Научная статья на тему 'Институты рекомендательной библиографии для детского чтения в дореволюционной России'

Институты рекомендательной библиографии для детского чтения в дореволюционной России Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

CC BY
367
99
Поделиться
Ключевые слова
РУКОВОДСТВО ДЕТСКИМ ЧТЕНИЕМ / XIX ВЕК / РЕКОМЕНДАТЕЛЬНАЯ БИБЛИОГРАФИЯ / КРУГ ДЕТСКОГО ЧТЕНИЯ / ОТБОР КНИГ / СВЯЩЕННЫЙ СИНОД / МИНИСТЕРСТВО НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ / ВОЕННОЕ МИНИСТЕРСТВО / IV ОТДЕЛЕНИЕ СОБСТВЕННОЙ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА КАНЦЕЛЯРИИ / MANAGEMENT OF CHILDREN''S READING / READER''S ADVISORY / THE RANGE OF CHILDREN''S READING / FOURTH SECTION OF H.I.M. OWN CHANCERY

Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы — Лучкина Ольга Александровна

Детское чтение регламентируется взрослыми, которые консолидируются в институты. В Российской империи традиция контроля и руководства детским чтением получает в 60-е годы XIX века институциональное оформление. В рамках статьи рассматриваются центральные институты рекомендательной библиографии: Священный Синод, Министерство народного просвещения, Военное министерство и IV отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии.

Похожие темы научных работ по народному образованию и педагогике , автор научной работы — Лучкина Ольга Александровна,

Russian Institutions of Pre-revolutionary Reader''s Advisory for Children''s Reading

Children's reading is controlled by adults, which are consolidated into institutions. In the Russian Empire the tradition of the control and management of children's reading gets in the 1860's institutionalized. In this article we reviewed the central institutions of prerevolutionary reader's advisory: the Holy Synod, the Ministry of National Education, Military Ministry and fourth section of H.I.M. Own Chancery.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Институты рекомендательной библиографии для детского чтения в дореволюционной России»

УДК 01.82-93.087.5

Лучкина О. А.

Институты рекомендательной библиографии для детского чтения

в дореволюционной России

Детское чтение регламентируется взрослыми, которые консолидируются в институты. В Российской империи традиция контроля и руководства детским чтением получает в 60-е годы XIX века институциональное оформление. В рамках статьи рассматриваются центральные институты рекомендательной библиографии: Священный Синод, Министерство народного просвещения, Военное министерство и IV отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии.

Children's reading is controlled by adults, which are consolidated into institutions. In the Russian Empire the tradition of the control and management of children's reading gets in the 1860's institutionalized. In this article we reviewed the central institutions of prerevolutionary reader's advisory: the Holy Synod, the Ministry of National Education, Military Ministry and fourth section of H. I. M. Own Chancery.

Ключевые слова: руководство детским чтением, XIX век, рекомендательная библиография, круг детского чтения, отбор книг, Священный Синод, Министерство народного просвещения, Военное министерство, IV отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии.

Key words: management of children's reading, XIX century, reader's advisory, the range of children's reading, the selection of books, the Holy Synod, the Ministry of National Education, Military Ministry, fourth section of H. I. M. Own Chancery.

Отечественная практика и система внесемейной регламентации детского чтения сложилась в XIX веке. До этого периода участие взрослого в чтении ребёнка было семейной и частной практикой. В 1830-х годах появляются первые организованные формы регламентации круга детского чтения - редакции журналов, которые, по сути, создавали контент детской литературы, отбирая тексты для чтения, а затем публиковали на страницах журналов избранные тексты или обзоры и списки рекомендуемых книг. В отличие от частной практики публичное руководство отличается унифицированным характером, потому как распространяется на всех детей, а не на одного конкретного ребёнка, и транслирует одну идею (комплекс образовательной, воспитательной и политической идеи) для всех. Такая унификация позволяет сделать руководство детским чтением одним из инструментов, конструирующих гражданскую идентичность и помогающих воспитывать во всех подрастающих гражданах те идеалы и те качества, которые созвучны образовательной политике государства.

