Научная статья на тему 'Гротескная модель художественного мира в пьесе М. А. Булгакова «Бег»'

Гротескная модель художественного мира в пьесе М. А. Булгакова «Бег» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
728
131
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГРОТЕСК / GROTESQUE / ДРАМАТУРГИЯ / DRAMA / МИХАИЛ АФАНАСЬЕВИЧ БУЛГАКОВ / MIKHAIL AFANASEVICH BULGAKOV / ХУДОЖЕСТВЕННОЕ МИРОМОДЕЛИРОВАНИЕ / ТРАГИЧЕСКОЕ / АМБИВАЛЕНТНОСТЬ / КАТАРСИС / CATHARSIS / ARTISTIC MIROMODELIROVANIE / TRAGIC AMBIVALENCE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Бабенко И.А.

В статье исследован один из ведущих принципов конструирования художественного мира пьесы М.А. Булгакова «Бег» гротеск. Определяя характер всего поэтического строя драмы, этот художественный прием трагически углубляет действие и определяет его многоплановость. Гротеск в драматургическом тексте, исключенный из поля комического, является неотъемлемой частью творческой концепции Булгакова-драматурга.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

GROTESQUE MODEL OF THE ARTISTIC WORLD IN THE PLAY M.A. BULGAKOV «RUNNING»

The article investigated one of the leading design principles of the art world plays, M.A. Bulgakov's «Running» grotesque. Determining the nature of the poetic structure of the drama, the tragedy deepens the artistic technique determines the action and its various dimensions. The grotesque in the dramaturgical text, excluded from the field of comedy, is an integral part of the creative concept of Bulgakov and playwright.

Текст научной работы на тему «Гротескная модель художественного мира в пьесе М. А. Булгакова «Бег»»

УДК 82-21

И.А. Бабенко

аспирант, кафедра отечественной и мировой литературы, ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет», г. Ставрополь

ГРОТЕСКНАЯ МОДЕЛЬ ХУДОЖЕСТВЕННОГО МИРА В ПЬЕСЕ М.А. БУЛГАКОВА «БЕГ»

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект 14-54-00025.

Аннотация. В статье исследован один из ведущих принципов конструирования художественного мира пьесы М.А. Булгакова «Бег» - гротеск. Определяя характер всего поэтического строя драмы, этот художественный прием трагически углубляет действие и определяет его многоплановость. Гротеск в драматургическом тексте, исключенный из поля комического, является неотъемлемой частью творческой концепции Булгакова-драматурга.

Ключевые слова: гротеск, драматургия, М.А. Булгаков, художественное миромоделирование, трагическое, амбивалентность, катарсис.

I.A. Babenko, North-Caucasus Federal University, Stavropol

GROTESQUE MODEL OF THE ARTISTIC WORLD IN THE PLAY M.A. BULGAKOV «RUNNING»

Abstract. The article investigated one of the leading design principles of the art world plays, M.A. Bulgakov's «Running» - grotesque. Determining the nature of the poetic structure of the drama, the tragedy deepens the artistic technique determines the action and its various dimensions. The grotesque in the dramaturgical text, excluded from the field of comedy, is an integral part of the creative concept of Bulgakov and playwright.

Keywords: grotesque, drama, M.A. Bulgakov, artistic miromodelirovanie, tragic ambivalence, catharsis.

Центральное место в художественной концепции М.А. Булгакова-драматурга занимает гротеск, понимаемый в рамках данной работы как особая форма художественного мировоззрения, реализуемая в произведении системой поэтических приёмов. Гротеск актуализируется в литературе и других видах искусства в периоды распада одной культурной парадигмы и становления другой, в эпоху слома ментальных концепций, какой была первая треть ХХ века -эпоха создания большинства драматургических текстов Булгакова. В его пьесах освещен широкий круг явлений действительности, но при этом «каждой свойственна особая тональность, особая атмосфера, выражающая авторское отношение к изображаемым событиям» [6, с. 160]. Традиционно в булгаковедении к драмам, выражающим гротескный характер художественного мировидения автора, причисляют пьесы «Зойкина квартира», «Багровый остров» и «Иван Васильевич». При этом следует отметить, что гротеск составляет также основу художественной системы драмы «Бег».

