Научная статья на тему 'Из истории борьбы с оппозицией в партийных организациях советской провинции в 1925-1926 гг. : «Дело группы Нечаева» в Белгородском уездном комитете ВКП(б) Курской губернии'

Из истории борьбы с оппозицией в партийных организациях советской провинции в 1925-1926 гг. : «Дело группы Нечаева» в Белгородском уездном комитете ВКП(б) Курской губернии Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
458
66
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
"НЕЧАЕВЩИНА" / АНТИПАРТИЙНАЯ ГРУППА / НОВАЯ ОППОЗИЦИЯ / ОБЪЕДИНЕННАЯ ТРОЦКИСТСКО-ЗИНОВЬЕВСКАЯ ОППОЗИЦИЯ / БЕЛГОРОДСКИЙ УКОМ ВКП(Б) / КУРСКИЙ ГУБКОМ ВКП(Б) / ГУБЕРНСКАЯ ПАРТИЙНАЯ КОНТРОЛЬНАЯ КОМИССИЯ (ГКК) / РАБОЧИЙ-ВЫДВИЖЕНЕЦ / СОЦИАЛЬНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ / СОЦИАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Прокофьева Е.Ю.

Публикация содержит аннотированный автором текст документов из фондов Государственного архива новейшей истории Белгородской области (ГАНИБО), впервые вводящихся в научный оборот. Автором представлены материалы по «делу группы Нечаева», в частности, полные тексты Стенограммы доклада секретаря Курского губкома ВКП(б) Лепы «Об оппозиционной подпольной работе некоторых товарищей в Белгородской уездной партийной организации» и Постановления объединенного Пленума Курского губкома ВКП(б) и губернской Контрольной комиссии от 28-30 сентября 1926 г. Содержательная часть публикуемых документов, несомненно, важна для углубленного исследования вопросов, связанных с подбором и расстановкой кадров в партийногосударственных органах сверху донизу, а также механизма принятия советской властью решений в центре, оценка и качество их исполнения региональными чиновниками на местах.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Из истории борьбы с оппозицией в партийных организациях советской провинции в 1925-1926 гг. : «Дело группы Нечаева» в Белгородском уездном комитете ВКП(б) Курской губернии»

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

199

УДК 94(471.084.5

ИЗ ИСТОРИИ БОРЬБЫ С ОППОЗИЦИЕЙ В ПАРТИЙНЫХ ОРГАНИЗАЦИЯХ СОВЕТСКОЙ ПРОВИНЦИИ В 1925-1926 ГГ. : «ДЕЛО ГРУППЫ НЕЧАЕВА»

В БЕЛГОРОДСКОМ УЕЗДНОМ КОМИТЕТЕ ВКП(Б) КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ

Е.Ю. ПРОКОФЬЕВА

Белгородский

государственный

национальный

исследовательский

университет

e-mail:

prokofievaeu@mail.ru

Публикация содержит аннотированный автором текст документов из фондов Государственного архива новейшей истории Белгородской области (ГАНИБО), впервые вводящихся в научный оборот. Автором представлены материалы по «делу группы Нечаева», в частности, полные тексты Стенограммы доклада секретаря Курского губкома ВКП(б) Лепы «Об оппозиционной подпольной работе некоторых товарищей в Белгородской уездной партийной организации» и Постановления объединенного Пленума Курского губкома ВКП(б) и губернской Контрольной комиссии от 28-30 сентября 1926 г. Содержательная часть публикуемых документов, несомненно, важна для углубленного исследования вопросов, связанных с подбором и расстановкой кадров в партийногосударственных органах сверху донизу, а также механизма принятия советской властью решений в центре, оценка и качество их исполнения региональными чиновниками на местах.

Ключевые слова: «нечаевщина», антипартийная группа, новая оппозиция, объединенная троцкистско-зиновьевская оппозиция, Белгородский уком ВКП(б), Курский губком ВКП(б), губернская партийная контрольная комиссия (ГКК), рабочий-выдвиженец, социальное происхождение, социальное положение.

Значение архивных документов Центрального Черноземья адекватно той роли, которую регион играл в истории России. К числу основных Центральноземледельческих губерний Черноземного центра РСФСР (составивших в 1928 г. ядро Центрально-Черноземной области - ЦЧО) в 1920-е гг. относили: Курскую, Воронежскую, Тамбовскую и Орловскую губернии. По данным переписи населения 1926 г. общая площадь этих территорий составляла 186 тыс. кв. км с населением 10 805 тыс. чел. Сходные естественно-исторические, экономические и культурные условия развития 4-х основных черноземных губерний позволяли относить их к единому природно-хозяйственному и культурному территориальному массиву. Центральное Черноземье занимало важное географическое положение между Центральнопромышленным районом РСФСР, средним и нижним Поволжьем и Украиной. В довоенный период (1913 г.) регион давал по Европейской части России более 14% валового сбора зерновых хлебов, около 24% сбора крупяных культур, 19,5% - картофеля и 21,5% - подсолнечника1. Особенности Центрально - Черноземного центра страны были исторически обусловлены своеобразием их экономического развития как специфически аграрных территорий. Помимо Центрально-Черноземной области (ЦЧО), в системе созданных в СССР во второй половине 1920-х гг. экономических районов только юго-запад правобережной части Украины имел столь же ярко выраженный аграрный характер1 2.

Активные процессы «архивной революции» 1990-х гг., выразившиеся в массовых публикациях рассекреченных документов не только из центральных, но преимущественно из местных архивов, продолжаются до сего времени. Они позволяют выявлять, систематизировать и вводить в научный оборот новую научную информацию. Сегодня бесспорными остаются выводы историков о том, что советское общест-

1 Состояние основной промышленности Центрально-земледельческого района // Местная промышленность и торговля. 1925. № 7-8. С.48.

2 Татарчуков А.Н. Центрально-Черноземная область. Воронеж, 1929. С.15.

200

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

во, как сложная, многогранная и крайне противоречивая система, оказалось по целому ряду причин изучено недостаточно глубоко. В этой связи очевидна необходимость дальнейшего исследования вопросов, связанных с раскрытием сущности советской власти, в том числе касающихся кадрового состава партийно-государственных органов сверху донизу, механизма принятия решений в центре и их исполнения на местах, реакции местных властей на действия центральных и вышестоящих региональных органов власти и управления. Конкретное исследование этих вопросов чрезвычайно важно для понимания того, что советское общество, в частности в 1920-е гг., выступало как значимый фактор, оказывавший существенное влияние на функционирование партийно-государственных структур. Дальнейшее продвижение в разработке обозначенных проблем в ХХ1 в., на наш взгляд, связано в большей степени с разработкой их в региональном разрезе. В этой связи введение в научный оборот документов провинциальных архивов подчеркивает значимость изучения региональных аспектов тех общероссийских проблем, которые находятся в настоящее время в центре научных дискуссий.

Важную группу неопубликованных исторических источников 20-х гг. ХХ в. составляют документы уездных и губернских (до 1928 г.) комитетов РКП(б) - ВКП(б). Поскольку руководство коммунистической партии контролировало всю общественную и хозяйственную жизнь страны и органы исполнительной государственной власти на местах, исполкомы региональных советов находились под руководством местных партийных комитетов и контролировались структурами губернских партийных контрольных комиссий (ГКК). Губкомы и ГКК получали подробные отчеты о состоянии сельского хозяйства и промышленности, о социальном положении и политических настроениях населения подведомственной территории. Поэтому документы партийных комитетов помогают исследователю получить разнообразный фактический материал по истории региона в целом. Однако вплоть до начала 1990-х гг. документы парткомов РКП(б) - ВКП(б) -КПСС различных уровней не могли быть предметом обобщающего объективного источниковедческого анализа, так как любая критика их была полностью исключена.

В ходе «архивной революции» 1990-х гг. начался активный процесс ввода в научный оборот рассекреченной информации, однако фактический материал, содержащийся в фондах региональных архивов, оказался настолько велик, что в своей подавляющей массе до сих пор в полной мере не исследован. Вместе с тем, социальная значимость изучения этих документов, позволяющих воспроизвести реальную картину жизни провинции в условиях кардинального изменения социально-экономических, политических и нравственных основ жизни советского общества, в том числе и периода нэпа, велика. Местная власть, являясь составной частью общегосударственной системы, работала по общим принципам этой системы и объективно была проводником политики Центра на местах. Материалы местных архивов дают основания утверждать, что решения центральных партийных и советских органов по мере их прохождения по длинной бюрократической цепочке «сверху вниз» не оставались неизменными. Региональные власти могли влиять на процесс реализации установок Центра двояким образом: «объективно - способностью или неспособностью адекватно выполнить указания Центра и субъективно - выражая своими действиями по реализации этих указаний свое согласие или несогласие с его политикой»3. Центральная власть хорошо понимала это и оказывала постоянное жесткое давление на низовые органы в провинции, добиваясь неукоснительной реализации своих решений.

