Научная статья на тему 'Государственно-конфессиональные отношения в 1980-1990-е гг. (на материалах Челябинской области)'

Государственно-конфессиональные отношения в 1980-1990-е гг. (на материалах Челябинской области) Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
250
38
Поделиться
Ключевые слова
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ / ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА / М. С. ГОРБАЧЕВ / ПАТРИАРХ ПИМЕН / СВОБОДА СОВЕСТИ / ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО / ВЕРУЮЩИЕ / МУСУЛЬМАНЕ / ОБЩИНЫ ВЕРУЮЩИХ / КОНСТИТУЦИЯ / ВЕРОИСПОВЕДАНИЕ / ХРАМ / ПЕРЕСТРОЙКА / M. S. GORBACHEV / TEMPLE (CHURCH) / THE RUSSIAN ORTHODOX CHURCH / STATE POLICIES TOWARD RELIGION / PATRIARCH PYMEN / FREEDOM OF CONSCIENCE / LEGISLATION / THE FAITHFUL / MUSLIMS / COMMUNITY OF BELIEVERS / CONSTITUTION / DENOMINATION / PERESTROIKA

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Сосновских Елена Геннадьевна

В статье рассмотрены особенности становления государственно-конфессиональных отношений в период 1980-1990 гг. Автор дал характеристику основным периодам этих отношений до 1980 гг., рассмотрел законодательные акты, научную литературу, газетные и архивные материалы за период 1980-1990 гг. Основное внимание в статье уделено региональному компоненту, событиям в сфере религиозной жизни города Челябинска и Челябинской области.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Сосновских Елена Геннадьевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

STATE POLICIES TOWARD RELIGION IN 1980-1990 YEARS

The article deals with the peculiarities of the formation of state policy towards religion in the period of 1980-1990 years. Author gives characteristics of the main periods of this type of policy, examines laws, scientific literature, newspaper articles and archival documents. Particular emphasis is placed on regional component, events in the religious life in Chelyabinsk city and Chelyabinsk origin.

Текст научной работы на тему «Государственно-конфессиональные отношения в 1980-1990-е гг. (на материалах Челябинской области)»

УДК 27-9 (270) + 271.2 (270) + 316.74:2 ББК Э210 (2р-4Че) + Э372.24 + С563.05

Е. Г. Сосновских

ГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В 1980—1990-е гг. (НА МАТЕРИАЛАХ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ)

Y. G. Sosnovskikh

STATE POLICIES TOWARD RELIGION IN 1980-

■1990 YEARS

В статье рассмотрены особенности становления государственно-конфессиональных отношений в период 1980—1990 гг. Автор дал характеристику основным периодам этих отношений до 1980 гг., рассмотрел законодательные акты, научную литературу, газетные и архивные материалы за период 1980—1990 гг. Основное внимание в статье уделено региональному компоненту, событиям в сфере религиозной жизни города Челябинска и Челябинской области.

Ключевые слова: Русская Православная Церковь, государственно-конфессиональная политика, М. С. Горбачев, патриарх Пимен, свобода совести, законодательство, верующие, мусульмане, общины верующих, конституция, вероисповедание, храм, перестройка.

The article deals with the peculiarities of the formation of state policy towards religion in the period of 1980—1990 years. Author gives characteristics of the main periods of this type of policy, examines laws, scientific literature, newspaper articles and archival documents. Particular emphasis is placed on regional component, events in the religious life in Chelyabinsk city and Chelyabinsk origin.

Keywords: the Russian Orthodox Church, state policies toward religion, M. S. Gorbachev, patriarch Pymen, freedom of conscience, legislation, the faithful, Muslims, community of believers, constitution, denomination, temple (church), perestroika.

Государственная политика в сфере конфессиональных отношений представляет собой обширный пласт законодательных актов, регулирующих деятельность религиозных организаций и объединений, а так же жизнь верующих людей. Основная законодательная база этих отношений сложилась еще в постреволюционный период, например, декреты ВЦИК и СНК «О гражданском браке и о введении книг гражданского состояния» (1917), «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» (1918), «О советской школе» (1918)1.

Период хрущевских гонений, конечно, занимает в истории государственно-церковных взаимоотношений особое место. В новом уголовном кодексе РСФСР за 1960 год появился ряд статей, связанных с нарушением «советского законодательства о культах»2. В целом период 1953—1964 гг. представлял собой жесткую антирелигиозную политику. При этом количество зарегистрированных организаций и православных монастырей значительно сократилось3.

