Научная статья на тему 'Иерусалимский крест в восточно-христианской традиции'

Иерусалимский крест в восточно-христианской традиции Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
1098
88
Поделиться
Ключевые слова
ИЕРУСАЛИМСКИЙ КРЕСТ / СТАВРОГРАФИЯ / КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ / КОНСТАНТИНОВ КРЕСТ / КРЕСТ ПАЛОМНИКА / JERUSALEM CROSS / ORTHODOX CHURCH / CRUSADES / THE CROSS OF ST. CONSTANTINE / PILGRIM CROSS

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Губарева Оксана Витальевна

Иерусалимский крест в Православной Церкви чаще всего называют «крестом паломника». Распространено мнение, что этот крест не имеет православных корней и появился после захвата Иерусалима рыцарями Первого Крестового похода. Но сохранились древние памятники, доказывающие, что подобные кресты были распространены в восточно-христианской церкви уже в VI-VII вв. Их равносторонняя форма восходит к кресту, явленному равноапостольному Константину, а пятисоставная композиция может быть истолкована как образ соборности Вселенской Православной Церкви.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Губарева Оксана Витальевна,

The History of the Jerusalem cross in the Orthodox tradition

Jerusalem Cross in the Orthodox Church is often called «pilgrim cross». It is widely believed that this cross has no Orthodox roots and came after the capture of Jerusalem, Knights of the First Crusade. But there are ancient monuments that prove that these crosses were common in the Eastern Christian Church already in the 6th-7th centuries. A similar cross also was on the flag of Byzantium. But in the place of crosses there was the sacred abbreviation dedicated to Jesus Christ: «King of Kings ruling over the kings». Since the 16 century similar crosses were placed on the flags of the Russian regular army. Their form goes back to the equilateral cross, the phenomenon of St. Constantine. Five-parted composition can be interpreted as the image of unity of the Orthodox Church. Cross of St. Constantine the Great was imaged in different ways already during his life. It is known that Emperor Constantine ordered to reproduce for many times the image of cross that he had seen in his vision. One of the greatest sacred objects for Christians became a precious cross donated by St. Constantine in the Hagia Sophia in Constantinople. It was set on a small podium, and it had short crossbeams on its ends. This cross was imaged on the back of the Byzantine coins for several centuries. Short beams of cross on the coins became to be imaged like T-completions. It is possible that the images on these coins had an influence on the iconography of the Teutonic and Jerusalem crosses in the 13th century. However, Godfrey of Bouillon brought to Jerusalem in 1099 the flag with cross without T-shaped endings. Probably, it was the flag of his father, Eustace II, with whom he became the hero of the Norman invasion of England. The flag was not a stamp, and the military. Its symbolism went back to Labarum of St. Constantine. Jerusalem Cross became the herb of Godfrey and the Knights of the Holy Sepulchre not earlier than in the 13 century due to the influence of spiritual activity of St. Francis of Assisi and developing heraldry.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Иерусалимский крест в восточно-христианской традиции»

Вестник ПСТГУ Губарева Оксана Витальевна,

Серия V. Вопросы истории искусствовед, канд. культурологии, член СХ России;

и теории христианского искусства худ. рук. ювелирной компании «Акимов»

2015. Вып. 4 (20). С. 65-85 f-3714530@yandex.ru

Иерусалимский крест в восточно-христианской ТРАДИЦИИ

О. В. Губарева

Иерусалимский крест в Православной Церкви чаще всего называют «крестом паломника». Распространено мнение, что этот крест не имеет православных корней и появился после захвата Иерусалима рыцарями Первого Крестового похода.

Но сохранились древние памятники, доказывающие, что подобные кресты были распространены в восточно-христианской церкви уже в VI—VII вв. Их равносторонняя форма восходит к кресту, явленному равноапостольному Константину, а пятисоставная композиция может быть истолкована как образ соборности Вселенской Православной Церкви.

Иерусалимский крест в Православной Церкви чаще всего называют «крестом паломника». Такое название накрепко связывает его со Святой Землей, лишая каких-либо иных значений и смыслов, кроме одного — памятный сувенир о поездке к Гробу Господнему (ил. 1). Распространено мнение, что этот крест не имеет православных корней и появился после захвата Иерусалима рыцарями Первого Крестового похода, поэтому часто можно встретить другое его наименование — «крест крестоносцев». Однако сохранившиеся памятники свидетельствуют о том, что восточно-христианская Церковь имеет свою, не связанную с крестоносцами историю почитания креста типа «Иерусалимского».

Начнем с очевидного факта: пять крестов, один большой и четыре малых, изображены на флаге Грузии. По грузинскому преданию1, Иерусалимский крест был на одной из главных государственных реликвий Иверии — он освящал боевое знамя царя Картли Вахтанга I Гор-

1 См.: Бичикашвили И. О грузинском историческом государственном флаге и гербе // Гер-бовед. № 29. 1998. С. 134-141.

Ил. 1. Иерусалимский крест. Современная работа.

гасала (446—502) и с древности являлся одним из основных государственных символов страны. Доказательством тому служит свидетельство карта венецианских картографов братьев Пицигани2 (XIV в.), на которой территория Грузии отмечена флагом с красным Иерусалимским крестом. Однако согласно другим древним картам, красный пятисоставный крест в XIV в. был эмблемой не только Грузии, но и прочих земель восточной Анатолии и Закавказья. Например, на карте-портулане Анджелино Дульсерта (Далорто) (1339) таким крестом отмечен не только город Тифлис, но и «Великая Армения» («Armenia Maior»), похожий флаг изображен над городом Себастополис. В «Книге знаний всех королевств, земель и владений в мире» (El Libro del conoscimiento de todos los reinos. XIV в.) красный Иерусалимский крест на белом фоне изображен уже над всеми указанными территориями.

С XVI в. Иерусалимский крест известен и на военных флагах России. Так, по описям Успенского собора кон. XVI в. известно, что среди крестовых знамен стрелецких полков, хранившихся в Успенском соборе Московского Крем-ля3, один был с Иерусалимским крестом. С двумя подобными флагами стрельцы изображены на миниатюре Книги об избрании на царство Михаила Федорови-чаРоманова в 1613 г. (ил. 2)4.

