Научная статья на тему 'Илоу в китайских письменных памятниках'

Илоу в китайских письменных памятниках Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
64
33
Поделиться
Ключевые слова
ИЛОУ / "ХОУ ХАНЬ-ШУ (ИСТОРИЯ ПОЗДНЕЙ ХАНЬ)" / "САНЬГО-ЧЖИ (ЗАПИСИ О ТРЁХ ЦАРСТВАХ)" / ФУЮЙ / КОГУРЁ / ВОСТОЧНЫЕ ВАРВАРЫ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Полутов Андрей Вадимович

В статье приводятся авторский перевод и анализ описаний илоу из «Хоу Хань-шу (Истории Поздней Хань)» и «Саньго-чжи (Записей о Трёх Царствах)» с комментариями на основе древних и средневековых письменных памятников Китая, Кореи и Японии.

Текст научной работы на тему «Илоу в китайских письменных памятниках»

Социум

Полутов Андрей Вадимович,

канд. ист. наук, старший научный сотрудник отдела китаеведения Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН (Владивосток). E-mail: polutov@icloud.com.

УДК 94(517)

Илоу в китайских письменных памятниках

Ключевые слова: илоу, «Хоу Хань-шу (История Поздней Хань)», «Саньго-чжи (Записи о Трёх Царствах)», Фуюй, Когурё, восточные варвары

В статье приводятся авторский перевод и анализ описаний илоу из «Хоу Хань-шу (Истории Поздней Хань)» и «Саньго-чжи (Записей о Трёх Царствах)» с комментариями на основе древних и средневековых письменных памятников Китая, Кореи и Японии

Приведём пример, непосредственно касаю-

В настоящее время отечественные археологи добились впечатляющих результатов в области изучения материальной культуры племён и народов, населявших в древности и средневековье российский Дальний Восток. В то же время всё отчётливее наблюдается отставание в переводах и введении в научный оборот письменных памятников, имеющих самое непосредственное отношение к объектам, изучаемым археологией.

Выдающийся отечественный востоковед В. С. Таскин отмечал: «Переводы Н. Я. Бичурина и Н. В. Кюнера, охватывающие основные материалы по истории ухуаней и сяньбийцев, не удовлетворяют требованиям современной науки, в связи с чем возникает необходимость в новом, более точном переводе» [23, с. 55]. Это несколько категоричное, но во многом справедливое замечание можно, на наш взгляд, применить и к переводам описаний илоу, уцзи и мохэ Н. Я. Бичурина, Н. В. Кюнера и М. Н. Пака, которые не только во многом устарели, но и уже давно стали библиографической редкостью.

Археологи-востоковеды советской генерации для обоснования своих теорий и гипотез практиковали вольный подстрочный перевод и выборочное цитирование фрагментов различных памятников, чаще всего не обращая внимания на то, что между датами написания последних пролегали столетия. Тем самым хаотично смешивались сведения из разных по концепции, языку и стилю сочинений, а у читателей создавалось ложное впечатление о комплексном и добросовестном подходе авторов к изложению и анализу содержания письменных памятников.1

В нашей работе предприняты попытки научного перевода и анализа описаний илоу2 в «Хоу Хань-шу (История Поздней Хань)» и

«Саньго-чжи (Записи о Трёх Царствах)»3, в щийся темы настоящей работы. Э. В. Шавкунов которых это племя отнесено к восточным вар- пишет: «ПРи этом какая-то часть сяньбийских

племён проникает, по-видимому, и на террито-

варам. ' х.

г рию расселения илоуских племён. Об этом факте,

Прежде всего рассмотрим понятие в частности, сообщает «Сань го чжи», которая «дунъи - восточные варвары (ЖЩ)». В этом приводит на своих страницах интересное за-биноме первый иероглиф означает одну из явление ил°уских старейшин, сделанн°е ими в сторон света - Восток (Ж - дун), а ключевую первой половине 111 в., о том, что на их землях

«имеются люди с лицами чужеземцев, которые роль играет второй ИероглИф - Щ. Его пик- появились лишь недавно, и вслед за тем их мож-тографическое значение «да - большой (в но было уже видеть во всех концах страны» [32, значении «человек») + гунн ( Ц ) - лук» [35, т. 3, с. 23-24]. Во введении к Описанию восточных с. 559], что первоначально означало «воору- племён Ив «Саньг°-чжи», в ч^™^™, сказано:

«Почтенные старцы говорят, [что] есть иноликие

жённые луками люди, дикие люди (дикари)»,

J " ' " " г ' > люди, недавно представили [императору] план

а затем трансформировалось в «воинственные обозреть все [их] владения, собрать [сведения] люди (племя), обитающие на Востоке от Ки- об их законах и обычаях, больших и малых

тая» [36, с. 521], «инородцы, варвары, дикари различиях [между ними] титулах и званиях каж-Востока» [35 т 6 с 172-173] д°г° [правителя владения], дабы составить [их]

подробные описэния» [15, с. 840]. В «Сэньго-чжи» нет никаких упоминаний о «заявлениях илоуских старейшин о людях с лицами чужеземцев». Это даёт основания полагать, что гипотезы Э. В. Шавкунова о «пришлых племенах» как основной причине и единственном объяснении j 2 3 4 «внезапного» перехода племён илоу к коневод-

ству и отгонному скотоводству и ассимиляции Варианты написания иероглифа Щ илоу «пришлыми племенами сяньбийского

племенного союза» не подтверждаются письменным источником и выглядят, по меньшей

1. Сяочжуань - малый устав (Цинь). , "

мере, как мистификация, которая, тем не менее,

2. Цзиньвэнь- надписи на бронзе (Шан- продолжает кочевать по страницам научных Чжоу). работ. Так, В. Э. Шавкунов пишет: «Кроме того,

3. Цзягувэнь - гадательные надписи (Шан). в середине III в. н. э., по сообщениям туземных

4. Цзяньду - письмо на бамбуковых дощеч- старейшин, в Приморье «имеются люди с лицами

чужеземцев, которые появились лишь недавно,

ках. и вслед за тем их можно было видеть во всех

В «Исторических записках» (109-91 гг. до концах страны». Видимо, именно вторжение

н. э.) первое упоминание восточных И (ЖЩ) чужеземцев вынудило илоу южных районов края

приходится на время правления мифическо- переселяться вдоль побережья на ге^р^^тсж

го императора Яо (2333-2234 гг. до н. э.) [9, Приморья» [31, с. 140].

с. 140]. В «Бамбуковых анналах» иероглиф Щ 2 В 1273-1317 гг. китайский историк и энци-

впервые появляется в тексте об императоре клопедист Ма Дуаньлинь составил «Вэньсянь

Сян мифической династии Ся (2070-1600 гг. Тункао (Исследование древних те^тш и их

до н. э.) в биноме хуайи (^Щ), означающем традиций)». В разделе «Четыре стороны света» о

зарубежных странах, племенах и землях он поме-«хуайские ин°р°дцы», на третий год прав- стил описание Илоу. К сожалению, рамки статьи ления императора Фэнь той же династии ко не позволяют привести перевод этого текста. двору «от девяти [племён] и прибыли поднести [дары]» [1, с. 88, 105, 106, 145, 146]. В 3 «Хоу Хань-шу (История П<м«ней Хань)» - про-

Т,Т ттт , должение «Хань-шу (История Хань)», - состав-

«Бэ юй» («Речи цaрcтв», 1У-111вв. до н. Э.) ленная в V в. историком Фань Е (398-445 гг.) и

есть упоминание «девять владений восточ- охватывающая период с 25 по 220 гг. «Саньго-

ных И (В оригинале «девять [племён] И (К чжи (Записи о Трёх Щрсге^К от^ьш^щ^

Щ - цзюи). - А. П.)», относящееся ко времени 220-265 гг., чсоставил в 111 в. историк Чэнь Шоу

„ (233-297 гг.), а в V в. историк Пэй Сунчжи

У-Ван, первого императора династии Чжоу (372-451 гг.) сделал к ним подробные коммен-

(104-221 гг. до н. э.) [4, с. 106, 356]. тарии с дополнениями и уточнениями, в таком

«Лунь юй» повествует: «Учитель хотел по- виде они выходят и поныне. селиться в стране Девяти варваров (КЩ). Некто заметил: «К чему это? Ведь они же невежественны. Учитель ответил: «Там, где по-

селится благородный муж, разве будет место невежеству?» [2, с. 202]. А. Е. Лукьянов выбрал «невежество», видимо, как наиболее нейтральный перевод иероглифа лоу (И), имеющего также значения: безобразный, отвратительный (в т. ч. о внешности), низкорослый, низкий по происхождению, грубый и т. п.

В главе «Уложение царя» конфуцианского канонического трактата «Книга ритуалов» (1У-1 вв. до н. э.) сказано об окружающих Срединное государство племенах: «[Обитающие] на Востоке зовутся И, распускают волосы и татуируют тело, некоторые не готовят пищу на огне... [Обитающие] на Севере зовутся Ди, одеваются в перья и шерсть, живут в пещерах, некоторые не едят злаков

[13, т. 5,

с. 31-32].

В «Хань-шу (История Хань)» восточные племена И (ЖШ) и девять племён И (АШ) звучат уже практически как синонимы и отождествляются с такими древнекорейскими государственными и племенными образованиями как Чаосянь, Вэймо и Гоули. В «Хоу Хань-шу» с отсылкой ко времени правления У-ван и напоминанием о желании Конфуция жить среди девяти племён И перечисляются эти племена - цюаньи (^Ш), юйи (^Ш), фанъи (^Ш), хуанъи (^Ш), байи ( Й Ш), чии (^Ш), сюаньи (^Ш), фэнъи (ДШ) и янъи (ВДШ) [14, с. 2807]. Упоминание девяти племён было одним из тех мостиков, которые авторы «Хоу Хань-шу» прокладывали между далёким прошлым и настоящим, выстраивая тем самым стройную, на их взгляд, картину истории Срединного государства. В «Саньго-чжи» история взаимоотношений с восточными племенами И берёт начало со времени правления мифического императора Ю (2233-2184 гг. до н. э.) [15, с. 840].

