Научная статья на тему 'К 100-летию со дня смерти Фрэнсиса Гальтона - основателя психогенетики'

К 100-летию со дня смерти Фрэнсиса Гальтона - основателя психогенетики Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
153
15
Поделиться
Ключевые слова
ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ / ПСИХОГЕНЕТИКА / ФРЭНСИС ГАЛЬТОН

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Воробьев В.С.

В связи со 100-летием со дня смерти выдающегося английского ученого Фрэнсиса Гальтона проводится анализ его жизни и творчества с акцентом на вклад в психологию.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «К 100-летию со дня смерти Фрэнсиса Гальтона - основателя психогенетики»

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

УДК 159.9

к 100-ЛЕТИЮ со дня СМЕРТИ ФРЭНСИСА ГАЛЬТОНА -

основателя психогенетики

В.с. ВОРОБЬЕВ*

Учреждение Российской академии образования «Психологический институт», Москва; Факультет психологии Национального исследовательского Томского государственного

университета, Томск

В связи со 100-летием со дня смерти выдающегося английского ученого Фрэнсиса Гальтона проводится анализ его жизни и творчества с акцентом на вклад в психологию. Ключевые слова: история психологии, психогенетика, Фрэнсис Гальтон.

В 2011 году исполняется 100 лет со дня смерти Фрэнсиса Гальтона, универсального английского исследователя, географа, антрополога, статистика, психолога, основателя психогенетики и дифференциальной

© Воробьев B.C., 2011

* Для корреспонденции:

Воробьев Вадим Сергеевич к.м.н., вед. н. с.

Учреждение РАО «Психологический институт» 125009 Москва, ул. Моховая, 9, стр. 4

психологии и др. Широта его интересов беспрецедентна в истории науки XIX века. Вместе со своим родственником Чарльзом Дарвином и, пожалуй, с Гербертом Спенсером он был в центре интеллектуальной жизни того времени. Любой предмет, к которому он прикасался, был отмечен печатью гения, что оставляло глубокий след в науке: открытие антициклонов в метеорологии, близнецового метода в генетике, дактилоскопии в криминалистике, регрессии и корреляции в статистике - все это связано с его именем. Велик его вклад и в становление психологии. В связи с этим в настоящей статье будут проанализированы его жизнь и творчество с обращением внимания на психологический аспект.

Curriculum vitae. Фрэнсис Гальтон родился 16 февраля 1822 года в Ларчесе вблизи Спаркбрука (Бирмингем) в родовом имении отца Самюэля Терциуса (по-латыни это означает «третий») Гальтона (1783-1844). Как и дед Самюэль Джон Гальтон, 1753-1832 (прадед тоже был Самюэль, только «первый»), семья по отцовской линии занималась банкирским делом и торговлей оружием и была довольно состоятельной. Мать - Фрэнсес Анна Виолетта Дарвин (1783-1874) - дочь известного врача, философа и поэта Эразма Дарвина и тетя Чарльза Дарвина. Здесь важно дать разъяснение. В русскоязычной литературе принято Ф. Гальтона называть

Рис. 1. Сокращенная родословная Дарвинов-Гальтонов вместе с Веджвудами; черным цветом выделены выдающиеся члены семей, серым - с научными способностями, римскими цифрами обозначены поколения, арабскими - конкретные лица (объяснения см. в [53])

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

двоюродным братом Ч. Дарвина, а в англоязычной нередко фигурирует термин «halfcousin». Это обусловлено тем, что двоюродное родство неполное, поскольку их родители происходят от одного отца (Эразма Дарвина), но от разных матерей: отец Чарльза (Роберт Уоринг Дарвин) от первой жены деда - Мэри Говард, мать Фрэнсиса от второй жены - Элизабет Колье. Вот почему корректно употреблять название «полудвоюродные братья» (или «полукузены»). Для ясности целесообразно привести фрагмент генеалогии Дарвинов-Гальтонов (рис. 1).

Обе линии Дарвинов и Гальтонов порождали незаурядных людей: так, дед Ф. Гальтона Эразм Дарвин (1731-1802) является автором книги «Зоономия, или законы органической жизни», трактатов в стихотворной форме, поэмы «Храм природы» (есть русский перевод Н.А. Холодковского 1911 г.), а тетя Мэри Анна Гальтон (17781856) обладала литературным даром, написав автобиографию и труды по эстетике и религии. Череду талантов Гальтонов можно продолжить: дед Фрэнсиса Галь-тона написал книгу о птицах, отец - по экономике (валютному обращению), мать напечатала «Советы молодым женщинам,

впервые начинающим службу», сестра Эмма выпустила в свет «Руководство для незащищенных» (советы по ведению бизнеса для одиноких женщин), брат Эразм публиковал работы по сельскому хозяйству и альпинизму. Дед Самюэль Джон Гальтон был дружен с химиком Дж. Пристли и входил в состав так называемого «Лунного общества» (местной интеллигенции Бирмингема, регулярно собиравшейся на полнолуние). Поэтому такое происхождение предопределяло многое в судьбе Ф. Галь-тона. Кроме того, для полноты информации следует упомянуть, что обе родительские линии принадлежали к семействам квакеров, что накладывало отпечаток на систему воспитания и образования, а также формирование мировоззрения. В 1817 году после смерти ребенка мать Виолетта Гальтон убедила мужа принять крещение в англиканской церкви (это означало полный разрыв с сектой квакеров).

Надо подчеркнуть также, что свою родословную Ф. Гальтон с летописной точностью разобрал в мемуарах [33], а в еще более полной форме представил его ученик К. Пирсон в написанной им биографии учителя [49-51], в которой проследил его гене-

алогическое древо до 50-го колена, найдя в нем по женской линии таких лиц, как Карл Великий, Ярослав Мудрый, Вильгельм Завоеватель, ряд английских королей.

Фрэнсис рано проявил черты одаренности: в полтора года распознавал все буквы алфавита, читать самостоятельно начал с двух с половиной лет, писать - с трех лет. Сохранилось его письмо, написанное в пятилетнем возрасте с одной орфографической ошибкой. К восьми годам он начал читать в подлиннике античных классиков. Он являлся младшим (девятым) ребенком в семье - выжили семеро, из них по старшинству 3 брата: Дарвин, Эразм, Фрэнсис и 4 сестры: Элизабет (Бесси), Люси, Адель, Эмма.

Начальное воспитание Фрэнсис получил под покровительством своей сестры Адели, которая была старше его на 12 лет и из-за искривления позвоночника была вынуждена целыми днями лежать на твердой постели. Это послужило причиной, что она привязалась к младшему брату и все свои любовь и знания изливала на него, тем более почувствовав в нем задатки таланта, которые она всячески развивала и способствовала его ускоренному развитию. В пятилетнем возрасте Фрэнсис начал заниматься в частных школах, которые не произвели на него впечатления. Правда, одна учительница замечала у мальчика тягу к изучению трудных предметов. В 8 лет отец послал его учиться французскому языку в Булонь, где он пробыл с 1830 по 1832 гг. После этого он посещал частную школу мистера Этвуда, викария Кенилворта.