Г. В. Вилинбахов приводит и другие примеры использования Иерусалимского креста в русской геральдике: «Царь Петр, возвращаясь в Москву из Архангельска, часть пути до Вологды проделал водным путем. При расставании он пожаловал архиепископу Афанасию свой струг "с парусом, якорем, со всею прикрасою и снастью судовою". Среди так называемых прикрас было три флага: один вышеописанный бело-сине-красный полосатый и два с Иерусалимскими крестами. Впоследствии эти флаги хранились в кафедральном соборе Архангельска»5. Их изображение сохранилось (ил. 3)6.

Исследователь указывает также на то, что в XVIII в. под флагом с Иерусалимским крестом ходили суда Соловецкого монастыря.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В XVI в. влияние западной культуры на государственную и военную символику России было минимальным. В то же время в связи с идеей преемственности Москвы захваченному турками Константинополю активно заимствовалась византийская геральдика. Так, флаг Византии украшал похожий на Иерусалимский равносторонний крест, но вместо малых крестов в его средокрестиях были начертаны четыре буквы «В», представлявшие собой священную аббревиатуру,

2 Карта Франциска и Доминика Пицигани (Domenico y Francesco Pizzigan), датированная 1367 г., хранится в «Biblioteca Palatina» в Парме.

3 См.: Вилинбахов Г. В. Крест царя Константина в средневековой воинской геральдике Европы / Художественные памятники и проблемы культуры Востока. Л., 1985; Он же. Легенда о «знамении Константина» в символике русских знамен XVII—XVIII веков // Труды Государственного ордена Ленина Эрмитажа. Л., 1983. XXIII. С. 33.

4 Книга об избрании на превысочайший престол великого Российского царствия великого государя царя и великого князя Михаила Феодоровича всея великия России самодержца. Москва, Посольский приказ, 1672—1673 гг. (ГМИИ).

5 Вилинбахов Г. В. Государственная геральдика в России: Теория и практика. Дис. ... д-ра ист. наук. СПб., 2003. На правах рукописи.

6 См.: Алярд К. Книга о флагах. М., 1709.

Ил. 2. Московское посольство. Иллюстрация «Книги об избрании на превысочайший престол великого Российского царствия великого государя царя и великого князя Михаила Феодоровича всея великия России самодержца. Москва, Посольский приказ, 1672—1673 гг.». Переиздание 1856 г.

Ил. 3. Флаги с иерусалимскими крестами, хранящиеся в соборе г. Архангельска. Иллюстрация из книги К. Алярда «Книга о флагах». Москва, 1709

посвященную Христу: «Ваойейс; ВаоьХ^юу, Ваой^юу Ваойгибутюу» (Царь царей, царствующий над царями) (ил. 4).

Для многих духовных лидеров восточного христианства после падения в 1453 г. Византии «христианская империя, царство Божье на земле» воплотилось в России. Московское государство осталось единственным независимым православным царством, и в мировом православии развивались мессианские идеи «кочующего царства», наиболее известной из которых является концепция «Москва — Третий Рим». Утверждение вселенского значения московского царя усиливается после 1589 г., когда в России было установлено патриаршество, так как это событие восстановило каноническое число патриарших престолов в православном мире. «Устроение пятого патриарха — не произвольная историческая уступка желаниям Москвы, а восстановление полноты вселенского православия: «...яко уж и прежебысть во всем мире пять патриарх»»7. Поэтому естественно предположить, что появление символа пятисоставного Иерусалимского креста в русской традиции было связано не с католическим, а с византийским наследием. Немаловажную роль в появлении этого символа, скорее всего, сыграла его числовая символика и иконография. Пять крестов, собранных вместе, указывают на пять канонических престолов православия, соединенных вместе в образ церковного собора. Подобное символическое прочтение согласуется с композицией Иерусалимского креста, которая представляет собой проекцию крестово-купольного храма8, и заставляет вспомнить распространенное на Руси храмовое пятиглавие. Можно предположить, что именно это символическое значение повлияло на использование пятисоставного креста в качестве государственного символа в странах Закавказья и Анатолии.

Ил. 4. Участники четвертого крестового похода у стен Константинополя. Миниатюра рукописи Жоффруа де Виллардуэн «Завоевание Константинополя». Ок. 1330. Национальная библиотека святого Марка. Венеция

7 Баталов А. Гроб Господень в замысле «святая святых» Бориса Годунова. С. 155 // Иерусалим в русской культуре / Отв. ред. А. Баталов, А. Лидов. М.: Наука, 1994. С. 154—171.

8 См.: Вагнер Г. Византийский храм как образ мира // Византийский временник. М., 1886.

Т. 47.

Важно отметить, что уже в XVI в. пятисоставные равноконечные кресты в описях Успенского собора называются «Иерусалимскими». Это позволяет связать использование таких крестов на русских флагах с еще одной, может быть более важной, чем «Москва — Третий Рим», сакральной идеей, жившей на Руси в это время:«Москва — Новый Иерусалим». Наиболее ярким ее проявлением стала традиция «Шествия на осляти» в Вербное воскресенье, во время которого царь вел под уздцы осла или коня с восседающим на нем митрополитом, а впоследствии патриархом. «В момент шествия происходило слияние Москвы и евангельского Иерусалима в единый иконный образ, в котором соединяются разные временные пласты евангельского Иерусалима и позднесредневековой Москвы»9. Очевидно, что Иерусалимский крест в символическом сознании русских был одним из знаков христианского Иерусалима, но он не воспринимался ими как палладиум крестоносцев. Равносторонняя композиция связывала его образ с главной победной святыней христианского мира — с крестом равноапостольного Константина, его лабарумом.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В течение многих веков в христианском мире почитались два образа креста — Истинный Крест Христов, найденный матерью равноап. Константина равноап. Еленой при раскопках на Голгофе, и крест, явленный Константину на небе перед Мульвийской битвой. Вытянутая форма Голгофского, или Истинного, Креста Христова с двумя или тремя поперечными перекладинами несла в себе символику, связанную с искупительной жертвой. Равносторонняя же форма Константинова креста была символом охранения и победы10. Долгое время образы этих двух крестов использовались по-разному, в соответствии с их символическим значением. Так, Истинный Крест, который позднее в геральдике получил название «патриаршего», использовался в церковных богослужениях в качестве напрестольного, вышивался на святительских одеждах, водружался как поклонный и поминальный в храмах и общественных местах. Константинов крест, в геральдике именуемый «греческим», помещали на знамена, использовали в различных символических композициях, а также в качестве выносного запрестольного креста, и именно его изначально носили как тельник.

