Научная статья на тему 'Гендер как инновационный научный и философский дискурс'

Гендер как инновационный научный и философский дискурс Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
1429
234
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
GENDER DISCOURSE / GENDER SOCIALIZATION / GENDER IDENTIFICATION / TRANSFORMATION OF GENDER IDENTITY / CONSTRUCTION OF GENDER

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Шишлова Екатерина Эдуардовна

Автором обсуждаются актуальные проблемы гендерного дискурса, анализируются процессы гендерной социализации и гендерной идентификации с позиций ведущих социально-психологических теорий ХХ столетия (структурно-функциональной, конструктивистской и структурно-конструктивистской), обозначающих тенденцию смены классического мышления современным и постсовременным.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Gender as Innovative Scientific and Philosophical Discourse

The author analyses actual problems of gender discourse, such as gender socialization and gender identification from positions of the leading social theories of the 20th century (structural-functional, constructivist and structural-constructivist), denoting change of classical thinking by modern and postmodern.

Текст научной работы на тему «Гендер как инновационный научный и философский дискурс»

ФИЛОСОФИЯ

Гендер как инновационный научный и философский дискурс

Е.Э. Шишлова

Автором обсуждаются актуальные проблемы гендерного дискурса, анализируются процессы гендерной социализации и гендерной идентификации с позиций ведущих социально-психологических теорий ХХ столетия (структурно-функциональной, конструктивистской и структурно-конструктивистской), обозначающих тенденцию смены классического мышления современным и постсовременным.

Гендерная проблематика представляет собой инновационный научный и философский дискурс, соответствующий процессам модернизации и постмодернизации в глобализирующемся мире. Гендерный дискурс возник как критика классических теорий пола, как отрицание традиции во взаимоотношениях мужчины и женщины и утверждение новых подходов, соответствующих эпохе модерна и постмодерна. Тенденция трансформации традиционных гендерных ценностей носит глобальный характер и распространяется на общества и государства с различными национальными, культурными, географическими особенностями. Глобальный вектор гендерной трансформации означает не стирание различий между мужчинами и женщинами, но отказ от гендерной иерархии и имеющихся отношений власти и подчинения.

Категория «гендер» была введена в социальные исследования, чтобы заменить доминировавшие в общественных науках понятия половой роли и полоролевого подхода. Идея различения биологического и социального пола высказывалась еще в 1935 г. М. Мид в книге «Пол и темперамент в трех примитивных обществах». Но сам термин вошел в употребление в западной науке в 1970-х гг. (в отечественной науке - в 1990-х гг.) благодаря трудам американского ученого Р. Столлера1. Он выступил на конгрессе психоаналитиков в Стокгольме

с докладом о понятии социополового или, как он назвал его, гендерного самосознания, положив начало изучению процессов гендерной идентификации и гендерной социализации. Столлер впервые обозначил различие понятий пола (англ.- sex) и гендера (англ. - род). Его концепция строилась на разделении биологического и культурного: изучение пола, считал Столлер, является предметной областью биологии и физиологии, а анализ гендера может быть рассмотрен как предметная область исследований психологов и социологов, анализа культурно-исторических явлений.

Разведение биологической и культурной составляющих в изучении вопросов, связанных с полом, и дало толчок формированию особого направления в современном гуманитарном знании -гендерным исследованиям. Сегодня в США и Западной Европе гендерные исследования имеют статус официальной учебной и научной дисциплины, создаются ассоциации и научно-исследовательские центры, ведущие разработки по гендерной проблематике, работает международная сеть гендерных исследований (наиболее крупная была создана в 1996 г. при Гендерном институте Лондонской школы экономических и политических наук2). Отличительной чертой современных гендерных исследований, активно развивающихся прежде всего в западной и американской гуманитарной науке, является их междисциплинарный, межпредметный характер.

Шишлова Екатерина Эдуардовна - к.филол.н., преподаватель кафедры английского языка №3 МГИМО(У) МИД России. E-mail: vestnik@mgimo.ru

В системе российского общественного знания легитимность гендерной тематики невелика, академическое сообщество скептически относится к проблематике гендерных исследований. Общественное сознание оценивает гендерные изменения как ориентированные на нежелательные сдвиги в сфере отношений между полами, особенно в сфере семьи.