В течение нескольких веков в древней китайской историографии складывалось устойчивое понятие «восточные племена И», которое можно сформулировать следующим образом: дикие по своим обычаям и безобразные по своему облику воинственные племена некитайского происхождения, обитающие на Востоке от Срединного государства.

Выражаясь на европейский лад, это варвары - чужеземцы, говорившие на непонятном языке и чуждые культуре древних греков и римлян. В нашем случае понятие восточные варвары является ярким отражением идеологии китаецентризма (другими словами, велико-ханьской доктрины) и оказалось настолько живучим, что до сих пор вызывает резкую критику и неприятие со стороны причисленных ещё в древности к восточным племенам И современных государств Дальнего Востока.

Статья из энциклопедии «№ррошса» отражает существенно отличающийся от китайского японский взгляд на историю этого понятия: «Тои (ЖШ) - пренебрежительное название некитайских племён на востоке и юго-востоке Китая. Племя И (Ш), именовавшееся также Жэньфан (А^), в эпоху Инь создало своё сильное государство, и не исключено, что это племя имело близкое отношение к племени Инь. На И часто ходили войной Инь и Чжоу, но оно сопротивлялось до последнего. Затем разделилось на несколько племён, такие как Лайи (^ Ш), Сюйи (ШШ) и Хуайи (ШШ). Во времена Чуньцю (722-481 гг. до н. э. - А. П.) такие племена как У (М) и Юэ (Й), племена на территории современных провинций Чжэцзян, Аньхуй и Цзянси назывались

девять племён И (АШ). Впоследствии китайцы стали называть Тои 4 Фуюй

все некитайские восточные племена и включать в них такие дальне- Пуё - пле-

восточные народы как японцы и корейцы» [37, т. 16, с. 559]. «Цыхай», менной союз, о&ье-

напротив, нейтрально трактует дунъи - «собирательное название динившии древние

•• .. г , корейские племена

племён, в древности обитавших к востоку от Китая» [38, т. 4, с. 2701]. и «занимавший в

В «Хоу Хань-шу» отдельный том посвящён Описанию восточных начале новой эры

племён И, а в «Саньго-чжи» - Описанию ухуань, сяньби и восточных равнинную терри-

племён И, в которых содержатся обзорные сведения о племени илоу. торию к северу от

д г .. китайского округа

Мы не знаем точно и можем только предполагать, на чём в своих опи-

г " ' Сюаньту (Хентхо),

саниях илоу основывались авторы «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи». примерно в районе

Во введении к Описанию восточных племён И в «Саньго-чжи» весьма современного

категорично заявлено, что работы по составлению описаний варвар- Нунанъ - Чанчунь в

ских владений проводились самостоятельно и авторы за какой-либо Кита^г^™™™

помощью к варварским племенам даже не намеревались обращаться, Просущестаовал со

так как это было бы нарушением этикета и ставило под угрозу пре- II в. до н.э. до 494

стиж Срединного государства [15, с. 840-841]. Тем самым намека- г., когда он вошёл в

лось на наличие собственных источников сведений, но в этих намё- состав государства

т т Когурё. См. подроб-

ках больше лукавства, чем правды. Нет никаких свидетельств того, но: ^ с ^95] что илоу являлись ко двору китайских императоров, где придворные историографы могли получить и записать эти сведения из первых рук, поэтому их источником могли стать лишь соседи илоу. 5 Эта громкая фраза не соответствует действи-Обратимся к тем немногим фактам, кото- темности. В «Описании ^сточньк шемж И» рые до нас дошли. «Хоу Хань-шу» в описании уп<°™наются то™™ пош^а Фю и йедкг, а

' ' тт в «Жизнеописании императора 1уан У-ди» - по-

фуюй4 сообщает, что в эру правления Цзяньу СОльства сюнну, южных сюнну, северных сюнну,

первого императора династии Восточная Когурё, Фуюй, владений Шаньшань, Сочэ, Вону

Хань Гуан У-дик его двору с данью являлись (Япония). Для нас это важно, так как позволяет

послы «всех владений восточных варваров»,5 локализовать в°зм°жные истотни^ сведений

и далее продолжает: «В 25-м году [эры Цзяньу] о иш1у'

посол, отправленный ваном Фуюй, преподнёс 6 В «Жизнеописании императора Гуан У-ди» в

с почтением дары6, Гуан У [-ди] щедро отбла- «хоу Хань-шу» сказан°, что «в 25-м году [эры

_ „ „„ Цзяньу] посол, отправленный ваном Фуюй, с по-

годарил, после этого ежегодно отправлялись

чтением преподнёс».

посольства... В 1-й год [эры] Юннин явился

к [императорскому] двору с данью отправлен- 7 В переводе Н. Я. Бичурина «Сын Не(5а пожало-ный [ваном Фуюй] наследник Юйцютай, Сын вал Юйгютаю б™ ^к^ешани» [з, с. 23].

_ у „ В переводе Ю. М. Бутина «Сын Неба пожаловал

Неба пожаловал Юйцютай позолоченную пе- Вигутхэ печать, ленту и золотые украшения» [19,

чать со шнуром7. В 1-й год [эры] Юнхэ [прав- с. 71]. М. В. Воробьёв пишет, что «наследник

ления] Шунь-ди ван [Фуюй] явился в столи- престола отвёз в Китай дары и получил печать -

цу к [императорскому] двору [с изъявлением знак власти» [22, с. 161].

гогартоста^ в императорском дворце [в его 8 В переводе Н. Я. Бичурина «При Шунь-ди, в

честь] исполнили музыку, [устроили] развле- первое лето правления Юн-хо, 136, владетель

чения, состязание [по борьбе], [театральное] приех:ал в столицу представиться Двору. Импера-

представление8. В 4-й год [эры] Яньси [правле- тор угостил его при игрании музыки с разными

зрелищами и фокус-покусами и отпустил» [3, с.

ния] Хуань-ди ко двору явился посол [Фуюй] ¿3] с поздравлениями и подношениями9. В 3-й

год [эры] Сипин [правления] Лин-ди вновь 9 ® «Жизнеописании импераТОра Хуань-ди» в

г г ^^^ «Хоу Хань-шу» сказано, что «в 12-й месяц 4-го

преподнесли с почтением дары»10 [14, с. 2812]. года [эры Яньси] явился посол вана Фуюй с под-Из «Саньго-чжи» можно извлечь только ла- ношениями». коничное сообщение о том, что уже во время 10

^ 10 В «Жизнеописании императора Лин-ди» в династии Вэй правитель Фуюй «ежегодно на- «Хоу Хань-шу» сказано, что «В 1-й месяц весны правлял посла, чтобы навестить столицу (го- 3-го года [эры Сипин явился] посол владения

сударства Вэй) и поднести дары» [8, с. 118]. Фуюй с данью и подношениями».

11 Когурё 21), Гаоли, Гаогоули

(ЙМ,Й^М) -

древнее корейское государство, существовавшее в период с 37 г. до н. э. до 668 г. и уничтоженное Танской империей. См. подробно: [19, с. 110-144].

12 В «Жизнеописании императора Гуан У-ди» в «Хоу

Хань-шу» сказано, что «В 12-й месяц 8-го года [эры Цзяньу] посол, отправленный ваном Гаогоули, с почтением преподнёс дары», а в «Жизнеописании императора Ань-ди» говорится: «В 1-й месяц весны 3-го года [эры Юнчу явился] посол Гаогоули с данью и подношениями».

13 Здесь и далее в круглых скобках

приводятся сноски на тексты наших переводов, которые пронумерованы римскими цифрами, а арабскими -их фрагменты.

14 Сунь Цзиньцзи пишет, что «в то

время также не было возможности сложения единого этнонима, «илоу» -это всего лишь название одного из племён среди них, впоследствии его использовали для общего названия всех племён» [30, с. 53], но не объясняет возможное происхождение этого этнонима.

В «Хоу Хань-шу» есть сведения только о двух посольствах Когурё11. «В 8-й году [эры] Цзяньу явился ко двору с данью посол Гаогоули, Гуан У [-ди] возвратил его [правителю] титул вана...В 5-й год [эры] Юнчу [правления] Ань-ди [явился] посол Гуна с подношениями [и] просьбой присоединить Сюаньту»12 [14, с. 2814]. В «Саньго-чжи» упоминается только посольство в 8-м году эры Цзяньу и сообщается о том, что в 172-178 гг. Когурё обращалось ко двору императора Лин-ди с просьбой о присоединении к округу Сюаньту [8, с. 121-122]. Все первые два с половиной столетия нашей эры Когурё занималось нападениями и набегами на сопредельные территории, в первую очередь, Ханьской и Вэйской империй. По всей видимости, Когурё располагало сведениями об илоу в связи с их набегами на земли северных Воцзюй (Окчо), но вероятность того, что Когурё поделилось ими со своими противниками очень мала.

Из «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи» нам известно, что, во-первых, во времена династии Хань (206 до н. э. - 220 н. э.) илоу были вассалами Фуюй и платили «тяжёлую подать» (1-13; 11-16)13, а, во-вторых, в 49-174 гг. правитель, наследник и посольства Фуюй являлись к императорскому двору. Эти обстоятельства дают основания полагать, что на протяжении по крайней мере двух веков - 1-11 в. н. э. - Фуюй было для ханьцев основным источником сведений об илоу.

