Научная статья на тему 'Грамматическая семантика атрибутивных членных и нечленных имен в их отношении к значению имени существительного (на материале корпуса древнейших русских летописей и корпуса древнерусских евангелий)'

Грамматическая семантика атрибутивных членных и нечленных имен в их отношении к значению имени существительного (на материале корпуса древнейших русских летописей и корпуса древнерусских евангелий) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
72
22
Поделиться
Ключевые слова
ЧЛЕННЫЕ И НЕЧЛЕННЫЕ ИМЕНА / ИМЯ ПРИЛАГАТЕЛЬНОЕ / КОРПУС РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ / КОРПУС ЕВАНГЕЛИЙ / ЗНАЧЕНИЕ ЛИЦА / СУБСТАНТИВАТ / ИСТОРИЯ РУССКОГО ЯЗЫКА / FULL AND BRIEF NAMES / AN ADJECTIVE / THE CORPS OF RUSSIAN CHRONICLES / THE CORPS OF GOSPELS / THE PERSON MEANING / SUBSTANTIVATE / THE HISTORY OF THE RUSSIAN LANGUAGE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Коротаева Анна Анатольевна

В статье представлены результаты исследования употребления членных и нечленных имен в атрибутивной функции и их обусловленности значением имени существительного в корпусе древнейших русских летописей и корпусе древнерусских евангелий. Делаются выводы о связи имени существительного со значением лица и уникального понятия с употреблением членного атрибутивного имени.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Коротаева Анна Анатольевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Grammatical Semantics of Brief and Full Attributive Names in Their Relation to the Noun Meaning (based on the corps of ancient Russian chronicles and Old Russian gospels)

The article presents the results of studying the use of brief and full names in the attributive function and their being conditioned by the meaning of the noun in the corps of ancient Russian chronicles and in the corps of Old Russian gospels. Conclusions are made about the relationship of a noun which denotes a person or conveys the unique notion, with using the full attributive name.

Текст научной работы на тему «Грамматическая семантика атрибутивных членных и нечленных имен в их отношении к значению имени существительного (на материале корпуса древнейших русских летописей и корпуса древнерусских евангелий)»

ЛИНГВИСТИКА

Теория языка. Русский язык: история и современность. Языковое разнообразие России. Вопросы славянского языкознания

Семантика и функционирование языковых единиц разных уровней: диахрония и синхрония. Язык электронных и печатных СМИ

УДК 811.161.1-112

А. А. Коротаева

ГРАММАТИЧЕСКАЯ СЕМАНТИКА АТРИБУТИВНЫХ ЧЛЕННЫХ И НЕЧЛЕННЫХ ИМЕН В ИХ ОТНОШЕНИИ К ЗНАЧЕНИЮ ИМЕНИ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОГО (НА МАТЕРИАЛЕ КОРПУСА ДРЕВНЕЙШИХ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ И КОРПУСА ДРЕВНЕРУССКИХ ЕВАНГЕЛИЙ)*

В статье представлены результаты исследования употребления членных и нечленных имен в атрибутивной функции и их обусловленности значением имени существительного в корпусе древнейших русских летописей и корпусе древнерусских евангелий. Делаются выводы о связи имени существительного со значением лица и уникального понятия с употреблением членного атрибутивного имени.

The article presents the results of studying the use of brief and full names in the attributive function and their being conditioned by the meaning of the noun in the corps of ancient Russian chronicles and in the corps of Old Russian gospels. Conclusions are made about the relationship of a noun which denotes a person or conveys the unique notion, with using the full attributive name.

Ключевые слова: членные и нечленные имена, имя прилагательное, корпус русских летописей, корпус евангелий, значение лица, субстантиват, история русского языка.

* Работа выполнена в рамках проекта «Лингвистическое обеспечение аннотированного корпуса древнерусских евангелий Х1-Х1У вв.», государственный контракт № 14.740.11.0568 на выполнение работ в рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 гг.

© Коротаева А. А., 2011

Keywords: full and brief names, an adjective, the corps of Russian chronicles, the corps of gospels, the person meaning, substantivate, the history of the Russian language.

Несмотря на многочисленные исследования, посвященные истории формирования имени прилагательного как части речи на материале русских и старославянских памятников письменности, в настоящее время проблемным остается вопрос о сущности членных и нечленных форм и механизмах их функционирования в качестве атрибутов к имени существительному в древнерусском тексте.

