Научная статья на тему 'Государственный билингвизм. Положение русских и русскоязычие в Республике Беларусь'

Государственный билингвизм. Положение русских и русскоязычие в Республике Беларусь Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
47
9
Поделиться
Журнал
Современная Европа
Scopus
ВАК
ESCI
Область наук
Ключевые слова
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БИЛИНГВИЗМ / ЭТНИЧЕСКИЕ РУССКИЕ / БЕЛОРУССКОЯЗЫЧИЕ / БЕЛОРУСИЗАЦИЯ / РУССКОЯЗЫЧИЕ / НАЦИЕСТРОИТЕЛЬСТВО / МОДЕЛЬ НАЦИИ / ИММИГРАЦИЯ / ЭМИГРАЦИЯ / РОЖДАЕМОСТЬ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Буев Андрей Леонидович, Буховец Олег Григорьевич

В статье на примере Республики Беларусь проанализирован в различных ракурсах большой комплекс вопросов, связанных с острейшими для постсоветских обществ и государств проблемами государственного языка, положения русских и характерных особенностей феномена русскоязычия. Дана оценка последствиям неформального альянса части бывшей партноменклатуры со сторонниками форсированной “белорусизации” в первый период существования независимой Белоруссии. Раскрыто значение референдума 1995 г. для выбора Белоруссией модели гражданско-политической нации. Дана интерпретация изменений в численности русских по результатам переписей населения республики 1999 г. и 2009 г. Авторами выявлены тенденции в русскоязычном пространстве Белоруссии. Показано то особое место, которое заняла Республика Беларусь в постсоветском пространстве после введения в стране государственного билингвизма. Для верификации участившихся обвинений белорусского руководства в проведении им политики “ползучей белорусизации” проанализированы тренды белорусскои русскоязычного образования за последние 12 лет.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Буев Андрей Леонидович, Буховец Олег Григорьевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Государственный билингвизм. Положение русских и русскоязычие в Республике Беларусь»

УДК 314; 323.1; 342.725

ОлегБУХОВЕЦ Андрей БУЕВ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БИЛИНГВИЗМ. ПОЛОЖЕНИЕ РУССКИХ И РУССКОЯЗЫЧИЕ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ

Аннотация. В статье на примере Республики Беларусь проанализирован в различных ракурсах большой комплекс вопросов, связанных с острейшими для постсоветских обществ и государств проблемами государственного языка, положения русских и характерных особенностей феномена русскоязычия. Дана оценка последствиям неформального альянса части бывшей партноменклатуры со сторонниками форсированной "белорусизации" в первый период существования независимой Белоруссии. Раскрыто значение референдума 1995 г. для выбора Белоруссией модели гражданско-политической нации. Дана интерпретация изменений в численности русских по результатам переписей населения республики 1999 г. и 2009 г. Авторами выявлены тенденции в русскоязычном пространстве Белоруссии. Показано то особое место, которое заняла Республика Беларусь в постсоветском пространстве после введения в стране государственного билингвизма. Для верификации участившихся обвинений белорусского руководства в проведении им политики "ползучей белорусизации" проанализированы тренды белорусско- и русскоязычного образования за последние 12 лет.

В результате проведённого исследования авторы отмечают, что в современном белорусском обществе существует широкий консенсус относительно позитивной роли, которую выполняет русский язык в деле всестороннего информирования населения.

Ключевые слова: государственный билингвизм, этнические русские, белорусскоязычие, белорусизация, русскоязычие, нациестроительство, модель нации, иммиграция, эмиграция, рождаемость.

© Буховец Олег Григорьевич - доктор исторических наук, профессор, руководитель Центра белорусских исследований ИЕ РАН. Адрес: 125009, Россия, г. Москва, ул. Моховая, д. 11, стр. 3; профессор кафедры политологии Белорусского государственного экономического университета. Адрес: 220070, Республика Беларусь, г. Минск, просп. Партизанский, д. 26. E-mail: o_bukhovets@tut.by Буев Андрей Леонидович - кандидат экономических наук, заместитель декана учётно-экономического факультета, доцент кафедры статистики Белорусского государственного экономического университета. Адрес: 220070, Республика Беларусь, г. Минск, просп. Партизанский, д. 26. E-mail: bal_777@tut.by DOI: http://dx.doi.org/10.15211/soveurope320187182

Белоруссия в общем потоке постсоветского "нациестроительства"

Распад СССР дал возможность белорусскому национал-возрожденческому движению наладить сотрудничество с частью "растерянной партноменклатуры", ставшей властной элитой теперь уже независимой Республики Беларусь [Буховец, Фурман, 1998]. Эта "старо-новая" элита вынуждена была в некоторой мере "выполнять программу национал-демократов (что до известной степени совпадало с её интересами, естественным стремлением освободиться от диктата Москвы)" [Буховец, Фурман, 1998: 187].

