической элитой Великого княжества и принесения ему присяги ведущими литовскими сенаторами в Кнышине и Тикотине. В частности обращалось внимание на тяжелый характер первой встречи короля с М. Радзивиллом «Рудым» (Там же. Л. 113 об.).

Весь ход событий в Речи Посполитой в 1576-1578 гг., непосредственно предшествующий появлению посольства на территории ВКЛ, изложен послами в хронологическом порядке: пребывание короля в Варшаве, начало войны с Гданьском (лето-осень 1576 г.), Торуньский сейм (ноябрь 1576 г.) и, наконец. Варшавский сейм (январь-март 1578 г.). Последнему уделялось особое внимание, так как он закончился в марте

1578 г., непосредственно перед прибытием послов. Послы зафиксировали противоречия между королем и шляхтой во время сейма относительно размера налогов на войну. Послы обратили внимание на резкое усиление позиций Я. Замойского, который как раз в период их пребывания получил уряд канцлера коронного. Однако главное внимание они, по традиции, уделяли политической элите ВКЛ.

Зафиксировано было соперничество между М. Радзивиллом и Я. Ходкевичем. Указаны были обстоятельства смещения Я. Ходкевича с уряда администратора и гетмана Ливонии (Там же. Л. 120). Указано было, что напряженность между королем и политической элитой Великого княжества сохраняется. Доказательство этого послы видели в отсутствии литовских сенаторов в Кракове. Наглядным подтверждением этого, по мнению послов, был отказ от их приема королем в Вильно в присутствии литовских сенаторов. В этом смысле послы истолковывали и неоднозначной характер переговоров с ними под Вильно.

Ключевой проблемой во взаимоотношениях короны и ВКЛ послы признали вопрос о принадлежности захваченных территорий Ливонии.

Посольство вернулось 15 июля 1579 г. в Новгород Великий (Там же. Л. 26 об.). К этому моменту Ивану Грозному было уже ясно, что война

неизбежна. Тем не менее, «список литовских вестей», привезенный послами, казалось, давал надежду Грозному на то, что часть политической элиты ВКЛ не будет поддерживать воинственные планы короля. Подобные сведения В. В. Новодворский назвал «неправдой» (Новодворский В. В. Ливонский поход Ивана Грозного. С. 101). Б. Н. Флоря считает, что сообщая подобные сведения, «русские гонцы и послы, которые в эти годы постоянно появлялись в Речи Посполитой, лишь дезориентировали Ивана IV (Флоря Б. Н. Иван Грозный. М., 1999. С. 352). Действительно, как показали последующие события, королю удалось склонить ведущих панов рады ВКЛ к поддержке своей позиции. Однако неясно, в чем заключалась «дезориентация» Грозного послами П. И. Головиным и К. Г. Грамотиным — сведения о конфликте короля с Гданьском соответствовали действительности; фактический отказ Крыма от военного союза с Речью Посполитой в ходе львовских переговоров, о чем послы получили информацию, подтвердился последующими событиями. Противоречия между королем и литовской политической элитой также реально существовали. Другое дело, что послы не имели достоверной информации о масштабах подготовки Речи Посполитой к войне. Тем не менее, сведения о противоречиях между королем и частью политической элиты ВКЛ, привезенные послами, явно устарели.

К моменту возвращения послов король сумел достигнуть взаимопонимания с кланом Радзивиллов. Так как Ян Ходкевич в конце лета

1579 г. скончался, Миколай Радзивилл «Рудый» оказался центральной фигурой в Великим княжестве. Ключевые уряды занимали представители Радзивиллов. О. Волович перестал играть самостоятельную роль.

В течение войны между Русским государством и Речью Посполитой Иваном Грозным было направлено два посольства с целью добиться заключения перемирия. Обе попытки не принесли успеха русской стороне.

Следующее посольство было отправлено в июле 1580 г. и вернулось 15 марта 1581 г. В его состав входили князь Иван Васильевич Сицкий, Роман Михайлович Пивов и дьяк Дружина Петелин. В составе русской посольской документации имеются «отписки»: грамота Ивану IV, доставленная в марте 1581 г. (РГАДА. Ф. 79. Оп. 1. Ед. хр. 12. Л. 5-12 об.).

По возвращении послами был представлен статейный список (Там же. Л. 20-165).

Переговоры с русским посольством шли под Великими Луками в августе-сентябре 1580 г., затем под Невелем в октябре 1580 г. и, наконец, в Варшаве в феврале 1581 г.

Представленный послами «статейный список» касался в основном непосредственного хода переговоров, однако в нем были также зафиксированы многие особенности внутриполитического положения Речи Посполитой, на которые обратили внимание русские дипломаты.

Прежде всего, это касалось консолидации политической элиты Речи Посполитой вокруг короля. Констатировалось, что контроль над внешней политикой находится в руках Я. Замойского, но определенные позиции сохраняет литовский канцлер О. Волович, за которым стоял Миколай Радзивилл «Рудый». Послы тщательно фиксировали составы «ответных комиссий» сената на переговорах и даже порядок рассадки сенаторов при аудиенциях. В статейном списке послов уделялось много внимания позиции литовских сенаторов, особенно учитывая их численное преобладание в королевском лагере под Великими Луками и Невелем. В целом, во время переговоров на театре военных действий доминировали литовские сенаторы. Показательно, что под Великими Луками в сентябре послы в конфликтных ситуациях вели переговоры только с М. Радзивиллом «Рудым» и О. Воловичем. Присутствующий и под Великими Луками, и под Невелем Я. Замойский в переговорах не участвовал.

