Научная статья на тему 'Гендерные противопоставления во вьетнамской фразеологии'

Гендерные противопоставления во вьетнамской фразеологии Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
258
27
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЬЕТНАМСКИЙ ЯЗЫК / ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЕДИНИЦА / ПАРЕМИЯ / ГЕНДЕРНЫЕ ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЯ / ЭЕСПЛИЦИТНЫЙ / ИМПЛИЦИТНЫЙ / КОНЦЕПТ / МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ / VIETNAMESE LANGUAGE / PHRASEOLOGICAL UNIT / PAREMIA / GENDER CONFRONTATIONS / EXPLICIT / IMPLICIT / CONCEPT / INTERCULTURAL COMMUNICATION

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Тюменева Елена Ивановна

Основными фразеологическими единицами вьетнамского языка являются тукнгы (t?c ng?) и тханьнгы (th?nh ng?). Гендерные противопоставления встречаются как в тех, так и в других, и отражают представления вьетнамцев о «мужественности» и «женственности». Весь корпус паремий, содержащих указание на гендер, можно разделить на две большие группы. Первая это группа с формальной маркировкой гендера, которая содержит слово, называющее лицо мужского или женского пола, то есть гендерные противопоставления выражены эксплицитно. Эксплицитно выражают идею мужского и женского пола слова, обозначающие определённые профессии или род занятий. Во второй группе паремий указание на гендер присутствует имплицитно. Не упоминаются слова «мужчина» или «женщина», но упоминаются предметы или действия, присущие тому или иному их представителю. Идея гендера также имплицитно выражается с помощью когнитивных метафор. Гендерно маркированными в паремиях могут быть названия предметов домашнего обихода, цветов и растений, а также названия блюд вьетнамской кухни. Гендерные противопоставления в паремиях с компонентами-зоонимами присутствуют в основном имплицитно, что связано с особенностями вьетнамского языка как изолирующего. Случаи гендерной маркировки растений встречаются во вьетнамской фразеологии крайне редко. Употребляясь в пословицах и поговорках, лексемы с гендерной семантикой участвуют в интерпретации окружающего мира, формируя культурно-национальные стереотипы и эталоны, создавая концептуальную картину мира.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Gender Antithesis In vietnamese Phraseology

The main phraseological units of the Vietnamese language are tuc ngu and thanh ngu. Gender confrontations are to be found in both and reflect the notions of the Vietnamese on “masculinity” and “femininity”. The whole corpus of the paremies, that point to the gender, can be divided into two major groups. The first one is the group with the formal marking of the gender, which contains a word, that indicates f person, belonging to the masculine or feminine grammatical gender. In other words, the gender confrontations are expressed explicitly. In this way the idea of the masculine and feminine gender are expressed by the words, that mark a certain profession or a field of activities. In the second group of paremies the indication of the gender implicitly. The words «a man» or «a woman» are not mentioned, but certain things or actions, that a connected with a certain man or woman. The gender idea is also expressed through cognitive metaphors. In paremies gender may mark household objects, flowers and plants, as well as the names of the Vietnamese traditional dishes. The gender confrontations in paremies, containing zoonims, are mainly present implicitly, which is connected with the isolating character of the Vietnamese language. The cases of the gender marking of plants in the Vietnamese phraseology are very rear to be found. Gender-marked lexemes used in proverbs and adages take part in the interpretation of the surrounding world, as well in the formation of ethnic stereotypes and etalons, and thus create the concept world image.

Текст научной работы на тему «Гендерные противопоставления во вьетнамской фразеологии»

УДк 81-23

тюменева Е.и.

