Научная статья на тему 'Государство и культура: реализация культурной политики в России и Алтайском крае'

Государство и культура: реализация культурной политики в России и Алтайском крае Текст научной статьи по специальности «Прочие социальные науки»

CC BY
388
83
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РЕГИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА / ЛОКАЛЬНАЯ КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА / РЕГИОНАЛЬНАЯ ПРОГРАММА КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ / КУЛЬТУРПРОИЗВОДЯЩИЕ ИНСТИТУТЫ / ИНСТРУМЕНТАРИЙ КУЛЬТУРЫ / REGIONAL CULTURAL POLICY / LOCAL CULTURAL POLICY / REGIONAL PROGRAM OF CULTURAL POLICY / CULTURE-FORMING INSTITUTIONS / TOOL-KIT OF A CULTURE

Аннотация научной статьи по прочим социальным наукам, автор научной работы — Кокорина К. А.

В статье анализируется сложность современной культурной политики России и Алтайского края. Показано проведение государственной культурной политики в России в периоды реформ, связанных с формированием «нового» мировоззрения российских граждан. Отмечена роль сфер культуры в формировании общественного сознания, выделены общие черты проведения культурной политики в России и Алтайском крае.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

A STATE AND CULTURE: REALIZATION OF CULTURAL POLICY IN RUSSIA AND IN ALTAI KRAI

The paper analyzes the complexity of the contemporary cultural policy of Russia and Altai Krai. The research shows how the state cultural policy in Russia in the period of reforms, associated with the formation of the “new” world of Russian citizens, were held. A role of cultural industries in shaping public consciousness has also been distinguished. Some similarities of cultural policies in Russia and Altai Krai are singled out.

Текст научной работы на тему «Государство и культура: реализация культурной политики в России и Алтайском крае»

дить совместные координационные совещания руководства пенитенциарных учреждений, соответствующих руководителей территориальных управлений пенитенциарной системы, представителей соответствующих подразделений органов внутренних дел и работников служб занятости; постоянно обмениваться информацией о реальном состоянии по работе с освобож-

Библиографический список

денными; разграничить полномочия различных институтов по проведению определенных мероприятий с освобожденными.

Все эти меры будут способствовать нормальному приспособлению лиц, освобожденных после отбывания наказания, к условиям свободы, позволят им стать на путь исправления, перевоспитания и быть законопослушными гражданами России.

1. Актуальные проблемы девиантного поведения / под ред. B.M. Левина. - М., 2005.

2. Аминев, Г.А. Инструментарий пенитенциарного психолога. - Уфа, 2012.

3. Двенадцать вопросов о правах заключенных // Семья. - 2011. - № 50.

4. Линьков, А. Исправительная система нуждается в исправлении // Парламентская газета. - 2000. - 20 мая.

5. Конституция РФ. - М.,1995.

6. Криминальная мотивация / под ред. В.Н. Кудрявцева. - М., 1986. Bibliography

1. Aktualjnihe problemih deviantnogo povedeniya / pod red. B.M. Levina. - M., 2005.

2. Aminev, G.A. Instrumentariyj penitenciarnogo psikhologa. - Ufa, 2012.

3. Dvenadcatj voprosov o pravakh zaklyuchennihkh // Semjya. - 2011. - № 50.

4. Linjkov, A. Ispraviteljnaya sistema nuzhdaetsya v ispravlenii // Parlamentskaya gazeta. - 2000. - 20 maya.

5. Konstituciya RF. - M.,1995.

6. Kriminaljnaya motivaciya / pod red. V.N. Kudryavceva. - M., 1986.

Статья поступила в редакцию 05.04.14

УДК 323.39, 379.8

Kokorina K.A. A STATE AND CULTURE: REALIZATION OF CULTURAL POLICY IN RUSSIA AND IN ALTAI KRAI.

The paper analyzes the complexity of the contemporary cultural policy of Russia and Altai Krai. The research shows how the state cultural policy in Russia in the period of reforms, associated with the formation of the "new" world of Russian citizens, were held. A role of cultural industries in shaping public consciousness has also been distinguished. Some similarities of cultural policies in Russia and Altai Krai are singled out.

