Научная статья на тему 'Иллюстрация как средство достижения релевантности текста: межотраслевой подход'

Иллюстрация как средство достижения релевантности текста: межотраслевой подход Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
6906
631
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИЛЛЮСТРАЦИЯ / ИЛЛЮСТРИРОВАНИЕ / ТЕКСТ / КНИГА / ИЗДАНИЕ / ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ / ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА / ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО / КНИЖНАЯ ГРАФИКА / КОММУНИКАЦИЯ / ИНТЕРПРЕТАЦИЯ / РЕЛЕВАНТНОСТЬ / ILLUSTRATION / ILLUSTRATING / TEXT / BOOK / PUBLICATION / WORK OF ART / EXPRESSIVE MEANS / FINE ARTS / BOOK GRAPHIC / COMMUNICATION / INTERPRETATION / RELEVANCE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Бородина Светлана Дамировна, Еманова Юлиана Геннадьевна, Яо Михаил Константинович

В статье впервые предпринята попытка межотраслевого анализа иллюстрации, расширяющего современное представление о книге, необходимое для понимания и сохранения её как объекта культуры, в котором соединены книжная графика и художественная литература. Рассмотрены принципы и оценки иллюстрирования, зависимость иллюстрации от содержания и стиля текста, типа и вида издания, жанра, целевого и читательского назначения. Выявлена связующая роль иллюстрации между духовной и материальной культурой. Релевантность предлагается в качестве комплексного критерия оценивания степени соответствия иллюстрации тексту в педагогическом, психологическом, культурологическом, искусствоведческом и книговедческом аспектах.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ILLUSTRATION AS A MEANS OF ACHIEVING TEXT RELEVANCE: INTER-SECTORAL APPROACH

The article is the first attempt to analyze the interaction of illustrations and author''s text, which extends the current understanding of a book as a cultural object combining book illustrations and fiction. The authors consider the principles and evaluation of illustration, illustration dependence on the content and style of the text, type and form of publication, genre, title, and the reader it is meant for. The link between the spiritual, material culture and illustrations is revealed. Relevance is offered as an integrated evaluation criterion used to assess the extent of illustration-text matching in the pedagogical, psychological, cultural, art and bibliological aspects.

Текст научной работы на тему «Иллюстрация как средство достижения релевантности текста: межотраслевой подход»

ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. 2013. №4(34)

КУЛЬТУРОЛОГИЯ

УДК 7.072.2+09+76

ИЛЛЮСТРАЦИЯ КАК СРЕДСТВО ДОСТИЖЕНИЯ РЕЛЕВАНТНОСТИ ТЕКСТА: МЕЖОТРАСЛЕВОЙ ПОДХОД

© С.Д.Бородина, Ю.Г.Еманова, М.К.Яо

В статье впервые предпринята попытка межотраслевого анализа иллюстрации, расширяющего современное представление о книге, необходимое для понимания и сохранения её как объекта культуры, в котором соединены книжная графика и художественная литература. Рассмотрены принципы и оценки иллюстрирования, зависимость иллюстрации от содержания и стиля текста, типа и вида издания, жанра, целевого и читательского назначения. Выявлена связующая роль иллюстрации между духовной и материальной культурой. Релевантность предлагается в качестве комплексного критерия оценивания степени соответствия иллюстрации тексту в педагогическом, психологическом, культурологическом, искусствоведческом и книговедческом аспектах.

Ключевые слова: иллюстрация, иллюстрирование, текст, книга, издание, художественное произведение, выразительные средства, изобразительное искусство, книжная графика, коммуникация, интерпретация, релевантность.

Традиционно понятие «релевантность» используется в информатике, информационных поисковых системах для определения объективно существующего семантического соответствия между содержанием поискового запроса и выданной в ответ на него информации. Термин «релевантность» происходит от латинского слова «relevo» - поднимать, облегчать. Основное качество понятия релевантности приближается по смыслу к понятию «адекватность», то есть подразумевается, что найденная информация может быть использована по назначению и дать практический и социальный результат.