гендерные противопоставления во вьетнамской

фразеологии

Основными фразеологическими единицами вьетнамского языка являются тукнгы (tuc ngü) и тханьнгы (thanh ngü). Гендерные противопоставления встречаются как в тех, так и в других, и отражают представления вьетнамцев о «мужественности» и «женственности». Весь корпус паремий, содержащих указание на гендер, можно разделить на две большие группы. Первая - это группа с формальной маркировкой гендера, которая содержит слово, называющее лицо мужского или женского пола, то есть гендерные противопоставления выражены эксплицитно. Эксплицитно выражают идею мужского и женского пола слова, обозначающие определённые профессии или род занятий. Во второй группе паремий указание на гендер присутствует имплицитно. Не упоминаются слова «мужчина» или «женщина», но упоминаются предметы или действия, присущие тому или иному их представителю. Идея тендера также имплицитно выражается с помощью когнитивных метафор. Гендерно маркированными в паремиях могут быть названия предметов домашнего обихода, цветов и растений, а также названия блюд вьетнамской кухни. Гендерные противопоставления в паремиях с компонентами-зоонимами присутствуют в основном имплицитно, что связано с особенностями вьетнамского языка как изолирующего. Случаи гендерной маркировки растений встречаются во вьетнамской фразеологии крайне редко. Употребляясь в пословицах и поговорках, лексемы с гендерной семантикой участвуют в интерпретации окружающего мира, формируя культурно-национальные стереотипы и эталоны, создавая концептуальную картину мира.

Ключевые слова: вьетнамский язык, фразеологическая единица, паремия, гендерные противопоставления, эесплицитный, имплицитный, концепт, межкультурная коммуникация.

Tyumeneva E.I.

GENDER antithesis IN vietnamese phraseology

The main phraseological units of the Vietnamese language are tuc ngu and thanh ngu. Gender confrontations are to be found in both and reflect the notions of the Vietnamese on "masculinity" and "femininity". The whole corpus of the paremies, that point to the gender, can be divided into two major groups. The first one is the group with the formal marking of the gender, which contains a word, that indicates f person, belonging to the masculine or feminine grammatical gender. In other words, the gender confrontations are expressed explicitly. In this way the idea of the masculine and feminine gender are expressed by the words, that mark a certain profession or a field

of activities. In the second group of paremies the indication of the gender implicitly. The words «a man» or «a woman» are not mentioned, but certain things or actions, that a connected with a certain man or woman. The gender idea is also expressed through cognitive metaphors. In paremies gender may mark household objects, flowers and plants, as well as the names of the Vietnamese traditional dishes. The gender confrontations in paremies, containing zoonims, are mainly present implicitly, which is connected with the isolating character of the Vietnamese language. The cases of the gender marking of plants in the Vietnamese phraseology are very rear to be found. Gender-marked lexemes used in proverbs and adages take part in the interpretation of the surrounding world, as well in the formation of ethnic stereotypes and etalons, and thus create the concept world image.

Keywords: the Vietnamese language, phraseological unit, paremia, gender confrontations, explicit, implicit, concept, intercultural communication.

(Основную массу фразеологических единиц (далее - ФЕ) вьетнамского языка составляют тукнгы (tuc ngü) и тханьнгы (thánh ngü).

Большинство вьетнамских авторов определяют тукнгы как законченное предложение, содержащее какое-либо суждение [Trieu Nguyen 2010: 37-38]. К тханьнгы относят устойчивые словосочетания, выражающие какое-либо понятие [Nguyen Luc, Luang Van Dang 1978: 365].

Термины тукнгы и тханьнгы, которые употребляются в лексикографических и фразеологических словарях, как правило, не имеют прямых соответствий с такими русскими понятиями, как «пословица» и «поговорка». Данные названия издавна укоренились во вьетнамской лексикографической традиции. В частности, Вьетнамско-русский словарь (далее - ВРС) 1961 г. переводит тукнгы как «поговорка» [Глебова, Зеленцов 1961: 560], а ВРС 1992 г. - как «пословица» [Глебова, Соколов 1992: 717]. В ВРС 1961 г. слово тханьнгы отсутствует, а в ВРС 1992 г. переводится как «фразеологизм» [Глебова, Соколов 1992: 610]. Авторы Нового большого вьетнамско-русского словаря (далее НБВРС), опираясь на современные исследования российских и вьетнамских лингвистов, уточнили понятие тханьнгы следующим образом: 1) оборот речи, фразеологизм; 2) фразеология (весь фразеологический объём вьетнамского языка) [НБВРС 2012, т.2: 775]. В этом же словаре тукнгы переводится как «пословица» [НБВРС 2012, т.2: 1052]. Таким образом, можно видеть, что авторы исключили такое понятие, как «поговорка», из словарных статей своего словаря. Однако в Новом русско-вьетнамском словаре (далее НРВС) понятие «поговорка» дано через три эквивалента: ngan ngü (афоризм, крылатое выражение, народная мудрость), quán ngü (фразеологический оборот) и thánh ngü [Аликанов, Мальханова 2007: 641]. Анализ словарных статей двуязычных словарей показывает, что современные лексикографы по-разному понимают термины тукнгы и тханьнгы, что говорит об их своеобразии. Поскольку детальное рассмотрение структурно-семантических особенностей данных ФЕ не является

