Научная статья на тему 'ИМИТАЦИЯ СВОБОДНОЙ АВТОНОМНОЙ ВОЛИ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ'

ИМИТАЦИЯ СВОБОДНОЙ АВТОНОМНОЙ ВОЛИ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
41
5
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЦИФРОВИЗАЦИЯ / ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЕ / ИМИТАЦИЯ ВОЛИ / СДЕЛКИ / ЭЦП / НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО / СЕГМЕНТАЦИЯ РЕГУЛИРОВАНИЯ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Катаева Екатерина Сергеевна

Статья посвящена проблеме цифровизации волеизъявления и его имитации посредством электронной подписи (далее - ЭЦП). С развитием цифровых технологий появляется новая форма волеизъявления - «цифровое волеизъявление». Автором анализируются нововведения в законодательство в части изменения формы сделки по статье 160 ГК РФ (цифровой закон). Рассматриваются негативные последствия внедрения цифровых технологий при совершении сделок с недвижимостью, в частности, приведен конкретный показательный казус. Отмечаются попытки исправления ситуации с помощью проведения Росреестром информационных кампаний. Впоследствии проблема, связанная с избыточной простотой применения цифровых аналогов волеизъявления, была решена законодательно. Автором анализируются изменения законодательства в сфере государственной регистрации недвижимости и ЭЦП, а также подчеркивается обоснованный выбор законодателя в отношении личного подтверждения лицом своего волеизъявления при совершении сделки с недвижимостью с использованием ЭЦП ввиду специфики объекта. В части изменения законодательства об ЭЦП решена проблема «слабых» удостоверяющих центров. Отмечается, что принятие цифрового закона и двух законов о внесении изменений в сферу регистрации недвижимости и ЭЦП должны были быть в обратной последовательности: сначала необходимо было предусмотреть способы защиты, а уже потом вводить такое регулирование. Автором анализируются причины возникновения негативных последствий, в частности, отмечается невосприятие законодателем критики, содержащейся в экспертном заключении Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, еще на момент рассмотрения законопроекта об изменении ст. 160 ГК РФ о форме сделки. Автор приходит к выводу о необходимости сегментации правового регулирования и последующего рационального введения технологий в жизнь людей. Волеизъявление не должно утрачивать свой главный смысл автономостности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

IMITATION OF FREE AUTONOMOUS WILL: THE CURRENT STATE OF CIVIL LAW REGULATION

This article is devoted to the problem of digitalization of the expression of will and its imitation by means of an electronic signature (hereinafter - EDS). With the development of digital technologies, a new form of expression of will appears - «digital expression of will». The author analyzes changes in legislation regarding the form of a transaction under Article 160 of the Civil Code of the Russian Federation (digital law). The negative consequences of the introduction of digital technologies in real estate transactions are considered, in particular, a specific illustrative case is given. Attempts to correct the situation with the help of Rosreestr information campaigns were noted. Subsequently, this problem was solved by law. The author analyzes the changes in legislation in the field of state registration of real estate and EDS. The author emphasizes the right choice of the legislator in relation to personal confirmation by a person of his will when making a real estate transaction using EDS due to the specifics of the object. In terms of changing the legislation on EDS, the problem of «weak» certification centers has been solved. It was noted that the adoption of a digital law and two laws on amendments to the sphere of registration of real estate and EDS should have been in reverse order, first it was necessary to provide ways of protection, and only then to introduce such regulation. The author analyzes the causes of negative consequences, in particular, noted the non-acceptance of criticism by the legislator contained in the expert opinion of the Council under the President of the Russian Federation on codification and improvement of civil legislation, even at the time of consideration of the draft law on the amendment of Article 160 of the Civil Code of the Russian Federation on the form of the transaction. The author concludes that segmentation of regulation is necessary, rational introduction of technologies into people’s lives. The expression of will should not lose its main meaning of autonomy.