В данной статье мы используем термин «релевантность» как меру соответствия между вербальным и изобразительным содержанием книги (и других видов и типов документов, например, газеты, журнала, сайта, рекламы и т.п.), единство формы и содержания. Можно сказать, что релевантность - это характеристика эффективности коммуникации между читателем и автором, где каналом коммуникации является книга. Какова роль иллюстрации в данной системе интерпретации смысла или смыслов, заложенных в документе (книге), нам бы хотелось выяснить с позиции семиотики, науки о знаках и знаковых системах.

Слово иллюстрация происходит от латинского слова «illustratio» и переводится как живое описание, наглядное изображение, прояснение, освещение от «lustrare» - освещать, разъяснять, рассматривать.

Развитие искусства иллюстрации связано с историей книги и развитием средств (материалов и оборудования) полиграфии. Рукописные книги иллюстрировались миниатюрами (самыми древ-

ними считаются иллюстрации к древнеегипетской «Книге мертвых»), после изобретения книгопечатания и ксилографии иллюстрация относится, главным образом, к графике.

В энциклопедическом словаре Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона можно прочесть о важном этапе в истории развития иллюстрации - «... до 30-х гг. текущего столетия (имеется в виду XIX в. - прим. авторов статьи), когда возникли первые иллюстрированные журналы: «Penny Magazine» в Англии (1832), «Pfenning Magazin» в Германии (1833), «Magazin pittoresque» во Франции (1833) и «Живописное обозрение» А.Семена в России (1835). Эти издания, имевшие целью наглядно знакомить читающую публику с событиями дня, выдающимися современными деятелями на разных поприщах и всякими предметами, интересными в данную минуту, пользовались огромным успехом и распространили любовь к иллюстрации. Последние стали наполнять не только подобные, появлявшиеся одно за другим, периодические издания, но и книги самого разнообразного содержания -беллетристические, ученые, детские и вообще такие, в которых картинки могут служить пояснением и дополнением текста» [1].

Иллюстрация - это многогранное понятие, которое отражается в словарях, справочниках, энциклопедиях по изобразительному искусству, издательскому и библиотечно-библиографичес-кому делу, по рекламе и полиграфии, педагогике, логике и др.

В БСЭ приводятся три основных значения термина «иллюстрация», которые мы рассмотрим: первое - объяснение с помощью наглядных примеров; второе - изображение, сопровождаю-

щее и дополняющее текст (рисунки, гравюры, фотографии, коллажи, репродукции, карты, схемы чертежи и т.п.); третье - область искусства, связанная с изобразительным истолкованием литературных и научных произведений [2].

Подход к иллюстрации с позиции издательского дела определяет её как графическое изображение, помещенное на страницах или листах, включенных в пагинацию или фолиацию документа (определяющих, где именно произойдет разрыв страницы так, чтобы семантически части контента не разрывались), и предлагает ряд классификационных признаков иллюстрации [3].

С точки зрения целевого назначения иллюстрации делятся на поясняющие и дополняющие. Иллюстрация, поясняющая текст, передает его в другой, наглядной, изобразительной форме и не является обязательной (например, иллюстрации в изданиях художественной литературы). Дополняющая текст иллюстрация, представленная автором в качестве неотторжимой части содержания своего произведения, напротив, обязательна (например, схема процесса, чертеж объекта, где текст лишь комментирует изображение).

По способу отражения действительности, представленной в издаваемом произведении, различают иллюстрации художественно-образные и научно-познавательные. В художественно-образных иллюстрациях, которые могут быть созданы как автором, так и художником-иллюстратором, мир отображается через изобразительный художественный образ, который помогает читателю его осваивать, воздействуя главным образом на чувства. Научно-познавательные иллюстрации - это изображения, научно отражающие мир, объективирующие позицию автора, стремящиеся к адекватности отображения, воздействующие на разум через логику; их цель -помочь читателю научно познать мир.

По степени внешней близости к изображаемой действительности различаются следующие виды иллюстрации: фотография, рисунок, чертеж, схема, диаграмма, график.

По происхождению и способу подготовки иллюстраций выделяются: заимствованные, взятые из других изданий, и оригинальные, созданные специально для данного издания и представляющие собой уникальное, новое изображение, а не копию, возможно, переработанную, уже печатавшегося изображения.

