Научная статья на тему 'К построению синонимической парадигмы глаголов со значением «Widerrechtlich und heimlich in seinen Besitz bringen»'

К построению синонимической парадигмы глаголов со значением «Widerrechtlich und heimlich in seinen Besitz bringen» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
149
21
Поделиться
Ключевые слова
СИНОНИМИЯ / ЗНАЧЕНИЕ / СМЫСЛ / СИНОНИМИЧЕСКИЙ РЯД / СИНОНИМИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА / SYNONYMY / MEANING / SYNONYMIC SERIES / SYNONYMIC PARADIGM

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Хантакова Виктория Михайловна, Дей Татьяна Михайловна

В статье рассматриваются синонимические ряды с доминантами stehlen, rauben, betrügen и erpressen. Устанавливаются смысловые пересечения как доминантных лексем синонимического ряда, так и их периферийные элементы. Предпринимается попытка показать необходимость моделирования синонимической парадигмы глаголов со значением «widerrechtlich und heimlich in seinen Besitz bringen».

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Хантакова Виктория Михайловна, Дей Татьяна Михайловна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ON BUILDING OF SYNONYMIC PARADIGMS OF THE VERBS WITH THE MEANING «WIDERRECHTLICH UND HEIMLICH IN SEINEN BESITZ BRINGEN»

The article considers synonymic series with the dominants stehlen, rauben, betrügen and erpressen. Both semantic intersection of the dominant tokens of synonymic series and their peripheral elements are determined. The necessity of modeling of synonymic paradigm of the verbs with the meaning of «widerrechtlich und heimlichin seinen Besitz bringen» has been proved.

Текст научной работы на тему «К построению синонимической парадигмы глаголов со значением «Widerrechtlich und heimlich in seinen Besitz bringen»»

словарь / гл. ред. В.Н. Ярцева. - 2-е изд. - М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. - С. 412-413.

3. Болдырев, Н.Н. Когнитивный подход к изучению глагола и глагольных категорий [Текст] / Н. Н. Болдырев // Традиционные проблемы языкознания в свете новых парадигм знания: материалы круглого стола, апрель 2000. - М.: ИЯ РАН, 2000. - С. 16-35.

4. Дейк, Т. А. ван К определению дискурса [Электронный ресурс] / Т. А. Ван Дейк. - 1998. - Режим доступа: http://psyberlink.flogiston.ru/internet/bits/vandijk2. htm (дата обращения: 17.09.12).

5. Ковалева, Л.М. Английская грамматика: предложение и слово [Текст] / Л.М. Ковалева. - Иркутск: ИГЛУ, 2008. - 397 с.

6. Колмогорова, А.В. Языковое значение и речевой смысл: Опыт функционально-семиологического исследования прилагательных-обозначений светлого и темного в современных русском и французском языках [Текст] / А.В. Колмогорова. - Новокузнецк: Изд-во КузГПА, 2005. - 256 с.

7. Костюшкина, Г.М. Современные направления во французской лингвистике (Теория высказывания и анализ дискурса): учеб. пособие [Текст] / Г. М. Костюшкина, - Иркутск: ИГЛУ, 2003. - 270 с.

8. Костюшкина, Г.М. Концептуализация и категоризация в языке [Текст] / Г. М. Костюшкина [и др.]. - Иркутск: Изд-во ИГЛУ, 2006. - 584 с.

9. Костюшкина, Г.М. Современные направления во французской лингвистике [Текст] / Г.М. Костюшкина. -М.: УРСС (ЛИБРОКОМ), 2009. - 304 с.

10. Кубрякова, Е.С. Глаголы действия через их когнитивные характеристики [Текст] / Е.С. Кубрякова // Логический анализ языка. Модели действия: сб. статей / отв. ред. Н.Д. Арутюнова, Н.К. Рябцева. - М.: Наука, 1992. - С. 84-90.

11. Лакофф, Дж. Мышление в зеркале классификаторов [Текст] / Дж. Лакофф // Новое в зарубежной лингвистике. - М.: Прогресс, 1988. - Вып. 23. - С. 12-51.

12. ЛЭС - Лингвистический энциклопедический словарь [Текст] / Гл. ред. В.Н. Ярцева. - М.: Советская Энциклопедия, 1990. - 685 с.

13. Остин, Дж. Значение слова [Электронный ресурс] / Дж. Остин. - Режим доступа: http://kant.narod.ru/ austin.htm (дата обращения: 22.04.2012).