В возрасте 14 лет по решению отца, воспитанного в семейных квакерских традициях и не любившего обычные школы, он поступил в «Свободную школу» имени короля Эдуарда (King's Edward School) в Бирмингеме, однако гуманитарные дисциплины не увлекали его. Спустя два года родители решили сменить ориентацию в учебе. По настоянию отца и горячему желанию матери, которая обожала своего отца доктора Эразма Дарвина и жела-

ла такого же будущего самому младшему сыну, в 1838 году Фрэнсис стал изучать медицину в Бирмингемском госпитале, с 1939 г. учился на медицинском отделении в Королевском колледже (Лондон), а в 1840 году (осенью) поступил в Тринити-колледж Кембриджского университета, где занимался математикой и естественными науками с перспективой стать врачом. Весной этого же года он совершил свой первый тур по европейским городам. Вначале он решил поработать у химика Либиха в Гиссене, но незнание немецкого языка и незнакомство с химией быстро разрушили это намерение. Далее он посетил Вену, Будапешт, Белград, Констанцу, Константинополь, Афины, после чего через Италию и Францию вернулся на родину. Надо заметить, что еще летом 1838 года он с двумя товарищами совершил путешествие в Бельгию, германию, Австрию.

Однако Гальтон не завершил полное медицинское образование: после смерти отца в 1844 году он оставил колледж. Большая семья распалась, а его любимая сестра Адель, выздоровев от недуга, вышла замуж. 22-летний Фрэнсис решил отправиться в первое большое путешествие - на этот раз в Африку. Это было началом его серьезного увлечения странствиями и географией. В октябре 1845 г. он через Францию прибыл на Мальту, где встретился с двумя англичанами - монтегю Болтоном, младшим братом друга по Кембриджу и своим родственником Хедвортом Барклаем. Они прибыли из Греции и тоже направлялись к Нилу. Решили ехать вместе. За это время путешественники пересекли на лодке и верблюдах с севера на юг Египет и Судан, добрались до Хартума - места слияния Белого и Голубого Нила, а на обратном пути Фрэнсис уже один с переводчиком Али посетил сирию и Святую Землю (компаньоны отделились от него в Александрии).

В Бейруте Гальтон перенес длительный (несколько недель) приступ лихорадки, что не осталось без последствий и на протяжении жизни давало о себе знать. К тому же

он страдал астмой - предки по мужской линии также имели данное заболевание.

Став богатым наследником, молодой человек мог позволить себе отход от регулярных обязанностей: в 1846-1849 гг. он занимался только охотой и состязаниями в стрельбе и даже летал на воздушном шаре, о чем сообщает в своей автобиографии, называя это время «годами охоты» [33]. Он бывал в Шотландии, на Гебридских островах, охотился на тетеревов, тюленей, видел массовый выброс китов на берег, намеревался совершить океанскую прогулку к берегам Исландии на зафрахтованной яхте. однако это была лишь внешняя канва событий, и не должно создаваться впечатление о праздном времяпровождении: сам гальтон свидетельствует, что в те годы много читал. После этого в 1850 г. он приступил к научным исследованиям. В том же году публикует свою первую научную статью о печатающем телеграфе - «тело-тайпе»: у него именно «тело», а не «теле» (правда, само устройство так и не было сконструировано).

В 1850-1851 гг. он совершил второе путешествие в Африку, на этот раз проникнув на ее юго-западную территорию. По возвращении он напечатал книгу «Тропическая Южная Африка» [41], которая вызвала большой интерес современников (понравилась она и Чарльзу Дарвину). Королевское географическое общество приняло его в свои члены и наградило в 1853 г. за эту книгу золотой медалью.

В 1853 году Гальтон женился на Луизе Джейн Батлер, дочери директора школы Хэрроу. С этих пор он окончательно обосновался в Лондоне, обустроил собственный дом, никогда больше не отправлялся в дальние страны (исключая каникулярный туризм в паре с супругой) и посвятил себя только науке. Вместе с женой они были рядом более 40 лет, до ее смерти: Гальтон пережил ее на 14 лет (брак оказался бездетным).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Начиная с данного периода, его всеобъемлющий ум последовательно решал очередные научные задачи, встававшие

на пути. Результатом стали более 500 статей и книг на разные темы - от географии и метеорологии до генетики и дактилоскопии (в разных источниках приводятся различные цифры: 200, 340 и т.д.; сам автор в своей автобиографии дает список из 182 работ). По времени его научные интересы распределились следующим образом.

В 1850-е годы им выполнен метеорологический цикл работ (и продолжены географические). В 1860-е годы он сосредоточился на проблеме объяснения индивидуальных особенностей людей. исходной базой для этого послужили многочисленные этнографические наблюдения, сделанные во время африканских экспедиций. В ходе изучения встал вопрос о наследовании признаков, в том числе таланта и одаренности.

В 1870-е годы его интересы переместились и утвердились в области психологии.

В 1880-е годы Гальтон обратился к вопросам антропологии и проблеме улучшения человеческого рода. В 1883 году появилась его работа «исследование человеческих способностей» [31], в которой впервые был упомянут термин «евгеника». В последующие годы евгеника полностью охватила сферу его интересов.

на протяжении всей жизни Гальтон активно участвовал в деятельности Британской ассоциации продвижения науки, занимая посты генерального секретаря (1863-1877), президента географического отдела (1867, 1872), президента антропологического отдела (1877, 1885). Он в течение 40 лет входил в состав совета Королевского географического общества. работал также в совете Лондонского Королевского общества.

Ф. Гальтон прожил долгую жизнь: он встретил смертный час, не дожив одного месяца до 90-летия (в их роду было много долгожителей). Это произошло 17 января 1911 года в поместье Хейзмир (графство Суррей), вблизи Лондона. Главной причиной был туберкулез. Он и умер, как жил, необычно и возвышенно. В день смерти отказался от пищи, с улыбкой произнес в контексте ситуации двустишие из

стихотворения Роберта Бернса «Молитва перед едой»:

«Some hae meat and canna eat,

some wad eat that want it, ...»

(«У которых есть что есть, те подчас

не могут есть,

А другие могут есть, да сидят без хлеба. ...»

- перевод С.Я. Маршака).

Спустя несколько часов он скончался [24]. Похоронен в другом месте в 6 милях от Уорика - Клавердоне, бывшей летней резиденции, а с 1824 г. - семейном центре Галь-тонов (там же покоится прах отца Фрэнсиса Гальтона). Ученый оставил материальное завещание, согласно которому большая часть средств (45000 фунтов стерлингов) предоставлялась в распоряжение кафедры евгеники и евгенической лаборатории при Лондонском университете, 15 тысяч фунтов завещал своему родственнику Эдварду Уилеру - племяннику, сыну сестры Элизабет, а остальные меньшие суммы - другим родственникам и слуге.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Научные достижения. В суммированном виде главные открытия Гальтона выглядят так:

- представил первое географическое описание Юго-Запада Африки (территория нынешней Намибии);

- создал первые погодные карты, сформулировал теорию антициклонов;

- предложил статистические концепции регрессии к среднему значению и корреляции;

- научно обосновал положение о том, что отпечатки пальцев являются показателем идентичности личности, и убедил криминалистов в целесообразности использования этого метода;

- основал дифференциальную психологию;

- предложил ряд методов психодиагностики;

- разработал близнецовый метод в психогенетике;

- основал евгенику.