Выделение социокультурной и биологической составляющих в представлениях о поле человека привело к существованию в гуманитарном знании двух относительно независимых понятий - собственно пола и гендера. Термин «пол» применяется учеными в тех случаях, когда речь идет о биологической детерминации любых имеющихся различий между мужчинами и женщинами. Термин «гендер» применяется в тех случаях, когда исследователь хочет подчеркнуть факт социальной и культурной обусловленности различий, встречающихся в поведении и личности мужчины и женщины. Однако единой и однозначной трактовки гендера до сих пор не существует. Имеется разнообразие его определений в зависимости от концептуальной позиции автора и целей исследования. Общей тенденцией для большинства авторов является сохранение традиции в определении гендера «через» понятие пола. С учетом науки, в рамках которой его рассматривают, гендер определяют как социальный пол, психологический пол, гражданский пол, культурносимволический пол. Использование термина «пол» для определения гендера может свидетельствовать о биодетерменистском подходе ученых к гендерной проблематике. В феминистском дискурсе гендер рассматривается с иных позиций - как системная характеристика социального иерархического, несимметричного порядка, утверждающего отношения стратификации и власти.

Для более точного определения гендера, понимания его динамической сущности важно, с нашей точки зрения, проследить специфику его интерпретации не только в рамках различных наук, но и в рамках различных эпох в процессе модернизации. Классический, модернистский и постмодернистский подходы демонстрируют существенную трансформацию в интерпретации понятий пола и гендера, указывают на их временной и временный характер:

- классическая модель знания трактует «гендер» как единую социально-биологическую характеристику, с помощью которой люди определяют друг друга в качестве «мужчин» или «женщин». Гендер сводится здесь к совокупности поведенческих паттернов, ожидаемых от представителей того или иного пола в конкретной культуре, что фиксирует асимметрию социально обусловленных форм поведения и самосознания мужчин и женщин;

- модернистская наука рассматривает гендер как зафиксированную в культуре структуру личностных качеств и способов социального взаимодействия, с которой соотносит себя каждый индивид определенного пола;

- промежуточное место между модернистским и постмодернистским направлением занимает

концепция гендера как системы межличностного взаимодействия, посредством которой создается, утверждается и воспроизводится представление о мужском и женском как базовых категориях социального порядка;

- постмодернисты преодолевают двойственный подход к интерпретации пола человека и предлагают рассматривать его вне всякой связи с биологическими категориями. Здесь не идет речь о приоритете социального конструкта (гендера) над биологической данностью (полом), как это можно отметить в модернистском подходе. Преодолевается и биологический детерминизм классического мышления, согласно которому гендер является социокультурным отражением имеющегося в природе полового диморфизма. В постмодернистских исследованиях биологическая данность рассматривается как эффект особой социальной перцепции телесного компонента гендера.

Итак, классическая традиция основывается на признании определяющей роли биологических факторов. Модернистский подход отличается двойственной трактовкой пола как биологического феномена, с одной стороны, и социокультурного - с другой. Постмодернистская точка зрения отходит от двойственной трактовки пола человека, отрицает какие-либо критерии соотнесения социокультурного конструкта пола и его реального прототипа.

Трансформация гендерного конструкта связана с изменением взглядов на роль биологических и социально-психологических признаков. С учетом вышеизложенного позволим себе предложить следующий вариант определения гендера, в наибольшей степени соответствующий сегодняшнему состоянию гендерной теории и практики. В качестве основания определения выберем социально-психологический и биологический факторы в их соотношении. Гендер - это динамический конструкт, отражающий роль биологических и социальнопсихологических факторов поведения мужчин и женщин в конкретной культурно-исторической среде. Гендер в данном изложении оказывается непосредственно связанным с процессами гендерной социализации и гендерной идентификации.

