Научная статья на тему 'Иркутская область в фокусе анализа межрегиональной миграции'

Иркутская область в фокусе анализа межрегиональной миграции Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
161
30
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Baikal Research Journal
ВАК
Ключевые слова
МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ / МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ МИГРАЦИЯ / КАЧЕСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ РЕСУРСОВ / МИГРАЦИОННЫЕ НАСТРОЕНИЯ / ИРКУТСКАЯ ОБЛАСТЬ / MIGRATION OF POPULATION / INTERREGIONAL MIGRATION / QUALITY OF HUMAN RESOURCES / MIGRATION SENTIMENTS / IRKUTSK OBLAST

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Суходолов Александр Петрович, Озерникова Татьяна Георгиевна, Кузнецова Наталья Викторовна

Статья посвящена исследованию межрегиональных миграционных потоков в Иркутской области, в которой отрицательное сальдо миграции является постоянной проблемой, ухудшающей условия для поступательного социально-экономического развития. Рассмотрены тенденции межрегиональной миграции с 2010 г. по 2017 г. Выявлены устойчивые миграционные потоки в рамках миграционного обмена с федеральными округами России: приток населения в Иркутскую область из Дальневосточного федерального округа, отток населения в Центральный, Северо-западный, Южный и Сибирский федеральные округа. Определены основные направления движения населения внутри Сибирского федерального округа: прирост населения Иркутской области обеспечивает приток мигрантов из Республики Бурятия и Забайкальского края, а отток населения направлен в Красноярский край и Новосибирскую область. Выявлены неблагоприятные для региона последствия миграционных процессов ухудшение качественных характеристик человеческого потенциала. Определены факторы миграционного движения населения, такие как уровень и перспективы экономического развития территорий и социально-культурные условия жизни, обеспечивающие возможности эффективной занятости.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по социологическим наукам , автор научной работы — Суходолов Александр Петрович, Озерникова Татьяна Георгиевна, Кузнецова Наталья Викторовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Irkutsk Oblast in Focus of Inter-Regional Migration Analysis

The article is devoted to investigating inter-regional migration flows in Irkutsk Oblast in which the negative balance of migration is a constant problem that aggravates the conditions for incremental socio-economic development. It examines the trends of inter-regional migration from 2010 till 2017. It identifies the stable migration flows in terms of migration exchange with federal districts of Russia: the inflow of population to Irkutsk Oblast from the Far Eastern Federal District, the outflow of population to the Central, North-Western and Siberian Districts. The article specifies the main directions of population traffic inside the Siberian Federal District: the population growth in Irkutsk Oblast is provided by inflow of migrants Republic of Buryatia and Zabaikalye Territory while the population outflow is directed to Krasnoyarsk Territory and Novosibirsk Oblast. It also identifies the unfavorable consequences 0f the migration processes for the region aggravation of qualitative characteristics of the human potential. It determines the factors of migration population traffic, such as the level and prospects of territories' economic development and the socio-cultural conditions of life that provide the possibility of effective employment.

Текст научной работы на тему «Иркутская область в фокусе анализа межрегиональной миграции»

УДК 314.72(571.53)

А. П. Суходолов

Байкальский государственный университет, г. Иркутск, Российская Федерация Т. Г. Озерникова Байкальский государственный университет, г. Иркутск, Российская Федерация Н. В. Кузнецова Байкальский государственный университет, г. Иркутск, Российская Федерация

ИРКУТСКАЯ ОБЛАСТЬ В ФОКУСЕ АНАЛИЗА МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ МИГРАЦИИ

АННОТАЦИЯ. Статья посвящена исследованию межрегиональных миграционных потоков в Иркутской области, в которой отрицательное сальдо миграции является постоянной проблемой, ухудшающей условия для поступательного социально-экономического развития. Рассмотрены тенденции межрегиональной миграции с 2010 г. по 2017 г. Выявлены устойчивые миграционные потоки в рамках миграционного обмена с федеральными округами России: приток населения в Иркутскую область из Дальневосточного федерального округа, отток населения в Центральный, Северо-западный, Южный и Сибирский федеральные округа. Определены основные направления движения населения внутри Сибирского федерального округа: прирост населения Иркутской области обеспечивает приток мигрантов из Республики Бурятия и Забайкальского края, а отток населения направлен в Красноярский край и Новосибирскую область. Выявлены неблагоприятные для региона последствия миграционных процессов — ухудшение качественных характеристик человеческого потенциала. Определены факторы миграционного движения населения, такие как уровень и перспективы экономического развития территорий и социально-культурные условия жизни, обеспечивающие возможности эффективной занятости.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА. Миграция населения, межрегиональная миграция, качество человеческих ресурсов, миграционные настроения, Иркутская область. ИНФОРМАЦИЯ О СТАТЬЕ. Дата поступления 25 июня 2018 г.; дата принятия к печати 28 сентября 2018 г.; дата онлайн-размещения 25 октября 2018 г.

A. P. Sukhodolov

Baikal State University, Irkutsk, Russian Federation T. G. Ozernikova Baikal State University, Irkutsk, Russian Federation N. V. Kuznetsova Baikal State University, Irkutsk, Russian Federation

IRKUTSK OBLAST IN FOCUS OF INTER-REGIONAL MIGRATION ANALYSIS

ABSTRACT. The article is devoted to investigating inter-regional migration flows in Irkutsk Oblast in which the negative balance of migration is a constant problem that aggravates the conditions for incremental socio-economic development. It examines the trends of inter-regional migration from 2010 till 2017. It identifies the stable migration flows in terms of migration exchange with federal districts of Russia: the inflow of population to Irkutsk Oblast from the Far Eastern Federal District,

© А. П. Суходолов, Т. Г. Озерникова, Н. В. Кузнецова, 2018

Baikal Research Journal

электронный научный журнал Байкальского государственного университета

the outflow of population to the Central, North-Western and Siberian Districts. The article specifies the main directions of population traffic inside the Siberian Federal District: the population growth in Irkutsk Oblast is provided by inflow of migrants Republic of Buryatia and Zabaikalye Territory while the population outflow is directed to Krasnoyarsk Territory and Novosibirsk Oblast. It also identifies the unfavorable consequences Of the migration processes for the region — aggravation of qualitative characteristics of the human potential. It determines the factors of migration population traffic, such as the level and prospects of territories' economic development and the socio-cultural conditions of life that provide the possibility of effective employment.

KEYWORDS. Migration of population, inter-regional migration, quality of human resources, migration sentiments, Irkutsk Oblast.

ARTICLE INFO. Received June 25, 2018; accepted September 28, 2018; available online October 25, 2018.

