Научная статья на тему 'Итоги реформ и перспективы формирования многоуровневой национальной пенсионной системы'

Итоги реформ и перспективы формирования многоуровневой национальной пенсионной системы Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
833
92
Поделиться
Ключевые слова
СИСТЕМЫ ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ / ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПЕНСИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ / ПЕНСИОННОЕ СТРАХОВАНИЕ / ТАРИФЫ СТРАХОВЫХ ВЗНОСОВ / УРОВЕНЬ ПЕНСИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ / СОЦИАЛЬНЫЕ ПЕНСИИ / ИСТОЧНИКИ ФИНАНСИРОВАНИЯ ПЕНСИОННЫХ ВЫПЛАТ / ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ПЕНСИОННЫЙ КАПИТАЛ / "АВТОМАТИЧЕСКАЯ ПОДПИСКА" / PENSION SYSTEMS / STATE PENSION / PENSION INSURANCE / INSURANCE RATES / THE LEVEL OF PENSIONS / SOCIAL PENSIONS / FUNDING OF PENSION PAYMENTS / PERSONAL PENSION CAPITAL / "AUTOMATIC SUBSCRIPTION"

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Тучкова Эльвира Галимовна

В статье дается научный анализ основных итогов пенсионных реформ и обосновывается необходимость формирования в стране многоуровневой системы пенсионного обеспечения населения, отвечающей принципам социальной справедливости и адекватно отражающей потребности рынка труда каждому трудящемуся гарантировать достойную заработную плату и достойное пенсионное обеспечение.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Тучкова Эльвира Галимовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

THE RESULTS OF REFORMS AND PROSPECTS OF FORMATION OF TIERED NATIONAL PENSION SYSTEM

The article provides a scientific analysis of the main outcomes of the pension reforms and the necessity of forming the country’s multi-level system of pension provision of the population, consistent with the principles of social justice and adequately reflect the needs of the labor market, each worker to guarantee decent wages and a decent pension.

Текст научной работы на тему «Итоги реформ и перспективы формирования многоуровневой национальной пенсионной системы»

АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ

Эльвира Галимовна ТУЧКОВА,

доктор юридических наук, профессор, научный руководитель кафедры трудового права и права социального обеспечения Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) tuchka37@mail.ru 125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9

ИТОГИ РЕФОРМ И ПЕРСПЕКТИВЫ ФОРМИРОВАНИЯ МНОГОУРОВНЕВОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПЕНСИОННОЙ СИСТЕМЫ

Аннотация. В статье дается научный анализ основных итогов пенсионных реформ и обосновывается необходимость формирования в стране многоуровневой системы пенсионного обеспечения населения, отвечающей принципам социальной справедливости и адекватно отражающей потребности рынка труда — каждому трудящемуся гарантировать достойную заработную плату и достойное пенсионное обеспечение.

Ключевые слова: системы пенсионного обеспечения, государственное пенсионное обеспечение, пенсионное страхование, тарифы страховых взносов, уровень пенсионного обеспечения, социальные пенсии, источники финансирования пенсионных выплат, индивидуальный пенсионный капитал, «автоматическая подписка».

DOI: 10.17803/2311-5998.2017.38.10.016-025

E. G. TUCHKOVA,

Professor of the Labour Law and Social Security Law Department of the Kutafin Moscow State Law University (MSAL)

tuchka37@mail.ru 125993, Russia, Moscow, Sadovaya-Kudrinskaya Str., 9

THE RESULTS OF REFORMS AND PROSPECTS OF FORMATION OF TIERED NATIONAL PENSION SYSTEM

Review. The article provides a scientific analysis of the main outcomes of the pension reforms and the necessity of forming the country's multi-level system of pension provision of the population, consistent with the principles of social justice and adequately reflect the needs of the labor market, each worker to guarantee decent wages and a decent pension. Keywords: pension systems, state pension, pension insurance, insurance rates, the level of pensions, social pensions, funding of pension payments, personal pension capital, «automatic subscription».