В достаточной степени наглядным примером этому служат приведенные в представляемой подборке документов Стенограмма доклада секретаря Курского губ-кома ВКП(б) Лепы «Об оппозиционной подпольной работе некоторых товарищей в Белгородской уездной партийной организации» и Постановления объединенного

3 Кулаков А. Общество и власть: российская провинция 20-30-х годов. Проблемы и источники изучения // Общество и власть. Российская провинция. Том 1. 1917 - середина 30-х годов. Москва -Нижний Новгород - Париж, 2002. С. 19.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

201

Пленума Курского губкома ВКП(б) и ГКК от 28-30 сентября 1926 г. по «делу группы Нечаева»4.

Как следует из материалов предварительного рассмотрения дела в Курской губернской партийной контрольной комиссии (ГКК)5 состав «антипартийной группы» в Белгородском уездном комитете ВКП(б) определился вскоре после Х1У съезда партии, в начале 1926 г. в разгар борьбы сталинского большинства ЦК с представителями «новой оппозиции»6. В нее (из числа установленных лиц) вошли: секретарь Белгородского укома ВКП(б) Н.В. Нечаев; заведующий организационным отделом укома М.А. Воронин; заведующий агитационно-пропагандистским отделом (АПО) укома В.И. Бочаров; председатель Белгородского уездного исполкома, член бюро Белгородского укома ВКП(б) И.М. Быков; администратор крупного сахарного завода рабочий-выдвиженец М.А. Поль; уполномоченная по «рабочей медицине» Белгородского укома супруга М.А. Воронина С.В. Биткина; информатор Белгородского укома супруга Н.В. Нечаева В.А. Ежкина; член укома ВКП(б) Пузаков7.

При анализе рассмотрения дела в ГКК обращают на себя внимание ряд обстоятельств. Во-первых, в доносе члена Орловского губкома Маслова об оппозиционной деятельности в Белгороде сообщалось, что «группа Нечаева» состояла из 8 человек. При этом отмечалось, что по признанию самого Нечаева среди членов бюро Белгородского укома «остается только один сторонник ЦК - Зав. Агитпропом тов. Бочаров»8. Однако, Бочаров по результатам расследования, был наказан как участник фракционной группы.

Во-вторых, «вина» М.А. Воронина по ходу следствия была признана недоказанной, однако и он в числе активных членов «группы» получил партийный выговор и был снят с работы без права занимать руководящую партийную должность в течение двух лет.

В-третьих, в ходе следствия восьмым участником «группы Нечаева» был признан некий Пузаков, откровенно заявлявший о своем несогласии с решениями XIV съезда ВКП(б), однако в итоговом Постановлении объединенного пленума Курского губкома и ГКК при вынесении партийных взысканий членам «группы Нечаева» материалы о нем отсутствуют9.

В-четвертых, заставляет задуматься о личном, «толерантном» в целом, отношении членов Белгородского укома к критике со стороны «новой оппозиции» политики сталинского большинства ЦК, выраженном не в публичных выступлениях в поддержку этой критики, а в нежелании «сигнализировать в соответствующие органы» о «настроениях» Нечаева. В результате информация об «антипартийных настроениях» в Белгородском укоме поступила в Курск не из Белгорода, а «сверху», из ЦК ВКП(б), а там в свою очередь опирались на доносы из Орла и Уфы. Так, секретарь Курского губкома Лепа в своем выступлении на пленуме вынужден был откровенно признать, что, начиная «Белгородское дело», в Курском губкоме «не имели никакого материала. ... Дело началось с того, что мне сообщили из Москвы по телефону, что в Белгороде не все в порядке. Письмо написал один товарищ из Орловской организации10 11. Вот с этого и началось расследование»11. Далее Лепа сообщил, что «второй сигнал» поступил от секретаря 1-го городского райкома партии Уфы Мартышева, отдыхавшего вместе с Нечаевым в Кисловодске12.

4 Государственный архив новейшей истории Белгородской области (ГАНИБО). Ф. 1791. Оп. 1. Д. 411. Л. 2-11.

5 ГАНИБО. Ф. 1791. Оп. 1. Д. 411. Л. 2.

6 Так в 1925 г. назвали блок Каменева и Зиновьева и немногочисленную группу их последователей - Г. Евдокимова, А. Куклина, И. Бакаева, Г. Сафарова, А. Саркиса и др.

7 Подробные данные установить не удалось.

8 ГАНИБО. Ф. 1791. Оп. 1. Д. 411. Л. 5 об.

9 ГАНИБО. Ф. 1791. Оп. 1. Д. 411. Л. 10,11.

10 Член Орловского губкома ВКП(б) Маслов.

11 ГАНИБО. Ф. 1791. Оп.1. Д. 411. Л. 5,5 об.

12 В тексте, вероятно, ошибочно Мартышев несколько раз назван Мертешевым // ГАНИБО. Ф. 1791. Оп. 1. Д. 411. Л. 5, 7, 10.

202

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

В-пятых, несмотря на достаточно жесткий тон выступления секретаря Курского губкома, «уличившего» членов «группы Нечаева» в «подпольной фракционной работе» с распространением нелегальных «фракционных материалов», посещением в Москве активных участников новой (объединенной) оппозиции - Серебрякова13 и Смирнова14, с использованием «конспиративного шифра» при написании «предупредительного» письма в Белгород членам группы о ее провале, неожиданно «мягким» оказалось наказание «оппозиционеров».

Репрезентативны и биографические данные участников «оппозиционной группы». Пятеро из семи «разоблаченных» ее членов были молодыми людьми в возрасте от 22 до 29 лет. Самыми старшими являлись Быков (39 лет) и Бочаров (33 года). Все мужчины «группы» в годы гражданской войны служили в Красной Армии. По социальному происхождению15 выходцами из крестьян были Нечаев, Ежкина, Воронин и Быков, выходцами из рабочих - Поль, Биткина и Бочаров. Однако по социальному положению16 шесть из семи членов были отнесены к «бывшим рабочим», но при этом лишь у двоих (Биткиной и Бочарова) были названы конкретные рабочие специальности - кожевница и техник-строитель17.

Возглавлял созданную им «группу» Н.В. Нечаев, успешный молодой партийный функционер, награжденный в 1920 г. орденом Красного Знамени и последовательно занимавший должности: секретаря Вологодского губкома (1920-1922 гг.), секретаря Пятигорского губкома (1922-1924 гг.), инструктора крайкома в Ростове-на-Дону (1924-1925 гг.), инструктора Курского губкома (1925 г.), с января 1926 г. работавший зав. орготделом, с весны 1926 г. - секретарем Белгородского укома ВКП(б).

Нестандартной для выходца из рабочей среды, большевика, занимавшего в Белгородском укоме должность заведующего агитационно-пропагандистским отделом (АПО), была партийная биография одного из членов «группы Нечаева» В.И. Бочарова, поскольку в свое время Бочаров был членом партии эсеров (центра)18.

Членами «группы Нечаева» были две женщины. Если самая молодая из членов «группы» В.А. Ежкина по-видимому самостоятельного мнения в оценке деятельности новой оппозиции не имела, и оказалась причастной к членству в группе лишь как супруга Нечаева, то С.В. Биткина, получив «оппозиционные материалы», сразу поняла их направленность и «сознательно» передала их для прочтения своему мужу М.А. Воронину, который, как выяснилось в ходе следствия, запретил ей «сигнализировать» о них в губком.

13 Серебряков Леонид Петрович (1890-1937). С мая 1922 г. заместитель наркома НКПС, позже -член коллегии НКПС. Участник «новой оппозиции» и «объединенной троцкистско-зиновьевской оппозиции». В 1927 г. исключен из партии, в 1930 г. восстановлен. С 1931 г. начальник Центрального управления шоссейных дорог и автотранспорта. В 1936 г. вновь исключен из партии. Репрессирован. Реабилитирован посмертно.

14 Вероятно, имеется в виду Смирнов Владимир Михайлович (1887 - 1937). Член президиума ВСНХ. С 1921 г. - член комиссии использования материальных ресурсов РСФСР при СТО. В 1921-1922 гг. член президиума Госплана. В 1926 г. исключен из партии, вскоре восстановлен, в 1927 г. вновь исключен. Репрессирован, реабилитирован посмертно.

15 Классовое происхождение, определявшееся по роду деятельности и социальной принадлежности родителей.

16 Социальное положение члена партии определялось не его текущей деятельностью, а тем видом труда, который «служил главным источником средств существования в течение наиболее продолжительного времени«.