14. Панов, М.В. Позиционная морфология русского языка [Текст] / М.В. Панов. - М.: Наука; ЯРК, 1999. -276 с.

15. Сильницкий, Г.Г. Семантическая структура глагольного значения [Текст] / Г.Г. Сильницкий // Проблемы структурной лингвистики / отв. ред. В.П. Григорьев.

- М.: Наука, 1986. - С. 3-16.

16. Уфимцева, А.А. Типы словесных знаков [Текст] / А.А. Уфимцева. - М.: Наука, 1974. - 206 с.

17. Шустова, С.В. Каузативная ситуация [Электронный ресурс] / С. В. Шустова // Фундаментальные исследования. - 2006. - № 3 - С. 97-101.

18. Ямшанова, В.А. Категория инструментально-сти в немецком языке [Текст] / В.А. Ямшанова. - Л.: ЛФЭИ, 1991. - 159 с.

19. Admoni, W. Der deutsche Sprachbau [Текст] / W. Admoni. - М.: Просвещение, 1982. -336 S.

20. Fillmore, Ch. J. Toward a frame-based lexicon: The semantics of RISK and its neighbors [Текст] / ChJ. Fillmore, B.T. Atkins // Frame, Fields, and Contrasts.

- Hillsdale, N.J.: Lawrens Erlbaum Assoc, 1992. - P. 75102.

21. Givon, T. Mind, code and context. Essazs in pragmatics [Текст] / T. Givon. - Hillsdale, 1989. - Р. 5152.

22. Kästner, E. Drei Männer im Schnee [Текст] / E. Kästner. - München: dtv, 1988. - 154 S.

23. Keun, I. Das kunstseidene Mädchen [Текст] /

I. Keun. - Berlin: List Taschenbuch, 2004. -218 S.

24. WUL - Wortschatz Universität Leibzig [Electronic resource]. - URL: http://wortschatz.uni-leipzig.de/ (дата обращения: 23.10.12).

УДК 81 ББК 81.053.1

В.М. Хантакова, Т.М. Дей К ПОСТРОЕНИЮ СИНОНИМИЧЕСКОЙ ПАРАДИГМЫ ГЛАГОЛОВ

СО ЗНАЧЕНИЕМ «WIDERRECHTLICH UND HEIMLICH IN SEINEN BESITZ

BRINGEN»

В статье рассматриваются синонимические ряды с доминантами stehlen, rauben, betrügen и erpressen. Устанавливаются смысловые пересечения как доминантных лексем синонимического ряда, так и их периферийные элементы. Предпринимается попытка показать необходимость моделирования синонимической парадигмы глаголов со значением «widerrechtlich und heimlich in seinen Besitz bringen».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ключевые слова: синонимия; значение; смысл; синонимический ряд; синонимическая парадигма

© Хантакова В.М., Дей Т.М., 2014

V.M. Khantakova, T.M. Deji ON BUILDING OF SYNONYMIC PARADIGMS OF THE VERBS WITH THE MEANING «WIDERRECHTLICH UND HEIMLICH IN SEINEN

BESITZ BRINGEN»

The article considers synonymic series with the dominants stehlen, rauben, betrügen and erpressen. Both semantic intersection of the dominant tokens of synonymic series and their peripheral elements are determined. The necessity of modeling of synonymic paradigm of the verbs with the meaning of «widerrechtlich und heimlichin seinen Besitz bringen» has been proved.

Key words: synonymy; meaning; synonymic series; synonymic paradigm

В лингвистической науке нет, пожалуй, ни одной проблемы, обсуждение которой в той или иной мере, не соприкасалось бы с анализом синонимических отношений в языке. И это не является случайным, поскольку особая природа этого феномена, заключающаяся в отражении противоречия и невосполнимой пропасти между мыслью и языком, вербализующим эту мысль, заставляет ученых, несмотря на большое количество научных работ, посвященных ее изучению, вновь и вновь возвращаться к ее рассмотрению.

При этом в «эпицентре» научных дискуссий о синонимии прослеживается перемещение акцента с узкоспециализированного ее понимания, ориентированного на выявлении оппозиций на уровне формы (синонимии форм) на синонимию смыслов [Хантакова, 2006]. Такая направленность исследований обусловила включение синонимии в качестве неотъемлемой части в приоритетную на сегодняшний день проблему науки, важной для понимания, познания и общения - проблему смысла, являющейся в своем роде нервом исследовательской мысли. С этой точки зрения изучение синонимии важно как в общеметодологическом, так и в практическом плане.