С. Гнутова в своей статье «Константинов крест»11 подробно рассказывает, как крест и монограмма Христа, которую, согласно Евсевию и Лактанцию, Константин видел сначала на солнце, а потом во сне, стала уже в IV в. изображаться преимущественно как равносторонний крест. Поначалу крест был всегда в венке — символе победы. Потом венок преобразовался в круг, а во многих памятниках и вовсе исчез. Сейчас доподлинно неизвестно, как выглядел крест, который Константину явился в видении, потому что уже древнейшие памятники представляют нам несколько разных форм, а подробного устного описания святыни в источниках не существует (ил. 5). Как отмечает Г. В. Вилинбахов, «традиция Византии в своем взгляде на форму креста, явившегося Константину,

9 ЛидовА. Иконичность и иконическое. О пространственных смыслах иконного образа // Дары: Альманах современной христианской культуры, 2015. С. 38.

10 См.: Вилинбахов. Крест царя Константина... С. 193.

11 Гнутова С. В. «Константинов крест» — древнейший памятник раннехристианского искусства на территории России (URL:http://www.icon-art.info/book_contents.php?book_id=68).

Ил. 5. Сон св. Константина; Видение св. Константину креста; Обретение Животворящего Креста св. Еленой. Миниатюра из Гомилий Григория Назианзина. 879—882 г. Парижская национальная библиотека

по-видимому, единства не выдерживала»12. Императором за время его правления было создано множество драгоценных крестов, которые он дарил правителям и союзникам своей империи, вкладывал в храмы, украшал площади Рима и Константинополя. Исследователь К. А. Щедрина в работе, посвященной иконографии Константинова креста, говорит о том, что разнились не только сами реликвии, оставшиеся от эпохи Константина, но и предания, в которых описывалось чудо его явления13.

Уже самые древние памятники с изображением не только одного креста, но соединенные с Лабарумом, венком или хризмой, напрямую возводившиеся к легенде о чуде явления на небе, разняться по форме. При преимущественно сохраняемой равносторонности они имеют разную ширину ветвей и их завершения. Некоторые из них имеют прямые ветви с засечками на концах, как в традиционном римском шрифте, другие расширяются. Расширяющиеся концы, в свою очередь, могут быть ровными, а могут раздваиваться, наподобие ласточкиного хвоста, у некоторых острые концы украшены восемью небольшими шарами. Чаще всего крест имел форму, которую можно было вписать в круг, однако многие сохранившиеся памятники такого округлого очертания не имеют. Таким образом, уже в раннюю эпоху важным оказывается не точность воспроизведения деталей какой-то конкретной святыни, связанной с видением Константина, а некий обобщенный образ креста, воспринимающийся как победный символ. Повторяющимися деталями, заставляющими в том или ином кресте «узнавать» крест Констанина, стали, в первую очередь, его равносторонняя композиция и наличие только двух пересекающихся перекладин, внешние углы которых часто были акцентированы деталями, визуально их вытягивающими.

Причем даже такая, казалось бы, важная составляющая, как равносторон-ность, не была безусловной. Крест не обязательно должен был быть с совершенно одинаковыми ветвями, но должен был «казаться» таковым (ил. 6).

Кресты, которые специалисты относят к типу константиновых, сохранились во всем христианском мире, и наиболее ранние — в его восточной части. Именно в более развитом восточном регионе складывались крестовые иконографии, которые впоследствии были заимствованы западноевропейской геральдикой. Задолго до мальтийцев откровенно мальтийскую форму, например, мы видим у крестов, украшающих храмы Грузии: на релье- Ил. 6. Крест на постаменте от неизвестного фах Болнисского Сиони (478-493) памятника. 1Х-Хв. Иерусалим

12 Вилинбахов. Крест царя Константина ... С. 188.

13 См.: Щедрина К. А. «Крест императора Константина Великого» (к вопросу иконографии) // Ставрографический сборник. Кн. II: Крест в Православии / Сост., науч. ред. С. В. Гнутова. М.: Изд-во Московской Патриархии; Изд-во «Древлехранилище», 2003. С. 55-66.

Ил.

7. Крест на стене Болнисского Сиона. 493 г. Грузия

(ил. 7) и монастыря Джвари (VI в.). На Руси такие кресты тоже получили распространение сразу после Крещения, причем на ранних русских крестах ветви чаще всего сливаются с обрамляющим их кругом (ил. 8).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Распространены на Руси были и кресты с расширяющимися концами, и с ветвями прямой формы с заческами, которые мы видим, например, на гробе Ярослава Мудрого (ил. 9).

В орнаментах миниатюр лицевых рукописей, на рельефах, фресках и мозаиках в средокрестиях равносторонних крестов часто помещали дополнительные образы. Это были символы Евангелистов, инициалы Христа, символические сокращения или просто лучи, звезды, кресты. Подобные символы дополняли смысл изображения, придавали ему новые аспекты восприятия, давали возможность глубже интерпретировать его форму, видя в ней не только историческую реликвию, но и обобщенный онтологический смысл. В коптской и армянской традиции сохранились древнейшие кресты, которые можно отнести к типу «константиновых», вокруг которых можно увидеть четыре и более небольших крестиков.

Известно, что явленный ему в видениях крест император Константин приказывал воспроизводить множество раз не только в прикладном, но и в монументальном искусстве. Кресты из меди, золота и драгоценных камней были установлены на высоких колоннах на площадях Рима, Константинополя и, видимо, в других городах (ил. 10).

