Научная статья на тему 'Гормональный статус бычков симментальской породы и ее помесей с герефордской и шаролезской'

Гормональный статус бычков симментальской породы и ее помесей с герефордской и шаролезской Текст научной статьи по специальности «Животноводство и молочное дело»

CC BY
415
63
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СИММЕНТАЛЬСКАЯ / ГЕРЕФОРДСКАЯ / HEREFORD / ШАРОЛЕЗСКАЯ ПОРОДЫ / CROSS BREED BULL-CALVES / ПОМЕСНЫЕ БЫЧКИ / ЖЕЛЕЗЫ ВНУТРЕННЕЙ СЕКРЕЦИИ / ENDOCRINE GLANDS / ГОРМОНЫ / HORMONES / ГОРМОНАЛЬНЫЙ СТАТУС / HORMONE STATUS / SIMMENTHAL / CHAROLAIS BREEDS

Аннотация научной статьи по животноводству и молочному делу, автор научной работы — Лукьянов Владимир Николаевич, Прохоров Иван Петрович

В работе представлены данные по изучению гормонального статуса помесных бычков, полученных от скрещивания симментальских коров с быками герефордской и шаролезской пород. Рассмотрены вопросы изменения уровней содержания гормонов щитовидной и поджелудочной желез и надпочечников в разные возрастные периоды у подопытных животных, выращенных в одинаковых условиях.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по животноводству и молочному делу , автор научной работы — Лукьянов Владимир Николаевич, Прохоров Иван Петрович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Hormone status of Simmental breed bull-calves and their crosses with both Hereford and Charolais breeds

The data on hormone status in cross breed bull-calves, obtained from crossing Simmenthal cows with Hereford and Charolais sires, are provided in the article. Some questions concerning the changes in thyroid, pancreas and an adrenal glands hormones level during various age periods of experimental animals, raised under the same conditions, have been considered.

Текст научной работы на тему «Гормональный статус бычков симментальской породы и ее помесей с герефордской и шаролезской»

Известия ТСХА, выпуск 4, 2015 год

УДК 636.237.23.033:577.17

ГОРМОНАЛЬНЫЙ СТАТУС БЫЧКОВ СИММЕНТАЛЬСКОЙ ПОРОДЫ И ЕЕ ПОМЕСЕЙ С ГЕРЕФОРДСКОЙ И ШАРОЛЕЗСКОЙ

В.Н. ЛУКЬЯНОВ, И.П. ПРОХОРОВ (РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева)

В работе представлены данные по изучению гормонального статуса помесных бычков, полученных от скрещивания симментальских коров с быками герефордской и шаролез-ской пород. Рассмотрены вопросы изменения уровней содержания гормонов щитовидной и поджелудочной желез и надпочечников в разные возрастные периоды у подопытных животных, выращенных в одинаковых условиях.

Ключевые слова: симментальская, герефордская, шаролезская породы, помесные бычки, железы внутренней секреции, гормоны, гормональный статус.

Повышение производства говядины и улучшение ее качества возможны лишь при условии познания физиологических основ жизнедеятельности и особенностей формирования мясной продуктивности молодняка крупного рогатого скота. В связи с этим все большее значение приобретает изучение эндокринной системы, которая во взаимодействии с нервной системой и под ее контролем осуществляет регуляцию обмена веществ в животном организме, объединение его органов и систем в единое целое, а также реализацию генетического потенциала роста молодняка крупного рогатого скота.

Поскольку эндокринная система оказывает существенное влияние на конституциональный тип животного, его адаптивные реакции, рост, а следовательно, и продуктивные качества, можно заключить, что отбор животных мясных пород по интенсивности их роста, скороспелости и другим признакам, в сущности, есть отбор особей с определенным уровнем и соотношением гормонов. В частности, в отдельных работах отмечается, что отбор лисиц по характеру оборонительного поведения приводит к наследственной реорганизации генетических систем, контролирующих основные нейроэндокринные механизмы онтогенеза [1]. В другой работе показано, что отбор животных на элиминацию агрессивного поведения сопровождается ослаблением базальной и стрессорной активности гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы (ГГНС) [4]. Следует отметить, что и сами мясные породы существенно различаются по типу обмена веществ, а следовательно, по типу конституции, скороспелости и другим признакам. В частности, мясные породы франко-итальянского происхождения существенно отличаются от британских мясных пород крупными размерами, большей живой массой, долгорослостью, незначительным отложением жира.