С методологической точки зрения она связана с решением фундаментальной гносеологической задачи - объяснение отношения смысловой стороны языка и мира, или другими словами, выявлением данных о своеобразном отражении действительности в смысловой стороне языка, вариативности такого отражения, причин вариативности и условий ее проявления. В практическом плане рассмотрение этой проблемы определяется важной ролью владения человеком синонимическими средствами, позволяющими выбрать из словарного фонда и грамматической системы языка именно те средства, которые в точности выражают его мысли и чувства.

Опыт предшествующего изучения синонимических средств языка, тенденция не слишком жесткого разграничения групп и классов синонимов сделали очевидной необходимость комплексного рассмотрения синонимии, как и языка в целом, акцентирующего внимание не на отдельных частностях, а на целостности и характере интегративного взаимодействия ее частей. Важнейшим шагом в разработке этой проблематики в теории синонимии является обнаружение системных связей между членами разных синонимических рядов и обоснование «сквозных» критериев синонимии [Апресян, 2006, с. 70]. В «сквозных», являющихся одновременно повторяющихся во многих синонимических рядах, критериях наиболее отчетливо проявляется системная организация словарного фонда, общеметодологическая значимость которого неоспорима.

Естественным продолжением выявления «сквозных» сходств и различий между синонимами становится задача изучать отдельные синонимические ряды не в отрыве друг от друга, а в их совокупности, поскольку синонимический ряд представляет собой структуру, в которой отражается, помимо индивидуальных черт, существенные качества парадигм более высокого ранга [Черняк, 1992, с. 4]. Содержащийся в научной литературе анализ обширного синонимического материала показывает, что сравнение и описание отдельных элементов внутри синонимического ряда выполняются более подробно, чем анализ существующих сходств и различий между отдельными синонимическими рядами, вписывающихся в более крупный фрагмент лексико-семантический системы языка.

Между тем, в языковой действительности нередки случаи, когда синонимы одного ряда подобно тому, как значения слов «переливаются» одно в другое, делая любую классификацию гибкой и изменчивой [Шведова, 2004,

с. 242], включаются в другие синонимические ряды. Примером этому служит множество разных синонимических рядов, характеризующихся переходом своих составляющих из одного ряда в другой, что отражает отсутствие резких границ и жестких делений, обнаруживая размытость значений, характерной для языковых выражений естественного языка.

В этом отношении избранные для настоящего исследования ряды синонимов с их гибкой системой противопоставлений, не составляют исключение. Может быть, именно в этом объяснение появления в синонимическом ряду с доминантой stehlen такого глагола, как rauben [Duden, 2006. S. 826], который сам является доминантой другой совокупности синонимов [Bulitta, 2007. S. 655]. В известной степени это относится и к случаям, когда одно слово объясняется через его синоним, что является нередким в синонимических словарях.

Продолжая анализ синонимов stehlen и rauben, можно убедиться в том, что иногда в синонимических словарях нет списка слов, относящихся к ряду с доминантой rauben, есть лишь отсылка к синонимическому ряду с доминантой stehlen [Wahrig, 2006. S. 569]. В другом словаре глагол rauben отнесен к ряду синонимов, объединенных вокруг слова plündern [Synonymwörterbuch, 1973. S. 439].

Раздельное рассмотрение каждого синонимического ряда показало, что их наполняемость различна, тем самым, обосновывается, во-первых, наличие и место каждого синонимического ряда в языковой системе. Какими бы разрозненными ни были составляющие рассматриваемых рядов синонимов, они, по нашему мнению, несомненно, очень показательны, свидетельствуя о возможности непрерывных переходов от одного семантического «сгущения» к другому в относительно однородном смысловом поле. При этом здесь, как и в природе «...невозможно точно установить тот самый момент, когда одно кончается и начинается другое.» [Лейбниц, 1982, с. 213]. Во-вторых, каждый из них вне связи с другими синонимическими рядами весьма беден по своему содержанию и в силу этого является не достаточно информативным, когда речь идет о разнообразных и многоаспектных случаях, относящихся к Vermögensdelikt. Стремление ликвидировать положение, когда нежелательно по тем или иным причинам рас-

ширять контекст, язык ищет выход в обращении к синониму, который при минимальном контексте позволяет человеку формировать и формулировать нужную ему мысль.