Причем часть крестов эпохи Константина иконографически отличалась от крестов, изображавшихся на Лабаруме. Некоторые исследователи считают, что они отличались друг от друга потому, что в разных видениях Константин видел разные кресты14. Из Летописца Еллинского и Римско-го15 известно, например, что в Константинополе монумент, установленный на форуме, имел на концах диски. Эта форма впоследствии была многократно повторена во множестве запрестольных выносных крестов, в миниатюрах, натель-

Ил. 8. Людогощенский крест. 1359 г. Новгородский государственный музей-заповедник

14 См.: Щедрина. Указ. соч. С. 60.

15 Летописец Еллинский и Римский. Т. 1. СПб., 1999. С. 301.

Ил. 10. Монументы св. Константина в Константинополе. Реконструкция Антуана Хелберта. Источник: http://ellinondiktyo.blogspot.rU/2014/06/h.html

Ил. 11. Крест на своде пещерного храма ИасИ Ы\ш (Церковь Креста). Х—Х1 вв. Каппадокия

ных крестах и энколпионах. Из греческой Корсуни, где князь Владимир принял крещение, такие кресты попали и на Русь, получив название «корсунских»16.

Евсевий Памфил в «Жизнеописании Константина» говорит о том, что по приказу императора было сделано изображение креста на потолке его дворца: «В превосходнейшей из всех храмин царских чертогов в вызлощенном углублении потолка, на самой середине его, он приказал утвердить великолепную картину с изображением знамени спасительных страданий (то есть креста), которое составлено было из различных драгоценных камней, богато оправленных в золото. Это знамение боголюбивому царю казалось хранителем его царства. Такими изображениями Константин украсил свой город»17. Этот крест мы видим воспроизведенным на сводах пещерных храмов Каппадокии (ил. 11). Закрывающие всю площадь церковного свода, кресты Каппадокии имеют характерную для Константинова креста форму и украшены нарисованными драгоценными камнями.

Связывают с именем равноапостольного Константина еще один тип крестов: прямых, с засечками на концах или небольшими перекладинами, поставленных на ступенчатый постамент. Подобные кресты запечатлены на саркофагах, фасадах храмов, в храмовых росписях и в мелкой пластике (ил. 12). На первый взгляд кажется, что они воспроизводят какой-то монумент, но, скорее всего, их следует отнести к типу алтарных процессионных крестов. Образцом для них служил драгоценный крест на ступенчатом постаменте, который был вложен Константином в храм Святой Софии в Константинополе. Это была великая святыня христианского мира, которая была повторена во множестве алтарных крестов многих христианских храмов. В частности, к ней восходит образ знаме-

Ил. 12. Этимасия. Мозаика Арианского баптистерия. Нач. VIв. Равенна

16 См.: Смирнов А. П. Выносной чеканный крест греческой работы Х1—Х11 веков // Древнерусское искусство. Зарубежные связи. М., 1975. С. 27—40; Сукина Л. Б. «Корсунский» запрестольный крест из переславского никольского монастыря // Ставрографический сборник. Кн. II: Крест в Православии. С. 159.

17 Евсевий Памфил. Жизнь блаженного василевса Константина. Кн. 3. Гл. 49.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

нитого запрестольного креста императора Юстиниана II (ок. 565 г.) (ил. 13), хранящийся сейчас в сокровищнице Ватикана, и многие священные для Католической Церкви украшенные драгоценными камнями кресты, объединенные общим названием «crux gemmate». Великую реликвию воспроизводили и на византийских монетах. Именно на деньгах Византии небольшая перекладина на концах ветвей этого креста получила образ поперечных завершений, которые впоследствии стали одной из значимых иконографических черт Иерусалимского и также тевтонского крестов18 (ил. 14).

Превращение небольших поперечин или расширений на концах креста в т-образные завершения связано с особенностями изготовления матрицы для штампа. При примитивной технологии штамповки для возможности многократного использования матрицы изображения на ней должны прорезаться как можно глубже и иметь такую форму, чтобы она долго не снашивалась и сохраняла узнаваемый рисунок даже при длительной эксплуатации. Таким огрубленным рисунком из коротких прорезанных линий на монетах часто изображались не только детали креста, но и лица.

Чем дальше находился от Константинополя народ, чем меньше у его художников была возможность видеть знаменитый образец, тем больше видоизменений и вольностей привносили они в его образ. Тем более что представления о точности воспроизведения, как уже говорилось, тогда были весьма условны. Во многих странах о Константи-новом кресте судили, скорее всего, по его изображению на монетах.

В Египте и Эфиопии почитание реликвий, связанных с Константином, оказалось соединено с почитанием местного символа жизни, креста с петлей, называемого «анх», в Сирии и Палестине — с монументом, воздвигнутым в Иерусалиме св. императором Феодосием II. Этот монументальный крест был памятью еще об одном чуде явления креста. О нем рассказывается в хронике Марцеллина Комита за 1 сентября 418 г. — 31 августа 419 г.: «Наш Господь Иисус Христос, который присутствует всегда и везде, явился из облака над

18 См.: Щедрина. Указ. соч. С. 60.

Ил. 13. Ватиканский крест Юстиниана II. 2-я пол. VIв. Собор св. Петра. Ватикан

Ил. 14. Серебряная монета (гексаграм) императора Константина II. 642—647г. Источник: http:// www.cngcoins.com/Coin. aspx?CoinID=231972#

Масличной горой близ Иерусалима. В то время и мужчины, и женщины многих племен соседних народов преисполнились страхом, не столько от того, что они увидели, сколько от того, что они услышали и во что уверовали. Они были очищены в священном источнике Христа, и там воссиял Крест Спасителя, который Божественной волей был тотчас отпечатан на туниках всех этих крещённых». В память об этом супругой Феодосия II, святой Евдокией, которая жила в это время в Святом городе, был установлен высокий крест на ступенчатом постаменте. Этот крест стоял на открытом дворе посреди всего комплекса мемориальных сооружений у Гроба Господня как знак Божественной победы над смертью. В описаниях, к сожалению, ничего не говорится о его форме, только указывается, что он был богато и искусно украшен. Уже в VII в. крест Феодосия был разрушен персами, но память о нем сохранялась. Есть предположение, что его тоже