17 ГАНИБО. Ф. 1791. Оп. 1. Д. 411. Л. 10-11.

18 Тот факт, что бывший эсер-центрист не являлся выходцем из крестьян, а был как по социальному происхождению, так и по полученной профессии представителем очень немногочисленной в ЦЧР «рабочей прослойки» и занимал в Белгородском укоме ВКП(б) должность зав. АПО сам по себе весьма примечателен. Это обстоятельство в определенной степени расширяет (дополняя альтернативной информацией) общепринятое среди историков мнение, что в таком аграрном регионе, как Центральное Черноземье, эсеры «вели» за собой в основном крестьянство, в то время как рабочие находились исключительно под влиянием большевиков. Поскольку особенностью рабочего класса ЦЧР являлась гораздо большая связь с сельским хозяйством, нежели в промышленных губерниях Центральной России, вероятно, под влиянием эсеров здесь в 20-е гг. находилась не только подавляющая масса крестьян, но и значительная часть пролетарских и «полупролетарских» слоев региона.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

203

Заслуживает внимания и тот факт, что опытный советский работник, бывший заместитель председателя Курского губисполкома, председатель Белгородского уездного исполкома советов И.М. Быков, также как и М.А. Воронин, проявил удивительную «политическую пассивность», «не придал особого значения» содержанию данного ему Нечаевым «оппозиционного материала» и не сообщил о нем «в соответствующие парторганы». Интересно и то обстоятельство, что рабочий - выдвиженец на должность администратора крупного сахарного завода М.А. Поль активно помогал Н.В. Нечаеву проводить «организационную работу оппозиции»19.

Содержательная часть приведенных ниже документов связана с «разоблачением» сторонников «новой оппозиции» и нарушениями решений, принятых на XIV съезде ВКП(б)20, а также постановлений объединенного июльского 1926 г. пленума ЦК и ЦКК ВКП(б)21, имевших место в Белгородском уездном комитете партии Курской губернии.

Как известно, 1925 г. стал периодом наивысшего развития новой экономической политики и существенных успехов в восстановлении хозяйства. Однако он выявил и обострил серьезные противоречия нэпа. Страна подошла к довоенному уровню экономических показателей, и для части высшего большевистского руководства становилось все более очевидным что, решив проблему восстановления хозяйства, нэп как экономическая политика себя «исчерпал». Этот вывод обосновывался тем обстоятельством, что главной задачей, стоявшей перед Россией еще с начала XX в., являлась индустриальная модернизация, то есть построение в стране индустриального общества. Партийно-советское руководство считало, что стержнем этого процесса должна была стать «социалистическая индустриализация».

После восстановления хозяйства СССР коммунистическая доктрина всецело ориентировалась на первостепенное развитие промышленности. Стране требовался «промышленный рывок», однако для этого необходимы были очень значительные капиталовложения, которыми государство не располагало. У руководства СССР существовало два возможных источника получения необходимых средств: внутренний (за счет увеличения налогов, ужесточения эксплуатации и снижения уровня жизни населения) и внешний (за счет кредитов и помощи развитых стран Запада). В последнем случае революционная идеология должна была уступить место государственному прагматизму, что предполагало значительную коррекцию внутренней и внешней политики. Однако после смерти В.И. Ленина в условиях незавершенной борьбы за власть именно идеологическая непримиримость в сочетании с кадровой политикой являлись важнейшими инструментами Сталина в укреплении своего положения как партийного лидера. Таким образом, непреодолимый идеологический барьер сделал невозможной интеграцию хозяйства СССР в мировую систему. В этой ситуации только мифическая «мировая революция» могла стать внешним источником средств, необходимых для индустриализации СССР. В случае признания ЦК ВКП(б) внешнего источника (т.е. «мировую революцию») как единственно возможного поставщика средств для СССР на нужды индустриализации, внешнеполитические структуры аппарата партии в лице Исполкома Коминтерна (ИККИ) и его председателя Г.Е. Зиновьева приобрели бы доминирующее значение. Учитывая политические амбиции Зиновьева, Сталин не мог допустить такого развития событий. В этой связи внутрипартийная полемика о возможности построения социализма в одной, отдельно взятой стране, в борьбе за власть приобрела ярко выраженное практическое значение.

Борьба группы Сталина и «новой оппозиции» обострилась с начала 1925 г. Г.Е.Зиновьев помимо руководства ИККИ, являлся бессменным председателем исполкома Ленинградского совета, подбирая руководящие кадры по принципу личной преданности. Поэтому Ленинград стал основной базой «новой оппозиции».

19 ГАНИБО. Ф. 1791. Оп. 1. Д. 411. Л. 10.

20 Обращение XIV съезда «Ко всем членам ленинградской организации» // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 3. 1924-1927. М., 1970. С. 261-162.

21 Резолюция «По делу тов. Лашевича и др. и о единстве партии» // КПСС в резолюциях... Т.3. С. 345-351.

204

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

XiV партконференция, состоявшаяся 27-29 апреля 1925 г., отвергла представленные в ЦК тезисы Зиновьева «О задачах Коминтерна и РКП(б) в связи с расширенным Пленумом ИККИ», где он доказывал, что победа социализма может быть достигнута только в мировом масштабе. В переработанном варианте тезисов, утвержденных конференцией, отмечалось, что партия «должна прилагать все усилия к тому, чтобы строить социалистическое общество» в одной стране. При этом делалась важная оговорка, что успешным строительство будет лишь в том случае, если удастся отстоять страну от «попыток реставрации капитализма»22. Учитывая спад революционных настроений в Европе в середине 20-х гг., сталинскому большинству в ЦК удалось убедительно аргументировать, что длительное время «ожидать» революционных потрясений на Западе советское государство не могло. Вместе с тем, решения партконференции были двойственными, поскольку наряду с заявлениями о необходимости максимального использования товарно-денежных отношений и упрощения условий найма рабочей силы на селе, давались установки на вытеснение капиталистических элементов из кооперации, на борьбу с зажиточным крестьянством - кулачеством. Конференция не поддержала осторожные высказывания Н.И. Бухарина о том, что колхозы для части крестьянства не являются «столбовой дорогой» к социализму.

Отношения между Сталиным и Зиновьевым накануне XIV съезда резко обострились. Зиновьеву стало известно, что Сталин через третьих лиц при подготовке съезда намекал Троцкому о возможности сотрудничества. Стремясь не допустить блока Сталина с Троцким, в сентябре 1925 г. Зиновьев публично признал правильность взглядов Троцкого о невозможности построения социализма в СССР без осуществления мировой революции23. Эти утверждения и стали теоретической базой «новой оппозиции». Накануне открытия октябрьского 1925 г. пленума ЦК РКП(б)24 в ЦК поступило заявление, подписанное Зиновьевым, Каменевым и их сторонниками, в котором предлагалось начать открытую внутрипартийную дискуссию по спорным вопросам. Однако идея дискуссии была отклонена ЦК. Поддерживая Зиновьева, секретарь ленинградского губкома РКП(б) П.А. Залуцкий публично обвинил Сталина и его окружение в бюрократическом «перерождении». В духе «новой оппозиции» были приняты и решения состоявшейся в декабре 1925 г. ХХ11-й ленинградской партийной конференции25, избравшей делегатами на XiV съезд партии исключительно сторонников оппозиции. Взгляды «новой оппозиции» поддержали также Г.Я. Сокольников26, Г.Е.Евдокимов27, Т.В. Сапронов28, М.М. Лашевич29, И.Т. Смилга, Л.П. Серебряков и др.

12 декабря 1925 г. руководители «новой оппозиции» обратились ко всем московским партийным комитетам с «Декларацией», в которой предлагали без участия ЦК РКП(б) обсудить важнейшие политические вопросы, и на X1V партсъезде высту-

22 КПСС в резолюциях... Т. 3. С. 207-216.

23 Зиновьев Г.Е. Ленинизм. М.; Л., 1925.

24 Проходил 3-10 октября 1925 г. и принял обращение «Ко всем организациям, ко всем членам РКП(б)» о необходимости развертывания внутрипартийной демократии // КПСС в резолюциях... Т.3. С. 238-241.

25 Проходила 1-10 декабря 1925 г. и утвердила составленную Зиновьевым «Декларацию» - обращение к Московской губпартконференции с предложением поддержать критику ЦК и выступить совместно на XIV съезде партии.

26 Сокольников Григорий Яковлевич (1888-1939). Член ЦК партии. Кандидат в члены Политбюро. В 1920-1921 гг. участник «буферной группы» Н.И.Бухарина. С 1921 г. член коллегии НКФ, с 1922 нарком финансов. С 1926 г. зам. председателя Госплана СССР. С 1928 г. председатель Нефтесиндиката. В 1929 г. полпред СССР в Великобритании, зам. наркома иностранных дел СССР. С 1935 г. 1-й зам. наркома лесной промышленности СССР. В 1936 г. исключен из партии. Репрессирован. Реабилитирован посмертно.