Текст научной работы на тему «ИМИТАЦИЯ СВОБОДНОЙ АВТОНОМНОЙ ВОЛИ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ»

OF LEGAL RESEARCH

УДК 347.132.6

Б01 10.34076/2658_512Х_2021_4_38

Катаева Екатерина Сергеевна

kataevaketrin@yandex.ru

Магистрант Российской школы частного права

Научный руководитель:

Васильев Артем Сергеевич

Преподаватель цивилистических дисциплин Исследовательского центра частного права и Уральского государственного юридического университета, кандидат юридических наук

Имитация свободной автономной воли: современное состояние гражданско-п ра вового регулирования

Катаева Е. С. Имитация свободной автономной воли: современное состояние гражданско-правового регулирования// Уральский журнал правовых исследований. 2021. № 4. С. 38-45. DOI 10.34076/ 2658 512Х 2021 4 38

Аннотация:

Статья посвящена проблеме цифровизации волеизъявления и его имитации посредством электронной подписи (далее - ЭЦП). С развитием цифровых технологий появляется новая форма волеизъявления -«цифровое волеизъявление». Автором анализируются нововведения в законодательство в части изменения формы сделки по статье 160 ГК РФ (цифровой закон). Рассматриваются негативные последствия внедрения цифровых технологий при совершении сделок с недвижимостью, в частности, приведен конкретный показательный казус. Отмечаются попытки исправления ситуации с помощью проведения Росреестром информационных кампаний. Впоследствии проблема, связанная с избыточной простотой применения цифровых аналогов волеизъявления, была решена законодательно. Автором анализируются изменения законодательства в сфере государственной регистрации недвижимости и ЭЦП, а также подчеркивается обоснованный выбор законодателя в отношении личного подтверждения лицом своего волеизъявления при совершении сделки с недвижимостью с использованием эЦп ввиду специфики объекта. В части изменения законодательства об ЭЦП решена проблема «слабых» удостоверяющих центров. Отмечается, что принятие цифрового закона и двух законов о внесении изменений в сферу регистрации недвижимости и ЭЦП должны были быть в обратной последовательности: сначала необходимо было предусмотреть способы защиты, а уже потом вводить такое регулирование. Автором анализируются причины возникновения негативных последствий, в частности, отмечается невосприятие законодателем критики, содержащейся в экспертном заключении Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, еще на момент рассмотрения законопроекта об изменении ст. 160 ГК РФ о форме сделки. Автор приходит к выводу о необходимости сегментации правового регулирования и последующего рационального введения технологий в жизнь людей. Волеизъявление не должно утрачивать свой главный смысл автономостности.

УДК 347.132.6

DOI 10.34076/2658_512X_2021_4_38

Ekaterina S. Kataeva

kataevaketrin @yandex. ru

Russian School of Private Law, Master's Degree Student

Academic Supervisor:

Artem S. Vasiliev

Assistant professor of civil disciplines Russian School of Private Law, Ural State Law University, Candidate of Juridical Sciences

Imitation of Free Autonomous Will: the Current State of Civil Law Regulation

Ekaterina S. Kataeva 'Imitation of Free Autonomous Will: the Current State of Civil Law Regulation', Ural Journal of Legal Research, 2021, No. 4. pp. 38-45. DOI 10.34076/2658_512X_2021_4_38

Abstract:

This article is devoted to the problem of digitalization of the expression of will and its imitation by means of an electronic signature (hereinafter - EDS). With the development of digital technologies, a new form of expression of will appears - «digital expression of will». The author analyzes changes in legislation regarding the form of a transaction under Article 160 of the Civil Code of the Russian Federation (digital law). The negative consequences of the introduction of digital technologies in real estate transactions are considered, in particular, a specific illustrative case is given. Attempts to correct the situation with the help of Rosreestr information campaigns were noted. Subsequently, this problem was solved by law. The author analyzes the changes in legislation in the field of state registration of real estate and EDS. The author emphasizes the right choice of the legislator in relation to personal confirmation by a person of his will when making a real estate transaction using EDS due to the specifics of the object. In terms of changing the legislation on EDS, the problem of «weak» certification centers has been solved. It was noted that the adoption of a digital law and two laws on amendments to the sphere of registration of real estate and EDS should have been in reverse order, first it was necessary to provide ways of protection, and only then to introduce such regulation. The author analyzes the causes of negative consequences, in particular, noted the non-acceptance of criticism by the legislator contained in the expert opinion of the Council under the President of the Russian Federation on codification and improvement of civil legislation, even at the time of consideration of the draft law on the amendment of Article 160 of the Civil Code of the Russian Federation on the form of the transaction. The author concludes that segmentation of regulation is necessary, rational introduction of technologies into people's lives. The expression of will should not lose its main meaning of autonomy.