Так, при описании ситуации кражи могут быть применимы многие единицы синонимического ряда с доминантой stehlen со свойственным ему значением «widerrechtlich und heimlich in seinen Besitz bringen» [Synonymwörterbuch, 1973. S. 511]. Соседствуя друг с другом в синонимическом ряду, глагольные лексемы не могут не вступать между собой в определенные отношения (в том числе, быть между собой в отношении тождества, позволяющего в некоторой степени быть синонимам взаимозаменяемыми в одном и том же контексте), очерченные общим для всего ряда значением. Но в языковой реальности нередки случаи совместного употребления синонимов одного и того же ряда. Очень соблазнительно искать объяснения этому в состоянии говорящего или в экспрессивном характере высказывания. Однако, совместное использование синонимических единиц содержательно не только в отношении эмоциональной экспрессии высказывания, но и в силу других смысловых оппозиций между синонимами, как свидетельствует следующий пример:

Kassierer: Ich habe geraubt, gestohlen. Ich habe mich ausgeliefert - Ich habe meine Existenz vernichtet - alle Brücken sind gesprengt - ich bin ein Dieb, Räuber -(Über den Tisch geworfen.) Jetzt müssen Sie doch!! - jetzt müssen Sie doch!! [Kaiser, 1994. S. 22].

Совместное использование глагольных синонимов rauben и stehlen для характеристики одной и той же ситуации может показаться в данном случае излишним, поскольку синонимичные глаголы на первый взгляд мало отличаются друг от друга, когда речь идет о значении «widerrechtlich und heimlich in seinen Besitz bringen». Но тайное и противоправное присвоение чужих средств может сопровождаться взломом или применением силы, в таких случаях предпочтителен глагол rauben, характеризующийся наряду со свойственным всему ряду значением только ему присущим значением - «etw. gewaltsam wegnehmen, entreißen» [Duden, 2007. S. 654]. Нельзя исключить, что и другие лексемы данного синонимического ряда могут быть употреби-

тельны для описания таких ситуаций, однако, именно глагол rauben не требует определенных дополнений и определенного количества других языковых средств. Можно сказать, что именно с использованием глагола rauben создаются условия для более точного описания ситуации, в процессе которого наблюдается высвечивание тех значений, которыми синонимичные глаголы отличаются друг от друга. Происходит как бы постепенное и постоянное «нанизывание» этих значений на присущее всем синонимам рассматриваемого ряда значение «widerrechtlich und heimlich in seinen Besitz bringen», которые начинают в какой-то минимальной, не сразу заметной степени представлять описываемую ситуацию более объемно и полно, чтобы высказывание было правильно и однозначно понято. Для этого синонимический ряд с доминантой stehlen как бы «заимствует» у другого ряда глагол rauben, без которого нет точного обозначения описываемой ситуации. Изначально сфера использования глагола rauben ограничивалась ситуациями, имевшими место во время или после военных действий, когда с противника срывались и присваивались себе одежда, оружие, доспехи, другими словами, это был далеко не тайный и не всегда противоправный в те времена способ присвоения чужого имущества: «das westgerm. Wort, bezeichnete ursprünglich das, was dem (getöteten) Feinde abgerissen oder entrissen wird, die Kriegsbeute, speziell die dem Feinde abgenommene Rüstung und Kleidung.» [Duden, 2007. S. 654].

Однако, внешнее проявление такого действия, характеризующегося взломом, нарушением порядка, нанесением ущерба, порчей имущества, например, всего помещения, откуда была совершена кража, транслируется в синонимический ряд с доминантой stehlen вместе с языковой единицей rauben, «растягивая» значение целого ряда, тем самым, изменяя его. Если у синонимического ряда нет точного обозначения, он «растягивает» свое значение так, чтобы охватить все мельчайшие нюансы того аспекта ситуации, для которого не находится обозначения, что, с одной стороны, объясняет существующую взаимосвязь между синонимическими рядами, обусловленную особенностями мышления: оперировать расплывчатыми понятиями и твердым ядром. С другой стороны, выдвигает необхо-

димость их описания в рамках объединений более высокого ранга.