Поиск решения проблемы гарантированности достойного уровня пенсионного обеспечения принял в России затяжной характер, и предлагаемые в настоящее время варианты новых решений оптимизма не внушают. Основная причина несостоятельности проведенных пенсионных реформ, главной целью которых декларировалось очередное повышение уровня пенсионно-© Э. Г. Тучкова, 2017 го обеспечения, заключается, на наш взгляд, в том, что изначально в правовой

механизм исчисления пенсий вмонтировались такие элементы (концептуально и формально закрепляемые в нормах права), которые были направлены на достижение совершенно противоположной цели — на оптимизацию расходов на пенсионное обеспечение. Поскольку пенсионные отношения, как и иные социально-обеспечительные отношения, регулируемые правом социального обеспечения, по своей экономической природе являются распределительными, последствием «оптимизации» (т.е. сокращения расходов) объективно не мог быть никакой иной результат, кроме снижения ранее достигнутого уровня пенсионного обеспечения. Сегодня данный факт, ясный для экспертов уже в момент разработки соответствующей Стратегии долгосрочного развития пенсионной системы России, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 25 декабря 2012 г. № 2524-р, признается официально. Сказанное позволяет сделать вывод о том, что именно данный результат и был главной целью тех реформ. Трагизм последствий указанных выше экспериментов национального масштаба становится очевидным, если учитывать тот реальный факт, что до их проведения общий уровень пенсионного обеспечения в стране был крайне низким, что называлось в преамбуле Закона «О трудовых пенсиях в РФ» от 17 декабря 2001 г.1 в качестве основной причины его принятия.

Тенденции формирования национальной пенсионной системы в период от постсоветского до современного позволяет выявить исторический ракурс развития пенсионного законодательства. Обратимся к нему.

Одним из первых законов Российской Федерации, меняющей свою экономическую ориентацию и переходящей от планово-социалистической экономики к рыночной, стал Закон «О государственных пенсиях в РСФСР» от 20 ноября 1990 г.2, с принятием которого, собственно, и связан первый этап в реформировании пенсионной системы нашей страны.

Нормы данного Закона закрепляли основные государственные гарантии в области пенсионного обеспечения населения. Этот Закон был высоко оценен Международной организацией труда (МОТ). Гарантируя преемственность в сохранении пенсионных прав граждан, данный Закон не ухудшил ни условия, ни уровень пенсионного обеспечения, установленные в советский период. В то же время он закрепил единую систему государственного пенсионного обеспечения, отказавшись от привилегированной системы персональных пенсий бывшим чиновникам и партийным функционерам, а также от ущербной системы пенсионного обеспечения колхозников.

Закон устанавливал прозрачный, понятный каждому механизм исчисления пенсий, взяв за базу фактический средний заработок работника, определяемый, по его желанию, за длительный либо короткий периоды работы. Коэффициент замещения пенсией по старости прежнего заработка был обусловлен продолжи-

1

2

>

тельностью страхового стажа: при стаже, равном требуемому, пенсия устанав-

□ Р

Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» // URL: http://base.garant.ru/12125146/#ixzz4pXAoifNO. Е

Закон РФ от 20 ноября 1990 г. № 340-I «О государственных пенсиях в Российской Фе- Н

дерации» (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) // URL: http://base.garant.

ru/10104000/#ixzz4pXD2kCfP. Мнение

>

18 АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ

ЕСТНИК

УНИВЕРСИТЕТА

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

имени О.Е. Кугафина(МГЮА)

ливалась в размере 55 % заработка, а при стаже, превышающем требуемый на 20 и более лет, — 75 % заработка, поскольку за каждый год стажа сверх требуемого размер пенсии повышался на 1 % заработка, но не более, чем на 20 %. В целях сохранения управляемости пенсионной системы предусматривались минимальный и максимальный размеры пенсий: минимум пенсии не мог быть ниже минимальной заработной платы, а максимум не мог превышать трехкратного размера минимума.

Закон создал предпосылки для перехода к страховой пенсионной системе, в связи с его принятием в Российской Федерации впервые был создан внебюджетный Пенсионный фонд России (ПФР). Кроме того, несмотря на внесенные предложения о повышении пенсионного возраста Закон 1990 г., учитывая низкую продолжительность жизни в России, сохранил прежний общий пенсионный возраст, необходимый для выхода на пенсию по старости (55 лет для женщин и 60 лет для мужчин). Существенно были расширены возможности повышения уровня жизни пенсионеров путем сохранения за ними полного размера пенсии в период работы, а для женщин-матерей — путем включения в страховой стаж периодов ухода за каждым ребенком (но не более трех детей) до достижения им трехлетнего возраста.

