Научная статья на тему 'Гендерная специфика структуры агрессивности студентов'

Гендерная специфика структуры агрессивности студентов Текст научной статьи по специальности «Психология»

CC BY
71
19
Поделиться

Аннотация научной статьи по психологии, автор научной работы — Нечепуренко Т. В.

В статье рассматриваются результаты гендерного исследования структуры агрессивности в рамках системно-функциональной модели, предложенной профессором А.И. Крупновым. Показана общность и специфика связей переменных в структурах женской и мужской агрессивности.

Gender Specificity of Structure of Aggression of Students

In the article the results of the gender research of the structure of aggression within the limits of the systemic-functional model suggested by Professor A.I. Krupnov are considered. The generality and specificity of the connections of variables in the structures of female and male aggression is shown.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Гендерная специфика структуры агрессивности студентов»

ГЕНДЕРНАЯ СПЕЦИФИКА СТРУКТУРЫ АГРЕССИВНОСТИ СТУДЕНТОВ

Т.В. Нечепуренко

Кафедра социальной и дифференциальной психологии Российского университета дружбы народов Ул. Миклухо-Маклая, 6, Москва, Россия, 117198

В статье рассматриваются результаты гендерного исследования структуры агрессивности в рамках системно-функциональной модели, предложенной профессором А.И. Крупновым. Показана общность и специфика связей переменных в структурах женской и мужской агрессивности.

Обобщая в своих обзорах результаты многочисленных исследований человеческой агрессии, зарубежные авторы (Маккобу, Джэклин, Фэрхурст, Кросс, Мэдсон) приходят к выводу об однозначной доказанности половой специфики в проявлении агрессивности [2].

Э. Кэмпбелл утверждает, что мальчики и девочки рождаются потенциально равно агрессивными, но существуют различия в том, как социализируются дети разного пола [1]. Вследствие различий в социализации женской и мужской агрессивности формируются различные способы восприятия агрессии и обращения с нею. Мальчиков поощряют быть открыто агрессивными, и мужчины становятся более склонны к прямой физической агрессии, ответственность за нее принимают на себя, начинают использовать агрессию как инструмент в достижении как личных, так и общественных целей. Женщины, получая запрет на прямую агрессию, приобретают в результате склонность, с одной стороны, к проявлению естественных агрессивных импульсов в косвенной форме, а с другой — к перенаправлению внешнеагрессивных тенденций в аутоагрессию.

В нашем эмпирическом исследовании, проведенном на базе кафедры социальной и дифференциальной психологии РУДН, мы также выявили ряд значимых гендерных различий в проявлении агрессивности. Мы использовали методику диагностики агрессивности как системно-функциональной черты личности [5; 7; 8], разработанную А.И. Крупновым, по которой было опрошено 126 девушек и 126 юношей. Выборки хорошо уравнены по возрасту (самым младшим испытуемым — 16 лет, самым старшим — 24 года), специальностям обучения и достоверности полученных результатов.

По нашим данным, юноши оказались значительно более склонными к физической агрессии, чем девушки. К выводу о том, что мужчины действительно более склонны прибегать к открытой физической агрессии, позволяют прийти и результаты обработки данных, полученных в исследованиях индивидов (Гентри, Харрис, Лагерспец, Берквист и Пейтонен), и данные метаанализа, сделанного на основе этих работ [9].

Изучая основные отличительные особенности проявления агрессии представителями разного пола, П.А. Ковалев также обнаружил, что в мужском агрессив-

ном поведении решающая роль отводится форме агрессии, причем предпочтение отдается прямой физической форме агрессии, а в женском поведении — виду агрессии, и предпочтение отдается косвенному вербальному виду. Таким образом, для мужчин важен не столько вид агрессии (вербальный или физический), сколько выражение ее в открытой форме и непосредственно с конфликтующим. Для женщин же важен именно вид агрессии (вербальный), а на втором плане ее форма (прямая или косвенная), хотя социально-культурные стереотипы заставляют их чаще склоняться к косвенной форме [6]. В нашем исследовании, однако, значимых различий по склонности к вербальной агрессии у студентов выявлено не было.

Нами были получены данные о существенных различиях в склонности студентов мужского и женского пола использовать агрессию в инструментальных целях: для достижения успехов в какой-либо деятельности или в сфере личных интересов. Кроме того, юноши оказались значительно более подвержены влиянию эгоцентрических мотивов, побуждающих к агрессии, таких как неприятие другого человека, стремление показать свою силу и власть, излишняя подозрительность, намерение проучить, наказать обидчика за содеянное и т.п. ^ = 2,23, p = 0,03).