Аналогична ситуация и с другими словами синонимического ряда с доминантой stehlen - unterschlagen и veruntreuen, являющихся доминантами других синонимических рядов [Duden, 2006. S. 939, 1007]. Глаголы unterschlagen и veruntreuen используются согласно пометам в словаре «bes. Rechtsspr» преимущественно в языке права. Нельзя не заметить смысловую общность слова unterschlagen с синонимами ряда с доминантой betrügen, что зарегистрировано в синонимическом словаре [Wahrig, 2006. S. 154]. Еще одним глаголом, используемым при описании случаев, относящихся к Vermögensdelikt, является глагол belästigen, который входит одновременно, как в синонимический ряд с доминантой erpressen [Wahrig, 2006. S. 268], так и в синонимический ряд доминантой rauben [Bullita, 2007. S. 629]. Таким образом, оказывается, что описание случаев, относящихся к Vermögensdelikt, не может ограничиваться синонимическим рядом с доминантой stehlen, несмотря на то, что именно так категоризует естественный язык. Такие взаимосвязи между синонимическими рядами наводят на мысль о том, что необходимо учитывать специфику других рядов синонимов, объединенных вокруг глаголов rauben, unterschlagen, veruntreuen, erpressen. Изучение не отдельных синонимических рядов в отрыве друг от друга, а в их совокупности и в единстве способствует объяснению природы ситуаций, относящихся к Vermögensdelikt. Сделать это только в рамках одного ряда весьма затруднительно. Оказывается, что соотнесенность рассматриваемых рядов синонимов друг с другом, их единство небезразлично для каждого из них. А оно, как известно, «представляет собою субстанцию, в которой и через посредство которой они только и могут сохранять свою собственную индивидуальность» [Гегель, 1938, с. 124]. Можно утверждать, что роль и значимость одного ряда в языке не могут быть поняты вне целого, как и вообще «роль элемента целого не может быть понята вне этого целого» [Шатуновский, 1996, с. 8].

Представление о роли и месте каждого синонима в совокупности нескольких рядов, используемых при описании многообразных случаев Vermögensdelikt, позволяет человеку формировать и формулировать нужную

ему мысль «.не одним определенным способом, как задано программой, а любыми способами, полезными в каждом конкретном случае» [Фрумкина, 1995, с. 113]. Особо отчетливо проявляется взаимосвязь рядов синонимов в толкованиях их доминант stehlen, rauben, betrügen, erpressen, в которых отражены противоправные действия человека по отношению к чужому имуществу. Так, stehlen определяется как «widerrechtlich und heimlich in seinen Besitz bringen» [Synonymwörterbuch, 1973. S. 511], глагол betrügen характеризует этого же действие - противоправное присвоение чужого имущества с помощью ложного маневра, введением другого человека в заблуждение. Наиболее ярко об этом говорит его дефиниция: «sich durch Täuschung anderer Vorteil verschaffen» [Synonymwörterbuch, 1973. S. 129]. Так, глагол rauben определяется как «j-m etwas mit Gewalt oder Drohung wegnehmen: .Geld» [Langenscheidt, 1998. S. 790], а erpressen - «durch Drohung, durch Androhung von Gewalt von jemandem erhalten: (Geld, ein Lösegeld)» [Duden, 2010. S. 348]. Как показывают толкования доминантных лексем рассматриваемых рядов синонимов, все они «вращаются» вокруг значения «противоправное нарушение норм против собственности».

Интерпретация stehlen, как и rauben, betrügen, erpressen, связана c характером присвоения чужой собственности, так, у stehlen есть смысловые компоненты «unerlaubterweise» и «widerrechtlich». У глаголов erpressen и rauben сходство с stehlen в этом плане обнаруживается в определении «durch Drohung, durch Androhung von Gewalt von jemandem erhalten: (Geld, ein Lösegeld)» [Duden, 2010. S. 348], показывающее неявно противозаконный характер присвоения чужого имущества. К противозаконным относятся и действия, описываемые другой глагольной лексемой betrügen, поскольку в действительности есть немало случаев, когда присваивают имущество другого человека с помощью мошенничества. Немаловажную роль в интерпретации смысловых компонентов «unerlaubterweise» и «widerrechtlich» у глаголов rauben, betrügen, erpressen играет тот факт, что в Основном законе ФРГ Diebstahl, Raub, Betrug, Erpressung рассматриваются как преступления против собственности [Rechtsordnung, 1997; Strafgesetzbuch, 2012].

Сходство stehlen c betrügen, erpressen проявляется в механизме причинно-следственных отношений. Причиной, как правило, является желание обладать каким-либо чужим имуществом. Следствием становятся противоправные действия, направленные на присвоение чужого имущества. И как показывают примеры, там, где имеют место кража или вымогательство, присутствует обман, что отражено последовательным расположением глаголов в одном фрагменте текста: (1) Die Kinder betrogen sie, wo sie nur konnten, und stahlen ihr Geld aus dem Geldtäschchen. Wenn sie es aus Versehen liegenließ [Blyton, 1990. S. 83]. (2) „Das Ziel war von Anfang an, sie zu betrügen und Geld zu erpressen “, sagte Appelhans [Spiegel. URL: htt:// www.spiegel.de].