Во время этих торгово-дипломатических сношений ханьцы и фуюйцы обменивались или выведывали друг у друга интересующие сведения, в том числе о сопредельных государствах и племенах. Для общения требовался толмач, который со стороны Фуюй «передаёт слова, стоя на коленях, упираясь руками об землю, и говорит почти шёпотом» [8, с. 117]. О том, на каком языке говорили в Фуюй, можно представить из описания Когурё в «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи»: «По древним преданиям восточных варваров, [когурёсцы] отделившееся от Фуюй племя, поэтому в языке и законах во многом схожи [с Фуюй]» [14, с. 2813]. По преданиям восточных варваров, они (когурёсцы) составляют обособившееся (отделившееся) от Пуё племя, [поэтому их] язык и обычаи во многом одинаковы с пуёскими» [8, с. 119120].

Из «Хоу Хань-шу» известно, что илоу «обликом походят на фуюй-цев, но говорят на другом языке» (1-4), а «Саньго-чжи» добавляет, что их язык отличается не только от языка Фуюй, но и Когурё (11-3). Можно полагать, что илоу общались через толмачей с фуюйцами и, вполне возможно, что в языке последних существовали как экзоним, так и (в силу языковых различий) эрратив этнонима илоу. Неизвестно, что именно использовали фуюйцы в сношениях с ханьцами и вэйцами, но драгоманы и историографы последних в свою очередь подбирали иероглифы по звуковому и смысловому значению, что предопределяло сильную аберрацию этнонима племени илоу. На наш взгляд, практически невозможно восстановить первоначальное фонетическое значение самоназвания этого племени, погребённого под многочисленными искажениями во время межплеменных контактов и тектоническими изменениями в китайском языке в ходе исторических про-цессов14.

Фуюй на востоке граничил с илоу, а земли последних лежали от него «в тысяче с лишним ли к северо-востоку» (1-2; 11-1), причём климат в их землях более холодный и суровый, чем в Фуюй (1-7; 11-8). Исходя

из того, что зимой илоу защищали лицо и тело топлёным салом от сильных морозов и ветра, а летом ходили практически нагишом (1-10,11; 11-10,11), можно полагать, что на большей части территории обитания илоу господствовал континентальный климат умеренных широт15, отличающийся большой годовой амплитудой температуры воздуха, т. е. жарким летом и холодной зимой. В то же время земли илоу простирались вплоть до берегов Японского моря (1-2; 111-1), охватывая районы со смешанным муссонно-континентальным климатом, характерным для Уссурийского края, Маньчжурии и среднего течения Амура, но не однородным, так как по мере удаления от морских берегов зима становится холоднее, а лето жарче.

Илоу жили в горно-лесных массивах с холодным климатом (1-3, 7; 11-2, 7), но возделывание пяти злаков (1-5; 11-4) предполагало поселения в горных низинах и речных долинах, где ландшафт и климатические условия позволяли обрабатывать землю. Хотя перечень пяти злаков в «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи» в описаниях илоу не раскрывается, главной сельскохозяйственной культурой, несомненно, было просо - один из древнейших зла-ков16. Основной технической культурой была конопля, использовавшаяся как сырьё для выработки пенькового полотна (1-5; 11-4). Земледелие способствовало развитию гончарного ремесла, ткачества, кузнечного дела и т. д. 17

Одним из основных занятий илоу было разведение свиней; их мясо, сало и внутренности были основным источником протеина в повседневном рационе, а кожу использовали для изготовления верхней одежды (1-9; 11-9). Илоу были, в частности, знакомы с таким продуктом как топлёное сало, которое они заготавливали на зиму в таком количестве, которое позволяло употреблять его не только в пищу, но и, как мы уже видели выше, использовать для защиты открытых частей тела от мороза и ветра.

Свиное поголовье было собственностью общины и находилось под её защитой, на что недвусмысленно указывает размещение свиного загона в центре поселения. Загон одновременно использовался как отхожее место, и это дало повод китайским историографам обвинить илоу в пренебрежении гигиеническими нормами. Попутно отметим, что в «Саньго-чжи» упоминается о наличии у илоу крупного рогатого скота и лошадей (11-4), но нет ни слова об их использовании в хозяйстве или военном деле.

Илоу промышляли охотой, но известно только об одном промысловом объекте - соболе. «Хоу Хань-шу» рассказывает о «хороших соболиных мехах», а «Саньго-чжи» добавляет, что «ныне их называют илоуские соболя» (1-5; 11-15). Иначе говоря, это были отборные соболиные меха, качество которых, как известно, тем лучше, чем дальше

15 Пояс умеренных широт в Северном полушарии лежит между 40-45 и 62-68°К.

16 Колыбелью китайской цивилизации была долина Хуанхэ, где существовала неолитическая культура Яншао, поселения которой, как пишет В. М. Массон, «всесторонне характеризует экономику и культуру нового типа в их специфическом, древнекитайском воплощении. возделывался китайский сорт проса, носящий местное название чумиза (Головчатое просо. -А. П.). основными животными, чьё мясо шло в пищу, были свиньи и собаки» [27, с. 208, 211]. По мнению Л. С. Васильева, возделывание проса и риса, одомашнивание свиней - это отличительные черты китайского неолита [20, с. 118-119]. А. А. Маслов отмечает, что по крайней мере с VI тыс. до н. э. на территории Китая появилась особая «культура проса», насельники которой жали просо зазубренными серпами, мололи ножными жерновами, складировали в особые хранилища прямо рядом с домами, представлявшими собой полуподземные жилища, тогда же ими были одомашнены свинья и собака, причём свиноводство «стало характерной чертой всей цивилизации северного Китая» [26, с. 67-68]. Просо и свиноводство могут указать отправную точку и путь, по которому илоу пришли и обосновались «среди гор и лесов».

17 По археологическим данным, именно во второй половине I тыс. до н. э. на Северо-Востоке Китая появляется железо, технология получения и обработки которого тесно связана с развитием керамического производства.

к северу место их добычи. Другим ценным товаром природного происхождения был агат - «красный драгоценный камень» (1-5; 11-15), но в «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи» нет никаких сведений о месте, способе и объёмах его добычи.

Здесь уместно упомянуть о Фуюй, из которого вывозили соболей и агаты [14, с. 2811; 15, с. 841]. «Саньго-чжи» сообщает, что Фуюй «является самой равнинной в пределах земель восточных варваров» [8, с. 117]. Соболь обитает преимущественно в горной тайге, а драгоценные камни чаще всего добывают в горах и предгорьях. Можно полагать, что соболи и агаты Фуюй - это не что иное как некая часть упомянутой выше «тяжёлой подати» илоу, которая, скорее всего, выплачивалась в натуральном выражении.

Но кем и каким образом выплачивалась эта подать? У илоу не было дацзюньчан (А^й) - верховного вождя племени, и нам известно только о дажэнь (АА) - старейшинах в каждом поселении (1-6; 11-6). Отсутствие централизованной власти и разбросанность поселений на значительной и труднодоступной территории ставит под сомнение саму возможность сбора подати. Но тем не менее её, если верить летописям, собирали на протяжении нескольких веков.

Возможно, ответ на этот вопрос в той или иной мере кроется в описаниях восточных воцзюй. В «Хоу Хань-шу» говорится, что в племенных поселениях восточных воцзюй «есть вожди - чжаншу-ай)» [14, с. 2816], а в «Саньго-чжи» сообщается, что у них «нет верховного правителя, из поколения в поколение в каждом [племенном] поселении есть вождь - чжаншуай)» [15, с. 846].

Можно увидеть, что у илоу и воцзюй не было верховного вождя или правителя и централизованной власти, но оба племени платили подать своим сюзеренам. В описании восточных воцзюй в «Хоу Хань-шу» сказано: «Во время [правления] Гуан У-ди должность военачальника округа упразднили, в последующем всем их вождям (Щ № - цюйшуай) жаловали титул воцзюй [ский] хоу. Эти земли малы и зажаты между большими владениями, поэтому оказались в вассалах Гоули. Гоули назначает из них (воцзюйскиххоу. - А. П.) дажэнь (А А) в качестве управляющих для надзора за сбором подати соболями, полотном, рыбой, солью, съедобными дарами моря, за отправкой красивых девушек в качестве наложниц» [14, с. 2916]. «Саньго-чжи» излагает это несколько иначе: «Во всех [племенных] поселениях воцзюй вожди (ШШ-цюйшуай) называют себя саньлао (Н^) - старейшинами, как это было прежде принято в уездах и областях [времён династии Хань]. Владение небольшое, зажатое между большими владениями, поэтому оказалось вассалом Гоули. Гоули назначает из них (саньлао. - А. П.) дажэнь (АА) в качестве управляющих для надзора и управления местной знатью [с целью] исправного ими сбора подати соболями, полотном, рыбой, солью, съедобными дарами моря [и] отвечать за её доставку за тысячу ли, кроме того, отправлять их красивых девушек в качестве наложниц, [которые в Гоули ] становятся рабынями18» [15, с. 846].

Вполне возможно, что Фуюй аналогичным образом назначало из числа илоуских вождей дажэнь, отвечавших за сбор и отправку подати. Если проводить параллели между воцзюй и илоу, то можно полагать, что и у последних были наследственные вожди, правившие в племенных поселениях. В пользу этого предположения говорят со-

общения «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи» О бо- 18 Д. Л. Бродянский пишет: «При обращении к гатых жилищах знатных семей (I-8; II-7), т. е. письменномУ источнику ар^от ищет рсаш,

„ опознаваемые в памятниках», - и иронически

о существовании родовитой и состоятельной й

' ^ г « продолжает, - «сведения об уплате податей,

прослойки в племенном поселении. Девять наложенных Когурё, красивыми девушками

ступеней в её жилищах отсылают нас к древ- проверить невозможно (тем более, что девушки

некитайской символике, в которой это число всегда красивы, а тасга^ьк рисунков с из°-

означало помимо всего прочего верховную бражениями путешествия очередн°й китаянки

г г ' к кочевникам в Приморье нет)» [18, с. 135-136].

