Научная статья на тему 'К вопросу историографии старообрядчества в Туве'

К вопросу историографии старообрядчества в Туве Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
202
51
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТЕОРИЯ КУЛЬТУРЫ / THEORY OF CULTURE / СТАРООБРЯДЧЕСТВО / OLD BELIEF / ЦЕРКОВНЫЙ РАСКОЛ / CHURCH SCHISM / РЕЛИГИЯ / RELIGION / ИСТОРИЯ / HISTORY / СТАРООБРЯДЧЕСКИЕ СОГЛАСИЯ / МИРОВОЗЗРЕНИЕ / ИСТОРИОГРАФИЯ / HISTORIOGRAPHY / МИГРАЦИЯ / MIGRATION / ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ УКЛАД / ТРАДИЦИЯ / TRADITION / РЕСПУБЛИКА ТУВА / REPUBLIC OF TUVA / OLD BELIEVERS' CONCORDS / WORLD-VIEW / WAY OF KEEPING HEARTH

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Рукавицына Елена Александровна

В статье рассмотрены работы написанные историками Русской православной Церкви. Проанализирована источниковая база основных работ по старообрядчеству Сибири и Тувы

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Works by the Russian Orthodox Church historian are considered in the article. Also the main proceedings of the Old Belief in Siberia and Tuva are analyzed.

Текст научной работы на тему «К вопросу историографии старообрядчества в Туве»

ISSN 1997-0803 ВЕСТНИК МГУКИ июль-август 4 (30) 2009 г.

молодежных объединений, несомненно, позволит проникнуть в их суть, выявить те специфические характеристики, которые свойственны той или иной молодежной субкультуре.

Примечания

1. Бардаханов Г. Молодежь за: велосипед, скейт и рок-музыку / Г. Бардаханов // Город, устремленный в будущее. - Улан-Удэ, 2008. - № 3.

2. Горбачева А. С. Взаимосвязь нравственного и эстетического воспитания в школьном музыкальном образовании / А. С. Горбачева // Духовно-нравственное образование и воспитание молодежи : [материалы Всерос. науч-практ. конф., г. Орел, 27-28 марта 2008 г.] -Орел, 2008.

3. Громов А. В. Неформалы: кто есть кто? / А. В. Громов, О. С. Кузин. - М.: Мысль, 1990.

4. Исхакова Н. Р. Музыкальные предпочтения молодежи / Н. Р. Исхакова, Р. Р. Болта-чев // Социол. исследования - 2006. - № 6.

5. Королев О. Краткий энциклопедический словарь джаз, рок и поп музыки: термины, понятия / О. Королев. - М., 2002.

6. Кузьмина В. А. Days of pece & musik / В. А. Кузьмина // Бремя развлечений: Otium в Европе. XVII-XX века. - СПб., 2006.

7. Мельник Л. И. Особенности молодежных субкультур на примере хип-хопа : автореф. дис. ... канд. филос. наук / Л. И. Мельник. - Ростов н/Д., 2007.

8. Рок-музыка в СССР: опыт популярной энциклопедии / сост. А. К. Троицкий. - М., 990.

9. Семина А. Е. Молодежная субкультура в эстетическом воспитании подростков / А. Е. Семина // Искусство и образование. - 2008. - № 3.

10. Суртаев В. Я. Социокультурное творчество молодежи: методология, теория, практика / В. Я. Суртаев. - СПб., 2000.

Е. А. Рукавицына

К ВОПРОСУ ИСТОРИОГРАФИИ СТАРООБРЯДЧЕСТВА В ТУВЕ

В статье рассмотрены работы написанные историками Русской православной Церкви. Проанализирована источниковая база основных работ по старообрядчеству Сибири и Тувы. Ключевые слова: теория культуры, старообрядчество, церковный раскол, религия, история, старообрядческие согласия, мировоззрение, историография, миграция, хозяйственный уклад, традиция, республика Тува.

Works by the Russian Orthodox Church historian are considered in the article. Also the main proceedings of the Old Belief in Siberia and Tuva are analyzed. Keywords: theory of culture, the Old Belief, church schism, religion, history, Old Believers' concords, world-view, historiography, migration, way of keeping hearth, tradition, Republic of Tuva.