В исследованиях зарубежных авторов (Кэмпбелл, Манкер и Гормэн) было установлено, что женщины рассматривают агрессию как экспрессию — как средство выражения гнева и снятия стресса путем высвобождения агрессивной энергии. Мужчины же, напротив, относятся к агрессии как к инструменту, считая ее моделью поведения, к которому прибегают для получения разнообразного социального и материального вознаграждения [3]. Вероятно, именно эти различия в установках на инструментальную функцию агрессии и были выявлены нашим исследованием. Кроме того, в исследованиях А. Фроди и его сотрудников показано, что женщины не менее агрессивны, чем мужчины, если расценивают свои действия как справедливые или чувствуют себя свободными от ответственности за них [4]. Это находит свое подтверждение в наших данных в виде отсутствия значимых различий по показателю социоцентричности, т.е. мотивации к агрессии, ориентированной на благо других: на стремление разобраться в сложившейся ситуации и навести порядок, предупредить правонарушение, выполнить поставленные задачи как можно лучше, восстановить социальную справедливость и т.п.

А. Фроди также указывает, что присущее женщинам чувство вины часто приводит к подавлению агрессивности там, где мужчины ее не скрывают. Результаты исследований ряда других авторов (Кэмпбелл, Манкер и Гормэн) подтверждают, что мужчины, как правило, в меньшей степени испытывают чувство вины и тревоги. Напротив, женщины более обеспокоены тем, чем агрессия может обернуться для них самих, например, возможностью получить отпор со стороны жертвы [3]. И действительно, в нашем исследовании также были получены значимые различия по показателю, выявляющему склонность к самообвинениям. Мы выяснили, что девушки значительно чаще испытывают угрызения совести

за содеянное, сожалеют о том, что совершили, долго мучаются, когда поступают неправильно, обвиняют себя за допущенную нетактичность и т.п.

Учитывая эту склонность женщин к самообвинениям, не удивительно, что по показателю интернальности мы также смогли выявить значимые различия. Юноши оказались более склонны к приписыванию себе ответственности за агрессию. По показателю экстернальности значимых различий выявлено не было. Исходя из полученных данных, можно заключить, что к ретроактивной агрессии как к ответу на провокацию окружающей среды юноши и девушки в равной степени готовы, но проактивная агрессия является в большей степени мужской прерогативой.

Таким образом, в сравнительном исследовании мы получили ряд существенных различий по многим переменным агрессивности. Далее мы проанализировали гендерную специфику корреляционной структуры агрессивности.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Расчет корреляций между переменными в структуре агрессивности (интеркорреляций) показал, что структура женской агрессивности выстроена несколько сложнее, поскольку содержит в себе большее число взаимосвязей, чем структура мужской агрессивности: мы обнаружили 64 статистически значимые интеркорреляции у девушек и 55 — у юношей (из 91 возможной).

В структуре агрессивности выделилось 47 общих для обоих полов статистически значимых интеркорреляций из 55 возможных. Рассмотрим и проанализируем самые основные из них.

Существует положительная корреляция между переменными внутри мотивационного, продуктивного, эмоционального, динамического (формы агрессии) и рефлексивно-оценочного компонентов агрессивности.

Мотивационный компонент агрессивности имеет связь с продуктивным компонентом, т.е. чем больше результатов может принести агрессия, тем сильнее студент мотивирован на нее. Чем сильнее студент, исходя из личных эгоцентрических интересов, мотивирован к достижению каких-либо результатов, тем с большей готовностью он оправдывает применение агрессии и берет на себя ответственность за нее, выражает агрессию более явно и разнообразно (как словесно, так и физически), тем более взрывной и неуправляемый характер носит ее выражение и тем с большим количеством трудностей, связанных с низкой самооценкой, тревожностью, неуверенностью в себе и т.п. студент сталкивается. Эгоцентричность оказывается сама по себе связана с переживанием трудностей, возникающих из-за недостаточной способности к «оттормаживанию» нежелательных проявлений собственной агрессивности. Следовательно, чем более студент мотивирован на агрессию, исходя из личных интересов, и чем более он склонен достигать успехов в деятельности при помощи агрессии, тем более незрелыми являются его личностные структуры и коммуникативные навыки, и тем больше ответственности за проявление собственной агрессивности он приписывает внешним факторам. Также склонность к достижению результатов в деятельности при помощи агрессии имеет выраженную связь с наличием у студентов представлений об агрессивности как о неконтролируемой, предопределенной и инстинктивно обусловленной черте характера.