В 1860-х годах в имперской России появились институты, контролирующие детское чтение. Из семейной практики руководство

© Лучкина О. А., 2013

чтением превратилось в поле общественной и государственной деятельности. В советской литературе по вопросам библиографии было принято критиковать Министерство народного просвещения (далее -МНП) как монопольное ведомство [7, с. 323; 17, с. 33].Однако в дореволюционной России детское чтение контролировалось сетью институтов. А МНП можно считать в этом ряду центральным, но не главным и уж тем более не единственным. Основными центрами создания круга детского чтения были: Священный Синод (Св. Синод),

Министерство народного просвещения (МНП), Военное министерство, Ведомство учреждений Императрицы Марии (ВуИМ), также IV отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии, Мариинское ведомство. Кроме того, действовали общественные силы, частные лица, родительские и учительские сообщества, которые также составляли и издавали рекомендательные списки и указатели. Издателями неправительственных пособий были земские и частные книжные склады, книжные магазины, общественные организации и отдельные лица (А. И. Лебедев, А. В. Панов, Н. А. Рубакин, М. В. Соболев).

Типология учреждений, существующих в едином социокультурном пространстве руководства детским чтением, позволяет реконструировать регулирование литературного процесса для детей и процесс становления сообщества людей, участвующих в создании детской литературы. Рассмотрим их участие в руководстве детским чтением.

Учебный комитет при Священном Синоде (образован в 1867 году) занимал верхнюю ступень в иерархии ведомств, регламентирующих детское чтение в XIX веке. С нашей точки зрения, это объясняется следующим. Во-первых, Синод отчитывался только перед императором и занимал независимую позицию по отношению к МНП и прочим институтам, так как в его компетенцию входила прежде всего литература религиозного характера, оценка которой была востребована авторами и составителями списков других ведомств и обществ (на рекомендации Св. Синода ссылались и при составлении собственных указателей другие ведомства и частные лица). Во-вторых, литература на религиозную тему — особая литература, поддерживающая официальную позицию государства по отношению к церкви.

В состав Учебного комитета входило десять человек: особый председатель и девять членов, обязанностью которых среди прочего было обсуждать «книги, сочинения и периодические издания, предполагаемые для распространения в тех заведениях» [13, с. 26]. Под теми заведениями имелись в виду духовные училища и семинарии. Таким образом, Св. Синод курировал чтение детей, обучающихся в вышеназванных учебных заведениях. В сфере его деятельности оказывались и учащиеся учебных заведений МНП.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В Центральное управление духовного ведомства авторы представляли сочинения с целью их одобрения для духовно-учебных заведений, или центральные учреждения других ведомств передавали в это управление

сочинения для сообщения отзыва о степени пригодности представляемых сочинений при изучении Закона Божия. Далее Учебный комитет выносил заключения (отзывы) о книгах, которые фиксировались в журналах подразделения. Решение комитета утверждалось определениями Св. Синода: «Рекомендовать означенную книгу для употребления в <...>». Училищный совет при Св. Синоде контролировал и ограничивал наполнение библиотек при церковно-приходских школах. В журналах совета также публиковались определения, в которых выносились одобрения книг для чтения. Но прежде определения утверждались обер-прокурором Св. Синода. Долгое время (с 1880 по 1905 годы) эту должность занимал К. П. Победоносцев, который считал религиозное воспитание основой народного образования.

Одобрения о книгах помещались в официальных печатных органах Синода (Церковный Вестник; Церковные ведомости, издаваемые при священном Синоде). Также стоит учитывать тот факт, что МНП одобряло для учебных заведений и публиковало в своих указателях только те книги религиозного содержания, которые были рассмотрены и одобрены одним из двух подразделений, состоящих при Святейшем Синоде (Учебный комитет, Училищный совет). Самостоятельного, отдельно изданного и полноценного каталога или указателя Учебный комитет не опубликовал. Однако мы можем назвать отдельные попытки составления рекомендательных пособий представителями духовного ведомства. Священник А. Маляревский представил опыт критического разбора детских и народных книг религиозно-нравственного содержания «Воскресная церковно-приходская народная библиотека» [6]. В рамках отдельно изданного пособия он рекомендовал для детского и народного чтения более двухсот книг преимущественно духовного содержания. Автор разбора сопровождал перечисляемые книги краткими аннотациями с указанием степени их пригодности для чтения. Местная церковная власть предлагала списки и предписания, которые исходили от епархиального начальства. В «Прибавлениях к тульским епархиальным ведомостям» публиковались руководства по пополнению церковных и училищных библиотек, а в 1864 году в них был представлен официальный «Указатель книг для народа» (1864, № 3). Составителем указателя был священник А. Иванов. В данном случае оценку и отбор книг осуществлял не руководитель-педагог детского чтения, а квалифицированный специалист по религии. Он же мог оценивать художественные тексты, рекомендуемые для детей.