Существует много подходов к изучению функционирования членных и нечленных имен, однако наиболее продуктивным является исследование данной проблемы с учетом разных факторов - грамматических и семантических - и на основе языковых данных нескольких текстов разных жанров. Так, материалом исследования послужили два корпуса текстов, представленные в электронном виде на интернет-портале «Манускрипт: славянское письменное наследие» (http:// manuscripts.ru): корпус древнейших русских летописей в составе трех разновременных списков -Лаврентьевского (1377 г.) (далее - ЛЛ) [1], Ипатьевского (ок. 1425 г.) (ЛИ) [2] и Радзивиловско-го (XV в.) (ЛР) [3] - и корпус древнерусских евангелий, состоящий из Саввиной книги (XI-XIV в.) (СК) [4], Архангельского евангелия (1092 г.) (ЕА) [5], Симоновского (1270 г.) (ЕС) [6], Музейного (к. XII - нач. XIII в.) (ЕР) [7], Остро-мирова (1056-1057 гг.) (ЕО) [8] и Пантелеймоно-ва евангелий (XII-XIII в.) (ЕП) [9].

В качестве основного метода изучения атрибутивных членных и нечленных имен в языке евангельских и летописных текстов использовался корпусный метод, позволяющий учесть все без исключения репрезентации анализируемых член-

ных и нечленных форм прилагательных в списках летописей и евангелий и в количественном отношении сопоставить между собой альтернативные варианты форм с целью выявления различий в употреблении членных и нечленных форм в разных списках.

Ключевым в решении проблемы закономерности использования членных и нечленных атрибутивных форм в древнерусском языке является вопрос о статусе членной формы и значении члена. В основе данного исследования лежит понимание члена как актуализатора субстанционального значения определяющего имени (см.

[10]). Изначально член является оформителем синкретичного имени, в результате чего появляется субстантиват, который вступает в синтаксические отношения и с именем существительным

[11]). Оформление имени прилагательного как особого класса слов происходит на фоне активной омонимии субстантивата (независимая членная форма) и адъектива (зависимая членная форма), с одной стороны, и сближения членных и нечленных атрибутивных форм имени - с другой. Позднее членная форма, первично являющаяся выразителем субстанциональности, осознается как более «гибкая» форма в условиях зависимости. Происходит переосмысление члена как показателя адъектива [12].

Именно такой взгляд на членную атрибутивную форму с собственно качественным значением, на базе которой формируется часть речи имя прилагательное и которая генетически восходит к субстантивату как выразителю идеи субстанции в совокупности с ее качествами, послужил теоретической базой данного исследования.

В качестве языковой базы исследования использовалась полная выборка членных и нечленных имен с основами «велик», «мал», «добр» и «зол» в корпусе летописей и корпусе евангелий.

Анализ членных и нечленных атрибутивных имен в корпусах текстов позволил выявить зависимость употребления форм от значения определяемого имени существительного. Так, членное имя преимущественно встречается:

1) при имени существительном со значением лица:

- да пишю' к великому князю вашему (ЛИ, 20об.),

- зълыи ч вкъ § зълаго съкровища. износить зълая (АЕ, 34об.) и др.

Эта группа самая многочисленная: например, членных имен с основой «велик», употребляющихся при существительном со значением лица, в «Повести временных лет» (далее - ПВЛ) по ЛИ - 36 (или 43% от общего количества членных форм с основой «велик»), по ЛР - 35 (или 48%), по ЛЛ - 28 (или 47%);

2) в составе географического наименования, названия народности, языка, т. е. в составе уникального наименования.

- се есть новыи костлнтинъ великого рима (ЛЛ, 45 л.),

- С го . григориа . епспа . великыя арменил . еуга . § мфа (ЕП, 209об.) и др.;

3) в составе сакрального понятия, т. е. понятия, имеющего отношение к религии.

- яко приближис постъ . великии (ЛР, 143 л.),

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- Въ великыи четвьртъкъ . на литург (ЕА, 92 л.) и др.

Такие словосочетания являются устойчивыми, формульными и воспроизводятся неоднократно в тексте.