В формате настоящей статьи представляется важным уделить особое внимание анализу гендера как динамической категории, рассмотреть трансформационные процессы гендерной социализации и гендерной идентификации в их взаимообусловленности. Данные процессы являются предметом изучения социологической и психологической наук, оказавшихся наиболее сензитивными в сфере гуманитарного знания к гендерной проблематике. Классическая наука определяет гендерную социализацию как процесс усвоения культурных образцов гендерного поведения, а гендерную идентификацию как процесс осознания себя связанным с культурными определениями мужественности и женственности3. Проследим, как трансформировались понятия гендерной социализации и гендерной идентификации с позиций ведущих социально-психологических теорий ХХ столетия: структурно-функциональной, конструктивистской и структурно-

конструктивистской, обозначающих тенденцию смены классического мышления современным и постсовременным. Можно выделить следующие теоретические подходы к проблемам пола и гендера, соответствующие названным теориям:

- к первому подходу можно отнести традиционные теории гендерной социализации, основанные на биодетерминистской теории структурнофункционального анализа Т. Парсонса4, игравшей ведущую роль в американской социологии вплоть до начала 70-х гг. ХХ в. и характерную для индустриального общества. Модель дифференциации половых ролей на инструментальную и экспрессивную соответствовала функциям мужчины и женщины в семье и по мере роста влияния данной теории была отнесена автором к обществу в целом. Инструментальная функция (требующая властности и жестокости) обеспечивает, по мнению ученого, отношения системы с внешним миром, а экспрессивная функция (предполагающая мягкость и терпение) нацелена на поддержание интеграции членов системы. Подобное разделение ролей глубоко функционально, необходимо для поддержания стабильности любой социальной системы и поэтому универсально. Сегрегация ролей интерпретируется Парсонсом как механизм подавления возможного разрушительного для брака и семьи соревнования между супругами за власть, престиж, успех. Разделение ролей в семье Парсонс рассматривает как важный социологический механизм приобщения ребенка к обществу и культуре.

В своей концепции Парсонс опирается на теорию З. Фрейда, согласно которой универсальные психологические механизмы приобщения ребенка к обществу биологически обусловлены (табу инцеста и эдипов комплекс)5. Дифференциация ролей во взрослом состоянии объясняется разным переживанием мальчиками и девочками своей сексуальности. Приниженный социальный статус женщин объясняется их анатомической ущербностью и завистью к биологической полноценности мужчин. Теории данного направления описывают и объясняют социальные различия между мужчинами и женщинами как биологически детерминированные, обусловленные сексуальными бессознательными инстинктами. Основное внимание в процессе приобщения к обществу и культуре уделяется процессу социализации, в котором личность занимает пассивное место, является объектом воздействия;

- ко второму подходу можно отнести теории социального конструирования гендера, которые возникли как конструктивистская критика структурного функционализма и в которых акценты смещаются на микроуровень и повседневные взаимодействия (А. Шуц, П. Бергер, Т. Лукман). Социальная реальность рассматривается как одновременно объективная и субъективная. Она отвечает требованиям объективности, поскольку независима от индивида. С другой стороны, социальную реальность можно рассматривать как субъективный мир, потому что она постоянно созидается индивидами в процессе межличностного взаимодействия. Гендер как системная характеристика социального порядка

постоянно воспроизводится в структурах сознания и в структурах действия и взаимодействия6. Именно коммуникативная интеракция людей, согласно этнометодологии Г. Гарфинкеля7, производит социальные и социально-психологические феномены.

И. Гофман в теории драматургического инте-ракционизма подчеркивает аспект властного измерения этой системы8. В господствующем социокультурном пространстве средством признания личности «нормальной» или «ненормальной», по мнению автора, оказывается гендерный дисплей. Нарушение гендерного дисплея грозит санкциями, но в то же время оно способствует и возникновению новых норм. Данные теории основываются на двух постулатах: во-первых, гендер конструируется посредством социализации, разделения труда, системой гендерных ролей, семьей, СМИ; во-вторых, гендер конструируется и самими индивидами на уровне их сознания, на уровне гендерной идентификации, путем интериоризации заданных обществом норм и ролей, возможности принятия или непринятия последних. Новый тезис заключается в том, что пол является социальным конструктом, а индивид не пассивным объектом социализации, а субъектом присвоения социальных норм. Понятие «рекрутирование гендерной идентичности» приходит на смену понятию «полоролевая социализация»;

