Научная статья на тему 'Регламентация детского чтения в России XIX - начала ХХ веков: вопросы теории'

Регламентация детского чтения в России XIX - начала ХХ веков: вопросы теории Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
486
100
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ДЕТСКОГО ЧТЕНИЯ / СВЯТЕЙШИЙ СИНОД / МИНИСТЕРСТВО НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ / ВОЕННОЕ МИНИСТЕРСТВО / ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЦЕНЗУРА / РЕКОМЕНДАТЕЛЬНЫЕ СПИСКИ / ОБЩЕСТВЕННАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ / REGULATION OF CHILDREN'S READING / HOLY SYNOD / MINISTRY OF NATIONAL EDUCATION / MILITARY MINISTRY / GOVERNMENT CENSORSHIP / REFERENCE LISTS / PUBLIC REGULATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Лисович Вера Николаевна

Данная статья посвящена историко-педагогическому обзору семейной, государственной и общественной регламентации детского чтения в дореволюционной России. Статья предназначена для педагогов, студентов педагогических высших учебных заведений, аспирантов и исследователей детского чтения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Regulation of Children''s Reading in Russia in the XIX - Early XX Centuries: Problems of Theory

This article focuses on the historical and pedagogical overview of the family, state and public regulation of children’s reading in pre-revolutionary Russia. This article can be of interest to teachers, students of pedagogical institutions of higher education, post-graduate students and children’s reading researchers.

Текст научной работы на тему «Регламентация детского чтения в России XIX - начала ХХ веков: вопросы теории»

УДК 372.41 ББК 74.03(2)

РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ДЕТСКОГО ЧТЕНИЯ В РОССИИ XIX - НАЧАЛА XX ВЕКОВ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ

REGULATION OF CHILDREN'S READING IN RUSSIA IN THE XIX - EARLY XX CENTURIES: PROBLEMS OF THEORY

Лисович Вера Николаевна

Аспирант кафедры педагогики и андрагогики Санкт-Петербургской академии постдипломного образования

E-mail: V.ermachenkova@yandex.ru

Аннотация. Данная статья посвящена историко-педагогическому обзору семейной, государственной и общественной регламентации детского чтения в дореволюционной России. Статья предназначена для педагогов, студентов педагогических высших учебных заведений, аспирантов и исследователей детского чтения.

Ключевые слова: регламентация детского чтения, Святейший Синод, Министерство народного просвещения, Военное министерство, государственная цензура, рекомендательные списки, общественная регламентация.

Lisovich Vera N.

Post-graduate student at the Department of pedagogy and andragogy, Saint-Petersburg Academy of postgraduate education E-mail: V.ermachenkova@yandex.ru

Abstract. This article focuses on the historical and pedagogical overview of the family, state and public regulation of children's reading in pre-revolutionary Russia. This article can be of interest to teachers, students of pedagogical institutions of higher education, post-graduate students and children's reading researchers.

Keywodrs: regulation of children's reading, the Holy Synod, the Ministry of national education, the Military Ministry, government censorship, reference lists, public regulation.

Анализ историографии по вопросу регламентации детского чтения в дореволюционной России позволил условно разделить данный процесс на три хронологических периода:

• первая половина XIX в. - преобладание семейного контроля над детским чтением;

• вторая половина XIX в. - приоритет государственной цензуры над мнением общественности в регламентации детского чтения;

• начало ХХ в. - ослабление государственной цензуры, начало сотрудничества государственных регламентирующих структур с научно-педагогическим сообществом.

Следует учитывать, что хронологические рамки «сами по себе не могут обыкновенно считаться границами между периодами в жизни народа, его литературы, в развитии той или другой области художественной или научной деятельности» [1, с. 55]. Рассматриваемые в статье периоды не имеют четких границ, а лишь помогают составить целостную картину процесса руководства детским чтением со стороны трех основных социальных институтов: государства, семьи и общества.