Теперь будут рассмотрены более подробно важнейшие достижения ученого. Прежде всего, необходимо подчеркнуть роль вклада в географию - по сути это был его дебют в большой науке, который во многом предопределил его последующие исследования. помимо удовлетворения страсти к путешествиям, африканская эпопея принесла и научные плоды. Речь идет об организации экспедиции в юго-западную Африку, которую он предпринял в 1850-1851 гг. вместе со шведом доктором Джоном Андерсоном после консультаций с Королевским географическим обществом. путешественники ставили цель достичь открытого в 1849 г. Д. Ливингстоном озера Нгами (к северу от пустыни Калахари) юго-западным проходом через Уолфиш Бэй (сейчас - Намибия). Результат оказался отрицательным: две попытки пройти 550 миль тропиков были неудачными. Однако в целом экспедиция имела научное значение. По возвращении в Англию Гальтон напечатал в 1853 г. книгу о ней с включением картографии [41], которая была высоко оценена Королевским географическим обществом. Кроме формального признания научным сообществом, путешествия дали гальтону богатый материал по этнографии, антропологии, метеорологии, что послужило основой для его дальнейших исследований (здесь он в известной мере повторяет своего полукузена Ч. Дарвина, совершившего также кругосветное плавание на корабле «Бигль» и заложившего в итоге хороший фундамент для будущих работ). Им многое описано в упомянутой публикации 1853 г. [41]. Позднее он выпустил в свет книгу «Искусство путешествовать» (1867).

изучение метеорологии не было лишь эпизодом в жизни английского ученого. Занявшись этой наукой, он провел обширные исследования, составил первые общедоступные погодные карты, первым дал теоретическое объяснение антициклонов как областей повышенного атмосферного давления с вихревым движением воздуха по часовой стрелке: это справедливо

для Северного полушария, для Южного - против часовой стрелки (до него были исследованы только циклоны). Данные по погодным картам были опубликованы в 1863 году в виде атласа под названием «Meteorographica, or Methods of Mapping the Weather» («Метеорографика, или методы нанесения погоды на карту»), а работа по антициклонам «А development of the theory of cyclones» вышла в свет в журнале «Proceedings of the Royal Society», 1863 January 8, vol. 12, p. 385-386. В «Times» первую погодную карту он напечатал 1 апреля 1875 года, на ней была изображена карта Англии и Ирландии с прилегающими водными пространствами за 31 марта этого же года. В знак признания заслуг в этой области он был включен в число членов Метеорологического комитета (1868 г.), а затем метеорологического совета, где состоял более 30 лет. Активной разработкой проблем метеорологии он больше не занимался, хотя отдельные публикации по этой теме появлялись (равно как и по географии).

Интересы Гальтона в сторону антропологии, биологии, изучения наследственности сместились под влиянием книги Чарльза Дарвина «Происхождение видов», вышедшей в свет в 1859 г. Здесь его ждала большая удача: фактическое основание нового направления в науке - наследования способностей. Вдохновленный прочтением особенно главы I дарвиновской книги «Изменчивость у одомашненных животных» гальтон решил сам провести опыты по изучению механизмов наследования признаков, которые Дарвин в соответствии со своей теорией пангенеза связывал с так называемыми «геммулами», циркулирующими в жидкостях организма и передающимися по наследству. гальтон поставил эксперименты с переливанием крови на кроликах (он переливал ее от черных кроликов к белым и наоборот) и убедился в несостоятельности теории полудвоюродного брата. Свои данные он опубликовал в статье «Experiments in pangenesis...» в «Proceedings of the Royal

Society», 1871 March 30, vol. 19, p. 393-410 и в книге, напечатанной в 1871 г. в Лондоне издательством Taylor & Francis. Возникла дискуссия в печати, из которой оба вышли с честью с сохранением собственных убеждений. Не зная об опытах Менделя (известно их «переоткрытие» лишь в 1900 г.), Гальтон по совету Ч. Дарвина и ботаника Ч. Купера экспериментировал с горохом, пытаясь разобраться с наследованием признаков (это было проведено в 1874-1875 г.). Он использовал 100 семян разных диаметров для прослеживания в разных поколениях. Так, в следующем поколении было найдено, что средний диаметр крупных семян меньше, чем в исходном состоянии, а средний диаметр мелких - крупнее. Это он назвал «реверсией» к среднему значению, а позже дал наименование «регрессии». Результаты были опубликованы в книге «Natural Inheritance» (1889), разделы «Сравнение весов душистого горошка с их диаметрами» и «эксперименты на душистом горошке, опирающиеся на закон регрессии» [34]. На основании своих исследований Гальтон сформулировал закон регрессии, или возврата к предкам, и закон анцестральной наследственности, то есть доли предков в наследовании потомков. Данные законы не просуществовали долго, так как опирались только на упрощенный статистический метод, а не на экспериментальный гибридологический анализ, как у Менделя и его последователей.

Глубокий интерес к генетическим проблемам привел Гальтона к исследованию вопроса о наследовании способностей (таланта, гения) у человека. Им был изучен материал на нескольких десятках выдающихся людей Кембриджского университета. потом он обратился к изучению биографического словаря «Современники», содержавшего 2500 имен. Из них было отобрано примерно 850 знаменитостей. Данное количество было разделено на 2 миллиона (число мужчин старше 50 лет, проживавших в Соединенном Королевстве), и получилось значение 425 на 1 миллион, а при более тщательном отборе выдающихся

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

А Б

Рис. 2. Титульные листы: А - первого издания книги Ф. Гальтона «Hereditary genius», 1869 [29]; Б - русского перевода труда «Наследственность таланта», 1875 [2]

субъектов вышла пропорция 250 : 1000000. Объем исследований был значительно расширен за счет весьма оригинального подхода - тщательного анализа некрологов (как правило, откликающихся на смерть экстраординарных личностей) в «Times» и реконструкции родословных усопших. Причем, сначала был изучен общий некролог за 1868 год, в котором было выделено около 50 даровитых людей (мужчин) и определено отношение этого числа к числу ежегодно умиравших в то время в Соединенном Королевстве лиц мужского пола старше 45 лет - 210000: получилось, что на 1 миллион приходится 238 (округленно 250). Затем были взяты для исследования собрания некрологов за давно прошедшие годы, когда население Англии и Ирландии

было не так густо, как в 1860-е гг., и вновь подтвердилась установленная закономерность: отношение 250 талантов к 1 миллиону общей популяции выдерживалось везде. итогом стали сначала две публикации 1865 года «Наследственный талант и характер» [30], а затем выход в свет его знаменитой книги «Наследственный гений» («Hereditary genius»), 1869 [29] (рис. 2А), удостоенной восторженной оценки Ч. Дарвина как за содержание, так и стиль.