- к третьему подходу можно отнести теорию гендерной композиции австрийского ученого Р. Коннела9, основанную на структурно-конструктивистской теории П. Бурдье и Э. Гидденса10 и указывающую на механизмы реконструкции гендерных стереотипов, действующих на макро- и микроуровнях. Структурно-конструктивистская теория позволяет понять взаимообусловленность структурных условий и социальных действий, предпринимаемых активными агентами. Авторы рассматривают двойственный характер социальной реальности: с одной стороны, она описывается как распределение ресурсов, социальных мест и институтов, с другой стороны, социальная реальность мыслится как набор представлений, систем значений и практик агентов. Исследователи обращаются к интерпретации индивида как стратегически действующего лица. Стратегии действующего агента воспроизводят общественный порядок и общественные структуры и изменяют их.

В рамках объединительной парадигмы Коннел вводит понятие «гендерная композиция», обозначающее подвижность и гибкость взаимосвязи повседневных практик и структурных условий, организующих различие полов и отношения между ними. Институциональные структурные рамки не являются неизменными. Их изменение становится возможным, когда на микроуровне происходит поломка устойчивого образца взаимодействия, предписанного индивиду. В представленных выше теориях можно наблюдать, как постепенно усиливается внимание к изучению вопросов гендерной идентификации, которые начинают исследоваться не только в контексте проблемы гендерной социализации, но и приобретают самостоятельное звучание. Повышается значимость индивидуального,

субъективного уровня конструирования реальности. Субъект не только принимает или не принимает заданные образцы поведения и роли, но и сам создает новые ценности и смыслы на уровне своей идентификации, часто ломая имеющиеся традиционные образцы. Гендерный дисплей может быть средством и подтверждения, и разрушения установленного гендерного порядка. Теорию гендерной композиции мы рассматриваем в качестве методологической для изучения гендера как динамической категории, для понимания механизмов гендерной динамики.

Итак, первое отличие трех вышеописанных подходов (традиционная теория гендерной социализации, теория конструирования гендера, структурно-конструктивистская теория) заключается в постепенном усилении акцента на активности научаемого индивида. Идея конструирования подчеркивает деятельностный характер усвоения опыта. Субъект сам создает гендерные правила и гендерные отношения, а не только усваивает и воспроизводит социально заданные. Возникает возможность изменения социальной структуры. То есть, с одной стороны, гендерные отношения являются объективными, потому что индивид их воспринимает как внеположенную данность, но, с другой стороны, они являются субъективными как социально конструируемые в каждодневных взаимодействиях.

Второе отличие обсуждаемых подходов заключается в том, что гендерные отношения в них начинают интерпретироваться не просто как бинарные различия-дополнения, а как конструируемые отношения неравенства, в рамках которых мужчины занимают доминирующие позиции. Проблема не в существовании инструментальных и экспрессивных функций и важности их выполнения в семье и обществе, а в том, что их исполнение и усвоение как предписанных подразумевает неравенство возможностей, преимущества мужчины в публичной сфере, вытеснение женщин в приватную. При этом сама приватная сфера оказывается менее значимой, менее престижной и даже репрессивной.

Третье отличие заключается в понимании гендерной идентичности. Если в теории гендерной социализации идентификация рассматривалась как биологически детерминированная и подчиняющаяся незыблемым законам, то в последующих теориях ее интерпретация существенно меняется. Гендерная идентификация рассматривается как динамический процесс, способствующий адаптации субьекта к изменяющимся экзогенным и эндогенным условиям. Именно на уровне своей идентификации субъект создает новые гендерные правила и гендерные отношения, изменяя тем самым социальную структуру, имея возможность влиять на нее. Развивая идеи Э. Эриксона об идентичности как осознании временной протяженности собственной целостности11, изучаются вопросы трансформация гендерной идентичности и самоидентичности12. Г. Тэджфел13 и Дж. Тернер14 исследуют две подструктуры гендерной идентичности: социальную и личностную, которые могут вступать в противоречие и вызывать

конфликты и кризисы. С другой стороны, эти противоречия могут являться и стимулом, источником трансформационных процессов. В современном мире, как справедливо подчеркивает отечественный исследователь Е.П. Белинская15, гендерных конфликтов и кризисов может быть меньше, поскольку на смену адаптации человека к жесткой социальной структуре приходит пафос конструирования им себя самого и социального окружения.