Key words: regional cultural policy, local cultural policy, regional program of cultural policy, culture-forming institutions, tool-kit of a culture.

К.А. Кокорина, соискатель АГАКИ, г. Барнаул, E-mail: kokorina-kristin@mail.ru

ГОСУДАРСТВО И КУЛЬТУРА: РЕАЛИЗАЦИЯ КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИИ И АЛТАЙСКОМ КРАЕ

В статье анализируется сложность современной культурной политики России и Алтайского края. Показано проведение государственной культурной политики в России в периоды реформ, связанных с формированием «нового» мировоззрения российских граждан. Отмечена роль сфер культуры в формировании общественного сознания, выделены общие черты проведения культурной политики в России и Алтайском крае.

Ключевые слова: региональная культурная политика, локальная культурная политика, региональная программа культурной политики, культурпроизводящие институты, инструментарий культуры.

Современная культурная политика рассматривается, прежде всего, как совокупность научно обоснованных взглядов и мероприятий по всесторонней социокультурной модернизации общества и структурным реформам по всей системе соответствующих институтов, как система новых принципов, государственной и общественной составляющих в социальной и в культурной жизни, как комплекс мер по заблаговременному налаживанию научного и образовательного обеспечения этих принципов по целенаправленной подготовке кадров для квалифицированного регулирования социокультурных процессов завтрашнего дня, а главное - как осмысленная корректировка общего содержания отечественной культуры.

Управление же текущими культуротворческими процессами представляет собой комплекс оперативных действий по решению животрепещущих проблем существующих культурпроиз-водящих институтов, призванных обеспечить расширенное воспроизводство актуальных культурных форм в пределах финансовых средств, кадров, инструментария и технологий, имеющихся на сегодняшний день.

Государственная культурная политика должна в основном моделировать механизмы естественно протекающего цивилиза-ционного процесса, действовать в рамках его социально-синер-гических законов и лишь стимулировать ускоренное развитие общества в том направлении, в котором оно и само по себе объективно движется. Опыт истории показывает, что попытки

искусственно переменить это естественное направление развития, навязать обществу умозрительные модели его эволюции ничем хорошим для общества не кончались.

Отсюда первый и наиважнейший принцип культурной политики: не вступать в противоречие с историей, чутко улавливать основные тенденции и направление объективных процессов развития общества, ориентироваться на уже известные, вести неустанный поиск еще не изведанных законов социокультурной эволюции и искусственными мерами лишь помогать обществу в устойчивом движении в необходимом направлении, стимулировать его ускоренную модернизацию по объективно наметившемуся пути. Теодор М. Миллз, в частности, пишет: «Будучи крошечными социальными системами, группы стоят перед проблемой, типичной для любой системы: как адаптироваться к реальности непосредственно данной ситуации, как достичь групповых целей, как сохранить сплоченность группы и как удовлетворить потребности ее членов» [1, с. 43].

Второй существенный принцип - правильное определение объекта этой политики. Если объектом оперативного управления культурой являются преимущественно культуропроизводя-щие и культуро-сохраняющие организации (институты), то объектом культурной политики должно быть все общество в целом, и отсюда масштабы воздействия этой политики проектируются как общенациональные (общегосударственные). Неоднородность российского общества (национальная, социальная, кон-

фессиональная и т.п.) требует гибкого сочетания универсализма культурной политики с локальными методами, оптимизированными для той или иной части нашего многообразного общества. Целью теории коммуникативного действия является анализ развертывания «жизненного мира» в процессе эволюции. Если человек становится все более свободен в своем выборе, то усиливается тенденция переноса центра тяжести на внутреннюю мотивацию. Происходит возрастание роли психологического фактора, но не инстинктивного (бессознательного), а осознанного. То есть с течением времени внешний детерминизм сменяется относительно свободным внутренним мотивом. С этой же дилеммой связана и главная проблема макроэкономики -поиск пропорции между свободным рынком и государственным регулированием [2].

