Научная статья на тему 'Изучение становления и развития русскоязычной прессы и писательской деятельности в Харбине'

Изучение становления и развития русскоязычной прессы и писательской деятельности в Харбине Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
343
105
Поделиться
Ключевые слова
ХАРБИН / ЭМИГРАНТЫ / РУССКОЯЗЫЧНАЯ ПРЕССА / РУССКАЯ КУЛЬТУРА / ЕЖЕНЕДЕЛЬНИК «РУБЕЖ» / ГАЗЕТА «ЧУРАЕВКА» / РУССКАЯ ПЕРИОДИКА / РЕЛИГИОЗНОЕ СЛОВО / ЦЕРКОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА / ЦЕНТРАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА КВЖД / ХСМЛ / А. НЕСМЕЛОВ / Н. РЕЗНИКОВА / THE WEEKLY «FRONTIER» / NEWSPAPER «CHURAEVKA» RUSSIAN PERIODICALS / A. NESMELOV / N. REZNIKOV / HARBIN / IMMIGRANTS / RUSSIAN-LANGUAGE PRESS / RUSSIAN CULTURE / RELIGIOUS WORD / CHURCH LITERATURE / CENTRAL LIBRARY CER HSML

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Ван Кэвэнь

Проведен анализ становления и развития русскоязычной прессы, а также творчества русских писателей в КНР с момента возникновения г. Харбин (1886 г.) по 20-е гг. XXв. Исследованы особенности развития журналистики и издательского дела в исследуемый период времени, влияние русской культуры Харбина на развитие и распространение русской эмигрантской периодики и литературнохудожественных произведений русских писателейэмигрантов

Похожие темы научных работ по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям , автор научной работы — Ван Кэвэнь

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The Study Formation and Development of Russian Language Press and Writing in Harbin

The theoretical analysis on questions of formation and development of Russian-speaking press and activity of writers from the moment of occurrence of city of Harbin (1986) till 20th years of XX century is given. The statistics of development of journalism and publishing during the researched period of time is shown. The special place and a role of a religious word in the art and periodic literature are described. The influence of Harbin's Russian culture on the development and distribution worldwide the extensive Russian periodical press, literary and art products of Russian writers emigrants is reflected

Текст научной работы на тему «Изучение становления и развития русскоязычной прессы и писательской деятельности в Харбине»

УДК 070.4

Ван Кэвэнь Wang Kewen

ИЗУЧЕНИЕ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ РУССКОЯЗЫЧНОЙ ПРЕССЫ И ПИСАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ХАРБИНЕ

Проведен анализ становления и развития русскоязычной прессы, а также творчества русских писателей в КНР с момента возникновения г. Харбин (1886 г.) по 20-е гг. XX в. Исследованы особенности развития журналистики и издательского дела в исследуемый период времени, влияние русской культуры Харбина на развитие и распространение русской эмигрантской периодики и литературнохудожественных произведений русских писателей-эмигрантов

Ключевые слова: Харбин, эмигранты, русскоязычная пресса, русская культура, еженедельник «Рубеж», газета «Чураевка», русская периодика, религиозное слово, церковная литература, Центральная библиотека КВЖД, ХСМЛ, А. Несмелое, Н. Резникова

Культурное наследие русского зарубежья активно изучается российскими исследователями. Это и проблемы, посвященные изучению литературного и культурного наследия русского зарубежья, и обширный корпус работ, представляющий попытки обобщений в отношении путей и форм социальной адаптации в инокультурной среде, и развитие культурной и научной жизни деятелей русской культуры, и роль и место российской эмиграции в современном культурном и историческом процессе и т.д.

Результатом интенсификации научных исследований стало появление многочисленной справочной литературы, монографий, статей, учебников и учебных пособий

The theoretical analysis on questions of formation and development of Russian-speaking press and activity of writers from the moment of occurrence of city of Harbin (1986) till 20th years of XX century is given. The statistics of development of journalism and publishing during the researched period of time is shown. The special place and a role of a religious word in the art and periodic literature are described. The influence of Harbin’s Russian culture on the development and distribution worldwide the extensive Russian periodical press, literary and art products of Russian writers — emigrants is reflected

Key words: Harbin, immigrants, Russian-language press, Russian culture, the weekly «Frontier», newspaper «Churaevka» Russian periodicals, religious word, church literature, Central Library CER HSML, A. Nesmelov, N. Reznikov

по литературе и культуре русского зарубежья.