Другим печатным органом Св. Синода, на страницах которого затрагивались вопросы детского чтения, был журнал «Народное образование» (редактор П. П. Мироносицкий), который издавался комиссией Училищного совета с 1896 года.

На основании списков книг, помещаемых в «Народном образовании» и «Церковных ведомостях», издательская комиссия Училищного совета

при Св. Синоде составляла библиотеки для церковно-приходских школ. Так одобрялись для чтения сочинения А. С. Пушкина. [15, с. 115]. Кроме произведений Пушкина в рекомендательном списке оказались: «Кавказские поэмы» Лермонтова, басни Крылова, избранные сочинения Ломоносова, «Записки охотника» Тургенева, сочинения Кольцова, «Юрий Милославский» Загоскина, «Князь Серебряный» А. Толстого, «Тарас Бульба» Гоголя, «Оливер Твист» Диккенса и пр. [8].

Другие тексты получали отрицательную характеристику от рецензентов «Народного образования», например: «Третий рассказ «Изо дня в день» изображает трудовую жизнь рабочего, полную всяческих невзгод и лишений, проходящую среди непрерывной удручающей работы из-за куска хлеба. <...> Такие книжки могут воспитывать в детях тягостные чувства злобы и недовольства» [22, с. 100 - 101].

Большинство списков, обзоров и указателей детских книг, которые составлялись другими институтами, открывались разделами о священных книгах. Книги на религиозно-нравственную тематику - приоритетный корпус текстов. Авторами-составителями рубрик, представляющих религиозно-нравственное чтение, были главным образом священнослужители, которые рекомендовали лучшие книги для детского чтения по теме. В 1892 году вышел «Указатель книг для детского и народного чтения с обозначением одобренных из них Святейшим Синодом, Министерством народного просвещения, детскими журналами и частными специально для рассмотрения народных и детских книг составлявшимися комиссиями» [21]. Так расставлялись приоритеты в выборе регламентирующих инстанций: Синод, МНП и потом уже редакции журналов и комиссии по детскому чтению.

При составлении и пополнении библиотек духовное ведомство рекомендовало пользоваться каталогом Ученого комитета Св. Синода, списками книг, опубликованными в «Церковных ведомостях, издаваемых при священном Синоде», в циркулярах по духовно-учебному ведомству и каталогами книг, составленными Ученым комитетом МНП. В рамках руководства детским чтением Св. Синод сотрудничал с МНП, ссылаясь на министерские указатели, а также создавая совместно подготовленные каталоги. В 1875 году И. Кальнев составил «Систематический каталог книгам, рассмотренным Ученым комитетом Министерства народного просвещения и Ученым комитетом при Св. Синоде, в период с 1869 года по 1874 год включительно и одобренным для мужских и женских гимназий и прогимназий и для реальных, уездных, городских, женских и еврейских училищ, а также для учительских семинарий и институтов» [19]. Подобные совместные каталоги демонстрируют взаимовыгодное сотворчество институтов в рамках конструирования идеального круга детского чтения.

Центром конструирования круга чтения ребёнка и институтом, который во многом определял тот корпус книг, который должен был стать детской литературой, было Министерство народного образования, так как

1) оно ведало самой широкой сетью школ, гимназий и училищ для разных сословий в сравнении с другими институтами, что увеличивало сферу его влияния; 2) при комплектовании школьных библиотек необходимо было руководствоваться министерскими каталогами; 3) составители рекомендательных списков и указателей, представляющие другие сообщества, должны были ориентироваться на определения МНП.

Указом правительствующему Сенату от 18-го июня 1863 года Ученый комитет должен был рассматривать по поручению министра: а) поступающие в министерство педагогические вопросы и предположения; б) учебные руководства и программы преподавания; в) книги, сочинения и периодические издания, которые предполагаются для распространения в учебных заведениях; г) сочинения, предназначенные для поднесения Государю Императору и особам Императорской Фамилии. В 1863 году комитет составил «Реестр книг, которые могли бы быть с пользою употребленны в начальных народных училищах» [16]. Составителями списка были А. Д. Галахов1 и А. Н. Бекетов . В следующем году состав авторов рекомендательных списков учебных пособий несколько изменился: А.Д. Галахов,

П. Л. Чебышев3, Н. Х. Вессель4. При этом каждый из перечисленных составлял «определения» для книг отдельной тематики и области. Среди рецензентов происходило распределение оцениваемых книг, которое соответствовало профессиональным компетенциям авторов рекомендаций: география, математика, азбуки и книги для чтения и др. Преимущественно рассматривалась образовательная книга.