Третий принцип: определение субъекта культурной политики. Было бы большой ошибкой ограничивать понимание субъекта лишь одним государством и органами его управления. Субъект, осуществляющий (реализующий) культурную политику, это в первую очередь само же общество, лишь корректируемое государственными инстанциями. Будучи одновременно и объектом и субъектом культурной политики, общество действует как самоорганизующаяся и саморазвивающаяся социокультурная система, непрерывно адаптируясь к изменяющимся условиям бытия (в первую очередь изменением своих культурно-ценностных ориентаций, во многом стимулирующих и изменение утилитарных социальных потребностей, определяемых не в последнюю очередь соображениями социальной престижности, моды, идейно-ценностными установками и т.п.). Разумеется, роль профессиональных культуротворческих организаций при этом чрезвычайно важна, но они выступают лишь в качестве регуляторов, референтных групп, «подсказывающих», задающих эталонные образцы, направляющих и стимулирующих процессы социокультурной самоорганизации, саморазвития и особенно самовыражения общества в тех или иных формах.

Четвертый принцип: эволюционное воздействие культурной политики. Это предполагает постепенное содержательное воздействие на общественное сознание, нравы, ценностные приоритеты и ориентиры социальной престижности и не должно выражаться в каких-то мероприятиях немедленного действия и непосредственно формотворческого характера. Поэтому основной инструментарий культурной политики - не столько культуротворчес-кие институты, создающие актуальные образцы культурных форм, сколько наука, образование, просветительство, воспитание, публицистика и т.п., формирующие ценностно-нормативную иерархию социокультурных запросов общества в целом.

Пятый принцип: постоянный учет гетерогенного характера российской культуры. В вопросе о российском культурном своеобразии (неизбежно ключевом вопросе в современных условиях) необходим особый акцент на вненациональных чертах содержания любой культуры. На проблеме национального или религиозного своеобразия, как уникальном синтезе черт и форм различного происхождения, на межкультурном взаимодействии, как основном условии органичного развития культуры всякого народа, на общих целях и интересах народов полиэтнической российской цивилизации. В конечном счете, цивилизация сама отберет приемлемые для нее инновации и интегрирует их в свою культуру, главным образом, на основании их соответствия глубинным, исторически сложившимся ценностным установкам (далеко не всегда формально выраженным в предшествующей традиции и потому порой неожиданным в своем выборе), чертам идентичности данного общества и формам актуальной социальной престижности.

С этим связан шестой принцип культурной политики: глубокое изучение национальной традиции, ценностных ориентаций и признаков идентичности нашего общества, всего комплекса явлений, объединяемых в категорию национальное культурное наследие. Исследование тенденций эволюции, их восприятия и интерпретации современниками и выбор форм культурной модернизации, не входящих в непримиримое противоречие с национальной цивилизационной спецификой. Особое внимание стоит уделить девиационной системе форм и символов социальной престижности, роли «великих текстов», как правило, заимствуемых Россией извне, но во многом определяющих актуальную направленность социокультурных предпочтений тех или иных слоев общества.

Некоторые аспекты предлагаемых целей, задач и принципов новой культурной политики России нуждаются в более

подробном комментировании. Актуально и в наше время то, что общество - это организм, функционирующий и развивающийся по своим внутренним законам. Реформировать его законодательным путем очень сложно, это требует глубокого понимания того, что реально нужно обществу, а также всесторонней подготовки законодателей, каковой они обычно не обладают. Г. Спенсер пишет: «Ни в одном деле нет такого поразительного несоответствия между сложностью задачи и неподготовленностью тех, кто берется за ее решение. Несомненно, что из всех чудовищных заблуждений людей самое чудовищное заключается в том, что для того чтобы овладеть каким-нибудь ремеслом, например, ремеслом сапожника, необходимо долго учиться, а единственное дело, которое не требует никакой подготовки, - это искусство создавать законы для целого народа» [3].

Феномен власти государства в России привлекает в последние годы пристальное внимание исследователей. Первые попытки осмысления этого феномена, анализа современной политической системы и разработки футуристических концепций власти были совершены после 1993 г., когда произошла ломка государственных устоев в России и стали предприниматься шаги к построению «нового» общества. Интерес к проблеме пути российского государства «подпитывается» современными российскими избирательными кампаниями и итогами выборов президента, представителей местных органов власти, депутатов законодательных органов власти, одни из которых недавно опять прошли в России и, в частности, в Алтайском крае. При обращении к проблеме формирования «нового» политического строя и «нового» гражданина демократического общества, который бы пришел на смену подданному, существовавшему в системе монархического государства царской России или тоталитарного режима России советской, необходимы обращение к истокам, анализ исторического развития той модели власти, которая существует в России сегодня. В такой ситуации интерес представляют взаимодействие власти и культуры, проведение властью культурной политики и использование властью возможностей культуры в своих целях, в частности для формирования общественного сознания российских граждан.