Постановка проблемы. Миграционные процессы влияют на обеспеченность стран и регионов человеческими ресурсами и условия их экономического развития. Миграция становится индикатором социально-экономического развития, характеризуя привлекательность стран и регионов для активной части населения. Российская Федерация характеризуется огромной территорией, а ее регионы — разнообразием природно-климатических условий и значительной дифференциацией уровня социально-экономического развития. По данным Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации, Иркутская область относится к числу 15 регионов, в которых, несмотря на естественный прирост, численность населения снижается из-за высокого миграционного оттока. Эти неблагоприятные миграционные тенденции делают актуальными исследования направленности и интенсивности устойчивых миграционных потоков, их структуры и динамики.

Масштабы миграционного оттока населения России и его значимость для социально-экономического развития отдельных регионов страны определяет внимание исследователей к данной проблеме. Влияние миграционных процессов на рынок труда, особенности трудовой миграции изучаются Е. В. Неходой и Н. Н. Соловьевой [1], С. В. Рязанцевым и Е. С. Красинцом [2], Л. Д. Руденко [3] и многими другими исследователями. Воздействие миграции на развитие инновационной экономики, проблемы интеллектуальной миграции и «утечки умов» анализируются в работах В. А. Ионцева, С. В. Рязанцева и С. В. Ионцевой [4], Т. И. Трофимовой [5] и многих других.

Проблема миграционного оттока имеет в России большую специфику. Поэтому наиболее активно проводятся исследования реальной и потенциальной миграции населения в «проблемных» регионах: на Дальнем Востоке [6], в том числе в Еврейской Автономной области [7], Камчатском крае [8], Магаданской области [9], а также в Сибири [10], в том числе в Забайкальском крае [11], Республике Бурятия [12] и Иркутской области [13]. В тех регионах, где наблюдаются устойчивые тенденции оттока квалифицированных кадров, миграционные процессы рассматриваются в качестве угроз кадровой безопасности как региона в целом [14], так и отдельных предприятий [15]. Миграционные процессы рассматриваются в контексте развития ресурсного потенциала социально-экономического развития региона [16].

Целью статьи является определение места Иркутской области в структуре межрегиональной миграции в России, выявление причин и последствий межрегиональной миграции для региона.

Исследование проведено на основе официальных данных Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации и Территориального органа

Федеральной службы государственной статистики по Иркутской области. В дополнение к имеющимся официальным статистическим данным проведено социологическое исследование эмиграционных настроений населения региона.

Демографическая ситуация в России и ее регионах отличается сложностью и наличием серьезных проблем. Период депопуляции (превышение смертности над рождаемостью) в России продолжался с 1993 г. по 2013 г., при этом миграционный прирост компенсировал половину от общей убыли населения России. Превышение рождаемости над смертностью в 2013 г. произошло под влиянием мер государственной политики, структурных и тайминговых сдвигов. В то же время, «в большинстве субъектов РФ высокий уровень смертности соседствует с низким уровнем рождаемости. В удовлетворительной демографической ситуации находятся лишь отдельные мононациональные республики» [17, с. 20].

Иркутская область по показателю плотности населения находится на 69-м месте среди субъектов Российской Федерации и 7-м месте в Сибирском федеральном округе. Размещение населения по территории крайне неравномерно, рост численности населения происходит лишь в областном центре. Наблюдается демографическое старение населения. В то же время, естественная убыль прекратилась в 2008 г. (а не в 2013 г., как в целом по РФ), однако численность населения постоянно снижается из-за неблагоприятных миграционных тенденций. Начиная с 1996 г. не прекращался отток мигрантов, прежде всего наиболее активных граждан трудоспособного возраста, в основном, в другие регионы России. В среднем с 2011 г. область теряла ежегодно около 7 тыс. чел. за счет выезда населения в другие регионы (табл. 1).

Таблица 1

Общие итоги миграции населения Иркутской области, чел.*

Год Число прибывших Число выбывших Миграционный прирост (убыль)

2005 38 350 43 763 -5 413

2006 37 513 43 562 -6 049

2007 37 457 43 143 -5 686

2008 37 328 41 616 -4 288

2009 29 091 35 152 -6 061

2010 36 571 42 112 -5 541

2011 55 442 62 241 -6 799

2012 61 959 69 204 -7 245

2013 67 642 76 195 -8 553

2014 63 238 70 402 -7 164

2015 61 626 67 740 -6 114

2016 62 978 70 124 -7 146

2017 66 678 72 605 -5 927

* Составлена по данным: иКЪ: http://irkutskstat.gks.ru/

В табл. 2 представлена структура миграционных потоков по прибытию в Иркутскую область и выбытию из региона с 2009 г. по видам миграции. Неизменно более половины притока и оттока мигрантов составляет движение населения в пределах Иркутской области, то есть внутрирегиональная миграция, основные потоки которой направлены с севера на юг, в промышленные города, прежде

Таблица 2

Структура миграционных потоков в Иркутскую область, чел.*

Показатели 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017

Прибыло — всего 29 091 36 571 55 442 61 959 67 642 63 238 61 626 62 978 66 678

В т. ч. в пределах РФ 27 484 35 548 51 904 58 811 64 212 59 289 57 409 59 207 62 742

Внутрирегиональная 18 774 24 480 36 945 39 607 44 319 38 546 37 313 39 226 41 596

Межрегиональная 8 710 11 068 14 959 19 204 19 893 20 743 20 096 19 981 21 146

Международная 1 607 1 023 3 538 3 148 3 430 3 949 4 217 3 771 3 936

Внешняя для региона миграция(прибытие) 10 317 12 091 18 497 22 352 23 323 24 692 24 313 23 752 25 082

Выбыло — всего 35 152 42 115 62 241 69 204 76 195 70 402 67 740 70 124 72 605

В т. ч. в пределах РФ 34 734 41 642 61 836 68 530 75 335 68 449 65 511 66 672 68 729

Внутрирегиональная 18 774 24 480 36 945 39 607 44 319 38 546 37 313 39 226 41 596

Межрегиональная 15 960 17 162 24 891 28 923 31 016 29 903 28 198 27 446 27 133

Международная 418 473 405 674 860 1 953 2 229 3 452 3 876

Внешняя для региона миграция (выбытие) 16 378 17 635 25 296 29 597 31 876 31 856 30 427 30 898 31 009

* Составлена по данным статистических бюллетеней Иркутскстата «Миграция населения» за 2010-2017 гг.

всего в областной центр. В нашем исследовании мы остановимся на внешней для региона межрегиональной миграции, формирующей миграционную убыль населения Иркутской области.

Общее количество прибывающих в Иркутскую область за рассматриваемый период (с 2009 г. по 2017 г.) возросло в 2,5 раза. Анализ структуры прибывающих в Иркутскую область показывает, что в структуре внешней для региона миграции более 80 % составляет межрегиональная миграция в пределах России (84,3 % в 2017 г.).

Основная доля прибывших в Иркутскую область — жители Сибирского федерального округа (главным образом из Забайкальского края и Республики Бурятия) и Дальневосточного федерального округа. Именно эти миграционные потоки формируют около двух третей входящего потока мигрантов (табл. 3).