Динамический компонент агрессивности имеет связь с продуктивным компонентом. Это означает, что чем сильнее и разнообразнее выражается агрессия, тем более выражен оказывается и ее результат. Чем выше склонность студента к вербальной и физической агрессии, тем более он подвержен эгоцентрической мотивации, более взрывной и неконтролируемый характер носят вспышки агрессии и тем с большей готовностью он склонен оправдывать проявление агрессии и брать на себя ответственность за нее. Кроме того, чем чаще студент проявляет вербальную агрессию, тем чаще он расценивает окружающую среду как побуждающую к агрессии, а также с большей вероятностью поддерживает представление об агрессивности как об инстинктивно обусловленной и не поддающейся сознательному контролю черте характера.

Студенты тем чаще переживают трудности, связанные с собственной агрессивностью, чем чаще они приписывают внешним факторам ответственность за проявленную ими агрессию. С переживанием трудностей часто сопряжено также использование агрессии как инструмента в достижении успехов в какой-либо деятельности и руководство эгоцентрическими мотивами. Чем более низкую самооценку, более выраженную тревожность, негативный образ себя и другие личностные трудности имеет человек, тем более он склонен к переживанию чувства вины за собственные агрессивные тенденции и тем чаще он использует агрессию как инструмент регуляции в отношениях с людьми.

Переживание вины и угрызений совести за агрессию возникают тем чаще, чем более охватывающий и сильный агрессивный импульс переживает человек в фрустрирующей ситуации, чем более провоцирующими агрессию воспринимаются внешние обстоятельства и чем с большим количеством эмоциональноличностных трудностей имеет дело человек.

Чем более склонен студент расценивать агрессивность как ненависть, нетерпимость, намерение причинить зло другим людям, тем больше ответственности за собственную агрессию приписывается внешним факторам.

Теперь опишем и проанализируем существующие 25 несовпадений в интеркорреляциях переменных агрессивности у девушек и юношей.

По поводу специфики структуры женской агрессивности можно отметить следующие факты.

Существует положительная корреляция между переменными внутри когнитивного компонента. Это означает, что чем более неконтролируемой и инстинктивно обусловленной является для девушек их агрессивность, тем более они склонны расценивать ее как нечто негативное и вредоносное.

Социоцентричность у девушек в структуре агрессивности имеет значительно больше взаимосвязей с другими переменными, чем у юношей (9 у девушек и 3 у юношей). В структуре женской агрессивности социоцентричность дополнительно взаимосвязана с переменными динамического и эмоционального компонентов, а также с осмысленностью и операциональными трудностями. Таким образом, получается, что чем сильнее у девушки выражена мотивация к агрессии, направленная на благо других людей, тем скорее она склонна оценивать агрессивность как грубость, угрозу, ненависть, стремление навредить другим; тем ши-

ре и разнообразнее ее арсенал средств выражения агрессии; тем ярче и более интенсивно возникают ее эмоциональные реакции — она экспрессивнее выражает гнев и затем испытывает больше вины за это. Кроме того, социоцентрическая мотивация сопряжена у девушек с большим количеством трудностей, связанных с недостатком умения совладать с возникающим агрессивным импульсом.

Осведомленность связана с переменными регуляторного и рефлексивно-оценочного компонентов, а также с эгоцентричностью. Это означает, что чем более неконтролируемой и инстинктивно обусловленной является для девушек агрессивность, тем чаще они проявляют агрессию, исходя из личных мотивов, тем больше ответственности приписывают как самому агрессору, так и внешней провоцирующей среде, и тем с большим количеством трудностей девушки сталкиваются.

Интернальность имеет прямую связь с переменными рефлексивно-оценочного компонента, а также со стеничностью и обратную связь с астеничностью. Это означает, что чем больше ответственности за агрессивное поведение девушка приписывает себе, тем более мощные приступы гнева она переживает и тем с большим количеством трудностей она сталкивается. При этом чем больше агрессии она себе позволяет, тем меньше вины за это испытывает.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Операциональные трудности связаны (помимо связей, перечисленных ранее) с субъектностью. Это означает, что чем выше склонность девушки к использованию агрессии в качестве инструмента регуляции межличностных отношений, тем чаще она сталкивается с трудностями в удержании своих агрессивных эмоций.

