Научная статья на тему 'Институт мер безопасности и институт юридической ответственности: проблемы соотношения и взаимодействия'

Институт мер безопасности и институт юридической ответственности: проблемы соотношения и взаимодействия Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
310
69
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / ОСНОВАНИЯ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ / МЕРА ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ / SECURITY / PUBLIC (NATIONAL) SECURITY / SECURITY MEASURES INSTITUTION / SECURITY SYSTEM / LEGAL LIABILITY INSTITUTION / INTERACTION

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Кузьмин Игорь Александрович

Изучается общесоциальный феномен безопасности, его сущность и правовое закрепление в виде института и системы мер, обеспечивающих защищенность интересов общества, государства и личности. Оцениваются концептуальные теоретико-методологические положения правовой политики Российской Федерации в области государственной (национальной) безопасности. Охарактеризованы место и роль государства в системе безопасности, а также предпринимаемые им правовые меры. Названы и раскрыты основы системы обеспечения государственной безопасности. Сформулировано определение института мер безопасности, института юридической ответственности, раскрыто их внутреннее содержание. Последовательно изучены структурные и функциональные связи между рассматриваемыми институтами. Для целей исследования помимо общенаучных и специальных был использован ряд частноправовых методов (формально-юридический, структурно-правовой, сравнительно-правовой, правового моделирования), что позволило раскрыть содержание институтов мер безопасности и юридической ответственности с системной позиции теоретико-правового и юридико-практического подходов. В качестве источников для изучения проанализированы положения действующего зарубежного и российского законодательства, акты Конституционного Суда РФ, а также доктринальные труды по тематике. Новизна исследования заключается в интегративной характеристике взаимодействия институтов мер безопасности и юридической ответственности с точки зрения их функционального и структурного единства как самостоятельных государственно-правовых явлений, обладающих собственной спецификой и местом в системе права и системе законодательства. Сделан вывод о необходимости совершенствования правотворческой деятельности в части адекватного правового закрепления механизмов взаимодополнения мер безопасности и мер юридической ответственности по обеспечению фактического правопорядка.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Security Measures and Legal Liability Institutions: Correlation and Interaction Problems

The article is devoted to the study of the general social security phenomenon, its understanding and legal confirmation in the form of an institution and a system of measures ensuring the security of public interests, a state and an individual. It evaluates conceptual theoretical and methodological provisions of the legal policy of the Russian Federation in the field of public (national) security. A place and a role of the state in the security system, as well as the legal measures taken by it are described. The basics of the public security system are determined and disclosed. The definition of the security measures and legal liability institutions are stated and their internal content is revealed. The structural and functional relationships between the institutions under consideration are consistently studied. For study purposes, in addition to general scientific and special methods, a number of private-law ones (technical, structural legal, comparative legal, legal modeling) were used, which made it possible to disclose the content of security measures and legal liability institutions from a systemic position of theoretical and legal practical approaches. To obtain the most objective results in the work, we applied the provisions of the current foreign and Russian legislation, acts of the Russian Federation Constitutional Court, as well as doctrinal sources on the research topic. The novelty of the study lies in an integrative characteristic of the interaction of security measures and legal liability institutions in terms of their functional and structural unity as independent state and legal phenomena that have their own specifics and place in the systems of law and legislatures. The author comes to a conclusion that it is necessary to improve the law-making activity in terms of the adequate legal confirmation of mechanisms for complementing security measures and those of legal liability for ensuring the actual rule of law.

Текст научной работы на тему «Институт мер безопасности и институт юридической ответственности: проблемы соотношения и взаимодействия»

Научная специальность:

12.00.01 «Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве» УДК 340.1

ИНСТИТУТ МЕР БЕЗОПАСНОСТИ И ИНСТИТУТ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: ПРОБЛЕМЫ СООТНОШЕНИЯ И ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