В 2017 г. доля прибывших из западных регионов составила 34,5 %, прибывших из СФО — 54,6 %, прибывших из Дальневосточного федерального округа — 10,9 %. За рассматриваемый период Сибирский федеральный округ лидирует среди федеральных округов по объему и доле прибытия в Иркутскую область.

Число мигрантов из Дальневосточного федерального округа за анализируемый период имеет тенденцию к росту, так же как число мигрантов из регионов СФО. Таким образом, переезд в Иркутскую область представляет интерес прежде всего для населения Дальнего Востока и ряда регионов СФО — регионов, расположенных восточнее Иркутской области, удаленных от центральных регионов страны, отличающихся менее благоприятными социально-экономическими условиями жизни.

Рассматривая выбытие населения региона (внешняя для региона миграция), следует отметить, что объем выбытия за рассматриваемый период возрос в 1,9 раза, при этом доля межрегиональной миграции в пределах России исключительно велика: около 90 %. Доля межрегиональной миграции снизилась с 97,4 % в 2009 г. до 84,3 % в 2017 г.

Таблица 3

Структура межрегиональной миграции в Иркутскую область, прибытие, чел.*

Регион прибытия 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017

Центральный федеральный округ 580 671 1 059 1 705 1 929 2 209 2 237 2 446 2 571

Северо-Западный федеральный округ 265 339 447 867 1 017 1 363 1 432 1 435 1 484

Южный федеральный округ 523 598 616 1 144 1 129 1 439 1 432 1 224 1 296

Северо-Кавказский федеральный округ** - - 270 374 314 270 296 291 231

Приволжский федеральный округ 527 607 796 1 049 1 029 1 075 977 933 864

Уральский федеральный округ 339 381 631 747 996 920 901 831 848

Сибирский федеральный округ (без внутрирегиональной миграции) 5 193 6 904 9 000 10 631 10 901 10 924 10 705 10 664 11 542

Дальневосточный федеральный округ 1 283 1 568 2 140 2 687 2 578 2 543 2 307 2 157 2 310

2010-2017 гг.

** Северо-Кавказский федеральный округ образован в 2010 г.

Структура межрегиональной миграции из Иркутской области представлена в табл. 4. Очевидна направленность миграционных потоков в западные регионы России. При этом отток населения в Центральный федеральный округ увеличился с 2 929 чел. в 2009 г. до 4 942 чел. в 2017 г. (в 1,69 раза), в том числе в Москву — с 654 до 2 121 чел. (в 3,24 раза). Почти в 3 раза увеличился отток населения в Северо-Западный федеральный округ (с 1 055 чел. в 2009 г. до 3 035 чел. в 2017 г.), в том числе в Санкт-Петербург — в 3,25 раза (с 588 до 1 909 чел.).

В 2017 г. доля выбывших в западные регионы составила 48,8 %, выбывших в СФО — 43,5 %, выбывших в Дальневосточный федеральный округ — 7,7 %. В 2009 г. эти доли составляли 44,1 %, 49,4 %, 6,5 % соответственно. Таким образом, СФО лидирует среди федеральных округов по объему выбытия из Иркутской области, однако его доля снижается, а доля западных регионов растет. Выбытие из Иркутской области в Дальневосточный федеральный округ невелико и его доля стабильна.

Наиболее наглядно структуру миграционных коридоров между Иркутской областью и федеральными округами РФ демонстрируют данные о сальдо миграции (табл. 5).

Положительное сальдо миграции за весь анализируемый период наблюдается лишь с Дальневосточным федеральным округом. Со всеми остальными федеральными округами, включая СФО, Иркутская область имеет отрицательное сальдо миграции. В общем объеме миграционной убыли из Иркутской области лидируют Центральный федеральный округ (39,6 % от общей убыли в 2017 г.), Северо-Западный федеральный округ (25,9 %) и Южный федеральный округ (22,5 %). Высок миграционный отток в Москву (17,7 %), и Санкт-Петербург (16,1 %).

Таблица 4

Структура межрегиональной миграции из Иркутской области, выбытие, чел.*

Регион выбытия 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017

Центральный федеральный округ 2 929 3 133 4 006 4 814 5 257 4 939 4 724 4 320 4 942

в т. ч. г. Москва 654 904 866 1 234 1 591 1 551 1 868 1 537 2 121

Северо-Западный федеральный округ 1 055 1 225 1 946 2 326 2 763 2 883 2 909 2 833 3 035

в т. ч. г.Санкт-Петербург 588 747 1 093 1 272 1 763 1 825 1 838 1 753 1 909

Южный федеральный округ 1 364 1 922 2 800 2 886 3 462 3 207 2 739 2 919 2 642

Северо-Кавказский федеральный округ 0 0 416 424 426 367 391 343 311

Приволжский федеральный округ 1 002 1 115 1 541 1 650 1 729 1 643 1 437 1 460 1 313

Уральский федеральный округ 676 684 1 082 1 575 1 411 1 327 1 132 1 020 991

Сибирский федеральный округ (без внутрирегиональной миграции) 7 895 7 967 11 133 12 929 13 776 13 435 12 711 12 496 11 809

Дальневосточный федеральный округ 1 039 1 116 1 967 2 329 2 192 2 102 1 926 2 055 2 090

* Составлена по данным статистических бюллетеней Иркутскстата «Миграция населения» за 2010-2017 гг.

Несмотря на лидирующую роль регионов СФО в миграционном обмене с Иркутской областью (как по прибытию, так и по выбытию), сальдо миграции отрицательное: из Иркутской области в регионы СФО уезжает больше мигрантов, чем приезжает. Учитывая значимую долю миграции внутри СФО для региона, рассмотрим подробнее ее структуру (табл. 6, 7).

Из регионов Сибирского федерального округа (СФО) в Иркутскую область приезжают, в основном, жители Республики Бурятия, Красноярского края и Забайкальского края. Так, в 2017 г. среди прибывших в Иркутскую область из других регионов СФО доля жителей Бурятии составила 31,9 %, Красноярского края — 27,7 %, Забайкальского края — 16,9 %.

Из Иркутской области выезжают, в основном, в такие регионы СФО как Красноярский край, Республика Бурятия и Новосибирская область. Так, в 2017 г. среди уехавших из Иркутской области в другие регионы СФО уехали: в Красноярский край — 37,1 %, в Бурятию — 22,4 %, в Новосибирскую область — 16,2 %.

Таким образом, наиболее интенсивные миграционные потоки между Иркутской областью и другими регионами СФО наблюдаются с ближайшими регионами — Красноярским краем и Республикой Бурятия, а также Забайкальским краем и Новосибирской областью. Основная направленность данных миграционных потоков иллюстрируется информацией о сальдо миграции между Иркутской областью и другими регионами СФО (табл. 8, рис. 1).