Специфика структуры мужской агрессивности проявляется в существовании следующих связей между ее компонентами и переменными.

Существует положительная корреляция между переменными внутри регуляторного компонента. Это означает, что чем чаще юноша приписывает себе право выражать агрессию и берет на себя ответственность за нее, тем сильнее, по его мнению, среда провоцирует его на агрессивный ответ. Другими словами, чем характернее для юноши проактивная агрессия, тем он более склонен к ретроактивной агрессии, и наоборот.

Переменные продуктивного компонента связаны с экстернальностью. Это означает, что чем более юноша склонен к инструментальному использованию агрессии, тем более провоцирующей на агрессию представляется ему окружающая среда. Кроме того, отдельно субъектность коррелирует с осведомленностью. Значит, чем более склонен юноша расценивать агрессивность как нечто неконтролируемое, предопределенное и инстинктивно обусловленное, тем более он склонен к ней прибегать как к средству регуляции отношений с другими людьми.

Осмысленность связана с интернальностью и вербальной агрессией. То есть чем более склонен молодой человек расценивать агрессивность как ненависть, нетерпимость, проявление стремления причинить зло другим людям, тем больше ответственности за проявленную агрессию он приписывает себе и тем с большей готовностью прибегает к вербальной агрессии.

Физическая агрессия связана с осведомленностью и экстернальностью. Следовательно, к физической агрессии юноши тем более склонны прибегать, чем более неконтролируемой и инстинктивно обусловленной является для них агрессивность и чем больше ответственности за нее они приписывают внешним обстоятельствам.

Таким образом, относительно гендерной специфики корреляционной структуры агрессивности мы можем сделать следующие заключения.

1. Наибольшие различия в структурах женской и мужской агрессивности приходятся на переменную социоцентричность, которая у женщин имеет 6 специфичных для них связей с другими переменными (помимо 3 общих для обоих полов корреляций), а у мужчин — ни одной специфичной. Значимость роли мотивов, направленных на благо других, в структуре женской агрессивности представляется закономерной ввиду известной ориентации женского социального поведения на коммуникативные аспекты и взаимоотношения, в отличие от мужской ориентации на деятельность и решение задач.

2. Спецификой структуры женской агрессивности является также наличие связей между переменной операциональные трудности с другими переменными, такими как субъектность, социоцентричность, осведомленность, интерналь-ность. Мы предполагаем, что эти связи отражают специфику социализации агрессивности по женскому типу. Как было указано выше, девочки социализируются в условиях запрета на явное и открытое выражение агрессивных импульсов. Не удивительно поэтому, что использование агрессии в качестве инструмента регуляции межличностных отношений именно девушками воспринимается как трудность и недостаточная способность сдерживать возникающий агрессивный импульс. Вероятность подобной негативной оценки собственных агрессивных действий тем выше, чем более выражены у девушки: 1) ориентация на других; 2) склонность оценивать собственную агрессивность как нечто неконтролируемое, предопределенное и инстинктивно обусловленное и 3) тенденция приписывать себе ответственность за проявленную агрессию.

3. Осведомленность также имеет множество связей в структуре женской агрессивности (с осмысленностью, эгоцентричностью, а также с переменными регуляторного и рефлексивно-оценочного компонентов), в то время как в структуре мужской агрессивности осведомленность прямо связана лишь с физической агрессией и субъектностью. Таким образом, в структуре женской агрессивности переменная осведомленность более тесно связана с другими переменными, и связи переменной осведомленность в женской и мужской структурах агрессивности отмечаются содержательно. Наличие этой специфики мы также склонны объяснять противоположной направленностью социального поведения мужчин и женщин, а также разнящимися установками относительно роли агрессии. Как было указано выше, мужчины более склонны к инструментальной агрессии и чаще ориентируются на достижение результата и социального вознаграждения. Вероятно, поэтому, а также вследствие отсутствия запрета на открытую агрессию чем более естественным в достижении личностно-значимого результата воспринима-

ется импульс к агрессии, тем более мужчина готов прямо и открыто проявить эту агрессию. Для женщин же более характерно рассматривать агрессию как средство самовыражения, причем средства запретного. Следствием запрета на открытую агрессию является то, что чем более естественным, природно заданным, а значит, и неизбежным воспринимается агрессия, тем с большей вероятностью она также оценивается как нечто насильственное, принуждающее, вредоносное и в целом негативное. Следствием восприятия женщинами агрессии как средства самовыражения является тенденция связывать переживание агрессивного импульса с эгоцентрическими мотивами, личной ответственностью за проявление агрессии, а также ролью провоцирующей на агрессию среды.