Гротескный характер внутреннего пространства пьесы проявляется в авторском определении жанровой природы произведения - «Восемь снов. Пьеса в четырех действиях» [2, с. 590]. Известно, что сон - есть переходное состояние между миром реальным и ирреальным, позволяющее перемещать плоскости изображения, «остранять» познаваемую сущность, и является характерной чертой гротеска. Каждый из восьми снов появляется в сознании автора и героев из ниоткуда и так же неожиданно обрывается: «Сон вдруг разваливается. Тьма... Настает тишина, и течет новый сон...» [2, с. 650].

Перевод действия в пространство сна позволяет автору отказаться от стандартных логических, пространственно-временных отношений: «Ряды реально-бытовых связей и объяснений отодвигаются вглубь, за пределы тех семантических линий, которые вовлечены в динамику сюжета, непрестанно перестраиваясь в ней» [3, с. 98]. Место и время действия сознательно перемешаны: Крым - Константинополь - Париж - Константинополь; монастырь становится местом сражений, а тараканьи бега решают судьбу генерала Чарноты; задержанных по приказу

Хлудова Серафиму Корзухину и Голубкова истязают его подчиненные, но в финале именно эти герои пытаются спасти погибающего генерала.

Пространство сна позволяет создать «неправильный» гротескный мир, являющийся перевертышем действительности. Но глубокая сатира, а вместе с тем и типологичность «Бега», отмеченная еще М. Горьким, заключается в том, что абсурдный, странный мир драмы наиболее точно отразил реальную жизнь людей эпохи величайшего перелома. Герои пьесы живут, сражаются, любят и умирают в тяжком забытьи, дурном сне гражданской войны и разрушения «старой» жизни. Сны не только внешне определяют характер действия, но и вносят в сознание рефлектирующих героев мысли о «неправильности», миражности происходящего: «Голубков. Временами мне начинает казаться, что я вижу сон <...> Ай-яй-яй! Моя жизнь мне снится!..» [2, с. 661].

Образная система пьесы также носит гротескный, противоестественный характер: в неистовом вихре гражданской войны сливаются судьбы отважного генерала Чарноты и мелочно-пошлой Люськи, постоянным «собеседником» беспощадного карателя Хлудова становится тень повешенного по его приказу вестового Крапилина, в теплушке под фонарем встречаются светская дама Серафима Корзухина и приват-доцент Голубков. Действующие лица постоянно меняют маски, пытаясь спасти себя от верной гибели, особенно показательно в этом отношении начало первого Сна, в котором генерал Чарнота явлен в образе мадам Барабанчиковой, беременной жены учителя гимназии, а архипастырь Африкан - в образе химика Махрова. Кроме того, гротескная «странность» создается вследствие функционирования таких героев, как тень вестового Крапилина, определяющая судьбу Хлудова, мадам Барабанчикова, живущая, по замечанию автора, в сознании Чарноты.

В пьесе также много схематичных фигур, марионеток, внесценических персонажей, которые являются орудием рока: это «тараканий царь» Артур Артурович, личико в кассе и таракан Янычар, губящие Чарноту; грек-донжуан, чуть было не вовлекший Серафиму (пожалуй, самую высоконравственную героиню пьесы) в порочное ремесло; фонари и черные мешки, не оставляющие в покое совесть Хлудова и приведшие его к самоубийству; великий и всемогущий доллар, заставивший Корзухина, Африкана и главнокомандующего предать Родину и веру. Парадоксальность, фантастичность и неестественность этих героев вполне укладывается в концепцию гротескно-перевернутого мира пьесы.