Употребление членной формы с именем существительным изначально было обусловлено возможностью дублировать наименование субстанции, сополагаясь с именем существительным, а позже - способностью согласовываться с тем же именем существительным. Не случайно суб-стантиваты, употребляющиеся в независимой позиции, представлены именно членными формами, причем чаще всего они имеют значение лица:

- 'ни же р±ша ему ты поставленъ еси § а на казнь злымъ . а на милование добрымъ (ЛИ, 47об., ЛР, 71 л., ЛЛ, 43об.),

- да погыбнеть единъ . малыхъ сихъ (СК, 31об., ЕА, 24 л., ЕС, 23об., ЕО, 56 л., ЕП, 32об.) и др.

Нечленное имя употребляется с существительным, обозначающим нелицо - предмет, явление, отвлеченное понятие:

- и сътворить древо зъло и плодъ го зълъ (ЕА, 34об.),

- и почивъ въ старости добр± (ЛР, 111 л., ЛИ, 70об., ЛЛ, 64об.) и др.

Нечленная форма стабильно употребляется при существительном со значением нелица. Так, например, из 52 нечленных форм в ПВЛ по ЛИ 48 являются атрибутами к таким существительным, в ЛР - 37 из 40, в ЛЛ - 49 из 52.

Значительно реже нечленные имена используются в устойчивых наименованиях:

- псно пон з неА по велиц± дне (СК, 134 л.) и др.

Кроме того, среди примеров такого употребления нечленных имен встречаются разночтения, поскольку устойчивое наименование - это уникальное понятие, а в составе уникальных понятий (географических или сакральных) употребляется по преимуществу членная форма.

Рассмотрим подробнее примеры употребления членных и нечленных имен с основами «велик», «мал», «добр» и «зол» в разных падежах в текстах корпуса летописей и евангелий. Так, в именительном падеже (далее - И. п.), в котором реализуется значение грамматического субъекта, и

в дательном падеже (далее - Д. п.) отмечено большое количество примеров употребления членных и нечленных форм, связанных со значением лица/ нелица существительного.

Имя «велик» в И. п. в общей части корпуса русских летописей - «Повести временных лет» -в ЛИ встретилось в 23 случаях в членной и нечленной формах, в ЛЛ - в 19, в ЛР - в 17. Соотношение членных и нечленных форм в этих списках ПВЛ выглядит следующим образом: в ЛИ членных форм 19, нечленных 4, в ЛР членных 15 форм, нечленных 2, в ЛЛ - 17 и 2 соответственно. В большинстве случаев членные имена употреблены при существительных богъ, князь, именах собственных (Феодосии, Антонии), тогда как нечленные - при именах празднество, быкъ, звезда, город, могила.

Если проследить употребление атрибутивных имен с основой «велик» при существительном в И. п. в самом объемном по количеству листов и языкового материала Ипатьевском списке, то отчетливо видна тенденция к использованию членных имен: из 80 примеров 69 - примеры с членными именами (86%), 11 - с нечленными

(14%):

- великии же к зь киевьскии ростиславъ съвъкупл воя многы . и поиде на изяслава (ЛИ, 184 л.),

- и оубьенъ же бсы юрьги . витановичь . илия щепановичь . инии велиции бояре (ЛИ, 247об.),

но:

- в то же л±то паде сн±гъ великъ въ киевьс-кои сторони (ЛИ, 116об.),

- страхъ же великъ и лужасть паде на город± (ЛИ, 291об.) и др.

Из 69 случаев употребления членных имен с существительным в И. п. в 60 примерах членное имя является атрибутом к существительному, обозначающему человека (имени собственному, обозначению социальной роли - князь, боярин и т. п.). Только в 7 случаях членное имя зависит от существительного, обозначающего нелицо, при этом все словосочетания или обозначают уникальное понятие, или являются географическими названиями:

- си вси звахутьс великая скуфь (ЛИ, 11об., ЛР, 6 л., ЛЛ, 5 л., аналогично ЛИ, 6 л., ЛР, 6 л.),

- землл потрлсесл мало . и падесА ц кви ве-ликия . с го михаила . оу переяславли (ЛИ, 107об.) и др.

Анализ других атрибутивных членных и нечленных имен позволяет говорить об употреблении членных форм с существительными со значением лица и нечленных форм с именами, обозначающими нелицо, как о тенденции. Так, в части ПВЛ имена с основой «добр» употребляются с именем существительным в И. п., обозначающим лицо, почти исключительно в членной форме:

- по сем же оуведавше . добр±и члвцЪ . и приходлху к нему (ЛИ, 58об., ЛР, 91 л., ЛЛ, 53 л.),

- в се же л±то престависл янь старець доб-рыи (ЛИ, 96об., ЛР, 152об., ЛЛ, 94об.) и др.