власть. Оспаривать l'éternelle vierge beauté мы не будем, Возвращаясь к подати, зададимся вопро- но, видимо, именно она сублимировала у Д. Л.

сом о том, насколько широко распростра- Бродянского превращение девушек из племени

нялся контроль Фуюй над землями илоу. Если воцзюй в китаянок, а Когурё - в кочевников Приморья. Одновременно зададимся риторическим

говорить о подати соболями и агатом, то их

вопросом, можно ли считать достоверными добычей занимались илоу из северного кла- археологические сведения о любой материальной стера поселений этого племени. Но в этом слу- находке, если на ней или рядом не обнаружено чае речь, видимо, шла не столько о подати в её сертификата шштогатета? Прот^госта^-

ние письменных и материальных памятников,

классическом понимании, сколько о товаро-

другими словами, труда историка и археолога, °бМене который лишь отчасти М°жн° назвать абсурдно и вредит делу, ибо мировая практика податью, т. к. трудно предположить, что Фуюй показывает, что только взаимодействие плодот-имело достаточно сил для полного контроля ворно.

над этими удалёнными и труднодоступными 19 Ю. М. Бутин считает, что наглядным под-территориями19. В конце концов Фуюй могло тверждением активной внешней политики Фуюй на словах преувеличивать свою власть над является «п°дчинение пуёсцами страны ил°у»

и.лоу. и отмечает, что «Пуё почти не вело наступа-

илоу. ^

тельных войн, не считая нескольких набегов на

На наш взгляд, существовал центральный северо-восточные окраины Китая и покорение

кластер поселений илоу, над которым власть страны илоу» [19, с. 73, 87]. Мы не можем с этим

Фуюй была особенно сильна. Напомним, что в согласиться, так как, во-первых, страны илоу как

«Саньго-чжи» упоминалось о наличии у илоу таковой не существ°вал°, а во-втор^1х - в «Х°у

Хань-шу» и «Саньго-чжи» особо отмечалось, что

крупного рогатого скота и лошадей, которые

г 1 г " г никто так и не смог покорить илоу (I-16; II-17). В

вполне могли быть в поселениях, граничив- данном случае речь может идти о контроле Фуюй ших с равнинными землями Фуюй. С одной над непосредственно прилегавшей к его владени-стороны, эта была территория, весьма при- ям равнинной час™ земель тоу. годная для земледелия и животноводства, а

с другой - с легкодоступным для контроля 20 н. я. Бичурин пропустил иероглиф цзан (М), ландшафтом. В этом случае подать могла, в означающий запасы, резервы, накопления: «Еже-частности, заменяться повинностями по вы- годно летом укрываются в горных пещерах, а

зимою, когда водяные пути сделаются непрохо-

пасу и уходу за стадами крупного рогатого

1 1 " rl г димы, они сходят в селения» [3, с. 29].

скота и конскими табунами, принадлежавших Фуюй. Иначе трудно объяснить отсутствие

сведений об использовании илоу крупного рогатого скота и лошадей в хозяйстве или военном деле.

Высока вероятность того, что существовал и южный кластер поселений илоу, которые на юге соприкасались с северными Воцзюй (I-2; II-1). Илоу умели хорошо ходить на судах и заниматься на них разбоем, вселяя страх в своих соседей (I-16; II-18), но в памятниках упоминаются только северные воцзюй. «Хоу Хань-шу» сообщает: «Люди илоу охотно нападают и грабят на судах, северные воцзюй их боятся, каждое лето всегда [укрывают] запасы20 в пещерах, только с наступлением зимы, [когда] плавание на судах невозможно, спускаются жить в поселения» [14, с. 2816]. «Саньго-чжи» излагает иначе: «Люди илоу охотно нападают и грабят на судах, северные воцзюй их боятся, всегда в летние месяцы находятся в глубоких горных пещерах, выставляют

21 Шоубэй (^Ш) -охранять, караулить, выставлять охрану, караул. По всей видимости, у пещер выставлялись караулы для охраны и защиты запасов.

22 Набеги - это высшая форма боевых действий для родоплеменных образований, не имевших регулярных военных формирований, которая отличалась внезапностью, стремительностью и скоротечностью.

охрану21 [для защиты], только в зимние месяцы, [когда] замерзают водные пути, спускаются в поселения» [15, с. 847].

На наш взгляд, авторы «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи» не совсем ясно представляли суровые реалии жизни северных воцзюй, так как возникает вопрос о том, как могли северные воцзюй обеспечить себя пропитанием на зиму и вообще выжить, если каждое лето укрывались от набегов в пещерах, оставляя свои поселения на произвол судьбы.

Угроза набегов22 была велика и носила постоянный характер, иначе бы северные воцзюй не тратили бы столько сил и времени для защиты своих продовольственных и иных запасов. Но кто совершал эти набеги? Вероятность того, что этим занимались илоу из северных и центральных кластеров, очень мала. Согласно «Хоу Хань-шу» земли северных воцзюй, которых ещё называют чжигоулоу, находились в восьмистах с лишним ли от южных воцзюй и на юге соприкасались с илоу [14, с. 2816], что «маловероятно, ибо в этом случае северные и южные Окчо (Воцзюй. - А. П.) должны быть отделены друг от друга землями Ымну (Илоу. - А. П.), чего в действительности не было» [8, с. 136]. В «Саньго-чжи» есть только одно, но важное отличие: «Северные воцзюй, называемые также чжигоулоу, отстоят на восемьсот с лишним ли от южных воцзюй... и соприкасаются с илоу» [15, с. 847], т. е. некая граница в понимании того времени между северными воц-зюй и илоу была, но неизвестно, где именно она пролегала.

Как уже упоминалось выше, илоу на юге соприкасались с северными воцзюй (1-2; 11-1). Для совершения набегов илоу из северного или центрального кластера они должны были преодолеть значительное расстояние и иметь при себе обоз с припасами. В противном случае, они могли добывать себе пропитание исключительно нападениями и грабежом лежавших на пути чужих поселений, так как охота отнимала бы много сил и времени, а вкупе это сразу же ставило под сомнение конечный результат и без того рискованного предприятия, тем более что на конечном этапе были необходимы плавательные средства.

Набеги должны были приносить прибыль или же компенсировать нехватку жизненно важных ресурсов, о наличии которых у северных воцзюй мы можем только строить предположения, исходя из приведённых выше фактов о подати восточных воцзюй и упоминаний о плодородных землях с произрастающими на них всех пяти хлебов. Вряд ли охотники за соболями и земледельцы отправились бы за соболиным мехом и зерном в столь дальний набег.

Уместно напомнить, что северные воцзюй и илоу имели выход к берегам Японского моря. Илоу совершали набеги на судах, но в «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи» не сказано, по морским или речным путям, упомянут лишь чуаньдао (ШЖ), имеющий значения «движение судна (судов), морской путь, речной путь, фарватер» и т. д. Иероглиф чуань (Ш) - судно - также не послужит подсказкой, т. к. может обозначать и морские, и речные суда.

Если илоу совершали набеги на северных воцзюй по рекам, то это, вероятнее всего, могло происходить в бассейнах рек Туманная и Раздольная, учитывая местоположение обоих племён с их выходом к морским берегам. Но замёрзшая река - это не преграда для набега, напротив, по льду легче преодолеть это естественное препятствие и напасть на противника, причём для этого не нужны плавательные средства. Кроме того, речные набеги могут быть указанием на непо-

средственную близость земель илоу и северных воцзюй, но тогда летние мероприятия последних по защите своих запасов теряют смысл, так как илоу могли совершать набеги с тем же успехом и зимой.

На наш взгляд, илоу совершали набеги морским путём и нападали на северных воцзюй с моря. Преимущества морского набега - это скрытность, внезапность, беспрепятственная и быстрая переброска воинов и добычи на значительные расстояния в сжатые промежутки времени. Но судя по всему, илоу могли совершать морские набеги только до того момента, когда прилегающая к их землям акватория не покрывалась льдом. А это говорит в пользу того, что северных воцзюй и илоу разделяло такое расстояние, которое последним было невыгодно преодолевать по суше, возможно, из-за ландшафта и по тактическим соображениям.

Скорее всего, целью набегов илоу была компенсация нехватки продовольственных ресурсов; добычей становились рыба, морепродукты и зерно. Набеги совершались летом, но здесь надо напомнить, что речь идёт о лунно-солнечном календаре23, т. е. в такие месяцы, как август и сентябрь по григорианскому календарю - время сбора урожая зерновых и создания запасов на зиму.

Кроме того, набеги, возможно, приносили некую прибыль, так как добычей могла становиться соль, имевшая на протяжении многих веков непреходящую товарную ценность, стратегическое значение как залог продовольственной безопасности и экономического развития и выполнявшая роль универсального средства платежа. Для того чтобы предотвратить грабёж, северные воцзюй уносили свои запасы (возможно, в первую очередь соли) подальше от береговой полосы и прятали под охраной в горных пещерах до момента первого льдообразования. Последнее может косвенно свидетельствовать о том, что северная граница земель северных воцзюй совпадала или же лежала несколько южнее ледовой кромки.