релевантным для темы статьи, так как гендерные противопоставления встречаются как в тех, так и в других, мы будем рассматривать их как паремии, отражающие представления вьетнамцев о «мужественности» и «женственности».

Весь корпус паремий, содержащих указание на гендер, можно разделить на две большие группы. Первая - это группа с формальной маркировкой тендера, которая содержит слово, называющее лицо мужского или женского пола: giäc dén nhà dàn bà cüng dánh (букв. «пришёл враг, воюют и женщины»). Во вьетнамском языке, который относится к изолирующим и характеризуется неизменяемостью слова-морфемы, отсутствует категория рода имени существительного. Вместе с тем во фразеологическом фонде вьетнамского языка выделяются лексемы с ген-дерной семантикой, в первую очередь термины родства: ông/дед, bà/бабушка, bô (^)/отец, me/мать, con trai/сын, con gái/дочь, re/зять, dâu/невестка, anh/брат, chi/ сестра и проч. Существуют также слова мужчина/nam, женщина/nü, юноша/trai, девушка/gái. Следует отметить, что термины родства играют в речевом этикете вьетнамцев роль личных местоимений. Необходимо также упомянуть ханвьетские морфемы âm и duang, которые не употребляются самостоятельно, а являются слогом в составе сложных слов. Âm/инь наряду с такими значениями, как тьма, ночь, луна, холод, смерть означает «женское», а duang/ян — свет, день, солнце, жара, жизнь — «мужское». Эти лексемы включены в паремии, где гендерные противопоставления выражены эксплицитно.

Часто цитируемая пословица ông nói gà bà nói vit (букв. «он говорит про курицу, а она про утку»), содержит противопоставление ông - bà. Смысл этой ФЕ в том, что каждый говорит о своём, не слушая аргументов собеседника. В русском языке существуют паремии со сходным значением: «один про Фому, другой про Ярёму», «кто в лес, кто по дрова». Так как слово ông имеет значение «дедушка, пожилой мужчина», а bà — «бабушка, пожилая женщина», не всегда можно точно определить, идёт ли речь о родственных отношениях либо о противопоставлении «пожилой мужчина - пожилая женщина». Например, в тукнгы ông dua chân gio, bà thô chai rrou (букв. «дед даёт свиную ножку, а бабка - бутылку водки»), который означает «ты - мне, я - тебе», речь идёт о взаимной выгоде, что не ограничивается лишь семейными отношениями, то есть имеются в виду «мужчина» и «женщина» вообще. А вот тукнгы ông än cha bà än nem (букв. «он ест тя (блюдо из рубленного или нарезанного на мелкие куски мяса, рыбы или морепродуктов), она ест немы (вьетнамские блинчики)») говорит о неверности супругов и переводится на русский язык «ходить на сторону».

Есть случаи различного толкования ФЕ, содержащих противопоставление ông - bà. Тукнгы can ông chua qua, can bà da dén буквально означает «период дедушки ещё не прошёл, период бабушки уже пришёл». Слово can имеет три значения: 1) приступ, припадок, вспышка; 2) кратковременное бурное проявление непогоды; 3) полоса, промежуток времени. В НБВРС эта пословица переводится следующим образом: «ещё не остыл от гнева хозяин, как разгневалась хозяйка» (НБВРС 2012, т.1: 554). В таком переводе смысл пословицы - гнев хозяев на своих домочадцев

и работников, а пара ông - bà - супруги. Существует также иное толкование: один дождь ещё не прошёл, а другой уже начался. В таком случае противопоставление «мужчина - женщина» не просматривается, а речь идёт о постоянных и неизбежных несчастьях. Эквивалент этой пословицы - «пришла беда - отворяй ворота».