Примеры употребления членных и нечленных имен с основой «мал», хотя они и немногочисленны в ПВЛ, подтверждают связь значения лица или уникального явления (географического названия) с членной формой:

- и в гор± тои просЬчено '^онце мало (ЛЛ, 85 л., ЛР, 134об., ЛИ, 86 л.),

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- томъ же л±т± бсы знамение въ сл ци § вечера аки мсць малъ (ЛИ, 107об.),

но:

- афету же яшас ... малая и великая кападо-кия (ЛЛ, 2 л., ЛР, 2 л., ЛИ, 2 л.).

Корпус летописей, состоящий из трех списков, относится к Х1У-ХУ вв. и принадлежит к собственно русским памятникам письменности. Корпус евангелий включает более ранние памятники (Х1-Х1У вв.), среди которых есть образцы как старославянской, так древнерусской письменности. Тем не менее в корпусе евангелий обнаруживается тенденция к употреблению членных имен с существительными со значением лица и нечленных имен с существительными, обозначающими нелицо, отмеченная в более поздних текстах корпуса летописей.

Так, в корпусе евангелий членные и нечленные имена с основами «добр» и «зол» также употребляются в соответствии с наличием или отсутствием значения лица существительного: с существительным древо используется нечленная форма, а с именами раб, человек, пастух, пастырь, семя (в аллегорическом смысле - Сын Божий) - членная:

- добрыи ч вкъ § добраго съкровища износить добрая . а зълыи ч вкъ § зълаго съкрови-ща . износить зълая (ЕА, 34об., ЕС, 41 л., 69 л., ЕР, 35об., 67об., ЕО, 69 л./б9об., ЕП, 94 л.),

- аще ли речть злыи рабъ тъ въ срАци сво мь (ЕС, 48 л., 122об., ЕР, 46об., ЕО, 147об., ЕП, 61 л., 169об.),

- доброю с±мл сть с ъ б ии (ЕА, 178 л., ЕС, 36 л., ЕО, 241об., ЕП, 49об., 213 л.),

но:

- не можеть др±во зло плода добра творити . ни др±во добро плода зла творити (ЕС, 149об., ЕП, 36об., 210 л.) и др.

Примеры разночтений с именами «добр» и «зол» вновь показательны и отражают колебание в использовании членной и нечленной форм с существительными древо и помышления, поскольку, исходя из контекста, они могут быть отнесены и к сакральным понятиям:

- изноутр1 бо § срАца чл чьска . помысли злии исходлть (ЕС, 59об., ЕР, 60 л.) - изоутрь бо § с дца чл чьска помысли зъли исходять (ЕП, 79об.),

- тако все др±во доброю плъды добры творить . а зло др±во плоды злы творить (ЕС, 149об., ЕП, 210 л.) - зъло др±во плоды творить зълы (ЕП, 36об., 213 л.) - тако все др±во добро плоды добры творить . а зло др±во плоды злы творить (ЕС, 27 л., ЕО, 231 л.) и др.

Тенденция к употреблению членной формы с существительными со значением лица и в составе устойчивых уникальных понятий проявляется не только в И. п., но и в других падежах. Например, и в Д. п. выявляется описанная зависимость.

Несмотря на то что членных и нечленных имен в корпусе летописей в форме Д. п. немного, очевидно, что они отражают связь членной формы со значением лица. Так, в ПВЛ по ЛИ членные имена с основой «велик» в Д. п. встречаются в 14 примерах, а нечленные - в 1, в ПВЛ по ЛЛ и ЛР - в 8 и 4 и в 9 и 2 соответственно, причем членные формы употреблены с существительными со значением лица в ЛЛ в части ПВЛ во всех случаях, в ПВЛ по ЛИ в 8 случаях, как и в ЛР:

- послаша ны къ роману и костлнтину и къ стефану . къ великимъ ц мъ гречьскимъ (ЛИ, 18об., ЛР, 23об., ЛЛ, 11 об.),

- да попроводлть к великому кнлзю игореви (ЛИ, 20об., ЛР, 25об., ЛЛ, 13об.),

- оумьрше болеславу великому (ЛИ, 56 л.) и др.

