Научная статья на тему 'Группа антропоморфных надгробий из некрополя Мирмекия'

Группа антропоморфных надгробий из некрополя Мирмекия Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
95
12
Поделиться

Текст научной работы на тему «Группа антропоморфных надгробий из некрополя Мирмекия»

Н. В. МОЛЕВА ГРУППА АНТРОПОМОРФНЫХ НАДГРОБИЙ ИЗ НЕКРОПОЛЯ МИРМЕКИЯ

В связи со строительными работами в районе поселка .им. Войкова в г. Керчи, значительный участок старой трассы (Карантинное шоссе), соединяющей город с поселком, подвергся вскрытию. Траншея, по ширине и направлению совпадавшая с трассой, пересекла некрополь Мирмекия с востока на запад. Протяженность ее составляла 240 м, ширина — 6,5 м, глубина — 4 м. В западной и восточной частях траншеи было обнаружено 10 грунтовых захоронений1. В центральной ее части, на протяжении 120 м, .представляющей собой естественный скальный выступ, захоронений не было.

Погребальный инвентарь этих могил свидетельствует о принадлежности их рядовому городскому населению Мирмекия. Среди находок большое 'Количество стеклянных сосудов: бальзамарии с коническим и полусферическим туловом, кувшины с квадратным туловом и фигурной ручкой, сосуды из цветного стекла. Встречаются также фрагменты южнопонтий-ских амфор, краснолаковых и светлоглиняных кувшинов, терракоты. Интересен закрытый краснолаковый светильник с рельефным изображением быка. В могилах обнаружено множество разнообразных бус: лигнитовых, сердоликовых, хрустальных, янтарных и стеклянных. В двух погребениях найдены фрагменты золотых листочков от головного венка.

Собранный материал позволяет датировать захоронения этого района некрополя Мирмекия второй половиной I — началом II в. н. э.2.

Особый интерес представляют найденные при раскопках надгробия из местного известняка. Одно из них — фаллическое 3, другое— фрагмент рельефного анфемия, остальные семь — антропоморфные, причем, два из них были использованы в качестве плит /покрытия в могилах №№ 9 и 10. Пять антропоморфных надгробий были найдены в насыпи некрополя над раскопанными могилами. Они-то и являются предметом настоящей статьи.

ропда. Первой отметила возможность использования этого сосуда при изучении херсонесоких стандартов ёмкости Г. М. Николаенко.

1 Доклад об охранных раскопках некрополя Мирмекия был сделан автором этой статьи на Всесоюзной археологической конференции в г. Киеве в апреле 1975 г.

2 Молева Н. В. Исследование античного некрополя Мирмекия в г. Керчи. — В кн.: Археологические открытия 1/974 г. М., Н975, с. 329.

3 Фаллическое надгробие будет исследовано отдельно.

Среди плит покрытия грунтовой могилы № 9 были найдены два фрагмента антропоморфного надгробия из шор истого желтоватого известняка, которые затем сложились (рис. 1 а). Надгробие представляет собой схематическое погрудное изображение человеческой фигуры с вытянутой «головой» и прямыми «плечами» на довольно массивном пьедестале4. Его размеры 0,48X0.2'! X0.12 м. Поверхность надгробия обрабо-

Ри с. 1а Рис. 16

тана с обеих сторон, причем одна из них, очевидно лицевая, заглажена более тщательно. Вдоль боковых граней «головы» прослеживаются врезанные ¡параллельные полосы со слабыми следами черной краски в них, служившие, вероятно, для обозначения волос. Пьедестал довольно высокий (высота его •составляет '/з всей высоты памятника) и широкий. Со всех сторон он выступает на 0,03 м от .поверхности надгробия, почти не обработан. Совершенно очевидно, что он зарывался в землю.

Фрагмент второго подобного надгробия был найден среди плит покрытия грунтовой могилы № 10. Это «голова» от ан-

4 Это и все остальные антропоморфные надгробия хранятся п Керченском музее (шифры КП-3387 по книге поступлений).