Печатным органом МНП и официальным педагогическим журналом стал «Журнал Министерства народного просвещения» (1834 - 1917), в котором с 1860-х годов публиковались определения (или «одобрения») рассмотренным книгам Ученого комитета. Основателем и идейным руководителем издания был министр С. С. Уваров. Журнал распространялся в обязательном порядке и в основном в системе народного образования. Жанр определения представлял собой аннотацию, которая подкреплялась заключением министра народного просвещения. В 1865 году были утверждены правила о порядке работы по одобрению учебных руководств для низших и средних учебных заведений, по

1 А. Д. Галахов (1807 - 1892) - историк литературы, профессор русской словесности, автор пособий по истории русской литературы («Русская хрестоматия», «Историческая хрестоматия», «Учебник истории русской словесности» и др.).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 А. Н. Бекетов (1825 - 1902) - педагог, ботаник, заслуженный ординарный профессор Санкт-Петербургского университета. Ему принадлежит ряд научно-популярных работ («Беседы о земле и тварях», «Из жизни природы и людей», «Беседы о зверях»).

3 П. Л. Чебышев (1821 - 1894) - математик, механик, член Петербургской академии наук, основатель Петербургской математической школы.

4 Н. Х. Вессель (1834 - 1906) - публицист, литератор, собиратель русских народных песен, редактор журнала «Учитель» (1861 - 1864), «Педагогического сборника» (1864 - 1882).

которым Ученый комитет не мог самостоятельно рекомендовать книги. Заключения комитета и коллектива его авторов должны были утверждаться министром народного просвещения [4]. Министр мог давать и собственные отзывы [19, с. 38]. Так, отдельная книга могла выделяться особо, когда появлялась ссылка на авторитетное лицо.

Оговаривались в правилах и принципы составления списков книг, одобренных МНП. Редакция «Журнала Министерства народного просвещения» должна была «вести каталог всем учебным руководствам и пособиям, одобренным к употреблению в гимназиях и низших училищах», и публиковать такой каталог ежегодно в одной из первых книжек журнала. При этом каждый новый каталог должен был составляться по принципу кумуляции, включая в себе повторение прежнего списка. Кроме того, в 1867 году были внесены изменения в порядок отбора книг, по которым членами Ученого комитета рассматривались только присылаемые авторами опубликованные книги. Рукописи не рассматривались и не оценивались. Таким образом, отдельная книга могла быть допущена в библиотеку и учебное заведение при условии прохождения следующих этапов: публикация; представление книги авторами или

заинтересованными лицами для рассмотрения и рецензирования в Ученый комитет; рецензия компетентного члена Ученого комитета; рассмотрение книги и рецензии на заседании Ученого комитета; определение комитета, одобряющее или не одобряющее книгу для чтения; заключение министра народного просвещения. Последний утверждал список уже одобренных книг. Такой процесс должна была пройти каждая книга, помещаемая в каталог и допускаемая в библиотеки и школы. Журнал «Министерства народного просвещения» был конечной инстанцией такого процесса отбора. В тоже время издавались официальные каталоги. Например, «Указатель книгам, одобренным Ученым комитетом Министерства народного просвещения» А. Сопецинского [20], оценки книг которого использовались на страницах других пособий.

Рекомендательная библиография МНП, являвшегося государственным институтом, носила предписывающий характер. Учебные заведения и библиотеки должны были комплектоваться только теми книгами, которые находились в одобренных списках, то есть участие коллектива учителей и родителей в руководстве детским чтением лимитировалось властью. Рекомендательную библиографию МНП можно назвать основой для многочисленных рекомендательные пособий, издаваемых во второй половине XIX века (1863-1890), которые не могли легально рекомендовать книгу, не попавшую в комитетский список. Однако оппозиционные институты комментировали и оценивали уже разрешенные тексты. В то же время сложно говорить о том, что политика МНП в области детского чтения в достаточной степени оказывала влияние на выбор книги ребёнком, родителем или учителем. Альтернативные каталоги и указатели различных объединений и кружков были доступны для всех и популярнее министерских.