95

Результатами многих исследований установлено наличие связей между функциональной активностью желез внутренней секреции и мясной продуктивностью молодняка крупного рогатого скота, однако данные этих работ часто противоречивы [9, 12]. Неоднозначность результатов этих исследований объясняется тем, что уровень гормонов в крови зависит не только от функциональной активности эндокринных органов, но и от интенсивности синтеза и скорости выведения тех или иных гормонов из организма. Кроме того, концентрация гормонов в крови животных обусловлена влиянием кормления, породной принадлежности, сезона года, возраста животных, их физиологического состояния. Из-за недостатка информации о возрастных изменениях уровня тех или иных гормонов остаются во многом неясными вопросы, связанные с характером влияния гормонов на формирование мясной продуктивности животных. Недостаточно изучена функциональная активность желез внутренней секреции помесных бычков, полученных при скрещивании коров молочного и комбинированного направления продуктивности с быками мясных пород.

Изложенные факты и соображения послужили основой для проведения экспериментальной работы по интенсивному выращиванию и откорму помесных бычков, полученных при скрещивании симментальских коров с герефордскими и шаролез-скими быками, в течение которой определяли гормональный статус подопытных животных.

Материал и методы исследований

Научно-хозяйственный опыт проводили в ГНУ Тульский НИИСХ Россельхоза-кадемии. Для проведения опытов были отобраны и сформированы 3 группы бычков по 17 гол. в каждой. Формирование групп проводили методом пар-аналогов с учетом происхождения, возраста и массы при рождении. В первую (контрольную) группу были включены бычки симментальской породы, во вторую и третью (опытные) группы — бычки 1/2 кровности по герефордской (С*Г) и шаролезкой (С*Ш) породам, соответственно от скрещивания коров симментальской породы с быками указанных мясных пород. Опыты проводили от рождения до 18-мес. возраста. Животные всех групп находились в одинаковых условиях кормления и содержания. Телят от рождения до отъема в 7-мес. возрасте выращивали по технологии мясного скотоводства. Содержание телят до второй половины мая было стойловое. В дальнейшем до октября коровы с телятами находились на пастбище. После отъема молодняка от матерей технологией предусмотрено стойловое содержание на привязи. Уровень кормления подопытного молодняка был интенсивным и рассчитан по нормам ВИЖ для получения среднесуточных приростов 1000-1100 г и достижения живой массы в возрасте 18 мес. 550-600 кг. Учет потребленного корма проводили ежедекадно путем взвешивания заданных кормов и их остатков. Прирост живой массы бычков контролировали путем ежемесячного взвешивания.

Для изучения гормонального статуса у 6 бычков из каждой группы пункцией яремной вены в одно и то же время до утреннего кормления брали кровь при рождении, в суточном и месячном возрасте, а в последующем до 15-мес. возраста через каждые 3 мес. Образцы крови хранили при температуре -20°С. В сыворотке крови в соответствии с прилагаемой инструкцией по применению наборов реактивов для иммунноферментного анализа гормонов (ЗАО «Алкор Био», С.-Петербург, ЗАО «Вектор», Новосибирск) определяли количество тироксина (Т4), трииодтиронина (Т3), кортизола, инсулина, тестостерона.

96

Результаты исследований и их обсуждение

Интенсивное выращивание животных в подсосный период по технологии мясного скотоводства и высокий уровень кормления их в последующие возрастные периоды обеспечили высокую интенсивность роста бычков всех групп. Шаролезские помеси, обладая повышенной энергией роста, в течение всего опыта, за исключением послеотъемного периода, отличались высокими среднесуточными приростами и значительно превосходили по живой массе сверстников двух других групп. Так, в 3-мес. возрасте разница по живой массе между шаролезскими помесями и симментальскими бычками, с одной стороны, и между шаролезскими и герефордскими помесями — с другой, составила 9,7 и 13,9 кг (Р < 0,05 — Р < 0,001), а в возрасте 6 мес. — 21,9 и 20,0 кг (Р < 0,001). Живая масса шаролезских помесей в возрасте 9, 12, 15 и 18 мес. составила, соответственно, 336,5; 443,9; 544,3 и 645 кг. Они превосходили сверстников материнской породы по величине этого показателя на 15,6; 25,1; 34,9 и 63,2 кг (Р < 0,05 — Р < 0,001) соответственно. Различия в живой массе между герефордскими и шаролезскими помесями в возрасте 9 и 12 мес. были незначительны. Однако в последующие возрастные периоды (15 и 18 мес.) у герефордских помесей было отмечено более интенсивное накопление жира, поэтому по величине живой массы они уступали шаролезским помесям на 26,9 и 53,6 кг (Р < 0,05 — Р < 0,001) соответственно.