Впервые данный Закон ввел социальные пенсии, которые назначаются каждому нетрудоспособному независимо от наличия трудового стажа. Указанные пенсии — объективное доказательство реализации в нашей стране принципа всеобщности пенсионного обеспечения. Социальное государство, каковым Конституция страны позиционирует Россию, обязано обеспечивать любого нетрудоспособного члена общества постоянным источником средств существования, независимо от его участия в формировании валового внутреннего продукта, за счет обезличенных налоговых платежей всех налогоплательщиков страны.

Одной из важнейших новелл, закрепленной в Законе, стал правовой механизм, который гарантировал повышение уровня реального содержания пенсий путем их периодической индексации. Однако как только галопирующая инфляция стала спутницей формирующейся в России рыночной экономики, государство отказалось от индексации пенсий, заменив ее единой минимальной денежной компенсацией, прибавляемой ко всем видам выплачиваемых пенсий. Именно данная мера катастрофически обрушила уровень пенсионного обеспечения и превратила пенсионную систему в уравнительную, девальвировав тем самым главные общепризнанные на международном уровне критерии дифференциации размеров пенсий, такие как длительность трудового стажа и размер заработка, из которого исчисляется пенсия.

Снижение уровня реального содержания пенсий в связи с частичной компенсацией, не позволяющей полностью восстановить их покупательную способность, которая бы соответствовала росту цен и инфляции, продолжалось около 10 лет. Общественные ожидания кардинальных перемен и очевидный для всех трагизм уровня жизни пенсионеров в этот период обусловили необходимость проведения очередной, второй по счету пенсионной реформы.

Концептуальное обоснование и разработка проекта соответствующего закона были осуществлены в 2001 г. В декабре 2001 г. был принят Федеральный закон «О трудовых пенсиях в РФ», в преамбуле которого указывалось, что одной из ос-

новных причин его принятия является крайне низкий размер пенсий, сложившийся в стране. Чуть ранее (15 декабря) принимаются федеральные законы «О государственном пенсионном обеспечении в РФ»3 и «Об обязательном пенсионном страховании в РФ»4, в связи с принятием которых был признан утратившим силу Закон «О государственных пенсиях в РФ» от 20 ноября 1990 г.

Таким образом, в результате пенсионной реформы, которая начала осуществляться с 1 января 2002 г., законодательно оформились две пенсионные подсистемы: государственных пенсий и страховых пенсий. Соответственно, определились и два основных источника их финансирования — федеральный бюджет, средства которого идут на выплату государственных пенсий, и средства Пенсионного фонда России (ПФР), аккумулирующего страховые платежи работодателей за каждого застрахованного, состоящего с ним в трудовом правоотношении.

При этом большое значение законодатель придал механизму определения размеров пенсий, назначаемых по Закону «О государственном пенсионном обеспечении в РФ» и по Закону «О трудовых пенсиях в РФ». Он принципиально различен. Если правила исчисления государственных пенсий предельно понятны и прозрачны, то в отношении страховых пенсий они закреплены в виде сложных формул, которые для понимания обычного человека (а это практически все получатели страховых пенсий) недоступны. Отсутствие у человека возможности прогнозировать свое «пенсионное будущее» резко снижает стимулирующее значение страховой пенсионной системы и провоцирует совпадение интересов работодателя и работников по использованию механизма «серых» зарплат.