Тем не менее, в истории русской эмиграции все еще остаются «белые пятна», одним из которых является вклад в возникновение, развитие и распространение русскоязычной прессы и художественнолитературных произведений как важнейших элементов русской культуры в эмиграции Харбина в период с 1896 по 20-е гг. XX в.

Актуальность исследования определяется назревшей в гуманитарных науках необходимостью проанализировать и обобщить накопленный эмпирический материал, связанный с характером становления русской культуры в Харбине, а также важ-

THE STUDY FORMATION AND DEVELOPMENT OF RUSSIAN LANGUAGE PRESS AND WRITING IN HARBIN

ностью выявления содержательных доминант ее развития в 1896 — 20-е гг. XX в.

При проведении исследований проводился анализ источников (прессы и мемуаров) по становлению, развитию и распространению русскоязычной прессы и литературно-художественного наследия как значимого наследия русской культуры Харбина с 1986 по 20-е гг. XX в.

Основными письменными источниками, отражающими развитие русскоязычной прессы, можно назвать следующие периодические и справочные издания русской восточной эмиграции, выходившие главным образом в Харбине: «Новости жизни», «Рубеж», «Луч Азии», «Русское слово», «Русский голос», «Вестник Маньчжурии», «Маньчжурия», «Свет», «Сибирская жизнь», «Хлеб небесный», «Весь Харбин на 1923 г.», «Коммерческий указатель Великого Харбина, 1933 г.» и др.

Среди художественных и мемуарных произведений русских эмигрантов в Китае можно назвать творения: А. Несмелова, В. Логинова, Б. Дальнего, Л. Хаиндровой, Л. Дземешкевич, И.И. и А.Н. Серебренниковых, О. Лайиль-Ильиной, Н.И. Ильиной, а также письма и рукописные воспоминания бывших русских харбинцев Т.И. Золотаревой (Сидней, Австралия), В.С. Стацен-ко (Сидней, Австралия), Т.В. Жилевич (Мельбурн, Австралия), Т.Н. Малеевской (Брисбен, Австралия), Т.Н. Федоровой (Харбин, Китай), Н. Бродянова (Филадельфия, США) и др. Единичные номера газет и журналов, изданных в ХХ в. в Харбине, хранятся в фонде «Русское зарубежье» Российской государственной библиотеки и в Государственном архиве Российской Федерации.

С 1896 по 20-е гг. ХХ в. русские эмигранты выпускали сотни газет и журналов в Китае. До наших дней сохранилось более 500, дающих реальный материал для исследования. Вероятно, имелись издания, которые пока не обнаружены. Эти ценнейшие исторические материалы дают прекрасные свидетельства для истории.

Русскоязычная пресса развивалась в г. Харбин на протяжении более полувека

(1898-1956 гг.). В 1898 г. вышел первый номер журнала под названием «Харбин» [6].

Обширная русская периодика издавалась в Харбине начиная с 1899 г. Среди харбинских периодических изданий на русском языке были газеты и журналы разной направленности: общественно-политические, беспартийные, литературно-художественные, религиозные, научные, детские, женские и др.

В Харбине процветало русское книгоиздательство: выпускались учебники,

детские книги, художественная и научная литература. Для соблюдения качества русской издательской продукции в Харбине существовала цензура печати. По существу, в Харбине находилось наибольшее число русских типографий в Китае [8].

Литературно-художественной периодики у русской эмиграции было множество [7]. Еженедельник «Рубеж» начал выходить 22 августа 1926 г. и закрылся в августе