По характеру изменений среднесуточных приростов с возрастом бычки сравниваемых групп практически не различались (рис.). Уровень среднесуточных приростов во всех группах был наибольшим в период с 4 до 6 мес. и составил по группам 1225, 1291 и 1357 г. Этот период совпал с началом становления половой функции бычков. Известно, что андрогены сами по себе обладают мощным анаболическим эффектом, кроме того, в малых дозах они стимулируют секрецию гормона роста. Послеотъем-ный период (7-9 мес.) характеризовался значительным снижением среднесуточных приростов подопытных животных всех групп. Так, если уровень среднесуточных приростов за месяц до отъема был достаточно высоким и составил по группам 1040, 1134 и 1225 г, то уже в первый месяц после отъема он снизился в группах до 365, 247 и 87 г соответственно. Если судить о реактивности животных сравниваемых групп по уровню среднесуточных приростов, то следует отметить, что шаролезские помеси наиболее подвержены стрессу. Симментальские бычки в меньшей степени реагировали на воздействие отъемного стресса, а герефордские помеси занимали промежуточное положение. Через два месяца после отъема от матерей бычки адаптировались к изменившимся условиям кормления и содержания и уровень среднесуточных приростов повысился и составил по группам 1015 (С), 1043 (С*Г) и 894 (С*Ш) г, а через три месяца — 1107, 1143 и 1216 г.

Снижение среднесуточных приростов бычков материнской породы и гере-фордских помесей после годовалого возраста, по-видимому, связано с возрастными изменениями обмена веществ. Известно, что с возрастом происходит переориентация синтетических процессов в сторону усиления отложения жира в теле, обусловленная возрастными изменениями уровня и соотношения гормонов. Интенсивность роста шаролезских помесей сохранялась до конца опытного периода. Так, уровень среднесуточных приростов их в возрасте 16, 17 и 18 мес. составил соответственно 1132, 1083 и 1065 г. Среднесуточные приросты за период опыта составили по группам 993, 1014 и 1104 г.

Функциональные изменения, происходящие в процессе роста и развития подопытных бычков, сопровождаются определенными сдвигами в секреции уровня

97

г

1600

1400

800 600 400 200

группа 1 группа 2 группа 3

0-3 мес. 4-6 мес. 7-9 мес. 10-12 мес. 13-15 мес. 16-18 мес.

Возраст, мес.

Динамика среднесуточных приростов подопытных бычков

гормонов и их соотношении. Однако закономерных возрастных изменений уровня изучаемых гормонов в крови животных, за исключением концентрации тестостерона, не установлено (табл.).

О функциональной активности коры надпочечников, одного из основных звеньев адаптационной системы организма, судили по содержанию кортизола в крови бычков. Результаты проведенных исследований показали, что характер возрастных изменений уровня кортизола в крови животных сравниваемых групп был практически одинаковый: наибольшее содержание кортизола было отмечено при рождении (143,5-151,3 нмоль/л). В дальнейшем оно снижалось по сравнению с исходным уровнем на 9,6-15,5% через 24 ч после рождения, и на 75,2-76,5% — через месяц.