Не будет излишним привести хотя бы часть его письма от 23 декабря 1869 г.: «Мой дорогой Гальтон! Я только что прочел около 50 страниц вашей книги (до «Судей» [до главы 5 - В.В. ], но спешу скорее написать вам, со своей стороны, несколько слов. Не думаю, что за всю свою жизнь читал что-

либо более интересное и оригинальное - и как хорошо и ясно вы ставите каждую проблему! ... Поздравляю вас с созданием, я уверен, замечательной книги. Жду с интересом продолжения чтения, но мне сдается, что это довольно тяжелое занятие; однако это целиком недостаток моего мозга, а не вашего великолепного ясного стиля. Искренне ваш Ч. Дарвин» [33, p. 290]. Гальтон ответил ему письмом с благодарностью за признание. Но самое главное - великий полукузен гальтона признал его правоту в вопросах наследования одаренности: «Я согласен с Фрэнсисом Гальтоном, что воспитание и среда оказывают лишь небольшое влияние на интеллект любого человека и что большинство наших способностей врожденно» (цит. по: [49]).

Этот труд был несколько раз переиздан в Великобритании на английском языке - в 1892, 1950, 1962, 1979 гг. Он был переведен на русский язык под названием «наследственность таланта» и напечатан в России до революции в 1875 году [2] (рис. 2Б). Правда, это было сделано в неполном объеме: были исключены (скорее всего, по цензурным соображениям) прибавление к главе «Английские судьи» и целиком глава «Духовные лица». Взамен редакция поместила в качестве прибавления неполный перевод вышедшей в 1874 году книги Гальтона «Английские ученые». Стереотипное издание переводной книги 1875 года после большого перерыва вышло в свет в Москве в 1996 г. [3].

В данном произведении был собран материал о 1000 лицах, принадлежащих к 300 семьям. Главная идея, развиваемая Гальто-ном в указанных публикациях, заключалась в том, что ряд человеческих признаков (в том числе одаренность) передается по наследству, то есть характер, интеллект, талант или гений скорее определяются генетическими, чем средовыми факторами (в то время было распространено противоположное мнение: декартовский принцип tabula rasa - обучения с чистого листа - крепко вошел во все умы). он утверждал, что «в состязании за превосходство между природой [«nature»] и

воспитанием [«nurture»] первая оказывается гораздо сильнее». При этом он допускал, что и отсутствие таланта и худшие, отрицательные черты также переходят от поколения к поколению (это и привело его в дальнейшем к формированию евгеники). Для подтверждения этого им была разработана соответствующая методология, включавшая в себя сравнительный анализ характеристик биометрических физических (рост, масса тела, мышечная сила, объем движений, частота дыхания и др.) и психометрических - психофизиологических и психических (различение цвета, острота зрения и слуха, метод анализа образной памяти, ассоциативный метод, метод анкетирования и др.). С целью углубления генетического аспекта ученый предложил близнецовый метод, включая изучение однояйцевых близнецов [40]. Гальтон широко применял метод анкетирования. Так, он обратился к 180 членам Лондонского Королевского общества с просьбой ответить на подробную анкету. Ответ дали 115 человек, из них 80-90 - наиболее полные. оказалось, что ученых характеризуют энергия, здоровье, выдержка, деятельность, независимость характера и врожденное влечение к науке. По результатам анкетирования гальтон выпустил книгу «Английские ученые, их природа и воспитание» (1874) [26]. Неполный русский перевод этого произведения под неточным названием «Люди науки, их воспитание и характер» был включен в качестве прибавления к книге «Наследственность таланта» (1875) [2] и в таком же виде перепечатан в переиздании 1996 года [3, с. 260-270].

относительно наследования признаков в своей автобиографии Гальтон писал: «... Нельзя уйти от заключения, что природа значительно преобладает над воспитанием, между тем как различия в воспитании не превышают того, что обычно наблюдается среди лиц одного и того же социального слоя и в одной и той же стране» [33]. А в другом месте этой книги высказался еще тверже: «Характер, включая склонность к работе, наследуем, как и лю-

бая другая способность» [33]. Так что в связи с вышеизложенным вполне оправданы современные возвышенные эпитеты типа «Гальтон - отец генетики поведения».

Следует подчеркнуть, что доказательную базу для своих теоретических построений Гальтон получал и от собственных исследований в области статистики. Благодаря кембриджскому математическому образованию он привлек теорию вероятностей и классические установки Лапласа - Гаусса для анализа данных об индивидуальных различиях. Ему принадлежат слова: «Пока феномены какой-нибудь отрасли знания не будут подчинены измерению и числу, они не могут приобрести статус и достоинство науки», в связи с чем он всемерно старался осуществлять это в реальных делах. Галь-тон хорошо знал работу «письма о теории вероятностей» (1846) одного из создателей статистики бельгийского математика и астронома Адольфа Кетле (1796-1874) и применил его подходы к изучению распределения способностей. Работая в этом направлении, он отметил, что количественные характеристики наследственных признаков регрессируют к среднему значению, то есть был обнаружен статистический принцип корреляции между измеряемыми величинами. развивая идеи руководителя, его ученик Карл пирсон вывел формулу коэффициента корреляции r. Ныне положения о регрессии и корреляции являются основными в статистике.

Одним из прямых следствий масштабных биометрических исследований Галь-тона представляется научное обоснование дактилоскопии. сам метод как способ опознания преступников был открыт ранее в 1860-х годах Уильямом Джеймсом Гер-шелем (внуком знаменитого астронома), автором книги «The origin of finger prints», в Индии, а предложение использовать его в судебной практике было сделано доктором Генри Фолдсом в 1880 г. (напечатано в «Nature»). У указанных специалистов находились определенные коллекции отпечатков пальцев. однако размах и скрупулез-

ность исследований Гальтона и его коллег позволили собрать значительно большую коллекцию, на основании которой он мог сделать важное заключение об однозначности отпечатков пальцев как метода идентификации личности, а также о целесообразности создания системы их регистрации и каталогизации. Гальтон убедился, что имеется четыре главных типа узоров, от которых происходят все остальные рисунки. по данному вопросу он напечатал ряд работ: «Finger prints» (1892), «Decipherment of blurred finger prints» (1893), «Finger print directories» (1895) и др. Это послужило основой для создания соответствующей классификации эдвардом Генри, комиссаром лондонской полиции. Система Гальтона - Генри была опубликована в 1900 году и стала использоваться Скотланд Ярдом с 1901 г. как идентификационный показатель в криминалистике. позднее весь мир присоединился к подобной практике. В значительной мере этому способствовала поимка вора, укравшего в 1911 г. картину Леонардо да Винчи «Джоконда» из Лувра (его установили по отпечаткам пальцев на стекле рамы).