Ключевые слова:

цифровизация, волеизъявление, имитация воли, сделки, ЭЦП, недвижимое имущество, сегментация регулирования

Keywords:

digitalization, expression of will, imitation of will, transactions, electronic signature, real estate, segmentation of regulation

OF LEGAL RESEARCH

С развитием технологий наша жизнь меняется, меняемся и мы. Практически все сферы жизнедеятельности общества подверглись «оцифровке», в том числе не осталось в стороне и частное волеизъявление, которое активно подвергается подмене технологическими решениями, то есть происходит имитация свободной автономной воли.

Что подразумевает под собой имитация свободной автономной воли в контексте digital мира? Это волеизъявление, которое силой правопорядка непоколебимо, т.е. в силу особенностей существа сделать точное суждение, действительно ли оно было свободным и автономным, равно как и вообще было ли оно, невозможно: существует лишь технологический след.

Человек ценен как таковой именно своей волей. Как отмечено в п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 9 ГК РФ: граждане (физические лица) и юридические лица (объединения лиц) приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Для права частного важно настоящее, аналоговое волеизъявление человека.

Как отмечается учеными, «применительно к проблематике гражданского права можно говорить о двух основных тенденциях. Первая касается не только перехода участников гражданского оборота на т.н. электронный документооборот (что бы это ни значило), но и перехода самих субъектов имущественного оборота на электронное взаимодействие. Вторая тенденция связана с появлением новых цифровых объектов имущественного оборота» [1].

С развитием цифровых технологий появляется новая, во всяком случае, при первом приближении форма волеизъявления - «цифровое волеизъявление». Законодатель воспринимает её как аналоговую, ординарную, применяет к ней те же правила (электронные сделки - это сделки в простой письменной форме), но уместно ли это - вопрос, требующий проработки и осмысления. В частности, представляется неочевидной методология законодателя: введение такого способа подмены волеизъявления не сопровождается специальными средствами защиты прав, во всяком случае, упование на «ретро» инструментарий является сомнительным.

Наглядным примером является использование ЭЦП. Что такое ЭЦП? ЭЦП -информация в электронной форме, которая присоединена к другой информации в электронной форме (подписываемой информации) или иным образом связана с такой информацией и которая используется для определения лица, подписывающего информацию1. Иными словами, это аналог собственноручной подписи.

Использование ЭЦП при совершении гражданско-правовых сделок стало возможным еще в 2002 году, с момента появления Федерального закона от 10.01.2002 № 1-ФЗ «Об электронной цифровой подписи»,2 но особого распространения не получило.

В марте 2018 года в Государственную Думу РФ был внесен законопроект о внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации, так называемый - «о цифровых правах»3, который на уровне Кодекса напомнил участникам оборота о возможности ис-

1 Об электронной подписи: Федеральный закон РФ от 06.04.2011 № 63-Ф3 // URL: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_112701/ (дата обращения 15.10.2021).

2 Об электронной цифровой подписи: Федеральный закон РФ от 10.01.2002 № 1-ФЗ // URL: http://www. consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34838/ (дата обращения 15.10.2021).

3 О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации: Законопроект № 424632-7 (о цифровых правах) // URL: https://sozd.duma.gov.ru/ bill/424632-7 (дата обращения 15.10.2021).

OF LEGAL RESEARCH

пользования аналогов действтельного волеизъявления, что вызвало немало дискуссий в профессиональных кругах4.

Как было отмечено в пояснительной записке к законопроекту: «Это будет отвечать не только вызовам цифровой эпохи, но и чаяниям большого количества участников гражданского оборота»5. Впрочем, отчаянные от отсутствия цифрового наполнения законодательства так и не проявили себя, оставшись неназванными.