Значительное усиление функциональной активности коры надпочечников новорожденных бычков объясняется, прежде всего, изменением характера питания и попаданием их из стерильных и комфортных условий обитания в утробе матери в среду с перепадами температуры, многочисленными по количеству и составу микроорганизмами в кормах и воздухе, что является для телят сильнейшим стресс-фактором. В организме в ответ на различные по интенсивности или длительности действия стресс-факторов возникает серия стереотипных приспособительных реакций, направленных на обеспечение его защиты. В частности, поддержание динамического равновесия и постоянства гомеостаза обеспечивается за счет включения в механизм адаптивной реакции (стресса) нервной, эндокринной, ферментной, сердечно-сосудистой и других систем [1, 7, 13, 15, 16, 17, 18]. Адаптация направлена на перестройку всех перечисленных систем с целью приспособления организма

0

98

Возрастные изменения содержания гормонов в крови подопытных животных

Возраст, мес. Группа Кортизол, нмоль/л Тироксин, нмоль/л Инсулин, пмоль/л Тестостерон, нмоль/л

С 147,4 ± 21,4 165,3 ± 29,7 1,29 ± 0,08 0,64 ± 0,03

При рождении СхГ 143,5 ± 22,0 159,8 ± 27,4 1,33 ± 0,07 0,57 ± 0,06

СхШ 151,3 ± 23,1 167,4 ± 26,3 1,17 ± 0,09 0,68 ± 0,04

С 129,8 ± 17,3 87,6 ± 14,2 1,34 ± 0,07 0,47 ± 0,05

24 ч СхГ 124,7 ± 18,4 84,7 ± 14,7 1,27 ± 0,06 0,52 ± 0,02

СхШ 134,2 ± 21,2 88,3 ± 15,1 1,32 ± 0,09 0,41 ± 0,06

С 34,7 ± 1,8 63,7 ± 5,9 1,26 ± 0,06 0,93 ± 0,07

1 СхГ 35,6 ± 2,3 64,5 ± 6,1 1,31 ± 0,08 1,05 ± 0,04

СхШ 36,9 ± 1,9 59,8 ± 7,1 1,28 ± 0,07 0,83 ± 0,04

С 28,6 ± 7,2 41,4 ± 5,7 1,57 ± 0,07 1,14 ± 0,09

3 СхГ 29,7 ± 8,3 43,5 ± 6,1 1,69 ± 0,10 1,07 ± 0,05

СхШ 34,3 ± 9,1 42,8 ± 6,4 1,54 ± 0,06 1,21 ± 0,10

С 35,4 ± 8,4 57,5 ± 6,3 1,32 ± 0,08 3,27 ± 0,21

6 СхГ 34,7 ± 8,1 51,7 ± 5,9 1,29 ± 0,10 2.89 ± 0,19

СхШ 37,5 ± 9,6 54,2 ± 6,7 1,37 ± 0,09 2,92 ± 0,23

С 27,6 ± 6,8 52,8 ± 8,2 1,35 ± 0,10 3,87 ± 0,32

9 СхГ 28,5 ± 7,2 54,7 ± 7,9 1,34 ± 0,11 4,03 ± 0,41

СхШ 32,7 ± 8,1 51,9 ± 7,1 1,28 ± 0,09 4,14 ± 0,47

С 31,5 ± 8,3 63,1 ± 5,9 1,12 ± 0,05 11,08 ± 0,87

12 СхГ 29,8 ± 7,2 61,4 ± 7,3 1,20 ± 0,06 12,54 ± 1,07

СхШ 32,1 ± 8,7 65,3 ± 6,4 1,11 ± 0,06 13,05 ± 0,94

С 24,9 ± 4,7 53,4 ± 6,3 1,27 ± 0,07 14,48 ± 1,16

15 СхГ 25,6 ± 5,1 55,2 ± 6,7 1,29 ± 0,08 13,62 ± 0,91

СхШ 27,3 ± 5,3 52,9 ± 8,1 1,24 ± 0,07 14,03 ± 1,27

к изменившимся условиям окружающей среды и обеспечения согласованного функционирования всех систем.

Осуществление большинства адаптивных реакций при воздействии стресс-фактора начинается с возбуждения нервных центров и, как следствие, активации гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы (ГГНС). Это сопровождается

99

повышением в крови концентрации катехоламинов и глюкокортикоидов, что способствует мобилизации энергетических и структурных резервов (глюкозы, аминокислот, липидов) [2]. Кроме того, следует отметить, что для новорожденных телят процесс рождения является сильнейшим стресс-фактором, поскольку при прохождении родовых путей их тело, и в особенности голова, а следовательно и мозг подвержены механическому сдавливанию и усилению болевых ощущений. Установлено, что перед родами в материнском организме осуществляется интенсификация секреции окситоцина и значительное повышение его уровня в крови. Имеются предположения, что окситоцин используется не только для сокращения мускулатуры матки, но и для повышения порога болевой чувствительности при родах как у матери, так и у плода [8]. Не исключено, что при стрессе, вызванном родами, порог болевой чувствительности новорожденных телят повышается за счет интенсификации секреции норадреналина и апиоидов [14]. Возможно также, что стрессреализующие гормоны и окситоцин способствуют адаптации плода не только при родах, но и в период новорожденности.