Однако наряду с указанными выше пороками Закона «О трудовых пенсиях в РФ», принципиальной ошибкой законодателя стало внедрение в правовой механизм регулирования публичных по своей природе социально-обеспечительных пенсионных отношений коммерческих начал, с которыми идеологи Закона связывали возможность притока «длинных денег» на финансовые рынки. Практическое воплощение это получило в том, что в страховой подсистеме пенсионного обеспечения сформировались относительно обособленные части: основная (распределительная) и дополнительная (накопительная), причем финансирование каждой из них осуществлялось путем перераспределения страховых взносов в рамках их единого тарифа, который поэтапно понижался и в конечном итоге по общему правилу составил 22 % от страхуемого заработка. Учитывая, что в состав страховой пенсии была включена еще и фиксированная часть пенсии, устанавливаемая в твердой сумме и не зависящая ни от стажа, ни от заработка застрахованного, указанные 22 % распределялись следующим образом: 6 % не индивидуализировались на лицевом счете застрахованного и поступали в ПФР для выплаты фиксированной выплаты; еще 6 % шли на формирование накопительной пенсии (лицам 1967 г. года рождения и позже); 10 % поступали на финансирование вы-

>

платы текущих пенсий по распределительной части (у застрахованных старших Ш

3 Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями) // URL: http:// Е base.garant.ru/12125128/#ixzz4pXE4J8Vm.

4 Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» // URL: http://base.garant.ni/57422605/#ixzz4pXFQswub. МНЕНИЕ

>

20 АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ М^ытТктж

™ ^^ 1

имени О.Е. Кугафина(МГЮА)

возрастов — до 1967 г. рождения — в распределительную систему поступало 16 %). Суммы поступивших взносов, обязанность по уплате которых возложена на работодателей, фиксируются на индивидуальном счете застрахованного отдельно для распределительной и накопительной частей пенсии. Средства, формируемые для накопительной пенсии, не расходовались на выплату текущих пенсий и не были защищены от обесценения в связи с инфляцией. По желанию застрахованного они могли быть переданы любому негосударственному пенсионному фонду для соответствующих финансовых операций, который в случае удачного их размещения мог приумножить накопления застрахованного, а в случае неудачных — привести к риску потери дохода. При отсутствии явно выраженного желания, «по умолчанию» средства на накопительную часть пенсии направлялись во Внешэкономбанк.

В 2013 г. уже стало ясно, что изъятие страховых взносов, формирующих накопительную пенсию, создало серьезные проблемы для гарантированности выплаты текущих пенсий по распределительной системе. В связи с этим государство вынуждено было принять решение о направлении страховых взносов, отчисляемых для накопительной пенсии, на финансирование распределительной системы. Действие указанного решения затем было пролонгировано и на следующие годы, вплоть до 2017 г.

Механизм получения накопления пенсий в далеком будущем, закрепленный в Законе «О трудовых пенсиях в РФ», создал угрозу финансовой устойчивости пенсионной системы для тех, кто получает страховые пенсии сегодня. Кроме того, он разрушил один из основополагающих принципов социального страхования — принцип солидарности застрахованных, в силу которого социально-страховые системы пенсионного обеспечения по сути своей являются системами коллективной защиты застрахованных от таких социальных рисков, как старость, инвалидность, утрата семьей кормильца. Индивидуализация пенсионных прав путем формирования в социально-страховой системе пенсионных накоплений привнесла в эту систему элемент коммерции, который связан с очень высоким риском, обусловленным часто непредсказуемой ситуацией на финансовых рынках. В условиях экономических кризисов практически во всех странах, где функционировали системы пенсионных накоплений, они потерпели крах.

В странах с рыночной экономикой такие системы могут создаваться на условиях частного, а не социального страхования и могут функционировать наряду с распределительными системами. Государство не должно нести ответственность за эффективность гражданско-правового страхования, в систему которого гражданин входит на добровольной основе, в отличие от социально-страховой системы, которая является государственно-принудительной.

Кроме того, в страховую пенсионную систему был включен и еще один элемент, не связанный со страховой природой пенсий, — это твердый, фиксированный размер, дополняющий страховую часть пенсии. Первоначально это была самостоятельная базовая часть трудовой пенсии, а с 1 января 2010 г. она трансформировалась в часть самой трудовой пенсии и стала называться фиксированным базовым размером страховой части пенсии, который не зависел ни от стажа, ни от заработка застрахованного лица, в связи с чем, по существу, выполнял функцию социальной пенсии, которая гарантируется государством

каждому нетрудоспособному гражданину как члену общества. Очевидно, что место данной выплате — в системе государственного пенсионного обеспечения, поскольку те, кто трудился, обладают равными правами с теми, кто реализует право на социальное обеспечение, включая право на пенсии, как члены общества. В этом случае финансирование указанной выплаты должно гарантироваться средствами федерального бюджета, а не средствами пенсионного фонда, за счет которых следовало бы увеличить собственно страховую часть пенсии, поскольку эти средства, как уже неоднократно говорилось выше, представляют собой часть «отложенной» заработной платы, предназначенной в будущем гарантировать пенсионное обеспечение застрахованного.