В итоге был принят Федеральный закон от 18.03.2019 № 34-Ф3 «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», который и кодифицировал цифровую форму волеизъявления: «Письменная форма сделки считается соблюденной также в случае совершения лицом сделки с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки, при этом требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю. Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон может быть предусмотрен специальный способ достоверного определения лица, выразившего волю»6.

Несмотря на то, что возможность использовать ЭЦП существовала с 2002 года, тем не менее, именно ГК на волне «фанатичной» цифровизации запустил активное и не всегда правомерное использование именно такого способа волеизъявления.

В мае 2019 года проявились первые серьезные имущественные последствия «пропаганды» использования ЭЦП в гражданском обороте. Неизвестные лица лишили гражданина его жилого помещения, что является одним из показательных примеров, некое мыслимое начало, которое впоследствии было, по счастливому стечению неизвестных обстоятельств, пресечено неправовыми путями.

Произошедший казус оказался возможным благодаря использованию ЭЦП и избыточной поспешности законодателя. Неизвестные «продвинутые» участники оборота создали ЭЦП собственника без его ведома, а затем «волеизъявились» в цифровой форме, «подарив» квартиру третьему лицу. После этого переход права собственности на квартиру удалось зарегистрировать в Росреестре. О смене собственника пострадавший узнал случайно.

Бывший силой правопорядка собственник возвращал квартиру в судебном порядке, договор дарения квартиры признан недействительным на основании ст. 168 ГК РФ как сделка, нарушающая требования закона, применены последствия недействительности, квартира вернулась в собственность первоначального собственника7.

4 Заседание Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, посвященное 25-летию со дня принятия Гражданского кодекса РФ, Всероссийская научно-практическая конференция 25-лет со дня принятия Гражданского кодекса Российской Федерации, Петербургский международный юридический форум 2019.

5 Пояснительная записка к законопроекту О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (о цифровых правах) // URL: https://sozd.duma. gov.ru/bill/424632-7 (дата обращения 15.10.2021).

6 О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации: Федеральный закон РФ от 18.03.2019 № 34-Ф3 // URL: http://publication.pravo.gov.ru/ Document/View/0001201903180027 (дата обращения 15.10.2021).

7 Решение Бабушкинского районного суда г. Москвы от 07.10.2019 по делу № 02-3237/2019 // URL: https:// mos-gorsud.ru/rs/babushkinskij/services/cases/civil/details/7ae9082f-aeec-49b9-9822-2bd1eae932e0?caseNumb er=02-3237/2019 (дата обращения 15.10.2021). Как известно, ст. 168 ГК РФ является бланкетной нормой и

OF LEGAL RESEARCH

Данный пример показателен в смысле того, насколько ЭЦП имитирует волю лица: зафиксированная в документе воля лица в какой-то мере становится автономной, отделённой от субъекта [2, с. 214], фактически, настоящая воля лица выпадает из правового пространства сделки.

Использование ЭЦП должно с достоверностью позволять установить «авторство» цифрового волеизъявления либо же такое «авторство» не должно оспариваться, либо при возникновении спора должно быть достоверно доказано [3, с. 243].

Осознание содеянного не заставило себя долго ждать. Избыточно свободное и неограниченное использование ЭЦП требовало решения проблемы. Росреестр начал активную информационную кампанию: «каждый владелец недвижимости может подать заявление в Росреестр о том, что сделки с принадлежащим ему имуществом могут производиться только при его личном участии. При подаче такого заявления в ЕГРН также будет внесена соответствующая запись»8, то есть предлагается подача заявления о возможности запретить действия с недвижимостью без его личного участия.

Впоследствии избыточная простота применения цифровых аналогов волеизъявления была пресечена законодательно.

Первым изменениям был подвергнут Федеральный закон «О государственной регистрации недвижимости». Законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации недвижимости»9 был внесен в Государственную Думу РФ практически сразу после казуса «ничтожной жилищной щедрости». Введено правило, в соответствии с которым участник оборота должен сам, лично выразить волю на использование ЭЦП при обороте его недвижимых вещей.