Таблица 5

Сальдо межрегиональной миграции из Иркутской области, чел.*

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Регионы РФ 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017

Всего по РФ -7 250 -6 094 -9 932 -9 719 -11 123 -9 160 -8 102 -7 465 -5 987

в том числе: Центральный федеральный округ -2 349 -2 462 -2 947 -3 109 -3 328 -2 730 -2 487 -1 874 -2 371

в т. ч. г. Москва -576 -820 -659 -922 -1 123 -811 -1 018 -504 -1 061

Северо-Западный федеральный округ -790 -886 -1 499 -1 459 -1 746 -1 520 -1 477 -1 398 -1 551

в т. ч. г. Санкт-Петербург -492 -632 -943 -885 -1 198 -1 013 -963 -840 -961

Южный федеральный округ -841 -1 324 -2 184 -1 742 -2 333 -1 768 -1 527 -1 695 -1 346

Северо-Кавказский федеральный округ - - -146 -50 -112 7 9 1 -95 -52 -80

Приволжский федеральный округ -475 -508 -745 -601 -701 -568 -460 -376 -449

Уральский федеральный округ -337 -303 -451 -828 -415 -407 -231 -202 -143

Сибирский федеральный округ -2 702 -1 063 -2 133 -2 288 -2 874 -2 511 -2 006 -1 420 -267

Дальневосточный федеральный округ 244 452 173 358 386 441 381 128 220

* Составлена по данным статистических бюллетеней Иркутскстата «Миграция населения» за 2010-2017 гг.

Таблица 6

Структура межрегиональной миграции в Иркутскую область из других регионов СФО, прибытие, чел.*

Регион прибытия 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017

Республика Алтай 15 21 26 41 48 31 26 19 30

Республика Бурятия 1 811 2 779 3 489 3 834 3 789 3 608 3 423 3 496 3 680

Республика Тыва 81 184 302 332 231 214 246 139 134

Республика Хакасия 126 129 174 171 228 193 195 188 176

Алтайский край 191 243 382 347 402 433 337 333 337

Забайкальский край** 897 1 432 2 001 2 247 2 040 1 900 1 793 1 733 1 960

Красноярский край 1 177 1 317 1 355 1 938 2 237 2 526 2 735 2 829 3 193

Кемеровская область 215 202 309 391 361 414 341 303 367

Новосибирская область 458 394 565 827 1 049 1 063 1 139 1 122 1 116

Омская область 140 131 237 268 289 281 231 253 255

Томская область 82 72 160 235 227 261 239 249 294

* Составлена по данным статистических бюллетеней Иркутскстата «Миграция населения» за 2010-2017 гг.

** До 2011 г. Читинская область

Таблица 7

Структура межрегиональной миграции из Иркутской области в другие регионы СФО, выбытие, чел.*

Регион выбытия 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017

Республика Алтай 28 21 32 40 34 47 26 36 31

Республика Бурятия 1 772 1 632 2 164 2 572 2 701 2 971 2 877 2 805 2 644

Республика Тыва 37 37 36 77 109 179 227 226 206

Республика Хакасия 172 227 220 263 266 313 294 282 216

Алтайский край 310 372 423 508 488 498 457 435 358

Забайкальский край 644 594 633 834 892 972 1 070 1 091 1 022

Красноярский край 2 637 2 788 4 045 4 414 4 840 4 774 4 475 4 587 4 383

Кемеровская область 375 326 530 506 470 517 488 436 448

Новосибирская область 1 526 1 504 2 311 2 907 3 126 2 424 2 229 2 020 1 919

Омская область 194 245 352 383 401 375 279 276 238

Томская область 200 221 387 415 449 365 289 302 344

* Составлена по данным статистических бюллетеней Иркутскстата «Миграция населения» за 2010-2017 гг.

За весь анализируемый период положительное сальдо миграции наблюдается только с Бурятией (в 2017 г. — 1 036 чел.) и Забайкальским краем (724 чел.). С 2009 г. по 2015 г. наблюдалось положительное сальдо миграции с Республикой Тыва (в размере от 19 до 266 чел. в год), однако с 2016 г. отток населения из Иркутской области в Тыву превысил приток населения из Тывы. Таким образом, переезд в Иркутскую область представляет интерес, прежде всего, для населения Бурятии, Забайкалья и Дальнего Востока — регионов, расположенных восточнее, еще в большей степени, чем Иркутская область, удаленных от центральных регионов страны, отличающихся менее благоприятными социально-экономическими

Таблица 8

Сальдо межрегиональной миграции из Иркутской области с регионами СФО,

чел.*

Регионы СФО 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017

Республика Алтай -13 0 -6 1 14 -16 - -17 -1

Республика Бурятия 39 1 147 1 325 1 262 1 088 637 546 691 1 036

Республика Тыва 44 147 266 255 122 35 19 -87 -72

Республика Хакасия -46 -98 -46 -92 -38 -120 -99 -94 -40

Алтайский край -119 -129 -41 -161 -86 -65 -120 -102 -21

Забайкальский край 253 838 1 368 1 413 1148 928 723 642 938

Красноярский край -1460 -1471 -2 690 -2 476 -2 603 -2 248 -1 740 -1 758 -1 190

Кемеровская область -160 -124 -221 -115 -109 -103 -147 -133 -81

Новосибирская область -1 068 -1 110 -1 746 -2 080 -2 077 -1 361 -1 090 -898 -803

Омская область -54 -114 -115 -115 -112 -94 -48 -23 17

Томская область -118 -149 -227 -180 -222 -104 -50 -53 -50

* Составлена по данным статистических бюллетеней Иркутскстата «Миграция населения» за 2010-2017 гг.

1500

1000

-1500

-2000

сальдо

миграции 2015

сальдо

миграции 2016

сальдо

миграции 2017

Рис. 1. Сальдо миграции в 2015—2017 гг. (Иркутская область и регионы СФО), чел.

* Составлен по данным статистических бюллетеней Иркутскстата «Миграция населения» за 2010-2017 гг.

условиями жизни. Исследования миграции из регионов Дальнего Востока, Забайкальского края и Бурятии подтверждают эти выводы [6-12].

Что касается жителей Иркутской области, то среди других регионов СФО они выбирают те, которые расположены западнее и отличаются более динамичным социально-экономическим развитием, прежде всего — Красноярский край (в 2017 г. отрицательное сальдо миграции — 1 190 чел.) и Новосибирскую область (803 чел.). На рисунке 1 представлены данные о сальдо миграции с регионами СФО за три года (2015-2017 гг.).