В ряде случаев противопоставление ông - bà используется для иллюстрации каких-либо смешных или нелепых ситуаций. Например, râu ông no câm cam bà kia (букв. «бороду того деда приделать к подбородку той бабки») — «не пришей кобыле хвост». Встречаются случаи употребления слов ông и bà там, где гендерная принадлежность смысловой морфемы неочевидна. Рассмотрим следующие паремии: kè câp gâp bà già (букв. «вор встретил старушку») — «нашла коса на камень». Già/старый может относиться как к мужчине, так и к женщине. Употреблением bà подчёркивается, что именно женские качества помогают справиться с грабителем. О растерянности в необычной ситуации вьетнамцы говорят bôi rôi nhu bà su dè (букв. «растеряться, как родившая монашка») — «как гром среди ясного неба». Парадоксальность ситуации здесь подчёркивается гендерной маркировкой понятия su/монах.

Более ярко гендерные различия проявляются в парах va -chông/жена - муж и bô (cha) - те/отец - мать. Вьетнамское слово «супруги» (va chông) состоит из двух морфем «жена» и «муж», и на первом месте помещается морфема «жена», что может косвенно свидетельствовать о важной роли женщины в семейных отношениях. В слове «родители» (bô (cha) те) на первом месте стоит морфема «отец». Возможно, этим подчёркивается роль мужчины в воспитании детей.

Вьетнамские пословицы и поговорки отражают ведущую роль мужчины и подчинённую роль женщины в семейных отношениях: thuyên theo lai, gai theo chông (букв. «лодка следует за веслом, девушка следует за мужем») или va chông nhu dôi cu cu, chông thi di truâc, va gât gù theo sau (букв. «муж и жена как пара кукушек, муж идёт впереди, жена кивает и идёт за ним сзади») [Vù Ngoc Phan 1971: 282-283]. Эквивалентом этих пословиц может быть русское «куда иголка, туда и нитка».

В паремиях также закреплено представление о жене как хранительнице домашнего очага. Девушкам предписывалось найти свою половину и создать семью: gai không chông nhu nhà không noc (nhu thuyên không lai) (букв. «девушка без мужа, что дом без конька на крыше» («лодка без весла»), где мужчина и женщина дополняют друг друга. Компаративный оборот va chông nhu dùa co dôi (букв. «супруги как пара палочек для еды») подчёркивает равную роль мужа и жены в семейных отношениях. Автор наиболее полного словаря ФЕ Вьет Тьыонг разъясняет, что палочки дожны быть одинаковыми по длинне (равными), только тогда они красиво смотрятся и ими удобно есть [Viêt Chuang 2010, Quyên На :803]. Если супруги не ладят, то в их жизни нет счастья: va chông nhu mât trâng mât troi (букв. «супруги как луна и солнце»): солнце светит днём, луна - ночью, это противоположности, как инь (âm) и ян (duangj. Согласие между супругами - основа семейного благополучия: thuân va thuân chông tat biên Bông cùng can (букв. «(если) между мужем и

женой согласие, (можно) вычерпать Южно-Китайское море») - «не нужен и клад, коли у мужа с женой лад». Материальное благополучие также является заслугой обоих супругов: cüa chong cong va (букв. «имущество мужа, труд жены»). Мужчина являлся главным добытчиком, а жена экономила и сохраняла нажитое: «у мужа полтина, и у жены половина».