В пояснительной записке к законопроекту указано, что законопроект направлен на защиту интересов граждан в случае недобросовестных10 действий по отчуждению принадлежащего им на праве собственности недвижимого имущества с использованием незаконно полученного ключа ЭЦП. Сделана ссылка на неоднократные случаи мошенничества. Причем сам субъект законодательной инициативы (группа депутатов Государственной Думы РФ) отмечают незащищенность ЭЦП от получения другими лицами11. Удивительно. Пришло прозрение.

Законодатель меняет презумпцию в сфере недвижимости: из версии «можно всем, если иное не вытекает из личного волеизъявления», устанавливается

не способна к применению без отсылки к иной норме гражданского законодательства. В указанной части решение, без сомнения, является незаконным, однако, правомерным. Действительно, ответчик признал иск, однако, сделка ничтожна не в силу волеизъявления стороны (это к иным правопорядкам), а в силу закона и этого закона в решении нет. Реконструкция действительного основания недействительности договора невозможна в силу нищеты закона, но не в силу ограниченности способностей воспринимающего содержание судебного акта. Конечно, мыслимы рассуждения на тему, что волеизъявление не имело место, сделки не было, однако, все они заведомо ложны, сделка была.

8 Официальные разъяснения Росреестра // URL: https://rosreestr.gov.ru/press/archive/rosreestr-napominaet-sobstvennikam-o-vozmozhnosti-zapretit-deystviya-s-nedvizhimostyu-bez-ego-lichno/ (дата обращения 15.10.2021).

9 О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации недвижимости»: Законопроект № 728232-7 // URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/728232-7 (дата обращения 15.10.2021).

10 Такие действия не являются недобросовестными, недобросовестные - это действия при наличии права, здесь же речь идет о банальном цифровом воровстве как противоправном деянии, добросовестность здесь не нужна.

11 Пояснительная записка к законопроекту № 728232-7 О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации недвижимости» // URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/728232-7 (дата обращения 15.10.2021).

OF LEGAL RESEARCH

обратная - предлагается подача заявления в Росреестр о возможности совершения сделки с использованием ЭЦП, которое подается заявителем лично или посредством почты (подпись заявителя на заявлении, подаваемом посредством почтового отправления, должна быть нотариально удостоверена), но без использования каких-либо электронных механизмов, что и было сделано в принятом Федеральном законе от 02.08.2019 № 286-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации недвижимости»12, в противном же случае, без отметки в реестре о возможности совершения сделки с использованием ЭЦП переход права по сделке, совершенной в электронной форме, не зарегистрируют.

До данных изменений преобладала позиция, согласно которой если в реестре нет записи о запрете регистрации, то сделки зарегистрируют с использованием ЭЦП13.

Представляется верным выбор законодателя; для совершения сделок с недвижимостью с использованием ЭЦП необходимо личное, можно сказать, тактильное подтверждение лицом такого волеизъявления. Среди прочих мотивов подобное правило имеет и публичные цели: повальная цифровизация оборота недвижимых вещей могла свести на нет все усилия по «упрочнению» реестра прав на недвижимость. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, «государственная регистрация прав на недвижимое имущество направлена на реализацию принципов публичности и достоверности сведений о правах на объекты недвижимого имущества и их правообладателях, она создает гарантии надлежащего выполнения сторонами обязательств и, следовательно, способствует упрочению и стабильности гражданского оборота в целом»14.

Действительная потребность в цифровых сделках по недвижимости вряд ли необходима ввиду специфики объекта, он неповоротливый, сделки с ним совершаются довольно редко, что требует неспешного принятия решений. А самый «ранимый» объект - жилые помещения - явно не нуждается в цифровой форме сделки, напротив, для жилых объектов форму следует «утяжелить» для защиты непрофессиональных участников гражданского оборота.

Институт государственной регистрации прав на недвижимое имущество призван «обеспечивать правовую определенность в сфере оборота недвижимого имущества, с тем чтобы участники гражданских правоотношений имели возможность в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав и обязанностей»15.

Вторым был изменен Федеральный закон «Об электронной подписи». В конце 2019 года был принят Федеральный закон от 27.12.2019 № 476-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об электронной подписи» и статью 1 Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпри-

12 О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации недвижимости»: Федеральный закон РФ от 02.08.2019 № 286-ФЗ // URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/ View/0001201908020064 (дата обращения 15.10.2021).