Исходя из вышесказанного, можно предположить, что существовал имевший выход к морю южный кластер поселений илоу, которые своими мореходными и судостроительными познаниями не только обеспечивали себя дарами моря, но и восполняли их нехватку и слабость собственного земледелия набегами на южных соседей. Добавим только, что версия о речных набегах имеет право на существование, и её нельзя полностью исключать.

На наш взгляд, наиболее важным для авторов «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи» было описание и оценка военной силы и оружия илоу. В обоих памятниках отмечаются сила и смелость илоу, страх перед ними соседних племён, невозможность их покорить, умение метко стрелять. Всё это сказано о немногочисленном племени «в крутых горах». (1-14, 16; 11-5, 14, 17, 18). Другими словами, речь идёт о племени, проживавшем в труднодоступной горной местности, располагавшим небольшим по численности войском, воины которого отличались высоким боевым духом и прекрасным владением мощным оружием. О последнем следует сказать особо.

В «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи» в первую очередь обращалось внимание на боевое применение оружия и приводились сведения о его отличительных особенностях, новых или необычных образцах24. Несомненно, оружие илоу заслуживало особого внимания, иначе бы авторы «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи» не стали бы приводить о нём

23 Новый год по китайскому лунно-солнечному календарю начинался примерно в первой декаде февраля, расхождение с григорианским календарём иногда составляло до двух месяцев.

24 См.

Приложение 1.

25 В родоплемен-ных образованиях дисциплина обеспечивалась, как справедливо отмечал в отношении древних германцев Ганс Дельбрюк, естественным единством, внутренней спайкой и взаимной уверенностью друг в друге [24, с. 28-29].

столь подробные сведения (1-15; 11-13). Это был самострел, а точнее арбалет, равный по силе своему китайскому собрату. Скорее всего, основным различием между ними был спусковой механизм, устройство и технологию производства которого китайцы довели до совершенства и которые на таком уровне были недоступны илоу. Но у них имелась древесина твёрдых пород для производства лука и тела арбалета, пенька для тетивы, рога и кость для спускового механизма.

Арбалет объясняет феноменальную меткость стрельбы илоу и страх соседей перед этим грозным оружием (11-17). Одновременно он отсылает нас к охотникам из северного кластера, для которых арбалет по своим размерам, силе и меткости был незаменим в охоте на крупную и мелкую дичь в таёжных зарослях. Каменные наконечники стрел смазывались ядом и гарантировали при попадании как гибель животного, так и смерть человека, что, несомненно, было ещё одним поводом для страха перед меткими стрелками илоу.

«Саньго-чжи» повествует о том, что в 220-226 гг. илоу подняли мятеж против Фуюй из-за непомерно тяжёлой подати. Фуюй отправило для их усмирения несколько карательных экспедиций, но не добилось результата (11-16, 17). Кто же столь успешно противостоял превосходящим силам Фуюй? Всё то же небольшое племя, воины которого отличались высоким боевым духом, искусно применяли тактику действий в горной местности и прекрасно владели арбалетами. Вероятнее всего, это был северный кластер поселений илоу, которых никто не смог покорить. Это говорит о том, что нападавшие получали достойный отпор. Другими словами, илоу располагали сплочённым, организованным и дисциплинированным войском25, способным не только обороняться, но и атаковать.

Вероятнее всего, причиной бунта или мятежа была не подать, в её, как мы уже говорили выше, классическом понимании, а желание илоу изменить правила товарообмена с Фуюй в свою пользу, т. е. добиться, фигурально выражаясь, «справедливой цены» на соболей и агаты. Полагаем, что побудительным мотивом было стремление илоу, достигшим некоего переломного момента в своём социальном и экономическом развитии, освободиться от торговой монополии и контроля Фуюй и самостоятельно вступать в сношения с сопредельными государствами и племенами. Отметим, что по времени это совпало с падением династии Хань и началом правления династии Вэй, а эти события прямо или косвенно оказали влияние на ход истории всех соседей Китая.

На страницах «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи» илоу предстают невежественным племенем, лишённым законов, обычаев и традиций. Основанием для этого послужило то, что илоу, в отличие от всех восточных варваров, не совершали жертвоприношений по китайскому канону с использованием цзудоу (1-17; 11-19). Но так ли всё обстояло на самом деле? В «Хоу Хань-шу» подчёркивается, что «все восточные варвары и Фуюй» совершают жертвоприношения, но в «Саньго-чжи» упоминание о Фуюй исчезает. В то же время авторы «Саньго-чжи» во введении к Описанию восточных племён И с имперским пренебрежением заметили: «Но это лишь [варварские] владения восточных И и северных Ди с подобием цзудоу26 (выделено мной. - А. П.)» [15, с. 840-841].

Вполне возможно, что Фуюй по каким-то соображениям, а скорее всего позиционируя самое себя сюзереном, принижало илоу как своего вассала и выставляло его в глазах китайцев диким и примитивным племенем. Не исключено, что илоу не знали или же не приняли китайские культы и обряды, но это не означает, что у них не было своих верований, обычаев и обрядов, возникших на почве занятий охотой и земледелием. Оба этих древнейших занятия человечества предполагают наличие у илоу основанных на длительных наблюдениях знаний о природных циклах применительно к условиям их среды обитания: временах года, летнем и зимнем солнцестоянии, новолунии и полнолунии, заморозках и снеготаянии, разливах рек, сезонах дождей и т. д. В противном случае, они просто бы не выжили в суровых условиях, о которых уже говорилось выше.

Добавим, что илоу были знакомы с системой счёта, мер и весов, необходимыми для повседневной жизни, товарообмена или же уплаты подати. Мы убедились, что илоу были сведущи в военном деле, которое невозможно без начальных математических познаний. Последние вкупе с основами астрономии, физики и геометрии были необходимы для умений в области судостроения и мореплавания. Исходя из этого, вряд ли будет справедливым причислять илоу к диким и примитивным племенам только потому, что они не следовали ритуалам и не совершали обрядов по китайским канонам.

Подводя предварительные итоги, приходится констатировать, что обзорные сведения «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи» не позволяют, во-первых, установить этноним илоу и его происхождение, во-вторых, хотя бы приблизительно локализовать местоположение их территории и определить её границы, в-третьих, выявить социальную организацию, верования, ритуалы, обряды, традиции и обычаи этого племени. Это обусловлено отсутствием прямых торгово-дипломати-ческих контактов и военного соприкосновения Китая с илоу. Тем не менее, Китай уже в ¡-III вв. нашей эры был осведомлён о существовании этого племени и принимал его во внимание наряду с другими государственными и племенными образованиями, располагавшимися к востоку от Срединного государства.

Автор искренне признателен доктору исторических наук И. А. Тол-стокулакову, кандидату исторических наук С. Ю. Врадию и Ю. Г. Никитину за ценные советы и помощь в написании настоящей работы.

26 В данном контексте под «подобием цзудоу» следует понимать наличие у этих племён неких ритуалов и обрядов, в чём-то схожих с китайскими, но гораздо более примитивными. Тем самым придворные историографы лишний раз подчёркивали превосходство Срединного государства над остальными народами. См. примечание 20.

Приложения

Приложение 1.

Оружие из Описаний восточных племён И

№ Владение «Хоу Хань-шу» «Саньго-чжи»

1 Фуюй (Пуё) Оружием служат лук, стрелы, меч, копьё. Оружием служат лук, стрелы, меч, копьё.

2 Гаогоули (Когурё) Сведений нет. Сведений нет.

3 Восточные Воцзюй (Окчо) Хорошо владеют копьём в пешем бою. Хорошо владеют копьём в пешем бою.

4 Вэй (Е) Делают копья длиной три чжан, их могут держать несколько человек. Отсюда вывозят лэланские луки из дерева тань. Делают копья длиной три чжан, их могут держать несколько человек в пешем бою. Отсюда вывозят лэланские луки из дерева тань.

5 Хань (Хан) Сведений нет. Сведений нет.

6 Во (Вэ) [Япония] Из оружия есть копья, щиты, деревянные луки, бамбуковые стрелы с наконечниками из кости. Из оружия есть копья, щиты, короткие и длинные деревянные луки, бамбуковые стрелы с железными или костяными наконечниками.

Приложение 2.

I. ИЛОУ

№ ИСТОРИЯ ПОЗДНЕЙ ХАНЬ Т. 85, №75. Описание восточных племён И (Извлечение об илоу) шшшл-^я. жшт^з. [14, с. 2812]

1 Илоу - это древнее владение Сушэнь1.

2 Лежит в тысяче с лишним ли2 к северо-востоку от Фуюй, на востоке примыкает к Великому морю, на юге соприкасаются с северными Воцзюй3, неизвестен его крайний северный предел. Ш^ШШШ

3 В [этих] землях много крутых обрывистых гор.

4 Люди обликом походят на Фуюй [цев], но говорят на другом языке4. шмштш&т

5 Есть пять злаков5, пеньковое полотно6. Добывают красный драгоценный камень7, хорошие соболи [ные меха].

6 Нет [верховного] главы племени, в их каждом поселении есть старейшины8.

7 Обитают среди гор и лесов, климат чрезвычайно холодный.

8 Обычно живут в ямах9, чем [яма] глубже, тем [хозяин] знатнее, в жилище знатной семьи10 ведёт лестница с девятью ступенями11. ■шмкттшжхшшшкт

9 [Знают] толк в разведении свиней, питаются их мясом, одеваются в их кожи.

10 Зимой намазывают тело свиным жиром толщиной несколько фэнь11 для защиты от ветра и мороза.

11 Летом, как правило, [ходят] нагишом, прикрывают [себя] спереди и сзади полотном [шириною один] чи13.

12 Эти люди не блюдут чистоты, свиной загон и отхожее место делают в середине, вокруг [него жилые] ямы14.

13 Со [времени] возвышения [династии] Хань и позже [были] вассалами Фуюй.