Данное обстоятельство позволило уравновесить совершенно очевидное количественное преобладание в белорусском обществе противников радикальной "бело-русизации" новым формальным статусом республиканских властных структур как институтов именно белорусской государственности. Поэтому в первые годы своей независимости Республика Беларусь в целом развивалась в общей для новых независимых государств парадигме "форсированного нациестроительства".

Нельзя в контексте рассматриваемой проблемы обойти вниманием то, что после обретения Республикой Беларусь независимости адептами радикальной "белоруси-зации" русский язык был просто-напросто объявлен "языком иностранной державы", а получение в Белоруссии на нём образования означало для них примерно то же, что, как изъяснялись они, и требование "ввести в Испании обучение на китайском"! Во многих СМИ велась ожесточённая кампания против гарантированного законом о языках права свободного пользования русским языком и получения на нём образования. Равно как и против отстаиваемого, в их терминологии, "имперскими силами" белорусско-русского двуязычия [Буховец, 2010: 35].

А между тем социологические опросы начала 1990-х годов свидетельствовали, что большинство населения Белоруссии со всей определённостью желало, чтобы русский язык наряду с белорусским также имел статус государственного языка. Радикальные "белорусизаторы" просто не могли или не желали понять, что выраженная индивидуальность и подлинная уникальность Белоруссии как раз и состояла в том, что в ней, в отличие от других республик экс-СССР, отсутствовала сколько-нибудь массовая база для этнического национализма. Как резонно заметил белорусский политолог В.В. Шимов, "попытки навязать белорусский язык в качестве единственного национального языка" спровоцировали обострение политической обстановки в стране и постоянно усиливавшееся общественное недовольство, которые и привели "белорусизацию" 1991-1994 гг. к фиаско [Шимов, 2012: 107].

Выбор модели гражданско-политической нации

Референдум по важнейшим вопросам государственного строительства в Республике Беларусь, состоявшийся 14 мая 1995 г., дал исчерпывающее представление о характерных особенностях восприятия большинством жителей Белоруссии ее исторического прошлого, о желательных для большей части белорусов путях развития страны и о приоритетных для нее партнерах. 83,3% проголосовавших на референдуме 1995 г. высказались за придание русскому языку статуса государственного (то есть за уравнивание его в этом качестве с белорусским) и также 83,3% - за экономическую интеграцию Белоруссии с Россией [Буховец, Фурман, 1998]. А ещё, на наш взгляд, более показательным следует считать то, что количество проголосо-

Современная Европа, 2018, №3

вавших против по данным вопросам составило всего-навсего 12,7% и 12,5% соответственно [Буховец, Фурман, 1998]!

После столь однозначно выраженного на референдуме 14 мая 1995 г. мнения подавляющего большинства белорусских избирателей 24 ноября 1996 г. была принята новая редакция Конституции Республики Беларусь, в которой русскому языку был присвоен статус государственного наравне с белорусским. Это в итоге сняло все имевшиеся в то время языковые барьеры для русских и русскоязычных граждан страны.

Именно референдум 14 мая 1995 года, а также прошедшие в последующие месяцы исследования белорусского общественного мнения привели к кардинальной смене вех в национальной политике белорусского государства. Если, условно говоря, в "эпоху Шушкевича" власть ориентировалась на создание в постсоветской Белоруссии этнокультурной нации, то новый политический режим сделал окончательный выбор в пользу модели нации гражданско-политической.

Упор на последнее обстоятельство приходится делать в связи с тем, что в научной литературе нередко приходится сталкиваться с неадекватной интерпретацией характера референдума 1995 г. В частности, с редукционистским толкованием его лишь как инструмента, использованного Александром Лукашенко "для значительного расширения своих полномочий и подавления оппозиции (выделено нами. -О.Б., А.Б.)" [Европейский Союз, 2015: 113]. Похоже, что авторы, утверждающие это, просто перепутали данный референдум с референдумом, состоявшимся полтора года спустя - 24 ноября 1996 г...

Следует расценивать как нечто удивительное и то, что спустя годы даже специалисты-этнологи и политологи не смогли по достоинству оценить белорусский референдум 1995 г. и последовавшее за ним введение в Белоруссии государственного двуязычия как этапное для постсоветского мира событие. Ведь даже в начале следующего, XXI века, можно было прочитать, что "ни одно из новых государств за пределами России не смогло пока одержать верх над силами радикального этнического национализма., не пересмотрело в спешке принятые в начале 1990-х годов основные законы и другие положения в сторону признания хотя бы официального двуязычия. " (курсив наш. - О.Б., А.Б.) [Тишков, 2001: 136].

Статистическая интрига: как трактовать изменения в численности русских в Республике Беларусь?