27 Назначен после снятия Залуцкого секретарем Северо-Западного бюро ЦК и Ленинградского бюро РКП(б).

28 Сапронов Тимофей Владимирович (1887-1939). В 1920-1921 гг. один из лидеров фракции «демократического централизма», в 1925-1927 гг. - «группы 13». В 1927 г. исключен из партии. Репрессирован, реабилитирован посмертно.

29 Лашевич Михаил Михайлович (1884-1928). Кандидат в члены ЦК РКП(б). С 1925 г. первый заместитель наркома по военно-морским делам и зам. Председателя Реввоенсовета СССР. Участник «новой оппозиции». В 1927 г. исключен из партии, в 1928 г. вновь восстановлен в партии.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

205

пить сообща. Однако в Москве, несмотря на все усилия Каменева, сторонников «новой оппозиции» и «Декларацию» не поддержали, а выборы делегатов на Х1У съезд партии, проводившиеся в провинции в первой половине декабря 1925 г. на губернских партконференциях, сформировали в подавляющем большинстве послушный сталинской линии ЦК контингент состава съезда. Он и предопределил поражение «новой оппозиции».

Тем не менее, на съезде развернулась ожесточенная и упорная политическая борьба. После отчетного доклада Сталина ленинградская делегация потребовала заслушать содоклад Зиновьева о невозможности построить социализм в изолированной, экономически отсталой стране без помощи развитых стран Запада. В выступлении Каменева от лица «новой оппозиции» Сталин и его окружение обвинялись в манипулировании кадровым составом партии через Секретариат ЦК, подменивший функции Политбюро, и было высказано требование возрождения полновластного Политбюро30. Оппозиция добивалась снятия Сталина с поста генерального секретаря ЦК ВКП(б). Однако съезд поддержал курс на построение в СССР социализма в условиях капиталистического окружения и одобрил деятельность ЦК во главе со Сталиным. Руководители оппозиции были сняты со своих должностей и по всей стране с 1926 г. начались кампании по «разоблачению» их приверженцев.

Политические разногласия в ЦК неизбежно усугублялись разногласиями социально-экономическими, упиравшимися в вопросы - как оценивать и как преодолевать противоречия нэпа. Условия нэпа предполагали два противоположных принципа, определивших «замкнутый круг» всего восстановительного периода: или максимальный административный «нажим» на зажиточное крестьянство (как предлагал Троцкий и лидеры «новой оппозиции»), или создание крестьянству возможности «свободного накопления» и как следствие - поступление в госбюджет значительных налогов с использованием их для нужд постепенной, сдержанной по темпам, индустриализации. Последний вариант был сформулирован и обоснован Н.И. Бухариным и Г.Я. Сокольниковым.

После разгрома «новой оппозиции» на XIV съезде партии Зиновьеву и Каменеву пришлось искать пути объединения с уже «разоблаченным» ранее Троцким, опираясь на его тезис о бюрократическом перерождении партаппарата. С этим тезисом были солидарны также бывшие представители разгромленных оппозиционных фракций «демократического централизма»31, «рабочей оппозиции»32, группы «Рабочая правда«33 и «Рабочей группы»34. С весны 1926 г. из этих разрозненных группировок начинает оформляться объединенная «троцкистско-зиновьевская» оппозиция. На апрельском35 и июльском36 пленумах ЦК Зиновьев и Троцкий выступили единым

30 XlV съезд ВКП(б). 18 - 31 декабря 1925 г. Стенографический отчет. М.; Л, 1926. С. 274.

31 Руководители Н. Осинский (Оболенский), Т. Сапронов, В. Смирнов и др. обвиняли ЦК в свертывании внутрипартийной демократии.

32 Руководители А. Шляпников, А. Коллонтай, и др. обвиняли партию в бюрократическом перерождении, утверждали, что центральные органы РКП(б) оторваны от низовых партийных масс, а аппарата партии - от рабочего класса. На X съезде РКП(б) фракция выдвигала требование передать организацию управления народным хозяйством страны Всероссийскому съезду производителей.

33 Состояла в основном из членов организации Пролеткульта, опиравшиеся на идеи А.Богданова, исключенного из рядов РСДРП еще в 1909 г. Члены «Рабочей правды» считали, что в связи с «некультурностью» рабочего класса в России на смену империализму должен придти не социализм, а госкапитализм во главе с буржуазией «нового типа» в лице технической интеллигенции. В середине 20х гг. группа продолжала распространять свои идеи в рабочей среде.

34 Создана после X съезда РКП(б). Руководитель Г.И. Мясников, с 1921 г. обвинявший ЦК РКП(б) в антирабочей политике и требовавший свободы слова, печати и деятельности внутрипартийных фракций. В 1922 - 1923 гг. совместно с членами конспиративной группы «Рабочая правда» участники «Рабочей группы» являлись организаторами рабочих забастовок на промышленных предприятиях, пытаясь довести дело до всеобщей политической стачки. В сентябре 1923 г. сентябрьский пленум ЦК РКП(б) по докладу Ф.Э. Дзержинского исключил членов «Рабочей правды» и «Рабочей группы» из рядов РКП, а Г.И. Мясников был осужден за контрреволюционную деятельность и посажен в тюрьму.

35 Проходил 6-9 апреля 1926 г.

36 Проходил 14-23 июля 1926 г.

206

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

блоком против большинства ЦК по вопросам перспектив развития, темпов и методов индустриализации. Они требовали принятия программы форсированной индустриализации и введения в стране «диктатуры промышленности». Троцкий, Зиновьев и Каменев вместе выступали на заседаниях Политбюро, посылали в районы страны своих агитаторов, устраивали конспиративные собрания для выработки общей тактики борьбы со сталинским большинством в ЦК и его аппаратом в провинции. Так, на подмосковной даче одного из членов оппозиции М.М. Лашевича состоялось организованное Г.Я. Беленьким37 нелегальное фракционное собрание с целью объединения для борьбы со «сталинским большинством в ЦК».

На объединенном июльском 1926 г. пленуме ЦК и ЦКК после доклада секретаря ЦК В.В.Куйбышева с заявлением от имени 13 членов оппозиции выступил Троцкий. «Заявление 13-ти» содержало выработанную платформу объединенного троцки-стско-зиновьевского блока, включавшую тезисы о невозможности построения в изолированном СССР социалистического общества и обвинение партийногосударственного аппарата в буржуазном перерождении. Однако июльский пленум осудил деятельность «объединенной» оппозиции и выразил доверие официальной линии ЦК38. За фракционную деятельность Зиновьев был выведен из состава Политбюро. В ответ оппозиция попыталась активизировать подпольную работу в провинции и внедриться в местные партийные организации. Однако энергичные меры, предпринятые ЦК через губкомы ВКП(б) и губернские контрольные комиссии (ГКК), позволили действовать оперативно и не допустить распространения оппозиционных настроений на местах. В этой связи «дело группы Нечаева» является наглядным доказательством энергичных действий Курского губкома и губернской партийной контрольной комиссии по выявлению сторонников «объединенной» оппозиции.

После поражения оппозиции в середине 20-х гг. и укрепления центрального аппарата ВКП(б), всю вторую половину 20-х гг. ЦК посвятил укреплению провинциальных партийных организаций. Определяющим критерием при подборе и назначении на руководящие должности членов партии на местах являлась их классовая принадлежность («социальное происхождение»), где основная роль отводилась роду деятельности и социальной принадлежности родителей. Пол, национальность, возраст, место проживания, уровень образования и пр. в расчет не принимались. Однако, в условиях развертывания нэпа в середине - второй половине 20-х гг., постепенно существенное значение приобретает и социальное положение коммуниста. В приложении к циркуляру ЦК ВКП(б) от 12 августа 1925 г. статотдел ЦК издал специальную инструкцию об определении социального положения членов и кандидатов в члены партии. В инструкции указывалось, что как «партийцы», так и кандидаты в члены партии в обязательном порядке должны были относиться к одной из 3-х социальных групп: рабочим, крестьянам или служащим. Вплоть до конца 20-х гг. существовала еще одна категория - «прочие», куда относили кустарей, домохозяек, учащихся, лиц без определенных профессий и т.п., при этом принадлежность к последней группе служила существенным препятствием для вступления в партию. Интеллигенцию в особую группу не выделяли, а относили к категории «служащих», что затрудняло выявление реального социального статуса человека, поскольку в эту категорию попадали и швейцары, и высококвалифицированные чиновники высшего ранга. С причислением коммуниста к категории «рабочих» также имелись трудности. Дело в том, что за основу в определении социального положения партийца бралась его т.н. «основная профессия», которая не обязательно определялась текущей деятельностью коммуниста. Основная профессия определялась как «тот род труда, который служил главным источником средств существования в течение наиболее продолжительного времени». Таким образом, в почетную категорию «рабочих» очень часто заносились люди, давно уже не работавшие у станка, а имевшие портфель (должность чиновника) или даже оружие (служба в силовых структурах). При этом важным фактором яв-

37 Активный участник оппозиции, ответственный работник ИККИ, сторонник Зиновьева, предпринимавший попытку организовать нелегальную фракцию «новой оппозиции» в Одессе.