14 Хотя народа [этого] племени немного, смелости и силы [у него] в избытке, живут в крутых горах, к тому же прекрасно стреляют из самострелов, могут попасть [стрелой] в глаз человеку. АА@

15 Самострелы длиной четыре чи, [их] сила подобна арбалету15. Стрелы делаются из [дерева] лу16 длиной один чи [и] восемь цунь17, наконечники стрел из чёрного камня, все наконечники смазывают ядом18, [при] попадании человек сразу умирает.

16 Хорошо умеют ходить на судах, [занимаются] грабежами и разбоем, сопредельные владения боятся и трепещут [перед ними], не могут [их] покорить.

17 Все восточные [племена] И [и] Фуюй приносят еду и питьё в жертву19, [для чего] используют цзудоу, только у Илоу нет [таких] обычаев, традиций [и] вообще нет государ" 20 ственных установлений20.

Приложение 3.

II. ИЛОУ

№ ЗАПИСИ О ТРЁХ ЦАРСТВАХ ИСТОРИЯ ВЭЙ Т. 30. Описание ухуань, сяньби, восточных племён И (Извлечение об Илоу) [15, с. 847-848]

1 Илоу обитают в тысяче с лишним ли к северо-востоку от Фуюй, примыкают к Великому морю, на юге соприкасаются с северными Воцзюй, их северный предел неизвестен.

2 В этих землях много крутых обрывистых гор.

3 Люди обликом походят на Фуюй [цев], но язык отличен от Фуюй и от Гоули21.

4 Есть пять злаков, коровы, лошади, пеньковое полотно22.

5 Люди в большинстве смелые и сильные. А^А

6 Нет [верховного] главы племени, в каждом поселении есть старейшины. ЙА^Йв^^АА

7 Обитают среди гор и лесов, обычно живут в ямах, в богатый дом23 ведёт лестница с девятью ступенями, чем больше [ступеней], тем лучше [жильё].

8 Климат холодный, суровее, чем в Фуюй. АЖШЙШАШ

9 В обиходе [знают] толк в разведении свиней, питаются их мясом, одеваются в их кожи.

10 Зимой намазывают тело свиным жиром толщиной несколько фэнь24 для защиты от мороза и ветра.

11 Летом, как правило, [ходят] нагишом, прикрывают тело спереди и сзади полотном [шириною один] чи25. жшшшк^и шштш

12 Эти люди не блюдут чистоты, свиной загон и отхожее место делают в середине26, вокруг [него] жилища людей.

13 Самострелы длиной четыре чи, [их] сила подобна арбалету, стрелы делаются из [дерева] ху длиной [один] чи [и] восемь цунь27, наконечники стрел из чёрного камня28 из владения древнего рода Сушэнь.

14 Прекрасно стреляют из самострелов, стрелки не знают промаха29. Стрелы смазывают ядом, [при] попадании человек сразу умирает. ШЖАШАШАЖЩА^ШШ

15 Добывают красный драгоценный камень30, хорошие соболи [ные меха], ныне [их] называют Илоу [ские] соболя. шшт^тттт^

16 Со времён Хань вассалы Фуюй, Фуюй облагает их тяжёлой податью, в [эру] Хуанчу31 взбунтовались [против] этого.

17 Фуюй несколько раз выступало в карательные походы, но хотя этих людей немного, они живут [среди] крутых гор, люди сопредельных владений боятся их самострелов и стрел, покорить [их] невозможно. ЯШШ^КАШ&ШШМША

18 Это владение [занимается] грабежом и разбоем на судах, сопредельные владения боятся [его].

19 Все восточные [племена] И приносят еду и питьё в жертву, [для чего] используют цзудоу, только у Илоу нет [таких] обычаев, традиций [и] вообще нет государственных установлений32. ЙШЙЙ

Примечания

1 Род Сушэнь - это тема отдельного исследования и в настоящей работе не рассматривается.

2 Ли (Ж) - древнекитайская мера длины, неоднократно менявшаяся в разные исторические периоды. В эпоху Хань длина одной ли составляла 415,8 м, т. е. земли илоу лежали примерно в 420 км с лишним к северо-востоку от Фуюй.

3 Н. Я. Бичурин опустил в переводе, что это «северные Воцзюй» [3, с. 23]. Воцзюй (кит. КЖ), Окчо (кор. - племенной союз, существовавший в II в. до н. э. - V в. н. э. См. подробно: [19, с. 95-110].

4 По мнению М. Н. Пака, здесь пропущено «и от [Ко]гурё» [8, с. 136].

5 Угу (5Ш) - пять злаков (пять хлебов), пять основных продовольственных культур. Р. В. Вяткин приводит мнение восточноханьского комментатора Чжэн Сюаня (127-201 гг.), что «под пятью видами злаков в древности имелись в виду: клейкое просо - шу просо - цзи 1, бобы - шу /К, пшеница - май Щ и рис - дао й» [Т. 1, С. 224]. М. Н. Пак в комментарии к (11-4) пишет: «Пять хлебов включали в себя в совокупности все основные сельскохозяйственные культуры - зерновые, бобовые и масличные. В различные эпохи к ним относили разные культуры, но чаще всего под пятью хлебами подразумевали коноплю (Й), крупное просо (^), мелкое просо (1), ячмень (Щ) и бобы (М). Иногда исключалась конопля, но зато включался рис» [8, с. 132]. В «Циминь яошу» сказано, что «пять злаков (5Ш) или жеугу (5^) - это клейкое просо шу (Р), просо цзи (1), конопля ма (Й), пшеница май (Щ) и бобы доу (М)». На наш взгляд, этот вариант наиболее подходит к илоу, на что указывает, в частности, «пеньковое полотно».

6 Мабу (ЙФ) - ткань (полотно) из пеньки или джута. Первый иероглиф в этом биноме имеет значение конопля, а второй - ткань (полотно) из хлопка, конопли, рами, выработанная полотняным переплетением, при котором лицевая сторона и изнанка получаются одинаковыми.

7 Чиюй (^Ж) - красный драгоценный камень [35, Т. 10, с. 812]. В переводе Н. Я. Би-чурина - «красный мрамор» [3, с. 24]. Н. В. Кюнер переводит как «красный нефрит», «красная яшма [нефрит]» [7, с. 233]. В переводе Р. В. Вяткина «красная яшма» [11, с. 95]. В то же время, чиюй - это древнее название красного агата и изделий из него (современный синоним наньхун [Ш&1]). На наш взгляд, речь идёт именно о красном агате, который с глубокой древности добывали на севере провинции Хэйлунцзян и в Приморском крае.

8 Цзюньчан ОЙ) - вождь (глава) племени, в «Саньго-чжи»: Дацзюньчан (А® Й) - верховный вождь (глава) племени. В переводе М. Н. Пака, дажэнь (АА) - «большие люди (старейшины) [8, с. 125]. Дажэнь (АА) также имеет значение вождь северных племён в древности.

8 Дословный перевод может ввести читателя в заблуждение, но он необходим, так как передаёт образы восприятия жизни илоу китайцами той эпохи. В то же время условимся, что здесь и далее под «ямами» следует понимать землянки и полуземлянки, т. к. речь идёт о вырытых в земле жилищах, имевших вход сверху.

10 Гуйдацзя (ЙАЖ) - важный, именитый, знатный, влиятельный род, семья, дом. См. примечание 23.

11 В эпоху Хань появились труды в области точных наук, такие как «Математический трактат о гномоне» и «Математика в девяти книгах». Э. И. Берёзкина пишет: «Девять книг «Математики» претендовали на всеобъемлющее содержание. Число «девять» в китайском фольклоре является предельным, означающим «много», подобно русскому «семь». Примерами могут служить девять слоёв неба, девятиголовый змей, девять ворот во дворце небесного владыки, девять сыновей мифической Нюйвы и т. д. Употребление в заголовках числа «девять» в таком смысле было традиционно» [17, с. 38]. Добавим, что число «девять» олицетворяло мужское начало, символизировало власть императора, широко использовалось в астрономии, дворцовой и храмовой архитектуре и строительстве. Девять ступеней в жилищах знатных илоу вкупе с известиями о вассальной зависимости и тяжёлой подати (11-13, 111-16) свидетельствуют о том, что они в той или иной степени были знакомы с китайской системой счёта, мер и весов и символикой числа «девять».

12 Фэнь - древнекитайская мера длины, неоднократно менявшаяся в разные исторические периоды. В эпоху Хань длина одного фэнь составляла 2,31 мм. Можно предположить, что толщина наносившегося на лицо и тело топлёного сала составляла более 3 мм.

13 Чи (X) -древнекитайская мера длины, неоднократно изменявшаяся в разные исторические периоды. В эпоху Хань длина одного чи составляла 23,1 см.

14 В переводе Н. Я. Бичурина «отхожее место делают по средине, а вокруг него семья располагается» [3, с. 24] пропущено «не блюдут чистоту». В оригинале использован иероглиф цэ (Й), имеющий значения: а) отхожее место; б) свинарник, свиной загон. Как можно судить, илоу в центре поселения делали общинный свиной загон, в том числе по соображениям защиты поголовья от лихих людей и хищников. Ж. М. Баженова пишет, что «ещё в начале прошлого века на островах Рюкю существовал обычай совмещать отхожее место и свинарник», ссылаясь на Н. А. Невского и П. Ю. Шмидта и цитируя последнего: «Свинья играет важную роль санитара и ассенизатора. К удивлению, лиукийские (рюкюские. - А. П.) земледельцы не ценят, как в Японии, самого драгоценного удобрения, и отхожие места устраиваются таким образом, чтобы свиньи могли питаться человеческими извержениями» [16, с. 145]. На наш взгляд, этот обычай является одним из ключей к пониманию планировки поселений и хозяйственной организации илоу, главным источником протеина в рационе которых была свинина (11-9).