Статистические данные о причинах межрегиональной миграции (табл. 9) свидетельствуют, что основные причины приезда в Иркутскую область — причины личного характера, работа и учеба. В 2015 г. доля этих причин составила 42,7 %, 22,0 % и 20,3 % соответственно. В связи с введением в структуру статистической отчетности с 2016 г. новой причины — «возвращение после временного отсутствия» (ее указали в 2016 г. 47,5 % прибывших, в 2017 г. — 50,4 %), доля работы как причины миграции в регион сократилась до 10,4 % в 2017 г., доля учебы — до 7,2 % в 2017 г. Доля таких причин как ухудшение межнациональных отношений, криминогенной обстановки, экологическое неблагополучие, а также природно-климатические условия среди причин приезда населения в Иркутскую область из других регионов России, незначительна.

Аналогичная ситуация складывается при рассмотрении причин отъезда населения Иркутской области в другие регионы России (таблица 9): до 2016 г. главными были причины личного характера (43,8 % в 2015 г.), работа (19,6 % в 2015 г.)

Таблица 9

Причины межрегиональной миграции в Иркутской области, %.*

Причины миграции Причины прибытия в Иркутскую область Причины выбытия из Иркутской области

2015 2016 2017 2015 2016 2017

в связи с учебой 20,3 6,1 7,2 17,9 12,4 13,1

в связи с работой 22,0 9,9 10,4 19,6 13,4 13,6

возвращение к прежнему месту жительства 6,4 4,8 5,3 3,3 2,3 2,4

из-за обострения межнациональных отношений 0,1 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0

из-за обострения криминогенной обстановки 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0 0,0

экологическое неблагополучие 0,4 0,2 0,3 1,0 0,9 0,8

несоответствие природно-климатическим условиям 0,5 0,2 0,3 0,5 0,6 0,7

причины личного, семейного характера 42,7 26,7 28,8 43,6 38,6 37,4

иные причины 7,6 4,5 4,5 13,9 12,1 13,2

возвратились после временного отсутствия - 47,5 50,4 - 19,6 18,9

Межрегиональная миграция в пределах РФ, всего 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0

* Составлена по данным статистических бюллетеней Иркутскстата «Миграция населения» за 2010-2017 гг.

и учеба (13,1 % в 2015 г.). С 2016 г. доли этих причин снижаются, но в меньшей степени, чем у аналогичных причин приезда в регион.

Так, в 2017 г. основными причинами были причины личного, семейного характера (37,4 %), возвращение после временного отсутствия (18,9 %), работа (13,6 %) и учеба (13,1 %). Как и для входящего потока мигрантов, доля таких причин выбытия из Иркутской области в другие регионы России как ухудшение межнациональных отношений, криминогенной обстановки, экологическое неблагополучие, а также природно-климатические условия, незначительна (не превышает 1 %).

Негативная ситуация с оттоком населения из Иркутской области требует оценки влияния межрегиональной миграции не только на количественный, но и на качественный состав населения региона, в том числе на изменение доли трудоспособного населения региона и его образовательный уровень.

Снижение численности населения в трудоспособном возрасте — общая тенденция для России. Л. Л. Рыбаковский отмечает, что в России сокращение численности лиц трудоспособного возраста происходит с 2008 г., причем особенно быстро (свыше одного млн в год) — с 2012 г. [18]. Такая же ситуация характерна и для большинства российских регионов, в том числе для Иркутской области: по данным Территориального органа Федеральной службы государственной стати-

стики по Иркутской области доля трудоспособного населения региона снизилась с 60,6 % в 2011 г. до 55,4 % в 2017 г.

Доля трудоспособного населения в постоянном оттоке жителей региона (отрицательном сальдо миграции) достаточно стабильна и имеет некоторую тенденцию к росту (в 2010 г. — 67,6 %, в 2017 г. — 70,1 %).

Статистические данные свидетельствуют, что отрицательное сальдо миграции в Иркутской области формируется за счет интенсивного оттока населения в другие регионы России (межрегиональная миграция), который частично компенсировался притоком населения из-за рубежа (международная миграция из стран ближнего зарубежья), который достаточно резко сократился с 2016 г. (табл. 10). Основная доля оттока населения в другие регионы России — лица в трудоспособном возрасте (в 2010 г. — 69,5 %, в 2017 г. — 68,0 %).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таблица 10

Возрастная структура сальдо межрегиональной миграции, чел.*

Показатели 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017

Сальдо межрегиональной миграции, в том числе в возрасте: -6 094 -9 932 -9 719 -11 123 -9 160 -8 102 -7 465 -5 987

моложе трудоспособного -771 -1 299 -1 717 -1 772 -1 797 -1 258 -1 296 -916

трудоспособном -4 230 -7 459 -6 855 -7 991 -6 190 -5 814 -5 264 -4 074

старше трудоспособного -1 093 -1 174 -1 147 -1 360 -1 173 -1 030 -905 -997

* Составлена по данным статистических бюллетеней Иркутскстата «Миграция населения» за 2010-2017 гг.

Рассмотрим структуру межрегиональной миграции в Иркутской области по уровню образования. В статистических сборниках эта структура рассчитывается для мигрантов в возрасте от 14 лет и старше. Необходимо отметить достаточно высокую долю мигрантов, которые при заполнении статистических форм уровень образования не указали (7,8 % от числа прибывших и 11,5 % от числа выбывших в 2017 г.), что свидетельствует о необходимости изучения образовательной структуры потенциальных мигрантов с использованием социологических методов исследования.

Абсолютное число мигрантов с высшим образованием растет как в рамках иммиграционного, так и эмиграционного потоков. Так, число прибывших мигрантов с высшим образованием возросло за исследуемый период с 2 709 чел. в 2010 г. до 6 157 чел. в 2017 г., т. е. в 2,3 раза. Число уехавших из региона, имеющих высшее образование, также увеличилось: с 4 898 чел. в 2010 г. до 7 966 чел. в 2017 г., т. е. в 1,6 раза.

Рассматривая сальдо межрегиональной миграции, следует отметить снижение оттока мигрантов с высшим образованием в абсолютном значении с 2 181 чел. в 2010 г. до 1 766 чел. в 2017 г. (табл. 11). В то же время значение данного показателя за исследуемый период оставалось отрицательным.

Максимальный отток докторов наук наблюдался в 2016 г. (-9 чел.), максимальный отток кандидатов наук — в 2014 г. (-19 чел.).