По роли для читателя отдельную группу составляют документальные иллюстрации, которые воспроизводят какое-либо изображение или текст. Это могут быть: записка, страница издания с надписями и пометами и т.д., имеющие значение исторического свидетельства.

По технике изображения иллюстрации подразделяются на штрихованные и полутоновые, а по цвету - на черно-белые и цветные.

В зависимости от размера и расположения в книге иллюстрации подразделяются на: фронтиспис, заставку и концовку; на полуполосные, полосные и разворотные иллюстрации, которые, соответственно, располагаются на половине страницы, на всей странице и на двух страницах; на оборонные (обрамляющие текст), на иллюстрации и рисунки на полях или иллюстрации без полей (навылет). Иллюстрации могут располагаться внутри текста или на вклейках, накидках и приклейках (в зависимости от способа вклейки иллюстрации в случае, когда она не умещается на странице или развороте страниц, когда её, в отличие от всего издания, надо напечатать в несколько красок, или на другой бумаге, или другим способом печати).

В библиографическом описании сведения об иллюстрации относятся к области количественной характеристики документа. Здесь сообщается о наличии иллюстраций, о том, где они размещены, каково число листов с иллюстрациями, какие виды и жанры представлены.

Специалисты отмечают, что работа над иллюстрационным материалом - один из наиболее ответственных и сложных этапов оформления издания, так как одновременно приходится решать вопросы техники и технологии полиграфического производства и увязывать их с творческим решением изобразительного искусства. Плодотворность работы над оформлением (дизайном) книги повышается, если художник-иллюстратор (дизайнер) участвует в разработке концепции книги и с самого начала работы имеет план иллюстрирования, когда известна манера рисунка, техника выполнения, размер иллюстрации и её расположение и т.д. Имеет значение и количество иллюстраций: слишком много иллюстраций вызывает удорожание издания, слишком мало - приводит к неубедительности, снижает впечатление и запоминаемость текста. «Иллюстрации всегда серийны, они последовательно развивают свое действие, и для этого развития требуется определенный разбег. Лучше книга вовсе без иллюстраций, чем с недостаточным их количеством» [4]. Важно также равномерно распределить иллюстрации по изданию, чтобы не было их переизбытка или недостатка.

Вместе с элементами оформления иллюстрации задают ритм чтения, точнее, «ощущение его динамики, в том числе преодоление монотонности и утомительности этого процесса, что особо важно в книге для самых маленьких читателей. На выполнение этой функции существенно влияет

форма пятна иллюстрации - величина и пропорции того места, которое занимает иллюстрация, а также её общая тональная насыщенность и особенности её связей с полями. Не меньшее значение имеет последовательность иллюстраций, их разнообразие или одинаковость по размерам и занимаемым местам в развороте. Эта же ритмообра-зующая функция зависит и от их содержания, способности привлечь и задержать внимание читателя-зрителя» [5: 334]. И наоборот, ритмическая структура подводит к восприятию достоинств иллюстраций, они находятся в «диалектической взаимозависимости» и формируют образ книги.

Иллюстрация имеет значение в формировании композиции издания (документа), в целостном взаимодействии с содержанием, конструкцией и объемно-пространственной структурой книги как произведения искусства. Иллюстрация не только стремится к передаче иллюзии объёма и глубины пространства (как, например, реалистическая живопись), но порой, стремясь всеми средствами подчёркнуть связь графического изображения с плоскостью листа и начертанием шрифта, может осознанно идти на нарушение адекватности изображенного видимой модели. «Книжная иллюстрация должна быть одновременно зримым образом и орнаментальным знаком» [6]. Традиционно в книжной иллюстрации используются техники гравюры на дереве, меди, стали, литография, но не менее популярны здесь и классический рисунок, акварель, гуашь и множество других техник с последующим полиграфическим воспроизведением [7: 274-275]. Как правило, иллюстрация не является самоцелью издания, что накладывает определенные ограничения на свободу самовыражения художника-иллюстратора (дизайнера) аналогично тому, как скован переводчик интерпретируемым текстом. «Однако, если замысел художника адекватен замыслу творца текста, своеобразие трактовки, манеры, техники не может и не должно служить препятствием к одобрению иллюстраций» [8]. В то же время профессионалы отмечают, что необходимо избегать возможного диссонанса между характером творчества литератора и художника. Так, например, совершенно несовместимы А.Бенуа и М.Горький, или И.Репин и К.Бальмонт, или И.Бродский и А.Шилов и т.п. Наибольшего успеха в создании образа книги достигают тандемы единомышленников, такие как М.Добужинский и К.Чуковский, В.Лебедев и С.Маршак и др. «Кроме достижения духовного соответствия литературы и графики, перед создателями книг стоит не менее острая проблема пластической гармонии издания, цельности его разворотов, естественности положения в них иллюстраций» [5: 333], что не всегда достигается в