Типично гротескное ожидание грядущей катастрофы, разрушения, мучительных перемен является мотивом, проходящим через все сюжетные линии «Бега»: «акцент в гротескном противоестественном единстве <...> падает не на целостность образа, а на его необходимое, вот-вот грозящее распадение» [7, с. 102]. Разрушение это предожидается и происходит в глобальном масштабе - Российская империя с поражением Белой армии уходит в небытие, а «осколки» старого мира разбросаны по всей Европе. Исчезает и целостное духовное пространство, воплощавшееся в идеи России как оплота Православия, ставшей теперь площадкой для строительства коммунизма.

Архипастырь именитого воинства Африкан (уже в семантике имени прослеживается его инородность, оторванность от паствы, подтверждающаяся действием пьесы) оставляет спасших его монахов на растерзание красным и бежит за границу. Неотвратимость грядущих перемен, сопоставимых в сознании героев со светопреставлением, подчеркивается в течение всего действия пьесы актуализацией мотива земли, преисподней, абсолютного низа, являющегося знаком гротескного способа миромоделирования. Особенно отчетливо эта черта проявляется на уровне ремарок: персонажи вырастают из-под земли, неожиданно проваливаются во тьму и сквозь землю; действие большей части пьесы происходит ночью, в плохо освещенных помещениях; начало первого Сна сопровождается пением монахов, доносящимся из подземелья, из которого они позже неоднократно появляются и исчезают.

Характерно, что сквозь общий трагический тон пьесы и нарастающий гротескный страх совершенно не прослеживаются ноты сочувствия автора к погибшему Белому движению и его погибающим героям. Именно обращение к гротескному типу образности позволило Булгакову максимально объективировать художественный мир пьесы, создало эффект «остранения» познаваемых явлений, который в концепции представителей Русской формальной школы является доминантным в гротескном способе видения и отражения мира. Гротескный, «остраненый» образ мира может включаться и в «комедийную плоскость или, наоборот, трагическую углубленность» [4].

Примером включения гротеска в сферу трагического и стала драма «Бег». Являясь стержнем всей художественной структуры пьесы, гротеск организует идейный, образный, тематический, формальный планы сценического действия. В характере всех центральных персонажей прослеживаются черты типа гротескного героя, алогично соединяющего в себе антагонич-ные категории.

Таким образом, в драме «Бег» представлена совершенно особая, гротескная модель художественного мира, представляющая собой сложное единство контрастов, реальности и вымысла, бытия и небытия, жизни и смерти. Этот способ гротескного художественного миромо-делирования, воплощенный в трагическом топосе, является несомненным творческим достижением Булгакова-драматурга, отражая особенности художественной концепции автора.

Список литературы:

1. Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса // Собр. соч.: в 7 т. - М.: Яз. славян. культур, 2010. - Т. 4 (2). - 747 с.

2. Булгаков М.А. Бег // Собр. соч.: в 8 т. - М.: Центрполиграф, 2004. - Т. 3. - 750 с.

3. Виноградов В.В. Натуралистический гротеск: (сюжет и композиция повести Гоголя «Нос») // Виноградов В.В. Избранные труды. - М.: Наука, 1976. - 511 с.

4. Зунделович Я. Гротеск [Электронный ресурс] // Словарь литературных терминов. -М., 1925. - Т. 1. - URL: http://feb-web.ru/feb/slt/abc/lt2/lt2-7981.htm. (дата обращения: 20.05.2014)

5. Николаев Д.П. Сатира Щедрина и реалистический гротеск. - М.: Художеств. лит., 1977. - 358 с.

6. Новиков В.В. Михаил Булгаков - художник. - М.: Моск. рабочий, 1996. - 357 с.

7. Рюмина М.Т. Эстетика смеха: смех как виртуальная реальность. - М.: КомКнига, 2006. - 320 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.