чеканили на византийских монетах того времени19. Например, именно к кресту Феодосия исследователь по нумизматике М. Бутырский относит изображение креста на золотых солидах Феодосия II. Но поскольку изображение на солидах ничем не отличается от изображений креста на других византийских монетах, думается, что их все-таки следует отнести к почитаемому кресту Константина из Софийского собора. Крест в Иерусалиме стоял сравнительно недолго, и, скорее всего, его образ повлиял в первую очередь на крестовую иконографию близлежащего региона, характерной особенностью которой являются дополнительные перекрестия на концах перекладин, образующие на каждой ветви как бы еще один равносторонний крест или три луча. Такого типа нательные, выносные, алтарные кресты позже распространились по всему восточно-христианскому миру. Существовали такие кресты и на Руси. К этому же типу следует относить, видимо, кресты на храмах и на-Ил. 15. Крест с купола Святой Софии престольные с трехлепестковыми оконча-в Новгороде. XIIв. ниями перекладин20 (ил. 15).

19 См.: Бутырский М. Н. Крест на византийской монете // Антиквариат. Предметы искусства и коллекционирования. 2004. № 9 (20). С. 141—143.

20 Как показал в своей работе Д. И. Полывянный, в Болгарии ХП—ХШ вв., а через нее на Афоне, а затем и в России XVII в. формы «патриаршего» и «константинова» креста оказались объединены. Видимо, в России образ креста был дополнен и коптской символикой (см.: Полывянный Д. И. Культурное своеобразие средневековой Болгарии в контексте византийско-славянской общности К—ХУ вв. Иваново, 2000. С. 133—134).

Таким образом, расположение маленьких крестиков вокруг центрального большого, числовая символика (пять крестов) и форма равностороннего креста с перекладиной на концах ветвей, свойственные иерусалимской крестовой иконографии, были распространены в восточно-христианской церкви уже VI— VII вв.

Единственной на сегодняшний день серьезной работой о генезисе этой формы является статья, опубликованная Herr Baurath von Schick в ежеквартальном отчете Палестинского исследовательского общества за 1883 г. В ней фон Шик возводит образ Иерусалимского креста к египетским изображениям солнца в виде равностороннего креста в круге и описывает множество древних типов раннехристианских крестов, многие из которых имеют в средокрестиях дополнительные знаки. В конце исследователь приводит слова знакомого ему армянского священника, утверждающего, что крест с четырьмя маленькими крестиками — армянский (ил. 16). Армянский священник, беседу с которым воспроизводит фон Шик, полагал, что крестоносцы заимствовали форму Иерусалимского креста у армян, так как армяне помогали им, и те в большинстве своем после образования Иерусалимского королевства женились на армянках. Мы видели, что на древних картах Армения действительно отмечена красным Иерусалимским крестом. Вполне возможно, что традиции изображения дополнительных знаков или образов между ветвями появилась в ранней Византии как осмысление еще более древних форм восточной орнаментики, палестинской, сирийской, египетской и в том числе армянской.

Сложившиеся в более развитом восточном регионе типы Константинова и Голгофского крестов распространялись на запад. К XI в. крестовая иконография в Византии становится более сложной и разнообразной. В различных формах художественно осмысляются не только сами исторические предания, но и богословские метафоры, созданные восточно-христианскими гимнографами в прославление Креста. На Западе в это время такого развития культуры еще нет, и Константинов крест в латинских памятниках сохраняет свою простую форму. Развитие крестовой иконографии в Европе начнется на 200 лет позже. Но не под воздействием гимнографии, а в связи с нуждами геральдики, требующей разнообразия геральдических символов. Тогда же, в 1099 г., во времена I Крестового похода, крестонос-

Ил. 16. Хачкар на армянском соборе св. Иакова в Иерусалиме. 1440 г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

цы пришли в Иерусалим с самыми простыми крестами на флагах, что подтверждают ранние изображения, описывающие это событие. К этому времени относится изображение креста Констанина в виде простого равностороннего креста с точками в средокрестиях. Оно помещено на воинском флаге героя норманнского завоевания Англии Юстаса II, отца Готфрида Бульонского, предводителя франков в I Крестовом походе. Сохранился уникальный гобелен, хранящийся в г. Байё, вышитый в 1066—1070 гг., на котором подробно изображены все участники норманнского вторжения (ил. 17). Один из них — герой битвы при Гастингсе граф Юстас II, мужественные действия которого решили исход сражения. Он центральная фигура всей панорамы, держит в руках флаг с крестом, очень похожий на Иерусалимский.

Сейчас любая статья об Иерусалимском кресте начинается рассказом о завоевании Иерусалима рыцарями I Крестового похода. История происхождения пятисоставной крестовой иконографии возводится к гербу Годфруа (Godefroi de Bouillon) (1061—1100), графа Болонского, из-за вспыльчивого характера известного как Готфрид Бульонский (с фр.: кипящий), который был одним из предводителей I Крестового похода (1096—1099) и после взятия Иерусалима провозглашен его правителем21. Через год Готфрид умер. После его смерти был осно-

Ил. 17. Юстас IIво главе войска. Фрагмент гобелена из Байё. 1066—1070 гг. Англия.

Музей ковра из Байё. Франция

21 Как исторический факт рассказывается легенда о том, что Готфрид «отказался от королевского титула, посчитав невозможным принять золотой венец в том месте, где Спаситель принял венец терновый» и принял титул «Хранителя и Защитника Гроба Господня». Хотя историками указывается, что Готфрид сам называл себя принцепсом или герцогом Иерусалима (см: Riley-Smith Jonathan. The Title of Godfrey of Bouillon // Bulletin of the Institute of Historical Research. Vol. 52. 1979. P. 83—86; Murray Alan V. The Title of Godfrey of Bouillon as Ruler of Jerusalem / Collegium Medievale. Vol. 3. 1990. P. 163—178; France John. The Election and Title of Godfrey de Bouillon // Canadian Journal of History. Vol. 18/3. 1983. P. 321-329).