случае, если используются репродуцированные в книги листы станковой графики, задуманные для выставок, а не для изданий.

Иллюстрация визуализирует образы или смыслы и декорирует издание. Она является элементом оформления (дизайна) книги. Художник-иллюстратор (дизайнер) дополняет и обогащает изобразительными средствами содержание книги, раскрывая то, что нельзя передать в текстовой форме либо передать в ней гораздо сложнее, а воспринимать намного труднее, но можно сделать с помощью линейного ритма, экспрессии штриха, соотношения пятен цвета - средствами изобразительного искусства. В художественном произведении в качестве объекта иллюстрирования могут выступать ключевые моменты повествования, визуализация образов героев повествования (например, иллюстрации В.Лебедева, К.Рудакова, А.Са-мохвалова, В.Фаворского, Д.Шмаринова и др.) или передача эмоционального фона, лейтмотива художественного произведения через «обложку, титульные развороты, заставки, виньетки, занимающие целую страницу или ее часть, никогда не вступающие в противоречие с сюжетом, но и не являющиеся их повторением» [5: 332], как у М.Добужинского в «Белых ночах» Ф.Достоевского. «Иллюстрация создает особую, параллельную тексту, художественную реальность», которая всегда должна «соответствовать идее, жанру и стилю литературного текста, то есть выражать предмет иллюстрирования» [7: 275].

В изданиях естественнонаучного характера могут быть продемонстрированы объекты, описываемые в книге (растения, животные и т.д.), отображены пошаговые инструкции в технической документации.

Наиболее сложным видом иллюстрации считается «оригинальный рисунок». До 1917 года под оригинальными рисунками понимали иллюстрации, специально выполненные художником для конкретного издания. В заидеологизирован-ное советское время главным качеством оригинального рисунка считалось весьма условное соответствие его понятию «реализм». Художник Н.Н.Вышеславцев в статье «Книжная иллюстрация», опубликованной во втором номере журнала «Искусство» за 1939 год, даже определяет четыре вида реалистической иллюстрации в зависимости от характера изображения:

«1. Иллюстрация действия, основой которой является жест, выражающий психологическую сущность персонажа. Для наиболее полной выразительности действия художник устраняет все другие элементы, так что ни эпоха, ни место, где происходит действие, без помощи текста определены быть не могут.

2. Иллюстрация историко-археологическая, или обстановочная (если она относится к настоящему времени). Наряду с изображением действия здесь художник обращает серьезнейшее внимание на отображение эпохи как в целом, так и в деталях быта и обстановки, доводя это отображение до строго научной бесспорности. Роль такой иллюстрации огромна.

3. Иллюстрация «типа», где пристальное внимание художника обращено не на изображение подробностей быта, а на характеристику персонажей. Окружающая их обстановка дается лишь частично и может совершенно отсутствовать, переходя в своеобразную «иллюстрацию-портрет».

4. Иллюстрация психологическая, передающая внутреннее душевное действие, не обнаруживающее себя внешне ничем, кроме выражения лиц действующих персонажей (что требует от художника особого мастерства). Здесь художник отказывается не только от действия и обстановки, но для обрисовки самого персонажа ограничивается только головой, концентрируя внимание зрителя на физиономии, которая очень тонко передает душевное состояние персонажа» [4].