Переписи населения Республики Беларусь 1999 г. и 2009 г. содержат материал, отображающий противоречивые процессы в этнонациональной сфере постсоветского белорусского общества. Так, в частности, перепись 2009 г. зафиксировала увеличение доли белорусов на 2,5 п.п. по сравнению с 1999 г. (см. таблицу 1). В то же время удельный вес русских снизился с 11,4% в 1999 г. до 8,3%, поляков - с 3,9% до 3,1%, украинцев - с 2,4% до 1,7%, евреев - с 0,3% до 0,1% соответственно.

Что определило такой результат? Возвратная этническая миграция лиц нетитульной национальности в рамках переживаемого новыми независимыми государствами в постсоветский период "Великого переселения народов" [Буховец, 2000]? Или их возрастная структура и особенности естественного движения? А может быть, смена идентичности в независимой Белоруссии, продиктованная соображениями возросшего престижа принадлежности к титульной нации?

Таблица 1.

Динамика национального состава населения Белоруссии по переписям 1999 и 2009 г.

Год Все население в том числе:

белорусы русские поляки украинцы евреи

1999 человек

10 045 237 8 159 073 1 141 731 395 712 237 014 27 798

в процентах к итогу

100,0 81,2 11,4 3,9 2,4 0,3

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2009 человек

9 503 807 7 957 252 785 084 294 549 158 723 12 926

в процентах к итогу

100,0 83,7 8,3 3,1 1,7 0,1

2009 в процентах к 1999 94,6 97,5 68,8 74,4 67,0 46,5

Источник: Собственная разработка на основании: Перепись населения 2009. Национальный состав населения Республики Беларусь. Статистический сборник. Том 3. http://www.belstat.gov.by/informatsiya-dlya-respondenta/perepis-naseleniya/perepis-naseleniya-2009-goda/statisticheskie-publikatsii/statisticheskie-sborniki_2/page_2/ С. 8-9.

Для ответа на этн вопросы обратимся к соответствующим статистическим данным. Поскольку русские среди нетитульного населения занимают наибольший удельный вес, то разумно проверить соответствующие гипотезы именно применительно к ним.

Вначале проверим первую гипотезу и проанализируем, что происходило в межпереписной период с эмиграцией русских из Белоруссии и иммиграцией их в Белоруссию (см. таблицу 2).

Таблица 2.

Иммиграция русских в Белоруссию

Годы Прибыло в Белоруссию Выбыло из Белоруссии Миграционный прирост

1999 11 134 3 893 7 241

2000 9 407 3 926 5 481

20011 8 586 4 075 4 511

2002 6 638 3 780 2 858

2003 6 082 3 563 2 519

2004 4 866 3 348 1 518

2005 4 390 2 649 1 741

2006 4 772 2 021 2 751

2007 4 421 2 039 2 382

2008 4 747 1 767 2 980

2009 5 260 1 453 3 807

Всего 70 303 32 514 37 789

Источник: Собственная разработка на основании данных Национального статистического комитета Республики Беларусь.

1 Данные по миграционному обмену со странами дальнего зарубежья интерполированы.

Современная Европа, 2018, №3

Приведённые в таблице 2 данные свидетельствуют, что убыль русского населения Белоруссии в период между двумя переписями невозможно объяснить эмиграцией русских. Наоборот, положительное сальдо миграции обеспечило их прирост на 37,8 тыс. человек. Впечатляет и непоколебимая устойчивость по годам тенденции превышения числа русских, прибывающих в Белоруссию на постоянное место жительства, над числом выбывающих из неё. Минимальное преобладание численности прибывших над выбывшими наблюдается в 2004 г. (1,5 тыс. человек), максимальное - в 1999 г. (7,2 тыс. человек). В среднем за счёт внешней миграции численность русских ежегодно увеличивалась на 3,4 тыс. человек.

В результате миграция несколько снизила/компенсировала общую убыль русского населения в Белоруссии. Не будь её, численность русских в конце 2009 г. составила бы не 785,1 тыс. человек, а на 37,8 тыс. человек меньше, то есть 747,3 тыс. человек, что в относительном выражении составило бы 7,9% от общей численности населения Белоруссии, скорректированной на миграционное сальдо русских (9 466 тыс. человек). В этом случае удельный вес русских снижается за межпереписной период на 3,5 п.п. (с 11,4% до 7,9%). Объяснить этот феномен можно двумя причинами: более ускоренной естественной убылью русских по сравнению с остальным населением или/и переидентификацией русских в другие национальности.

Лица старше трудоспособного возраста среди белорусов в 1999 г. составляли 21,1%, среди русских - 21,4%\ При этом половая структура старшего поколения белорусов мало отличается от русских: мужчины-белорусы в возрасте 50 лет и старше составили 38,3% от белорусов данной возрастной группы, в то время как русские мужчины - 41,3% от русских обоих полов данной возрастной группы2.