В первый период в детском чтении России преобладало семейное воспитание. Для семей русского образованного общества в первой трети XIX в. было характерно наличие домашних библиотек. Литература выступала для этих семей ценностью, а чтение было частью семейного уклада. Особенно распространены были семейные чтения, одной из воспитательных целей которых было формирование у детей литературных вкусов. Так, графиня А. Д. Блудова (род. 1812) в своих воспоминаниях о семейных чтениях отзывалась очень тепло и с трепетом, называя их «таким живым, насущным наслаждением и <.. .> происшествием семейным» [2, с. 1219]. Дети читали преимущественно дозволенные им книги из родительских библиотек, соответственно руководство детским чтением принадлежало родителям. Русский писатель-мемуарист В. А. Инсарский (род. 1814) вспоминал: «Чтение -если не ежедневное, то, все-таки, довольно постоянное, руководимое моим отцом, входило в круг обычных наших занятий» [1, с. 270].

Анализ мемуарных источников показал, что руководство родителями детским чтением выражалось не в рекомендации для прочтения той или иной книги, а скорее в ее дозволении или запрещении. Русский историк и литературовед А. Н. Афанасьев (род. 1826) вспоминал: «Нередко приходил отец и прогонял меня с мезонина [место, где стояли книжные шкафы. - В. Л], отнимая книги, читать которые он постоянно запрещал» [3, с. 815]. В своих воспоминаниях А. Д. Блудова рассказывала о том, что среди разнообразия литературных произведений ее отец запрещал чтение именно французских романов, считая их бесполезными и повторяя, что «французские романы расслабляют воображение, вертясь всегда в кругу салонной жизни». А отечественные произведения В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, Н. М. Карамзина были в полном ее распоряжении [2, с. 1219].

Свобода в выборе чтения, предоставляемая родителями, представлена в воспоминаниях А. И. Герцена (род. 1812). Он рассказывал о большой библиотеке своего отца, в которой ему разрешалось находиться и читать то, что ему хотелось, «<...> мне позволено было рыться в этих литературных закромах, сколько я хотел, и я читал себе, да читал» [1, с. 267].

В дворянских закрытых учебных заведениях (институты благородных девиц, кадетские корпуса, лицеи) запрещалось чтение посторонних книг и делался упор на книги учебного

характера. Русский писатель Д. В. Григорович (род. 1822), будучи воспитанником Петербургского инженерного училища, вспоминал о том, что учащимся разрешалось читать только «специальные учебники и лекции, и не только потому, что посторонние книги запрещалось носить в училище, но и вследствие общего равнодушия к литературе» [1, с. 273].

Однако следует отметить, что в системе запретов лишней и ненужной, по мнению воспитателей и педагогов того времени, литературы, были свои исключения. Примером служит Царскосельский Лицей (1811-1843), где преобладала относительная свобода воспитания, а чтение имело огромное значение для внутреннего формирования личностей лицеистов и раскрытия их талантов.

Целью Лицея была подготовка юношества к государственной службе, поэтому будущие государственные политики и дипломаты должны были обладать всесторонними знаниями, быть начитанными и политически ориентированными. Воспоминания выпускников показывают, что в лицее находились большая библиотека, в которой можно было найти произведения В. А. Жуковского, К. Н. Батюшкова, И. А. Крылова, Н. И. Гнедича, М. В. Ломоносова, Г. Р. Державина, журналы «Пантеон», «Вестник Европы», «Русский вестник» и «газетная комната», которая «никогда не была пуста в часы, свободные от классов». Декабрист, однокурсник А. С. Пушкина И. И. Пущин (род. 1798) вспоминал: «Профессора приходили к нам и поучали нас следить за ходом дела и событий, объясняя иное, нам недоступное» [1, с 273; 4, с. 139].

Можно сделать вывод, что в первой половине XIX столетия сосуществовали запретительная и поощрительная системы руководства детским чтением как родителями внутри семьи, так воспитателями и педагогами в пределах учебных заведений.

Во второй половине XIX в. контроль над детским чтением осуществлялся в большей степени уже государством. Государственная регламентация детского чтения представляла собой своеобразный книжный «фильтр», через который проходила вся появляющаяся на книжном рынке детская литература. Государственная регламентация имела цензурный характер, когда создаваемые государственными ведомствами Ученые и Учебные комитеты занимались анализом и рецензированием детской литературы. Наряду с государственной цензурой, существовала и регламентация общественная, которая, в сравнении с «запретительной» цензурой государства, имела сугубо рекомендательный характер. Представителями общественности создавались независимые рекомендательные библиографии для детского чтения.