© Кузьмин И. А., 2019

Иркутский государственный университет, г. Иркутск, Россия

Изучается общесоциальный феномен безопасности, его сущность и правовое закрепление в виде института и системы мер, обеспечивающих защищенность интересов общества, государства и личности. Оцениваются концептуальные теоретико-методологические положения правовой политики Российской Федерации в области государственной (национальной) безопасности. Охарактеризованы место и роль государства в системе безопасности, а также предпринимаемые им правовые меры. Названы и раскрыты основы системы обеспечения государственной безопасности. Сформулировано определение института мер безопасности, института юридической ответственности, раскрыто их внутреннее содержание. Последовательно изучены структурные и функциональные связи между рассматриваемыми институтами. Для целей исследования помимо общенаучных и специальных был использован ряд частноправовых методов (формально-юридический, структурно-правовой, сравнительно-правовой, правового моделирования), что позволило раскрыть содержание институтов мер безопасности и юридической ответственности с системной позиции теоретико-правового и юридико-практического подходов. В качестве источников для изучения проанализированы положения действующего зарубежного и российского законодательства, акты Конституционного Суда РФ, а также доктринальные труды по тематике. Новизна исследования заключается в интегративной характеристике взаимодействия институтов мер безопасности и юридической ответственности с точки зрения их функционального и структурного единства как самостоятельных государственно-правовых явлений, обладающих собственной спецификой и местом в системе права и системе законодательства. Сделан вывод о необходимости совершенствования правотворческой деятельности в части адекватного правового закрепления механизмов взаимодополнения мер безопасности и мер юридической ответственности по обеспечению фактического правопорядка.

Ключевые слова: юридическая ответственность, основания юридической ответственности, мера юридической ответственности.

О беспечение безопасности достигается посредством организации и деятельности специальной системы, через которую реализуется целый спектр функций политики национальной безопасности. Юридическая ответственность является центральным звеном достижения необходимых параметров государственной безопасности, позволяющих достигать целей, стоящих перед государством и обществом. Соответственно, категория «институт юридической ответственности» находится в тесной взаимосвязи с категорией «институт мер безопасности», что характеризует концептуально-теоретическую и программно-функциональную актуальность обозначенной тематики в полидисциплинарном дискурсе.

Безопасность, будучи ключевым феноменом наших размышлений, нуждается в комплексном изучении и понимании через следующие родовые признаки: «состояние защищенности», «отсутствие опасности», «способность сохранения стабильности при наличии негативных воздействий», «совокупность необходимых и

достаточных защитных факторов», «допустимый уровень опасности», «система отношений». Каждый из обозначенных подходов отражает какую-либо из сторон сущности безопасности как непременного атрибута (свойства) человеческого существования. При этом выстраивание эффективной правовой политики в сфере обеспечения безопасности следует рассматривать, исходя из общетеоретических положений в контексте целенаправленной социально-правовой деятельности [11, с. 74].

В целях более качественного, предметного изучения мер безопасности обратимся к их основной и наиболее важной разновидности - мерам государственной безопасности. С учетом того, что нормирование публичной безопасности и ее наполнение на концептуальном уровне зависят от государственных решений, в связи с повышенной актуальностью обеспечения безопасности и ее проблемную характеристику, данное решение представляется нам оправданным. Как утверждал еще Т. Гоббс, безопасность может быть фундаментом государства и осно-

вой его развития, жизни и неприкосновенности собственности его подданных только при помощи обеспечиваемых принудительной силой законов государства. «Соглашение без меча лишь слова, которые не в силах обеспечить человеку безопасность» [3, с. 132-133].

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации рассматривает обеспечение безопасности в контексте реализации ее участниками самых различных мер по противодействию угрозам и удовлетворению национальных интересов (п. 6). В свою очередь, система обеспечения национальной безопасности раскрывается как совокупность публичных органов власти, осуществляющих государственную политику в сфере национальной безопасности, и инструментов, находящихся в их распоря-жении1. В п. 35 Доктрины информационной безопасности Российской Федерации одной из главных задач государственных органов в рамках деятельности по обеспечению соответствующей безопасности названы «планирование, осуществление и оценка эффективности комплекса мер по обеспечению... безопасности»2. Сама же доктрина является основой для проведения государственной политики и развития общественных связей в сфере информационной безопасности и выработки мер по совершенствованию системы обеспечения безопасности (п. 6).

По нашему мнению, основное содержание и функциональную основу государственной безопасности следует искать в конструкте «меры государственной безопасности». Если проанализировать целый ряд официальных документов, правовых позиций и обратиться к фундаментальным положениям теории права, то возобладание деятельностного подхода в правовой политике и динамике права в целом становится очевидным. Относительно обособленная совокупность действий, направленных на достижение того или иного предполагаемого результата, именуется мерой (границей, единицей измерения человеческой деятельности [10, с. 350]). В словаре под редакцией Д. В. Дмитриева прямо указано, что мерами «называют действия, которые вы предпринимаете, чтобы достичь какой-либо цели» [13, с. 578]. Интересно заметить, что В. П. Малахов рассматривает идею права, идею меры и идею порядка как системообразующие для правосознания. Идея меры, по его мнению, отражает организующую, регулятив-но-оценочную сориентированность права и все

многообразие становления правовой формы. Причем первичными воплощениями правовой меры исследователь называет безопасность, защищенность, гарантированность и иные моменты реальности [8, с. 90-100].