Известно, что в молодом возрасте реакция ГГНС на стресс еще не сформирована по дефинитивному типу, и с этим связана их недостаточная сопротивляемость патогенным агентам, высокая подверженность различным заболеваниям [5]. Отдельные исследователи [9], отмечая слабую функциональную активность коры надпочечников на введение адреналина и АКТГ в 3-мес. возрасте, указывают на физиологическую незрелость этой железы у молодняка крупного рогатого скота в этом возрасте. В другой работе [6] было установлено, что становление адаптационной способности молодняка крупного рогатого скота продолжается примерно до 6-7 мес., когда кора надпочечников животных при дозированном введении кортикотропина способна продуцировать глюкокортикоиды по взрослому типу. Исходя из этого ожидалось повышение уровня кортизола в крови животных в возрасте 6 мес. Однако начиная с месячного возраста и до конца опытного периода, содержание кортизола в крови подопытных животных имело волнообразный характер с незначительными отклонениями в большую или меньшую сторону от среднего уровня этого гормона в месячном возрасте. Эти отклонения содержания кортизола в крови, по-видимому, в большей степени обусловлены особенностями кормления и содержания. Так, в возрасте 6 мес. бычки, находясь на пастбище, потребляли достаточное количество молока и зеленого корма, что, возможно, способствовало усилению функциональной активности коры надпочечников ввиду значительного поступления белка с кормами в организм животных. Имеются данные о влиянии алиментарных факторов на функциональную активность коры надпочечников [12] и о регулирующем влиянии глюкокортикоидов на белковый обмен [1, 7]. Можно предположить, что повышение уровня кортизола связано с катаболическими процессами, осуществляемыми глюкокортикоидами. Однако следует отметить, что катаболическая роль глюкокортикоидов в данном случае, вероятно, направлена на сохранение гомеостаза.

О функциональной активности гонад мы судили по концентрации тестостерона в крови бычков. Из приведенных в таблице данных видим, что содержание основного андрогена в крови новорожденных, суточных и месячных бычков было низким, а в возрасте 6 и 9 мес. установлено существенное его повышение. Сходные данные получены при изучении возрастных и половых особенностей уровня стероидных гормонов в крови лабораторных животных [8]. В первом случае это, по-видимому, объясняется тем, что в ранний постнатальный период доминантой является становление и функционирование оси гипоталамус-гипофиз-кора надпочечников (ГГКН),

100

ответственной за адаптацию к изменившимся условиям среды обитания, поскольку выживание теленка в этот период зависит от его способности сопротивляться воздействию агрессивной среды. При функционировании ГГКН бычков к полугодовалому возрасту по дефинитивному типу начинается становление и созревание половой функции, вследствие чего усиливается андрогенная функция гонад в возрасте 6 и 9 мес. Значительное увеличение уровня тестостерона в крови бычков в возрасте 6 мес. совпало с проявлением половой их активности при пастбищном содержании. Наибольшая функциональная активность половых желез отмечена в возрасте 15 мес., что, по-видимому, связано с наступлением половой зрелости и завершением формирования половых рефлексов. На практике, как правило, в этом возрасте племенных бычков начинают использовать в щадящем режиме для получения и длительного хранения спермы.

Известно, что животный организм является саморегулирующей системой, в которой изменение функциональной активности одной из подсистем или в данном случае одной из желез внутренней секреции влечет за собой изменения активности других эндокринных органов, поскольку функциональная активность их взаимозависима и взаимообусловлена. Имеются убедительные доказательства существования тесной связи между половыми железами и корой надпочечников. Так, у мужских особей острый стресс вызывает снижение половой активности, секреции гонадо-тропных гормонов и тестостерона [5]. Усиление функциональной активности коры надпочечников и повышение уровня кортизола в крови подавляют на уровне гипоталамуса, гипофиза и гонад секрецию половых гормонов [10]. По данным отдельных авторов [3], окислительный процесс, сопряженный с процессами свободного радикального окисления, способствовал значительному снижению лютеинизирующего гормона и тестостерона.