Однако отношение к иллюстрации художественной литературы для взрослых среди художников, литераторов и читателей неоднозначное. Отрицательно относился к иллюстрированной книге (особенно поэтическому тексту), указывая на нерелевантность иллюстрации, известный советский писатель и литературовед Ю.Тынянов, считая, что иллюстрации излишне уплотняют образы, «легкие в слове». «Конкретность произведения словесного искусства не соответствует его конкретности в плане живописи. Вернее, специфическая конкретность поэзии прямо противоположна живописной конкретности: чем живее, ощутимее поэтическое слово, тем менее оно переводимо на план живописи. Конкретность поэтического слова не в зрительном образе, стоящем за ним, - эта сторона в слове крайне разорвана и смутна (Т.Мейер), она -в своеобразном процессе изменения значения слова, которое делает его живым и новым. Основной прием конкретизации слова - сравнение, метафора - бессмыслен для живописи» [8: 311]. (Авторы не разделяют позиции Ю.Тынянова по этому вопросу.)

С маркетинговых позиций иллюстрация, понимаемая как визуализация, создаваемая с целью выделить субъект, а не форму, должна быть релевантна не только тексту, но и должна соответствовать уровню и эстетическим потребностям определенных групп читателей (покупателей, потребителей, пользователей библиотек). Иллюстрация в рекламе выполняет следующие функции: представляющую (предмет рекламы, поль-

зователей, различные детали, связанные с предметом или пользователем); организующую, т.е. обеспечивает гармоничную композицию рекламы, расставляет акценты, связывает части текстовой информации; интерпретирующую сложную информацию с помощью графиков, диаграмм, гистограмм, таблиц; трансформирующую, передающую смысл с помощью изображений с переносным значением; декоративную, придающую визуальным элементам более привлекательный для восприятия вид [9: 10-11].

Согласно исследованиям психологов, изображение как конкретный объект «усваивается» правым полушарием мозга, отвечающим за воображение и обработку невербальной информации, а «текст», состоящий из букв фонетического алфавита, воспринимающийся как абстрактный объект, является более сложным для восприятия, обрабатывается левым полушарием мозга, ответственным за аналитическое мышление. Изображения могут обрабатываться мозгом параллельно без аналитической раскладки в целом, а значит, быстрее, чем вербальная информация, которая обрабатывается поэтапно. Поэтому при компоновке иллюстрации и текста в рекламном объявлении руководствуются диагональю чтения, согласно которой в странах, читающих слева направо, человек смотрит и читает так, как ему привычно и удобно - слева направо и сверху вниз -по диагонали чтения «слева - направо - вниз». Взгляд с трудом движется против этого направления, поэтому удобно для восприятия, когда иллюстрация находится слева, а текст - справа или иллюстрация сверху, а текст снизу. Задача иллюстрации - привлечь внимание, увлечь, а переведя взгляд по логике диагонали чтения на текст и прочитав его, можно узнать детали, конкретизировать информацию. Классик советской книжной графики В.А.Фаворский придерживался той же позиции, считая, что книга начинается с титула, где значимую роль играет «шрифт, помогающий читателю начать движение в глубь книги. Правая страница осуществляет динамическое начало, последовательное движение по книге, сквозь неё как бы можно видеть весь книжный блок, тогда как левая оказывается своего рода возвращением в этом движении, некоторой остановкой. Поэтому ... полосные иллюстрации следует помещать на левой полосе разворота для того, чтобы не мешать этому движению. Ведь страничная содержательная иллюстрация требует углубленного внимания, и читателю естественнее уделить его, когда он обращается к левой полосе, которая не зовет его вглубь книги», но при этом все элементы книги: шмуцтитулы, заголовки, заставки, концовки, осуществляющие деление текста и осознаваемые в

процессе чтения, предпочтительнее помещать на правой стороне» [10].

Меньшие интеллектуальные затраты при восприятии визуальных объектов объясняют массовое пристрастие к комиксам, а также значение наглядности в педагогике, особенно для детей младшего возраста. С позиции педагогики иллюстрация отражает существенные, исторически сложившиеся черты художественного творчества, стилистические особенности эпохи и страны и принципы формирования личности и её эстетического воспитания.