1945 г. — в течение 20 лет вышло более 800 номеров. По сравнению с другими изданиями такого профиля он выходил наиболее долгий срок, создал вокруг себя читательский актив и распространялся в наиболее широких масштабах. Штаб-квартира «Рубежа» находилась в Харбине. Одновременно он печатался в Шанхае и в Тяньцзине. Имел аккредитованных корреспондентов не только в Китае, но и в Риме, Париже, Сан-Франциско. Ему постоянно посылали свои произведения русские писатели-эмигранты из разных концов мира, в нем печатались почти все прозаики и поэты из харбинской русской эмиграции. Популярности его среди читателей способствовало богатство содержания и искусное оформление. Кроме «Рубежа» имелись и другие влиятельные газеты и журналы: ежемесячная литературная газета «Чураевка», непериодический сборник «Врата», двухнедельник «Даль». Издавалась в Харбине и детская периодика, как, например, двухнедельник «Василечки», «Журнал детских развлечений», «Игрушка» и другие, из коих наибольшим успехом у эмигрантов пользовался двухнедельник «Ласточка», выходивший в

ярко красной обложке. Он начал издаваться 15 октября 1926 г., просуществовав до середины 40-х гг. Выпускались такие периодические издания по искусству, как еженедельники «Прожектор» и «7 дней», двухнедельник «Гонг». Имелась и такая массовая литература, как юмористический журнал «Веселый обыватель», «Ворот», «Гримасы жизни», «Бамбук», а также «Спорт», «Друг семьи», «Друг юности», «Жизнь и школа», «Архитектура и жизнь», «Коннозаводство и спорт», «Красота и здоровье» и т.д.

В периодике русских эмигрантов был сравнительно высок коэффициент изданий для юношества [7]. Они выпускались для разных возрастов и по разным дисциплинам. Для учащихся средней школы выходили «Друг гимназиста», «Гимназист» (издавался Харбинской мужской гимназией), «Первые шаги», журнал «Пробуждение» (издававшийся Русской католической аристократической семинарией). Для студенчества выходили такие газеты, как «Русский студент», «Высшая школа в Харбине», «Слово молодежи», а также «Дни нашей жизни», издавшиеся группой студентов-бе-женцев, орган Харбинского коммерческого училища «На школьной скамье», орган Императорского среднего сухопутно-морского военного училища «Юнкер», «Русско-китайский политехнический институт» и др. Имелась периодика для женщин: «Женская газета», двухнедельник «Женщина и жизнь», «Журнал для женщин», «Современная женщина».

Выходила и военная периодика: «Военная мысль», «Инвалид», ежемесячник «Армия и флот», «Мушкетер», «Русский воин» [7]. Имелась еврейская периодика: «Вестник совета Харбинской еврейской общины», «Диаспора и Палестина» ( орган Дальневосточного сионистского местного комитета), «К новым берегам» ( издание Харбинской женской сионистской организации), «Наша жизнь» (издалась российскими евреями в Шанхае), «Сион» (издался Молодежной сионистской группой), «Наше слово», «Сибирь-Палестина». Выходила казачья периодика: «Казачество в Азии», «Россия и казачество», «Голос казака», «Зов

казака», «Енисейские казаки».

С 1901 г. издавался «Харбинский листок ежедневных телеграмм и объявлений». В Харбине с 1901 по 1926 гг. издавались 58 ежедневных, 12 еженедельных газет и 32 газеты других типов, в общей сложности 102; выпускались 36 еженедельных, 21 полумесячный, 23 месячных журнала и 57 журналов иных типов — в общей сложности 141. То есть, в сумме 243 газеты и журнала [6].

Из периодических изданий, выпускавшихся русскими эмигрантами в Харбине, почти треть газет и журналов выходила в свет менее одного года. Они начинали издаваться и вскоре же закрывались. Из-за краткого времени издания, узкого масштаба распространения, фактов хаоса и перемещения организаций множество ранних изданий русских эмигрантов ныне уже невозможно отыскать [5].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кроме периодики на русском языке, отдел Управления КВЖД по делам информации и издательства стал выпускать китайскоязычный орган «Юаньдунбао» («Дальневосточную газету») [3]. Эта газета начала выходить 14 марта 1906 г. в Харбине, явившись первой китайскоязычной газетой в Харбине и даже во всем Хэйлунцзянском районе, став важным пропагандистским инструментом царской России. «Юаньдунбао» выходила 15 лет подряд (закрыта 1 марта 1921 г.). Среди других органов печати, выпускавшихся выходцами из России, она обладала наибольшим тиражом и влиянием. Кроме того, имелись и другие китайскоязычные газеты, издававшиеся россиянами в Китае: «Яньдубао» (которую также называли «Яньцзинбао») в Пекине, «Гуаньдунбао» — в Люйшуне, «Шэнцзин-бао» — в Шэньяне. Эти газеты получали материальную помощь от Русско-китайского банка.