38 КПСС в резолюциях... Т.3. С. 347-351.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

207

лялось также положение человека на производстве - графа в анкете «наемный» или «самостоятельный труд». В случае если человек работал «самостоятельно», например, сапожником, то он лишался права причисляться к категории «рабочих» и зачислялся в «кустари», то есть в категорию «прочих». Кроме того, в категорию «рабочих» зачисляли крестьян, работавших по найму у кулаков или в государственных советских хозяйствах (совхозах) на селе. Другими словами, главным критерием, по которому определялось социальное положение коммуниста, была не его профессия или текущий род занятий, а то, насколько в общественном разделении труда данный человек был зависим или самостоятелен, то есть насколько он был свободен в распоряжении продуктами своего труда. Партийный аппарат в первую очередь интересовала связь человека со «свободным рынком», а также то, насколько велика была степень его зависимости от государственного хозяйственного механизма. В упомянутой выше инструкции говорилось, что «социальное положение коммуниста, т.е. его положение в производстве - основная профессия, дающая средства к существованию, не должно смешиваться с тем занятием или работой, которую коммунист ведет в данный момент, в данное время»39. То есть профессия человека отделялась от выполняемой им в данный момент работы. 15 декабря 1926 г. вышла очередная редакция данной инструкции, в которой требовалось не путать «социальное положение» с «социальным происхождением». Теперь от коммуниста в обязательном порядке требовали заполнять три графы, содержащие сведения о «социальном происхождении», «социальном положении» и «роде занятий»40. В этой связи выходец из крестьян («социальное происхождение») Н.В. Нечаев по «социальному положению» (т.е. по полученной когда-то профессии) был записан как рабочий, а по роду занятий в должности секретаря Белгородского укома - как служащий41.

Эти «особенности» статистической отчетности, распространявшиеся на все документы государственных и общественных организаций СССР, на практике давали широкие возможности для манипуляций с цифрами и подтасовки информации о социальном составе всех звеньев «политической надстройки» страны в отчетной документации «снизу доверху». Кроме того, весьма условное «орабочивание» кадрового состава на всех уровнях партийного и советского руководства, в том числе и «реального сектора экономики», в ущерб его квалификации объективно вело к снижению и без того невысокого образовательного ценза и, следовательно, к некомпетентности.

Поскольку под лучшей частью «выдвиженцев» из рабочего класса и трудового крестьянства понимались не отличившиеся по производственным результатам труженики народного хозяйства, а беспрекословные исполнители партийных директив, занимавшиеся в основном «общественной работой» - участием в собраниях, совещаниях и митингах, сравнение качества реальной работы таких партийных «выдвиженцев» на производстве с уровнем беспартийных весьма показательно. Так, по данным обследования, проведенного в 1925 г. губкомом партии среди рабочих и крестьян Курской губернии, коммунисты-выдвиженцы, по сравнению с беспартийными, производили меньше продукции высокого качества, их производительность труда была ниже. Документы констатировали, что все молодые партийцы «культурно и политически развиты слабо», что беспартийные нередко стояли выше по своему развитию, они «были в курсе решений Советской власти, а коммунисты - нет». При этом, как было отмечено в 1925 г. на Курской губпартконференции при подведении итогов обследования коммунистов в волостях губернии: «...Мы видим, как общее явление, что...большинство членов и кандидатов в члены партии тянутся не к плугу и станку, а к портфелю»42.

39 Павлюченков С.А. «Новый класс» и становление системы государственного абсолютизма // Россия нэповская. М., 2002. С. 317-318.

40 Там же. С. 319.

41 ГАНИБО. Ф. 1791. Оп. 1. Д. 411. Л. 10.

42 Пашин В.П. Основы кадровой политики большевиков в 1917 - 1927 гг. (На примере номенклатурной селекции руководящих кадров Центрального Черноземья) // Проблемы исторической демографии и исторической географии Центрального Черноземья. Сб. науч. докладов 1V межвузовской конфе-

208

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

Анализ документов 1920-х гг. позволяет утверждать, что по партийным мобилизациям к выдвижению на руководящую работу в Центральном Черноземье, также как и в целом по СССР, в основном привлекались представители маргинальных слоев населения. Причем, если в промышленно развитых губерниях, где был сосредоточен основной контингент кадрового квалифицированного пролетариата, уровень выполнения разнарядок партийных мобилизаций по «выдвижению» рабочих «от станка» колебался от 20 до 80% и, как правило, никогда не выполнялся в полном объеме, то такие земледельческие губернии с незначительным количеством пролетариата, как Курская, Воронежская, Орловская и Тамбовская, перекрывали нормы «выдвиженчества» в 1,5 - 2 раза. Например, Курская губернская парторганизация в начале 20-х гг. имея наряд ЦК РКП(б) на 2 мобилизации рабочих (в общей сложности 50 чел.), «выполнила» его почти на 300%.

В этой связи с достаточной степенью наглядности результаты условности классовой политики «орабочивания» партаппарата в аграрной провинции демонстрирует кадровый состав «группы Нечаева» в Белгородском уездном комитете партии, типичный для Центрального Черноземья в 1920-е гг.

Так, из 7 членов «группы» 6 числились рабочими лишь по «социальному положению» (т.е. они когда-то работали рабочими), в то время как по реальной классовой принадлежности («социальному происхождению») к числу рабочих принадлежал только 1 человек (Бочаров), а остальные являлись выходцами из крестьян.

Подбор партией наиболее энергичных выходцев из «низов», при доминанте «социального признака» и «политической надежности» над деловыми и нравственными качествами «выдвиженца», приводил к росту некомпетентного в своей массе партийно-государственного бюрократического аппарата. Этому способствовал и распространенный принцип постоянного перемещения местных кадров партийносоветской номенклатуры из одной отрасли управления в другую, из одного региона страны в другой, что наглядно прослеживается в биографических справках членов «группы Нечаева». В 20-е гг. продолжительность работы в одной должности более полугода считалась достаточной для освоения новых обязанностей. В среднем за год процент обновления руководящего состава, например, Курской губернской парторганизации за счет вновь прибывших коммунистов составлял от 30 до 35%43.

В целом, обозначенные выше политические и кадровые процессы, протекавшие в центральных органах партийно-государственной власти и хозяйственного управления СССР, находили яркое отражение в деятельности их местных структур, имея при этом особенности, обусловленные спецификой регионального развития. Подтверждением этому служат представляемые ниже документы Государственного архива новейшей истории Белгородской области (ГАНИБО).

Автором сохранена орфография, пунктуация и стилистические особенности первоисточника. Неразборчивый текст отмечен отточием и взят в квадратные скобки. В легенде, помимо ссылки на архив и архивного шифра документального источника, указаны его подлинность, способ воспроизведения и современное состояние.

Вступительная статья, комментарии и подготовка текста к публикации Е.Ю. Прокофьевой.

№ 1 - 2 № 1

Стенограмма выступления секретаря Курского Губкома т. Лепа на Объединенном Пленуме Курского Губкома и ГКК ВКП(б) «Об оппозиционной подпольной работе в Белгородской уездной партийной организации». 28 сентября 1926 г.44

Товарищи, для бюро ГК и Президиума Губ.К.К. не оставляет никакого сомнения вопрос о том, что в Белгородской организации некоторые товарищи и ранее

ренции по исторической демографии и исторической географии Центрального Черноземья (Курск, 27 апреля 1994 г.), посв. памяти В.П.Загоровского и И.Н. Емельянова. Москва-Курск,1994. С. 186-187.

43 ГАНИБО. Ф. 1791. Оп. 1. Д. 482. Л. 25, 26.

44 Объединенный Пленум Курского губкома и ГКК проходил в Курске 28-30 сентября 1926 г.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

209

принадлежавшие к оппозиции и ныне принадлежащие к оппозиции вели организационную подпольную фракционную работу.