Первой иллюстрированной книгой для детей является «Мир чувственных вещей в картинках» Я.А.Каменского («Orbis sensualium pictus», 1658; в России была переведена и дважды издана Н.И.Новиковым под названием «Иоанна Амоса Комения Видимый свет», 1768 и «Видимый мир», 1788), где по замыслу автора рисунки должны «усилить впечатления от вещей». Рукописный экземпляр (1693) букваря Кариона Истомина, заказанного Н.К. Нарышкиной для царевича Алексея Петровича, стал первой детской книгой с цветными акварельными иллюстрациями. В 1694 г. в Москве вышел печатный экземпляр, где текст и рисунки были гравированы на меди Леонтием Буниным. Буквы кириллицы изображались в виде человеческих фигур, также на крупноформатных листах располагались животные, растения, орудия труда, явления природы, предметы быта и т.п., название которых начиналось на изучаемую букву. Кроме букварей, иллюстрировались библии, лубочные картинки и др.

Педагоги понимают иллюстрацию как неотъемлемую часть мира книги и предметной среды мира самого ребенка. Зачастую именно книжные иллюстрации формируют эстетические чувства и представления ребенка, являются первой ступенью эстетического образования; вот почему сегодня так опасно нетворческое использование компьютерных технологий и приемов при создании детских книжных иллюстраций. Наличие художественного образа в иллюстрации определяет её педагогический потенциал. Организаторы детского чтения (родители, воспитатели, учителя) могут развивать образное мышление ребенка, обучая не только понимать информационную канву сюжета, но и воспринимать особенности художественных средств её выражения. Работа с иллюстрацией строится с учетом возрастных особенностей детей и типа издания; с одной стороны, дети воспринимают информационную сторону иллюстрации -знакомятся с окружающим миром, узнают и запоминают названия, а с другой - знакомятся с выразительными средствами - тоном, цветовыми сочетаниями, соотношениями объемов, характе-

ром линий, ритмом, композицией и т.д. При чтении вслух бывают задействованы три модальности, т.е. восприятие идет по трем каналам - зрительному (иллюстрации), слуховому (голос читающего) и тактильному (гладкость или шероховатость бумаги, линия обреза и корешка и т.д.), что усиливает эмоциональное воздействие и понимание прочитанного. Для маленьких детей существует специальный жанр, который называется книжка-картинка; в немецком языке она звучит как ЬШегЬисЬ, а в английском - рюШгеЬоок [11]. Часто это бывает авторским произведением, когда в качестве автора текста и художника выступает один человек, например, книжки-картинки В.Сутеева. В этом случае бывает трудно определить, что было первично - текст или изображение. Существуют и другие тексты - подписи, адаптирующие краткие народные стихотворные и прозаические произведения. В иллюстрациях для более взрослых детей (старшего дошкольного и младшего школьного возраста) визуальные образы выражают сущность образов литературных, через зооморфные, фантазийные визуализации сказочных персонажей дети включаются в культурный контекст. Чем взрослее становятся дети (средний и старший школьный возраст), тем больше предназначенные для них иллюстрации напоминают взрослые, в которых, как правило, изображение сопровождает текст.

В новом техническом Регламенте Таможенного союза (ТР ТС 007/2011 от 23.09.2011) «О безопасности продукции, предназначенной для детей и подростков» обозначены жесткие требования к шрифтовому, фоновому и иллюстративному оформлению книг для детей и подростков. По мнению художников-иллюстраторов, этот документ крайне осложнит работу над книгой. Эксперт в области иллюстрирования детских книг М.Осорина прокомментировала этот документ: «Советские художники-классики, которые работали для детей начиная с 1920-х годов на протяжении нескольких десятилетий вырабатывали принципы иллюстрирования книг для детей разных возрастов. И эти принципы были хорошо психологически обоснованы. Культуру книжной детской иллюстрации загубили у нас в 1990-е годы. Не последнюю роль в этом сыграли экономические интересы издателей. Большой урон нанесло внедрение компьютерной графики, из-за которой мимика, жесты и позы персонажей потеряли психологическую достоверность» [12]. Ведь рассматривая эмоционально выразительные изображения нарисованных героев, дети учатся понимать внутренний мир персонажей и свой собственный через внешнее проявление эмоций. Необходимо повышать полиграфическую куль-

туру, но не таким путем, как предписывает новый регламент, а через разъяснение организаторам детского чтения того, «как стоит разговаривать с детьми о картинках, как их вместе разглядывать и анализировать, чем они могут быть интересны ребенку» [12].