В государственном управлении под мерами безопасности зачастую понимают совокупность действий, которые предпринимаются на государственном (национальном) уровне для обеспечения надлежащей защищенности государства от различных опасностей и угроз. Узкосоциальная направленность указанных действий определяется стремлением создать условия, предотвращающие доступ третьих лиц к закрытой для них информации [1, с. 445]. По-видимому, данный подход стал превалирующим и в отечественном законодательстве. В силу ч. 1 ст. 4 Федерального закона «О безопасности» государственная политика в области обеспечения безопасности, будучи частью общей внутренней и внешней политики России, выражена в совокупности дифференцированных, скоординированных и объединенных единым замыслом многообразных (политических, организационных, социально-экономических, информационных и др.) мер3. В установленных законом случаях, согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ4, необходимость обеспечения безопасности государства может стать основанием для ограничения прав и свобод человека и гражданина, что отвечает положениям ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах5. Однако, как обоснованно замечают Ю. Г. Федотова и А. С. Рогов, «...ограничения прав и свобод невозможны в целях обеспечения только, например, безопасности государства, что отражает высшую ценность личности, ее прав и свобод и недопустимость их умаления в интересах обеспечения безопасности иных видов» [14, с. 7]. Кроме того, обеспечение государственной безопасности, на основании положений Конституции РФ, способно послужить причиной для запрета деятельности общественных объединений, подрывающих ее (ч. 5 ст. 13), относится к ведению Российской Федерации и непосредственно - Правительства России (п. «м» ст. 71, п. «д» ст. 114). Как разъяс-

1 О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации : указ Президента РФ от 31 дек. 2015 г. № 683 // Собр. законодательства РФ. 2016. № 1 (ч. 2). Ст. 212.

2 Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации : указ Президента РФ от 5 дек. 2016 г. № 646 // Собр. законодательства РФ. 2016. № 50. Ст. 7074.

3 О безопасности : федер. закон от 28 дек. 2010 г. № 390-Ф3 [Электронный ресурс] // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru (14.03.2019).

4 Конституция Российской Федерации : принята всенар. голосованием 12 дек. 1993 г. [Электронный ресурс] // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov. ru (14.03.2019).

5 Международный пакт о гражданских и политических правах : принят 16 дек. 1966 г. Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН [Электронный ресурс] // Официальный сайт Организации Объединенных Наций (русскоязычная версия). URL: http://www.un.org/ru/ (14.03.2019).

нил Конституционный Суд РФ по конкретному делу, конституционные положения, гарантирующие единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержку конкуренции и свободы экономической деятельности, означают наличие обязанности у различных органов государственной власти обеспечивать безопасность в соответствующей области1. Сфера реализации мер государственной безопасности чрезвычайно широка. Так, в соответствии с указом Президента РФ «Вопросы Совета Безопасности Российской Федерации» определены приоритетные области обеспечения безопасности в нашем государстве: экономическая, социальная, военная, информационная, общественная, экологическая безопасность2.

Одним из условий совершенствования официальной деятельности публичных субъектов и предпринимаемых последними мер в любой области регулируемых правом общественных отношений является установление определенных стандартов (нормативов) для измерения такой деятельности. Федеральный закон «Об обеспечении единства измерений» нацелен на установление надлежащих правовых основ обеспечения единства измерений в России (ч. 1 ст. 1). В части 3 ст. 1 упомянутого закона конкретизированы виды деятельности, осуществление которых должно происходить в соответствии с обязательными метрологическими требованиями (измерениями). В их числе: деятельность в области охраны здоровья, окружающей среды, гражданской обороны, защиты населения от чрезвычайных ситуаций, обеспечения пожарной безопасности, безопасности людей на водных объектах, обеспечения безопасности условий и охраны труда, осуществление требований промышленной безопасности, безопасности в области обороны и безопасности государства, выполнение поручений суда, органов прокуратуры, госорганов исполнительной власти, осуществление мероприятий государственного контроля (надзора) и т. д.3. Следовательно, категории

1 Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Народного Собрания Парламента Чеченской Республики о проверке конституционности пунктов 4 и 5 Постановления Правительства Российской Федерации «О мерах по предотвращению проникновения на территорию Российской Федерации членов зарубежных террористических организаций, ввоза оружия и средств диверсий в установленных пунктах пропуска через государственную границу Российской Федерации в пределах Северокавказского района» : определение Конституционного Суда РФ от 16 янв. 2007 г. № 22-О // Вестник Конституционного Суда РФ. 2007. № 3.