Брежневская эпоха в сравнении с 1950-ми годами в отношении религии была более умеренной, а сама политика стала называться не антирелигиозной, а атеистической. Признавался факт не только сохранения, но и воспроизводства религиозности4. Правда, с уточнением, что это «пережиток в сознании людей». В 1965, в целях последовательного осуществления политики Советского государства в отношении

религий, при Совете министров СССР был создан Совет по делам религии. В работу Совета по делам религии входил контроль за соблюдением декрета 1918 года «Об отделении церкви от государства», принятие решения о регистрации религиозных организаций и информирование правительства об их деятельности, а так же налаживание международных связей. На региональном уровне существовали свои Комиссии по содействию контролю за соблюдением законодательства о религиозных культах, а так же свой уполномоченный по делам религии. Председатель Совета по делам религии В. А. Куроедов утверждал, что «В решении всех вопросов внутрицерковной жизни религиозные центры действуют самостоятельно, в полном соответствии с принципом отделения церкви от государства»5. Под давлением государства конформизм религиозных объединений проявлялся в заверениях о любви к советскому государству®. Естественно, что основной целью партии, требовавшей усиления атеистического воспитания, было полное преодоление религиозных предрассудков.

Основным законодательным актом, регулирующим государственно-конфессиональные взаимоотношения, была конституция СССР 1977 года. Статья 52 Конституции гарантировала гражданам СССР свободу совести, то есть право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы, вести атеистиче-

Исторические науки

скую пропаганду, запрещала возбуждение вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями, констатировала тот факт, что церковь отделена от государства, а школа от церкви7. В 1978 году в конституции РСФСР появилась статья 50. Она констатировала, что гражданам РСФСР гарантируется свобода совести и вероисповеданий, включающая право каждого человека свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения, исповедовать любую религию или не исповедовать никакой и действовать в соответствии со своими убеждениями при условии соблюдения законов государства. Религиозные объединения отделены от государства, государственная система образования носит светский характер8.

Конституция СССР делает акцент на всеобщие положения в сфере данной области права, не раскрывая региональную и национальную специфику. В конституции РСФСР уже упоминается о свободе совести человека как об одном из законных прав человека. Оба документа имели законную силу до конца перестройки.

К середине 1980-х годов политика в отношении религиозных организаций мало изменилась. В первую очередь это касается атеистической пропаганды. Во всех регионах России, а так же Челябинской области на разных уровнях управления велась целенаправленная атеистическая работа. Основными методами атеистической работы были пропаганда и индивидуальная работа с верующими. В разных регионах нашей области постановление реализовалось по-разному, но можно выделить и общее — это организация кружков, месячников атеистической пропаганды, организация лекций. Из информации о выполнении постановления «Об усилении атеистического воспитания» видно что, не смотря на все усилия в 1985 году количество крещений, как и исполнения других религиозных обрядов, возросло, не прекращались ходатайства действующих религиозных организаций о регистрации9.

Помимо Русской Православной Церкви во многих регионах области, например, в Соснов-ском, Советском районах и в городе Челябинске10 действовали общины Евангельских Христиан Баптистов (ЕХБ), а так же группы «Свидетелей Иеговы», которые периодически подавали прошение на регистрацию, но не получали её. Отметим, что Челябинская область была регионом традиционно исповедующими Ислам. Такими районами в области были Ашинский, Аргаяшский и Кунашакский. В 1986 году выходит постановление ЦК КПСС «Об усилении борьбы с Исламом»11. В решениях региональных партийных структур отмечалось партийные, советские и общественные организации не придают должного значения атеистической работе, вследствие чего, в регионах традиционного распространения ислама находится значительная часть молодежи, женщин и некоторые представители интеллигенции, ведущие религиозную деятельность. Причины этих пережитков в сознании людей объяснялись тесным переплетением религии с бытом, традициями, отставанием в решении социальных проблем, невниманием к нуждам людей.

В области, татаро-башкирское население составляло около 10 %. Часть из которых, в основном в возрасте от 50 до 80 лет, в силу традиции соблюдали основные положения ислама, а так же отмечали религиозные праздники. В Ашинском районе активную деятельность с 1981 г. вела группа верующих во главе с Н. П. Солодниковой и, наконец, в 1987 году эта религиозная организация была зарегистрирована. На территории района насчитывалось около 300 верующих, которые удовлетворяли свои религиозные требы в г. Уфе. Верующие мусульмане собирались на молитвы в городах Аше и Миньяре, на этих собраниях присутствовали руководители проведением молитв — «бродячие муллы», приезжие из Башкирии. В Челябинске была мечеть, которая использовалась под складское помещение12.