Обращение к теме взаимодействия государства и культуры определено и тем, что после падения советской власти взаимоотношения между властью и культурой претерпели существенные изменения. Прежде всего, это было связано с утратой интереса власти к сферам культуры как механизму формирования мировоззрения нового поколения. За последние 10-15 лет существенно деформировалась система духовного самовоспроизводства общества, прежде всего, в результате кризиса институтов социализации и культурной преемственности, важнейшим из которых является институт образования, функцией которого помимо обучения является и воспитание. Существенно снизился непосредственный интерес государства и к сфере искусства, и повседневной культуре. Утрачена роль культуры как инструмента, формирующего мировоззрение людей в интересах государства, возможности по формированию образа правителя и власти в сознании народа. Это, в свою очередь, привело к снижению контроля со стороны государства над сферами культуры. Результатом стал упадок институтов культуры, что не могло не коснуться и Алтайского края. Государство перестает уделять должное внимание развитию музеев, театров, художественных галерей и т.д. Многие из них потеряли финансовую поддержку государства и «брошены» на самоокупаемость. Так как больше нет идеологического контроля, пропадает необходимость и в самом механизме. Данные процессы дают о себе знать и в настоящее время.

Сегодня важным становится формирование нового мировоззрения россиян, в котором культура сама выступала бы ценностью. Это частично помогло бы решить ряд актуальных на сегодняшний день задач, связанных с реформой образования, демографической ситуацией, этико-эстетическим воспитанием молодежи и т.д.

Создание «нового», демократического общества в России привело к «новым» представлениям о месте искусства и религии в обществе, построении образовательного процесса, «новых» взглядов на семейно-брачные отношения, воспитание детей и т.д. Последние годы обнаружили кризис многих из этих областей. Можно привести слова А.Б. Карлина о состоянии культуры в Алтайском крае: «В крае до сих пор нет культурных проектов европейского уровня, отрасль находится в глубокой стагна-

ции, здания театров и музеев худо-бедно ремонтируются, а подлинных открытий и откровений в сфере культуры не случается» [4].

Оставляет желать лучшего и демографическая ситуация в России. Сегодня реализуются разные проекты, прямым или косвенным способом нацеленные на улучшение демографической ситуации в стране. В федеральном масштабе среди таковых можно назвать национальный проект «Доступное и комфортное жилье», выплату материнского капитала, на региональном

Библиографический список

уровне действует «Областная межведомственная комиссия по демографической ситуации на территории Алтайского края». В настоящее время продолжается реформа образования, которая теперь затронула высшее образование. Результаты этих преобразований пока еще сложно оценить. Для реализации многих социальных программ, касающихся названных сфер, необходимы взвешенные управленческие решения, которые невозможны без знания истории вопроса. Именно это и определило обращение к теме взаимодействия власти и культуры в России.

1. Дайзард, У. Наступление информационного века // Новая технократическая волна на Западе. - М., 2005.

2. Жидков, В.С. Культурная политика и театр. - М., 1995.

3. Жидков, В.С. Культурная политика России: теория и история: учеб. пособ. для вузов / В.С. Жидков, К.Б. Соколов. - М., 2001.

4. Алтайские новости. - 2014. - 13 января. - № 1-2 (301-302).

В^1юдгарЬ|у

1. Dayjzard, и. Nastuplenie т^огтасюпподо veka // Novaya tekhnokraticheskaya volna па Zapade. - М., 2005.

2. Zhidkov, Ки^итауа ро!Шка i teatr. - М., 1995.

3. Zhidkov, V.S. Ки^итауа ро!Шка Rossii: teoriya i istoriya: ucheb. posob. dlya vuzov / V.S. Zhidkov, К.В. Sokolov. - М., 2001.