2 Вопросы Совета Безопасности Российской Федерации : указ Президента РФ от 6 мая 2011 г. № 590 // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru (14.03.2019).

3 Об обеспечении единства измерений : федер. закон от 26 июня 2008 г. № 102-ФЗ // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru (14.03.2019).

«безопасность» и тем более «государственная безопасность» имеют ярко выраженное правовое закрепление и регулятивный функционал. В близком значении используется понятие «национальная безопасность», которое, по мнению А. И. Овчинникова, в нормах Конституции РФ является синонимом государственной безопасности, а в науке признается более широким по объему. Понятие «безопасность» в конституционно-правовых нормах автор отождествляет с национальной безопасностью [9, с. 33]. Введение в оборот терминов «юридическая безопасность» (А. Ф. Галузин, И. С. Лапаев, А. А. Фомин и др.) и «конституционная безопасность» (В. А. Батю-шенков, Н. С. Бондарь, С. А. Дмитрова и др.) еще больше усложнило вопрос о соотношении понятий общественной, государственной и национальной безопасности.

Умышленно избегая погружения в дискуссию о сущности и содержании исследуемых категорий, обозначим собственную точку зрения по проблеме понимания государственной безопасности:

1) государство в современном мире - основной субъект, сплачивающий общество и устанавливающий правовой режим жизни для всего человечества;

2) государство предназначено для обеспечения существования общества, посредством создания надлежащих условий, при которых воздействие различных рисков и угроз на человечество будет минимальным;

3) сущность государства в широком смысле (как организованного общества) и в узком смысле (как общественной организации) подразумевает его стремление к упорядочению социальных связей и их последовательному развитию;

4) государство, подобно любому социальному институту, подвергается внешнему и внутреннему воздействию, под давлением которого претерпевает количественные и качественные изменения;

5) в целях сохранения своей целостности и избранного курса государство заинтересовано в стабильности любых форм общественных отношений, становление, развертывание и развитие которых соответствует интересам государства.

Сказанное предполагает, что применительно к феномену «безопасность» государство осуществляет целый ряд комплексных взаимоувязанных мер-действий, направленных на выстраивание ее системы:

- формирование нормативной основы обеспечения государственной безопасности (проведение в жизнь правовых решений и реформ, направленных на предупреждение, пресечение и защиту от возможных рисков (угроз) для го-

сударства, общества и личности, определение в этой связи необходимых мер государственной безопасности);

- формирование организационной основы системы обеспечения государственной безопасности (определение уполномоченных субъектов и их полномочий в сфере осуществления государственной безопасности, наделение их необходимыми ресурсами);

- формирование идеологической основы системы обеспечения государственной безопасности (принятие программно-ориентационных и иных документов, формулирование официальных позиций относительно установления и реализации мер государственной безопасности).

Опираясь на предшествующие размышления, мы приходим к выводу, что институт мер безопасности (в том числе и государственной) представляет собой систему правовых норм, регламентирующих содержание легальных форм, способов и функций, предпринимаемых субъектами права для обеспечения защищенности собственных интересов, а также интересов государства и общества. В данном контексте меры безопасности носят межотраслевой характер и могут применяться в любой сфере регулируемых правом общественных отношений. Так, для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей могут вводиться ограничения для гражданско-правовых сделок по перемещению товаров и услуг (п. 5 ст. 1 Гражданского кодекса РФ1), уголовно-правовое и административно-правовое регулирование исходят из целей обеспечения общественной безопасности (в том числе, для обеспечения безопасности человека, согласно ч. 1 ст. 7 Уголовного кодекса РФ2). Обращение к ст. 5 упомянутого Федерального закона «О безопасности» позволяет утвердиться в сделанном выводе о совпадении правовой основы обеспечения безопасности с системой законодательства в целом. Соответственно, под системой безопасности можно рассматривать взятые в единстве и взаимосвязи нормативную, организационную и идеологическую основы обеспечения безопасности, функционирующие в юридической практике как общий механизм по достижению требуемых параметров защищенности государства, общества и личности. Система мер безопасности, в отличие от системы безопасности, носит ярко выраженную функциональную направленность и обозначает те мероприятия (действия, комплексы дей-

1 Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru (14.03.2019).

2 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru (14.03.2019).

ствий), совершение которых предполагаемо позволит достичь безопасности для охраняемых законом объектов.