В период перестройки в Челябинской области осуществлялась реставрация культовых зданий. Эти вопросы активно обсуждал Совет Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. Инициатива обсуждения этих вопросов исходила от С. И. Загребина — заместителя председателя президиума областного совета общества13. На реставрацию мечети в 1985 году было потрачено 10 102 тыс. руб., а на реставрацию церкви Александра Невского — 8657 тыс. руб.14. Важным событием стало решение горисполкома от 18 августа 1987 года «О создании комиссии содействия контролю за соблюдением законодательства о религиозных культах при горисполкоме»15. В состав комиссии входили: Б. Г. Артемов, В. Н. Обжорин, Н. М. Лопатина, С. П. Рещикова, Ю. Г. Смолин, М. М. Кислян-ский, Л. А. Лукьянчикова, А. А. Батурина.

В 1987 году в Челябинске была зарегистрирована и действовала одна община РПЦ, которая отправляла свои религиозные нужды в Свято-Симеоновской церкви Калининского района. По просьбе общины горисполком выделил средства, и храм был реконструирован и отремонтирован16.

Еще одним событием, изменившим государственно-конфессиональную политику нашей страны и региона, стало празднование тысячелетия крещения Руси. В этот период все Средства Массовой Информации активно обсуждали это событие. 29 апреля 1988 года происходит знаменательное событие—Генеральный секретарь КПСС М. С. Горбачев принимает патриарха Пимена и членов Синода РПЦ. На этой встрече М.С. Горбачев подчеркнул, что верующие поддерживают перестройку, а Патриарх отметил положительное влияние перестройки на деятельность религиозных организаций. Кроме того, М.С. Горбачев произнес важные слова: «У нас общая история, одно Отечество и общее будущее». Этой фразой он прервал традицию рассматривать религию как пережиток прошлого и заложил основы свободы совести.

Вскоре после этого события в Челябинский горисполком было направлено прошение от верующих с просьбой о регистрации второго религиозного общества. Они так же требовали передать в его ведение здание Свято-Троицкой церкви (на тот момент в нем располагался краеведческий музей). Однако в регистрации общине было отказано. Тогда верующие решились написать прошение самому

Є. Г. Сосновских

Гэсударственно-конфессиональные отношения в 1980—1990 гг. (на примере Челябинской области)

М. С. Горбачеву: «Все эти годы верующие беспрестанно обращались в письменной и устной форме в различные инстанции местных и областных властей .. .Верующие просят то, что им обещали 28 лет назад»17. Но решение о регистрации так и не было принято.

В период до празднования Тысячелетия Крещения Руси (1988 г.) газеты области активно обсуждали роль крещения в истории и культуре нашей страны. В статье «О свободе совести» В. Н. Обжорин писал, что свобода совести — гарантия права на свободный выбор между религией и атеизмом, право исповедовать любую религию. С другой стороны он утверждал, что свободу атеистической пропаганды следует противопоставить воздействию на массы церковных объединений и групп. Поэтому целью этой пропаганды, по его мнению, должна быть помощь верующим согражданам освободиться от заблуждений и овладеть научным мировоззрением18.

В августе 1988 года в газете «Вечерний Челябинск» выходит статья под названием «Государство и церковь. Время перемен». Она представляла собой ответ автора Г. А. Костенко на письмо, пришедшие в редакцию газеты от ветерана труда И. Чайкул-лина, о том, что после празднования Тысячелетия Крещения Руси религиозная тематика отошла на второй план. Автор статьи пишет, что в нашем городе широко отмечалось это событие, празднования проходили в оперном театре, священнослужителей и верующих поздравили советские работники. Два прихода получили грамоты от Комитета Защиты Мира. Изменения на лицо — отменено требование при совершении обрядов, разрешен колокольный звон, шла реконструкция и расширения Свято-Симеоновского собора, были открыты новые церкви в Аше и Карталах.

Мусульманам построили новое здание мечети с отдельными помещениями для женщин. Решался вопрос о регистрации второго мусульманского объединения. 18—19 августа прошло совещание имам-хатыбов Сибири19.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Еще одна статья, вышедшая в «Вечернем Челябинске» в сентябре того же года в разделе «Религия, церковь, верующие» называлась «О свободе совести». Статья не разъясняла тонкостей готовящегося закона, а обсуждала события, происходившие в сфере государственно-религиозной политики. Например, о необходимости организации работы по вопросам свободы совести в связи с разработкой нового закона. Кроме того, автор статьи отмечает заметный интерес к религии после праздника, интерес этот вызван проблемой прав человека в контексте свободы совести. В первую очередь, разговор касался тех граждан, которые требовали открыть для верующих второй храм.