4. Altayjskie novosti. - 2014. - 13 yanvarya. - № 1-2 (301-302).

Статья поступила в редакцию 05.04.14

УДК 374.71 (571.150):004.738.5

Uspek E.R. VIRTUALIZATION OF THE SOCIOCULTURAL ACTIVITY. The work defines a role of the interactive possibilities of Internet in sociocultural activities. The author reveals a positive dynamics in growth of a number of sites of Russian Houses of Culture. The investigation allows noting the effectiveness of partnerships of cultural agents in implementing sociocultural projects. Experience of cooperation in the creation of a joint web-site for Houses of Culture in Russia is presented.

Key words: innovation in sociocultural activities, update communicative environment, technological novelty, analytical activity of cultural institutions, monitoring of web-sites of Russian Houses of Culture, interterritorial creative Internet projects, partnership in exploration of a virtual space, corporate web-site of Houses of Culture.

Э.Р. Успек, аспирант АГАКИ, г. Барнаул, E-mail: onir@agari.ru

ВИРТУАЛИЗАЦИЯ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Определена роль интерактивных возможностей интернета в социально-культурной деятельности. Выявлена положительная динамика роста количества сайтов отечественных домов культуры. Отмечена эффективность партнерства культурных агентов при реализации социально-культурных проектов. Представлен опыт сотрудничества при создании корпоративного сайта домов культуры.

Ключевые слова: новаторство в социально-культурной деятельности, обновление коммуникативной среды, технологические новинки, аналитическая деятельность учреждения культуры, мониторинг сайтов отечественных домов культуры, межтерриториальные творческие интернет-проекты, партнерство в освоении виртуального пространства, корпоративный сайт домов культуры.

Увеличение доли досуга в бюджете времени наряду с ростом образованности различных слоев социума объективно способствуют повышению требовательности к профессионализму и качеству продуктов и услуг культуры, разработке и управлению социально-культурными проектами [1, с. 69; 2, с. 149]. В европейской культуре наблюдается новый подход в оценке контекста творческой работы и ее художественных и информационных средств, учитывающий перспективы ее использования не только для развлечения, но и для информирования и воспитания окружающих [3, с. 106]. Аналогичные задачи перед внешкольным образованием выдвигал его идеолог Е.Н. Медынский. Еще в начале XX в. он стремился к развитию критического сознания аудитории, поэтому настоятельно рекомендовал, увлекая, приучать к самостоятельному движению мысли [4, с. 11].

Культивирование «не включенного потребления» готовых продуктов скрывает и нивелирует глубинные возможности культуры, ее влияния на развитие личности и качество ее жизни [5, с. 118]. Интерактивные свойства технологий, напротив, продуктивно насыщают социокультурное общение, тем самым, обогащается выбор решения сверхзадач социально-культурной деятельности по преобразованию «ее участников из объектов культурно-просветительного воздействия в субъектов социально-культурного творчества» [6, с. 30; 7, с. 38].

О нарастающем влиянии всеобщей информатизации убедительно пишут деятели многих сфер общественной жизни [3, с. 103]. По мнению Г.Л. Тульчинского, информационное обеспечение «предполагает достижение и поддержание высокого уровня технической оснащенности и информатизации основных технологических процессов организаций культуры, создание единого информационного пространства, доступного, как институтам и представителям сферы культуры и искусства, так и потребителям культурных продуктов и услуг. В этой связи эффективное использование электронных информационных ресурсов и, в частности, Интернета становится одной из первоочередных задач информационного обслуживания» [8, с. 379].

Принадлежность к цифровому миру часто авторизуется в личностных каналах коммуникации - блогах или сайтах [9, с. 37]. Они позволяют черпать темы для широкого участия «в культурной жизни всего мира» в достижениях региональной культурной политики, поддерживающей развитие колорита местности и личности [10, с. 129; 3, с. 109]. В 2010-2013 гг. отмечается увеличение почти вдвое числа интернет-ресурсов, зарегистрированных отечественными учреждениями культурно-досу-гового типа. Таким образом, успехи в освоении цифрового пространства отдельных учреждений культуры трансформировались во всеобщую тенденцию и свидетельствуют о готовности сфе-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.