Таким образом, выстраивается логика в работах Гальтона от географии к метеорологии и далее к генетике поведения, статистике и криминологии. иначе энциклопедический труд великого подвижника науки выглядел бы как хаотическое нагромождение разнообразных случайных интересов обеспеченного британского аристократа - такое представление нередко возникает у неспециалистов.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Самым заметным следствием генетических исследований Гальтона является создание евгеники. Термин «евгеника» был введен им в 1883 году в работе «Исследование человеческих способностей и их развитие» [31 ] для обозначения науки, посвященной облагораживанию человеческого рода. Евгенические идеи высказывались Гальтоном и в более ранних публикациях (1865) [30]. У этого направления крайне противоречивая судьба, которая

обусловлена деятельностью последователей вопреки благим намерениям создателя. Особенно дискредитировали концепции Гальтона сторонники отрицательной евгеники, развернувшие расистские мероприятия в фашистской Германии и поставившие на поток принудительную стерилизацию преступников, лиц с отягощенной наследственностью и тяжелобольных в ряде других стран (США. Канада, Швеция, Норвегия). Слова Гальтона, что задача евгеники состоит в том, чтобы «содействовать размножению рас, способных мыслить и подниматься по ступеням высокой благотворной цивилизации, вместо того чтобы по ложному инстинкту оказывать помощь слабым и задерживать размножение сильных и энергичных личностей» [29], формально оправдывали такие действия.

Конечно, Гальтон отдавал себе отчет в этической и социальной сложности предлагаемых им нововведений. Ему принадлежит следующая фраза в отношении совершенствования природы человека: «Нам неизвестна его конечная судьба; одно только не подлежит сомнению, что улучшение самого себя наиболее достойно его, а ухудшение наиболее позорно». Он, как бы предвидя волну неприятия евгеники, выделял три стадии ее внедрения: научная разработка и академическое обсуждение, практическая политика (включая принятие законов), полное осознание обществом принятых правил. Не его вина, а беда неверных толкователей, в том, что евгеника за 100 лет прошла столь тернистый путь.

Надо сказать, что евгеника как бы венчала его целенаправленные исследования генетических основ способностей человека. Конец XIX века и первое десятилетие XX века Гальтон фактически полностью отдал евгенике. К этому времени им была подготовлена достаточная база, чтобы осуществлять конкретные организационные мероприятия. В 1884 году на Международной выставке здравоохранения в Лондоне (Кенсингтон) он открыл антропологическую лабораторию для исследования родословных разных ин-

дивидов (им было собрано более 9 тыс. анкет). По окончании выставки данная лаборатория была сохранена и продолжала активно функционировать. Всего за 1880-1890-е годы в лаборатории были протестированы 17000 лиц. Иногда анкетирование проводилось по специальному альбому за соответствующее вознаграждение [32]. В 1904 году по инициативе Гальтона при Лондонском университете была создана Национальная евгеническая лаборатория (она получила название «гальтоновская лаборатория» - в 1996 г. вошла в состав кафедры биологии). В 1908 г. в Лондоне было организовано Евгеническое образовательное общество (ныне Евгеническое общество), первым почетным президентом которого стал Гальтон (в члены общества вступили видные представители английской интеллигенции начала XX века, в их числе Герберт Уэллс, Бернард Шоу и др.).

Незадолго до смерти Гальтон оставил своеобразное «завещание». Соотечественник Мора и Свифта не мог не обратиться к жанру романа-утопии, чтобы изложить в иносказательном виде суть своих евгенических воззрений. Замысел был осуществлен в 1910 году: на это ушло восемь месяцев с мая по декабрь. Роман с наименованием «The Eugenic College of Kantsaywhere» («Евгенический колледж «Кант сказал, где») был предложен издательству Methuen, однако интереса не вызвал. Тогда престарелый ученый обратился к своей внучатой племяннице Еве Биггс, внучке сестры Люси (она ухаживала за ним после смерти его жены) с просьбой: книгу следует «или замять, или изменить». Ее пуританский дух восстал против содержания литературного произведения знаменитого деда, особенно описания любовных сцен, и она сожгла большую часть рукописи. Тем не менее часть фрагментов книги сохранилась и впоследствии была опубликована. Впервые она была напечатана учеником Гальтона Карлом Пирсоном в 1914 году [49], затем им же переиздана в 1930 г. [48]. Ныне она доступна в интернете [39, 46].

Заканчивая тему евгеники в контексте биографии Гальтона, следует провести

ретроспективную оценку самой проблемы в целом. Несмотря на активизацию внимания к этому направлению еще при жизни Гальтона и после его смерти и даже ее организационное оформление в виде обществ или ассоциаций и административных решений в ряде государств, проведение международных евгенических конгрессов (их состоялось три - в 1912, 1921, 1932 гг.), евгеника в дальнейшем не получила развития. В России история с евгеникой имела период массового увлечения, было сформировано русское евгеническое общество, издавался в течение нескольких лет «Русский евгенический журнал» (вышло семь томов). Планировался к изданию в 20-х годах в серии «Классики естествознания» перевод книги Гальтона «Этюды по евгенике» (1909), но он не вышел в свет. Однако затем развитие евгенического направления обернулось драматическими событиями, выразившимися в преследовании в 1920-1930-е годы ее адепта и пропагандиста н.к. кольцова (об этом имеется достаточная литература [1, 6, 7, 9, 13]). Известен также факт, что будущий Нобелевский лауреат Герман Меллер в 1930-е годы, работая в Москве у Н.И. Вавилова, обратился с письмом к И.В. Сталину, в котором предлагал развернуть в СССР евгенические программы (в которых в том числе провозглашались идеи передачи материальных носителей наследственности от выдающихся личностей - мужчин - широким массам), но ответа на него не получил. как уже упоминалось, под лозунгами евгеники в ряде стран была осуществлена стерилизация «неполноценных» людей (десятки тысяч, масштабы расовых чисток в Германии 30-40-х гг. гораздо больше). Так что появившееся в наше время прозвание «бездетный отец евгеники» содержит горькую иронию [20]. Хотя отдельные черты евгеники сохраняют свою преемственность в нынешней медицинской генетике (генетическое консультирование, пренатальная диагностика и др.) и медицине будущего - персонализированной медицине, основанной на геномных и постгеномных технологиях.