По итогам переписи населения 2010 г., доля лиц с высшим образованием в структуре постоянного населения Иркутской области составила 20 %. Доля имеющих высшее образование в структуре отрицательного сальдо межрегиональной миграции (2017 г.) составила 34,1 %. Можно заключить, что межрегиональная миграция оказывает негативное воздействие на изменение качественных характе-

Таблица 11

Образовательная структура сальдо межрегиональной миграции, чел.*

Показатели 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017

Сальдо межрегиональной миграции в пределах РФ в возрасте от 14 лет и старше, в том числе имеющие: -5 470 -8 857 -8 242 -9 535 -7 517 -6 975 -6 305 -5 181

Высшее (высшее профессиональное) -2 181 -3 071 -2 789 -3 154 -2 585 -2 102 -2 269 -1 766

Доктора наук -3 5 0 -7 -1 -3 -9 -5

Кандидаты наук -6 36 16 -9 -19 -8 -5 -16

Незаконченное высшее -36 -432 -275 -460 -348 -274 -250 -117

Среднее специальное (среднее профессиональное) -1 771 -2 217 -2 033 -2 549 -1 865 -1 623 -1 256 -927

Начальное профессиональное - -236 -206 -124 -62 -151 -93 -119

Среднее общее -885 -1 406 -1 326 -1 626 -1 410 -1 214 -1 284 -759

Среднее общее неполное -467 -495 -552 -356 -326 -224 -250 -149

Начальное общее и не имеющие образования -109 -127 -145 -122 -67 -64 -78 17

* Составлена по данным статистических бюллетеней Иркутскстата «Миграция населения» за 2010-2017 гг.

ристик человеческого потенциала Иркутской области и с позиции образовательного уровня.

С целью изучения направленности и причин потенциальной миграции в 2013 г. и 2018 г. проведен опрос населения региона1. Желание уехать из региона выразили 23,6 % респондентов, из них 18,9 % планируют переезд в долгосрочной перспективе, 4,7 % — в краткосрочной. В 2013 г. удельный вес мобильных граждан в общем количестве опрошенных составил 21,4 %, в том числе потенциально мобильных, т. е. планирующих переезд в долгосрочной перспективе — 4,3 %.

Несмотря на то, что за последние пять лет в Иркутской области произошли позитивные изменения социально-экономических условий жизнедеятельности населения, субъективная оценка условий, необходимых для реализации человеческого потенциала, остается на низком уровне (табл. 12). Опрошенные весьма низко оценивают свои шансы на трудоустройство на хорошую, интересную, высокооплачиваемую работу и построение карьеры, а также условия, созданные в регионе для развития предпринимательской деятельности, приобретения жилья в собственность. Так, 42,6 % жителей Иркутской области оценивают как неблагоприятную ситуацию с трудоустройством (в 2013 году таких было 48,5 %), 24 % — с построением карьеры (29,4 % в 2013 году), а также с приобретением жилья в собственность (38,8 % и 54,6 % от общего числа опрошенных в 2018 году и 2013 году соответственно).

1 Социологическое исследование проведено по репрезентативной выборке в 2013 и 2018 гг. Формирование выборочной совокупности осуществлено с помощью метода квот. В качестве квотирующих признаков выбраны пол и возраст. объем выборочной совокупности в 2018 г. составил 488 человек, в 2013 г. — 452 человека. Ошибка выборки при исследовании мнений населения составила менее 5 % [19].

Таблица 12

Распределение ответов на вопрос: «Оцените, какие условия созданы в Иркутской области лично для вас и вашей семьи для...»

Варианты ответов Оценка условий Итого за год

Хорошие Удовлетворительные Плохие

2013 г. 2018 г. 2013 г. 2018 г. 2013 г. 2018 г.

культурного отдыха, развлечения 35,9 31,9 47,9 55,0 16,2 13,1 100,0

трудоустройства на хорошую, интересную, высокооплачиваемую работу 7,8 8,8 43,7 48,6 48,5 42,6 100,0

приобретения жилья в собственность 8,2 16,6 37,2 45,4 54,6 38,0 100,0

реализации творческого потенциала 18,2 27,3 56,7 57,2 25,1 15,5 100,0

предпринимательской деятельности 15,8 14,3 58,7 64,5 25,5 21,2 100,0

построения карьеры 11,2 11,4 59,4 64,6 29,4 24,0 100,0

рождения детей 18,6 31,5 58,2 55,5 23,2 13,0 100,0

получения качественного образования 21,9 27,9 54,0 57,9 24,1 14,2 100,0

О недостаточно высоком уровне качества жизни населения региона свидетельствуют и данные рейтинга качества жизни регионов Российской Федерации. В 2013 и 2018 гг. Иркутская область заняла в рейтинге лишь 69 место. Рейтинг рассчитывался по 72 показателям, которые объединены в 11 групп, характеризующих основные аспекты качества жизни в регионе: уровень доходов населения; жилищные условия населения; обеспеченность объектами социальной инфраструктуры; экологические и климатические условия; безопасность проживания; демографическая ситуация; здоровье населения и уровень образования; транспортная инфраструктура и уровень освоенности территории; уровень экономического развития; уровень развития малого бизнеса. Сводный балл Иркутской области в 2018 году составил 36,17 из 100 возможных2.

Рассмотрим результаты оценки условий проживания в регионе жителями Иркутской области. За период 2013-2018 г. количество респондентов, которые считают, что условия проживания в Иркутской области изменились в лучшую сторону, увеличилось в 1,5 раза (табл. 13). Одновременно с этим на 25 % сократилось количество опрошенных, которые дали отрицательную оценку условиям проживания в Иркутской области по сравнению с другими регионами.

Вместе с тем сравнение оценок условий проживания среди мобильных и иммобильных групп населения свидетельствует о том, что те, кто не планируют переезд из Иркутской области, более высоко оценивают условия проживания в Иркутской области. Более низкие оценки у лиц, которые планируют переезд в отдаленной перспективе (т. е. у потенциально мобильных групп населения), что можно объяснить недостаточной сформированностью их миграционных ожиданий.

2 Рейтинг российских регионов по качеству жизни — 2017 // Инфографика. URL: https://ria.ru/ infografika/20180214/1514552265.html.

Таблица 13

Сравнительная характеристика предпочтений респондентов о возможном месте проживания, % от общего числа опрошенных

Варианты ответов Распределение ответов на вопрос: «Жить в Иркутской области лучше, чем в большинстве других регионов?»

2013 г. 2018 г.

Полностью согласен 9,4 14,7

Скорее согласен 19,4 29,6

Ни согласен, ни не согласен 25,6 21,7

Скорее не согласен 30,7 25,5

Полностью не согласен 14,9 8,5

Итого 100,0 100,0

Лидирующую позицию среди возможных причин переезда из Иркутской области занимает неудовлетворенность условиями жизни в регионе (на нее указало 31,9 % опрошенных). В тройку лидеров вошли также неудовлетворенность условиями труда и заработной платой (25,5 % опрошенных), отсутствие подходящего рабочего места (15,4 %). На семейные обстоятельства как причину переезда указало 14,4 % опрошенных. Из-за низкого качества и доступности образования согласны уехать 6,4 % опрошенных, в основном временно не работающие граждане, студенты бакалавриата и специалитета. Среди прочих причин опрошенные отметили неблагоприятные климатические условия региона.

Анализируя места притяжения мигрантов, в которые они намерены переехать, можно выделить три основных направления перемещения: в регионы европейской части России, где расположены крупные городские агломерации и основные акцепторы межрегиональных мигрантов — Москва, Санкт-Петербург, Краснодарский край (в них планируют переехать 65,2 % опрошенных), в регионы азиатской части России (8 %) и за рубеж (26,8 %).