К сожалению, Белстат не публикует показатели смертности по отдельным национальностям. Поэтому оценить национальные особенности данного демографического процесса можно лишь приблизительно, сравнив возрастные коэффициенты смертности в России и в Белоруссии. В первом случае коэффициенты будут аппроксимировать смертность русских (поскольку они составляют наибольший удельный вес в населении России), во втором случае - смертность белорусов. В результате среднее значение возрастных коэффициентов в 2000 г. (для сопоставимого интервала 5-69 лет) в России - 10,9 промилле3, а в Белоруссии - 8,8 промилле4. Поэтому ни структурные факторы, ни интенсивность смерт-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1 Перепись населения 2009. Национальный состав населения Республики Беларусь. Статистический сборник. Том 3. http://www.belstat.gov.by/informatsiya-dlya-respondenta/perepis-naseleniya/perepis-naseleniya-2009-goda/statisticheskie-publikatsii/statisticheskie-sborniki_2/page_2/ с. 133.

2 Национальный состав населения Республики Беларусь, его демографические характеристики и образовательный уровень. Статистический сборник. Том 2. - Минск: Министерство статистики и анализа Республики Беларусь, 2001. - 497 е., с.8-9.

3 Демографический ежегодник России. 2002: Стат. сб. / Госкомстат России. - М., 2002. -397 с.

http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_ 1137674209312 с. 165.

4 Демографический ежегодник Республики Беларусь. 2012: Стат. сб. / ИВЦ Национального статистического комитета Республики Беларусь. - Минск, 2012. - 500 с.

Современная Европа, 2018, №3

ности не могли существенно ускорить вымирание представителей одной национальности по сравнению с другой.

Удельный вес женщин в возрасте 20-49 лет среди белорусок в 1999 г. составил 41%, среди русских женщин - 48,2%, то есть русское население Беларуси было в более выгодном положении с точки зрения репродукции и могло прирастать более быстрыми темпами по сравнению с белорусами при прочих равных условиях1. Впрочем, если снизить верхнюю возрастную планку до 39 лет (20-39 лет - возраст наибольшей рождаемости), то разница между славянками будет уже не столь существенной (27,2% у белорусок и 29,4% у русских). Учитывая группу девушек от 10 до 20 лет (15,7% у белорусок и 11,5% у русских), которые вступили в активную фазу репродуктивного возраста в течение межпереписного периода, влияние структурного фактора на рождаемость и вовсе элиминируется.

Проанализируем теперь интенсивность рождаемости русских и белорусов (см. таблицу 3).

Таблица 3.

Число рождённых детей в расчёте на 1000 женщин соответствующего возраста _и национальности2_

Национальность Возраст, лет

15-19 20-24 25-29 30-34 35-39 40-44 45-49 15-49

Белорусы 28 334 878 1302 1519 1656 1773 1064

Русские 35 332 843 1252 1464 1585 1685 1200

Источник: Собственная разработка на основании: Итоговые данные переписи населения Республики Беларусь 2009 года. Отчёты общие. http://census.belstat.gov.by/Reports.aspx?page=174122

По данным таблицы 3 прослеживается превышение рождаемости белорусов по сравнению с русскими по всем пятилетним интервалам, кроме первого. Однако если сравнить число детей, рождённых всеми женщинами репродуктивного возраста, то обнаружим обратную тенденцию: 1064 детей у белорусов против 1200 у русских. Объясняется это тем, что русские женщины старше белорусских (средний возраст соответственно 35 и 32 года) и к моменту переписи успели родить больше детей.

В результате проведённого анализа можно утверждать, что национальные особенности естественного движения русских и белорусов не могли существенно изменить структуру населения Беларуси по указанным национальностям за период с 1999 до 2009 года.

Значительное абсолютное и относительное сокращение в Белоруссии численности русских логичнее всего объяснить сменой идентичности, "переходом в белорусы" тех, кто в ходе предыдущей переписи позиционировали себя русскими.

http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/demografiya_2/metodologiya-otvetstvennye-za-informatsionnoe-s_2/index_299/ с. 321.

1 Национальный состав населения Республики Беларусь, его демографические характеристики и образовательный уровень. Статистический сборник. Том 2. - Минск: Министерство статистики и анализа Республики Беларусь, 2001. - 497 е., с. 8-9.

2 Женщины, не указавшие число детей, распределены пропорционально лицам, указавшим число рождённых детей.

Тренды и парадоксы русскоязычного пространства Республики Беларусь

Какую картину дают переписи по лингвистическим признакам ("родному языку" и "языку, на котором обычно разговаривают дома")?

Таблица 4.