Второй этап пенсионной реформы не привел к достижению заявленных целей — существенному повышению уровня пенсионного обеспечения в стране. Да и не мог привести, поскольку государство проводило нестабильную тарифную политику в области пенсионного страхования работающих, направленную на снижение страховой нагрузки на работодателей: резкое снижение тарифа страховых взносов в ПФР (с 28 % ранее 2005 г. до 22 %) привело к дефициту средств в ПФР и необходимости выделения межбюджетных трансфертов из федерального бюджета указанному фонду.

Результаты второй пенсионной реформы получили следующую оценку экспертов МОТ: «Надо признать, что, несмотря на все демагогические обещания, реформа 2001 г не только не справилась с задачей борьбы с бедностью пенсионеров — еще не так давно более 40 % российских пенсионеров получали пенсии ниже прожиточного минимума пенсионера, — но фактически вела к системному ухудшению их положения»5.

Третий этап реформирования национальной пенсионной системы осуществлен с 1 января 2015 г в соответствии с Указом Президента РФ от 7 мая 2012 г. № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» и Стратегии долгосрочного развития пенсионной системы России, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 25 декабря 2012 г. № 2524-р. Одной из главных целей (сейчас уже можно сказать — единственной целью) стало сокращение расходов на выплату страховых пенсий и тем самым «обеспечение сбалансированности и долгосрочной финансовой устойчивости страховой пенсионной системы» (так данная цель сформулирована в указанной выше Стратегии). В качестве правового инструмента для достижения такого результата была определена концептуально новая модель формирования пенсионных обязательств.

Суть новой модели заключается в том, что пенсионные обязательства государства, выраженные ранее в абсолютных суммах, не ограничиваемых фиксированными финансовыми ресурсами, заменены его обязательствами по объему выплат, обеспеченных страховыми взносами. Принципиальное отличие данной модели от прежней заключается в следующем: объем пенсионных обязательств государства адекватен объему страховых взносов, поступивших в ПФР Следовательно, «серые» зарплаты, уход от начисления страховых взносов

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

>

5 Международные и российские нормы пенсионного обеспечения : сравнительный анализ / отв. ред. Э. Г. Тучкова, Ю. В. Васильева. М. : Проспект, 2013. С. 163. МНЕНИЕ

>

22

АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ

"Т^ЕСТНИК

в Я УНИВЕРСИТЕТА

ш-имени О.Е. Кугафина(МГЮА)

на другие облагаемые ими доходы, понижение государством размера тарифов страховых взносов становятся легальным основанием для понижения объема пенсионных обязательств государства, что в корне противоречит сущностному признаку обязательного социального страхования, который как раз и заключается в том, что гарантом страхования в соответствии с требованиями законодательства (в частности, Трудового кодекса РФ) является само государство.

Реализация третьего этапа пенсионной реформы осуществляется новыми федеральными законами от 28 декабря 2013 г. № 400 «О страховых пенсиях»6, от 28 декабря 2013 г. № 424 «О накопительной пенсии»7. В связи с принятием последнего Закона накопительная часть страховой пенсии трансформировалась в самостоятельную пенсию, причем теперь застрахованные сами решают вопрос о том, направлять ли страховые взносы в размере 6 % от общего тарифа страховых платежей в ПФР на формирование накопительной пенсии или сохранить их в распределительной системе.