Среди регионов европейской части России лидирующие позиции занимают Москва (27,3 % опрошенных, для которых привлекательна эта часть России), Санкт-Петербург (18,2 %) и Краснодарский край (21,2 %). Часть потенциальных мигрантов не планируют покидать Сибирь, их притягивают два крупных сибирских города Красноярск (3,5 % от общего количества опрошенных) и Новосибирск (1,7 %). В целом полученные данные подтверждают тенденции, выявленные в ходе анализа статических данных, а также социологических опросов населения региона [13].

Можно заключить, что доминирующим фактором мотивации к отъезду у большинства респондентов является несоответствие потребностям населения трудовой составляющей социальной среды региона, проявляющееся в отсутствии перспектив эффективного трудоустройства.

Основные выводы:

1. Межрегиональная миграция занимает определяющее место в структуре входящих и исходящих миграционных потоков, ее интенсивность за рассматриваемый период возросла более чем в 2 раза, миграционные потери населения Иркутской области стабильно высоки (от 6 000 до 11 000 чел. в год).

2. Сформировались стабильные миграционные коридоры, формирующие приток населения Иркутской области — это потоки мигрантов из Республики Бурятия (в 2017 г. положительное сальдо миграции 1 036 чел.), Забайкальского края (938 чел.) и Дальневосточного федерального округа (220 чел.). Со всеми остальными регионами России сальдо миграции Иркутской области отрицательное.

3. К основным миграционным потокам, формирующим отток населения из Иркутской области, следует отнести перемещения в западные регионы России, прежде всего, Центральный федеральный округ (в 2017 г. отрицательное сальдо миграции 2 371 чел.), Северо-Западный федеральный округ (-1 551 чел.), Южный федеральный округ (-1 346 чел.), Красноярский край (-1 190 чел.), Новосибирскую область (-803 чел.).

4. Иркутская область, территориально расположенная в середине огромной российской территории, принимает население из восточных регионов и теряет население, перемещающееся в западные регионы. Климатические условия, уровень и перспективы экономического развития территорий, социально-культурные условия являются основными факторами миграционного движения населения.

5. Межрегиональная миграция негативно влияет на качественные характеристики человеческого потенциала Иркутской области: регион теряет наиболее активное, образованное население в трудоспособном возрасте.

6. Результаты социологического исследования свидетельствуют о стабильно высокой потенциальной миграции населения региона, вызванной низкой оценкой возможностей эффективной занятости в регионе и направленной, преимущественно, в западные регионы СФО и центральные регионы России.

Реализация выявленных тенденций приведет к дальнейшему оттоку квалифицированных кадров и ухудшению условий социально-экономического развития региона.

Список использованной литературы

1. Нехода Е. В. Миграционные волны на российском рынке труда / Е. В. Нехода, Н. Н. Соловьева // Социологические исследования. — 2016. — № 4 (384). — С. 31-36.

2. Рязанцев С. В. Современные тенденции и экономические эффекты трудовой миграции из Центральной Азии в Россию / С. В. Рязанцев, Е. С. Красинец // Научное обозрение. Серия 1: Экономика и право. — 2016. — № 5. — С. 5-14.

3. Руденко Л. Д. Особенности трудовой миграции в Ярославской области: социологический анализ /Л. Д. Руденко // Вестник Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова. Серия: Гуманитарные науки. — 2013. — № 2 (24). — С. 107-110.

4. Ионцев В. А. Новые тенденции и формы эмиграции из России / В. А. Ионцев, С. В. Рязанцев, С. В. Ионцева // Экономика региона. — 2016. — Т. 12, вып. 2. — С. 499-509.

5. Трофимова Т. И. Миграционные аспекты инновационной экономики / Т. И. Трофимова // Известия Иркутской государственной экономической академии. — 2012. — № 2. — С. 9-12.

6. Заусаев В. К. Миграционные процессы на Дальнем Востоке: социологические оценки / В. К. Заусаев // Социологические исследования. — 2015. — № 11. — С. 73-79.

7. Кутовая С. В. Миграционные настроения населения Еврейской автономной области / С. В. Кутовая // Социологические исследования. — 2014. — № 6 (362). — С. 134-136.

8. Пашко Т. Ю. Влияние миграционных процессов на формирование трудовых ресурсов региона (на примере Камчатского края) / Т. Ю. Пашко // Труд и социальные отношения. — 2018. — № 1. — С. 63-71.

9. Иванова Н. А. Выездная миграция жителей Магаданской области / Н. А. Иванова, А. Е. Кутейников // Социологические исследования. — 2015. — № 9. — С. 80-85.

10. Самаруха В. И. Миграционное движение населения регионов Сибири / В. И. Сама-руха, Т. Г. Краснова, Т. Н. Плотникова // Известия Байкальского государственного университета. — 2018. — Т. 28, № 1. — С. 56-62. — DOI: 10.17150/2500-2759.2018.28(1).56-62.

11. Макаренко Т. Д. Проблемы международной миграции рабочей силы в Забайкальском крае [Электронный ресурс] / Т. Д. Макаренко // Baikal Research Journal. — 2012. — № 1. — Режим доступа: http://brj-bguep.ru/reader/article.aspx?id=14256.

12. Занданова О. Ф. О проблемах рынка труда и занятости в Республике Бурятии / О. Ф. Занданова, Е. М. Жданова // Молодой ученый. — 2017. — № 50 (184). — С. 150-154.

13. Гольцова Е. В. Миграционное поведение молодежи Иркутской области / Е. В. Голь-цова // Социологические исследования. — 2017. — № 5. — С. 103-109.

14. Кузнецова Н. В. Проблемы и инструментарий выявления угроз кадровой безопасности региона / Н. В. Кузнецова, А. Ю. Тимофеева // Экономика региона. — 2016. — Т. 12, № 4. — С. 1123-1134.

15. Kuznetsova N. V. Lack of Skilled Personnel as a Threat to HR Security of Industrial Enterprises [Electronic resource] / N. V. Kuznetsova, T. G. Ozernikova // International Conference on Industrial Engineering, 2017. — Mode of access: https://docviewer.yandex.ru/ view/0/. — DOI: 10 .1051/shsconf/20173501027.

16. Суходолов А. П. Экономика Иркутской области : в 6 т. / А. П. Суходолов, М. А. Винокуров. — Иркутск : Изд-во Иркут. гос. экон. акад., 1998-2009.

17. Рыбаковский О. Л. Факторы динамики рождаемости населения России в начале XXI века / О. Л. Рыбаковский, О. А. Таюнова // Социологические исследования. — 2014. — № 9. — С. 19-24.

18. Рыбаковский Л. Л. Демографическое будущее России в экстраполяционных и нормативных координатах / Л. Л. Рыбаковский // Социологические исследования. — 2014. — № 12.— С. 21-30.