Причинами распространения такой государственной и общественной «цензуры» детской литературы, на наш взгляд, были:

1. Большое число и разнообразие книжной продукции для детского чтения в период расцвета детской литературы и ее становления как отдельной категории отечественной литературы в целом.

2. Появление общественно-педагогического движения, представителями которого являлись известные педагоги, критики, общественные деятели. В круг их интересов входили и вопросы детского чтения. С их помощью формировались представления о педагогически «правильной» для воспитания подрастающего поколения детской литературе.

3. Расцвет книжной торговли. А. В. Круглов, известный русский детский писатель и исследователь детского чтения, говорил: «За издание детских книг охотно взялись

рыночники. Они издают серо и дают лубочные раскрашенные картины, портя только вкус ребенка» [5, с. 164]. Его мнения придерживается С. И. Миропольский, считая, что «Книго-делие» стало делом торговли и наживы: «<... > Любители наживы <... > пользуются книгами для пропаганды своих заблуждений и лжеучений» [6, с. 102].

Журналы для детей также стали частью детского книжного бизнеса. На страницах детских журналов в «погоне за подписчиками» печатались короткие сообщения, «имеющие якобы научный интерес», сообщались литературные и политические новости, «в ущерб своей главной цели - способствовать посредством чтения нравственному, эстетическому и научному образованию детей»; печатались отдельные детские сочинения, за которые платились премии [7, с. 118-119].

4. Несоответствие детской литературы воспитательным целям. Так, авторы «Педагогического сборника» (печатного органа Военного Министерства) считали, что «детское чтение вообще не руководится требованиями педагогики, оно занимается только беспрерывным раздражением чувств и фантазий юношества и населяет его ум туманными представлениями» [8, с. 130].

Профильными ведомствами, создававшими рекомендательные циркуляры с библиографией для детского чтения, во второй половине XIX в. были: Святейший Синод, Министерство народного просвещения (далее - МНП), Военное Министерство (Главное управление военно-учебных заведений), Ведомство учреждений императрицы Марии. Каждое из них имело печатный орган, на страницах которого публиковались списки рекомендованной ими литературы для библиотек учебных заведений: «Народное образование» (1896-1917), «Церковный вестник» (1875-1899), «Церковные ведомости» (1888-1918) (Святейший Синод); «Журнал Министерства народного просвещения» (1803-1917); «Педагогический сборник» (1864-1917) (Военное министерство); «Женское образование» (1876-1891) (Мариинское ведомство).

Иерархию государственных ведомств, регламентирующих детское чтение, возглавлял Святейший Синод. Это объясняется тем, что Синод отчитывался непосредственно перед императором: «Святейший Синод имеет над собой лишь одну высшую власть - Государя Императора» и, соответственно, действовал «по умолчанию от государства <.> без участия других государственно-законодательных органов» [9, ч. 1, с. 20].

Учебный комитет и Училищный совет Синода рассматривали и рекомендовали для детского чтения литературу преимущественно религиозного характера. Поэтому книги и периодические издания религиозно-нравственного содержания, одобренные Синодом, в обязательном порядке рекомендовались другим государственным структурам, контролирующим детское чтение. Так, в сборнике постановлений и распоряжений МНП по женским гимназиям и прогимназиям за 1870-1903 гг. И. Д. Делянов писал: «<...> По соглашению с ведомством Святейшего Синода, я признал возможным допустить в библиотеки учебных заведений ведомства Министерства народного просвещения все журналы духовно-нравственного содержания, издаваемые учреждениями духовного ведомства» [10, с. 160].

Учебный Комитет Синода, состоящий из председателя и девяти членов, был учрежден для обсуждения вопросов учебно-педагогической направленности, одной из задач которого было обсуждение «книг, сочинений и периодических изданий, предполагаемых для распространения в тех [духовные училища и семинарии. - В. Л] заведениях» [9, с. 26].