15 Отечественные исследователи никогда не обращали внимания на соотношение длины «лука» и стрел, использовавшихся сушэнь, илоу, уцзи и мохэ, хотя оно прямо указывает на то, что это был не лук, а арбалет. Более того, в ряде научных работ продемонстрировано откровенное пренебрежение к этим важным фактом. Д. Л. Бродянский предлагает читателю арифметический ребус: «Основное оружие (илоу. - А. П.) - луки длиной 4 чи (около 1 м), стрелы длиной 1 чи 8 цунь (примерно 74 см)» [18, с. 136]. Иероглиф гун имеет значения лук, самострел, арбалет (О китайских арбалетах см. подробно: [21, с. 44-47]).

Племя Длина чи, см (эпоха) Длина самострела Длина стрелы и наконечника Памятник (дата создания)

Илоу 23,1 см (Хань) 4 чи = 92,4 см Стрелы из ху 1 чи и 8 цунь = 41,58 см Хоу Хань-шу (V в.)

Илоу 24,2 см (Троецарствие) 4 чи = 96,8 см Стрелы из ху 1 чи и 8 цунь = 43,56 см Саньго-чжи (Ш^ в.)

Китайские летописцы указывали, что сила самострелов илоу сопоставима с силой арбалета, но не использовали название «арбалет», видимо, в силу того, что спусковой механизм самострелов илоу, в отличие от бронзового спускового механизма китайских арбалетов, был примитивным, изготовлялся, по всей видимости, из кости или твёрдых пород дерева (подобные самострелы до сих пор используются для охоты китайским племенем ну). Не исключено, что в «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи» приводилась длина лука как составного элемента самострела (арбалета), который записывался тем же иероглифом. Д. Г. Савинов сообщает, что «длина луков тюркского времени в среднем была равна 120-130 см» [29, с. 152]. В сокровищнице Сёсоин при храме Тодайдзи (Нара, Япония) хранятся стрелы для лука длиной 80-91 см. В период с эпохи яёи вплоть до конца эпохи Нара длина стрел составляла 85-100 см [33, с. 86-88]. Археологи Республики Корея путём сопоставления данных письменных памятников, находок в курганах и изображений на фресках смогли определить среднюю длину древка стрелы без наконечника, составлявшую 70-80 см [34, с. 14]. Несогласные с нашей точкой зрения скептики могут попробовать выстрелить из 93-97-см лука 42-44-см стрелой и поразить цель с силой равной силе арбалета.

16 Ху (й) - растение (дерево, кустарник), использовавшееся для изготовления стрел, «красное растение из семейства вербеновых» [35, т. 6, с. 462] (предположительно, витекс священный (Уйех а§пш-сазШз), который ранее относили к вербеновым, а ныне к семейству яснотковых. - А. П.); ку - грубый, небрежный и т. п. М. Н. Пак сообщает: «Дерево ку (й) - прутняк китайский, относится к роду вересковых (можжевеловых). Стрелы из ку с каменными наконечниками издавна вывозились от «восточных варваров» (дунъи), в частности от сушэней» [6, т. 2, с. 335; 10, с. 136]. В. Е. Ларичев пишет: «Дерево ку напоминало так называемый «волшебный прут», иначе говоря, тысячелистник сибирский. Внешне ку походило на цзинь - кустарник терновника красноватого цвета, а листья напоминали листья вяза. Китайцы назвали дерево ку сушеней «чжи-вэйцзин», что означает в буквальном переводе «фазаний хвостатый терновник». Высота его достигала 3,5 м. На прутьях терновника не было колючек» [23, с. 24; 25, с. 47]. В «Шицзин» бином чжэньху присутствует в оде «Подножье Ханьской горы»: «Взгляни на подножие Ханьской горы // Орешник густой и терновник на нём (В оригинале Й Ш^ЙШЙЙЙ. - А. П.)» [12, с. 340], в переводе А. А. Штукина ху - это терновник.

М. В. Воробьёв сообщает: «Дерево «ху» упомянуто в «Шан хай цзине» и средневековый комментатор отметил, что оно пригодно для стрел - очевидно некогда росло и в Северном Китае. Некоторые определяют его как Lecpedeza bicolor (Линь, 1989), по «Большому китайско-русскому словарю» (т. 2, №2121) - это прутняк китайский» [22, с. 102]. В «Каталоге гор и морей (Шань Хай Цзин)» рассказывается о том, что у подножий гор Верхняя Шэнь и Лучник Пань «много орешника и [дерева] ху (В оригинале Т^ШЙ. -А. П.)», а Э. М. Яншина в комментарии отмечает: «Чжэнь и ху - названия двух растений. Чжэнь идентифицируется с орешником, син. лещинный орех, лещина, Corylus heterophylla («Цыхай», с. 712, Палладий, т. II, с. 450; BS, vol. 25, №496). Ху - не идентифицируется, но описывается похожим на один из видов терновника (BS, vol. 25, №543). В словаре Палладия регистрируется двусложный термин чжэньху (В оригинале ШЙ. -А. П.) - «терновник, годный для изготовления стрел» [5, с. 47, 51, 154-155]. Во многом проливают свет на вопрос о «дереве ху» результаты археологических исследований на территории Республики Корея: «Для изготовления стрел широко применялись леспе-деца (Lecpedeza bicolor) и бамбук. В Когурё особенно славились стрелы изй - стеблей леспедецы. В крепостном рве города Кёнджу - древней столицы Силла - обнаружены стрелы, древко которых изготовлено из леспедецы, а для крепления на них костяного наконечника использована плотная перевязь из полосок берёзовой коры» [34, с. 14]. Ле-спедеца - это прямостоячий кустарник высотой 1-3 м со стеблями до 30 мм в диаметре, произрастающий в Китае, Корее, Японии и на Дальнем Востоке России.

17 Цунь - древнекитайская мера длины, неоднократно менявшаяся в разные исторические периоды. В эпоху Хань длина одного цунь составляла 2,31 см.

18 Эта практика была известна с глубокой древности и, скорее всего, речь идёт о яде растительного происхождения, предположительно, сваренного из клубней аконита.

19 В оригинале употреблён иероглиф лэй (Ш), который имеет значение «совершать жертвоприношение, жертвенные обряды и ритуалы, приносить жертву Небу, предкам» и т. д. [35, т. 12, с. 297-298; 38, т. 2, с. 1320]. В «Исторических записках» сообщается, что «Шунь [принёс] жертву лэй верховному владыке», а в комментарии к этому эпизоду Р. В. Вяткин пишет: «Эти жертвы - лишь часть большого перечня ритуальных служб и жертвоприношений эпохи Чжоу, переносимых Сыма Цянем в далёкую древность. Тщательно разработанный ритуал жертв находим в Чжоу ли. Так, жертва лэйШ, предназначенная Верховному владыке, приносилась при смене правителя или династии» [9, с. 139, 238].

20 Цзудоу (ffls) - а) ритуальная утварь (столик и сосуды) для жертвоприношений; б) ритуалы, обряды, церемонии, установления и т. п. [35, т. 1, с. 781]. Согласно «Цыхай», цзудоу - это ритуальная утварь, использовавшаяся в древности во время жертвенных обрядов и пиршеств [38, т. 4, с. 3083]. Она хорошо известна по письменным памятникам древнего и средневекового Китая и по археологическим раскопкам. Одно из самых известных упоминаний цзудоу есть в «Лунь юй»: «Вэйский Лин-гун спросил у Чжун-ни о расстановке войск. Чжунни ответил: «Как ставить жертвенные чаши и сосуды (В оригинале - цзудоу. А. П.) - тому обучен, а как выстраивать армейские порядки - того не изучал» [2, с. 338]; этот же эпизод описан в «Исторических записках»: «Конфуций сказал: «О том, что связано с жертвенным столом и жертвенной пищей (в оригинале -цзудоу. А. П.), я наслышан» [10, с. 139]. Но В. Е. Ларичев игнорирует значение цзудоу: «В частности, удивление и даже осуждение путешественников вызывало отсутствие при потреблении пищи обычных среди восточных иноземцев кухонных досок, т. е. небольших столиков цзу и сосудов для мяса доу» [23, с. 24]. В письменных памятниках нет никаких упоминаний о путешественниках и их эмоциях по поводу цзудоу, которая, подчеркнём, не была обычной для восточных племён, так как имела китайское происхождение. Э. В. Шавкунов счёл возможным разделять бином цзудоу и «перевёл «цзу» как кухонные доски, а «доу» как сосуды для варки мяса» [31, с. 138]. Бином цзудоу - это устойчивое иероглифическое сочетание с глубоким сакральным смыслом и историческими корнями, которое нельзя механически разделить. В «Хоу Хань-шу» и «Саньго-чжи» подчёркивалось, что илоу не совершают жертвоприношений по китайскому канону и у них нет для этого цзудоу (в узком смысле утвари для жертвоприношений, а в широком - ритуалов и обрядов, что указывало на якобы их невежество).

21 Гоули ("л|Я) - один из вариантов названия государства Гаоли (Когурё).

22 В переводе М. Н. Пака, «у них имеются [все] пять хлебов, крупный рогатый скот и лошади, [а также] пеньковые ткани» [8, с. 125].

23 Дацзя (^Ж) - богатый дом, знатный род. См. примечание 10.

24 Фэнь - древнекитайская мера длины, неоднократно менявшаяся в разные исторические периоды. В эпоху Троецарствия длина одного фэнь составляла 2,42 мм.

Можно предположить, что толщина наносившегося на лицо и тело топлёного сала составляла более 3 мм.