тропоморфного надгробия, обработанного с обеих сторон (рис. 1 б). Размеры ее — диаметр 0,18 м, толщина плиты 0,11 м. Лицевая поверхность заглажена более тщательно. Характер' скола в нижней части позволяет предположить несколько удлиненную форму «головы», аналогичную надгробию, описанному выше. Такая «голова» при более удлиненном туловище характерна для ранних боспорских антропоморфных надгро-.бий IV—III вв. до н. э. 5.

Погребальный инвентарь вышеупомянутых могил беден: бальзамарий с коническим туловом и небрежно обработанным венчиком, несколько бусин зеленого прозрачного стекла, бронзовая булавка. Все вещи сильно фрагментированы и повреждены рухнувшими .перекрытиями, в которые входили небольшие каменные плиты неправильной формы и доски. Могилы с таким перекрытием встречаются в некрополях боспорских городов в разное время: доэллинистическое — в некрополе Пантикапея6, римское — в некрополе Тиритаки7. Погребения мирмекийского некрополя датируются римским временем. Более точную дату — конец I начало II в. можно определить по форме вышеупомянутого бальзамарпя8. Использование фрагментов антропоморфных надгробий в перекрытиях этих могил предполагает их более раннюю датировку: не позднее второй половины I в. до н. э.

Подобный тип надгробия, по-видимому, продолжал бытовать и в I в. нашей эры, та« как над могилами №№ 5 и 6 второй половины I в. н. э. было обнаружено надгробие очень похожее на ранее описанные (рис. 2 а). Выполнено оно из пористого желтого ракушечника. Высота надгробия 0,52 м, ширина 0,23, толщина плиты 0,13 м. 'Памятник представляет собой схематическое шогрудное изображение человеческой фигуры на пьедестале. Слегка удлиненная «голова» надгробия 'Переходит в покатые «плечи». Обработка поверхности камня довольно хорошая. Лицевая сторона заглажена. Оборотная — обработана менее тщательно (рис. 2 6). Пьедестал выступает

5 Шкорпил В. В. Боспорские надписи, найденные в 1910 году. — МАК-40, с. 101 (рис. 1(3), с. 107 (рис. 20); Гайдукевич В. Ф. Грунтовые некрополи некоторых боспорских городов. — МИА, 69, 1959, с. 1|21 (могила 16).

6 ИАК, вып. 1/7, с. 26 (могила 108); МАК, вып. 60, с. M (могила 12); Кастанаян Е. Г. Грунтовые некрополи боспорских городов. — МИА, 69,. М,—Л., 1*959, с. 259,.

7 Гайдукевич В. Ф. Указ. соч., с. 1¡21—1(22 (могила 16).

8 Кунина Н. 3. Стеклянные бальзамарии Боспора. — «Труды Гос. Эрмитажа», 1972, вып. 13, с. 161.

О 03 м от поверхности со всех сторон, кроме оборотной. Он также обработан. Высота его —0Л4 м. Этой, наиболее массивной своей частью надгробие зарывалось в землю. Следует отметить наличие следов красной краски на боковой поверхности «головы» (вероятно, следы росписи).

Р и с. 2а Р и с. 26

Следующее надгробие из плотного известняка желтоватого оттенка несколько отличается от предыдущих прежде всего своими формами: большой круглой «головой», резко переходящей в совершенно прямые «плечи» (рис. 3). Оно также представляет собой погрудное изображение человеческой фигуры на небольшом (высота 0,13 м) почти необработанном постаменте, выступающем на 0,04 м со всех сторон от поверхности надгробия. Размеры .памятника — 0,47X0,25X0,09 м. Поверхность камня хорошо обработана со всех сторон, особенно тщательно с лицевой. Круглая форма «головы», четкие геометрические .пропорции, видимо, характерны для надгробий римского времени9. Учитывая то, что рассматриваемое

у Гайдукевич В. Ф. Указ. соч., с. 1*78; ИАК. вып. 10, с. 72 и слл., № 78. Датировка этой антропоморфной стелы произведена В. В. Латышевым по надписи.