В ходе эксперимента сопоставлялись возрастные изменения функциональной активности коры надпочечников и андрогенной функции тестикул бычков. Оказалось, что при наибольшем содержании кортизола в крови новорожденных и суточных телят концентрация тестостерона была наименьшей, а в конце опытного периода наибольшей секреторной активности половых желез соответствовала наименьшая функциональная активность коры надпочечников. Следует также отметить, что предшественником половых гормонов и глюкокортикоидов является холестерин, который при длительном хроническом стрессе предпочтительно используется для синтеза гормонов коры надпочечников, что также может приводить к снижению половых стероидов. Из этого следует, что при интенсификации андрогенной функции половых желез функциональная активность коры надпочечников несколько снижается, и наоборот.

Функция половых желез и половое созревание в значительной степени обусловлены функциональной активностью щитовидной железы [1, 7, 11]. Анализ данных возрастных изменений уровня тиреоидных гормонов показал, что наибольшая функциональная активность щитовидной железы была при рождении и в суточном возрасте. Это несколько неожиданно, поскольку известно, что при родовом стрессе усиливается глюкокортикоидная активность коры надпочечников. Высокий уровень тироксина (159,8-167,4 нмоль/л) и трииодтиронина (8,40-9,71 нмоль/л) в крови новорожденных бычков, по-видимому, объясняется перепадом температуры после рождения и участием этих гормонов в терморегуляции организма для адаптации его к изменившимся условиям среды. Не углубляясь в процессы терморегуляции, следует отметить, что на первых порах при охлаждении организма включаются чисто

101

рефлекторные механизмы терморегуляции (непроизвольный мышечный тремор, изменение тонуса сосудов и др.). Вместе с тем значительна роль в терморегуляции оси гипоталамус-гипофиз-щитовидная железа, поскольку тиреоидные гормоны регулируют интенсивность окислительных процессов в тканях. Усиление функциональной активности щитовидной железы при низких температурах связано с калоригенным действием тиреоидных гормонов и способностью их разобщать окислительные реакции и процесс фосфорилирования. Вследствие этого значительная часть энергии, высвобождающаяся при окислительных реакциях, выделяется в виде тепла для адаптации к низкой температуре, а не используется на ресинтез АТФ [1, 7].

Содержание тироксина и трииодтиронина в крови суточных телят снизилось почти вдвое и составило 84,7-88,3 и 3,90-4,30 нмоль/л соответственно. Однако уровень этих гормонов значительно превышает таковой в возрасте 1 (59,8-64,5 и 2,35-2,43 нмоль/л) и 3 (41,4-43,5 и 1,34-1,49 нмоль/л) мес., что, вероятно, связано с продолжающейся адаптацией к новому температурному режиму.

Учитывая подверженность тиреоидной активности щитовидной железы сезонным колебаниям, а именно снижению ее в летнее и осеннее время и повышение зимой и весной, априори ожидали снижения функциональной активности щитовидной железы в возрасте 3, 6 и 15 мес. В первом и третьем случаях действительно было отмечено снижение содержания тиреоидных гормонов, поскольку эти возрастные периоды совпали с началом летнего сезона. Кроме того, основным кормом для 3-месячных животных в это время было молоко, белки которого, в частности, казеин, легко связывают иод, препятствуя накоплению его в железе. Однако во втором случае, вопреки ожиданиям, концентрация тиреоидных гормонов повысилась по сравнению с предыдущим возрастным периодом на 18,8-38,9%. Возможно, что усиление тиреоидной активности щитовидной железы в данном случае обусловлено активизирующим действием андрогенов и избыточным поступлением белков с кормом. Этот период совпал с усилением андрогенной функции половых желез. Кроме того, бычки потребляли достаточное количество зеленого корма, богатого переваримым протеином. В последующие возрастные периоды уровень тиреоидных гормонов изменялся незначительно. В возрасте 9 мес. содержание тироксина и трииодтиро-нина (52,9-54,7 и 1,93-2,07 нмоль/л) было практически таким же, каким оно было в предшествующий период. Подъем уровня указанных гормонов в годовалом возрасте, с учетом того, что это время совпало с началом весеннего периода и продолжающимся половым созреванием животных, мы склонны связывать с суммарным влиянием этих факторов.