Вклад в психологию. Широта и энцик-лопедичность интересов Гальтона спрое-цировались и на психологию в стадии ее формирования во второй половине XIX века [10, 11, 14, 23, 52]. Здесь бесспорен его вклад, особенно в развитие психометрических подходов. Он вместе с Дж.М. Кеттелом и А. Бине первыми ввели тесты для оценки индивидуальных различий. Гальтон был пионером в применении оценочных шкал, методов анкетирования и метода свободных ассоциаций. При этом он предпринял усилия для расширения использования этих методов в рамках антропологических обследований с целью получения систематических данных об индивидуальных различиях простых психологических процессов. Сущность своих тестов Гальтон представил в книге «Inquiries into human faculty and its development» (1883) [31]. Следует заметить, что и сам термин «тест» был введен им. Для проведения опытов по измерению и сравнению функций органов чувств был сконструирован ряд приборов: ультразвуковой свисток («свисток Гальтона»), «линейка Гальтона» для исследования способности человека определять расстояние, разные панели с изображениями для различения цвета и др. Считая, что тесты сенсорного различения могут быть способом количественной оценки интеллекта, делал вывод, что более высокие психофизиологические характеристики должны быть у наиболее одаренных субъектов (А. Бине в этом с ним не был согласен). Ему принадлежит методика сопоставления особенностей психики с особенностями строения лица человека (результаты были напечатаны в статье «Составные портреты», 1878 [25]). Гальтон разрабатывал также методы самооценки, определяя скорости реакций на различные сигналы, то есть те разделы, которые вошли в предметную область практической психологии. Для изучения памяти он предложил образный метод. Им создана оригинальная методика исследования ассоциативных связей с использованием чтения слов и последующего самоанализа. Здесь этот высоко-

одаренный и наблюдательный человек подметил, что около 40% ассоциаций связаны с его детскими и юношескими годами и они устойчивы, а остальные ассоциации, приобретенные в более зрелом периоде, не обладают такой устойчивостью (в некоторой степени это напоминает рассуждения Рибо о механизмах памяти). В дальнейшем данный метод Гальтона был усовершенствован в лаборатории Вундта, а также К.Г. Юнгом.

Как уже указывалось, ведущей идеей исследования был поиск наследственных и средовых коррелятов человеческого таланта, и поэтому все разрабатываемые инструментальные и иные методы были подчинены этой цели. Так в рамках общей доктрины, приведшей к формированию будущей психогенетики [8], родилась и целая ветвь психологии, изучающая индивидуально-психологические различия между субъектами, - дифференциальная психология, основателем которой по праву считается Гальтон. Главные его публикации в области психологии (кроме [31]): Psychometric facts (1879) [36], Psychometric experiments (1879) [35], Visualized numerals (1880) [42], Remarks on replies by teachers to questions respecting mental fatigue (1888) [38], Exhibition of instruments (1) for testing the perception of differences on tint, and (2) for determining reaction-time (1889) [28].

Ученики. Среди учеников Гальтона, прежде всего, нужно упомянуть Карла Пирсона (о нем уже не раз говорилось выше). Об этом мало кто знает в россии, и нынешние авторы статей, говорящие о пирсоне в разделе статистики, вряд ли подозревают, что корни идут к Гальтону (впрочем, таков удел универсального, деперсонифицированно-го знания: сейчас, включая электромотор, не вспоминают о Фарадее, или, смотря телевизор, не поминают добрым словом В.К. Зворыкина). Пирсону он доверил пост первого директора лаборатории евгеники, созданной на его средства. К числу учеников Гальтона принадлежит и Дж.М. Кеттел. О нем любой студент-психолог скажет только, что это американский исследователь,

причем ему нередко приписывают термин «тест». А ведь для истории важно, кто вывел его на научную стезю. С Кеттелом мы имеем уникальный случай: американец сначала стажировался у Вундта, а затем у Гальтона, получив из рук таких выдающихся ученых ключевую информацию о нарождающейся психологии и применив и развив затем эти знания на просторах своей родины.

Особенности личности. Конечно, перед нами предстает подлинный гений и по происхождению, и по делам. По-видимому, метод самооценки, примененный им к себе, создал объективные предпосылки для того, чтобы замахнуться на проблему наследственного гения. В этом отношении у него было абсолютное превосходство по сравнению с исследователями среднего уровня, а уж тем более лицами со слабым интеллектом, которым вряд ли откроется тайна одаренности. На довольно многочисленных фотографиях он имеет вид сосредоточенного, несколько жесткого, никогда не улыбающегося человека, фотогеничного, безукоризненно одетого, настоящего джентльмена. Возможно, на темперамент влияли астма и хроническая болезнь, приобретенная в африканских экспедициях (в последние годы жизни он страдал и от артрита и подолгу сидел, закутавшись в теплый плед). В обычной жизни довольствовался малым, в лондонском доме была скромная, без излишеств обстановка. К наградам относился сдержанно, что свойственно большинству великих людей. В его методах и поступках было много парадоксального и непредсказуемого. Он был един во многих лицах. сообщалось о его необычной страсти к путешествиям. гальтон не признавал формализма - в результате, закончив курс Кембриджа, не защитил докторскую диссертацию. Зато он входил в число членов элитарного лондонского клуба «Атеней», где был постоянным пользователем его богатейшей библиотеки и общался с интересными людьми, например, с философом и психологом г. спенсером (кстати, они были в близких отношениях, и Гальтон отклик-

нулся на смерть Спенсера в 1903 г. кратким, но содержательным некрологом). Он был также дружен с физиком Дж. Тиндалем, ботаником Дж. Бентамом и др. Чтобы познать суть межличностных отношений, он применил методологию так называемых «прогулок сэра Гальтона»: занимался самовнушением, что он самый плохой человек, а затем выходил на улицу, где прохожие встречали его с неприязнью. Ему принадлежит афоризм «nature and nurture» - «природа и воспитание». Известно его необычное обращение к анализу некрологов для исследования таланта. говорилось выше о попытке Гальтона выпустить в свет роман-утопию о евгенике. он был богатым человеком и мог позволить себе какое угодно направление научной деятельности независимо от службы. Как представитель лидирующей англосаксонской нации, владычицы не только морей, но и полмира в то время Гальтон мог высказать любые прямые суждения и выводы. Так, на основании изучения интеллекта чернокожих в Африке он заключил, что их способности гораздо ниже, чем у белых. Ясно, что такой вывод XIX века вряд ли применим к современным реалиям после колониальных войн, фашизма, апартеида и т.д. Не щадил он и своих современников-соотечественников, отдавая предпочтение по развитию интеллекта жителям древних Афин по сравнению с англичанами. Ученый нередко давал нелестные характеристики представителям неимущих классов, что впоследствии активно использовали его критики. Безусловно, анализ его разносторонней личности в целом вместе с его огромным вкладом в науку формирует созидательный образ истинного ученого, «человека науки викторианской эпохи».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Звания и награды. Об избрании в Королевское географическое общество и награждении золотой медалью этого общества говорилось выше. В свою очередь, Французское географическое общество наградило Гальтона серебряной медалью в 1854 г. В 1856 году он был избран членом Лондонского Королевского общества, а в 1886 г. полу-

чил от него золотую медаль. В 1890-е годы Кембриджский и Оксфордский университеты присвоили ему почетные степени, в 1902 г. Тринити-Колледж Кембриджского университета избрал его почетным членом. В

1901 году Гальтон был награжден Антропологическим институтом медалью Гексли, а в

1902 г. Королевское общество удостоило его медали Дарвина. В 1908 г. Линнеевское общество наградило ученого медалью по случаю дарвиновско-уоллесовских торжеств. В 1909 году Гальтон был возведен в рыцарское достоинство. В предпоследний год своей жизни (1910) он получил медаль Копли. Наконец, имя Гальтона было увековечено ботаниками: Жозеф Декен (J. Décaissé, или Decne) назвал в его честь род растений Галь-тония (Galtonia Decne) из семейства Гиацинтовых (Лилейных). Примечательно, что Гальтон поместил на последней странице своей автобиографии рисунок гальтонии беловатой, или африканского (капского) гиацинта (Galtonia candicans) - цветка, который был дорог ему по африканским странствиям [33, p. 323].