Население Белоруссии отдельных национальностей, указавшее

Национальность 1999 2009

Все население 24,1 41,5

белорусы 14,3 37,0

русские 90,7 96,3

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

поляки 16,2 33,9

украинцы 42,8 61,2

евреи 77,0 86,1

Источник: Собственная разработка на основании: Перепись населения 2009. Национальный состав населения Республики Беларусь. Статистический сборник. Том 3. http://www.belstat.gov.by/informatsiya-dlya-respondenta/perepis-naseleniya/perepis-naseleniya-2009-goda/statisticheskie-publikatsii/statisticheskie-sbomiki_2/page_2/c. 318.

Чтобы по достоинству оценить открывшуюся картину, нужно напомнить, что по своей качественной природе "родной язык", будучи признаком базовой национально-культурной идентичности, как правило, не подвержен изменениям. В ходе переписи при затруднении респондента самостоятельно определить свой родной язык, таковым считался язык, который был усвоен первым в раннем детстве. Поэтому-то и удивительна столь выраженная динамика данного показателя между переписями 1999 и 2009 годов.

Сравнение показателей таблиц 1 и 4 дает разительную, просто парадоксальную картину разнонаправленности процессов, происходящих в постсоветском обществе. В данном случае на примере Белоруссии. Численность тех, кто назвал "родным языком" русский, на уровне всего населения настолько выросла, что их доля увеличилась в 1,73 раза. Особенно впечатляет рекордный рост этого показателя у белорусов - титульного этноса суверенной Белоруссии - в 2,6 раза. Высок данный показатель также у поляков - в 2,1 раза.

Резюмируя сюжет, связанный с "родным языком", подчеркнём, что перепись 2009 г. зафиксировала в общей сложности почти четыре миллиона жителей Белоруссии (3 948 тыс. человек), назвавших русский "родным языком". Это составляет 41,5% всего населения и в пять раз превышает численность собственно русских (785 тыс. человек). Данный феномен даёт основание констатировать трансформацию этого базового признака национально-культурной идентичности в показатель межэтнической культурной интеграции на основе русского языка. О подобном потенциале данного показателя один из авторов этих строк писал ещё в далёком 1993 г. [Buchowjez, 1993].

Теперь обратимся к другому лингвистическому показателю, включаемому в программу переписей: "язык, на котором обычно разговариваете дома" (см. таблицу 5).

Таблица 5.

Население Белоруссии отдельных национальностей,

разговаривающее дома обычно на русском языке _(в процентах к итогу)_

Национальность 1999 2009

Все население 62,8 70,2

белорусы 58,6 69,8

русские 95,7 96,5

поляки 37,7 50,9

украинцы 83,6 88,4

евреи 95,7 95,9

Источник: Собственная разработка на основании: Население Республики Беларусь. Итоги переписи населения Республики Беларусь 1999 г. Стат. сб. - Минск, 2000. - 197 е., с. 151; Перепись населения 2009. Национальный состав населения Республики Беларусь. Статистический сборник. Том 3. http://www.belstat.gov.by/informatsiya-dlya-respondenta/perepis-naseleniya/perepis-naseleniya-2009-goda/statisticheskie-publikatsii/statisticheskie-sborniki_2/page_2/ с. 355.

Качественная природа отражённого в таблице 5 показателя существенно отличает его от предыдущего. Он не столь "идеологичен" и не нагружен нормативной идентичностью, которая особенно характерна для новых государств. И, конечно, он более функционален.

Употребление того или иного языка дома означает практически повседневное пользование им: и дома и вне дома. Поэтому-то его ареал гораздо шире. В 1999 г. более трёх пятых жителей Беларуси заявили об использовании русского языка в качестве повседневного. А в 2009 г. их доля достигла уже 70,2%.

На сей раз по приросту впереди оказались поляки - 13,2 п.п., а на втором месте - белорусы (11,2 п.п.). Заметно выросла и доля украинцев, использующих русский язык - на 4,8 п.п.

Итак, в случае с русским языком как языком повседневного использования, разрыв между сократившейся к 2009 г. численностью русских и возросшей численностью русскоязычных - в общей сложности их стало 6 672 964 чел. - увеличился до 8,5 раза, то есть чуть ли не на порядок. И это очередной парадокс.

Государственный билингвизм и реалии сферы образования в современной Белоруссии

После придания русскому языку государственного статуса Республика Беларусь заняла совершенно особое место в постсоветском мире, став единственным государством в этом огромном регионе, где в правовом отношении оба языка - титульный белорусский и русский - абсолютно равны. Гражданам страны, в частности, предоставлена полная свобода в выборе языка обучения.

