Научная статья на тему 'История изучения тюркского эпического фольклора в России'

История изучения тюркского эпического фольклора в России Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
224
128
Поделиться
Ключевые слова
ЭПОС / СКАЗАНИЕ / «МАНАС» / РАДЛОВ / БАРТОЛЬД / ЖИРМУНСКИЙ

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Рахимова Софья Камильевна

Систематическое изучение эпоса и фольклора тюркоязычных народов началось в XIX в.: были организованы экспедиции по сбору фольклорных материалов. Описанием и изучением этих материалов занимались ученые из Петербургского университета, а также местные ученые, получившие образование в России. Эпические сказания целого ряда тюркских народов стали известны только после 1917 г., однако изучение отдельных эпических произведений было запрещено по политическим причинам. В настоящее время научная работа по этой тематике продолжается как в России, так и в бывших советских республиках.

History of the studies of Turkic epic poems in Russia

The studies of epics and folklore of Turkic-speaking peoples started in 19th century, with the expeditions aimed to collect folklore items being organized. The materials collected by the expeditions were described and analyzed by the scolars of the Petersburg Unıversity and by the local scolars who gained education in Russia. Epic poems of many Turkic peoples became known after 1917 but due to political reasons their studies were prohibited. The researches in this field are being currently carried out.

Текст научной работы на тему «История изучения тюркского эпического фольклора в России»

2012

ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Сер. 13

Вып. 1

РОССИЯ И ВОСТОК

УДК 78.08:801.81 С. К. Рахимова

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ТЮРКСКОГО ЭПИЧЕСКОГО ФОЛЬКЛОРА В РОССИИ

Изучение эпического творчества тюркских народов считается одной из наиболее актуальных задач общей теории фольклора. Важность этого материала связана с тем, что эпосы других народов дошли до наших дней в литературных записях и обработках, а среди тюркских народов до сих пор бытуют различные «живые» эпические жанры в исполнении народных сказителей. Тюркский героический эпос представлен как архаическими образцами (богатырские сказки-песни тюркских народов Сибири: якутов, шорцев, алтайцев), так и более поздними формами героического эпоса (классические героические эпические поэмы: сказание об Алпамыше, сказание об Идиге, «Манас»).

1. Ранние переводы. До революции 1917 г. из тюркоязычных народов Сибири и Средней Азии русским путешественникам, этнографам и фольклористам лучше всего были известны казахи (по старой терминологии — «киргизы», или «киргиз-кай-саки»), которые ранее других вошли в область хозяйственных, политических и культурных интересов Российского государства. Уже в 1812 г. был опубликован стилизованный стихотворный перевод казахского эпического сказания «Козы-Корпеш и Ба-ян-Сулу» (его автором был Тимофей Беляев). Другой ранний перевод, представивший читателям казахскую сказку об Идиге, был впервые напечатан в 1820 г. в «Сибирском вестнике» его издателем Г. И. Спасским, известным знатоком Сибири. А к началу XX в. казахский эпос уже был известен в двух основных формах: героической поэмы с исторической основой («жыр») и эпической поэмы любовного содержания.

2. Начало систематического изучения эпоса. Начало систематическому изучению эпоса и фольклора тюркоязычных народов было положено в XIX в. В 1860-х годах во время работы в Барнауле В. В. Радлов совершил ряд экспедиций к тюркским народам Сибири (алтайцам, телеутам, шорцам, кумандинцам, тувинцам, казахам, киргизам, абаканским татарам (хакасам), западно-сибирским татарам). С 1866 г. он начал публиковать результаты своих изысканий. В этом году вышел первый том его знаменитого труда «Образцы народной литературы тюркских племен, живущих в Южной Сибири

© С. К. Рахимова, 2012

и Джунгарской степи» [1]. Это собрание содержит записи эпических песен, сказок и других фольклорных жанров казахов, киргизов, уйгуров Восточного Туркестана и тюркских народов Южной Сибири. В 1896 г. Радлов опубликовал VII том «Образцов», посвященный тюркским языкам Крыма, а позднее появился ряд дополнительных томов, составленных его сотрудниками и учениками на материале языков и диалектов других тюркских народов.