нами надгробие было найдено в насыпи над могилами №Л[Ь з и 4, вещи которых (бальзамарий с полусферическим туло-вом 10, закрытый краснолаковый светильник с рельефным изображением быка на круглом щитке) 11 датируются серединой I века до н. э., можно предположить синхронность нашего надгробия этим погребениям.

Р и с. 3 Р и с. 4

Над упомянутыми могилами было обнаружено и следующее антропоморфное надгробие из пористого желтоватого известняка, являющее собой все тот же тип погрудного изображения па пьедестале (рис. 4). Однако оно несколько выше остальных надгробий и более массивно. Высота его 0,49 м, ширина 0,29, толщина плиты 0,16 м. Пьедестал, зарывавшийся в землю, довольно высок (0,2 м), выступает с 3-х сторон на 0,02 м, не обработан. Лицевая и боковые поверхности надгробия заглажены. Пропорции его очень геометричны: круглая «голова», тонкая короткая «шея», переходящая в прямые

10 Кунина И. 3. Указ. соч., с. 153.

11 Вгопеег О. Terracotta Lamps. Corinth, 1930, p. 45.

Обратная сторона отлиты не обработана. В верхней час-плечи. I ^ имеются ДВе глубокие выемки, возможно сколы. тИ <<Г<1обпе это было найдено рядом с вышеописанным. Про-НаДГР[ ^ также идентичны, однако обработка последнегв п0рЦ1до грубее Исходя из этого, надгробия можно датировать-геретиной — второй половиной I в. н. э.

^Оставшиеся ^^ИЯРИЩ^^В

11м к Г желтоватого оттенка, об-

№Р9Ж(рис. 5). Очертания по- .

грудного изображения челове- Яга^ ^ДД

ходит в покатые «плечи». По- ШР

верхность камня на лицевой Ящл:«''Я стороне обработана довольно М-

обработки едва заметны. Пье-

дестал отсутствует,, но, воз- % Ж

можно, он утрачен, так как в чМ "Г-' * ¿Ш

нижней части надгробия нме- Яр' '

тируются концом I — началом II в. н. э. Вполне вероятно, что Рис. 5

надгробие синхронно захоронению, тем более что такая форма «головы» характерна для антропоморфных надгробий более позднего, римского времени 12.

Другое антропоморфное надгробие из белого довольно плотного известняка, найдено в нескольких метрах восточнее могилы № Ю (рис. 6 а). Высота его 0,76 м, ширина 0,43 м, голщина плиты 0,13 м. Это схематическое погрудное или пояс-"оо изображение человеческой фигуры с большой, круглой Уплощенной в верхней части «головой», переходящей в пря-<<илечи». Пьедестал отсутствует, однако по характеру ораоотки камня видно, что нижней частью надгробие на '/з

12 ¡'айдукевич В. ф. Указ. соч., с. 17-8—179.

Ш

зарывалось в землю. Поверхность плиты обработана с об сторон, правда, не очень тщательно. Интересной его особ^* ностью являются детали лица, выполненные в контррельеЯ круглые большие глаза, тонкие брови, треугольный нос, м ! ленькие полные губы. На боковой .поверхности головы — к'ось,3" врезанные линии, частью переходящие на лицевую поверх; ность, обозначающие пряди волос. На туловище, ¿по центру .11 продольное углубление с треугольными насечками (возможно изображение застежки одежды). Скорее всего, такая прора-

Р и с. 6а

Р и с. 66

ботка деталей дополнялась росписью, что придавало им осо-бую выразительность. На оборотной стороне головы, в левой части имеется прямоугольное углубление (О,¡15X0,08 м) с отходящей от него вниз глубокой царапиной, назначение которого трудно представить (рис. 6 6). Предположить в нем нишу для рисунка трудно, так как поверхность его обработана очень грубо. Возможно, в него была вставлена'дощечка или плитка с именем умершего, но тогда, почему оно расположено так асимметрично по отношению к пропорциям фигуры, почему