Известно, что при различных формах стресса в организме происходит усиление секреции стрессреализующих гормонов, способствующих мобилизации и перераспределению депонированных форм питательных веществ, в результате в крови существенно повышается уровень глюкозы, аминокислот и липидов. Выше было показано, что при родовом стрессе усилилась глюкокортикоидная активность коры надпочечников новорожденных бычков, а следовательно, повысилось содержание глюкозы — основного фактора, модулирующего усиление функциональной активности поджелудочной железы. Однако в наших опытах не установлено существенное повышение инсулина в крови новорожденных и суточных телят. Возникающее противоречие объясняется тем, что стрессреализующие гормоны, наряду с мобилизацией запасов питательных веществ, прямо или опосредовано тормозят секрецию инсулина. На протяжении всего опытного периода, за исключением 3-мес. возраста, отмечены незначительные колебания содержания инсулина в крови подопытных

102

животных. Повышение концентрации инсулина у бычков в возрасте 3 мес., возможно, связано с характером и уровнем кормления. Этот возрастной период приходился на июнь, когда на пастбище трава содержит значительное количество переваримого протеина. Кроме того, бычки потребляли молоко, а следовательно, и лактозу по потребности, поскольку у их матерей был пик лактации. Избыточное поступление указанных компонентов кормов, по-видимому, способствовало повышению уровня инсулина в крови бычков. Межгрупповые различия по содержанию инсулина были незначительны. Вероятно, функциональная активность поджелудочной железы, как, впрочем, и других эндокринных органов, при условии ее определения у интактных животных, для крупного рогатого скота является слабовыраженным породным признаком, тем более что материнской породой для бычков сравниваемых групп была симментальская, что тоже могло способствовать нивелированию значений уровня гормонов в группах подопытных животных. Напомним, что основным фактором, определяющим уровень инсулина в крови животных, является уровень кормления и качественный состав рационов.

Выводы

1. Закономерных возрастных изменений уровня изучаемых гормонов, за исключением содержания тестостерона, в крови подопытных бычков не установлено.

2. Родовой стресс, вызванный механическим сдавливанием тела, и особенно головы телят, а следовательно, мозга, а также изменение характера питания и обитания после их рождения способствовали значительному усилению глюко-кортикоидной функции коры надпочечников. Наибольшее содержание кортизола (143,5-151,3 нмоль/л) установлено у новорожденных бычков. Через 24 ч и 1 мес. после рождения оно снижалось на 9,6-15,5 и 75,2-76,5% соответственно.

3. Наибольшее содержание тироксина и трииодтиронина в крови бычков отмечено при рождении (159,8-167,4 и 8,4-9,71 нмоль/л) и в суточном возрасте (84,7-88,3 и 3,9-4,3 нмоль/л), что обусловлено перепадом температуры после рождения и участием тиреоидных гормонов в терморегуляции для адаптации бычков к изменившимся условиям среды.

4. Содержание тестостерона в крови с возрастом бычков постепенно повышалось. Наибольшая функциональная активность половых желез установлена в возрасте 15 мес., что совпадает с половым созреванием.

5. Определенных возрастных изменений содержания инсулина в крови не установлено.

6. Межгрупповые различия содержания изучаемых гормонов в крови подопытных животных сравниваемых групп были незначительны.

Библиографический список

1. Држевецкая И.А. Основы физиологии обмена веществ и эндокринной системы. М.: Высшая школа, 1977. 246 с.

2. Бородин П.М. Генетические основы и проблемы животноводства // С.-х. биология, 1975. Т. XVI. № 3. С. 374-379.

3. Логинов П.В. Влияние витамина Е (токоферола) на гипоталамо-гипофизарно-гонадную систему самцов белых крыс при окислительном стрессе, индуцированным природными токсикантами: Автореф. дис. канд. биол. наук. Астрахань, 2004.

103

4. Оськина И.Н., ГербекЮ.Э., Шихевич С.Г. и др. Изменения гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой и иммунной систем при отборе животных на доместикационное поведение // Вестник ВОГиС, 2008. Т. 12. № 1/2. С. 39-49.

5. Резников А.Г. Эндокринологические аспекты стресса // Международный эндокринологический журнал. 2007. № 4. С. 11-17.