«Свои» дети были и у военного министерства. Преподаватели военноучебных заведений относили чтение к числу значимых воспитательных инструментов: «Внеклассное чтение книг кадетами, как самостоятельно, так и с воспитателями, имеет первенствующее, после учебной работы, значение в ряду образовательных средств заведения и вообще оказывает весьма сильное влияние на развитие и направление детей и юношей в нравственном отношении. А потому на строгий, вполне соответствующий воспитательным целям, выбор книг для чтения и вообще на правильное ведение этого рода занятий все воспитатели, руководимые начальством заведения, должны обращать самое серьезное внимание» [1, с. 109].

Процесс обучения словесности и чтения книг контролировался Главным управлением военно-учебных заведений. Управление было введено в состав Военного министерства в 1863 году. В его компетенцию включалась деятельность по инспекторским, воспитательным, ученическим, учебным и хозяйственным частям подведомственных ему заведений. К числу последних относились Пажеский Е.И.В. корпус, военные училища (пехотные, кавалерийские и казачьи), кадетские корпуса. Чтение детей, обучающихся в этих заведениях, контролировалось именно Главным управлением военно-учебных заведений. Книги религиознонравственного содержания также отбирались в военном министерстве, а не переходили из каталогов и журналов Учебного комитета при Св. Синоде: круг чтения представителей военного сословия регулировался внутри среды военных педагогов и администрации Управления. Другие центральные институты не вмешивались в регламентирование чтения учащихся военных учебных заведений.

В начале XX века при Главном управлении действовали три постоянные комиссии: экзаменная, санитарная, книжная для рассмотрения книг, рекомендуемых в библиотеки военно-учебных заведений; под предс. Ген.-майора А. П. Михневича (Приказ по военно-учебным заведениям 1906 года № 95) [2, с. 20]. Тот или иной генерал как представитель интересов военного ведомства становился руководителем детского чтения и наделялся полномочиями рекомендовать книги для чтения обучающимся в военных учебных заведениях. В состав комиссий, педагогического комитета, педагогического музея приглашались штатские педагоги и священники. Но в Военном министерстве доминирующая роль оставалась за военными педагогами. Так, с 1882 по 1910 годы редактором «Педагогического сборника», который издавало Главное управление, был генерал А. Н. Острогорский1, окончивший Петербургский кадетский корпус и Михайловскую артиллерийскую академию.

1 Острогорский А. Н. (1840 - 1917) - педагог, детский писатель, журналист, редактор журналов «Детское чтение», «Педагогический сборник». Генерал от инфантерии. Преподавал в военных учебных заведениях. Основные труды: «Н.И. Пирогов и его педагогические заветы», «Педагогические экскурсии в область литературы», «Обучение и воспитание», «Педагогическая хрестоматия» и др. Составил шесть детских сборников. С 1883 года был членом учебно-воспитательного комитета педагогического музея.

В то же время привлекались к работе над отбором и оценкой книг и учебных пособий представители духовенства. В 1912 году при Главном управлении были учреждены особые комиссии по рассмотрению учебников, пособий и изданий специального характера (Приказ 1912 года № 168). Одна из них - по Закону Божию - работала под председательством генерала-лейтенанта Лайминга, а членами были протоиереи Александров, Магницкий и Лебедев [2, с. 86].

При Главном управлении функционировали Педагогический музей (с 1864 года) и редакция журнала «Педагогический сборник» (с 1864 года), которые представляли результат работы комиссий. При музее в 1887 году был открыт педагогический отдел (секретарь отдела - П. Ф. Каптерев; другие известные педагоги, участвующие в работе отдела: Н. А. Корф, Д. Д. Семенов, П. Ф. Лесгафт, Л. Н. Модзалевский, П. Г. Редкин, Я. Г. Гуревич), в который входили кружок по начальному обучению, отдел критики и библиографии детской литературы и родительский кружок. Педагогический музей выполнял функцию библиотеки, представляя собой склад книг. Этот склад пополнялся в соответствии с «Каталогом книг для чтения воспитанниками кадетских корпусов» (1885) и рекомендательными отзывами в «Педагогическом сборнике». В состав «Родительского кружка»1 при Педагогическом музее входил М. В. Соболев, который занимался вопросами детского чтения и опубликовал ряд известных библиографических пособий: «Указатель статей, помещенных в детских журналах и сборниках (за 1875 и 1885 гг.)», «Библиотека избранных сочинений для детей младшего и среднего возраста» (1882), «К елке» (1890, 2-е изд. 1895), «Справочная книжка по детскому чтению» (1903). С 90-х годов при комитете Педагогического музея был учрежден отдел самообразования, члены которого рассматривали и вопросы рекомендательной библиографии.