В середине XIX в. началось собирание фольклора малых тюркских народностей Южной Сибири (так называемых тобольских татар в бассейнах рек Оби и Иртыша, алтайцев и шорцев, хакасов, тувинцев и якутов). В 1859 г. А. А. Шифнер, член Петербургской академии наук, издал этнографические материалы, собранные М. А. Кастре-ном и П. Титовым, в немецком стихотворном переводе под названием «Героические песни минусинских татар» (т. е. хакасов). Первым собирателем алтайского фольклора был В. И. Вербицкий — создатель первого алтайского алфавита (на основе русского кириллического) и автор первой грамматики алтайского языка. Позднее Н. Я. Никифоров, уроженец тех мест, выпустил в точном русском переводе интересное собрание алтайских богатырских сказок, обнаруживающих заметное влияние мифологических представлений и шаманизма [2]. Выдающийся собиратель русского фольклора И. А. Худяков, находясь в ссылке в Якутии (1866-1874), издал в «Записках Географического общества» сборник якутских богатырских сказок в русском переводе [3]. Э. К. Пекарский, автор якутско-русского словаря с множеством ссылок на фольклор (Словарь якутского языка, 1-13. Петербург; Петроград; Ленинград, 1907-1930), опубликовал обширное собрание эпических текстов («олонхо») в подлиннике [4]. Чрезвычайно интересный и точный русский перевод таких текстов, собранных ссыльным поляком С. В. Ястремским, был издан лишь в 1929 г. под редакцией С. Е. Малова [5]. Следует отметить, что изучение эпического творчества тюркских народностей Южной Сибири имеет большое значение, так как еще относительно недавно эти народы вели кочевой образ жизни, были оторваны от более многочисленных тюркских народов и, за исключением тобольских татар, находились вне пределов влияния мусульманской культуры. У них сохранилась в чистом виде архаическая форма богатырской сказки, что делает ее особенно интересной для типологического изучения наиболее древних форм среднеазиатского эпоса.

3. XIX в.: работы ученых петербургской школы востоковедения. К петербургской школе востоковедения принадлежали ученый-тюрколог проф. П. М. Мелиоран-ский, издатель киргизского «Сказания об Едигее и Тохтамыше» (Записки Императорского Русского географического общества. Т. 19. СПб., 1905), и его ученики: академик А. Н. Самойлович, первый исследователь туркменского эпоса и литературы (см., напр.: [6]), И. А. Беляев, издавший две каракалпакские поэмы — «Идиге» и «Кобланды», записанные им самим (первую — с русским переводом) [7]. Богатый материал по казахскому эпосу и народной сказке содержат сочинения Г. Н. Потанина, известного исследователя Сибири и Центральной Азии, уроженца Сибири. Он является автором 4-томного издания «Очерков Северо-Западной Монголии» (СПб., 1881-1883), а также крупных монографий: «Восточные мотивы в средневековом европейском эпосе» (М., 1899), «Сага о Соломоне» (Томск, 1912), «Ерке. Культ сына неба в Северной Азии» (Томск, 1916). Однако, к сожалению, Г. Н. Потанин опубликовал лишь русские переложения записанных им произведений, достоверные в смысле содержания, но не дающие представления о художественных особенностях оригинала.

Выдающимся исследователем истории и этнографии Средней Азии был В. В. Бар-тольд (см., напр.: [8]), профессор факультета Восточных языков Петербургского университета, позднее академик. Большинство советских ученых старшего поколения, занимавшихся археологией и этнографией Средней Азии, были его учениками. В. В. Бар-тольд первым из русских ориенталистов много внимания уделял изучению и популяризации единственного известного нам письменного памятника огузского эпоса «Книга моего деда Коркута». В середине XIX в. немецкий ориенталист Теодор Нёльдеке, крупный специалист по иранскому эпосу, готовил для публикации перевод «Книги Коркута» на немецкий язык, но, не завершив его, передал весь материал своему ученику В. В. Бар-тольду. Последний, будучи еще студентом, в 1891-1892 гг. переписал один из списков «Книги Коркута» и в течение десяти лет (1894-1904) опубликовал четыре сказания памятника, снабдив их переводом на русский язык. Полный перевод «Книги Коркута», завершенный В. В. Бартольдом в 1922 г., при жизни автора опубликован не был.