Если необходимость релевантного иллюстрирования детских книг не вызывает сомнения, то само понятие иллюстрирование имеет неоднозначную оценку. Рассматривая возможности иллюстрации, обратимся к переносному значению слова, которое позволит выявить бытующее неоднозначное отношение к данному явлению. Согласно логическому словарю, термин иллюстрация переводится и трактуется в контексте слова «прояснять», наиболее близким по значению является слово «пример», иллюстрация призвана убедить в какой-либо позиции, усилить эффект присутствия. Именно эту наглядность и силу изобразительных образов стремились получить заказчики изобразительного искусства, которыми могли выступать и церковь, и государство, и меценаты, стремясь использовать искусство в своих интересах и получая в различных художественных формах иллюстрации религиозные представления, мифологические сюжеты, государственные деяния, исторические события и биографии. Автор энциклопедического словаря по изобразительному искусству В.Г.Власов отмечает, что из этой несвободы художника-творца проистекает «негативное значение слова «иллюстративность» - конформизм, вынужденный компромисс, следование заданной программе, внешним условиям, сценарию, требованиям, находящимся вне границ изобразительного искусства: социальным, политическим, идеологическим, дидактическим. В этом смысле иллюстративными называют произведения бифункционального, «агитационного искусства», художников натуральной школы, «критического реализма», «социалистического реализма». Эти странные термины отражают тенденцию к «иллюстрации жизни», повествовательной составляющей изобразительного искусства» [7: 275]. Это ведет к натурализму, так как при решении внехудоже-ственных задач изобразительное искусство начинает говорить не своим языком, а значение

композиции и художественной формы ослабляется.

Таким образом, иллюстрация предназначена для повышения релевантности восприятия текста в процессе чтения, что особенно важно для детей. Она должна находиться в смысловом и стилистическом единстве с типом и видом документа, его жанром, целевым и читательским назначением. Иллюстрация играет связующую роль между духовной и материальной культурой, превращая издание в объект декоративно-прикладного искусства и коллекционирования.

1. Энциклопедический словарь Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона: в 82 т. - М.: Терра, 1992. - Т. 11. -468 с.

2. Большая советская энциклопедия: в 30 т. - М.: Издательство «Советская энциклопедия», 19691978. - Т. 10. - 672с.

3. Мильчин А.Э. Издательский словарь-справочник (Серия «Книжное дело»). - М.: Юрист, 1998. -472 с.

4. Малиновский К.В. Документы рассказывают. // Панорама искусств. - М.: «Советский художник», 1981. - №4. - С. 6 - 28.

5. Анализ и интерпретация произведений искусства / под ред. Н.А. Яковлевой. - М.: Высшая школа, 2005. - 551 с.

6. Сидоров А.А. Русская графика начала ХХ века: очерки, истории и теории. - М.: Издательство «Искусство», 1969. - 247 с.

7. Власов В.Г. Иллюстративность, иллюстрация // Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства. Т.3. - СПб: Лита, 2000. -С. 274 - 275.

8. Тынянов Ю.Н. Иллюстрации // Поэтика. История литературы. Кино. - М.: Наука, 1977. - С. 310 -318.

9. Назайкин А. С. Иллюстрирование рекламы. - М.: Эксмо, 2004. - 320 с.

10. Фаворский В.А. Об искусстве, о книге, о гравюре. - М.: Книга, 1986. - 239 с.

11. Художественно-педагогический словарь /Сост. Н.К.Шабанов, О.П.Шабанова, М.С.Тарасова, Т.Д.Пронина. - М.: Академический Проект: Трикста, 2005. - С. 152 - 153.

12. Новые требования к оформлению детских книг: мнение ученых СПбГУ // иКЬ: http://spbu.ru/news-spsu/18508 (дата обращения 09.10.2013.)