Институт юридической ответственности является преломлением системы юридической ответственности с позиции ее нормативного выражения, обладает межотраслевым характером и разветвленной структурой на микро- и макроуровне [6, с. 69-70]. Так, группировки правовых норм (содержащих вид и меру юридической ответственности) на отраслевом уровне системы права создают специфические (микроуровне-вые) виды юридической ответственности - административно-правовую, гражданско-правовую и т. д. Объединение норм юридической ответственности на основе сложных макроу-ровневых критериев позволяет выделить крупные виды (типы) юридической ответственности: публично-правовую и частноправовую, материальную и процессуальную и т. д. При этом подходы к институционализации ответственности в праве могут отличаться. Например, восприятие юридической ответственности как комплексного охранительного института права позволяет с определенной долей условности констатировать вхождение в его состав простых институтов конституционной, уголовной и иных отраслевых видов ответственности [7, с. 75-76]. Негативная сторона института юридической ответственности характеризует ее в качестве системы правовых норм, определяющих меры государственного принуждения, которые могут быть применены к лицам за совершение отдельных противоправных деяний.

А. А. Фомин и А. С. Фомина, размышляя о специфике обеспечения личной безопасности, правильно указывают, что при разработке любого государственно-правового механизма обеспечения личной безопасности обойти вопрос о значении в данном механизме ответственности попросту невозможно [15, с. 111]. В общетеоретической правовой науке вопрос о взаимодействии феноменов «институт мер безопасности» и «институт юридической ответственности» фактически не проработан. В частности, невыясненными остаются: понимание (сущность) мер безопасности как категории общей теории права, их система, основания, задачи функции, принципы, место в механизме правового регулирования. Очевидно, что без единообразного системного уяснения обозначенных аспектов однозначно говорить о тех или иных формах соотношения института мер безопасности и юридической ответственности будет несколько преждевременным. Тем не менее определенные «опорные точки» предполагаемых умозаключений о единстве, различии и взаимодействии данных институтов

можно сформулировать уже сейчас. Единство рассматриваемых институтов заключается в их межотраслевом характере, функциональной направленности, охранительном потенциале. Если обратиться к различиям, то они выражаются в разности целей, форм реализации, субъектов и объектов, а также правовых средств, объеме (сфере) применения мер безопасности и мер юридической ответственности, а также во многом другом. Для иллюстрации обозначенных различий можно обратиться к положениям ст. 2 (лица, подлежащие государственной охране) и главе II (меры безопасности) Федерального закона «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»1, устанавливающих целый спектр мер безопасности соответствующих лиц, которые не связаны с юридической ответственностью. Среди них: выдача оружия (спецсредств защиты и оповещения), временное помещение в безопасное место, переселение на другое место жительства, замена документов, изменение внешности и т. д.

Несмотря на имеющиеся сходства и различия, принципиально важным аспектом исследования институтов мер безопасности и юридической ответственности выступает проблема их взаимодействия. Мы полагаем, что к базовым составляющим такого взаимодействия относятся следующие.

Во-первых, институты мер безопасности и юридической ответственности в процессе своего осуществления неотделимы друг от друга. Системное толкование программных документов в области обеспечения безопасности неизменно обнаруживает связь между целевыми установками норм безопасности и норм юридической ответственности, совместная реализация которых, по сути, объединяет их в едином процессе и гармонизирует с точки зрения единства действий и результатов (последствий). М. М. Григоренко отмечает, что последствия деяний, за совершение которых предусматривается юридическая ответственность, крайне серьезны, поскольку они затрагивают ту сферу обеспечения безопасности, законодательство о которой нарушено, и соответствующие наложенные наказания (меры ответственности) приобретают здесь самое широкое значение, в том числе и для иных граждан [4, с. 109].

Во-вторых, для обеспечения такого комплексного явления, как безопасность, необходимо множество специальных правовых средств и

мер, обладающих значительным охранительным потенциалом. Юридическая ответственность, будучи центральным звеном охранительной системы государства, имеет имманентное свойство, вложенное в свою природу, - стремление к достижению максимальной защищенности всех субъектов права от социально вредных, противоправных деяний, посредством реализации собственного принудительного потенциала. С данного ракурса мы можем наблюдать включение механизмов института юридической ответственности в правовой инструментарий обеспечения института мер безопасности в качестве стержневого элемента последнего. По этому поводу В. В. Стрельников заметил, что ответственность «за действия (бездействие) в сфере обеспечения безопасности личности, общества и государства, безусловно, всегда связана с государственным принуждением» [12, с. 31].