По данным языка, stehlen связан с rauben, betrügen, erpressen через общность инструментов, с помощью которых осуществляются противоправные действия: das Messer, die Pistole, die Schusswaffe, der Computer, das Internet. Показательным в этой связи является отражение языком как живой и развивающейся системы динамики нашего интеллекта и уровня развития общества. Языковые данные, а именно: актанты рассматриваемых глаголов показывают наметившиеся в обществе изменения в выборе способа и технологии совершения кражи: от использования для кражи ножа до современных компьютерных технологий. Следовательно, меняется и информация о человеке, который совершает кражу. Он обладает определенными навыками, умениями, уловками, знаниями новых технологий.

Несомненно, что ценность отчуждаемого объекта в разные периоды развития общества неодинакова. Изначально у древних германцев объектом кражи были скот и военные трофеи, как свидетельствует этимология глагола rauben, который изначально применялся, когда шла речь о присвоении одежды и обмундирования противника «Kleidung, Rüstung» «(Kriegs)beute» [Duden, 2007. S. 654]. С течением времени объектами кражи становятся не только материальные объекты, но и интеллектуальная собственность, так как актантами глаголов становятся такие имена существительные, как Wissen, Gedanken, Idee, Know-how. Отметим также наличие в синонимическом ряду с доминантой stehlen глагола plagieren для обозначения «Diebstahl geistigen

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Eigentums», появившееся в немецком языке в конце 19 столетия и получившее в дальнейшем значение «ein Plagiat begehren» [Duden, 2007. S. 611].

Stehlen, в отличие от rauben и erpressen, имеет в своем текстовом окружении языковые единицы, обозначающие темное время суток (die Dunkelheit, die Nacht, morgens, nachts), что подчеркивает также тайный способ кражи, ср.:

(1) Früher haben sie hier nachts die Haustüren offen gelassen, nie wurde etwas gestohlen [Spiegel. URL: htt:// www.spiegel.de]. (2) Die Diebe nutzten die Dunkelheit der Nacht, um aus den Zelten der Festivalbesucher Laptops, Handys und Bargeld zu stehlen [Spiegel. URL: htt:// www.spiegel.de]. (3) «Man soll nicht von Orbasan sagen können, dass er nachts in die Häuser steige, um Gold zu stehlen!» [Hauff, 2002. S. 106]. (4) Sie kamen in der Nacht, zerbrachen eine Fensterscheibe und knackten das Vorhängeschloss einer Gittertür, die zur ständigen Sammlung des Musée National d‘Art Moderne in Paris führt. Dort stahlen die Unbekannten fünf wertvolle Gemälde der Klassischen Moderne von Georges Braque, Fernand Léger, Henri Matisse, Amedeo Modigliani und Pablo Picasso und konnten unerkannt mit ihrer Beute entkommen [Welt. URL: htt:// www.welt.de].

Противоправный и тайный способ присвоения чужого имущества присущ также глаголам betrügen, veruntreuen, unterschlagen, относящимся к рядам с доминантой betrügen [Wahrig, 2006. S. 154]:

Er soll riesige Summen Geld unterschlagen und gewaschen haben. So lauten die Vorwürfe, die die griechische Polizei gegen einen Abt erhebt. Sein Kloster liegt auf der Halbinsel Athos, die in die nördliche Ägäis ragt. Nun haben die Beamten den Geistlichen festgenommen und stellten ihn unter Hausarrest [Spiegel. URL: htt:// www. spiegel.de].

Лексемами erpressen и rauben, а также их синонимами fordern, bedrohen и соответственно ausrauben, berauben описывается не тайный, а «открытый» способ кражи, характеризующийся агрессивными действиями осуществляющего кражу, использованием орудия для запугивания или убийства жертвы:

(1) Eines Tages raubten die Tai-Tschuten unsere acht Pferde ... Das geschah vor unseren Augen und zu der Stunde, wo die Sonne am

höchsten stand. Noch ehe wir unsere Bogen fassen und unsere gefiederten Pfeile auflegen konnten, waren die tai-tschutischen Räuber in der Steppe verschwunden [David, 1996. S. 30]. (2) Das Opfer, ein 21-jähriger Mann, erlitt Prellungen an Kopf und Händen, Schnittverletzungen an der linken sowie eine Wunde an der rechten Hand... Nach Angaben der Polizei hatten sie versucht, dem Opfer Halskette sowie Armband und Handy zu rauben [Spiegel. URL: htt:// www.spiegel. de]. (3) Eine 14 Jahre alte Ungarin hat eine Verkäuferin mit einem gezückten Küchenmesser bedroht, um Geld zu erpressen [Spiegel. URL: htt:// www.spiegel.de].