Ж гной стороне? Наконец, почему имеет вертикальную на все эти вопросы трудно дать ответ, хотя в Керчен-

Ф°Рм^\.зсе имеется антропоморфное надгробие, напоминаю-' сК°М nine снабженное греческой надписью и рельефом, выше0 П'ПЬ(М в продольной нише, изображающем стоящую П°ЛИ k'vio" фигуру 13. Однако и надпись, и рельеф выполнены Же'Кццевой части, расположены строго симметрично форме Иа гпобия. К тому же существование рельефа в мирмекийском ИЗлгробии невозможно (глубина выемки составляет 0,6 см). Остается предположить, что известняковая плита, из которой бы-л'о изготовлено это надгробие, каким-то образом использо-ватась раньше. Что же касается его датировки, то несомненно оно относится к римскому времени. Об этом свидетельствуют его пропорции, форма головы. Находка его неподалеку от могилы конца I — нЯчала II в. н. э. позволяет предположить его датировку временем, близким к этому.

Антропоморфные надгробия, встречающиеся в некрополях боспорских городов при расколках могил IV в. до и. э. — II в. н. э., являются очень своеобразным и интересным памятником. Вопрос об их этнической принадлежности не раз поднимался в научной литературе. 'Высказывалось мнение о скифских и даже киммерийских традициях антропоморфной скульптуры |4. Существует предположение и об эллинском происхождении указанных надгробных памятников 15. За последнее время число известных ранее антропоморфных надгробий на Боспоре пополнилось новыми находками. Сравнение показывает, что все они по внешнему виду и содержанию изображений сильно отличаются от скифских стел VI—III вв. до н. э.16. Последними воспроизводились образы родоначальников, военных вождей ', в то время как антропоморфные надгробия ставились, сУДя по всему, над погребениями рядовых граждан. Подобных памятников не обнаружено ни в одном варварском курганном или грунтовом могильнике Северного Причерноморья. Напро-

выл 13^ 250° ^ ^ БоспоРские а»тРопоморфные надгробия. — CA, 1950,

юбия, с. 246; Она )ЬЯ. Л., 1953, с. 88; Новые находки из

лес и!,ванова А- П. Боспорские антропоморфные надгробия, с. 246; Она

~ ' HcKvcrrno ........................... — -- л., 1953, с. ""

лс(. и , "" ооспорскне антропоморерные иадгроог

Га^,кусст"» античных городов Северного Причерноморья. Некпоп • ф• Указ соч-> с' 178—179; Чуистова Л. И. Но 15 д еи Керченского полуострова. — МИА, 69, с. 248. ю ^ав"тский В. Д. Пантнкапеи. М., 1964. с. 83—84. ство м И. Скифские изваяния Причерноморья. Античное обще-

1967, с. 235-237; ,

1 ам же, с. 236

Заказ 7735 '

тив, такие надгробия встречаются в Ольвии 18, в Херсонесе 19, в Пантикапее, в Мирмекии и Нимфее20. Известны они также в Помпеях2|.

В качестве доказательства варварского происхождения антропоморфных надгробий иногда ссылаются на имеющиеся на некоторых из них надписис негреческими именами. Действительно, на некоторых таких памятниках из Гермонассы и Пантикапея есть варварские личные имена22.'Но, во-первых, мы имеем такие имена, и даже в большем количестве на обычных боспорских надгробиях. Во-вторых, известны и антропоморфные памятники с греческими именами23. Наконец, в настоящее время не отмечено ни одного случая совпадения находки антропоморфного надгробия с захоронением, в котором бы имелись ярко выраженные черты варварского погребального обряда. Та-ким образом, все сказанное выше должно свидетельствовать о принадлежности этих надгробий греческому населению боспорских городов. В. Д. Блаватский полагает, что свое происхождение они ведут от античных герм 24. Не исключено, также, что они являются вариантом очень широко распространенных в Греции надмогильных знаков 25. Во всяком случае, между ними имеется определенное внешнее сходство. Все антропоморфные надгробия — вариант одного и того же типа: схематического изображения «головы» на прямоугольной основе. Пропорции «туловища» и «головы» могли быть самыми различными. Л. Г. Колесниковой очень убедительно доказано, что херсонесские антропоморфные надгробия были расписными26. Несомненно, что и на Боспоре эти надгробия раюнисьввались. Об этом свидетельствуют следу краски, обнаруженные на двух надгробиях, врезанные черты лица