В компетенцию Училищного Совета входило управление церковно-приходскими школами, и, в частности, контроль над наполнением книгами и периодическими изданиями их библиотек. Представителями Учебного Комитета и Училищного совета рассматривались поступающие от авторов произведения. Их отзывы фиксировались в отдельных ведомственных журналах и передавались на утверждение обер-прокурору Синода. Далее утвержденные одобрения печатались на страницах официальных журналов Синода: «Церковный вестник», «Церковные ведомости», «Народное образование». Ниже представлен пример такого одобрения:

«Журнальным определением Училищного Совета при Священном Синоде от 15-25 октября сего года за № 445, утвержденным г. Обер-Прокурором Святейшего Синода, постановлено: составленную священником С.- Петербургской Пантелеймоновской церкви Александром Маляревским книгу, под заглавием "Мученики за веру и отечество. Михаил князь Черниговский и боярин Феодор" - допустить в библиотеки церковно-приходских школ» [11, с. 2].

Следует отметить, что подразделениями Синода, наряду с книгами религиозно-нравственного содержания, для церковно-приходских школ рекомендовались также книги по сельскому хозяйству, географии, пению, журналы, художественная литература. Анализ списков классической литературы показал, что Синодом одобрялись произведения классиков отечественной литературы: Н. В. Гоголя, А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, И. А. Крылова, И. С. Тургенева, Н. М. Карамзина, А. В. Кольцова [12, с. 24-28].

Отдельных, самостоятельных каталогов рекомендуемых книг для детского чтения Учебный Комитет при Синоде не публиковал, однако есть сведения о том, что именно по распоряжению обер-прокурора К. П. Победоносцева была издана «Воскресная церковноприходская народная библиотека», составителем которой был священник А. И. Малярев-ский. В данном каталоге автором было представлено более 200 книг как для детского, так и для взрослого чтения.

В сотрудничестве с Синодом действовало Министерство народного просвещения, под управлением которого находились средние школы и народные училища для разных сословий. Одним из его подразделений был Ученый комитет, состоявший из трех отделений среднего (основного), начального и профессионального образования. Его задачей была экспертиза поступающих в министерство образовательных программ и пособий. Особый отдел при Ученом комитете оценивал книги и периодические издания, которые предлагались для распространения в учебных заведениях.

Ученый комитет имел свой официальный печатный орган: «Журнал Министерства народного просвещения», основанный министром С. С. Уваровым в 1834 г. Целью журнала было «обнародование новых постановлений и распоряжений правительства по учебной части и ознакомление учебного ведомства и общества с ходом учебной части в Империи и в других просвещенных странах» [9, ч. 3, с. 175].

Списки рекомендуемых для детского и юношеского чтения книг, рассмотренных Ученым комитетом и утвержденных министром, также публиковались на его страницах. Одной из задач редакции Журнала МНП было ведение указателя всех одобренных министерством учебников, руководств и книг, который ежегодно помещался в первых номерах журнала. Так называемые «определения» представляли собой краткие аннотации с заключением об одобрении того или иного сочинения министром народного просвещения:

«Определениями [одобрениями. - В. Л] ученого комитета министерства народного просвещения, утвержденными г. товарищем министра, постановлено: Книгу: "Петруша Перлов. Рассказ для детей старшего возраста. Из времен отечественной войны 1812 года. М., 1896. 129 с. Цена 1 р." - допустить в ученические, старшего возраста, библиотеки средних учебных заведений» [13, с. 33].

Министр просвещения Д. А. Толстой считал, что в летнее время дети забывают, что было ими пройдено. Поэтому учащимся настоятельно рекомендовалась для прочтения в «вакационное время» литература по учебным предметам, а именно по латинскому и греческому языкам, по русскому языку и словесности, по Закону Божию. Для домашнего чтения предлагались «истинные образцы литературы»: произведения Г. Р. Державина, Д. И. Фон-Визина, Н. М. Карамзина, А. С. Грибоедова, Н. В. Гоголя, В. А. Жуковского, А. С. Пушкина, И. А. Крылова [14, с. 491]. Таким образом, детское внеклассное чтение должно было находиться «в. постоянном и строгом соответствии с общим учебным планом» [14, с. 313].