Итак, как показывает язык, границы синонимических рядов с доминантами stehlen, rauben, betrügen, erpressen представляются весьма размытыми. Входящие в них лексические единицы принадлежат также и другим синонимическим рядам, которые пересекаются друг с другом как в плане их доминантных лексем, так и периферийной части. Смысловые связи глаголов со значением «нарушение норм против собственности» передают разные нюансы и особенности этого значения. Ситуация в современном немецком языке такова, что именно ряд с доминантой stehlen активно «эксплуатируется» для описания большинства случаев, относящихся к Vermögensdelikt. В случаях же, когда необходима более подробная характеристика описываемых ситуаций, детализация совершений противоправных действий против чужого имущества, другие синонимические ряды (с доминантами rauben, betrügen, erpressen) «сдают в аренду» синонимическому ряду с доминантой stehlen свои лексические единицы на более или менее длительный срок, нередко с включением как своих доминант, так и периферийной части в качестве составляющих ряда со stehlen.

Таким образом, смысловые связи синонимического ряда с доминантой stehlen с рядами синонимов, группирующихся вокруг глаголов rauben, betrügen, erpressen, показывают особую роль каждого из них в создании целостной, упорядоченной картины, представленной различными случаями, относящимися к Vermögensdelikt в современном немецкоязычном обществе. Тесная взаимосвязь синонимических рядов между собой придает им не только свойство системы, но и ориентирует на лингвистическое моделирование не только от-

дельных синонимических рядов, но и целых синонимических парадигм.

И хотя на современном этапе развития теории синонимии синонимические парадигмы недостаточно описаны, предпосылки для дальнейшего развития уже заложены при исследовании как на уровне лексики [Черняк, 1992; Хоменко, 2006; Шумилова, 2009], так и на уровне грамматики [Сорокина, 2003]. Смысловые связи между синонимами рассмотренных в статье рядов демонстрируют перспективность дальнейшего исследования в рамках парадигмы глаголов со значением «widerrechtlich und heimlich in seinen Besitz bringen». При построении синонимической парадигмы этих рядов синонимов должны быть учтены такие параметры, как субъект кражи, объект кражи, характер совершения кражи, пространственные и временные характеристики ситуации, в которой совершается кража, активность/пассивность обладателя имущества, оценка.

Библиографический список:

1. Апресян, Ю.Д. Языковая картина мира и системная лексикография [Текст] / В.Ю. Апресян, Ю.Д. Апресян, Е.Э. Бабаева [и др.]; отв. ред. Ю.Д. Апресян. - М.: Языки славянских культур, 2006. - 912 с.

2. Гегель, Г.В.Ф. Лекции по эстетике [Текст] / Г.В.Ф. Гегель. - Кн.1. Соч.в 12 т. - М.-Л.: ГИЗ, 1938.

- 431 с.

3. Лейбниц, Г.В. Сочинения [Текст]: в 4-х т. / Г.В. Лейбниц; ред. и сост., авт. вступ. статьи и примеч. В.В. Соколов; пер. Я.М. Боровского [и др.]. - М.: Мысль, 1982. - Т. 1. - 636 с.

4. Сорокина, Т.С. Функционально-когнитивные основания теории грамматической синонимии в английском языке [Текст]: дис. ... д-ра филол. наук / Т.С. Сорокина. - М., 2003. - 461 с.

5. Хантакова, В.М. Синонимия форм и синонимия смыслов: теоретическая модель анализа интегративного взаимодействия синонимических единиц одно- и разноуровневой принадлежности [Текст]: дис. ... д-ра филол. наук / В.М. Хантакова. - Иркутск, 2006. - 335 с.

6. Хоменко, О.Е. Моделирование синонимической парадигмы с доминантой «страх» [Текст]: автореф. дис. ... канд. филол. наук / О.В. Хоменко. - Ставрополь, 2006. - 22 с.