Старообрядчество - уникальное явление российской и мировой религиозной, социально-культурной истории. Возникнув во второй половине XVII века в России, освоив самые дальние окраины Российского государства, на рубеже XX и XXI веков оно стало фактом истории многих стан. Во все периоды своего исторического бытования старообрядческие общины продемонстрировали поразительную стойкость по отношению к любым преследованиям и удивительную способность к адаптации. В старообрядчестве, в той или иной степени и сегодня сохраняющем древнейшие традиции веры и жизни, современная наука и современные общественные движения ищут ответы на многие вопросы, связанные с истоками российской истории и культуры.

«В периоды духовных и социальных кризисов русское старообрядчество, как движение, выработавшее максимальную устойчивость в любых экстремальных условиях, всегда привлекало особое внимание. Став общемировым явлением, старообрядческие общины с их традиционным образом жизни стали объектом пристального внимания мировой науки» (7, с. 7).

Интерес исследователей к старообрядчеству Тувы как исторически сложившейся небольшой по численности части русского народа продиктован также и тем, что в последнее время оно является не только религиозным направлением, но и олицетворяет национальную культуру русского населения региона. Современные старообрядцы Тувы, испытав на себе влияние индустриализации, урбанизации и секуляризации, не утратили своей особой религиозной и житейской философии и выступают своеобразными хранителями русской культуры в регионе, переписывая древние книги, сохраняя музыкальное достояние, обряды и традиции, передавая их из поколения в поколение.

Круг научной литературы, посвященной старообрядчеству, широк и разнообразен. Для раскрытия нашей темы мы рассмотрели работы историков Русской православной церкви - А. В. Карташова, Н. И. Субботина, Н. Ф. Каптерева.

Церковный историк, профессор духовной академии Н. Ф. Каптерев в своих работах доказал, что те обряды, которые были отвергнуты в результате реформ Никона, на самом деле являлись обрядами древней Вселенской церкви, а нововведения (троеперстие и т.д.) появились уже в период турецкого владычества, в условиях ослабления контроля со стороны Константинопольского патриарха за единообразием церковных обрядов в православной среде.

Одной из наиболее полных объективных исследовательских работ, надо признать книгу С. А. Зеньковского — крупного слависта, представителя первой волны русской эмиграции, специалиста по истории духовной культуры России. В своей работе «Русское старообрядчество. Духовные движения XVII века» автор преследовал сравнительно ограниченные цели: то, как можно детально определить корни церковного конфликта XVII века, проследить нарастания напряжения между государством, церковью и сторонниками старого обряда и, наконец, выяснить связь между дониконов-скими движениями в русском православии и позднейшим разделением старообрядчества на поповство и беспоповство.

С именем А. П. Щапова связано развитие демократического направления изучения старообрядчества. А. П. Щапов в своей работе «Земство и раскол» проанализировал причины колонизационного движения, выявив его причины, и тем самым обозначил дальнейшее направление исследований старообрядчества в отечественной историографии.

В историографии изучения старообрядчества Тувы можно выделить три основных этапа: дореволюционный (2-я половина XIX века — 1917 год), советский (1917 — конец 1980-х годов), современный (1990-е годы — начало XXI века).

Одной из первых работ, посвященных сибирским старообрядцам, стала книга И. Я. Сырцова, в которой были проанализированы документы Тобольской духовной консистории. Причины массовых самосожжений автор видел в «стремлении к приобретению мученических венцов», вследствие чего «разрешившись покончить с собою, старообрядцы больше не отменяли своего решения» (8, с. 5, 46). Несомненным достоинством этого труда является введение в научный оборот и анализ подлинных документов.

Отдельные вопросы, связанные с историей проникновения сибирского старообрядчества и его расселения на территории Тувы, участия в хозяйственном освоении, отражены в работах Н. М. Ядринцева (9, с. 44—45), А. В. Адрианова, В. А. Ошуркова (6, с. 101).