В пословицах и поговорках содержатся советы по правильному тендерному поведению в семье: cam soi bát lúa, chong gian bát lai (букв. «рис кипит - убавь огонь, муж сердится - попридержи язык»): жена должна уступать мужу, чтобы всегда был мир в семье; gái ngoan lám quan cho chong (букв. «послушная девушка работает чиновником вместо мужа»): хорошая жена всегда должна помогать мужу делать карьеру. Народная мудрость предупреждает: giáu vi ban, sang vi va (букв. «богатый из-за друзей, благополучный из-за жены») и осуждает тех, кто об этом забывает: giáu doi ban, sang doi va (букв. «разбогател и поменял друзей, стал жить в роскоши, поменял жену») - «нажил богатство, забыл и братство».

Рождение и воспитание детей - ещё одна сфера отражения гендерных стереотипов во вьетнамских паремиях. Cha me sinh con trai sinh tính (букв. «отец и мать (родители) рожают ребёнка, небо (бог) рождает характер») - «сын мой, а ум у него свой». Но это не значит, что процесс воспитания может быть пущен на самотёк: con dai cái mang (букв. «ребёнок глупый, самка несёт ответственность») -«за глупого сына мать в ответе». Здесь употреблено слово cái - женское, женский род, самка. В прошлом это слово употреблялось в значении «мать», в современном языке в этом значении не употребляется, но сохранилось во фразеологии. О важной роли женщины в воспитании детей говорит пословица cha sinh khong bang me duang (букв. «отец родил не равно тому, что мать воспитала»), то есть роль матери важнее, чем роль отца. Ещё говорят con nha dúc me (букв. «добродетель детей от матери») - «в матку и детки».

Интересно отметить, что в паремиях, отражающих отношения родители -дети, гендерно маркируется только понятие «один из родителей», то есть отец или мать, а в качестве семантической пары употребляется общее слово «ребёнок», а не «сын» или «дочь». Подчёркивая роль отца в воспитании детей, вьетнамцы говорят: cha náo con ay (букв. «какой отец, такой и ребёнок») - «каков отец, таковы и дети»; con khong cha nhu nhá khong nóc (букв. «ребёнок без отца как дом без конька на крыше») - «в сиротстве жить - слёзы лить». Одобряется, если дети превзойдут отца: con han cha lá nhá có phúc (букв. «ребёнок превзошёл отца - в доме счастье») - «умный сын - отцу замена». Порицается недостойное поведение отца, за которое в будущем будут расплачиваться его дети: dai cha an man, dai con khát nuác (букв. «отец ел солёное, ребёнок испытывает жажду») - «за грехи отцов дети в ответе».

Иногда в паре «мать - ребёнок» прослеживается негативный подтекст, некая критика в отношении матери: con có khóc me mái cho bú (букв. «ребёнок заплакал, только тогда мать дала грудь») - «дитя не плачет - мать не разумеет»; me hát con khen (букв. «мать поёт, ребёнок хвалит») - «кукушка хвалит петуха». А в паре «отец - ребёнок» иногда присутствует лёгкая ирония: cha chung khong ai khóc (букв. «общий отец - никто не оплакивает») - «у семи нянек дитя без глазу»; bo

bao cüng không dám (букв. «отец велел, всё равно не осмелился») - «у страха глаза велики».

В паре rê/зять и dâu/невестка паремии фиксируют роль невестки в семье и обществе следующим образом: dâu con rê khách (букв. «невестка - дочь, зять -гость»), так как, согласно традиции, невестка живёт в доме мужа и заботится о его родителях, а зять редко навещает тестя и тёщу. Но не всегда в семье мужа невестку ждёт хорошее отношение: làm dâu tram ho (букв. «быть невесткой в ста семьях») означает «терпеть, стиснув зубы».