В-третьих, рассматриваемые институты обладают публичным характером и существуют для создания условий по функционированию общества и государства в нормальном (естественном) режиме. Если обратиться к наиболее аутентичному тексту действующей Конституции Республики Корея от 17 июля 1948 г., то можно увидеть конституционно-правовую направленность на обеспечение национальной безопасности, свободы, счастья и процветания государства, которое, в свою очередь, должно делать все возможное для установления должной социальной безопасности (преамбула, ст. 5, 34)2.

В-четвертых, институт мер безопасности совместно с институтом юридической ответственности закрепляется и впоследствии реализуется на микроуровне (в пределах отрасли права) и макроуровне (применительно к наиболее крупным правовым общностям). Например, на микроуровне меры безопасности могут быть подкреплены мерами уголовно-процессуальной ответственности. Так, в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 241 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК РФ) «Закрытое судебное разбирательство допускается на основании определения или постановления суда в случаях, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц»3. При нарушении закрытого порядка проведения судебного заседания и, следовательно, возникновении угрозы безопасности указанным лицам на лиц, виновных в нарушении порядка, может

1 О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов : федер. закон от 20 апр. 1995 г. № 45-ФЗ // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru (14.03.2019).

2 Official Site of Ministry of Government Legislation of Korea. URL: http://world.moleg.go.kr (16.02.2019).

3 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 дек. 2001 г. № 174-ФЗ // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru (14.03.2019).

быть возложена мера уголовно-процессуальной ответственности в виде денежного взыскания на основании ст. 117-118 УПК РФ. Раскрывая средства обеспечения государственной и общественной безопасности в контексте основ конституционного правопорядка, Конституционный Суд РФ особо выделил юридическую ответственность и ее принципы, отметив их универсальное значение на макроуровне отечественной системы права и законодательства1.

В-пятых, правотворческие решения, направленные на выстраивание и совершенствование институтов мер безопасности и юридической ответственности, должны быть ориентированы на своевременное и качественное закрепление (и предшествующее определение) оснований возникновения потребности в защищенности / применении мер юридической ответственности. Такими основаниями являются угрозы для законных интересов государства, общества и личности, которые, в отношении института юридической ответственности, принято называть социально вредными деяниями (социальным основанием ответственности) [5, с. 5-7]. К примеру, В. А. Ба-тюшенков, рассуждая о сущности конституционно-правовой ответственности в сфере обеспечения национальной безопасности, видит в них применение (в целях наказания и правовосстановления) мер принуждения к правонарушителю, который посягнул на сохранность нации с точки зрения территориальной общности, достойного качества жизни и прогрессивной государственной системы защиты от внутренних и внешних угроз [2, с. 8].

Подведем итоги проведенного исследования:

1. Безопасность как общесоциальный феномен является непременным условием существования человеческого общества, имеет множество интерпретаций. Важнейшей формой - разновидностью безопасности принято считать государственную (национальную) безопасность, системная реализация которой предполагается через установление и осуществление специальных мер, получающих прописку в законодательстве и официальных программных документах. Потребность современного общества и личности в безопасности подразумевает непременное, главенствующее участие в данном процессе государства, которое выстраивает систему безопасности, формируя ее элементный состав и основы.

2. Институт мер безопасности представляет собой систему правовых норм, регламентирующих содержание легальных форм, способов и

1 По делу о проверке конституционности статьи 15.33.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой гражданки У М. Эркеновой : постановление Конституционного Суда РФ от 4 февр. 2019 г. № 8-П // Собр. законодательства РФ. 2019. № 7. Ст. 711.

функций, предпринимаемых субъектами права для обеспечения защищенности собственных интересов, а также интересов государства и общества. Система безопасности - взятые в единстве и взаимосвязи нормативная, организационная и идеологическая основы обеспечения безопасности, функционирующие в юридической практике как общий механизм по достижению требуемых параметров защищенности государства, общества и личности.

3. Институт юридической ответственности является преломлением системы юридической ответственности с позиции ее нормативного выражения, обладает межотраслевым характером и разветвленной структурой на микро- и макроуровне. Негативная сторона института юридической ответственности характеризует ее в качестве системы правовых норм, определяющих меры государственного принуждения, которые могут быть применены к лицам за совершение отдельных противоправных деяний.

4. Единство институтов мер безопасности и юридической ответственности проявляется в их межотраслевом характере, функциональной направленности, охранительном потенциале. Различия между институтами наблюдаются в разности целей, форм реализации, субъектов и объектов, а также правовых средств, объеме (сфере) применения мер безопасности и мер юридической ответственности, а также во многом другом.