Я думаю, что объединенный Пленум Губкома и ГКК должен будет рассмотреть этот вопрос не только с точки зрения партийного преступления, совершенного со стороны отдельных членов Белгородской организации, но так же в связи с общей работой оппозиции, работой фракционно-подпольной и, наконец, объединенный Пленум должен будет учесть обстановку, в которой развертывалась эта работа, которая способствовала фракционной работе оппозиционеров и наметить ряд практических шагов, ряд практических мероприятий для оздоровления Белгородской организации, а так же для того, чтобы в нашей Курской организации избежать в дальнейшем повторения подобной истории, которая имела место в Белгороде.

Я начну с некоторых исторических предпосылок. Тов. Ленин в своей статье «Кризис партии» писал, что «Предсъездовская дискуссия (т.е. перед 10-м съездом) развернулась достаточно широко. Из маленьких расхождений и разногласий выросли большие, как всегда бывает при сравнительно маленьких ошибках, если на маленькой ошибке настаивают и сопротивляются изо всех сил ее исправлению, или если за ошибку одного или немногих уцепятся люди делающие большую ошибку. Так всегда растут разногласия и расколы». Я думаю, что это замечание т. Ленина, направленное в свое время против фракционного выступления т. Троцкого, мнение Ленина в статье «Кризис партии» перед Х съездом - против фракционного выступления т. Троцкого, а так же деятельности рабочей оппозиции накануне Х съезда и во время Х съезда, что оно в значительной степени, я бы даже сказал, целиком можно отнести к тому положению, которое сейчас мы имеем в партии, можем отнести к выступлениям сначала, так называемой Ленинградской оппозиции, а потом объединенной Зиновьевско-троцкистской оппозиции. Товарищи, во время новых фракционных выступлений во время 10-го партсъезда и на самом 10-м съезде партии тов. ЛЕНИН* поставил резко вопрос о дальнейшем недопущении в нашей партии фракционных группировок, выступлений и фракционной работы. Он указывал, что эти выступления являются весьма опасными для единства партии, опасными для всей творческой нашей работы по строительству социализма. Тов. Ленин указывал, что страна переживает переломный период, указывал на трудности перехода страны с военного положения на мирное строительство. Наконец, в это время ряд обстоятельств усиливали колебания в среде мелко-буржуазного населения страны. ЛЕНИНЫМ было предложено 10-му съезду и съездом было принято следующее постановление: съезд предписывает немедленно распустить все без изъятия образовавшиеся на той или иной платформе группы и поручает всем организациям строжайше следить за недопущением каких-либо фракционных выступлений. Неисполнение этого постановления съезда должно вести за собой безусловное и немедленное исключение из партии. Ни один из последующих съездов нашей партии не отменял этих директив, принятых под руководством тов. ЛЕНИНА! Это было нашей руководящей директивой по сбережению единства партии и партия ею пользовалась в течении всего последующего периода. Мы благополучно отбили атаки против ленинизма, против большевистского понимания роли партии в строительстве со стороны тов. ТРОЦКОГО* в 23-м году. Партия таким образом успешно боролась с фракционностью. К XIV съезду партия снова была поставлена перед фактом фракционного выступления. Припомним фракционные выступления накануне съезда в Ленинграде, припомним содоклад Зиновьева, платформу (вернее, попытки выступить с платформой), припомним заявление Крупской о Стокгольмском съезде, что «правым может оказаться меньшинство». Все это говорит о том, что фракционные выступления уже имели место, что складывалась фракция внутри партии, несмотря на все уверения оппозиции, что им приклеивают название фракционеров. Разрешите прочесть маленькую выдержку из статьи тов. ЛЕНИНА. Он писал следующее: 4 этап. XIII съезд Советов. Выступление

*

*

Так в источнике. Так в источнике.

210

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

Троцкого 25 Декабря с брошюркой платформой** * «Роль и задачи профсоюзов». С точки зрения формального демократизма Троцкий имел безусловное право выступить с платформой, ибо Ц.К. 24 Декабря разрешил свободу дискуссии. С точки зрения революционной целесообразности - это было уже громадным преувеличением ошибки, созданием фракции на ошибочной платформе». Здесь сказывается Ленинская постановка вопроса. Только одно то, что Троцкий выступил с платформой, этого было достаточно, чтобы ЛЕНИН сделал вывод о том, что выступления Троцкого являются фракционным выступлением. Так не достаточное ли количество привела оппозиция на XiV-м съезде доказательств своей фракционной работы? 14-й съезд партии поэтому вынужден был снова обратить внимание партии на необходимость борьбы против нарушения постановлений Х-го съезда о партийном единстве и подчеркнул снова необходимость борьбы с фракциями и группировками.

14-й съезд дал отпор организованным и политическим взглядам оппозиции. Но на ряду с этим съезд создал все возможные условия, которые могли бы способствовать дальнейшей дружной, сплоченной работе всей партии в целом. Несмотря на содоклады, несмотря на непримиримость новой оппозиции, ее руководители были включены в высшие партийные органы, в ЦК, ЦКК, Политбюро. Дальнейшая работа ЦК, дальнейшая работа Политбюро показывает, что товарищи из оппозиции (потом уже объединились с троцкистами) продолжали выступать с декларациями, мешали тем самым практической работе этих органов. Вы знаете «замечательное» выступление тов. Каменева на последнем июльском Объединенном Пленуме ЦК и ЦКК, который заявил Что оппозиция свою грудь будет подставлять для удара, но от работы в оппозиционном духе не откажется. И они после этого себя называют ленинскими учениками! Когда Коллонтай к Х съезду**** выступила с брошюркой «Рабочая оппозиция» и писала, что Рабочая оппозиция не должна идти, да и не может идти на уступки, это не значит звать к расколу. Ленин на это отвечал: «когда так говорят, что на уступки не пойдут, то съезд этого не допустит». Фракционную работу партия не допустит и сейчас. Вот положение, которое имеется в Центральных учреждениях нашей партии. Вместо помощи оппозиционеры вносят в работу фракционную непримиримость. Но этой непримиримостью дело не ограничивается. Допустим, что каждый член партии имеет право защищать свои взгляды. Но оппозиция не осталась на почве законного отстаивания своих взглядов. Она переходит, вернее, перешла на фракционную подпольную работу против партии. Она нарушает постановления 10 и 14-го съезда о сохранении единства партии.

Июльский Объединенный Пленум ЦК и ЦКК должен был констатировать, что объединенная оппозиция уже прибегла в своей борьбе с партией к попыткам создания нелегальной, фракционной организации, противопоставленной против и направленной против ее единства. Объединенный Пленум ЦК свое заявление основывал на тех фактах, которые имели, к сожалению, место в нашей партии накануне этого пленума. Эти факты заключались в деле т.т. Лашевича, Беленького и др., которые дошли до устройства конспиративного подпольного лесного собрания, где произносились речи против ЦК, избранного съездом партии [...несколько слов неразборчиво - Е.П.]. Партия была поставлена перед фактом фракционной работы, работы подпольной против партии. Поэтому Пленум был совершенно прав, когда он квалифицировал деятельность оппозиции, как работу фракционную и подпольную против партии.

Опасность оппозиционной подпольной работы заключается еще в том, что целый ряд ранее осужденных группировок, даже исключенных из партии, признанных контрреволюционными, начинают вести снова работу, при чем отдельные бывшие сторонники этих группировок активно выступают по поручениям новой оппозиции.

' Так в источнике.

'* Так в источнике.

>** ГТЧ

Так в источнике.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

211

Вместе с новой объединенной оппозицией работал на подпольной фракционной работе Михайлов45, ранее принадлежавший к Мясниковской оппозиции, потом в виду раскаяния восстановленный в правах члена партии (а вы знаете, что Мясниковская группа была квалифицирована партией как контрреволюционная. Вы знаете, что Мясников еще при ЛЕНИНЕ был исключен из партии и сидит в тюрьме). Принял участие в фракционной работе и Шугаев46 бывший сторонник рабочей оппозиции, который вел работу среди беспартийных, обрабатывал спеца.

Которому* * говорил, что скоро начнут стрелять пулеметы и т.д. Наконец, к этой кампании примкнул Яцек47, бывший член подпольной меньшевистской группы «Рабочая Правда», который в свое время также был исключен из партии. И вот все эти лица распространяли материалы новой оппозиции, печатали их с беспартийными машинистками, собирались для обсуждения вопросов в пивных, втягивали в это дело беспартийных, договаривались о необходимости забастовок и восстаний против Советов. Поэтому, товарищи, мы должны считать правильным решение 10-го съезда, которое говорит, что необходимо, чтобы все сознательные рабочие ясно сознавали вред и недопустимость какой бы то ни было фракционности, которая неминуемо ведет на деле к ослаблению дружной работы и к усиленным повторным попыткам примазывающихся к правительственной партии, врагов ее углублять разделение и использовать его в целях контр-революции.