Часто с помощью гендерно маркированных морфем в паремиях подчёркиваются какие-либо качества характера. Глупость и бесцеремонность отражена в пословице gái góa lo viec triêu dinh (букв. «вдова беспокоится о делах во дворце»)

- «лезть не в своё дело». Слово góa означает «овдовевший» и может относиться как к мужчине, так и к женщине. Но дворцовые, то есть государственные дела

- мужское дело. Слово gái/девочка, девушка перед словом góa подчёркивает, что женщина не обладает необходимыми качествами для управления государством. В более широком смысле речь идёт о некомпетентных людях, дающих советы профессионалам. В пословице tránh anh dánh dau gap anh mau dánh (букв. «избавиться о того, кто бьёт больно, встретить того, кто бьёт быстро») - «из огня да в полымя» употребляется слово anh/старший брат. Это слово в речевом этикете вьетнамцев также употребляется при обращении жены к мужу. В узком смысле здесь речь идёт о насилии в семье, то есть порицается такое мужское качество, как драчливость. Критика неуважительного отношения к старшим зафиксирована в паремии cháu dé ông vai (букв. «внук родил дедушку-предка») - «яйцо курицу не учат».

Эксплицитно выражают идею мужского и женского пола слова, обозначающие определённые профессии или род занятий. Thây - учитель, врач, предсказатель - всегда мужчина. По отношению к женщине употребляется слово cô - учительница, целительница: cam thây cam cô (букв. «рис учителя, рис учительницы»), что значит работать у чужих людей и полностью от них зависеть - «чужой хлеб горек». Вьетнамцы говорят can benh sa thây thuôc (букв. «болезнь боится врача»)

- «дело мастера боится». О любителях давать советы говорит ФЕ lam thây thôi ma (букв. «много учителей — испорчены поминки»). И в этих и в других паремиях с использованием слова thây речь всегда идёт о мужчине. А когда в ФЕ мы видим слово dî/потаскушка, речь идёт о женщине. Если кто-то работает себе в убыток, можно сказать làm dï không dù tiên phân sáp (букв. «работать проституткой и не иметь достаточно денег на пудру»). Когда в вашу жизнь вторгаются с непрошенными советами, можно употребить тханьнгы day dï vén váy (букв. «учить проститутку задирать юбку»), то есть «учить учёного».

Вторая группа паремий включает в себя ФЕ, в которых указание на гендер присутствует имплицитно. Не упоминаются слова «мужчина» или «женщина», но упоминаются предметы или действия, присущие тому или иному их представителю. Например, слово dé/рожать: chua dé da dat tên (букв. «не родила, а дала имя») -«ещё не родила, а уже именем нарекла»; dau dé (côn) cha sáng trang (букв. «больно рожать, а ждут, когда засветит луна») - «время не ждёт». Женщины часто рожали

ночью, а тропическая ночь очень тёмная. Необходимо было идти за повивальной бабкой, но ходить в такой темноте очень трудно, можно сбиться с пути. Отсюда возник образ ожидания луны как источника света и образ роженицы, которая не может дожидаться благоприятно складывающихся обстоятельств.

Идея гендера имплицитно выражается с помощью когнитивных метафор. Назовём некоторые из них. Муж - котелок/nôi, жена - крышка/vung: nôi nào vung nây (букв. «какой котелок, такая и крышка») - «два сапога пара»; nôi tràn úp vung méo (букв. «круглый котелок накрыт кривой крышкой») - супруги не подходят друг другу. Луна/träng - возлюбленная: có träng quên dèn (букв. «есть луна, забыл лампу») - «взошло солнце - прощай светел месяц» традиционно говорят о мужской неверности. Персик, а также слива, ива и некоторые другие растения - молодая девушка: som dào toi mân (букв. «утром персик, вечером слива») - «сегодня - с одной, завтра - с другой»; dào ta lieu yêu (букв. «молодое персиковое дерево, слабая ива») - «слабое созданье».

С.Е. Глазунова указывает на тот факт, что гендерно маркированными в паремиях могут быть названия блюд вьетнамской кухни [Глазунова 2009: 15-27]. Кушанье из обычного риса (té) и клейкого риса (nêp) в переносном смысле обозначают сына и дочь (nêp té), то есть разнополых детей в семье. Анализируя ФЕ, в состав которых входит слово cam/варёный рис, она приходит к обоснованному выводу, что этот образ связан с домашним очагом, следовательно с женщиной, и считает, что именно отсюда появилось жаргонное cam/жена, а phó/суп с рисовой лапшой, мясом, зеленью и приправами, который часто едят в уличных кафе - жаргонное «любовница» [Глазунова 2009: 18].