4. Работы местных ученых. Необходимо отменить и выдающуюся роль первых местных ученых, получивших образование в России.

К середине XIX в. относится деятельность рано умершего казахского просветителя Чокана Валиханова, внука последнего хана Средней казахской орды и офицера русской службы. Ч. Валиханов участвовал в русских научных экспедициях в районы Джети-суу, озера Иссык-Куль и в Восточный Туркестан. Он записал и перевел на русский язык поэму об Идиге (в казахской и ногайской версиях) и отрывок из киргизской эпопеи «Манас» («Поминки по Кокетею», 1856).

Одним из учеников В. В. Радлова был хакас Н. Ф. Катанов. Он изучал тюркологию на факультете Восточных языков Петербургского университета, а затем стал преподавателем, позднее профессором Казанского университета. Благодаря ему появилось первое издание образцов хакасского фольклора [9].

В 1890-1900 гг. ташкентский фольклорист Абубекр Диваев, башкир по происхождению, работавший среди казахов, напечатал целую серию произведений казахского богатырского эпоса по рукописям грамотных сказителей, сопроводив оригинальные тексты русским прозаическим переводом (см., напр: [10]).

Работой казахских ученых много лет руководил выдающийся казахский писатель и академик Мухтар Ауэзов, исследователь фольклора и истории казахской литературы. Наряду с обобщающими трудами по казахскому эпосу [11; 12; 13] М. Ауэзов опубликовал в 1935 г. специальную работу о киргизской эпопее «Манас», первое исследование на эту тему [14].

Выдающаяся роль в изучении узбекского эпоса принадлежит Хади Зарифову, инициатору фольклористической работы в Узбекистане. Х. Зарифов является одним из авторов книги «Узбекский народный героический эпос» [15], дающей обзор узбекских эпических поэм и анализ их исторического развития.

5. Советский период. Только в советский период началось полномасштабное изучение киргизского эпоса. Эпопея «Манас», до революции 1917 г. известная лишь в крайне неполной записи В. В. Радлова, была записана в двух полных вариантах, и в 1958-1960 гг. Киргизская академия наук и Союз писателей Киргизской ССР издали сокращенный сводный вариант поэмы (общим объемом около 80 000 стихов). Также был записан и опубликован в популярных изданиях ряд других эпических произведений, не вошедших в цикл «Манас» и до революции 1917 г. неизвестных («Тёштюк», «Эр-Табылды», «Курманбек» и др.)

Большинство каракалпакских эпических поэм также было собрано лишь в XX в. Частично они представляют собой национальные версии героических и семейных сказаний или более поздних «народных романов», которые встречаются у соседних тюркских пародов, в первую очередь у казахов и туркмен, а также у узбеков Хорезма и у киргизов. Другие каракалпакские поэмы, такие как «Эр-Зиуар», «Маспатша», «Жас Келен», имеют оригинальный сюжет. Каракалпакский эпос в течение ряда лет собирали, издавали и исследовали Исмаил Сагитов, Каллы Аимбетов, Кабул Максетов (см., напр.: [16]) и другие ученые в Нукусе. В годы Великой Отечественной войны в этой области было сделано важное открытие: записана от сказителя Курбанбай-жырау ранее неизвестная эпическая поэма «Сорок девушек» («Кырк кыз»), насчитывающая около 20 000 стихов. В 1966 г. в Нукусе была опубликована диссертация К. М. Максетова, посвященная поэтике каракалпакского героического эпоса.