Для достижения главной цели — оптимизации расходов на выплату страховых пенсий и снижения нагрузки на федеральный бюджет в связи с необходимостью покрывать явную недостаточность страховых взносов на выплату пенсий путем соответствующих трансфертов в ПФР — произошло очередное существенное ограничение ранее предоставленных пенсионных прав:

1) ужесточены условия назначения страховой пенсии по старости: при сохранении прежнего общего пенсионного возраста (55 лет для женщин и 60 лет для мужчин) увеличена продолжительность страхового стажа, необходимого для вхождения в страховую пенсионную систему, путем постепенного его повышения с 5 до 15 лет;

2) предусмотрено новое дополнительное условие, необходимое для назначения пенсии по старости, — наличие индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30;

3) в страховую пенсионную систему введены новые правовые категории, предназначенные для учета пенсионных прав застрахованных, — индивидуальный пенсионный коэффициент и стоимость пенсионного коэффициента, основное назначение которых как раз и заключается в том, чтобы реализовать новую концептуальную модель определения пенсионных обязательств государства, о которой говорилось выше;

4) существенно ограничены пенсионные права работающих пенсионеров путем отмены индексации заработанной ими страховой пенсии и путем лишения их права на ежегодный перерасчет ранее назначенной пенсии в связи с увеличением суммы пенсионного капитала. Указанные меры «оптимизации» расходов на выплату страховых пенсий работающим пенсионерам носят явно дискриминационный характер.

Можно назвать целый ряд и других случаев ограничений ранее предоставленных прав отдельным категориям субъектов пенсионных отношений (например, получателям досрочных пенсий в связи их работой в особых условиях труда), вытекающих из Закона «О страховых пенсиях».

6 URL: http://base.garant.ru/70552688/#ixzz4pXHASNQC.

7 URL: http://base.garant.ru/70552604/#ixzz4pXHyislc.

Действие указанного Закона в течение 2,5 лет со дня его принятия уже показало полную несостоятельность принятых решений, усугубляемую не только экономической ситуацией в стране, но и концептуальными дефектами, носящими принципиальный характер, суть которых заключается в том, что закрепленный в Законе механизм исчисления пенсий изначально нацелен на дальнейшее системное понижение уровня пенсионного обеспечения будущих пенсионеров. Граждане, вышедшие на пенсию по старости после его принятия, при прочих равных условиях получили пенсии в более низком размере, чем те, кому пенсия была назначена до 1 января 2015 г. Данный процесс со временем будет усугубляться, что сделает практически невозможным выполнение одного из международных стандартов в пенсионном обеспечении работающих: гарантированности замещения пенсией не менее 40 % среднего заработка застрахованного. Указанное требование закреплено в Конвенции МОТ № 102 «О минимальных нормах социального обеспечения», которую Россия до сих пор не ратифицировала. Кроме того, пенсионная система полностью потеряла стимулирующую роль в мотивации длительной, хорошо оплачиваемой трудовой деятельности людей, поскольку они смогут узнать свое «пенсионное будущее» только в момент обращения за пенсией.

Все названные выше дефекты системы провоцируют социальное напряжение в обществе, утрату доверия к власти и формируют общественные ожидания, в основе которых лежат представления людей о социальной справедливости, об обязанности государства гарантировать каждому, кто вносил свой вклад в создание национального богатства, достойной старости, а тем, кто не трудился по каким-то причинам, но стал нетрудоспособным, удовлетворительных условий жизни.

Однако поиск новых способов «спасения» экономики за счет «оптимизации» расходов на пенсионеров продолжается. В качестве одного из них рассматривается, например, экономия расходов на пенсионное обеспечение россиян за счет сокращения численности пенсионеров. В Стратегии развития России до 2035 года А. Кудриным предложено: сократить число пенсионеров на 9 %, или на 3,87 млн чел., путем постепенного повышения пенсионного возраста для женщин до 63, а мужчин до 65 лет (начиная с 2019 г.); повысить страховой стаж для вхождения в страховую систему с 15 до 20 лет, а минимальное количество баллов с 30 до 52; социальную пенсию назначать только тем лицам, которые достигли 68 лет8. Суть других предложений, инициированных Министерством финансов и Центральным банком России, о которых сообщалось в электронных средствах массовой информации, состоит в введении так называемой «автоматической подписки» на формирование каждым работающим индивидуального пенсионного капитала путем удержания из его месячной заработной платы в конечном итоге 6 %. При этом под «автоматической подпиской» понимается подписание работодателем от имени работника соответствующего договора без получения от него добровольного свободного волеизъявления на это с целью «устранения бюрократических препятствий». Указанной системой формирования индивидуального пенсионного капитала предполагается заменить механизм формирования накопительной пенсии и вывести ее из системы обязательного пенсионного страхования. На