24 января 1909 г. группа российских китаистов, окончивших Санкт-Петербургский университет и Владивостокский институт Востока, по собственной инициативе образовала в Харбине «Российское общество востоковедения» [3]. Научно-популярное издание «Вестник Азии» стало издавать-

ся в июне 1909 г., тираж вначале составил 500 экземпляров, а с шестого номера достиг 800. В «Вестнике Азии» было опубликовано множество статей о Китае, касавшихся политики, экономики, культуры, истории. Это общество выпускало ряд научных периодических изданий, как то: «Отдел по истории и антропологии при Обществе изучения Маньчжурского края», «Известия Харбинского отделения Императорского общества востоковедения», «Известия Общества изучения Маньчжурского края».

Таким образом, до Октябрьской революции Харбин, как центр сосредоточения выходцев из России, стал центром издания печати выходцев из России [3]. Носителями прогрессивной культуры и активных форм жизни являлись русские, которые стремились избежать ассимиляцию с местным населением, высветить своеобразие своего культурного потенциала. Устремленность к родным истокам порождала издательский бум в Харбине.

С 1917 г. журналистика и издательское дело в Харбине бурно развивались. Согласно статистике, в Харбине в 1920 г. появилось 25 новых периодических изданий, в 1921 г. - 32, в 1922 г. - 30, в 1923 г. - 25, в 1924 г. - 17, в 1925 г. - 31, в 1926 г. -13. В течение 1901 - 1926 гг. в Харбине издавалось 102 газеты и 141 журнал - то есть выходило в общей сложности 243 периодических издания [7].

Религиозные темы и издания имели особую значимость и ценность в прессе тех лет. В периодике Харбина особое место на всем протяжении ее существования как в специализированных, так и в массовых изданиях занимало религиозное слово [2]. В то же время в России настала эпоха атеизма, и тексты религиозной тематики не создавались и не популяризировались в периодических изданиях. По этой причине в языке метрополии перемещались в пассивный словарный фонд целые пласты высокой и религиозной лексики, продолжавшие оставаться актуальными и активно употребляемыми в языке восточной эмиграции. Это, например, названия церковных праздников, их действ, атрибутов и участников

(Рождество Господа Нашего Иисуса Христа, Рождество Христово, Крещение Господне, Богоявление, хоругвь и др.); названия духовных лиц и чинов, в т. ч. собирательные: епископ, митрополит, архимандрит, владыка, иерей и др.; названия христианских богослужений, обрядов, таинств и их атрибутов: молебен, треба, требоисправле-ние, крещение и др.

Религиозное слово в русской периодике Харбина было облечено в разные жанры:

- в которых церковь в лице духовных чинов обращалась к своей пастве (приветствие, обращение, послание);

- в которых рассказывалось о деятельности церкви и всей православной общины (заметка, репортаж, лирический очерк и др.) [2].

В Харбине выходила в свет церковная литература, периодические православные издания. Среди религиозных газет, кроме «Китайского благовестника», органа китайской православной конфессии, газетой со сравнительно большим влиянием и наиболее длительной историей было в первую очередь религиозно-моральное иллюстрированное издание «Хлеб небесный», основанное в 1926 г. харбинской православной церковью. Его тираж составлял примерно 800 экземпляров. Оно выходило также в США и некоторых европейских странах. В числе составителей кроме священнослужителей были и деятели культуры из русской эмиграции. «Хлеб небесный» закрыт в 1945 г. Имелся журнал «Сеятель», учрежденный в октябре 1920 г. Иверским обществом Харбина, проповедовавшим идею независимого православия. Этот журнал в 1923 г. был передан Харбинской епархии Российской православной церкви, а в 1924 г. закрылся.