В ДК завода имени Колющенко состоялась встреча со священником В. Б. Моличевым на которой по мнению автора прозвучали оскорбительные выражения в адрес атеистов. К тому же в честь Тысячелетия Крещения была организована выставка, где положительно, а значит «однобоко трактовалась деятельность церковь»20.

Как видно, праздник Крещения Руси сильно всколыхнул не только общественность нашей

страны, но и привлек внимание жителей региона к проблеме свободы вероисповедания.

В 1989 году Челябинский горисполком решает оказать помощь православной общине и предоставить жилую площадь образовавшейся в апреле того же года самостоятельной Челябинской епархии РПЦ. Было принято решение оформить в ней проживание епископа Георгия (А. И. Грязнов). В документе указано, что «жилая площадь выделялась не безвозмездно, а за семнадцать тысяч рублей»21.

В 1990 году были приняты российский и союзный законы, регулирующие отношения в сфере религиозной политики. Союзный закон носил название «О свободе совести и религиозных организациях», а российский — «О свободе вероисповеданий». Если сравнивать эти законодательные акты, то можно отметить, что союзный акт оговаривал послабления в отношении верующего населения, а так же указывал на равноценное отношение государства к атеизму и религии. Естественно, дело в отношении атеизма приняло новый оборот, который, однако, не исключил его из общественного сознания, только трактовка самого понятия приобрела свое истинное значение — вместо борьбы с любыми проявлениями религии, отсутствие веры в богов и сверхъестественное.

Статья 3 Союзного закона гласила: «В соответствии с правом на свободу совести каждый гражданин самостоятельно определяет свое отношение к религии, вправе единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии. Родители или лица, их заменяющие, по взаимному согласию вправе воспитывать своих детей в соответствии со своим собственным отношением к религии»22. Статья 5 декларировала: «Государство не финансирует деятельность религиозных организаций и деятельность по пропаганде атеизма». Кроме того, по статье 13 религиозные организации стали считаться юридическими лицами, по статьям 21 и 22 — основывать и содержать места богослужений, а так же свободно продавать религиозную литературу и предметы религиозного назначения, а по 24 статье — религиозные объединения и граждане могли без государственного посредничества иметь международные контакты. Иными словами трактовка гражданских прав родителей и свобода коммерческой деятельности церкви были важной законодательной новацией.

Российский закон утверждал именно свободу совести, называя её «свободой вероисповеданий»: «свобода вероисповеданий включает право каждого гражданина свободно выбирать, иметь и распространять религиозные или атеистические убеждения, исповедовать любую религию или не исповедовать никакой и действовать в соответствии со своими убеждениями при условии соблюдения законов государства». Статья 8 запрещала создание органов государственного контроля за реализацией права граждан на свободу вероисповеданий. Статья 9 закона разрешала факультативно изучать религию в общеобразовательных учебных заведениях, так как: «Ребенок имеет право свободно выражать свое мне-

Исторические науки

ние, имеет право на свободу мысли, совести и религии»23. В целом, данный закон более демократичен, чем союзный, так как обращен к правам и свободам человека. Ликвидация органов государственного контроля за религиозным законодательством стала шагом к понятию «личная жизнь», в то время как все советское законодательство говорило о «жизни в коллективе» и воздействию на тех, кто от него отбивался.

В связи с принятием нового законодательства, в 1990 году Челябинский горисполком принимает решение «о просветительской деятельности православной церкви и других религиозных объединений города», согласно которому Челябинское епархиальное управление и другие религиозные организации могли самостоятельно и совместно с органами народного образования организовывать учебные заведения24.

РПЦ поднимает вопрос о регистрации третей общины и передаче в её собственность храма Святого Александра Невского, в котором располагался органный зал. После повторного обращения, третью общину все же зарегистрировали, но вопрос о судьбе храма до 2010 года оставался нерешенным. В 1991 году по решению горисполкома общине выделили помещение бывшей часовни на территории городской больницы Центрального района по улице Воровского. В декабре того же года было решено использовать храм Александра Невского в качестве органного зала. В качестве формальной причины было указано постановление Верховного Совета РСФСР «О неотложных мерах по сохранению национального и природного наследия народов РСФСР».