Узбекский народный эпос также фактически является открытием советского периода. До революции 1917 г. как в русской, так и в зарубежной науке господствовало ошибочное мнение, что у узбекского народа не сохранилось своего эпоса. Было принято считать, что городская культура и классическая поэзия вытеснили у узбеков народную, в особенности эпическую поэзию старого времени. В дореволюционные годы появились только две публикации, обе по рукописям: воинская повесть «Юсуф и Ахмед», изданная Арминием Вамбери, и «народный роман» «Царевич Санаубар», опубликованный в русском переводе ташкентским этнографом К П. Остроумовым (см.: Сборник в честь семидесятилетия Григория Николаевича Потанина / Записки Императорского Географического Общества по отделу этнографии. Т. XXXIV. СПб: Типография Академии Наук, 1909). В результате интенсивной собирательской работы, проделанной узбекскими фольклористами с начала 1920-х годов, эпическое творчество узбекского народа стало известно во всем своем богатстве и разнообразии. От 50 сказителей из различных районов Узбекистана записано более 150 текстов эпических поэм («да-станов»), охватывающих около 60 сюжетов. В репертуаре узбекских сказителей рядом с древним богатырским эпосом («Алпамыш») и воинской повестью («Юсуф и Ахмед») большое место занимает эпос героико-романтического, авантюрного и сказочно-фантастического содержания («Кунтугмыш», «Ширин и Шакар», цикл «Рустам-хан» и др.). Широкое хождение имеют поэмы цикла «Кёр-оглы», объединяющие элементы героического и романического (около 40 сюжетов).

В Азербайджане весьма распространены эпические сказания о национальном герое Кёр-оглы и многочисленные народные романы, сходные с туркменскими и мало-азийскими. Их издание и изучение с 1960-х годов осуществляется Азербайджанской академией наук (Х. Араслы, М. Тахмасиб; см., напр.: [17]).

Несмотря на то что первые записи бытующих среди башкир сказаний и песен о Салавате Юлаеве были сделаны ещё в XIX в. (труды Ф. Д. Нефедова [18], М. В. Лосси-евского [19], Р. Г. Игнатьева [20], написанные на основе народных преданий и легенд и изучения исторического материала, до сих пор не утратили своей научной ценности), систематическое собирание произведений устного народного творчества башкир, в том числе о восстании Пугачева, началось только после 1917 г. Среди первых ученых, занимавшихся изучением сказаний и песен о Салавате, были М. А. Бурангулов [21], А. Н. Усманов [22], А. И. Харисов [23].

Запись татарской версии сказания об Идиге началась в середине XIX в. (Габидулла Ахметджан улы, В. В. Радлов). В начале XX в. отмечается повышение интереса к этому

сказанию, записываются различные татарские варианты. В конце 1930-х — начале 1940-х годов большую работу в этом направлении провели Н. Исабет, Х. Ярми и др. В конце 1940 г. Н. Исабет опубликовал сводный вариант сказания и большую специальную статью [24]. В 1988 г. эпос был издан отдельной книгой, а в 1990 г. появился его перевод на русский язык.

Изданием и исследованием народных сказок тюркских народов Башкирии и Поволжья занимался писатель и критик А. Н. Киреев (Кирей Мэргэн). В 1970 г. в Уфе была опубликована его монография «Башкирский народный героический эпос».