В течение 1925 - 1929 гг. православная церковь в Харбине издавала также еженедельник «Путь Христов», в марте 1925 г. - «Веру и жизнь» и приложение к ней «Проповедник», а также «Ревнитель». Изданий от других ветвей христианства также имелось много. Например, «ХСМЛ», издававшийся в 1925-1928 гг. Харбинским христианским сообществом молодых лю-

дей. «Методист», выпускавшийся в 1926

- 1928 гг. в Харбине маньчжурской миссией южной церкви российского христианства. В октябре 1928 г. он переименован в «Утреннюю звезду», а в апреле 1930 г. - в «Христианский поборник» [4]. Миссией Восточно-Сибирского христианского общества в 1922 - 1923 гг. издавался «Церковный вестник», а в 1921 - 1922 гг. - «Голос истины». Либерально-христианская идея в качестве своего органа выпускала еженедельник «Знамя веры». Харбинская миссия российской католической церкви выпускала в 1927-1928 гг. ежемесячник «Крестный путь».

Эмиграционные волны в начале 20-х гг. всколыхнули жизнь Харбина, забурлили политические страсти, стали создаваться различные партии, организации. Возникло много кружков и объединений - литературных, научных, художественных. Появилась сеть библиотек - общественных, частных - с тысячами томов книг и журналов на разных языках [2].

Самым большим книгохранилищем города считалась Центральная библиотека КВЖД, директором которой многие годы был известный политический деятель, сменовеховец Н.В. Устрялов [1]. И здесь хар-бинцы не изменили российской традиции, назначив на этот пост одного из самых образованных и известных людей. Однако от библиотеки остались лишь воспоминания. Весной 2011 г. мы побывали в ее фондах. Книги расположены на полках бессистемно, а порой и просто свалены кучей на пол. Судя по толстому слою пыли, ими почти не пользуются.

Приток свежих интеллектуальных и творческих сил заметно меняет облик Харбина, иным становится и его статус - степной поселок первопоселенцев, пионеров КВЖД превращается в большой современный город [1]. После 1918 г. его население увеличилось на 200 тыс. чел., в основном за счет беженцев из России, людей самых различных профессий: военных, учителей гимназии и университетских профессоров, журналистов, ученых и т.д.

В отличие от берлинской и пражской

русских колоний здесь все-таки ощущалась провинциальность, не случилось такого количества блистательных имен, зато не так трагично воспринималась оторванность от Родины, ее корней. Окружение было русским, не нужно было приспосабливаться к чужому языку, иным традициям и образу жизни [2].

В 20-е гг. город продолжал строиться, появилось много учебных заведений, в том числе и высших. В это же время в Харбине собираются лучшие артистические силы России, создается балетная школа. Репертуар местной оперы был обширен. В разные годы здесь пели Ф. Шаляпин, С. Лемешев, И. Козловский. Первым музыкальным коллективом Харбина был симфонический оркестр, который появился здесь почти с момента закладки города и просуществовал до

1946 г. [10].

По воспоминаниям старожилов, культурный уровень русского населения Харбина был чрезвычайно высок. Здесь насчитывались десятки школ, гимназий, реальных училищ, где, случалось, преподавали приват-доценты и даже профессора. Молодежь стремилась учиться, почти не было юношей и девушек, которые бы не имели среднего образования. В программу обучения входили физика, химия и математика. Всего же предметов было около тридцати. Особое внимание обращалось на преподавание литературы, истории и русского языка. Выпускники харбинских гимназий, как когда-то лицеисты, обязаны были знать теорию стихосложения [11].

В коммерческих училищах, гимназии Христианского Союза Молодых Людей (ХСМЛ), гимназии им. Ф.М. Достоевского, в Реальном училище под руководством преподавателей старшеклассники издавали литературные журналы [4].

Высокий уровень гуманитарного образования в школах и вузах Харбина во многом, очевидно, обусловил его богатую и разнообразную литературно-художественную жизнь. Здесь было много талантливых поэтов и журналистов, создавших при Христианском союзе молодых людей литературное объединение под названием «Мо-

лодая Чураевка». Широко известный всем на Дальнем Востоке журнал «Рубеж» охотно предоставлял им свои страницы. Чаще всех публиковались Н. Резникова, а также А. Несмелов, который, кроме великолепных стихов, был также автором коротких рассказов [4].