Детское чтение в системе военно-учебных заведений регламентировалось Педагогическим комитетом и Педагогическим музеем, которые являлись подразделениями Главного управления военно-учебных заведений Военного министерства. Педагогический комитет занимался обсуждением всех педагогических вопросов подведомственных ему учреждений [9, с. 4]. К работе музея привлекались известные российские педагоги, которые занимались критическим обзором литературы для детей и юношества, а их отзывы печатались на страницах «Педагогического сборника». Среди них были: Н. Ф. Бунаков, В. И. Водовозов, Н. Х. Вессель, П. Ф. Лесгафт, Л. Н. Модзалевский, А. Н. Острогорский и др.

Следует отметить, что чтение в военно-учебных заведениях являлось весьма важным воспитательным средством. Главное управление военно-учебных заведений не зависело от других ведомств, поэтому отбор произведений для чтения будущих военных производился среди «своих» педагогов и при непосредственном участии администрации Управления. Результаты работы педагогических комиссий публиковались в «Педагогическом сборнике».

Военным министерством издавались и специальные каталоги с указанием рекомендованных для детского чтения книг: «Систематический каталог для фундаментальных библиотек военных гимназий»; «Справочный каталог изданий, о которых было объявлено в циркулярах Главного Штаба»; «Каталог книг для чтения воспитанников кадетских корпусов». Ими также руководствовались при комплектации библиотек военно-учебных заведений.

Женским образованием занималось Ведомство учреждений Императрицы Марии, управление которого было сосредоточено в его Опекунском Совете. Покровителем Опекунского совета была императорская семья. Руководством детским чтением занимался учрежденный при IV отделении Учебный комитет. Он рассматривал литературу, затем его одобрения передавались на утверждение Главнокомандующего (принц П. Г. Ольденбург-ский. - В. Л), а затем поступали в администрации женских учебных заведений. Списки рекомендованной ведомством литературы публиковались в «Женском образовании», педагогическом журнале для родителей, наставниц и наставников:

«Учебный комитет, состоящий при 1У-м Отделении Собственной Его Императорского Величества канцелярии, рассмотрев представленные в оный учебные руководства и пособия и

найдя некоторые из них весьма полезными для употребления в учебных заведениях ведомства Императрицы Марии, постановил рекомендовать заведениям:

В. Для чтения: 8) Наша библиотека. Детский альманах А. Острогорского. С.-Петербург, 1876 - в средних классах институтов и женских гимназий.

О таком постановлении Учебного комитета, мною утвержденном, имею честь уведомить местные начальства учебных и воспитательных заведений ведомства Императрицы Марии к надлежащему исполнению.

Главноуправляющий Принц Петр Ольденбургский» [15, с. 1].

Проведенный историко-педагогический анализ материалов, регламентирующих детское чтение, позволил сделать вывод о том, что государственный контроль над детским чтением осуществлялся в дореволюционной России по ведомственному принципу. Ученые и Учебные комитеты Синода, МНП, Военного министерства, Мариинского ведомства рекомендовали литературу для чтения юношества, ориентируясь на библиотеки ведомственных учебных заведений: церковно-приходские, военные, женские, начальные и средние школы.

Со стороны общества вопросами регламентации чтения для юношества во второй половине XIX - начале ХХ в. занимались педагогические и родительские комитеты при учебных заведениях и специальные общественные организации: Рекомендательное бюро, состоящее при Одесской Комиссии народных чтений; Московское общество распространения технических знаний; Петербургский и Московский комитеты грамотности; Подвижной музей при Русском техническом обществе. Участвовали в этой работе и авторитетные книгоиздатели: Н. А. Рубакин, М. В. Соболев, М. В. Бередников.

На страницах общественно-педагогических журналов («Учитель», «Вестник воспитания», «Журнал для родителей и наставников») публиковались их отзывы на книги для детского и юношеского чтения. На их основании составлялись рекомендательные списки, которые в свою очередь издавались частными типографиями (типография М. О. Вольфа, В. П. Мещерского) и книжными магазинами (книжный магазин С. А. Скирмунта).

Общественные деятели придерживались определенных и не всегда совпадавших с государственным видением принципов отбора детских книг и занесения их в рекомендательные списки. Не рекомендовались книги:

• способные передать какую-либо информацию, не соответствующую научным представлениям своего времени;

• написанные недопустимым для детского чтения языком, «слогом неизящным и языком неправильным»;

• способные «дурно подействовать на воспитание нравственного чувства детей», а именно: внушение ребенку пессимистических взглядов на жизнь; развитие чувства религиозной, сословной и национальной нетерпимости [16, с. ^^1].