Говоря об изучении тюркского фольклора, нельзя не упомянуть работы В. М. Жирмунского, которые до сегодняшнего дня не утратили своей актуальности. В 1941 г. ученый оказался в эвакуации в Средней Азии, где получил возможность непосредственно изучать эпос, дошедший до наших дней в форме устного бытования. В. М. Жирмунскому удалось сделать ряд конкретных открытий в области изучения эпоса тюркских народов. Основными его работами, посвященными исследованию тюркоязычных эпических произведений, являются: совместная с Х. Зарифовым книга «Узбекский народный героический эпос», небольшая книга «Введение в изучение эпоса "Манас"» (в сб.: Киргизский героический эпос Манас. М., 1961), статья «Некоторые итоги изучения героического эпоса народов Средней Азии» (в сб.: Вопросы изучения эпоса народов СССР. М.: Изд-во АН СССР, 1958), монография «Эпическое сказание об Алпамыше и богатырская сказка» (М., 1960), статья «Эпическое сказание об Алпамыше и "Одиссея" Гомера» (в сб.: Известия Академии наук СССР. Отделение литературы и языка. М.: Изд-во АН СССР, 1957), сборник сравнительно-исторических очерков «Народный героический эпос» (М.; Л.: Гослитиздат, 1962).

Выдающимся событием в изучении огузского эпоса стало второе издание перевода В. В. Бартольда под редакцией академиков В. М. Жирмунского и А. Н. Кононова, осуществленное в 1962 г. издательством АН СССР, с очерком «Огузский героический эпос и "Книга Коркута"» В. М. Жирмунского и комментарием А. Н. Кононова, раскрывающими сущность памятника в плане истории и фольклористики. Это издание вновь пробудило интерес к изучению огузского эпоса в Советском Союзе. Значительным вкладом в исследование данной области является монография Х. Г. Короглы «Огузский героический эпос», опубликованная в 1976 г. В ней Х. Г. Короглы разрабатывает весьма широкий круг вопросов, включающих литературный и исторический аспекты, проблемы поэтики.

Изучением тюркских эпических сказаний Малой Азии занималась профессор кафедры тюркской филологии Ленинградского университета В. С. Гарбузова. Ее монография «Сказание о Мелике Данышменде» [25] до настоящего момента является единственным в отечественной литературе специальным исследованием на эту тему.

VI. Постсоветский период. Несмотря на то что в Советском союзе велась активная работа по записи и изучению фольклора многих тюркских народов, исследование отдельных эпических произведений было запрещено постановлениями ЦК ВКП (б). Такая судьба постигла татарскую версию сказанию об Идиге. В постановлениях 19441946 гг. о состоянии идеологической работы в Башкирии и Татарии была дана «справедливая критика образа Эдиге» [26, с. 11], после чего собирание эпоса практически прекратилось вплоть до 1960-х годов. В 1962 г. был издан сборник статей В. М. Жирмунского «Народный героический эпос», а в 1973 г. в «Тюркологическом сборнике» появилась его большая работа «П. М. Мелиоранский и изучение эпоса "Едигей"». Тем

не менее первая монография, специально посвященная татарской версии сказания, — книга Ф. Урманче «Народный эпос "Идегей"» — была опубликована только в 1999 г.

В Башкортостане в постсоветский период также отмечается повышение интереса к эпическим сказаниям, о чем свидетельствуют исследования и публикации целого ряда ученых (И. М. Гвоздикова [27], Ф. А. Надришева [28], М. Г. Рахимкулов [29] и др. — см., напр.: [30]).

Продолжается и изучение героических эпических сказаний тюркских народов Сибири. Следует отметить работы таких авторов, как А. Г. Новиков [31], А. В. Кудияров [32], Е. Н. Кузьмина [33; 34], Л. Н. Семенова [35], Н. С. Чистобаева [36].

В бывших советских республиках, а ныне независимых государствах, также активно продолжается работа по изучению национальных версий и оригинальных эпических сказаний (см., напр.: [37; 38; 39; 40]).

В конце 1990-х — начале 2000-х годов появляется большое количество диссертационных исследований по этой тематике:

1. Арбачакова Л. Н. Текстология шорского героического эпоса: на примере материалов Н. П. Дыренковой и А. И. Чудоякова. Новосибирск, 1998.

2. Ойношев В. П. Символика мифологии алтайского героического эпоса. Горно-Алтайск, 1998.

3. Шакурова Ш. Р. Текстология башкирского эпоса «Урал-Батыр»: проблема базового научного текста. М., 1998.

4. Хайруллина В. И. Народный эпос «Идегей» и его исторические основы. Казань, 1999.