Библиография, цитирование. Полный список трудов Фрэнсиса Гальтона приведен на сайте http://galton.org/ [45]. В нем содержится 577 ссылок: 80 книг, 479 статей, 18 глав в изданиях не под его основным авторством (включая переиздания и параллельные публикации). На этом сайте также находятся тексты и фотоматериалы большинства оригинальных оцифрованных документов. На данном сайте имеется и литература об ученом, включая обзоры текущих публикаций на гальтоновскую тему. очень важный документ здесь - это доступная автобиография на 339 стр.: «Memories of my life» (http:// galton.org/books/memories/galton-memories-1up-v2-300dpi.pdf), превосходная книга, написанная точным, лаконичным языком. Помимо элегантности стиля, в ней содержится однозначный первичный материал, который поможет биографам избежать нередких разночтений. По сути дела, указанный сайт представляет собой «электронный музей Гальтона», настолько всеобъемлюще

и в подлинниках представлена информация. Это достойный памятник замечательному представителю британской нации. Довольно полный список (более 300) выверенных работ Гальтона собран в публикациях [15, 24]. В списке литературы к настоящей статье помещен ряд самых известных трудов Гальтона [2, 3, 25-42]. В нем даны также биографии и критические разборы творчества исследователя [1, 4-24, 43, 46-55], в том числе приводятся книги на русском языке отечественного генетика Ю.А. Филипчен-ко «Гальтон и Мендель» [12] и его ученика И.И. Канаева [4, 5]. Среди зарубежных биографий особенно следует указать на фундаментальное исследование в четырех томах жизни и деятельности Ф. Гальтона, выполненное в 1914-1930 гг. его учеником и последователем Карлом Пирсоном [49-51], а также монографию Д. Форреста (1974) [24].

Важно обсудить вопросы цитирования трудов Гальтона, особенно в связи с евгеникой. За годы, прошедшие со дня смерти ученого, его имя не раз захлестывала волна негативного упоминания или забвения. Однако время показало, что позитивный вклад его настолько велик, что он перевешивает многое из отрицательного. В самом деле, определенная часть его открытий вошла в разряд коллективного интегрального истинного знания (дактилоскопия, антициклоны, регрессия и корреляция в статистике и др.) и поэтому напрямую практически не цитируется. Другая часть остается и комментируется в литературе как его реальный личный вклад (наследование способностей, близнецовый метод, психодиагностика, дифференциальная психология и др.). о некоторых работах вспоминают как об ошибочных подходах, например, о законе анцестральной наследственности. и, конечно, сохраняется как огромное поле в основном для критики - это евгеника Гальтона. Вновь возникают упреки в его адрес, особенно в связи с использованием его идей в гитлеровской Германии. появляются даже работы на грани нарушений научной этики с фактическим оскорблением памяти уче-

ного: например, статья «Евгеника: гибель беззащитных» [44], в которой содержится тенденциозная подборка фактов, текстов, комментариев и иллюстраций, в том числе фотомонтаж портретов Гальтона и Дарвина на фоне Гитлера с партийным приветствием. C Гальтоном все понятно: ему уже 100 лет достается за евгенику, а вот за что страдает Дарвин - только ли за родство или опять за свои эволюционные взгляды?! По большому счету данная статья и подобные ей выпады вызваны чаще всего непониманием методологии науки. Многие оригинальные идеи зависят от вектора применения - всем известен пример с атомной энергией. Никому в голову не придет упрекать Склодовскую-Кюри, Резерфорда, Бора за бомбардировки Хиросимы и Нагасаки или аварии на АЭС. Однако до сих пор Гальтона продолжают осуждать за евгенику. хотя обвинения в его адрес в расизме звучат примерно так же, как критика известного немецкого социолога Макса Вебера за его предсказание появления тоталитарных режимов и лидеров типа Гитлера. Поэтому возникновение широкого положительного цитирования Гальтона в психологической литературе последнего времени помогает восстановлению доброго имени ученого в целом, уравновешивая или полностью снимая критический настрой.

Работа выполнена при поддержке гранта Правительства Российской Федерации для государственной поддержки научных исследований, проводимых под руководством ведущих ученых в российских образовательных учреждениях высшего профессионального образования.

Литература

1. Бабков В.В. Заря генетики человека. Русское евгеническое движение и начало генетики человека. - М.: Прогресс-Традиция, 2008. -800 с.

2. Гальтон Ф. Наследственность таланта, ее законы и последствия / Пер. с англ. - СПб.: Ред. журн. Знание, 1875. - 319 с.

3. Гальтон Ф. Наследственность таланта. Ее законы и последствия / Пер. с англ. - М.: Мысль, 1996. - 272 с.

4. Канаев И.И. Фрэнсис Гальтон / Избранные труды по истории науки. Сборник статей. Отв. ред. К.В. Манойленко; Ред.-сост. М.Д. Голубовский, Э.И. Колчинский, С.А. Орлов.

- СПб.: Алетейя, 2000. - 494 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Канаев И.И. Фрэнсис Гальтон, 1822-1911. -Л.: Наука, 1972. - 135 с.

6. Кольцов Н.К. Генеалогия Ч. Дарвина и Ф. Гальтона. Речь, произнесенная в торжественном заседании Русского евгенического общества 17 февраля 1922 г. в память столетнего юбилея со дня рождения Фрэнсиса Гальтона // Рус. евгенич. журнал. - 1922. - Т. I. - Вып. I. - С. 64-73.

7. Кольцов Н.К. Улучшение человеческой породы. Речь на годичном заседании Русского евгенического общества 20 октября 1921 г. // Рус. евгенич. журнал. - 1922. - Т. I. - Вып. I. - С. 1-27 (под аналогичным названием в 1923 г. вышла его брошюра в издательстве «Время», Петроград, 62 стр.).

8. Малых С.Б., Егорова М.С., Мешкова Т.А. Основы психогенетики. - М.: Эпидавр, 1998. -744 с.

9. Пчелов Е.В. Евгеника и генеалогия в отечественной науке 20-х годов // Гербовед. - 2006.

- № 2. - С. 76-146.

10. Саугстад Пер. История психологии. От истоков до наших дней / Пер. с норвежского Э. Панкратовой. - Самара: Издательский дом «БахраХ-М», 2008. - С. 161-168.

11. Степанов С.С. Психология в лицах. - М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. - С. 9-19.

12. Филипченко Ю.А. Гальтон и Мендель. - М., 1924. - С. 3-56.

13. Юдин Т.И. Евгеника. Учение об улучшении природных свойств человека. Второе переработанное и доп. издание. - М.: Изд. М. и С. Сабашниковых, 1928. - 288 с.