Товарищи, можно задать вопрос, как же один из нынешних руководителей оппозиции ЗИНОВЬЕВ относился в свое время, когда он еще выступал как ленинец, к фракционной работе внутри нашей партии? Здесь я прочту две выдержки из выступления ЗИНОВЬЕВА на Х1Х Ленинградской Губпартконференции. ЗИНОВЬЕВ говорил: «Можем ли мы допустить свободу фракций и групп. Нет! Я в своих тезисах сказал: свобода фракций внутри той партии, которая управляет государством, это значит свобода образования параллельных зародышевых правительств». Но тот же Х съезд принял предложение тов. ЛЕНИНА о запрещении фракций и группировок. Вот это-то кое-кому и не нравится. Политика Х съезда партии есть политика тов. ЛЕНИНА. Вот почему можно ясно сознавать, что тут есть нападение на основы большевистской политики, на основы ленинизма, на основной итог, который подвел Х-й съезд. И поэтому нужно строжайшим образом различать свободу дискуссий и обсуждений в пределах, позволенных обстановкой, и «свободу фракций и группировок». - И дальше он* говорил: «Может быть, нам и придется поспорить по этим серьезным вопросам, но пока что, повторяю, мы спорим только о фракционности и группировках, т.е. по тем вопросам, которые разрешены на Х и XI съездах нашей партии, при ближайшем участии тов. ЛЕНИНА. Поэтому мы просим Вас, Московскую организацию, дать нам точный и ясный ответ. Если вы думаете, что наступило время, чтобы легализовать фракции и группировки, то скажите это прямо. Мы думаем, что это время не наступило и оно не нас тупит** вообще в период ДИКТАТУРЫ ПРОЛЕТАРИАТА, не может наступить потому, что этот вопрос связан с вопросом о свободе печати, вообще о политических правах непролетарских слоев населения и т.д. Кто этого не понимает, тот ничего не понимает в общей обстановке».

Нашей партии теперь надо вспомнить то, о чем писал ЗИНОВЬЕВ в 1923 году и знать, что оппозиция во главе с т.т. Зиновьевым и Троцким делает в 1926 году, как ведется фракционная работа и как она на Июльском объединенном пленуме защи-

45 Директор одного из крупных заводов Москвы.

46 Активный член «рабочей оппозиции», осужден на Х съезде по предложению Ленина за антисоветскую агитацию среди буржуазных специалистов, которых якобы призывал к прямой борьбе с Советской властью, сторонник «новой оппозиции«.

* Так в источнике.

47 Активный член группы «Рабочая правда», квалифицированной на Объединенном июльском 1926 г. пленуме ЦК и ЦКК как меньшевистская подпольная организация и обвиненный в распространении среди членов ВКП(б) секретных документов «новой оппозиции«.

* Так в источнике.

** Так в источнике.

212

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

щалась Зиновьевым и др. вождями оппозиции. Мы должны задать себе следующие вопросы. Дело Лашевича, отношение к этому делу Лашевича. Как Зиновьев выступал на пленуме по этому вопросу. Каким образом вожди оппозиции относились к делу Оссовского48 который непосредственно пропагандировал образование двух партий, или во всяком случае, что в нашей партии могут быть две части на равных правах, которые свободно работают. Оппозиция по этим вопросам не заявила открыто, что она осуждает это, эти фракционные попытки, попытки поколебать единство партии. Она пыталась, когда обсуждался вопрос по делу Лашевича, навязать пленуму для обсуждения свою объединенную платформу Троцкого, Зиновьева, Каменева и проч. Она это пыталась сделать, но отмежеваться от этого дела, она не отмежевалась. Мне кажется, что таким образом и Нечаев хотел воспользоваться трибуной этого объединенного пленума, но чтобы не в своих поступках раскаиваться, не помогать партии бороться за единство, а чтобы прочесть соответствующую декларацию и ее защищать.

Был прав тов. КУЙБЫШЕВ49, который говорил на объединенном Июльском Пленуме, что «все эти факты говорят о том, что дело идет уже не о том, или другом отдельном эпизоде, как это можно было с натяжкой сказать о первом случае, когда нам стало известно о собрании в лесу, а дело идет о систематической, определенно продуманной и кем-то руководимой работе по созданию фракции внутри нашей партии, разветвленной по всем организациям партии и противопоставляющей партии определенные фракционные задачи и цели, но совершенно ясно и очевидно, что эти отдельные случаи уже не являются исключением. Они подтверждают существование этих попыток создания нелегальной организации во всесоюзном масштабе». Июльский Пленум, на основании разбора дела Лашевича и других материалов должен был заявить, что все эти дезорганизаторские шаги оппозиции свидетельствуют уже о том, что оппозиция решила перейти от легального отстаивания своих взглядов к созданию всесоюзной нелегальной организации, противопоставляющей себя партии и подготовляющей, таким образом, раскол ее рядов.

Товарищи, решение Июльского Объединенного Пленума было правильное и соответствовало действительному положению дела. В этом мы можем убедиться, к сожалению, на работе, которая не развернулась, к счастию, благодаря принятым ГК и ГКК мерам достаточно широко, но попытки к развертыванию которой были сделаны тов. Нечаевым и др. товарищами в Белгородской организации. Каким образом велась работа этой группой товарищей? Мы, товарищи, привыкли, что в нашей партии, в нашей организации, если имеются те или иные инакомыслящие, по отдельным вопросам нашей партийной политики, нашей партийной практики, что эти товарищи открыто выступают со своими сомнениями и говорят об этом на соответствующих партийных собраниях и заседаниях. Ведь не является преступлением то, что в нашей партии отдельные члены ее могут иначе думать, чем большинство партии. Ведь вот в данном зале имеются сторонники оппозиции. У нас имеется (не знаю присутствует он здесь или нет) тов. АНДРЕЕВ50 - делегат XIV-го партсъезда, сторонник Ленинградской оппозиции, но мы Андреева не выгоняем с нашего заседания, мы его допускаем и слово ему дадим, если он его попросит. Мы разве их преследуем? Разве, если кто-нибудь из них выступает на ячейке, районном собрании, или выступит здесь на пленуме, разве мы будем их за это преследовать? Нет, пусть т.т. ясно и определенно излагают свои взгляды по тем или иным вопросам. Но, товарищи, работа в Белгороде не сводилась к тому, что т.т. шли с открытой душой к партийной массе и заявляли о

48 Я.А. Оссовский. Сторонник оппозиции. Опубликовал в 1926 г. в журнале «Большевик» дискуссионную статью с требованием легализации внутрипартийных фракций в ВКП(б), восстановления партий эсеров и меньшевиков и предоставления права создавать другие партии, а также привлечения буржуазии к государственному управлению.

49 Куйбышев Валериан Владимирович (1888-1935). С 1920 г. член президиума ВСНХ, начальник Главэлектро. Секретарь ЦК РКП(б), председатель ЦКК. С 1926 г. председатель ВСНХ СССР. С 1927 г. член Политбюро ВКП(б). С 1930 г. - председатель Госплана СССР. С 1934 г. председатель Комиссии советского контроля при СНК СССР, 1-й зам. председателя СНК СССР и СТО.

50 Делегат XIV съезда партии от одной из Белгородских партийных организаций. Подробные данные не установлены.

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

213

своих несогласиях с теми или иными решениями партии, съезда или центрального его органа. Нет, там люди вели подкоп против партии, против ЦК, работа была подпольная, строго рассчитанная с точки зрения конспирации. Почему, в частности, тов. Нечаев, член Г.К. партии, член партии с 1915 г., почему этот член партии всегда здесь на пленуме и в местной организации выступал за линию ЦК, можно ли допустить, чтобы этот член партии вел в тоже время подпольную работу? Товарищи, времена меняются, меняется и тактика оппозиции. Установлен ряд фактов, что оппозиционеры сейчас для того, чтобы вести свою раскольническую подпольную работу идут на то, чтобы выдавая себя за сторонников ЦК, вести подкоп против партии, против ЦК. Только в том случае, если тот или иной товарищ, ведущий фракционную подпольную работу провалится, оппозиция считает возможным, чтобы это лицо выступало уже определенно и открыто против линии большевистской партии. Эта тактика у нас нашла свое применение в отношении тов. Нечаева целиком и полностью.