Обобщая вышесказанное, закономерно выделить такую важную особенность гендера, как его динамический характер. Обоснование гендера как динамической категории тесно сопряжено с трансформационными процессами постиндустриального общества. Сущностными сторонами гендера оказываются не биологическая предопределенность и постоянство, а изменчивость и динамизм. Механизм, запускающий гендерную динамику, затрагивает два уровня: с одной стороны - это уровень структур и институтов, а с другой - уровень индивида и его практик. Изменение соотношения между этими двумя уровнями - структурным и индивидуальным - определяет вектор гендерной динамики. Следует иметь в виду, что данный механизм работает в масштабах как общества в целом, так и «внутри» отдельного индивида. Структурный уровень обусловлен социокультурными и политическими трансформационными процессами, гендерной политикой. Индивидуальный уровень обусловлен активностью самого индивида и выражается в принятии или создании им самим новых ценностей, следовании новым образцам поведения.

Современная гендерная теория находится в значительной степени под влиянием идей постструктурализма и постмодернизма и вносит существенные коррективы в интерпретацию гендера16. Постструктуралисты и постмодернисты критикуют теперь уже само понятие структур как устойчивых порядков, стремятся избежать иерархического упорядочивания реальности, на первый план выдвигают в отличие от категорий идентификации и тождества категории различия и многообразия. Философия постмодернизма подвергает пересмотру традиционные подходы к взаимодействию полов, преодолевает модернистское представление о гендерных отношениях как конфликтных в пользу понимания и осмысления отношений Я-Другой, составляющих основу социального взаимодействия и многомерного диалога. Стратегия признания различий сменяет категоричное требование равноправия полов, инаковость становится онтологической категорией, получая бытийный статус вне каких-либо оппозиций и норм17.

Опираясь на труды Ж. Лакана18 М. Фуко19, Д. Остина20, известный америанский философ Дж. Батлер вводит в современный научный дискурс теорию перформативной гендерной идентичности21. Понятие перформатива указывает на отсутствие каких-либо истинных сущностей («уникальных», «аутентичных», «данных») в практиках репрезентации. Перформативная теория исходит из первичности действия по отношению к структуре. Согласно этой теории, не существует истинной природы жен-

щины или истинной природы мужчины, вытекающих из их телесных особенностей. Гендер является результатом многократных перформативных действий индивида (performative acts), осуществленных в определенном культурном контексте.

Гендер интерпретируется как технология репрезентации себя с помощью различных социальных институтов: семьи, системы образования, средств массовой информации, политики, права, языка, искусства, науки, моды. По мнению Т. де Ла-уретис22, гендер есть следствие самопрезентации в широких пределах: от нормативных гендерных дисплеев до полного размывания границ пола. Репрезентация есть «игра» между психикой и внешним проявлением, которая регулируется дискурсом и нормами23.

Названные вопросы подлежат дополнительному обсуждению, аргументации. Однако не подлежит сомнению тот факт, что отличительной стороной гендера является его динамический характер, и его

------------ Ключевые слова --------------------

Гендерный дискурс, гендерная социализация, гендерная идентификация, трасформация гендерной идентичности, конструирование гендера.

изучение означает изучение гендерных процессов, различных тенденций и механизмов их трансформации. Сегодня можно предположить, что соотношение структурного и индивидуального уровней механизма гендерной динамики будет продолжать меняться. Вектор этого изменения направлен в пользу возрастающей роли каждого индивида в конструировании им самим многообразного социального мира, открытии новых перспектив для реализации в нем.

Shishlova E.E. Gender as Innovative Scientific and Philosophical Discourse.

Summary: The author analyses actual problems of gender discourse, such as gender socialization and gender identification from positions of the leading social theories of the 20th century (structural-functional, constructivist and structural-constructivist), denoting change of classical thinking by modern and postmodern.

-------------- Keywords --------------

Gender discourse, gender socialization, gender identification, transformation of gender identity, construction of gender.