ван рыцарский орден Святого Гроба Господнего (Ordo Equestris Sancti Sepulcri Hierosolymitani), который, немного изменив герб Готфрида, сделал своим символом красный пятисоставный крест на белом фоне. Этот крест в истории и стал называться Иерусалимским, или символом Кустодии Святой Земли. В настоящее время орден Святого Гроба Господнего — это престижный францисканский орден со штаб-квартирой в Ватикане, членами которого являются представители королевских семей, олигархи, политики. На странице организации можно почерпнуть информацию о происхождении священного символа ордена. Францисканцы придерживаются взглядов фон Шика, возводя историю Иерусалимского креста к дохристианской символике. «Знак, который у многих ассоциируется с королевством крестоносцев, основанном в 1099 году, на самом деле изображался на монетах, печатях и флагах, не имеющих ничего общего с миром крестоносцев»22, — говорится в этой статье. Но все-таки: был ли этот крест гербом Готфрида Бульонского?

Появление формы Иерусалимского креста нельзя возводить к гербовнику семейства Болонских графов не только потому, что такие кресты, как уже было показано, существовали в восточно-христианской традициии раньше. Дело в том, что у Готфрида Бульонского скорее всего вообще не было никакого герба. В эпоху I крестового похода в Западной Европе геральдики как таковой еще не существовало, поэтому Иерусалимский крест не мог быть гербовым. Похожий крест действительно украшал флаг Юстаса II. Но этот флаг с крестом выполнял символическую функцию победоносного лабарума св. Константина, а не герба. Недаром изображенные на гобелене рядом с Юстасом два других норманнских рыцаря торжествующе указывают не на него, а на флаг. Их выразительные жесты как бы говорят: «С нами Бог и Его всесильная помощь!». Норманнское вторжение завершилось полной победой. Поэтому представляется естественным, что Готфрид Бульонский и его брат Болдуин могли направиться завоевывать Святую землю, заручившись помощью отцовского «победного» знамени. Но это был именно войсковой флаг, а не герб рода. Западноевропейская геральдика в эпо-

22 «Крест Святой Земли представляет собой греческий крест красного цвета, расположенный на белом фоне и окруженный четырьмя меньшими крестами. Он также известен как «Иерусалимский крест» и является символом Кустодии Святой Земли. По поводу происхождения знаменитого символа точной информации не существует. Знак, который у многих ассоциируется с королевством крестоносцев, основанном в 1099 году, на самом деле изображался на монетах, печатях и флагах, не имеющих ничего общего с миром крестоносцев. Однако верно, что благодаря крестоносцам Иерусалимский крест приобрел, наряду срелигиозным, и политическое значение, а также стал обозначать территориальную принадлежность.

Вероятнее всего, что Иерусалимский крест произошел от креста, с точками вместо нынешних малых крестиков, который использовался самыми ранними христианскими общинами на Ближнем Востоке, существовавшими еще в римскую эпоху, за тысячу лет до Крестовых походов. Действительно, многие изображения, найденные в различных областях Святой Земли, напоминают Иерусалимский крест, в том числе и мозаичные, на которых знак полностью идентичен нынешнему. Именно эта связь стала решающей при избрании данного символа францисканцами Святой Земли» (URL: http://ru.custodia.org/default.asp?id=3638( 10.04.2015)).

Schick Herr Baurath von. The Jerusalem Cross // Palestine Exploration Fund — Quarterly Statement for 1894. P. 183-189.

ху крестовых походов только-только начинает формироваться. Походы не были тому причиной, но стали катализатором процесса, поскольку собранные вместе и закрытые доспехами рыцари нуждались в опознавательных знаках. Окончательно геральдика сложилось только в XIII в., первые же гербовники появились в сер. XIV в.23

Есть и другие исторические доказательства. Если бы Иерусалимский крест был гербовым знаком Болонских графов, то он бы присутствовал как отличительная черта на доспехах и одеждах Готфрида во всех его репрезентативных изображениях. Однако если мы обратимся к ранним миниатюрам, например к изображению оммажа Готфрида византийскому императору Алексею II24, и другим миниатюрам, иллюстрирующим историю Первого крестового похода (ил. 18), то увидим, что никакого Иерусалимского креста на доспехах ни у Готфрида, ни у других крестоносцев нет. Этот символ появляется в качестве герба только к XIV в., да и то постепенно. Например, на миниатюре «Пир королей»25 1378 г. в левом нижнем углу мы видим корабль Готфрида, который увенчан похожим флагом, но на нем не пять, а множество мелких крестов вокруг одного большого (ил. 19). Здесь очевидно прослеживается традиция, встречающаяся в ранних армянских хачка-

23 URL: http://www.excurs.ru/history/Heraldry_history.htm#6 (15.05.2015).

24 Крестовый поход по призыву папы Урбана II начался в 1095 г., спустя всего 42 года после Великой Схизмы, то есть разделения единой Христианской Церкви на Православную, восточного обряда, и Католическую, западного обряда. В это время еще никто не думал, что это навсегда, и христианский мир представлялся пока целостным. Иерусалим и все земли Палестины веками принадлежали Византии, пока не были завоеваны турками. Во главе войска из 20 тыс. рыцарей Готфрид Иерусалимский направился в Иерусалим через Константинополь, где (конечно, не без давления со стороны императора) принес оммаж византийскому императору Алексею Комнину. Он признал православного императора своим сеньором и дал ему клятву верности, обещав все завоеванные земли вернуть под его корону. Правда, позднее он признал свою присягу недействительной в связи с тем, что император Алексей не прислал своего войска на помощь при взятии армянской (на тот момент) Эдессы.