6. Резниченко Л.П. Критерии оценки функции коры надпочечников у крупного рогатого скота // В кн.: Проблемы эндокринологии с.-х. животных и применение гормональных препаратов в животноводстве. Л.: Пушкин, 1975. С. 29-30.

7. Розен В.Б. Основы эндокринологии. М.: Высшая школа, 1984. 336 с.

8. Сашков В.А., Сельверова Н.Б., Ермакова И.В. Возрастные и половые особенности поведения и уровня стероидных гормонов в мозге крыс в неонатальном и раннем постнаталь-ном периоде развития // Новые исследования, 2008. № 14-1. С. 52-61.

9. Симиренко Л.Л. Возрастные особенности коры надпочечников и щитовидной железы у молодняка крупного рогатого скота: Автореф. дис. канд. с.-х. наук. Харьков, 1985.

10. Татарчук Т. Ф. Стресс и репродуктивная функция женщин // Международный эндокринологический журнал. 2006. № 3. С. 2-9.

11. Шаверда Е.В. Состояние гипофизарно-гонадной системы при нарушении функции щитовидной железы // Медицинские новости. 2003. № 11. С. 33-37.

12. Шамберев Ю.Н. Влияние гормональных и субстратных препаратов на рост, обмен веществ и адаптивные возможности животных // Известия ТСХА. 2007. Вып. 4. С. 111-121.

13. Langercrantz H. Stress, arousalandactivationatbirth // Niws Phisiol. Sci. 1996. Vol. 11. P. 214-218.

14. DeKloet E.R. Hormones and stressed brain // Ann.N.Y. Acad. Sci. 2004. V. 1018. P. 1-15.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

15. Most E., Palme R. Hormones as indicators of stress // Domestik animals endocrinology. 2002. V 23. № 1. P. 67-74.

16. Tsigos C., Chrousos G.P. Hypothalamic-pituitary-adrenal axis, neuroendocrine factors and stress // J. of Psychosomatic research. 2002. V. 53. P. 865-871.

17. Turner A.I., Canny B.J., Hobbs R.J., Bond J.D., Clarke I.J. Influence of sex and gonadal status of sheep on cortisol secretion in response to ACTH and on cortisol and response to stress: importance of different stressors // J. Endocrinol. 2002. V. 173. P. 113-122.

18. Wirth M.M., Meier E.A., Fredrikson B.L., Schuitheiss O.C. Relationship between salivary pituitary cortisol and progesterone levels in humans // Biol. Psichol. 2006. Aug. Р. 97-102.

HORMONE STATUS OF SIMMENTHAL BREED BULL-CALVES AND THEIR CROSSES WITH BOTH HEREFORD AND CHAROLAIS BREEDS

V.N. LUKYANOV, I.P. PROKHOROV

(Russian Timiryazev State Agrarian University)

The data on hormone status in cross breed bull-calves, obtained from crossing Simmenthal cows with Hereford and Charolais sires, are provided in the article. Some questions concerning the changes in thyroid, pancreas and an adrenal glands hormones level during various age periods of experimental animals, raised under the same conditions, have been considered.

104

Key words: Simmenthal, Hereford, Charolais breeds, cross breed bull-calves, endocrine glands, hormones, hormone status.

Лукьянов Владимир Николаевич — к. с.-х. н., доц. кафедры частной зоотехнии РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева (127550, ул. Тимирязевская, 49; тел.: (499) 976-14-33; e-mail: VLukianov@timacad.ru).

Прохоров Иван Петрович — д. с.-х. н., доц. кафедры мясного и молочного скотоводства РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева (127550, ул. Тимирязевская, 49; тел.: (499) 976-18-19; e-mail: IProhorov@timacad.ru).

Lukyanov Vladimir Nikolaevich — PhD in Agricultural Sciences, Associate Professor of The Department of Small Animal Science, Russian Timiryazev State Agrarian University (127550, Moscow, Timiryazevskaya street, 49; tel.: +7 (499) 976-14-33, e-mail: VLukianov@timacad.ru).

Прохоров Иван Петрович — д. с.-х. н., доц. кафедры мясного и молочного скотоводства РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева (127550, ул. Тимирязевская, 49; тел.: (499) 976-18-19; e-mail: IProhorov@timacad.ru).

105

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.