Примечания

1. Stoller R.J. Primary femininity / R.J. Stoller // J. Amer. Psychoanal. Assn.- 1976. - № 24 (Suppi.). - P. 59 - 78.

2. http://www.lse.ac.uk/collections/genderinstitute.

3. Здравомыслова Е. А. Социология гендерных отношений и гендерный подход в социологии / Е.А. Здравомыслова, А.А. Темкина // Социологические исследования. 2000. № 11. С. 15-24.

4. Parsons T. Family, Socialization and Interaction Process / T. Parsons, R. Bales. - New York: Free Press, 1955.

5. Freud S. 1933/1964 .Femininity / S. Freud // New introductory lectures on psychoanalysis / ed. J.Strachey. - New York: Norton. - P.

99-119.

6. Социология гендерных отношений: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений / О.А. Воронина и др.; под ред. З.Х. Саралиевой. М.: Росийская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2004. 270 с.

7. Garfinkel H. Studies in Ethnomethodology / Garfinkel H. - Englewood Cliffs, NJ: Prentice- Hall, 1967 - PP. 38-44, 75.

8. Goffman E. Gender Display / E. Goffman // Studies in the Anthropology of Visual Communication. - 1976 . - Vol. 3. - P. 69 - 77.

9. Connell R. Gender and Power. Society, the Person and Sexual Politics / R. Connell. - Cambridge: Polity Press, 1987.

10. Гидденс Э. Трансформация интимности. Сексуальность, любовь и эротизм в современных обществах: пер. с англ. /

Э. Гидденс. СПб.: Питер, 2004. 208 с.

11. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис: пер. с англ. / Э. Эриксон. М.: МПСИ, 2006. 352 с.

12. Клецина И.С. Гендерная идентичность и права человека: психологический аспект / И.С. Клецина // Права человека и проблемы идентичности в России и современном мире / под общ. ред. О.Ю. Малиновой, А.Ю. Сунгурова. СПб.: Норма, 2005. С. 167-184.

13. Tajfel H. Social identity & intergroup relations / H. Tajfel. - Cambridge, Paris, 1982. - 380p.

14. Turner J.C. A self-categorization theory / J.C. Turner //. Rediscovering the social group: A self-categorization theory. - Oxford: Basil Black-well, 1987. - P.42-67.

15. Белинская Е.П. Исследования личности: традиции и перспективы / Е.П. Белинская // Социальная психология в современном мире / под ред. Г.М. Андреевой, А.И. Донцова. М.: Аспект Пресс, 2002. С.42-56. С.49.

16. Теория и методология гендерных исследований. Курс лекций / под общ. ред. О.А. Ворониной. М.: МЦГИ Московская высшая школа социальных и экономических наук (МВШСЭН), 2001. 416 с.

17. Зуева Н.А. Гендер в свете постмодернистского дискурса: дис. канд. филос. наук: 09.00.11 / Наталья Александровна Зуева; Воронежский гос. архитектурно-строительный ун-т. Воронеж; М., 2004. 168 с.

18. Lacan J. The Function of Language in Psychoanalysis / J. Lacan // The Language of Self; Ed. By A. Wilden. - Johns Hopkins University Press, 1968.

19. Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет / М. Фуко; Составление, пер. с франц., комментарий и послесловие С. Табачниковой.; общ. ред. А. Пузырея. М.: Касталь, 1996. 448 с.

20. Остин Дж. Л. Слово как действие / Дж. Л. Остин // Новое в зарубежной лингвистике. 1986. Вып. 17. С. 22-131.

21. Butler J. Gender trouble: Feminism and the Subversion of Identity / J. Butler. - London, New York: Routledge, 1990.

22. Лауретис Т. Риторика насилия. Рассмотрение репрезентации и гендера / Т. де Лауретис // Антология гендерной теории: Сб. пер. / сост. и комментарии Е. И. Гаповой и А. Р. Усмановой. Мн.: Пропилеи, 2000. С. 347-372.

23. Хрестоматия феминистских текстов. Переводы / под ред. Е.А. Здравомысловой, А.А. Темкиной. СПб.: Издательство "Дмитрий Буланин", 2000. 304 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.