С 1991 года в стране начался новый этап в сфере государственно-конфессиональной политики. Начинается череда регистрации религиозных объединений. В течении года были зарегистрированы Православный приход церкви Смоленской Божьей матери, Православный приход церкви Святого Симеона Верхотурского, Челябинская Епархия РПЦ, Православный приход святого царя-мученика Николая, Союз Евангельских Христиан Баптистов, мусульманское религиозное объединение, второе мусульманское религиозное объединение, общество сознания Кришны и др.25.

В государственно-конфессиональных отношениях проявилась противоречивая суть политики

перестройки. Новая категория свободы совести не только открыла путь новому законодательству в сфере государственно-конфессиональной политики, но и подвигла верующих активно отстаивать свои права и заявлять о своих нуждах. Именно этот период подготовил почву к дальнейшим изменениям в этой области законодательства и жизни верующих людей.

Примечания

1. Декреты советской власти о религии и церкви// Атеистические чтения. Вып. 16 М. : Политиздат, 1986. С. 4—5.

2. Уголовный кодекс РСФСР [Текст] от 27 октября 1960 г.). М. : Юридическое изд-во, 1991. 208 с.

3. Поспеловский В. Д. Православная церковь в истории Руси, России и СССР. М. : Библейско-богословский Институт Святого Апостола Андрея, 1996 — 403 с.

4. Стецкевич М. С. Свобода совести: учебное пособие. СПб. : Изд-во СПб ун-та, 2006. 299 с.

5. Куроедов В. А. религия и церковь в Советском обществе. М. : Политиздат, 1984. С. 52.

6. Стецкевич М. С. Указ. соч. С. 252.

7. Конституция СССР от 7 октября 1977 г. М. : Политиздат, 1977. 62 с.

8. Конституция РСФР от 12 апреля 1978 г. М.: Советская Россия, 1991. 62 с.

9. Объединенный государственный архив Челябинской области (ОГАЧО) Ф. П-288. Оп. 199 Д. 115. Л. 17— 19.

10. ОГАЧО Ф. П-310. Оп. 25. Д. 289, Ф. П-288. Оп. 199. Д. 115. Л. 16.

11. ОГАЧО Ф. П-310. Оп. 25. Д. 289. Л. 1— 2.

12. ОГАЧО Ф. Р-1589. Оп. 1. Д. 2433. Л. 78—79.

13. ОГАЧО Ф. Р-12. Оп. 1. Д. 85. Л. 16, 27—28.

14. ОГАЧО Ф. Р-12. Оп. 1. Д. 101. Л. 66, 131.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. ОГАЧО Ф. Р-220. Оп. 19. Д. 1180. Л. 89—90.

16. Там же.

17. ОГАЧО Ф. Р-220. Оп. 19. Д. 1264. Л. 68—74.

18. Обжорин В. О свободе совести // Вечерний Челябинск. 1988. 27 марта.

19. Костенко Г. А. Государство и церковь. Время перемен//Вечерний Челябинск. 1988. 13 авг.

20. О свободе совести // Вечерний Челябинск. 1988. 8 сент.

21. ОГАЧО Ф. Р-220. Оп. 19. Д. 1308. Л. 181.

22. О свободе совести и религиозных организациях от 1 октября 1990 г. // Правда. 1990. 9 окт.

23. О свободе вероисповеданий от 25.10.1990 // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1990. № 21. Ст. 240.

24.0ГАЧ0 Ф. Р-220. Оп. 19. Д. 1334А. Л. 98—102.

25. Справочник общественных и религиозных объединений зарегистрированных в Челябинской области // ОГАЧО Ф. П-374. Оп. 1. Д. 39. Л. 110.

СОСНОВСКИХ Елена Геннадьевна. В 2008 году окончила Южно-Уральский государственный университет и получила диплом с отличием по специальности социолог, преподаватель социологии. В том же году получила второе высшее образование по специальности переводчик и преподаватель английского языка. Магистрант кафедры истории ЮУрГУ. Научные интересы: история религии, социология религии, религии Древнего Востока. E-mail: podrugachehova@mail.ru

SOSNOVSKIKH Yelena Gennadjevna In 2008 graduated from The South-Ural State University and got a qualification of sociologist and the teacher of sociology. In the same year she got the specialization as an interpreter and the teacher of the English language. The Second year undergraduate of history department of the SUSU. Scientific interests: history of religion, sociology of religion, religions of the Ancient East (Oriental religions).

E-mail: podrugachehova@mail.ru