Из всех дореволюционных исследований наибольшую ценность представляют работы Ф. Я. Кона. «Усинский край» и «Экспедиция в Сойотию. За пятьдесят лет». В последней автор подробно излагает историю возникновения поселений старообрядцев в долине р. Ус в середине XIX века, одновременно касаясь вопросов их религиозной идеологии, описывает миграционные маршруты, мотивацию переселений, а также процесс заселения территории Усинско-Урянхайсккого края русскими пере-

¡ББМ 1997-0803 ВЕСТНИК МГУКИ июль-август 4 (30) 2009 г.

селенцами с выделением особой роли старообрядцев, останавливается на характере их взаимоотношений с тувинцами. Ф. Я. Кон писал: «В начале 50-х годов начинает распространяться учение "странников", или "бегунов". Один из деятелей этого учения, некто Фома Егоров, собрав больше 40 семейств, отправился на "восток" искать Беловодья... Долина р. Уса ...в одном отношении не отвечала требованиям странников: она находилась под властью русского царя и для заселения ее должно быть разрешение властей., которое вскоре было получено. и в 1856 году Иван Афанасьевич с 47 семействами переселился на Ус» (1, с. 12—13).

Характеристика хозяйственной деятельности старообрядцев Тандынского района содержится в работе К. Д. Минцловой «Далекий край» (1915), которая имеет как историческое, так и источниковедческое значение. Сопровождая своего мужа, чиновника особых поручений С. Р. Минцлова, она стала «первой женщиной-путешественницей, объехавшей весь Урянхайский край» (4, с. 3). Ксения Дмитриевна особое внимание уделила пребыванию их в экспедиции в «староверческом» поселке Сосновка: «Жители Сосновки, переселенцы из Томской губернии Уймонской волости, — считаются здесь народом неприятным и беспокойным. Мужики они солидные, работящие; живут домовито; хлебопашеством, правда, занимаются мало: виной тому, как и вообще всему Урянхаю, ранние морозы, но скота у них много; сена косят огромное количество, занимаются выделкой масла и кож и много охотничают» (5, с. 40—42). Автор дает высокую оценку их деятельности, называя староверов ценным элементом для государства, ищущим новые места и окультуривающим отдаленные окраины.

Таким образом, в дореволюционный историографии преобладают работы описательного характера, содержащие разрозненные, отрывочные сведения о старообрядчестве Тувы.

В начале 30-х годов XX века изучение истории Тувы было поставлено на научную основу благодаря экспедициям советских ученых. В ходе демографической переписи 1931 года П. Масловым была совершена экспедиция в верховья Малого Енисея, впечатления от которой он обобщил в работе «Конец Урянхая» (1933). В ней он приводит сведения о количестве старообрядческого населения этого района, детально описывая особенности старообрядческого быта.

Гораздо большее внимание старообрядцам, в отличие от предшественников, уделил в своей фундаментальной монографии «Социально-экономическая история Тувы (XIX — начало XX вв.)» (1956) В. И. Дулов. Он описал пути их возможного проникновения в Туву, особенности хозяйственной деятельности, характер взаимоотношений с тувинцами. Но, подробно проанализировав эти процессы, исследователь практически не коснулся вопросов религиозной идеологии старообрядцев Тувы.

Особое место в общем ряду исследований занимает работа В. Ф. Миловидова. Характеризуя современное состояние старообрядчества, автор пишет следующее: «Этот толк, вышедший из беспоповщины, фактически превратился в беспоповский. Все религиозные функции исполнялись у них уставщиками. Вместо храмов были часовни. Верующие признают крещение, исповедание и причащение. Большое распространение среди них получило пустынничество» (3, с. 50).

Общая картина будет неполной без статей и монографии Т. С. Мамсик, которые не только содержат методологические основы для исследования, но и освещают многие вопросы истории старообрядчества Западной Сибири и Алтая, генетически связанного с тувинским. В работах Т. С. Мамсик впервые было убедительно доказано существование особого миграционного пути алтайских старообрядцев в Туву. Исследователь раскрывает особенности хозяйственного освоения сибирскими старообрядцами новых земель, процесс формирования новой поселенческой структуры, анализирует мотивы их миграций. В статье «Беловодье и беловодцы» Т. С. Мамсик анализирует первые попытки переселения алтайских старообрядцев в Туву в связи с их стремлением достичь мифического «Беловодья» (2).