Произведения и книги для детского чтения отображались составителями каталогов по-разному. Например, известный издатель М. О. Вольф в своих каталогах представлял рекомендуемые детям произведения с точки зрения наполненности ими нравственными посылами для подрастающего поколения.

1. Сочинения Самуила Смайлса. Самодеятельность. Пер. с дополнениями Н. Кутейнокова «Какую громадную пользу приносит человеку саморазвитие и самоконтроль» [17, с. 60]

2. Хижина дяди Тома. Рассказ Бичер-Стоу «Рассказ проникнут высоко христианским чувством» [17, с. 59]

В «Справочной книжке по чтению детей всех возрастов» под редакцией М. В. Соболева помещались книги с подробным описанием их содержания, с рекомендациями педагогов и литераторов, а также допущенные государственной цензурой книги с пометками об одобрении учеными и учебными комитетами соответствующих ведомств.

3268. Княжна Дубровина. Повесть Е. Туръ, в 3 частях. 2-е изд. М. 1890 (1887) г. 363 стр. Ломка характера девочки, выросшей в простой семье и, по капризу судьбы, ставшей наследницей знатного имени и богатства; хорошие качества ее души торжествуют. Одоб. Уч. Ком. Мин. н. просв., учр. Им. Марии, Гл. упр. в. уч. з. [18, с. 395].

Таким образом, к концу XIX столетия, наряду с государственными ведомствами, в России действовали сообщества ученых, практиков, детских писателей и издателей, которые, с одной стороны, ориентировались на правительственные руководства, а с другой -имели собственные представления о «правильной» детской литературе, что отображалось в их библиографических каталогах и указателях.

В начале ХХ в., особенно после революции 1905 г., значение государственной цензуры детского чтения существенно ослабевает. Государственные ведомства все более сотрудничают с общественными научно-педагогическими организациями, с родительскими комитетами, создаваемыми в различных учебных заведениях. Так, в постановлении МНП, подписанном в феврале 1906 г., было указано, что выбор книг для пополнения библиотек средних учебных заведений «подлежит обсуждению и окончательному решению педагогического совета», соответственно, педагоги и воспитатели гимназий могли «руководствоваться своим собственным усмотрением» [19, с. 56].

Еще ранее Постановлением совета министров, датированным 23 ноября 1905 г., было принято решение о предоставлении родительским комитетам права самостоятельно составлять учебные библиотеки, «не ограничиваясь составленным Ученым Комитетом списком» [19, с. 197].

Новым явлением в сфере образования начала ХХ столетия стали созывы общественных всероссийских съездов по вопросам воспитания и, в частности, детского чтения. Первым состоялся Всероссийский съезд по вопросам семейного воспитания (30 декабря 1912 - 6 января 1913) в Санкт-Петербурге. Его участниками стали представители педагогических и детских журналов, педагоги, писатели, редакторы, авторы критико-библиографических статей, составители каталогов рекомендательной литературы для детского чтения. По вопросам чтения на секциях данного съезда освещались следующие вопросы:

• идеалы детей и их зависимость от детской литературы;

• роль чтения как средства нравственного воспитания;

• детская литература: сказки, басни, рассказы, книги-картинки - как средство умственного развития; научная литература в детском возрасте [20, с. 12-13].

В процессе дискуссий о детском чтении в рамках съезда осуществлялся анализ отдельных книг для детей, которые являлись своеобразными рекомендациями к прочтению различных сочинений для детей. Таким образом, можно сделать вывод о том, что съезды по вопросам воспитания и детской литературы также становились формой общественной регламентации детского чтения.

В заключении можно отметить, что интерес к чтению на протяжении XIX - начала XX вв. постоянно возрастал, что отражало нарастающее понимание важности воспитательного потенциала детского чтения. Контроль круга детского чтения вышел за рамки семьи и стал социально-педагогическим феноменом, участие в котором, помимо семьи, теперь принимали государственные органы и общественно-педагогические сообщества, а также бизнес-сообщество, представленное частными книгоиздателями детской литературы.