13 Официальные разъяснения Росреестра // URL: https://rosreestr.gov.ru/press/archive/rosreestr-napominaet-sobstvennikam-o-vozmozhnosti-zapretit-deystviya-s-nedvizhimostyu-bez-ego-lichno/ (дата обращения 15.10.2021).

14 Определение Конституционного суда РФ от 5 июля 2001 года № 154-О // URL: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_34589/ (дата обращения 15.10.2021).

15 Постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 2012 года № 11-П. URL: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_129823/ (дата обращения 15.10.2021).

OF LEGAL RESEARCH

нимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля»16. Некоторые его положения вступают в силу лишь в 2021, 2022 гг.

До внесения изменений ЭЦП «вход в мир» выдачи аналогов собственноручных подписей был недорог и прост, были установлены минимальные требования. Теперь появились достаточно жесткие, даже неподъемные требования к удостоверяющим центрам, которые выдают сертификаты ЭЦП: минимальный размер собственных средств (капитала) составляет не менее чем один миллиард рублей либо пятьсот миллионов рублей при наличии не менее чем в трех четвертях субъектов Российской Федерации одного или более филиала или представительства удостоверяющего центра; такие организации должны иметь высокий порог страховой ответственности своей деятельности; срок аккредитации центра сократился до трех лет17; юридическим лицам ЭЦП будет выдавать удостоверяющий центр Федеральной налоговой службы, а кредитным организациям - удостоверяющий центр Центробанка18.

Телега впереди лошади: принятие цифрового закона и двух законов о внесении изменений в сферу регистрации недвижимости и ЭЦП должны были быть в обратной последовательности, сначала необходимо было предусмотреть способы защиты, создать надлежащую инфраструктуру, а уже потом вводить такое регулирование, поскольку достоверность ЭЦП должна предшествовать всеобщему введению.

После вступления в силу Федерального закона от 27.12.2019 № 476-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об электронной подписи» ...» остаётся открытым вопрос действия ранее выданных ЭЦП и функционирования ранее аккредитованных удостоверяющих центров. Как отмечено в Федеральном законе от 27.12.2019 № 476-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об электронной подписи» .» такие ЭЦП и удостоверяющие центры могут действовать до 01.01.2022 года19. Так называемый период существования «отравленных», не заслуживающих доверия, ЭЦП и удостоверяющих центров мыслим до 2022 года.

Даже после Федерального закона от 02.08.2019 № 286-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной регистрации недвижимости» Росреестр неустанно повторяет о том, что собственники могут подать заявление о том, что сделки могут производиться только при их личном участии, а также о возможности совершения сделок с помощью ЭЦП.

Таким образом, произошли серьезные изменения в отношении возможности совершения сделок с недвижимостью с использованием ЭЦП, законодатель попытался защитить собственников от неправомерных действий со стороны третьих лиц путем личного подтверждения собственником своего волеизъявления, также решена проблема «слабых» удостоверяющих центров.

16 О внесении изменений в Федеральный закон «Об электронной подписи» и статью 1 Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля»: Федеральный закон РФ от 27.12.2019 № 476-ФЗ // URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201912280086 (дата обращения 15.10.2021).

17 Об электронной подписи: Федеральный закон РФ от 06.04.2011 № 63-ФЗ // URL: http://www.consultant.ru/ document/cons_doc_LAW_112701/ (дата обращения 15.10.2021).

18 О внесении изменений в Федеральный закон «Об электронной подписи» и статью 1 Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля»: Федеральный закон РФ от 27.12.2019 № 476-ФЗ // URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201912280086 (дата обращения 15.10.2021).

19 Там же.