5. Взаимодействие между институтом мер безопасности и институтом юридической ответственности относится к сложным интегра-тивным феноменам и прослеживается в их взаимопроникновении и взаимной целеполо-женной реализации. Институт юридической ответственности является в большей степени обеспечительным по отношению к институту мер безопасности, включается в инструментарий обеспечения последнего и выступает в качестве его стержневого элемента. Институты обладают публичным характером и независимо от своего объекта (отдельно взятого гражданина или общества в целом) стремятся защитить публичный интерес и нормальное функционирование всех общественных институтов в рамках регулируемой правом сферы на микро- и макроуровне. Правотворческие решения, имеющие своей задачей выстраивание и совершенствование институтов мер безопасности и юридической ответственности, необходимо ориентировать на качественное закрепление (и предшествующее определение) системы угроз законным интересам государства, общества и личности - оснований возникновения потребности в защищенности / применении мер юридической ответственности. Ш

Статья подготовлена при поддержке РФФИ, проект № 19-011-00103 А «Юридическая ответственность в правовой системе России: концепция взаимодействия, взаимосвязей и устранения противоречий с иными элементами правовой системы»

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Барихин А. Б. Большая юридическая энциклопедия. M. : Книж. мир, 2010. 960 с.

2. Батюшенков В. А. Конституционная ответственность в сфере обеспечения национальной безопасности России : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. M., 2004. 23 с.

3. Гоббс Т. Сочинения : в 2 т., Т. 2 / Т. Гоббс. M. : Mbiern, 1991. 736 с.

4. Григоренко M. M. Безопасность жизнедеятельности : учеб. пособие. СПб. : Изд-во СПбГУ 2008. 112 с.

5. Кузьмин И. А. Основания возникновения юридической ответственности как общетеоретическая проблема: подходы и суждения // Сиб. юрид. вестн. 2012. № 4. С. 3-10.

6. Кузьмин И. А. Система права и система юридической ответственности : монография. Иркутск : Изд-во ИГУ 2018. 163 с.

7. Липинский Д. А., Mусаткина А. А. Альтернативные санкции и иные правовые средства индивидуализации юридической ответственности // Юрид. наука и практика : Вестн. Нижегород. акад. MВД России. 2018. № 3. С. 71-79.

S. Mалахов В. П. Философия права : учеб. пособие. 2-е изд., перераб. и доп. M. : ЮНИТИ-ДАНА, 2007. 336 с.

9. Овчинников А. И. Конституционно-правовая сущность национальной безопасности и конституционная безопасность // Юристъ-Правоведъ. 2014. № 3. С. 33-37.

10. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / РАН. Ин-т рус. яз. им. В. В. Виноградова. 4-е изд., доп. M. : А ТЕMП, 2006. 944 с.

11. Правовая политика в сфере обеспечения информационной безопасности в сети Интернет: моделирование процессов / В. А. Кушников [и др.] // Юрид. наука и право-охран. практика. 2017. № 2. С. 78-80.

12. Стрельников В. В. Понятие и виды юридической ответственности за совершение правонарушений, посягающих на безопасность жизнедеятельности граждан // Гражданин и право. 2014. № 4. С. 29-37.

13. Толковый словарь русского языка: Ок. 7 000 словар. ст.: Свыше 3S 000 значений: Более 70 000 илл. примеров / под ред. Д. В. Дмитриева. M. : Астрель ; АСТ, 2003. 1582 с.

14. Федотова Ю. Г., Рогов А. С. О категориях «конституционная безопасность» и «национальная безопасность» : терминологический анализ // Гос. служба. 2014. № 3. С. 6-9.

15. Фомин А. А., Фомина А. С. Юридическая ответственность как элемент государственно-правового механизма обеспечения личной безопасности // Вектор науки Тольят. гос. ун-та. Сер. Юрид. науки. 2014. № 4. С. 111-114.