Категория сеньориально-вассальных отношений была осевой в структуре феодального общества XI—XII вв. «Milites хроник Первого крестового похода, и milites Dei в частности — это не абстрактные воины, а рыцари, особая, во многом еще только складывающаяся субкультура военных профессионалов; для них договор с сеньором — одна из важнейших коммуникативных практик, а представление о двусторонней верности договору — важный элемент менталь-ности» (С. А. Минин). Издревле знамена выполняли функцию символов власти, в первую очередь Бога и царя. В складывающейся средневековой субкультуре знамена становились и символами власти сюзерена над своими вассалами, символами объединения вассалов вокруг своего сюзерена. Для крестоносцев таким сюзереном стал Иисус Христос. По формирующемуся среди них рыцарскому кодексу чести для них представлялось естественным отказаться от клятвы Алексею, который не выполнил, в их представлении, своих обязательств сюзерена. Таким образом, нерушимой оказывалась только клятва Христу, всегда верному своим вассалам. Знаком этой взаимной верности был крест царя Константина, помещенный на знамена. Как пишет в своей диссертации Минин, «хронисты не только изображают крестоносцев как рыцарей Бога, но и самого Бога как верного своим обязанностям сеньора, который воюет за своих людей, защищает их и делится с ними военной добычей» (Минин С. А. Первый крестовый поход в средневековой культуре: договор Бога и человека в нарративе хронистов: автореферат дис. ... канд. ист. наук: 24.00.01. М., 2009. С. 24-25).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

25 Короли из Люксембургского дома: Карл IV, Вацлав, Сигизмунд, собрались вместе на пир в день, когда Готфрид Бульонский впервые прибыл в Святую землю.

рах, символика многосоставности. В связи с этой миниатюрой вспоминаются и знаменитые граффити в виде тысяч равносторонних крестов типа «Константиновых» на стене пещерной церкви равноапостольной Елены, расположенной под Голгофой. Традицию вырезания на ней крестиков положили первые крестоносцы. Подобные паломнические метки можно увидеть на многих древних памятниках. Но в отличие, например, от граффити в Святой Софии Константинопольской или в новгородской Нередице, где выцарапаны имена и просьбы, здесь нет слов. Воины Первого крестового похода, как известно, были безграмотными, поэтому везде вместо имени они ставили крест. Так что множество маленьких крестов вокруг центрального символа можно интерпретировать как образ множества христианских воинов, следующих за победоносным крестом Константина против врагов Христа.

Все, что связано с личностью Готфрида Бульонского, сейчас сильно мифологизировано, многое носит легендарный характер26. В реальности с Иерусалимским крестом на одеждах Готфрид изображен впервые только на фреске Джакомо Джакуэ-рио в Saluzzo, Северной Италии, написанной около 1420 г. Так что флаг, с которым Готфрид Бульонский пришел в Иерусалим, стал его рыцарским гербом спустя по крайней мере два века после его смерти.

Обращает на себя внимание, что на кресте флага Юстаса II нет характерных т-образных окончаний. Известная форма ветвей Иерусалимского креста, скорее всего, появилась тогда же, когда крест стал наполняться гербовой символикой. Фон Шик, изучая историю Иерусалимского креста, обратил внимание, что перекладины центрального знака напоминают четыре буквы «Т», соединенные вместе. Это заставило его вспомнить пророческий образ видений Иезекииля, в которых говорится, что в последние времена верные будут помечены знаком креста в виде греческой буквы т. Этот мессианский символ спасения особо почитался знаменитым отшельником Палестинской пустыни святым Антонием, отчего крест с тремя ветвями стал называться Антониевым. Осмысление т-образных ветвей Константинова креста как Антониевых крестов, видимо, происходит в католической традиции только в XIII в., когда св. Франциск Ассизский сделал

26 Например, в Иерусалиме, в латинском приделе Святого Гроба, хранится меч Готфри-да Бульонского, крест и стремена, которые имеют позднее происхождение и были положены туда только в 1802 г.

Ил. 18. Избрание Готфрида Бульонского. Миниатюра хроники Гийома Тирского «История деяний в заморских землях». 1280 г. Лионская национальная библиотека

Ил. 19. Пир королей. Мастер библии Жана де Си. Миниатюра рукописи Великие хроники Карла V. 1378 г. Парижская национальная библиотека

крест св. Антония своим символом. Тогда же в католицизме начинается необыкновенное почитание самого св. Антония и даже пишутся образы Распятия, на которых Христос распят на Антониевом кресте. Видимо, в это время и начинает складываться простой и лаконичный символ латинского Иерусалима.

Символическое мышление Западного Средневековья в ХШ—ХГУ вв. наполняло мир новыми знаками, одним из которых и стал Иерусалимский крест рыцарей Гроба Господня. Фон Шик, а следом за ним и современные авторы ищут смысл его образа в основном в западной символической системе. Например, пять крестов они интерпретируют как символ пяти ран Христа и пяти стигматов Франциска Ассизского. Другое распространенное толкование: центральный крест — это Сам Иисус Христос, а малые кресты — евангелисты. Четыре малых креста — это еще и четыре части света, просвещенных светом Евангельской Истины. Середина земли, ее пуп27, снова была в руках христиан, и свет Христова учения должен был воссиять оттуда по всему миру. С точки зрения средневекового человека, Готфрид мистически восстановил крест Христов на Голгофе, утвердил в центре земли символ победы христианства. Но по католической традиции эта победа представлялась не духовно, а вполне конкретно и воинственно. Четыре креста получали еще одно, предложенное фон Шиком толкование: они представлялись знаком четырех христианских народов, вставших вокруг Креста Христова и освободивших Святую Землю от мусульман. Здесь уместно снова вспомнить флаг Готфрида на миниатюре «Пир королей», усеянный множеством небольших крестиков. Этот символический воинственный смысл, скорее всего, и был доведен до схематической простоты в процессе развития языка геральдики Иерусалимского государства.

Геометрически четкий красный крест с т-образными завершениями ветвей на белом фоне, окруженный простыми, как знаки плюса, крестами, стал эмблемой принадлежности к ордену рыцарей Гроба Господня. Но только он, только такой крест является католическим символом (ил. 20). Любой другой пятисоставный крест такого значения не имеет. Эта древняя форма восходит к знамению победы равноапостольного Константина, к его монументу и к кресту, установленному в Иерусалиме св. византийским императором Феодосием II (401—450). И в православной традиции его символика совсем другая — это образ духовного единства православных народов, собранных вокруг Христа, символ соборности Православной Церкви и знамение Ее духовного торжества.

27 Место перед Гробом Господним, на котором когда-то был воздвигнут Еленой Животворящий Крест Христов, недалеко от мемориала Феодосия на Голгофе, почитался как Пуп земли.