В чем выражалась работа Нечаева? Комиссия Губкома, которая вела расследование в Белгороде и Губернская Контрольная Комиссия, которая занялась дополнительным опросом ряда т.т., которая проводила работу в Белгороде и в Курске, мы все вместе могли установить следующее. Тов. Нечаев занимался индивидуальной обработкой членов партии в духе оппозиции. Эта работа варьировалась, изменялась, велась по-разному в зависимости от объекта обработки. Разговоры (и не только Нечаева, но и Пузакова и Поль) начинались обыкновенно с мелочей: разговоры о том, что вот Сталин - Бонапарт, что Сталин подбирает аппарат, что партией управляют аппаратчики. В этой части тов. Нечаев не отрицает обвинения, он отрицает то, что он говорил, что Сталин - Бонапарт, а что Сталин ведет, подбирает аппарат, в этом сознался. Дальше разговор о том, что Сталин хотел объединиться с Троцким и что это не удалось, что после этого он повел двойственную политику, то приглашал Троцкого быть вместе с большинством партии, то Зиновьева натравливал на Троцкого, разговорчики, что из Ленинграда выслали 6 тысяч оппозиционеров. Мелкие грязные разговоры, сеющие недоверие к партруководству, нащупывающие почву, - можно ли обработать того или иного товарища. Такие разговоры со стороны секретаря крупнейшей уездной организации, члена Г.К. находившегося на хорошем счету у губернской организации, велись на месте. Товарищи, я мох* бы привести много этих полуполитических, полусплетнических разговоров - это по существу является предварительной обработкой товарищей. Дальше, велись разговоры более определенные на счет правоты оппозиции более ясно и ярко выражалась Нечаевым точка зрения его на линию большинства ЦК, более ясные разговоры и более ясную обработку он вел с ПОЛЕМ, администратором сахзавода, который в свою очередь начал обрабатывать других товарищей. Тов. Масловым, членом Орловской Губернской организации, Мартышевым - секретарем Горрайкома Уфимской организации. Он пытался вести работу не только узко в Белгородском масштабе, он вел работу, может быть, как второстепенный, но все таки как агент подпольной организации. Работа Нечаева выражалась не только в ведении этих полуполитических, полусплетнических мещанских разговоров и не только по этому мы могли его обвинить в подпольной фракционной работе. Нет, имеются более серьезные материалы. Нечаев снабжал отдельных членов партии специально подобранными односторонними фракционными материалами, в то время как Июльский Пленум ЦК вынес прямое постановление, что фракционная работа выражающаяся в снабжении отдельных товарищей или организаций односторонними фракционными материалами является недопустимой фракционной работой. Он снабжал этими материалами до Июльского Пленума и после Июльского Пленума. Какие материалы он давал?

Он давал речи членов ЦК оппозиционеров, он давал декларацию Ленинградской оппозиции, брошюрку, которую раздавали во время XIV партсъезда, которая была дана исключительно для делегатов съезда на правах рукописи, как секретный материал; давал платформу новой объединенной оппозиции; давал такие материалы,

Так в источнике.

214

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

которые до Июльского Пленума даже не оглашались на ЦК партии, например: Завещание Ленина и др. материалы.

Кому он давал и многим ли он давал? - Он давал тов. Быкову, тов. Бочарову, давал тов. Маслову, Полю, давал кое-какие другие менее значительные материалы оппозиционные, тем, которым он меньше доверял. Так, например тов. Биткиной давал материалы какой-то оппозиционной группы Донбасса и донесения о политсостоянии рабочих в Ростове. Установлено, что ряду товарищей эти материалы он давал. На допросе в своих показаниях он отрицает, что он давал какие-нибудь другие материалы, кроме брошюрки «по некоторым спорным вопросам», в которой была изложена платформа Ленинградской оппозиции. (Т.т., которые получали материалы, утверждают, что этой брошюрки они от него не получали, а получали другие материалы - выступление Троцкого, Зиновьева, Каменева и якобы какое-то письмо И.Н. Смирнова51, Завещание Ленина и др. материалы).

Таким образом, тов. Нечаев не искренно выступает перед К.К., сознается, что он односторонний фракционный материал давал, не имея возможности этого отрицать. Почему он не сознается в даче других материалов? Это объясняется одной простой причиной. Во время данного пленума в Курске тов. Нечаев сообщил тов. Охлопкову52, о том, что член Г.К. партии тов. Перепелица потерял брошюрку «Некоторые материалы по спорным вопросам», т.е. платформу Ленинградской оппозиции. Перепелица был делегатом XiV съезда партии. Тов. Нечаев [...слово неразборчиво - Е.П.] «задавал жару» Перепелице, что пропала брошюра. На следствии на вопрос откуда он получил брошюрку, он заявил, что он ее получил во время съезда партии в Москве и что фамилию товарища, от которого получил, он не помнит. В Белгороде он признался, что эту брошюру украл у тов. Перепелицы.

Он сознался для чего? Для того, чтобы этим объяснением, что стащил брошюрку, выйти из создавшегося положения, которое сложилось вокруг него. Заявить, что он эту брошюрку перелистал (он должен был также признать, что он перепечатывал ее с беспартийной машинисткой), что только этот материал он давал членам партии, тем самым отказаться от того, что давал им дополнительно и другие материалы оппозиции и после XiV съезда и после Апрельского и Июльского Пленумов ЦК. Это делалось сознательно для того, чтобы отказаться или опровергнуть дополнительные обвинения в том, что он получал эти материалы непосредственно из складов оппозиции. Это делалось для того, чтобы не выдавать сообщников московских.

Когда мы начали Белгородское дело, мы не имели никакого материала и дело начали расследовать ощупью. Дело началось с того, что мне сообщили из Москвы по телефону, что в Белгороде не все в порядке, что якобы кто-то написал относительно оппозиционного подбора бюро Укома. Я же не совсем разобрал в чем дело, мне показалось, что написал это письмо Зав. Агитпропом УК. Я немного перепутал, но по существу ведения оппозиционной работы сообщение оказалось правильным. Письмо написал один товарищ из Орловской организации. Оказывается, что Нечаев в разговоре с этим товарищем по дороге из Кисловодска заявил, что у него в Белгороде имеется группа оппозиционеров в количестве 8 человек, что они завоевали бюро УК и что остается только один сторонник ЦК - Зав. Агитпропом тов. Бочаров. Вот с этого и началось расследование. Мне показалось письмо Бочарова! С него я начал. Потом отдельные товарищи подтвердили оппозиционную работу Нечаева и выступления в этом духе Пузакова. Тов. Маслов (из Орла) в своем заявлении в ЦКК указывает, что Нечаев ему указал в Москве адрес тов. Серебрякова, куда можно явиться за получением оппозиционно-фракционных материалов. Тов. Маслов побывал 26 августа у Серебрякова, где встретился снова с Нечаевым и откуда они направились к Гинзбургу

51 Смирнов Иван Никитович (1881-1936). Участник оппозиции. В 1921 г. секретарь комитета и областного Северо-Западного бюро ЦК РКП(б), зам. председателя Северо-Западной области. В 1922 г. в ВСНХ руководил военной промышленностью, затем - работал в НКТ. В 1927 г. исключен из партии. Восстановлен в 1929 г., в 1920 г. вновь исключен. Репрессирован, реабилитирован посмертно.

52 Бывший секретарь, в 1926 г. - член Курского губкома ВКП(б).

НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ

Серия История. Политология. Экономика. Информатика. 2012. № 7 (126). Выпуск 22

215

(ныне исключен из партии за подпольную фракционную работу), где он действительно вместе с Нечаевым получили материалы.

Нечаев не отрицает, что он был в Москве в указанное время, но отрицает, что получал материалы. Другое заявление мы получили из Уфы от тов. Мартышева о том, что Нечаев ему дал адрес в Москве, в частности, Смирнова В.М., который ныне также исключен из партии, где его могут информировать о положении в партии, и снабдить соответствующими материалами. Таким образом, материалы настоящего дела получены из трех источников: из Белгорода, Уфы и из Орла.

(Окончание в следующем номере)

FROM THE HISTORY OF FIGHT THE UNDERGROUND OPPOSITION IN THE PARTY ORGANIZATIONS OF THE SOVIET PROVINCE IN 1925-1926: «THE CASE OF THE NECHAEV'S GROUP» IN BELGOROD COMMITTEE OF THE KURSK PROVINCE

Belgorod National Research University

e-mail: prokofievaeu@mail.ru

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

E.Yu. PROKOFIEVA

The paper suggests annotated by the author and firstly used in press text of the documents from the State archives of the Modern history of the Belgorod Region. Materials of the «case of the Nechaev's group» i.e. all texts of the short-hand report of the secretary of Kursk Committee Lepa «About the opposite underground activity of some mates in Belgorod Party organization» and Resolution of the united Plenum of Kursk Committee and Control Committee of 28-30 of September 1926 are given in the paper. Documents published are by all means important for deep research of the problems of selection and placing of personnel in Party and state bodies from top to bottom and the mechanism of making decisions of the Soviet power in the center.

Key words: «nechaevshina», «contrparty group», «new opposition», «united Trotsky-Zinoviev- opposition», Belgorod Committee, Kkursk Committee, party control committee, worker promoted, social nature, social position.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.