«Педагогический сборник» был учрежден по Высочайшему повелению об издании журнала вместо «Журнала для чтения воспитанникам военно-учебных заведений». С появлением нового печатного органа управления начинают публиковаться отзывы на книги, чего не было в прежней версии журнала. «Педагогический сборник» был широко известным и востребованным изданием. В журнале принимали участие такие педагоги, как В. И. Водовозов, А. Я. Герд, Н. Ф. Бунаков, Н. Х. Вессель, А. Н. Острогорский, А. И. Григорович, В. А. Евтушевский, Г. А. Леер, Л. Н. Модзалевский, К. Д. Ушинский, Ф. И. Симашко, К. К. Сент-Илер.

1 «Родительский кружок» - просветительское учреждение в области воспитания и обучения. Оно объединяло психологов, педагогов, священнослужителей, ученых, литераторов и врачей. Основная задача деятельности кружка — вовлечь родителей в гуманное воспитание детей. Кружок функционировал под руководством генерал-лейтенанта

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В. П. Коховского, основателя и первого директора педагогического музея военноучебных заведений.

Военное министерство публиковало и отдельные каталоги: «Систематический каталог для фундаментальных библиотек военных гимназий» (1866), «Справочный каталог изданий, о которых было объявлено в Циркулярах Главного штаба с 1870 по 1875 г.» (1876), «Каталог книг для чтения воспитанников кадетских корпусов» (1885). Ими руководствовались при составлении библиотек военно-учебных заведений, содержание которых строго контролировалось инструкциями.

Военные педагоги осуществляли руководство детским чтением независимо от других центральных институтов через соответствующее подразделение (Главное управление военно-учебных заведений), а результаты отбора помещались как в собственном печатном органе, так и в отдельно изданных каталогах и указателях.

Ведомство учреждений императрицы Марии (ВуИМ, 1796 - 1918) не имело такой разработанной системы отбора и контроля детского чтения, которая существовала у трех представленных институтов. Учебновоспитательное содержание (в том числе детское чтение) функционирования детских приютов заимствовалось у МНП и Св. Синода. Учебная программа детский приютов, за редкими исключениями, не выходит из тех скромных рамок, которые обусловливаются задачей приютского призрения и соответствует программам, утвержденным Министерством народного просвещения для народных училищ; обучение же Закону Божию производится по программам, одобренным для означенных училищ Св. Синодом [10, с. 71]. Детские приюты не относились к числу привилегированных учебных заведений. Большинство из них содержалось за счет самоокупаемости и самообеспечения. Вероятно, использование и применение уже проработанных и изданных программ и пособий было удобным и недорогим вариантом.

Выделяя Ведомство императрицы Марии как регламентирующий институт, мы руководствуемся тем, что кроме читателей из духовноприходских школ, читателей различного типа гимназий и школ, подведомственных МНП, кадетских корпусов и других военных учебных заведений, можно выделить обездоленного читателя-ребёнка (сирота, больной и пр.), который находился на попечении благотворительных учреждений: воспитательные дома, сиротские приюты, школы

благотворительных обществ. Читатель из детского приюта был читателем из народа. Потому для его образования применялись действующие программы и руководства, уже созданные для народных училищ.

Другой тип ребёнка, образование и воспитание которого было доверено Мариинскому ведомству, - читатель женского пола. К числу опекаемых ведомством учреждений относились также женские учебные заведения. В начале 1870-х годов открытые женские гимназии численностью превосходили мужские гимназии. Ко второй половине XIX века Ведомство учреждений Императрицы Марии имело в своем попечении более пятисот благотворительно-воспитательных заведений [3,

с. 32]. Библиотеки женских гимназий нуждались в экспертной оценке и одобрении. В отчете за 25 лет деятельности ведомства отмечается, что «было сделано распоряжение о составлении каталогов книг на русском, французском и немецких языках для устройства библиотек в учебных заведениях ведомства» [9, с. 30].

Во главе Мариинского ведомства находился опекунский совет, которому покровительствовали император и императрица. В 1844 году при IV отделении Собственной Его Императорского Величества канцелярии существовал Учебный комитет, в компетенцию которого входило руководство детским чтением. В 1898 году в Учебном комитете председатель руководил девятнадцатью членами, среди которых был детский писатель В. П. Авенариус [11, с. 79]. Учебный комитет представлял на подпись главноуправляющему Постановление о рекомендованных книгах, которое утверждалось и передавалось для уведомления начальникам учебных и воспитательных заведений.