Ил. 20. Церемония посвящения в рыцари Ордена Святого Гроба Господня. Источник: http:// de.academic.ru/dic.nsf/dewiki/1187606

Ключевые слова: Иерусалимский крест, ставрография, крестовые походы, Константинов крест, крест паломника.

History of the Jerusalem cross in the Orthodox tradition

O. Gubareva

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Jerusalem Cross in the Orthodox Church is often called «pilgrim cross». It is widely believed that this cross has no Orthodox roots and came after the capture of Jerusalem, Knights of the First Crusade.

But there are ancient monuments that prove that these crosses were common in the Eastern Christian Church already in the 6th-7th centuries.

A similar cross also was on the flag of Byzantium. But in the place of crosses there was the sacred abbreviation dedicated to Jesus Christ: «King of Kings ruling over the kings». Since the 16 century similar crosses were placed on the flags of the Russian regular army. Their form goes back to the equilateral cross, the phenomenon of St. Constantine. Five-parted composition can be interpreted as the image of unity of the Orthodox Church.

Cross of St. Constantine the Great was imaged in different ways already during his life. It is known that Emperor Constantine ordered to reproduce for many times the image of cross that he had seen in his vision. One of the greatest sacred objects for Christians became a precious cross donated by St. Constantine in the Hagia Sophia in Constantinople. it was set on a small podium, and it had short crossbeams on its ends. This cross was imaged on the back of the Byzantine coins for several centuries. Short beams of cross on the coins became to be imaged like T-completions. It is possible that the images on these coins had an influence on the iconography of the Teutonic and Jerusalem crosses in the 13th century.

However, Godfrey ofBouillon brought to Jerusalem in 1099 the flag with cross without T-shaped endings. Probably, it was the flag of his father, Eustace II, with whom he became the hero of the Norman invasion of England. The flag was not a stamp, and the military. Its symbolism went back to Labarum ofSt. Constantine. Jerusalem Cross became the herb of Godfrey and the Knights of the Holy Sepulchre not earlier than in the 13 century due to the influence of spiritual activity of St. Francis of Assisi and developing heraldry.

Keywards: Jerusalem Cross, Orthodox Church, crusades, the Cross of St. Constan-tine, pilgrim cross.

Список литературы

1. Алярд К. Книга о флагах. Москва, 1709.

2. Баталов А. Гроб Господень в замысле «святая святых» Бориса Годунова / Иерусалим в русской культуре. М.: Наука. Издательская фирма «Восточная литература», 1994. С. 154-171.

3. Бичикашвили И. О грузинском историческом государственном флаге и гербе. // Гербо-вед. № 29, 1998. С. 134-141.

4. Бутырский М. Н. Крест на византийской монете. // Антиквариат. Предметы искусства и коллекционирования. 2004. № 9 (20) С. 141-143.

5. Вагнер Г. Византийский храм как образ мира // Византийский временник. М., 1886. Т. 47.

6. Вилинбахов Г. В. Государственная геральдика в России: Теория и практика. Дис. ... д-ра ист. наук. СПб., 2003. На правах рукописи.

7. Вилинбахов Г. В. К вопросу о традициях в Грузинской знаменной символике. Тбилиси, 1977.

8. Вилинбахов Г. В. Крест царя Константина в средневековой воинской геральдике Европы. / Луконин В.Г., ред. Художественные памятники и проблемы культуры Востока. Л., 1985. С. 188-196.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Вилинбахов Г.В. Легенда о «знамении Константина» в символике русских знамен XVII—XVIII веков // Труды Государственного ордена Ленина Эрмитажа. XXIII. Л., 1983. С. 26-41.

10. Гнутова С. В. «Константинов крест» — древнейший памятник раннехристианского искусства на территории России (URL:http://www.icon-art.info/book_contents.php? book_id=68) (05.04.2015).

11. Евсевий Памфил. Жизнь блаженного василевса Константина. Кн. 3. Гл. 49.

12. Книга об избрании на превысочайший престол великого Российского царствия великого государя царя и великого князя Михаила Феодоровича всея великия России самодержца. Москва, Посольский приказ, 1672—1673 гг. (ГМИИ).

13. Летописец Еллинский и Римский. Т. 1 . СПб., 1999.

14. Лидов А. Иконичность и иконическое. О пространственных смыслах иконного образа // Дары: Альманах современной христианской культуры, 2015. С. 25—45.

15. Минин С. А. Первый крестовый поход в средневековой культуре: договор Бога и человека в нарративе хронистов: Автореф. дис. ... канд. ист. наук: 24.00.01. М., 2009. С. 27.

16. Полывянный Д.И. Культурное своеобразие средневековой Болгарии в контексте византийско-славянской общности IX—XV вв. Иваново, 2000. С. 133—134.

17. Смирнов А. П. Выносной чеканный крест греческой работы XI—XII веков / Древнерусское искусство. Зарубежные связи. М., 1975. С. 27—40.

18. Сукина Л. Б. «Корсунский» запрестольный крест из переславского никольского монастыря./ Гнутова С.В. ред. Ставрографический сборник. Книга II: Крест в Православии. М.: Изд-во Московской Патриархии; Изд-во «Древлехранилище», 2003. С. 157—163.

19. Щедрина К. А. Крест императора Константина Великого (к вопросу иконографии) / Гнутова С. В. ред. Ставрографический сборник. Книга II: Крест в Православии. М.: Изд-во Московской Патриархии; Изд-во «Древлехранилище», 2003. С. 55—66.

20. Jonathan Riley-Smith, "The Title of Godfrey of Bouillon", Bulletin of the Institute of Historical Research, vol. 52, 1979.

21. John France, «The Election and Title of Godfrey de Bouillon», Canadian Journal of History, 18:3 (1983), 321—329.

22. Murray Alan V. The Title of Godfrey of Bouillon as Ruler of Jerusalem. Collegium Medievale, vol. 3, 1990, pp. 163—178.

23. Schick Herr Baurath von. The Jerusalem Cross // Palestine Exploration Fund - Quarterly Statement for 1894. Р. 183—189.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.