Гендерные противопоставления в паремиях с компонентами-зоонимами присутствуют в основном имплицитно. Это связано с особенностями вьетнамского языка как изолирующего. Во вьетнамском языке есть специальные слова, которые указывают на пол животных. С помощью морфемы duc/мужской, мужского пола получаем bà duc/бык, lan duc/хряк, chó duc/кобель, ngua duc/жеребец и т.д. Добавленная к названию животного морфема cái/женский, женского пола обозначает самку животного: bà cái/корова, mèo cái/кошка. Однако в паремиях фиксация пола животного происходит только в случае с зоонимом gà/курица, где пол обозначается специальными морфемами. Для того чтобы сказать «петух», надо к общему слову gà добавить морфему trong. Для того чтобы сказать «курица», добавляется морфема mái. Путём добавления морфемы con получаем «цыплёнок». Gà con nhúng nuóc (букв. «цыплёнка опустили в воду») - «как в воду опущенный»; gà trong nuôi con (букв. «петух выкармливает цыплят») - «забот полон рот»; gà mái den cà ô dêu den (букв. «у чёрной курицы весь выводок (цыплят) чёрный») - «каков род, таков и приплод».

Во всех других случаях зооним - это общее слово, название какого-либо животного без указания пола. В большинстве случаев при переводе не требуется указание на пол: dâu voi duôi chuôt (букв. «голова слона/слонихи, хвост мыши») -«гора родила мышь»; cáo muan oai hùm (букв. «лиса/лис взяла себе славу тигра»). Но в некоторых ФЕ речь явно идёт о животном определённого пола. Gà muan áo

cong (букв. «петух взял рубашку павлина») - «ворона в павлиньих перьях». Авторы НБВРС дают такой перевод: «курица в павлиньем одеянии» [НБВРС 2012, т.1: 912]. Скорее всего, авторы взяли за основу род имени существительного «ворона» и перевели общее слово gá как «курица», тогда как по смыслу уместнее был бы перевод «петух» - «петух в павлиньем оперении». В пословице bán bó tau enh uang присутствуют два зоонимных компонента - bó/корова, бык и enh rong/лягушка (квакша украшенная). Образ квакши украшенной используется во фразеологии для обозначения худой коровы, которая болела, плохо питалась или выродилась в результате близкородственных связей. В провинции Тханьхоа таких животных называют «жабья корова». Значение этой пословицы - продать хорошую корову, купить больную «со вздувшимся животом и худым задом», которая выглядит, как квакша украшенная. При переводе слова bó на русский язык с большой вероятностью будет выбрано слово «корова», так как для русского человека она, несомненно, имеет большую ценность, чем бык: «корова в рогоже, да всех дороже». Не так во Вьетнаме, где по понятным причинам не было развито молочное скотоводство, а коровы-зебу использовались как тягло, а значит, ценились сильные быки. Пословица bán bó tau enh uang может быть переведена и так: «продать быка, купить квакшу украшенную», то есть совершить невыгодную сделку - «поменять сапоги на лапти».

Иногда в паремиях содержится имплицитное указание на пол животного. Gá dé gá cuc tác (букв. «курица снесла яйцо и кудахчет»), что значит «громко сообщать о своих успехах»; gá nguái gáy, gá ta cüng dap cánh (букв. «чужой петух кукарекнул, наш петух тоже забил крыльями») - «куда конь с копытом, туда и рак с клешнёй» или tu hú san to má dé (букв. «кукушка откладывает яйца в готовое гнездо») - «кто не работает, тот ест». Эти случаи понятны - яйца несёт курица, а кукарекает по утрам петух. В пословице tráu bó húc nhau, ruoi muoi chét (букв. «бодаются буйволы с быками, дохнут мухи с комарами»), которая соответствует русской «паны дерутся, а у холопов чубы трещат», речь идёт о выяснении отношений между рогатыми самцами крупных животных, а не о бодливости вообще. Однако Глазунова С.Е. переводит эту ФЕ так: «Бодаются буйволы и коровы, а дохнут мухи с комарами» [Глазунова 2008: 22.), что, на наш взгляд, не совсем верно.