REFERENCES

1. Barihin A. B. Bol'shaya juridicheskaya ehnciklopediya. Moscow, Knizhnyj mir Publ., 2010, 960 p. (in Russian)

2. Batyushenkov V.A. Konstitucionnaya otvetstvennost' v sfere obe-specheniya nacional'noj bezopasnosti Rossii. Avtoref. dis. kand. jurid. nauk. Moscow, 2GG4, 23 p. (in Russian)

3. Gobbs T. Sochineniya. V 2 t. T. 2. Moscow, Mysl, 1991, 736 p. (in Russian)

4. Grigorenko M.M. Bezopasnost' zhiznedeyatel'nosti. St. Petersburg, SPbGU Publ., 2GG8, 112 p. (in Russian)

5. Kuz'min I.A. Osnovaniya vozniknoveniya juridicheskoj otvetstven-nosti kak obshcheteoreticheskaya problema: podhody i suzhdeniya. Sibirskij juridicheskij vestnik, 2G12, N 4, pp. 3-1G. (in Russian)

6. Kuz'min I. A. Sistema prava i sistema juridicheskoj otvetstvennosti, monogr. Irkutsk, IGU Publ., 2018, 163 p. (in Russian)

7. Lipinskij D.A., Musatkina A.A. Al'ternativnye sankcii i inye pravovye sredstva individualizacii juridicheskoj otvetstvennosti. JUridicheskaya nau-ka i praktika: Vestn. Nizhegorod. akad. MVD Rossii, 2018, N 3, pp. 71-79. (in Russian)

8. Malahov V.P. Filosofiya prava. 2-e izd., pererab. i dop. Moscow, YUNITI-DANA Publ., 2007, 336 p. (in Russian)

9. Ovchinnikov A.I. Konstitucionno-pravovaya sushchnost' nacional'noj bezopasnosti i konstitucionnaya bezopasnost. YUrist-Pravoved, 2014, N 3, pp. 33-37. (in Russian)

10. Ozhegov S.I. Tolkovyj slovar' russkogo yazyka: 80 000 slov i fraze-ologicheskih vyrazhenij. Rossijskaya akademiya nauk. Institut russkogo yazyka im. V.V. Vinogradova. 4-e izd., dop. Moscow, A TEMP Publ., 2006, 944 p. (in Russian)

11. Kushnikov V.A. [etc.] Pravovaya politika v sfere obespecheniya informacionnoj bezopasnosti v seti Internet: modelirovanie processov. Ju-ridicheskaya nauka i pravoohranitel'naya praktika, 2017, is 2, pp. 78-80. (in Russian)

12. Strel'nikov V.V. Ponyatie i vidy juridicheskoj otvetstvennosti za sovershenie pravonarushenij, posyagayushchih na bezopasnost' zhizned-eyatel'nosti grazhdan. Grazhdanin i pravo, 2014, N 4, pp. 29-37. (in Russian)

13. Tolkovyj slovar' russkogo yazyka. Pod red. D. V. Dmitrieva. Moscow, Astrel' Publ., 2003, 1582 p. (in Russian)

14. Fedotova YU.G. O kategoriyah "konstitucionnaya bezopasnost'" i "nacional'naya bezopasnost": terminologicheskij analiz. Gosudarstvennaya sluzhba, 2014, N 3, pp. 6-9. (in Russian)

15. Fomin A.A., Fomin S.A. Juridicheskaya otvetstvennost' kak ehle-ment gosudarstvenno-pravovogo mekhanizma obespecheniya lichnoj bezo-pasnosti.Vektor nauki Tol'yat. gos. un-ta. Seriya: Juridicheskie nauki, 2014, N 4, pp. 111-114. (in Russian)

Security Measures and Legal Liability Institutions: Correlation and Interaction Problems

© Kuzmin I. A., 2019

The article is devoted to the study of the general social security phenomenon, its understanding and legal confirmation in the form of an institution and a system of measures ensuring the security of public interests, a state and an individual. It evaluates conceptual theoretical and methodological provisions of the legal policy of the Russian Federation in the field of public (national) security. A place and a role of the state in the security system, as well as the legal measures taken by it are described. The basics of the public security system are determined and disclosed. The definition of the security measures and legal liability institutions are stated and their internal content is revealed. The structural and functional relationships between the institutions under consideration are consistently studied. For study purposes, in addition to general scientific and special methods, a number of private- law ones (technical, structural legal, comparative legal, legal modeling) were used, which made it possible to disclose the content of security measures and legal liability institutions from a systemic position of theoretical and legal practical approaches. To obtain the most objective results in the work, we applied the provisions of the current foreign and Russian legislation, acts of the Russian Federation Constitutional Court, as well as doctrinal sources on the research topic. The novelty of the study lies in an integrative characteristic of the interaction of security measures and legal liability institutions in terms of their functional and structural unity as independent state and legal phenomena that have their own specifics and place in the systems of law and legislatures. The author comes to a conclusion that it is necessary to improve the lawmaking activity in terms of the adequate legal confirmation of mechanisms for complementing security measures and those of legal liability for ensuring the actual ruleoflaw.

Keywords: security, public (national) security, security measures institution, security system, legal liability institution, interaction.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.