25 Чи (X) - древнекитайская мера длины, неоднократно изменявшаяся в разные исторические периоды. В эпоху Троецарствия длина одного чи составляла 24,2 см.

26 В переводе М. Н. Пака, «люди нечистоплотны, загон для свиней делают в середине, а люди живут вокруг этого места» [8, с. 125]. В оригинале использован иероглиф хунь (Я), имеющий значения: а) отхожее место; б) загон для скота, хлев, свинарник. См. Примечание 14.

27 Цунь - древнекитайская мера длины, неоднократно менявшаяся в разные исторические периоды. В эпоху Троецарствия длина одного цунь составляла 2,42 см.

28 В переводе М. Н. Пака, «зелёный камень» [8, с. 125]. Иероглиф цин (W) - имеет широкий спектр значений, он ассоциируется с Востоком (как стороной света) и с насыщенными тёмными и глубокими цветами: чёрный, тёмно-синий, тёмно-голубой, ярко-синий, ярко-зелёный, тёмный и т. д. Мы склоняемся к чёрному и тёмно-синему цвету, так как скорее всего речь идёт об обсидиане.

29 В «Хоу Хань-шу» сказано, что «могут попасть [стрелой] в глаз человеку» (см. I-14). Здесь в тексте составители по ошибке употребили иероглиф Н вместо Щ.

30 В переводе М. Н. Пака «чистая яшма» [8, с. 125]. См. примечание 7.

31 Хуанчу (й-Ш, 220-226 гг.) - единственная эра правления императора Вэнь-ди (220-226 гг.), основателя династии Цао Вэй.

32 Д. Л. Бродянский и В. Э. Шавкунов, касаясь цзудоу, пишут, что М. Н. Пак вообще не перевёл этот термин, [18, с. 136; 31, с. 140], но это не соответствует действительности, так как М. Н. Пак в примечании №8 сообщает: «По «Китайско-русскому словарю» Палладия и П. С. Попова (т. 2, Пекин, 1888, стр. 213), цзудоу fflja (или g ') имеет значение чаши для жертвенного мяса и блюда. В данном контексте, видимо, означает просто посуду» [8, с. 133]. Примечание относится к описанию Фуюй, в котором речь идёт не о ритуальном, а о церемониальном использовании цзудоу на собраниях знати по таким случаям, как пожалование титулов и т. п. Другое дело, что в описании илоу М. Н. Пак не перевёл иероглиф лэй Ш (См. примечание 19) и тем самым исказил смысл [8, с. 125].

Литература

1. Бамбуковые анналы: древний текст (Гу бэнь чжу цзи нянь) / изд. текста, пер. с кит., вступ. ст., коммент. и прилож. М. Ю. Ульянова при участии Д. В. Деопика и А. И. Таркиной. - М.: Восточная литература, 2005. - 311 с.

2. Беседы и суждения «Лунь юй» / науч. пер. А. Е. Лукьянова; поэт. перелож. В. П. Абраменко; Учреждение Российской академии наук Институт Дальнего Востока РАН; Исследовательское общество «Тайцзи». - М.: ИД «ФОРУМ», 2011. - 464 с.: ил.

3. Бичурин Н. Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. II. - М. -Л.: Издательство Академии наук СССР, 1950. - 332 с.

4. Го юй (Речи царств). Перевод с китайского, вступление и примечания В. С. Таскина. - М.: Издательство «Наука». Главная редакция восточной литературы, 1987. - 469 с.

5. Каталог гор и морей (Шань Хай Цзин). Предисловие, перевод и комментарий Э. М. Яншиной. - М.: Издательство «Наука». Главная редакция восточной литературы, 1977. - 233 с.

6. Ким Бусик. Самгук саги. В 3 т. Издание текста, перевод, вступит. статья и коммент. М. Н. Пака. - М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2001. - Т. 1. - 384, VI, 202, VIII с, 1995. - Т. 2. -405, VIII, 344, VII с, 2002. - Т. 3. - 444, XVIII, 217, VI с.

7. Кюнер Н. В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. - М.: Издательство восточной литературы, 1961. - 351 с.

8. Пак М. Н. Описание корейских племён начала нашей эры (по «Сань-го чжи») // Проблемы востоковедения, 1961, №1. С. 115-138.

9. Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Т. I. Пер. с кит. и коммент. Р. В. Вяткина и В. С. Таскина под общей редакцией Р. В. Вят-кина. Вступит. ст. М. В. Крюкова. Издание второе, исправленное и дополненное. - М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 2001. - 415 с. (Памятники письменности Востока. XXXII, 1).

10. Сыма Цянь. Исторические записки: («Ши цзи»): Т. VI. Пер. с кит., предисл. и коммент. Р. В. Вяткина. - М.: Наука. Издательская фирма «Восточная литература», 1992. - 483 с.

11. Сыма Цянь. Исторические записки: Ши цзи: [В 9 т.]: Т. 9 / пер. с кит. и коммент. под ред. А. Р. Вяткина; вступ. Ст. А. Р. Вяткина. - М.: Восточная литература, 2010. - 623 с.

12. Шицзин. Издание подготовили А. А. Штукин и Н. Т. Федорен-ко. - М.: Издательство Академии наук СССР, 1957. - 610 с.

13. ^ЯШЛо ВИ^И®. Ю: 000007508175. = Ли-цзи (Книга ритуалов). В 20-ти томах. Издано в начале эпохи Эдо. Национальная парламентская библиотека Японии. Библиографический Ю:000007508175.

14. = Хоу Хань-шу (История Поздней Хань) в 12-и томах. Эршисы-ши (24 династийные истории). - Пекин: Чжунхуа шуцзюй, 1965. - 3682 с.

15. = Саньго-чжи (Записи о Трёх Царствах) в 5-ти томах. Эршисы-ши (24 династийные истории). - Пекин: Чжунхуа шуцзюй, 1959. - 1510 с.

16. Баженова Ж. М. Этническая история рюкюсцев. - Владивосток: Дальнаука, 2009. - 247 с. с. цв. вкл.

17. Берёзкина Э. И. Математика древнего Китая. - М.: Наука, 1980. - 310 с.

18. Бродянский Д. Л. Илоу и воцзюй: новый взгляд на старую загадку // Известия Восточного института, 1996, №3. С. 134-143.

19. Бутин Ю. М. Корея: от Чосона к Трём Государствам. - Новосибирск: Наука, 1984. - 253 с.

20. Васильев Л. С. Древний Китай. Т. I: Предыстория, Шан-Инь, Западное Чжоу (до VIII в. до н. э.). - М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1995. - 379 с.

21. Вернер Э. Оружие Китая. Развитие традиционного оружия / Пер. с англ. И. А. Емеца. - М.: ЗАО Центрполиграф, 2009. - 157 с.

22. Воробьев М. В. Маньчжурия и Восточная Внутренняя Монголия (с древнейших времён до IX в. включительно). - Владивосток: Дальнаука, 1994. - 410 с.

23. Дальний Восток и соседние территории в средние века. - Новосибирск: Наука, 1980. - 152 с.

24. Дельбрюк, Ганс. История военного искусства в рамках политической истории. Том второй. Германцы. - Санкт-Петербург: «Наука», «Ювента», 1994. - 352 с.

25. История Золотой империи / Пер. Г. М. Розова, коммент. А. Г. Малявкина. - Новосибирск: Издательство Института археологии и этнографии СО РАН, 1998. - 288 с.

26. Маслов А. А. Китай: укрощение драконов. Духовные поиски и сакральный экстаз. - М.: Культурный центр «Новый Акрополь», 2006. - 480 с.

27. Массон В. М. Первые цивилизации. - Л.: Наука, 1989. - 274 с.

28. Пак М. Н. Очерки ранней истории Кореи. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1979. - 240 с., 25 ил.

29. Савинов Д. Г. Новые материалы по истории сложного лука и некоторые вопросы его эволюции в Южной Сибири // Военное дело древних племён Сибири и Центральной Азии. - Новосибирск: Наука, 1981. С. 146-162.

30. Сунь Цзиньцзи. Древние народы Приморья и Приамурья в китайских письменных источниках // Древняя и средневековая история Восточной Азии. К 1300-летию образования государства Бохай: Материалы междунар. науч. конф. (Владивосток, 21-26 сентября 1998 г.). - Владивосток: ДВО РАН, 2001. С. 52-65.

31. Шавкунов В. Э. Племена илоу и культуры раннего железного века Приморья // Вестник ДВО РАН, №5, 2006. С. 135-140.

32. Шавкунов Э. В. Государство Бохай и памятники его культуры в Приморье. - Ленинград: Издательство «Наука». Лениградское отделение, 1968. - 128 с.

33.

2002. = Междисциплинарные исследования прогресса и регресса оружия. Лук и стрелы // Труды Международного центра изучения японской культуры, №27, 2002. - 300 с.

34.

1999

^о = Древние воины. Тематическая выставка филиала Пусанского муниципального музея в Покчхон / Сост. и публ. Научно-исследовательского отдела филиала Пусанского муниципального музея в Пок-чхон. - Пусан: 1999. - 136 с.

35.

^П60^о = Большой китайско-японский словарь иероглифов. В 12 томах. Автор-составитель Морохаси Тэцудзи. - Токио: Тайсюкан сётэн, 1985.

36. = Большой словарь иероглифов. - Токио: Кэйсэйся, 1937. - 2602 с.

37. 1 9 9 5 = Большая японская энциклопедия. В 26 томах. - Токио: Сёгакукан, 1995.

38. 2 0 0 9 = Цыхай (Море слов). В 5 томах. 6-е изд. - Шанхай: Шанхайское издательство словарей и энциклопедий, 2009.