5. Ибрагимова Л.Х. Дастан «Чура батыр» в творчестве тюркских народов. Казань, 2000.

6. Кусегенова Ф. А. Ногайские дастаны: национальная специфика, межэтнические и фоль-клорно-литературные взаимосвязи. Махачкала, 2004

7. Валиуллина Ф. М. Национально-мифологические и религиозные мотивы в дастане «Идегей». Казань, 2005.

8. Юлдыбаева Г. В. Сюжет и стиль эпоса «Урал-батыр». Уфа, 2006.

9. Ягафаров Р. Г. Башкирский народный эпос «Алпамыша и Барсынхылу»: генезис, специфика, поэтика. Казань, 2007.

10. Илларионова Т. В. Текстология олонхо «Могучий Эр Соготох» (сравнительный анализ разновременных записей). Новосибирск, 2006.

11. Фахрутдинова А. Р. Дастан «Туляк и Сусылу»: тюрко-татарские варианты. Казань, 2007.

12. Чистобаева Н. С. Героический эпос хакасов: тематика и поэтика. Новосибирск, 2007 (см. также: [36]).

13. Данилова А. Н. Образ женщины-богатырки в якутском олонхо. Якутск, 2008.

14. Сикалиев А. И. Ногайский героический эпос: способы эпического изображения героев. Майкоп, 2008.

Таким образом, становится очевидным, что научный интерес к изучению вопросов тюркской героической эпики в постсоветский период не ослабевает, а скорее усиливается. Тем не менее многие проблемы по-прежнему не освещены в работах российских ученых и, безусловно, требуют дальнейшей разработки.

Литература

1. Radloff W Proben der Volkslitteratur der türkischen Stamme Südsibirien. СПб., 1866-1896.

2. Никифоров Н.Я. Аносский сборник. Собрание сказок алтайцев. Омск: Издание ЗападноСибирского Отдела Императорского Русского Географического Общества, 1915.

3. Худяков И. А. Верхоянский сборник // Записки Вост.-Сиб. отд. Русского Географического общества по этнографии. Иркутск: Тип. К. И. Витковской, 1890. Т. 1. Вып. 3.

4. Пекарский Э. К. Образцы народной литературы якутов, собранные Э. К. Пекарским. СПб., 1907-1916.

5. Ястремский С. В. Образцы народной литературы якутов // Труды Комиссии АН СССР по изучению ЯАССР. Т. VII. Л.: Наука, 1929.

6. Самойлович А. Н. Из туркменской старины // Сборник в честь семидесятилетия Григория Николаевича Потанина / Записки Императорского Русского географического общества по отделению этнографии. СПб., 1909. Т. XXXIV. C. 559-564.

7. Беляев И. А. Сказание об Едигее и Тохтамыше // Протоколы заседаний и сообщений членов Закаспийского кружка любителей археологии и истории Востока. Ашхабад, 1917. Вып. 3-4.

8. Бартольд В. В. История турецко-монгольских народов // Бартольд В. В. Сочинения: в 9 т. М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1968. Т. V. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов.

9. Катанов Н. Ф., Радлов В. Образцы народной литературы тюркских племен, изданные В. Радловым. Часть IX: Наречия урянхайцев, абаканских татар и карагасов. Тексты, собранные и переведенные Н. Ф. Катановым. СПб., 1907.

10. Диваев А. А. Памятники киргизского народного творчества: киргизская былина о Би-кет-батыре / запис. и пер. А. А. Диваевым. Казань: Типолитография Императорского университета, 1897.

11. Ауэзов М. О. История казахской литературы. Кзыл-Орда, 1927.

12. Ауэзов М. О. Ценные памятники киргизского и казахского фольклора. Алма-Ата, 1935.

13. Ауэзов М. О. Проблемы изучения истории казахской литературы. Алма-Ата, 1946.

14. Ауэзов М. О. Киргизский героический эпос «Манас» // Ауэзов М. О. Мысли разных лет. Алма-Ата, 1959.