ILLUSTRATION AS A MEANS OF ACHIEVING TEXT RELEVANCE:

INTER-SECTORAL APPROACH

S.D.Borodina, J.G.Yemanova, M.K.Yao

The article is the first attempt to analyze the interaction of illustrations and author's text, which extends the current understanding of a book as a cultural object combining book illustrations and fiction. The authors consider the principles and evaluation of illustration, illustration dependence on the content and

style of the text, type and form of publication, genre, title, and the reader it is meant for. The link between the spiritual, material culture and illustrations is revealed. Relevance is offered as an integrated evaluation criterion used to assess the extent of illustration-text matching in the pedagogical, psychological, cultural, art and bibliological aspects.

Key words: illustration, illustrating, text, book, publication, work of art, expressive means, fine arts, book graphic, communication, interpretation, relevance.

1. Jenciklopedicheskij slovar' F.A.Brokgauza i I.A.Efrona: v 82 t. - M.: Terra, 1992. - T. 11. -468 s.

2. Bol'shaja sovetskaja jenciklopedija: v 30 t. - M.: Iz-datel'stvo «Sovetskaja jenciklopedija», 1969-1978. -T. 10. - 672s.

3. Mil'chin A.Je. Izdatel'skij slovar'-spravochnik (Serija «Knizhnoe delo»). - M.: Jurist, 1998. - 472 s.

4. Malinovskij K.V. Dokumenty rasskazyvajut... // Panorama iskusstv. - M.: «Sovetskij hudozhnik», 1981. -№4. - S. 6 - 28.

5. Analiz i interpretacija proizvedenij iskusstva / pod red. N.A. Jakovlevoj. - M.: Vysshaja shkola, 2005. -551 s.

6. Sidorov A.A. Russkaja grafika nachala HH veka: ocherki, istorii i teorii. - M.: Izdatel'stvo «Iskusstvo», 1969. - 247 s.

7. Vlasov V.G. Illjustrativnost', illjustracija // Bol'shoj jenciklopedicheskij slovar' izobrazitel'nogo iskusstva. T.3. - SPb: Lita, 2000. - S. 274 - 275.

8. Tynjanov Ju.N. Illjustracii // Pojetika. Istorija litera-tury. Kino. - M.: Nauka, 1977. - S. 310 - 318.

9. Nazajkin A.S. Illjustrirovanie reklamy. - M.: Jeksmo,

2004. - 320 s.

10. Favorskij V.A. Ob iskusstve, o knige, o gravjure. -M.: Kniga, 1986. - 239 s.

11. Hudozhestvenno-pedagogicheskij slovar' /Sost. N.K.Shabanov, O.P.Shabanova, M.S.Tarasova, T.D.Pronina. - M.: Akademicheskij Proekt: Triksta,

2005. - S. 152 - 153.

12. Novye trebovanija k oformleniju detskih knig: mne-nie uchenyh SPbGU // URL: http://spbu.ru/news-spsu/18508 (data obrashhenija 09.10.2013.)

Бородина Светлана Дамировна - доктор педагогических наук, доцент кафедры библиотековедения, библиографоведения и книговедения факультета информационного сервиса ме-диатехнологий Казанского государственного университета культуры и искусств.

Borodina S.D. - Doctor of Pedagogy, Kazan State University of Culture and Arts Е-mail: borodina_tema@mail.ru

Еманова Юлиана Геннадьевна - кандидат педагогических наук, доцент кафедры изобразительного искусства и дизайна отделения искусств Института филологии и межкультурной коммуникации Казанского федерального университета.

Yemanova J.G. - Ph. D. in Pedagogy, Associate Professor, ^zan Federal University

18 Kremlyovskaya Str., ^zan, 420008, Russia E-mail: emanova-yao@mail.ru

Яо Михаил Константинович - кандидат социологических наук, доцент кафедры изобразительного искусства и дизайна отделения искусств Института филологии и межкультурной коммуникации Казанского федерального университета.

Yao M.K. - Ph. D. in Sociology, Associate Professor, ^zan Federal University

18 Kremlyovskaya Str., ^zan, 420008, Russia E-mail: yao-mk@as-management.ru

Поступила в редакцию 22.10.2013

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.