OF LEGAL RESEARCH

Указанные выше последствия возникли, в том числе из-за невосприятия критики, отраженной в экспертном заключении20, принятом на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, еще на момент рассмотрения законопроекта об изменении ст. 160 ГК РФ о форме сделки. Основная мысль, которая отражена в заключении, заключалась в ограничении сфер, куда можно пускать цифру. Как отмечено в Экспертном заключении по проекту федерального закона № 424632-7 «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» (принято на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 23.04.2018 № 175-2/2018):

«В действительности смысл проектируемой нормы, видимо, сводится к достаточно простому правилу, согласно которому волеизъявление может быть сделано в электронной форме, тождественной письменной форме, если это предусмотрено законом, договором, иным правовым актом, а при их отсутствии - обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. Законом может быть установлен запрет на совершение действий в электронной форме».

Именно правило о запрете на совершение действий в электронной форме следовало взять за основу при разработке закона о цифровых правах.

Рациональным предложением является сегментация регулирования. Так, не стоит пускать цифровые сделки в личную сферу, например, в семейственное право, наследственное право.

Имущественную сферу также следует сегментировать. Для сделок, опосредующих оборот движимых вещей, автоматизация, в целом, никакого вреда не несет, возможно даже наоборот, экономит издержки. Сюда же относятся сделки, совершаемые профессиональными участниками гражданского оборота, последние способны на рациональный выбор, смиренно в силу закона принимают негативные последствия своего выбора.

Не стоит внедрять «цифру» там, где есть правоустанавливающая регистрация; архетип регулирования - режим недвижимости - правообладатель должен лично, «аналогово» выразить свою волю на дальнейшее использование digital инструментов.

В сегодняшних реалиях человек становится совокупностью правовых имущественных связей, можно сказать, превращается в имущественную массу, его воля имитируется алгоритмами, что, зачастую, приводит к негативным последствиям. Приведенное выше показывает крайнюю затруднительность ретроспективной переоценки осуществленного волеизъявления, а должно быть наоборот. Исправлению ситуации может помочь рациональный подход к внедрению технологий в жизнь людей, ограничивая такое внедрение либо привнося его в ограниченном объеме, и при наличии рационализированного волеизъявления, которое не должно утрачивать свой главный смысл автономостности - «в своей воле и в своем интересе».

20 Экспертное заключение по проекту федерального закона № 424632-7 «О внесении изменений в части пер -вую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» (принято на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 23.04.2018 № 175-2/2018) // СПС Консультант.

OF LEGAL RESEARCH

Библиографический список:

1. Василевская Л. Ю. Цифровизация гражданского 1. оборота: проблемы и тенденции // Российский юридический журнал. 2020. № 6. с.105-177

2. Гражданское право: учебник: в 2 т./ С. С. Алексеев 2 [и др.]; под ред. С.А. Степанова. - 2-е изд., пере-раб. и доп. - Москва: Проспект, 2018. Т.1. - 704 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Сделки, представительство, исковая давность: постатейный комментарий к статьям 153-208 3. Гражданского кодекса Российской Федерации [Электронное издание. Редакция 1.0] / Отв. ред. А.Г. Карапетов. - М.: М-Логос, 2018. - 1264

с. (Комментарии к гражданскому законодательству #Глосса.) // URL: https://m-lawbooks.ru/ product/sdelki-predstavitelstvo-iskovaya-davnost-postateynyiy-kommentariy-k-st-153-208-gk-rf-pod-red-a-g-karapetova/ (дата обращения: 05.11.2021 г.)

References:

Vasilevskaya L. Yu. Digitalization of civil turnover: problems and trends // Russian Law. Journal 2020. №. 6.

Civil Law [Text]: textbook: in 2 volumes/ S. S. Alekseev [et al.]; edited by S.A. Stepanov. - 2nd ed., reprint. and add. - Moscow: Prospect, 2018. Vol.1. - 704 p.

Transactions, representation, limitation period: article-by-article commentary to Articles 153208 of the Civil Code of the Russian Federation [Electronic edition. Revision 1.0] / Ed. by A.G. Karapetov. - M.: M-Logos, 2018. - 1264 p. (Comments on civil legislation #Gloss.) // URL: https://m-lawbooks.ru/product/ sdelki-predstavitelstvo-iskovaya-davnost-postateynyiy-kommentariy-k-st-153-208-gk-rf-pod-red-a-g-karapetova (accessed: November 5, 2021).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.