15. Жирмунский В. М., Зарифов Х. Т. Узбекский народный героический эпос. М.: ГИХЛ, 1947. 520 с.

16. Максетов К. М. Каракалпакский эпос. Ташкент: Фан, 1976. 179 с.

17. ТахмасибМ. Г. Азербайджанские народные дастаны (средние века). Баку: Элм, 1972.

18. Нефедов Ф.Д. Движение среди башкир перед Пугачевским бунтом. Салават, башкирский батыр // Русское богатство. 1880. № 10. С. 83-108.

19. Лоссиевский М. В. Пугачевский бригадир Салават и Фариза // Башкирия в русской литературе: в 6 т. Уфа: Башкирское кн. изд-во, 1964. Т. 2. С. 107-112.

20. Игнатьев Р. Г. Башкир Салават Юлаев — пугачевский бригадир, певец и импровизатор // Башкирия в русской литературе: в 6 т. Уфа: Башкирское кн. изд-во, 1964. Т. 2. С. 82-103.

21. Бурангулов М. А. Эпос о батырах. Уфа, 1940.

22. Усманов М. О трагедии эпоса и трагедиях людских // Идегей. Казань: Татар. кн. изд-во,

1990.

23. Харисов А. И. Неувядающий цветок народной поэзии: о башкирской эпической поэме // Народный эпос Кузы-Курпес и Маян-хылу. Уфа: БФАН СССР, 1964.

24. Исанбет Н. С. К пятисотлетию татарского народного дастана «Идегей» // Советская литература. Казань, 1940. № 11-12.

25. Гарбузова В. С. Сказание о Мелике Данышменде. М.: Издательство восточной литературы, 1959. 189 с.

26. Урманче Ф. Народный эпос «Идегей». Казань: Фэн, 1999. 198 с.

27. Гвоздикова И. М. Салават Юлаев. Уфа: Башк. изд-во «Китап», 1992. 256 с.

28. Башкирские народные песни, песни-предания / авт.-сост. Ф. А. Надришева. Уфа: Китап,

1997.

29. Рахимкулов М. Г. Воспевшие Салавата. Образ батыра в русской литературе. Уфа: Башк. изд-во, 1994. 158 с.

30. Салават в башкирском фольклоре: в 2 т. Уфа: Инфореклама, 2008.

31. Новиков А. Г. Мировоззрение эпоса «Олонхо»: национальное достояние // Якутия. 2006. 11 апр.

32. Кудияров А. В. Художественно-стилевые традиции эпоса монголоязычных и тюркоя-зычных народов Сибири. М.: ИМЛИ РАН, 2002. 327 с.

33. Кузьмина Е. Н. Героический эпос народов Сибири: аспекты двуязычной эдиции и типологии: на материале серии «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока». Новосибирск, 2005.

34. Кузьмина Е. Н. Ценностные ориентации героического эпоса народов Сибири // Гуманитарные науки в Сибири. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2007. Вып. 4. С. 92-93.

35. Семенова Л. Н. Эпический мир олонхо: пространственная организация и сюжетика. СПб.: Петербургское востоковедение, 2006. 228 с.

36. Чистобаева Н. С. Тема семьи в героическом эпосе хакасов // Гуманитарные науки в Сибири. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2006. Вып. 3. С. 108-111.

37. Джуманазаров У. Жанровое разнообразие и идейно-художественные особенности узбекского исторического фольклора. Ташкент, 1991.

38. Сагандыков Н. Б. Сходство и различие сюжетов старотюркских письменных памятников и казахского устного творчества: на основе героического эпоса, рассказов, сказок, легенд. Алма-Ата, 1991.

39. Чимпоеш Л. С. Дастанный эпос гагаузов. Кишинев, 1997.

40. Низаматдинов Ж. М. Каракалпакский народный Дастан «Ер Шора». Нукус, 2000.

Статья поступила в редакцию 12 сентября 2011 г.