8 URL: http://www.mk.ru/economics/2017/05/05/kudrin-predlozhM-putinu-sokratit-chislo-pen-sionerov-v-rossii.html.

>

МНЕНИЕ

>

24 АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ ТЧШШты

™ ^^ 1

имени О.Е. Кугафина(МГЮА)

первый взгляд — вполне рациональное предложение, однако в настоящее время данная пенсия формируется за счет страховых взносов, уплачиваемых в ПФР работодателем, а не работником из его заработной платы.

Данные предложения указывают на осознанное продолжение ужесточения условий пенсионного обеспечения работающих и разрушения национальной страховой пенсионной системы. Их реализация неминуемо приведет к самоликвидации обязательного социального страхования как основной организационно-правовой формы социального обеспечения работающего населения. Это противоречит концепции, закрепленной в Стратегии долгосрочного развития, о которой говорилось выше, предполагающей построение страховой системы по 3-уровневой модели: первый уровень — это страховая пенсия, второй уровень — корпоративная страховая пенсия и третий уровень — частная пенсия, формируемая работником на основе гражданско-правового страхования.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Взяв за основу концепцию о формировании в России многоуровневой пенсионной системы, на наш взгляд, необходимо внести в нее необходимые коррективы, которые обусловлены тем, что страховая пенсионная система лишь один из элементов общенациональной системы. Выше уже говорилось, что общенациональная система, наряду со страховым обеспечением, включает также и систему государственного пенсионного обеспечения. Необходимость выделения того или иного уровня обусловлена спецификой финансового источника, гарантирующего выплату пенсии соответствующего уровня.

Представляется, что на первом этапе формирования пенсионной системы как многоуровневого явления следует исходить из того, что первый уровень должен гарантировать пенсионное обеспечение каждому нетрудоспособному человеку как члену общества, независимо от его участия в трудовой деятельности. При этом единый размер обеспечения нормируется государством с учетом его экономических возможностей, но на уровне, гарантирующем каждому и его семье удовлетворительные условия жизни, которые в силу Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах человека позволяют удовлетворять основные потребности человека (в одежде, пище, жилище, услугах, сохраняющих его здоровье). Безусловно, уровень удовлетворения указанных потребностей может быть обусловлен различными объективными обстоятельствами, признаваемыми государством социально значимыми, в связи с чем единый размер должен дифференцироваться. Финансовый источник — средства государственного бюджета.

Основная цель второго уровня — гарантировать достойное пенсионное обеспечение работающих, соизмеряя его уровень с основными критериями учета трудового вклада человека: длительностью трудового стажа и размером заработка. Финансовыми источниками могут быть средства государственного бюджета и средства страховых платежей, уплачиваемых как работодателем, так и работником.

Третий уровень — это корпоративное пенсионное страхование в различных его формах. Финансовый источник — целевые средства, направляемые в соответствующие корпоративные фонды.

И наконец, четвертый уровень — частная пенсия, формируемая самим человеком за счет собственных доходов с использованием различных финансово-

"Т^ЕСТНИК

в МУНИВЕРСИТЕТА

л-имени О. Е. Кутафина (МГЮА)

25

правовых инструментов (частного страхования, специального банковского вклада, покупки ценных бумаг и др.).

По мере повышения уровня жизни населения, укрепления финансовой стабильности в стране и совершенствования правового регулирования отношений, возникающих на каждом уровне пенсионного обеспечения, может быть, наступит такое время, когда в России исчезнет угроза нищей старости. Во всяком случае, опыт многих развитых стран вселяет в это надежду.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Международные и российские нормы пенсионного обеспечения. Сравнительный анализ / отв. ред. Э. Г. Тучкова, Ю. В. Васильева. — М. : Проспект, 2013.