Однако при переговорах в феврале в Варшаве доминирование представителей Короны было абсолютным. На аудиенции послов у короля 1 февраля присутствовало 48 сенаторов, из которых только О. Волович представлял ВКЛ. На фоне отсутствия большинства политической элиты Великого княжества в Варшаве роль О. Воловича была особенно заметна. Как и на приеме посольства П. И. Головина и К. Г. Грамотина в Кракове, при аудиенции у короля он в очередной раз выслушивал протесты послов при нарушении Стефаном Баторием дипломатического этикета (король не звал послов «к руке»). Тем не менее, в ответной комиссии главную роль играл Я. Замойский.

Переговоры посольства Сицкого и Пивова в Варшаве, как известно, закончились провалом. При отпускной аудиенции устами О. Воловича было вновь озвучено намерение Стефана Батория требовать возврата Северской земли, Смоленска, Пскова и Новгорода Великого. Тем не менее, представленные Ивану Грозному донесения послов, судя по дальнейшим событиям, не лишили царя надежды на успех новых переговоров.

Следующее посольство, в состав которого входили Остафий Михайлович Пушкин и Федор Андреевич Писемский, было отправлено 15 апреля 1581 г. (РГАДА. Ф. 79. Оп. 1. Ед. хр. 12. Л. 196 об.) и вернулось в сентябре 1581 г. (РГАДА. Ф. 79. Оп. 1. Ед. хр. 13. Л. 140 об.). В составе

русской посольской документации имеются «отписки» — грамота Ивану IV, доставленная 16 июня 1581 г. (Там же. Л. 6 об.-21). Донесения О. М. Пушкина и Ф. А. Писемского представляют интерес прежде всего для оценки ситуации в политической элите Речи Посполитой накануне третьей кампании Стефана Батория против Русского государства.

Переговоры с посольством О. М. Пушкина и Ф. А. Писемского проходили в два этапа: в Вильно в мае и в королевском лагере под Полоцком в июне 1581 г. Как известно, русским послам пришлось столкнуться с предельно жесткой позицией польско-литовской стороны.

Позиция политической элиты Речи Посполитой была единой — ив Вильно, и под Полоцком. Важно, что под Полоцком в переговорах в королевском лагере участвовали как наиболее влиятельные литовские сенаторы во главе с М. Радзивиллом «Рудым», так и находящиеся в королевском лагере наиболее влиятельные коронные сенаторы — Ян Замойский (канцлер коронный) и Анжей Зборовский (маршалок дворный коронный) (Там же. Л. 232 об.-233 об.) Из семи членов ответной комиссии трое были Радзивиллы.

Под Полоцком состоялась первая встреча московских послов с А. Поссевино, который 9 (19) июля безуспешно призывал русских послов к уступкам. 19 июля на второй аудиенции у короля О. Волович объявил об отклонении польско-литовской стороной русских мирных предложений (Там же. Л. 245 об.-249), и 21 июля посольство было отпущено. Оно вернулось в сентябре 1581 г. (Там же. Л. 140 об.). Как известно, последовали драматические события — третий поход Батория, ознаменовавшийся осадой Пскова, на фоне посреднической миссии А. Поссевино сначала в Москве, затем в королевском лагере под Псковым. Источники не позволяют выяснить эволюцию взглядов Ивана Грозного на возможность новых переговоров.

Итак, если материалы статейных списков посольства П. И. Головина и К. Г. Грамотина содержат общий анализ внутриполитического и внешнеполитического положения Речи Посполитой, то материалы двух последующих посольств в их аналитической части касаются лишь оценки расстановки сил внутри политической элиты Речи Посполитой.

Эго не умаляет их значения, так как в донесениях посольств обозначены, хотя и не всегда отчетливо, такие важные тенденции, как противоречия между коронными и литовскими сенаторами по поводу принадлежности Ливонских земель, степень требований по территориальному расширению Речи Посполитой на северо-восточном направлении.

Следующая встреча московских послов с политической элитой Речи Посполитой произошла уже при ратификации Ям-Запольского мира посольством князя Д. П. Елецкого, по возвращении которого Ивану Васильевичу Грозному был вновь представлен «список литовских вестей», посвященный анализу внешнеполитического и внутриполитического положения Речи Посполитой после завершения Ливонской войны.

Ключевые слова: Ливонская война, Стефан Баторий, Иван Грозный Information about the article:

Author: Vinogradov, Aleksandr Vadimovich, Ph. D. in History, Institute of Russian History, Russian Academy of Science, Moscow, Russia, Supilluliuma@vandex.ru Title: Domestic and foreign political situation of Poland in the documents of Russian embassies in recent years the Livonian War

Summary: The materials of the reports of the Russian ambassadors 1578-1581 givi the integral pictures of the iimer-and external political situation Poland-Lithuania during the last years of the Livonian war.

Key words: Livonian War, Stephan Bathory, Ivan the Terrible

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.