Рекомендация детской книги фиксировалась в журналах заседаний, которые не являлись открытыми и доступными источниками. Рассматривались учебные планы и списки рекомендованной литературы. Результат деятельности ведомственных заседаний широкой педагогической общественности был доступен в журнале «Женское образование»1, в котором публиковались отзывы на книги в отделе библиографии и утвержденные постановления [12, с. 58 - 59]. Кроме того, к журналам ведомства можно отнести журнал «Звёздочка», который издавала А. Ишимова. В заглавие журнала было вынесено: «Звёздочка, журнал для детей, посвященный благородным воспитанницам институтов Её Императорского Величества». Отметка о рекомендации книги Мариинским ведомством помещалась и на издаваемых книгах. На титуле каждой книги В. П. Авенариуса печаталась «очень много в ту пору значившая» ремарка, своего рода «доверительный знак»: «Одобрено Ученым Комитетом Министерства народного просвещения и рекомендовано Учебным комитетом ведомства императрицы Марии для всех библиотек учебных заведений, а равно для наград» [14]. Рекомендация Учебного комитета ВуИМ так же, как и рекомендация МНП, использовалась в качестве маркера как художественной ценности книги, так и её «благонамеренного» характера. А члены комитета, председатель и начальник ведомства были одной из тех сил, которые предлагали читателю, читательницам и их родителям корпус книг для чтения. Сам же институт находился под опекой представителей императорской семьи.

Традиция контроля и руководства детским чтением получила, таким

1 «Женское образование» - педагогический журнал для родителей, наставниц и наставников. Издавался в Санкт-Петербурге с 1876 г. С 1872 по 1875 гг. издавался как «Педагогический листок Санкт-петербургских женских гимназий». С 1892 г. переименован в «Образование». В 1909 г. вышел последний номер журнала.

31

образом, в XIX веке институциональное оформление. В 1860-е годы детскую литературу оценивали и ранжировали не только отдельные критики (В. Г. Белинский) или образовательные (школа) и воспитательные (семья) силы в частном и нерегламентированном порядке. Представления о «правильной» детской литературе стали формироваться специально учреждаемыми комитетами, комиссиями, обществами и кружками как со стороны власти, так и со стороны общества. Мы выделяем три силы, регламентирующие чтение ребёнка в дореволюционной России с 1860-х по 1917-е годы: власть, общественность, местные учительско-родительские

объединения. Власть представлена Св. Синодом, МНП, Военным министерством, ВуИМ. Эти центральные институты руководили оценкой и отбором книг «сверху» и были равнозначными. Помимо рассмотренных в настоящей работе агентов влияния на чтение детей существовал ряд других структур. Второй силой (общественные организации разного статуса) стали редакции журналов, кружок педагогов-писателей при книжном магазине С. А. Скирмунта «Труд», Общество распространения полезных книг, Общество распространения технических знаний, Подвижной музей при Русском техническом обществе, Петербургское общество содействия дошкольному воспитанию детей, а также Петербургский, Московский и Киевский Комитеты грамотности. Названные институты являлись сообществом педагогов, писателей, библиографов, общественных деятелей, журналистов, издателей, деятельность которых в свою очередь руководилась органами царского правительства (прежде всего МНП). Комиссии по детскому чтению, которые учреждались этими объединениями, были коллегиальными сообществами, регулярно издающими списки и указатели книг. К последней силе относятся родительские комитеты и учителя.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Правительственные институты (духовное, военное ведомства, МНП и ВуИМ) предлагали одобренный и единственно верный корпус текстов. Другие подсистемы играли не меньшую роль в формировании круга детского чтения. Однако они ориентировались на официальные министерские каталоги и должны были рекомендовать те книги, которые в них входили.

Разветвленная система учреждений, руководящих чтением детей, обусловлена особенностями образовательного сектора, в котором были представлены разные типы школ, на основании чего формировались читательские группы: учащийся церковно-приходской школы, мужской гимназии, женской гимназии, кадетского корпуса и т.д. Можно говорить о том, что «многообразие форм образовательных организаций, их организационно-правовой формы, ведомственной подчиненности, состава учредителей и источников финансирования» [18, с. 27] распространилось на институты рекомендательной библиографии.