Случаи гендерной маркировки растений встречаются во вьетнамской фразеологии крайне редко. Интересна паремия, где слово bá добавлено к названию растения: ám no vua bép hay, dáng cay bá gung chiu (букв. «когда тепло и сытно, царь кухни знает, когда горько и остро, бабушка-имбирь терпит»). Здесь речь идёт о гендерном противопоставлении по линии «ответственность - безответственность», причём в роли безответственной стороны выступает мужчина - король кухни. Когда в доме всё хорошо, заслуга принадлежит мужчине, а когда дела идут плохо, мужчина перекладывает всё «горькое и острое» на женщину (бабушку-имбирь). Женщина должна безропотно терпеть и не рассказывать посторонним о жизни семьи. Поэтому в качестве аналога этой пословицы используется выражение «не выносить сор из избы».

Фразеология вьетнамского языка даёт значительное количество примеров репрезентации такого культурно значимого концепта, как «мужественность» и «женственность». Употребляясь в пословицах и поговорках, лексемы с тендерной семантикой участвуют в интерпретации окружающего мира, формируя культурно-национальные стереотипы и эталоны, создавая концептуальную картину мира. Необходимо изучать языковую и концептуальную картину мира вьетнамцев, так как успешная межкультурная коммуникация может состояться только при их ясном понимании и реальном учёте. Данное исследование является частью этой работы, результаты которой могут быть использованы как в научной, так и в педагогической деятельности.

литература

Аликанов К.М., Мальханова И.А. Новый русско-вьетнамский словарь. М.: АСТ: Восток-Запад, 2007. 1115 с.

Глазунова С.Е. Национальная вьетнамская кухня и традиции застолья как отражение национальной культуры и философии // Лингвострановедение: методы анализа, технология обучения. Часть II. Особенности национальных кулинарных традиций. - М.: МГИМО (У), 2009. - С.15-27.

Глазунова С.Е. Образы животного мира во вьетнамской фразеологии // Сб. Лингвострановедение: методы анализа, технология обучения. 5-й межвузовский семинар по лингвострановедению.Часть II. Концептосфера «мир животных» в аспекте лингвострановедения. М.: Издательство МГИМО, 2008. С.22.

Глебова И.И., Зеленцов В.А. и др. Вьетнамско-русский словарь. М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1961. 616 с.

Глебова И.И., Соколов А.А. Вьетнамско-русский словарь. М.: Русский язык, 1992. 792 с.

Новый большой вьетнамско-русский словарь. М.: Восточная литература, 2012, т.1. 1275 с.

Новый большой вьетнамско-русский словарь. М.: Восточная литература, 2012, т.2. 1269 с.

Nguyên Luc, Luang Vän Dang. Thành ngü tiêng Viêt. Hà Nôi: Khoa hoc xä hôi, 1978. 365 tr./ Нгуен Лык, Лыонг Ван Данг. Тханьнгы вьетнамского языка. Ханой: Общественные науки, 1978. 365 с.

Triêu Nguyên. Khào luân vê tuc ngü nguài Viêt. Hà Nôi: Khoa hoc xä hôi, 2010. 405 tr. / Чиеу Нгуен. О вьетнамских пословицах. Ханой: Общественные науки, 2010. 405 с.

Viêt Chuang. Tù dien thành ngü tuc ngù-ca dao Viêt Nam. Quyen Ha. Nxb Dong Nai, 2010. 846 tr./ Вьет Тьыонг. Словарь пословиц, поговорок и частушек Вьетнама. Донгнай, т.2, 2010. 846 с.

Vü Ngoc Phan. Tuc ngü, ca dao, dân ca Viêt Nam. Hà Nôi: Khoa hoc xä hôi, 1971. 556 tr. / Ву Нгаук Фан. Пословицы, частушки, народные песни Вьетнама. Ханой: Общественные науки, 1971 г. 556 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.