19. Ядов В. А. Стратегия социологического исследования: описание, объяснение, понимание социальной реальности / В. А. Ядов. — М. : Добросвет, 2000. — 596 с.

References

1. Nekhoda E. V., Solovieva N. N. The waves of migration on the Russian labour market. Sotsiologicheskie issledovaniya = Sociological Studies, 2016, no. 4 (384), pp. 31-36. (In Russian).

2. Ryazantsev S. V., Krasinets E. S. Current trends and economic effects of labour migration from Central Asia to Russia. Nauchnoe obozrenie. Seriya 1: Ekonomika i pravo = Scientific Review. Series 1. Economics and Law, 2016, no. 5, pp. 5-14. (In Russian).

3. Rudenko L. D. Labor migration features in Yaroslavl region: sociological analysis. Vest-nik Yaroslavskogo gosudarstvennogo universiteta im. P.G. Demidova. Seriya: Gumanitarnye nauki = Vestnik Yaroslavskogo gocudarstvennogo universiteta im. P. G. Demidova. Series the Humanities, 2013, no. 2 (24), pp. 107-110. (In Russian).

4. Iontsev V. A., Ryazantsev S. V., Iontseva S. V. Emigration from Russia: new trends and forms. Ekonomika regiona = Economy of Region, 2016, vol. 12, iss. 2, pp. 499-509. (In Russian).

5. Trofimova T. I. Migration aspects of innovation economy. Izvestiya Irkutskoi gosudarst-vennoi ekonomicheskoi akademii = Izvestiya of Irkutsk State Economics Academy, 2012, no. 2, pp. 9-12. (In Russian).

6. Zausaev V. K. Migration processes in the Russian Far East sociological estimation. Sotsiologicheskie issledovaniya = Sociological Studies, 2015, no. 11, pp. 73-79. (In Russian).

7. Kutovaya S. V. Migration attitudes of the population of the Jewish Autonomous region. Sotsiologicheskie issledovaniya = Sociological Studies, 2014, no. 6 (362), pp. 134-136. (In Russian).

8. Pashko T. Yu. The influence of migration processes on the formation of region's labor resources (by example of Kamchatka region). Trud i sotsial'nye otnosheniya = Labour and social relations, 2018, no. 1, pp. 63-71. (In Russian).

9. Ivanova N. A., Kuteynikov A. E. Exit migration of the Magadan region residents to the "Mainland". Sotsiologicheskie issledovaniya = Sociological Studies, 2015, no. 9, pp. 80-85. (In Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Samarukha V. I., Krasnova T. G., Plotnikova T. N. Migration Movement of the Population of Siberian Regions. Izvestiya Baykal'skogo gosudarstvennogo universiteta = Bulletin of Baikal State University, 2018, vol. 28, no. 1, pp. 56-62. DOI: 10.17150/2500-2759.2018.28(1).56-62. (In Russian).

11. Makarenko T. D. Problems of international migration of work force in Zabaikalie region. Baikal Research Journal, 2012, no. 1. Available at: http://brj-bguep.ru/reader/article. aspx?id=14256. (In Russian).

12. Zandanova O. F., Zhdanova E. M. On problems of labor market and employment in Republic of Buryatia. Molodoi uchenyi = Young Scientist, 2017, no. 50 (184), pp. 150-154. (In Russian).

13. Goltsova E. V. Young people migratory behaviour in Irkutsk region. Sotsiologicheskie issledovaniya = Sociological Studies, 2017, no. 5, pp. 103-109. (In Russian).

14. Kuznetsova N. V., Timofeeva A. Yu. Problems and tools for the detection of threats to personnel security in the region. Ekonomika regiona = Economy of Region, 2016, vol. 12, no. 4, pp. 1123-1134. (In Russian).

15. Kuznetsova N. V., Ozernikova T. G. Lack of Skilled Personnel as a Threat to HR Security of Industrial Enterprises. International Conference on Industrial Engineering, 2017. Available at: https://docviewer.yandex.ru/view/0A DOI: 10 .1051/shsconf/20173501027. (In Russian).

16. Sukhodolov A. P., Vinokurov M. A. Ekonomika Irkutskoi oblasti [Economy Irkutsk region]. Irkutsk State Economics Academy Publ., 2009.

17. Rybakovsky O. L., Tayunova O. A. Birth rate of the population in early 21st century Russia. Sotsiologicheskie issledovaniya = Sociological Studies, 2014, no. 9, pp. 19-24. (In Russian).

18. Rybakovskiy L. L. Russia's demographic future in extrapolation and normative soordinates. Sotsiologicheskie issledovaniya = Sociological Studies, 2014, no. 12, pp. 21-30. (In Russian).

19. Jadov V. A. Strategija sociologicheskogo isledovanija [Strategy of sociological research: description, explanation and understanding of social reality]. Moscow, Dobrosvet Publ., 2000. 596 p.

Информация об авторах

Суходолов Александр Петрович — доктор экономических наук, профессор, ректор, Байкальский государственный университет, 664003, г. Иркутск, ул. Ленина, 11, e-mail: rector@bgu.ru.

Озерникова Татьяна Георгиевна — доктор экономических наук, профессор, кафедра экономики труда и управления персоналом, Байкальский государственный университет, 664003, г. Иркутск, ул. Ленина, 11, e-mail: ozernikova@mail.ru.

Кузнецова Наталья Викторовна — кандидат экономических наук, доцент, зав. кафедрой экономики труда и управления персоналом, Байкальский государственный университет, 664003, г. Иркутск, ул. Ленина, 11, e-mail: toch_map@rambler.ru.

Authors

Alexander P. Sukhodolov — Doctor habil. in Economics, Professor, Rector, Baikal State University, 11 Lenin St., 664003, Irkutsk; e-mail: rector@bgu.ru.

Tatiana G. Ozernikova — Doctor habil. in Economics, Professor, Chair of Labor Economics and Human Recourses Management, Baikal State University, 11 Lenin St., 664003, Irkutsk; e-mail: ozernikova@mail.ru.

Natalia V. Kuznetzova — PhD in Economics, Associate Professor, Head of Chair of Labor Economics and Human Recourses Management, Baikal State University, 11 Lenin St., 664003, Irkutsk; e-mail: toch_map@rambler.ru.

Для цитирования

Суходолов А. П. Иркутская область в фокусе анализа межрегиональной миграции / А. П. Суходолов, Т. Г. Озерникова, Н. В. Кузнецова // Baikal Research Journal. — 2018. — Т. 9, № 3. — DOI: 10.17150/2411-6262.2018.9(3).1.

For Citation

Sukhodolov A. P., Ozernikova T. G., Kuznetzova N. V. Irkutsk Oblast in Focus of InterRegional Migration Analysis. Baikal Research Journal, 2018, vol. 9, no. 3. DOI: 10.17150/2411-6262.2018.9(3).1. (In Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.