14. Ярошевский М.Г. История психологии. 2-е перераб. изд. - М.: Мысль, 1976. - С. 261273.

15. A list of the papers and correspondence of Sir Francis Galton (1822-1911) held in Manuscripts Room, the Library, University College, London. Compiled by M. Merrington and J. Golden. - London, Galton Laboratory, university College London, 1976. - iv, 89

p. (см. также на сайте www.galton.org/ bibliography/galton-ucl-holdings-1up.pdf).

16. Allen G. The measure of a Victorian polymath: Pulling together the strands of Francis Galton's legacy to modern biology // Nature. - 2002. -Vol. 145(3). - P. 19-20.

17. Blacker C.P. Eugenics, Galton and after. -London, Duckworth, 1952. - 349 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

18. Brookes M. Extreme measures: The dark visions and bright ideas of Francis Galton. - New York: Bloomsbury Publishing, 2004. - 288 p.

19. Bulmer M.G. Francis Galton: pioneer of heredity and biometry. - Baltimore: John Hopkins University Press, 2003. - 376 p.

20. Bymun W.F. The childless father of eugenics // Science. - 2002. - Vol. 296(5567). - P. 472.

21. Clayes G. Introducing Francis Galton, «Kantsaywhere» and «Donoghues of Dunno Weir» // Utopian Studies. - 2001. - Vol. 12(2).

- P. 188-190.

22. Cowan R. Sir Francis Galton and the study of heredity in the nineteenth century. - NY: Garland Publishing Inc., 1985. - 292 p.

23. Forrest D. Francis Galton (1822-1911) / In: R. Fuller (Ed.). Seven pioneers of psychology: Behavior and mind. - Routledge: London and New York, 1995. - P. 1-19.

24. Forrest D.W. Francis Galton: The Life and Work of a Victorian Genius. - London: Paul Elek, 1974. - 340 p.

25. Galton F. Composite portraits made by combining those of many different persons into a single figure // Nature. - 1878. - Vol. 18. - P. 97-100.

26. Galton F. English men of science, their nature and nurture. - London: Macmillan, 1874. - 270 p.

27. Galton F. Essays in eugenics. - London: Eugenics Education Society, 1909. - 109 p.

28. Galton F. Exhibition of instruments (1) for testing the perception of differences on tint, and (2) for determining reaction-time // J. of the Anthropological Institute. - 1890. - Vol. 19.

- P. 27-29.

29. Galton F. Hereditary genius: an inquiry into its laws and consequences. - London: Macmillan & Co, 1869. - vi, 390 p. (2nd ed. 1892, reprint 1914, 1950, 1962, 1979).

30. Galton F. Hereditary talent and character // Macmillan's Magazine. - 1865. - Vol. 12. - P. 157-166,318-327.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

31. Galton F. Inquiries into human faculty and its development. - London: Macmillan, 1883. -387 p. (2nd ed. 1907, reprint 1951).

32. Galton F. Life-history album. - London: Macmillan, 1884. - 178 p. (2nd ed. 1902).

33. Galton F. Memories of my life. - London: Methuen & Co, 1908. - 339 p.

34. Galton F. Natural inheritance. - London: Macmillan, 1889. - 259 p.

35. Galton F. Psychometric experiments // Brain. -

1879. - Vol. 2. - P. 149-162.

36. Galton F. Psychometric facts // Nineteenth Century. - 1879. - Vol. 5. - P. 425-433.

37. Galton F. Record of family faculties. - London: Macmillan, 1884. - 64 p.

38. Galton F. Remarks on replies by teachers to questions respecting mental fatigue // J. of the Anthropological Institute. - 1889. - Vol. 18. -P. 157-168.

39. Galton F. The eugenic college of Kantsaywhere [Электронный ресурс]: http://findarticles. com/p/articles/mi_7051/is_2_12/ai_ n28127243/pg_11/ (дата обращения -15.08.2011).

40. Galton F. The history of twins, as a criterion of the relative powers of nature and nurture // Fraser's Magazine. - 1875. - Vol. 12. - P. 566576. Revised version reprinted in J. Anthropol. Inst. - 1875. - Vol. 5. - P. 391-406.

41. Galton F. Tropical South Africa. - London: John Murray, 1853. - 314 p. (Narrative of an Explorer in Tropical South Africa. 2nd ed. Ward, Lock and Co., 1889; 4th ed., 1891. - P. 1-241).

42. Galton F. Visualised numerals // Nature. -

1880. - Vol. 21. - P. 252-256, 494-495.

43. Gillham N.W. A life of Sir Francis Galton: From African exploration to the birth of eugenics. -NY: Oxford University Press, 2001. - 432 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

44. Grigg R. Eugenics ... death of the defenseless. The legacy of Darwin's cousin Galton // Creation magazine. - 2005. - Vol. 28. - No 1.

- P. 18-22 (www.creation.com/eugenics-death-of-the-defenceless).

45. http://galton.org/.

46. http://galton.org/cgi-bin/searchlmages/search/ pearson/vol3 a/pages/vol3 a_0471 .htm.

47. Jensen A. Galton's legacy to research on intelligence // J. of Biosocial Science. - 2002. -Vol. 34. - P. 145-172.

48. Pearson K. Francis Galton's Utopia / In: The life and letters of Francis Galton. 4 volumes. K. Pearson (Auth.). - Cambridge: Cambridge University Press, 1930. - Vol. 3A. - P. 411-425.

49. Pearson K. Life, letters and labours of Francis Galton. Vol. I. Birth 1822 to Marriage 1853. -Cambridge: Cambridge University Press, 1914.

- 246 p.

50. Pearson K. Life, letters and labours of Francis Galton. Vol. II. - Cambridge: Cambridge University Press, 1924. - 425 p.

51. Pearson K. The life and letters of Francis Galton. Vol. IIIa-IIIb. - Cambridge: Cambridge University Press, 1930. - Vol. IIIa. -439 p.; Vol. Illb. - P. 440-673.

52. Simonton D.K. Francis Galton's Hereditary Genius: Its place in the history and psychology of Science / In: R.J. Sternderg (Ed.). The anatomy of impact: What makes the great works of psychology great. - American Psychol. Assoc.: Washington, 2003. - P. 3-18.

53. Turner G. Intelligence and the X chromosome // Lancet. - 1996 Jun 29. - Vol. 347(9018). - P. 1814-1815.

54. www.en.wikipedia.org/wiki/Eugenics.

55. http://mirslovarei.com/content_psy/galton-frensis-3027.html.

ON THE 100th ANNIVERSARY OF THE DEATH OF FRANCIS GALTON -THE FOUNDER OF PSYCHOGENETICS

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

V.S. VOROBYEV

Psychological Institute RAE, Moscow; Department of Psychology, National Research Tomsk State University, Tomsk

In connection with the 100th anniversary of the death of the prominent British scientist Francis Galton conducted an analysis of his life and work, with emphasis on the contribution to psychology. Keywords: history of psychology, psychogenetics, Francis Galton.