7. Фрумкина, Р.М. Есть ли у современной лингвистики своя эпистемология [Текст] / Р.М. Фрумкина // Язык и наука XX в. / под ред. Ю.С. Степанова. - М.: РАН, Ин-т языкознания РАН, 1995. - С. 74-117.

8. Черняк, В.Д. Синонимические связи слов в лексической системе русского языка [Текст]: автореф. дис. ... д-ра филол. наук: 10.02.01 / В.Д. Черняк. - СПб., 1992. - 41 с.

9. Шатуновский, И.Б. Семантика предложения и

нереферентные слова (слова, значения, коммуникативная перспектива, прагматика) [Текст] / И.Б. Шатуновский. - М.: Языки русской культуры, 1996. - 400 с.

10. Шведова, Н.Ю. Три заметки о смысловых пересечениях [Текст] / Н.Ю. Шведова // Сокровенные смыслы: Слово. Текст. Культура: сб. статей в честь Н.Д. Арутюновой / отв. ред. Ю.Д. Апресян. - М.: Языки славянской культуры, 2004. -С. 242-254.

11. Шумилова, А.А. Синонимия как ментально-языковая категория (на материале лексической и словообразовательной синонимии русского языка) [Текст]: автореф. дис. ... канд. филол. наук / А.А. Шумилова.

- Кемерово, 2009. - 24 с.

12. Blyton. E. Treffpunkt Keller [Iext] / E. Blyton.

- Deutscher Taschenbuch Verlag GmbH & Co KG, Münschen Lizenzausgabe des Erika Knopp Verlages, Berlin-München, 1990. - 152 S.

13. Bulitta, E.H. Das große Lixikon der Synonymie [Тех^] / E.H. Bulitta // 2. Auflage. - Fischer Taschenbuch Verlag, 2007. - 1049 S.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. David, K. Der schwarze Wolf [Тех^] / K. David. -Berlin: Verlag Neues Leben, 1996. - 264 S.

15. Duden. Das Bedeutungswörterbuch [Iext] / 4., neu bearbeitete und erweiterte Auflage. Herausgegeben von der Dudenredaktion, Band 10 [Тех^] / Mannheim - Zürich: Dudenverlag, 2010. -1151 S.

16. Duden. Das Herkunftswörterbuch. Etymologie der deutschen Sprache [Тех^] / 4., neu bearbeitete Auflage. Band 7. - Mannheim-Wien-Zürich: Dudenverlag, 2007.

- 960 S.

17. Duden. Das Synonymwörterbuch. Ein Wörterbuch sinnverwandter Wörter [Тех^] / 4. Aufgabe. Duden Band

8. - Dudenverlag Mannheim-Leipzig-Wien-Zürich, 2006.

- 1104 S.

18. Hauff, W. Märchen und Novellen [Text] / W. Hauff.

- Zürich: Menesse Verlag, 2002. - 519 S.

19. Keiser, G. Von morgen bis mitternachts [Text] / G. Keiser. - Gmbh., Philipp Reclam jun., Stuttgart, 1994.

- 89 S.

20. Langenscheidt. Langenscheidtsgroßwörterbuch, Deutsch als Fremdsprache [Тех^] / Berlin-München-Wien-Zürich-New York: Langenscheidt, 1998. - 1220 S.

21. Rechtsordnung der Bundesrepublik Deutschland [Тех1] / Zweite, neubearbeitete Auflage schriftenreihe. Band 333, Bonn, 1997. - 240 S.

22. Spiegel [Electronic resource]. - URL: htt://www. spiegel.de (дата обращения: 02.11.2008-25.12.2011).

23. Strafgesetzbuch [Electronic resource]. - URL: http://www.gesetze-im-internet.de/bundesrecht/stgb/ gesamt.pdf (дата обращения: 02.11.2008-25.12.2011).

24. Synonymwörterbuch, sinnverwandte Ausdrücke der deutschen Sprache [Tetf] / Hrsg. Von Herbert Görner und Günter Kempke. Leipzig VEB Bibl. - Institut, 1973.

- 643 S.

25. Wahrig. Synonymwörterbuch. Neuausgabe. Die

5. Auflage 2006 wurde vollständig neu bearbeitet und aktualisiert von Dr. Ulrich Adolphs [Тех^] / Wissen Media Verlag GmbH, 2006. - 800 S.

26. Welt [Electronic resource]. - URL: htt:// www.welt. de (дата обращения: 25.05.2010).