На современном этапе историография старообрядчества Тувы значительно пополнилась исследованиями А. А. Стороженко «Старообрядчество Тувы во второй половине XIX - первой четверти XX» - в этой его работе рассмотрены проблемы взаимоотношения государства со староверами Тувы, изучены миграционные маршруты.

Другая исследовательница - М. П. Татаринцева - в своей монографии «Старообрядцы в Туве» дает анализ системы воспитания в старообрядческих семьях и субконфессиональной структуре тувинского старообрядчества.

Академиком Н. Н. Покровским проводились комплексные исследования на территории Тувы. В монографии «Путешествие за редкими книгами» (1988) проанализированы результаты экспедиций археографов в места компактного проживания старообрядцев Тувы в 60-е годы XX века. В работе содержатся сведения о старообрядческих скитах верховьев Малого Енисея.

Одна из работ, написанная в соавторстве с Н. Д. Зольниковой, - «Староверы -часовенные на востоке России в XVIII-XX вв. Проблемы творчества и общественного сознания» (2002) - является обобщением всего массива сведений, накопленных современной наукой об этом старообрядческом согласии. Впервые на таком уровне теоретико-научной абстракции проведен анализ источников, найденных и зафиксированных в ходе археографических экспедиций не одного десятка лет, в том числе и на территории Тувы. Его результаты позволили составить достаточно полное представление о мировоззренческих особенностях часовенных, их исторических взглядах сквозь призму подлинных документов, вышедших из их среды. Ценность работы заключается в том, что в ней приводится относительно полная история развития часовенного согласия в Сибири.

Но все же феномен старообрядчества в Туве является на сегодняшний день мало изученным вопросом. В частности, остаются открытыми для изучения темы о соотношении механизмов сохранения традиций и возникновения новаций в целях характеристики специфики этого соотношения в разное время и выявления позитивных методов приспособления старообрядцев к современным обстоятельствам, раскрытия общего и особенного в развитии общин в Туве и факторов, которые их определяли; своей очереди ждет анализ духовных исканий идеологов старообрядчества, направленных на осмысление трагических социальных катаклизмов прошлого и недавнего времени.

Примечания

1. Кон Ф. Я. За пятьдесят лет / Ф. Я. Кон. - Изд. 2-е. - М.: Советский писатель, 1936. -Т. 3-4.

2. Мамсик Т. С. Беловодцы и беловодье / Т. С. Мамсик // Источники по культуре и классовой борьбе феодального периода. - Новосибирск: Наука, 1982. - С. 143-164.

3. Миловидов В. Ф. Современное старообрядчество / В. Ф. Миловидов. - М., 1979.

4. Минцлов С. Р. Предисловие / С. Р. Минцлов // Минцлова К. Д. Далекий край. - Петроград, 1915.

5. Минцлова К. Д. Далекий край / К. Д. Минцлова. - Кызыл: Новости Тувы, 1993.

6. Ошурков В. А. Отчет о поездке, совершенный летом 1902 года в Западные Саяны и Западную часть хребта Танну-оола / В. А. Ошурков // Записки Красноярского подотдела Восточно-Сибирского отдела ИРГО. - Т. 1. - Вып. 1.

7. Поздеева Е. Н. Книга - личность - община - инструменты воспроизводства традиционной культуры / Е. Н. Поздеева // Старообрядческий мир Волго-Камья: Проблемы комплексного изучения: [материалы научной конференции]. - Пермь, 2001.

8. Сырцов И. Я. Самосжигательство сибирских старообрядцев в XVII и XVIII столетии / И. Я. Сырцов. - Тобольск: Тобольская губернская типография, 1888.

9. Ядринцев Н. М. Раскольничьи общины на границе Китая / Н. М. Ядринцев // Сибирский сборник. - Кн. 1.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.