Кроме примеров с существительными со значением лица (имя собственное, князь, цесарь и т. д.), встречаются контексты с сакральным понятием:

- д и сущу тогда четвергу великому (ЛИ, 79об.).

Нечленные формы «велик» в летописях употребляются с существительным день:

- минувши велику ни (ЛИ, 80 л., ЛР, 125об., ЛЛ, 72об.).

С этим же существительным обнаружено разночтение в употреблении членной и нечленной формы:

- по семже приходлщю велику ни (ЛЛ, 89об., ЛР, 143об.) - великому ни (ЛИ, 91об.).

Данное разночтение может быть объяснено тем, что, с одной стороны, «велик день» -это словосочетание формульного характера (устойчивое, сакральное), с другой - это пример употребления с существительным со значением нелица. В данном случае членная и нечленная формы представлены в списках разных редакций. Разночтения с членной и нечленной формами при существительном день также встречаются и в других падежах, например в Р. п.: И дошедъ велика не . вскрснья (ЛЛ, 62об.) - великог не (ЛР, 108об., ЛИ, 68об.). Таким образом это устойчивое сочетание испытывает колебания в употреблении членной и нечленной форм, связанные с данным противоречием.

В части за ПВЛ в ЛИ с нечленными именами «велик» в Д. п. при существительных со значением нелица встречаются также примеры:

- великоу млтежю воставшю . в земл± роус-кои (ЛИ, 245 л.),

- и бывшю знамению . сице надъ полкомъ . сице пришеАшимъ 'рломъ . и многимъ ворономъ . яко 'болокоу великоу (ЛИ, 269об.).

Итак, в Д. п., как и в И. п., проявляется зависимость употребления членного имени от существительного со значением лица и в составе уникальных понятий, а нечленного - от существительного, обозначающего нелицо.

Аналогично употребляются членные имена в звательном падеже: и в корпусе летописей, и в корпусе евангелий используются исключительно членные формы, потому как существительные, с которыми они встречаются, имеют значение лица:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- же великыи сотворивыи бо и землю (ЛР, 65об., ЛИ, 44об.),

- и рече же моу ь го добрыи рабе благыи (ЕП, 81об.),

- рче моу . зълыи раб± лоукавыи . вЬддше яко жьню идеже н±смь с±ялъ (ЕС, 61л., CK, 93 л., ЕА, 48об., ЕР, 58об., 88об., 135об., ОЕ, 85 л., 150 л., ЕП, 82 л., 171 л.) и др.

Таким образом, в языке корпуса летописей и корпуса евангелий отражается влияние значения лица/нелица существительного на употребление при нем членной и нечленной формы. Проанализировав выборки имен с разными основами в корпусе летописей и евангельском корпусе, можно сделать вывод о том, что членная форма в XI-XV вв. является дополнительным грамматическим средством, указывающим на определяемое существительное как на имеющее значение лица. Членные имена также устойчиво употребляются в составе сакральных и географических понятий. Зависимость употребления членной формы от значения лица существительного и в составе уникальных понятий проявляется как в более поздних по времени создания текстах летописного корпуса, так и в ранних текстах корпуса евангелий. Примеры разночтений, имеющиеся в текстах обоих корпусов, указывают на то, что данная тенденция находится в становлении.

Примечания

1. Лаврентьевская летопись: «Повесть временных лет» по Лаврентьевскому списку летописи // Манускрипт: письменное наследие / Лаборатория по автоматизации филологических работ УдГУ, кафедра лингвистики ИжГТУ. 2004-2011. URL: http:// manuscripts.ru/ mns/ main?p_text=32500902.

2. Ипатьевская летопись // Манускрипт: письменное наследие / Лаборатория по автоматизации филологических работ УдГУ, кафедра лингвистики ИжГТУ. 2004-2011. URL: http://manuscripts.ru/mns/main?p_ text=32151080.

3. Радзивиловская летопись "Повесть временных лет" по Радзивиловскому списку летописи // Манускрипт: письменное наследие / Лаборатория по автоматизации филологических работ УдГУ, кафедра лингвистики ИжГТУ. 2004-2011. URL: http:// manuscripts.ru/ mns/ main?p_text=43296853.

4. Евангелие апракос краткий (Саввина книга) // Манускрипт: письменное наследие / Лаборатория по автоматизации филологических работ УдГУ, кафедра лингвистики ИжГТУ. 2004-2011. URL: http:// manuscripts.ru/ mns/ main?p_text=53086106.