Государство при этом стремилось при помощи ведомственной регламентации детского чтения контролировать юношество в духе официально-идеологизированного воспитания уваровской триады. Представители общественно-педагогического движения больше внимания уделяли именно педагогическим аспектам детского чтения. Книгоиздательский бизнес балансировал между государственным контролем и общественно-педагогической регламентацией круга детского чтения, что делает сложившуюся в этой сфере ситуацию практически идентичной современной.

Список литературы

1. Материалы по истории русской детской литературы (1750-1855) / под ред. А. К. Покровской, Н. В. Чехова. - Вып. 1. - М.: Изд. ИМВР, 1927. - 307 с.

2. Записки графини А. Д. Блудовой // Русский архив. - 1872. - Год десятый. -С. 1216-1310.

3. Воспоминания А. Н. Афанасьева // Русский архив. - 1872. - Год десятый. - С. 805852.

4. Императорский лицей в памяти его питомцев: Царскосельский Лицей (18111843) / сост., введение Л. Б. Михайловой. - СПб.: Наука, 2011. - 503 с.

5. Круглов А. Литература маленького народа // Вестник воспитания. - 1891. - № 4.

- С. 152-179.

6. Миропольский С. Разбор 35-ти книжек «Приходской школы» // Народное образование. - 1896. - № 1. - С. 102-120.

7. Модзалевский К. Н. Что такое детская книга и детский журнал и чем они должны быть (Статья первая) // Русская школа. - 1891. - № 4. - С. 106-119.

8. К. М. Детская литература и детское чтение // Педагогический сборник. - 1872.

- № 1. - С. 117-146.

9. Правящая Россия: Полный сб. сведений о правах и обязанностях адм. учреждений и должностных лиц Рос. империи: От Гос. совета до сел. старосты: в 3 ч.: сост. по офиц. данным. - СПб.: Кн. скл. Н. И. Игнатова, 1904. Ч. 1. - 355 с.; Ч. 3. - 517 с.

10. Сборник постановлений и распоряжений по женским гимназиям и прогимназиям Министерства народного просвещения за 1870-1903 г. / сост. Д. П. Кузьмен-ко. - Смоленск: Тип. П. А. Силина, 1904. - 437 с.

11. Правительственные распоряжения. От Училищного Совета при Святейшем Синоде // Народное образование. - 1896. - № 12. - С. 2-3.

12. Правительственные распоряжения. Список книг для библиотек церковно-при-ходских школ // Народное образование. - 1896. - № 1. - С. 1-32.

13. Правительственные распоряжения. Определения особого отдела ученого комитета МНП // Журнал Министерства Народного Просвещения. - 1896. - Ч. CCCVI. - С. 33-36.

14. Сборник постановлений и распоряжений по гимназиям и прогимназиям ведомства Министерства народного просвещения. - СПб.: Тип. В. С. Балашева, 1874. - 542 с.

15. Постановления Учебного комитета // Женское образование. - 1877. - № 1. -С. 1-2.

16. Обзор книг для детского чтения применительно ко всякому возрасту / сост. «Рекомендательным Бюро». Вып. 1. - Одесса: Тип. Е. И. Фесенко, 1890. - 46 с.

17. Каталог лучших книг для детей и юношества: Пособие для родителей и воспитателей при выборе книг для чтения и подарков для детей всех возрастов для юношества и отрочества. - М. - СПб.: Т-во М. О. Вольфа, 1887. - 136 с.

18. Справочная книжка по чтению детей всех возрастов / сост. М. В. Соболев. - СПб.: Тип. кн. В. П. Мещерского, 1903. - 468 с.

19. Дополнение к сборнику постановлений и распоряжений по женским гимназиям и прогимназиям МНП / сост. Д. Кузьменко (в 3 ч.). За время 1905-1908 гг. - М.: Печатное дело,1909. - 223 с.

20. I Всероссийский съезд по вопросам семейного воспитания: 30 дек. 1912 г. - 6 янв. 1913 г. - СПб.: Родник, 1913. - 16 с.

References

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Pokrovskaya A. K., Chekhov N. V. (eds.) Materialy po istorii russkoy detskoy literatury (1750-1855). Iss. 1. Moscow: Izd. IMVR, 1927. 307 p.