18 Фармаковский Б. В. Раскопки в Ольвии в 1902—1903 гг. — ИАК, 11906, вып. 13, с. 150 (рис. 96), с. 1(60 (рис. 109).

19 Колесникова Л. Г. Кому принадлежали антропоморфные надгробия Херсонеса. — СА, 1973, № 3, с. 43.

20 Иванова А. П. Боспорские антропоморфные надгробия, с. 252. (рис. 15). Кроме того, антропоморфное надгробие и стела с рельефным изображением двух антропоморфных надгробий найдены в 1974 г. при раскопках некрополя Нимфея. Хранятся в Керченском музее.

21 Man A. Pompeji im Leben und Kunst. Leipzig, 1900, s. 411, fig. 242.

22 Корпус боспорских надписей. M— Л., 1965, №№ 720, 107)1,, 1073.

23 См., например, КБН №№ 410, 625, 702, 77il, 91(5, 1072.

24 Блаватский В. Д. Пантикапей. М., 1964, с. 84.

25 Kurts D. S., Bordman J. Greek burial customs. London, 1971, p. 244; Robinson H. S. A Sanctuary and Cemetry in Western Corinth. — «Hesperia», 1969, I, p. 7, pi. 9.

26 Колесникова JI. Г. Указ. соч., с. 43—45.

и проработанные волосы на двух других из числа рассмотренных нами выше. Такие памятники не были необычными для Боспора. В период их существования раскрашивались также скульптура и рельефы на надгробиях, существовали и расписные стелы27. Без красочного слоя антропоморфные надгробия предстают в виде заготовок, из которых при помощи росписи изготовлялись надгробия, подобные статуям — полуфигурам. Внешние очертания боспорских статуй — полуфигур поразительно похожи на абрисы боспорских антропоморфных надгробий. Та же фронтальность, статуарность, схематизм внешних очертаний. Разница состояла лишь в том, что в одном случае зрительный эффект достигался при помощи рельефного изображения, в другом •— при помощи росписи. Надо отметить, что второй способ, несомненно, был более дешевым и доступным для основной массы боспорских горожан. Совпадают и хронологические рамки существования этих памятников: наиболее ранние из них появляются в IV в. до н. э. Самые поздние исчезают, вероятно, в конце II в. и. э.28.

Широкое распространение такие надгробия получили в позднеэллинистичеекое и римское время, т. е. в период войн и экономического кризиса на Боспоре. Будучи несложными по изготовлению и недорогими по стоимости, они предназначались для средних слоев городского населения боспорских городов.

Я. П. СОРОКИНА

АНТИЧНЫЕ СТЕКЛЯННЫЕ СОСУДЫ ИЗ РАСКОПОК НЕКРОПОЛЯ Б0СПОРСКОГО ГОРОДА КЕПЫ НА ТАМАНСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ

Систематические раскопки города Ken и его некрополя Таманской археологической экспедицией под руководством Н. И. Сокольского начались с 1957 г. и продолжались по 1973 г.

Комплексное изучение огромного археологического материала и других категорий источников, включая и письменные, позволило наметить основные вехи исторического развития

27 ИвЬнова А. П. Скульптура и живопись Боспора, с. 98—1T8.

28 КБН, № 7120-721,

8*

115