5. Евангелие апракос краткий (Архангельское евангелие) // Манускрипт: письменное наследие / Лаборатория по автоматизации филологических работ УдГУ, кафедра лингвистики ИжГТУ. 2004-2011. URL: http:/ /manuscripts.ru/mns/main?p_text=15843750.

6. Евангелие апракос полный (Симоновское евангелие) // Манускрипт: письменное наследие / Лаборатория по автоматизации филологических работ УдГУ, кафедра лингвистики ИжГТУ. 2004-2011. URL: http:/ /manuscripts.ru/mns/main?p_text=43532484.

7. Евангелие апракос полный (Музейное евангелие) // Манускрипт: письменное наследие / Лаборатория по автоматизации филологических работ УдГУ, кафедра лингвистики ИжГТУ. 2004-2011. URL: http:/ /manuscripts.ru/mns/main?p_text=42096819.

8. Евангелие апракос краткий (Остромирово Евангелие) // Манускрипт: письменное наследие / Лаборатория по автоматизации филологических работ УдГУ, кафедра лингвистики ИжГТУ. 2004-2011. URL: http:/ /manuscripts.ru/mns/main?p_text=40921436.

9. Евангелие апракос полный (Пантелеймоново Евангелие) // Манускрипт: письменное наследие / Лаборатория по автоматизации филологических работ УдГУ, кафедра лингвистики ИжГТУ. 20042011. URL: http://manuscripts.ru/mns/main?p_text= 35294270; Марков В. М. К вопросу о происхождении «полных» прилагательных // История русского языка. Словообразование и формообразование: сб. материалов. Казань, 1997. С. 12; Селищев А. М. Старославянский язык. Ч. 2: Тексты. Словарь. Очерки морфологии. М.: Учпедгиз, 1952. С. 127.

10. Марков В. М. Указ. соч. С. 12.

11. Баранов В. А. Формирование определительных категорий в истории русского языка. Казань: Изд-во КГУ, 2003. С. 80-81.

12. Марков В. М. Указ. соч. С. 14-15.

УДК 811.161.1:821.161.1

В. А. Рудакова

ТРАНСФОРМАЦИЯ БИБЛЕЙСКИХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ В ПУБЛИЦИСТИКЕ Н. П. ГИЛЯРОВА-ПЛАТОНОВА

В данной работе рассматриваются особенности индивидуально-авторского употребления библейских фразеологизмов в публицистических текстах Н. П. Ги-лярова-Платонова, основные приёмы трансформации и стилистическая значимость анализируемых языковых единиц.

The article examines the peculiarities of author-specific use of biblical phraseological units in N. P. Gilyarov-Platonov's publicistic texts. Basic devices of transformation of the language units under analysis and their stylistic importance are considered.

Ключевые слова: публицистика, библейские фразеологизмы, приёмы трансформации фразеологизмов, идиостиль.

Keywords: publicism, biblical phraseological units, devices of transformation of phraseological units, idiostyle.

Главное дело жизни Н. П. Гилярова-Плато-нова - это издание газеты «Современные известия», которую он задумывал как популярную ежедневную газету. Выходила она в Москве, но имела распространение и в других городах России. По замыслу писателя, ее назначение - просвещать, образовывать публику. Многие её передовицы посвящены вопросам жизни Русской православной церкви и ее связям с другими вероисповеданиями.

До недавнего времени по идеологическим причинам творчество Н. П. Гилярова-Платонова не изучалось. Однако в течение нескольких последних лет его произведения исследуются в разных аспектах, в том числе в области языка [1]. Для нас представляет научный интерес анализ творческого наследия Н. П. Гилярова-Платоно-ва с точки зрения особенностей индивидуально-авторского употребления фразеологических единиц, которые в наибольшей степени свидетельствуют об оригинальности авторского стиля писателя и публициста.

В языковом строе текстов Н. П. Гилярова-Пла-тонова - писателя, сформированного нравственной атмосферой духовного сословия и интеллектуальным потенциалом духовной семинарии, а затем и академии, - складывается особая система использования библейских фразеологизмов. Книга «Вопросы веры и церкви», представляющая собой собрание статей Н. П. Гилярова-Пла-тонова, в разное время опубликованных на стра-

© Рудакова В. А., 2011