В наследии большого мастера жизнь и творчество неразделимы. В творчестве А. Несмелова Харбин сыграл важную роль. И немногочисленные русские, что остались в этом городе, все еще помнят о поэте как о своеобразном и очень талантливом человеке. Его творчество - это особая «харбинская нота» в литературном наследии русского зарубежья [8].

Арсений Несмелов - псевдоним А.И. Митропольского, кадрового офицера, отважно сражавшегося под царскими, а затем и под белыми знаменами [9]. Книги, изданные им в Харбине, неизвестны, за небольшим исключением, российскому читателю. В ранней отечественной периодике сохранилось лишь несколько рецензий на его сборник «Ступени». Не прошла незамеченной эта книга для Б. Пастернака, тепло отозвавшегося о ней [7].

Таким образом, в результате анализа основных тенденций становления и развития русскоязычной прессы и писательской деятельности в Харбине выяснено, что основными письменными источниками, отражающими развитие русскоязычной прессы, являются периодические и справочные из-

дания русской восточной эмиграции, выходившие главным образом в Харбине.

След библиотечных собраний на русском языке можно отыскать в крупнейших хранилищах Китая. В Шанхайской библиотеке хранятся русские печатные издания, в том числе и экземпляры периодики (газеты «Слово», «Шанхайская заря»). Пекинская государственная библиотека (ПГБ) постоянно пополняла свое русское собрание, принимая книги, хранившиеся ранее в небольших эмигрантских библиотеках. Судьба самой богатой русской библиотеки КВЖД до сих пор не прояснена. Архив ее был уничтожен в 20-х гг., часть книг обнаружена в ПГБ, часть уцелевших фондов находится в Харбине в плохих условиях. Помимо специальной, научной и общепопулярной литературы, там находились и экземпляры редчайших эмигрантских изданий, зачастую отпечатанные на деньги авторов крошечными тиражами. Хэйлунцзянский государственный университет, прародителем которого было Училище русского языка, сохранил в своих стенах не только учебные фонды, но и многочисленную продукцию русских харбинских издательств и часть библиотеки КВЖД. В Хэйлунцзянской провинциальной библиотеке тоже есть уцелевшие остатки эмигрантской печати. Основные русские фонды все еще остаются засекреченными с санкции правительства КНР, и получить к ним доступ невозможно.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Литература

1. Аблова Н.Е. КВЖД и российская эмиграция в Китае: международные и политические аспекты истории (первая половина XX в.). - М.: НП ИД «Русская панорама», 2004. - С. 61.

2. Карпухин О. Русский исход в Китае // Простор. - Алма-Ата, 1991. - № 11. - С. 163-170.

3. Мелихов Г.В. Маньчжурия далекая и близкая. - М.: Наука, 1991. - С. 139.

4. Мелихов Г.В. Христианский союз молодых людей в Харбине // Пробл. Дал. Востока. -М., 1996. - № 6. - С. 121-122.

5. Мелихов Г.В. Российская эмиграция в Китае, 1917 - 1924 гг. - М., 1997. - 245 с.

6. Мясников В. Русская печать в Китае // И не распалась связь времен...: К 100-летию со дня рождения П. Е. Скачкова. - М., 1993. - С. 284-294.

7. Оглезнева Е.А. Русская периодика восточного зарубежья в первой половине и середине ХХ в.: о динамике общественно-политического дискурса // Вестник Томского государственного университета, 2008. - № 314. - С. 26-33.

8. Пайчадзе С.А. Русская книга в Китае // Книжное дело на Дальнем Востоке. — Новосибирск, 1991. - С.148-190.

9. Резникова Н. В русском Харбине // Новый журнал. — М., 1988. — С. 172-173.

10. Таскина Е.П. Неизвестный Харбин. — М., 1994. — 159 с.

11. Таскина Е.П. Русский Харбин. — М., 1998. — 272 с.

Коротко об авторе__________________________________________________Briefly about the author

Ван Кэвэнь, аспирант, Забайкальский государс- Wang Keven, post-graduate, Zabaikalsky State Hu-твенный гуманитарно-педагогический университет manitarian-Pedagogical University named after NG им. Н.Г. Чернышевского (ЗаБГГПУ) Chernyshevsky

zouhong@mail.ru

Научные интересы: русская культура, эмигран- Scientific interests: Russian culture, immigrants, ты, Харбин Harbin

зз