2. Zapiski grafini A. D. Bludovoy. Russkiy arkhiv. 1872. God desyatyy, pp. 1216-1310.

3. Vospominaniya A. N. Afanasyeva. Russkiy arkhiv. 1872. God desyatyy, pp. 805-852.

4. Mikhaylova L. B. (comp.) Imperatorskiy litsey v pamyati ego pitomtsev: Tsarskoselskiy Litsey (1811-1843). St. Petersburg: Nauka, 2011. 503 p.

5. Kruglov A. Literatura malenkogo naroda. Vestnik vospitaniya. 1891, No. 4, pp. 152-179.

6. Miropolskiy S. Razbor 35-ti knizhek "Prikhodskoy shkoly". Narodnoe obrazovanie. 1896, No. 1, pp. 102-120.

7. Modzalevskiy K. N. Chto takoe detskaya kniga i detskiy zhurnal i chem oni dolzhny byt (Statya pervaya). Russkaya shkola. 1891, No. 4, pp. 106-119.

8. K. M. Detskaya literatura i detskoe chtenie. Pedagogicheskiy sbornik. 1872, No. 1, pp. 117-146.

9. Pravyashchaya Rossiya: Polnyy sb. svedeniy o pravakh i obyazannostyakh adm. uchrezhdeniy i dolzhnostnykh lits Ros. imperii: Ot Gos. soveta do sel. starosty: in 3 part: sost. po ofits. dannym. St. Petersburg: Kn. skl. N. I. Ignatova, 1904. Part 1. 355 p.; Part 3. 517 p.

10. Kuzmenko D. P. (comp.) Sbornik postanovleniy i rasporyazheniy po zhenskim gimnaziyam i progimnaziyam Ministerstva narodnogo prosveshcheniya za 1870-1903 g. Smolensk: Tip. P. A. Silina, 1904. 437 p.

11. Pravitelstvennye rasporyazheniya. Ot Uchilishchnogo Soveta pri Svyateyshem Sinode. Narodnoe obrazovanie. 1896, No. 12, pp. 2-3.

12. Pravitelstvennye rasporyazheniya. Spisok knig dlya bibliotek tserkovno-prikhod-skikh shkol. Narodnoe obrazovanie. 1896, No. 1, pp. 1-32.

13. Pravitelstvennye rasporyazheniya. Opredeleniya osobogo otdela uchenogo komiteta MNP. Zhurnal Ministerstva Narodnogo Prosveshcheniya. 1896. Part CCCVI, pp. 33-36.

14. Sbornik postanovleniy i rasporyazheniy po gimnaziyam i progimnaziyam vedom-stva Ministerstva narodnogo prosveshcheniya. St. Petersburg: Tip. V. S. Balasheva, 1874. 542 p.

15. Postanovleniya Uchebnogo komiteta. Zhenskoe obrazovanie. 1877, No. 1, pp. 1-2.

16. Obzor knig dlya detskogo chteniya primenitelno ko vsyakomu vozrastu, sost. "Reko-mendatelnym Byuro". Vyp. 1. Odessa: Tip. E. I. Fesenko, 1890. 46 p.

17. Katalog luchshikh knig dlya detey i yunoshestva: Posobie dlya roditeley i vospitate-ley pri vybore knig dlya chteniya i podarkov dlya detey vsekh vozrastov dlya yu-noshestva i otrochestva. Moscow - St. Petersburg: T-vo M. O. Volfa, 1887. 136 p.

18. Sobolev M. V. (comp.) Spravochnaya knizhka po chteniyu detey vsekh vozrastov. SPb.: Tip. kn. V. P. Meshcherskogo, 1903. 468 p.

19. Kuzmenko D. (comp.) Dopolnenie k sborniku postanovleniy i rasporyazheniy po zhenskim gimnaziyam i progimnaziyam MNP (in 3 part). Za vremya 1905-1908 gg. Moscow: Pechat-noe delo,1909. 223 p.

20. I Vserossiyskiy syezd po voprosam semeynogo vospitaniya: 30 Dec. 1912 - 6 Jan. 1913. St. Petersburg: Rodnik, 1913. 16 p.

Интернет-журнал «Проблемы современного образования» 2017, № 4

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.