О том, как распорядились этим правом граждане в первые годы после принятия в 1998 г. новой редакции Закона "О языках в Республике Беларусь", достаточное представление даёт соответствующая статистика. Так, к примеру, на начало 2001/2002 учебного года удельный вес обучающихся в школах страны на русском

языке составил 72,1%, в 2009 г. - 80,7%\ Это означает, что подавляющее большинство жителей Республики Беларусь выбирают русский, то есть нетитульный, в качестве языка обучения. При этом считают себя белорусами по национальности: 81,2% - в 1999 г., 83,7% - в 2009 г.2

Вместе с тем в последние несколько лет нынешний белорусский политический режим неоднократно уже обвинялся некоторыми российскими СМИ и общественными деятелями в исподволь проводящейся политике белорусизации: "мягкой"3, по терминологии одних, и даже "ползучей националистической"4, по утверждению других. Общим для тех и для других является обвинение администрации президента А. Лукашенко в том, что при её потворстве "в стране усиливается [белорусский] национализм, в том числе и на государственном уровне", а среди госчиновников становится "всё больше носителей националистических убеждений"5.

Нельзя не отметить, что А. Лукашенко уже не раз публично, на самом высоком уровне, решительно отвергал подобные обвинения. В частности, он сделал это в своём "Послании белорусскому народу и Национальному собранию" 21 апреля 2016 г., а также в недавнем выступлении на II съезде учёных Белоруссии 13 декабря 2017 года6.

Чтобы установить, чья точка зрения в этой острой полемике о "белорусизации" ближе к истине, обратимся к соответствующим массовым данным. Особо ценной, в контексте разгоревшегося спора, нам представляется возможность проанализировать ситуацию с языками обучения в современной Белоруссии как раз в динамике (см. таблицу 6).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Приведённая таблица характеризуется весьма высокой степенью информативности. Первое. Вопреки утверждениям "озабоченных белорусизацией", за 12 лет наблюдения, с 2005 по 2016 г., в каждой из четырёх категорий обучающихся произошло сокращение доли белорусскоязычия. По всем учреждениям образования данный показатель за 2016 г. оказался на 6,6 п.п. ниже, нежели в 2005 году.

1 Сшюк, К. Щ патрэбны беларусам беларускамоуиыя школы? http://news.tut.by/society/246883.html

2 Перепись населения 2009. Национальный состав населения Республики Беларусь. Статистический сборник. Том 3. http://www.belstat.gov.by/informatsiya-dlya-respondenta/perepis-naseleniya/perepis-naseleniya-2009-goda/statisticheskie-publikatsii/statisticheskie-sborniki_2/page_2/

3 Тимаров, А. Белорусизация: миф или реальность? http://www.dw.com/ru/бeлopycuзaцuя-мuф-uлu-peaлънocmъ/a-17791982

4 Баранчик, Ю. Как в Беларуси идёт ползучая националистическая белорусизация https://regnum.ru/news/2223991.html.

5 Юринцев, П. Уже не мальчик https://lenta.ru/articles/2016/04/25/luka/ ; Зотов, В. Не опять, а мова https://lenta.ru/articles/2017/07/01/mova/

6 Послание Президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко белорусскому народу и Национальному собранию Республики Беларусь "От уверенного старта - к успеху нового пятилетия". 21 апреля 2016 г. http://pravo.by/document/?guid=3871&p0=P016p0001 ; Выступление на II Съезде учёных Беларуси 13 декабря 2017 г.

http://president.gov.by/ru/news_ru/view/plenarnoe-zasedanie-ii-sjezda-uchenyx-respubliki-belarus-17654/

Таблица 6.

Численность детей/учащихся/студентов в Республике Беларусь _по языку обучения (в процентах к итогу)_

Язык обучения 2005 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016

все учреждения образования

белорусский 15,9 12,0 11,2 10,5 10,2 9,8 9,5 9,3

русский 73,5 78,3 78,0 79,0 80,4 80,9 82,2 83,1

белорусский и русский 10,5 9,7 10,8 10,5 9,4 9,3 8,2 7,5

учреждения дошкольного образования

белорусский 12,7 12,8 11,6 11,4 11,1 10,5 10,1 9,7

русский 76,7 87,2 83,6 84,8 88,9 89,5 89,9 90,3

белорусский и русский 10,6 4,8 3,8

дневные учреждения общего среднего образования

белорусский 23,3 19,0 17,8 16,6 15,5 14,5 13,7 13,3

русский 76,7 80,9 82,1 83,3 84,4 85,4 86,2 86,6

учреждения с1 оеднего специального образования

белорусский 0,9 1,9 1,0 0,9 0,8 0,2 0,1 0,1

русский 82,3 83,6 84,9 84,5 83,7 82,9 85,5 84,4

белорусский и русский 16,8 14,5 14,1 14,6 15,5 16,9 14,4 15,5

учреждения высшего образования

белорусский 1,9 0,4 1,0 0,2 0,1 0,1 0,2 0,2

русский 57,1 62,8 62,1 62,4 61,4 58,8 60,3 61,9

белорусский и русский 41,0 36,8 36,9 37,4 38,5 41,1 39,4 37,6

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Источник: Собственная разработка на основании: Культура в Республике Беларусь 2012. Статистический сборник http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/kult/statisticheskie-izdaniya_2/index_658/, с. 58, 61, 67, 69; Культура в Республике Беларусь 2017. Статистический сборник. http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/solialnaya-sfera/kult/statisticheskie-izdaniya_2/index_7879/, с. 58, 65-68.