Все существующие формы (Учебные комитеты, кружки, комиссии и пр.) не выходили за рамки проекта власти по созданию «нового человека». Функцией «инструмента преобразования нравов и интеллектуального совершенствования» наделялось не только образование [5, с. 350], но и чте-

ние, с помощью руководства которым планировали вырастить прекрасного ребёнка в духе «самодержавия, православия и народности». Сообщество людей, участвующих в просветительско-контролирующем сопровождении детского чтения в 1860-х - 1917-х годах, образовало новую профессиональную группу чиновников. Традиция контроля чтения детей продолжилась в советской России с видоизмененной институциональной структурой и другими руководителями.

Список литературы

1. Бахтин Н. Чтение с воспитательными целями // Труды руководителей и слушателей педагогических курсов военно-учебных заведений. - СПб.: типография М. М. Стасюлевича, 1906. - С. 109 - 147.

2. Бернацкий В. А. 50-тие гл. упр. военно-уч. зав. 1863 - 1913. - СПб., 1913.

3. Ведомство учреждений Императрицы Марии 1797 - 1897. - СПб.:

Общественная польза, 1897.

4. Высочайше одобренные временные правила о порядке рассмотрения, одобрения и введения в употребление учебных руководств и пособий для средних и низших учебных заведений ведомства Министерства народного просвещения // ЖМНП. - 1865. - Ч. CXXVI. - № 4.

5. Лескинен М. В. Книги для чтения и хрестоматии для начальной школы как инструмент формирования «нового человека» в России последней трети XIX в. // Учебный текст в советской школе. - СПб.; М.: Институт логики, когнитологии и развития личности, 2008. - С. 349 - 374.

6. Маляревский А. И. Воскресная церковно-приходская народная библиотека. -СПб., 1888.

7. Машкова М. В. История русской библиографии начала XX в. (до октября 1917 г.). - М., 1969.

8. Народное образование. - 1896. - № 1.

9. Обозрение учреждений Императрицы Марии в 25-летие, с 1828 по 1853 г. -СПб.: Типография Опекунского Совета, 1854.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Отчет по ведомству детских приютов. - СПб.: Типография В. Киршбаума,

1896.

11. Памятная книжка Ведомства учреждений Императрицы Марии. - СПб.: Типография М. Д. Ломковского, 1898.

12. Постановления Учебного комитета // Женское образование. - 1876. - № 7. -

С. 58 - 59.

13. Правящая Россия: полн. сб. свед. о правах и обязанностях адм. учр. и должн. лиц Российской Империи: от гос. совета по дер. сел. старосты: в 3 ч. - СПб., 1904.

14. Прокопов Т. Ф. «И твой восторг уразумел...». Книги для всех Василия

Авенариуса // Авенариус В. П. О Пушкине: Биографическая дилогия. Литературные очерки. Лицейские стихотворения А. С. Пушкина / сост., вступ. ст., примеч. Т. Ф. Прокопова. - М.: Школа-Пресс, 1998. - [Электронный ресурс]:

http://az.lib.rU/a/awenarius_w_p/text_0020.shtml (дата обращения: 25.03.2012).

15. Разбор 35-ти книжек «Приходской библиотеки С. Миропольского // Народное образование. - 1896. - № 1. - С. 115.

16. Реестр книг, которые могли бы быть с пользою употребленны в начальных народных училищах // ЖМНП. - 1863. - № 6.

17. Рыбина Е. Ф. Библиография литературы для детей: Учеб. для библ. фак. ин-тов культуры и пед. вузов / под ред. С. А. Трубникова. - М.: Книга, 1984.

18. Сапрыкин Д. Л. Образовательный потенциал Российской Империи. - М.,

2009.

19. Систематический каталог книгам, рассмотренным Ученым Комитетом Министерства народного просвещения и Ученым комитетом при Св. Синоде, в период с 1869 года по 1874 год включительно и одобренным для мужских и женских гимназий и прогимназий и для реальных, уездных, городских, женских и еврейских училищ, а также для учительских семинарий и институтов. - Одесса: тип. П. Францова, 1875.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

20. Сопецинский А. Указатель книгам, одобренным Ученым комитетом Министерства народного просвещения. - СПб., 1884.

21. Указатель книг для детского и народного чтения с обозначением одобренных из них Святейшим Синодом, Министерством народного просвещения, детскими журналами и частными специально для рассмотрения народных и детских книг составлявшимися комиссиями. - М.: тип. Е. Г. Потапова, 1892.

22. Читальня народной школы. Март-июнь 1896 г. // Народное образование. -1896. - № 12. - С. 98 - 110.