4. В структуре женской агрессивности интернальность связана с переменными эмоционального и рефлексивно-оценочного компонентов, а в структуре мужской агрессивности — только с переменной осмысленность. Если мужчины принимают ответственность за действия, оцениваемые ими как проявление ненависти, нетерпимости, стремления причинить зло другим людям; то женщины склонны брать личную ответственность за собственную неспособность удержаться от сильной эмоциональной реакции.

5. Существует содержательное и количественное различия в связях экс-тернальности с другими переменными: в структуре мужской агрессивности экстернальность связана с физической агрессией, интернальностью и переменными продуктивного компонента; в структуре женской агрессивности экстер-нальность связана с осведомленностью. Значит, для женщин переживание собственной агрессивности как того, что природно обусловлено и что никак нельзя контролировать, связано с приписыванием ответственности за собственную агрессию чему-то внешнему (факторам среды, другим людям, природе вещей как таковой). В структуре мужской агрессивности связь экстернальности со множеством других переменных агрессивности, вероятно, способна играть роль защитного механизма, позволяющего сохранить позитивный образ себя в ситуации, когда проявляется физическая и вербальная агрессия. Юноши чувствуют за собой право выражать агрессию и берут на себя ответственность за нее тем более явно, чем сильнее, по их мнению, среда провоцирует их на агрессивный ответ. И чем больше выгод в различных сферах жизнедеятельности через агрессивное поведение получает мужчина, тем скорее он приписывает ответственность за собственную агрессию провокации окружающей среды. И то, и другое позволяет разделить ответственность за агрессию с другим участником агрессивного контакта, что дает возможность сохранить собственный позитивный образ.

6. Содержательно отличаются связи переменной вербальная агрессия: в структуре женской агрессивности она связана с социоцентричностью, а в структуре мужской агрессивности — с осмысленностью. Женщины оказываются тем более готовы к вербальной агрессии, чем сильнее у них выражена мотивация к агрессии, направленная на благо других людей; а мужчины — чем более они склонны оценивать агрессию как ненависть, нетерпимость, проявление стремле-

ния причинить зло другим людям. Таким образом, для мужчин вербальная агрессия предстает как средство выражения негативного отношения, в то время как для женщины — как средство защиты блага других людей и наказания тех, кто нарушает нормы социального поведения.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

ЛИТЕРАТУРА

[1] Бартол К. Психология криминального поведения. — СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2004.

[2] Бендас Т.В. Гендерная психология: Учебное пособие. — СПб.: Питер, 2006.

[3] Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. — СПб.: Питер, 1997.

[4] Каган В.Е. Воспитателю о сексологии. — М.: Педагогика, 1991.

[5] Крупнов А.И. Системно-диспозиционный подход к изучению личности и ее свойств // Вестник РУДН. Серия «Психология и педагогика». — 2006. — № 1 (3). — С. 63—73.

[6] Ковалев П.А. Возрастно-половые особенности отражения в сознании структуры собственной агрессивности и агрессивного поведения: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. — СПб., 1996.

[7] Нечепуренко Т.В. Психометрический анализ диагностики общительности и агрессивности // Психолого-педагогические и эколого-психологические особенности формирования и развития личности в современном обществе: Материалы межвузовских психологических чтений студентов, аспирантов и молодых ученых 18 апреля 2006. — М.: Изд-во РУДН, 2006. — С. 89—91.

[8] Новикова И.А., Нечепуренко Т.В. Сравнительный анализ общительности и агрессивности студентов // Вестник РУДН. Серия «Психология педагогика». — № 1. — 2007. — С. 20—28.

[9] Малкина-Пых И.Г. Гендерная терапия. — М.: Эксмо, 2006.

GENDER SPECIFICITY OF STRUCTURE OF AGGRESSION OF STUDENTS

T.V. Nechepurenko

Social and Differential Psychology Chair Peoples’ Friendship University of Russia

Miklukho-Maklaya str., 6, Moscow, Russia, 117198

In the article the results of the gender research of the structure of aggression within the limits of the systemic-functional model suggested by Professor A.I. Krupnov are considered. The generality and specificity of the connections of variables in the structures of female and male aggression is shown.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.