С другой же стороны, в полном противоречии с алармистскими заявлениями о "наступлении" на русский язык в Беларуси доля русскоязычия в каждой из категорий обучающихся за этот период существенно выросла. Если взять в целом все учреждения образования, то показатель русскоязычия в 2016 г. по сравнению с 2005 г. оказался почти на 10 п.п. выше!

Второе. Не меньший интерес представляет также возможность сопоставить удельный вес белорусско- и русскоязычия как по отдельным категориям учреждений образования, так и в целом по народному образованию Белоруссии. В нынешнем "деликатном" контексте, это ведь тоже чрезвычайно актуально.

Как следует из приведённых в таблице 6 данных, за последние 12 лет доля бе-лорусскоязычного образования во всех четырёх категориях образовательных учреждений последовательно и неуклонно снижалась. В результате в 2016 г. в дошкольных учреждениях она не достигает уже и 10% и едва лишь превышает 13% в дневных учреждениях общего среднего образования. В учреждениях же среднего

специального и высшего образования эта доля к 2017 г. снизилась просто-напросто до околонулевой отметки - 0,1% и 0,2% соответственно!

Параллельно снижению доли белорусскоязычного образования значительно более высокими темпами рос в народном образовании удельный вес русскоязычия. Особенно устойчиво этот тренд проявил себя в дошкольных учреждениях и дневных учреждениях общего среднего образования. Сравнительно менее устойчивым от года к году он был в учреждениях среднего специального и высшего образования.

Следовательно, из проанализированных выше данных вытекает, что в Республике Беларусь созданы, по всей видимости, наилучшие для постсоветского пространства возможности получения образования на русском языке. Даже организации российских соотечественников в Республике Беларусь, выражающие тревогу в связи с сокращением в школах количества часов на изучение русского языка и литературы, отмечают, что это касается не только Белоруссии, но и самой России.

Итак, в 2016 г. по всем учреждениям образования Республики Беларусь удельный вес русскоязычия (83,1%) превышал в итоге аналогичный показатель белорусскоязы-чия (9,3%) без малого на порядок - в 8,94 раза! Можно ли, как говорится, положа руку на сердце говорить в свете этого о какой-то "дискриминации" русских и вообще русскоязычия в Белоруссии?! Вполне очевидно, что нет, так говорить нельзя. Впрочем, если в качестве подтверждения белорусизации прибегать к таким "аргументам", как выступление А. Лукашенко в День Независимости 3 июля 2014 г. на белорусском языке (то есть на одном из двух государственных!), тогда, пожалуй, можно...

Заключение

В белорусском обществе, если брать его в целом, в совокупности, а не отдельные его сегменты, существует широкий консенсус относительно той позитивной роли, которую выполняет русский язык в деле оперативного и всестороннего информирования населения. Ареал русскоязычия в Белоруссии в том виде, в котором он сейчас существует, явление уникальное для постсоветского мира. Те или иные колебания нынешнего или будущего политического курса страны уже не могут существенно повлиять на белорусское массовое сознание, дабы склонить его к ограничению использования русского языка как языка повседневной жизни, образования, науки, культуры.

Да, в последние годы названия улиц в белорусских городах стали белорусско-язычными. Остановки общественного транспорта объявляются на белорусском языке, а бегущая информационно-рекламная строка на электронных табло в метро, автобусах, троллейбусах и трамваях теперь - белорусскоязычная. Появилась и наружная реклама на белорусском. Но всё это отнюдь не блокирует давно уже сложившуюся и отчётливо выраженную белорусскую специфику - неэтницистское отношение подавляющего большинства населения к русскому языку. И именно благодаря этой специфике современный Минск, равно как и все другие крупные белорусские города - Гомель, Витебск, Могилёв, Брест, Гродно - несмотря на нынешнюю "секторальную" белорусизацию, - всё равно более русскоязычные, нежели, к примеру, современные Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск или Владивосток.

Список литературы

Буховец, О. (2000) Постсоветское "Великое переселение народов": Беларусь, Россия, Украина и другие. - М.: "АИРО-ХХ". - 70 с.

Буховец, О. (2010) Историописание постсоветской Беларуси: демифологизация "ремифологиза-ции" // Национальные истории на постсоветском пространстве - II. Десять лет спустя / Под редакцией Ф. Бомсфорда, Г. Бордюгова. - М.: Фонд Фридриха Науманна, АИРО-XXI, 2010. с. 15-50.

Буховец, О., Фурман, Д. (1998) Электоральное поведение белорусских регионов // Белоруссия и Россия: Общества и государства. Вып. 2. М.: Права человека. с. 184-224.

Европейский союз в поиске глобальной роли: политика, экономика, безопасность. Под общей ред. Ал.А. Громыко и М.Г. Носова. М.: Весь мир, 2015. с. 592.

Тишков, В.А. (2001) Этнология и политика. Научная публицистика. М.: Наука. 240 с.

Шимов, В. (2012) Белорусы и проблема "родного языка". Современная Европа, №1, с. 97-107.

Buchowjez, O. (1993) Die belorussische Idee in Vergangenheit und Gegenwart: Vom "Aschenputtel" zur "Prinzessin"? // Nationalismusformen und Entwicklung sdinamiken nationalistischer Konflikte in den-jungen Staaten der GUS. Teil 1: Kaukasus, Belarus, Ukraine. Berlin, s. 31-43.

References

Bukhovets, O. (2000) Postsovetskoye "Velikoye pereseleniye narodov": Belarus', Rossiya, Ukraina i drugiye. M.: "AIRO-XX". 70 s.

Bukhovets, O. (2010) Istoriopisaniye postsovetskoy Belarusi: demifologizatsiya "remifologizatsii" // Natsional'nyye istorii na postsovetskom prostranstve - II. Desyat' let spustya / Pod redaktsiyey F. Bomsforda, G. Bordyugova. M.: Fond Fridrikha Naumanna, AIRO-XX, 2010. s. 15-50.

Bukhovets, O., Furman, D. (1998) Elektoral'noye povedeniye belorusskikh regionov // Belorussiya i Rossiya: Obshchestva i gosudarstva. Vyp. 2. M.: Prava cheloveka. s. 184-224.

Yevropeyskiy soyuz v poiske global'noy roli: politika, ekonomika, bezopasnost'. Pod obshchey red. Al.A. Gromyko i M.G. Nosova. M.: Ves' mir, 2015. s. 592.

Tishkov, V.A. (2001) Etnologiya i politika. Nauchnaya publitsistika. M.: Nauka. 240 s.

Shimov, V. (2012) Belorusy i problema "rodnogo yazyka". Sovremennaya Yevropa, №1, s. 97-107.

Buchowjez, O. (1993) Die belorussische Idee in Vergangenheit und Gegenwart: Vom "Aschenputtel" zur "Prinzessin"? // Nationalismusformen und Entwicklungsdinamiken nationalistischer Konflikte in den-jungen Staaten der GUS. Teil 1: Kaukasus, Belarus, Ukraine. Berlin, s. 31-43.

State Bilingualism. Conditions of Russians and Russian-speaking in the Republic of Belarus

Authors: Bukhovets O. Doctor of History, Professor, Head of the Center for Belarusian Studies IE RAS. Address: 11-3, Mokhovaya street, Moscow, Russia, 125009; professor of Political Science Department, Belarus State Economic University. Address: 26, prosp. Partizansky, Minsk, Belarus, 220070. E-mail: o_bukhovets@tut.by

Buyeu A. Candidate of Science (History), Deputy Dean of the Faculty of Accounting and Economics, Associate Professor, Department of Statistics, Belarus State Economic University. Address: 26, prosp. Partizansky, Minsk, Belarus, 220070. E-mail: bal_777@tut.by

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Abstract. The author analyzes a wide range of issues related to the problems of the state language that are relevant for post-Soviet societies and states, the Russian language and specific features of the phenomenon of Russian-speaking. The consequences of the informal alliance of a part of the former party nomenclature with supporters of forced "Belarusization" in the first period of independent Belarus history are assessed. The significance of the 1995 referendum for the model of a civil-political nation in Belarus is revealed. The interpretation of changes in the number of Russians in the censuses in 1999 and 2009 is provided. The authors identifies the trends in the Russian-speaking areas of Belarus. It is shown that Belarus occupies a special place in the post-Soviet space after the introduction of state bilingualism. To verify the accusations of the Belarusian leadership in pursuing the policy of "creeping Belarusianization," the trends of Belarusian and Russian-language education over the past 12 years have been explored. The authors point out that in the Bela-rusian society there is a broad consensus on the positive role played by the Russian language.

Key words: state bilingualism, ethnic Russians, Belarusian-speaking, Belarusianization, Russian-speaking, nation construction, model of the nation, immigration, emigration, birth rate.

DOI: http://dx.doi.org/10.15211/soveurope320187182