Научная статья на тему 'Фрески - чудо и слава Пскова'

Фрески - чудо и слава Пскова Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

152
23
Поделиться
Ключевые слова
МУЗЕЙ ФРЕСКИ / АНСАМБЛЬ ДРЕВНЕЙ ФРЕСКОВОЙ ЖИВОПИСИ / КУЛЬТУРНОПРОСВЕТИТЕЛЬСКИЙ ТУРИЗМ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Шулакова Тамара Васильевна

Статья посвящена проблеме создания Музея Фрески в Пскове как ведущего стратегического направления реализации главного потенциала музейного дела, паломнического и культурно-просветительского туризма Псковской области.

FRESCOES ARE THE MIRACLE AND GLORY OF PSKOV

The article covers the problem of the development of Pskov Fresco Museum as a leading strategic direction in the implementation of the potential of the museum sphere as well as of pilgrim and cultural tourism in Pskov Region.

Текст научной работы на тему «Фрески - чудо и слава Пскова»

ИСКУССТВО И ДИЗАЙН

УДК 069

Т. В. Шулакова

ФРЕСКИ - ЧУДО И СЛАВА ПСКОВА

Статья посвящена проблеме создания Музея Фрески в Пскове как ведущего стратегического направления реализации главного потенциала музейного дела, паломнического и культурно-просветительского туризма Псковской области.

Ключевые слова: музей фрески, ансамбль древней фресковой живописи, культурно-просветительский туризм.

T. V. Shulakova FRESCOES ARE THE MIRACLE AND GLORY OF PSKOV

The article covers the problem of the development of Pskov Fresco Museum as a leading strategic direction in the implementation of the potential of the museum sphere as well as of pilgrim and cultural tourism in Pskov Region.

Key words: museum murals, the ensemble of ancient fresco paintings, cultural and educational tourism

Среди 5 тысяч памятников древности, коими обладает Псковская земля, совершенно исключительное место, грандиозное по художественному значению и брендовой ценности занимают ансамбли древней фресковой живописи. Несколько храмов, сохранивших древние росписи, составляют нашу главную ценность, настоящее чудо и славу Пскова: Спасо-Преоб-раженский собор Мирожского монастыря (первая половина XII века); Собор Рождества Богородицы Снетогорского монастыря (1313 г.); Церковь Успения Богоматери в селе Мелетово (1465 г.), в 45 км от Пскова.

Кроме того, экспедиция Государственного Эрмитажа обнаружила в так называемом До-вмонтовом городе Пскова множество фрагментов росписей из разрушенной церкви Св. Софии (Николы с Гребли - по С. В. Белецкому), а в храме Рождества Христова (Покрова - по С. В. Белецкому), сохранившемся до сводов, сняла со стен и отправила на реставрацию в Санкт-Петербург целые композиции фресок, датируемых второй половиной XIV-XVвв. (Белецкий, 1986). Все они находятся ныне в фондах Государственного Эрмитажа.

Чрезвычайно интересно, что фрески псковских художников XV в. Прекрасно сохранились в Кракове - древней столице Польского государства (http:// kirill-anya.ru/ 2011/).

Краков - один из древнейших городов Европы, возникший около 700 года, древняя столица Польского государства. Высоко над городом возвышается массив Вавельского замка

- старинная королевская резиденция, а у его подножия раскинулся город воинов, ремесленников, купцов... Знаменитый Вавельский замок высится на вершине скалистого холма, склоны которого обрываются в Вислу. На протяжении многих веков Вавель являлся резиденцией польских королей, а Вавельский кафедральный собор - местом их торжественной коронации и усыпальницей. Строительство готического собора в Вавеле было начато в 1320 году, при короле Владиславе I Локетке.

В последующие годы собор многократно перестраивался и дополнялся, так что в его облике можно видеть смешение всех европейских архитектурных стилей. Ядро храма - большая трехнефная базилика, выстроенная из кирпича и камня. Фасад украшен узкими стрельчатыми окнами, изображениями орла - символа Польши, и большим готическим ажурным окном-розой. К главному зданию собора прилепились девятнадцать часовен разных эпох, стилей, масштабов и колорита, но все вместе они объединены в цельный, компактный и очень живописный массив. К собору примыкают три могучие башни.

Вавельский собор на протяжении многих веков служил местом коронации польских королей и местом их погребения. В ризнице собора хранятся многие исторические реликвии, например меч короля Сигизмунда II Августа, последнего из династии Ягеллонов, сломанный по традиции на его похоронах. Усыпальницей королей является обширная подземная часовня

- крипта Святого Леонарда, остаток более древней постройки, существовавшей на месте нынешнего собора. Она сооружена из огромных, тщательно отесанных каменных блоков, что придает ей особую суровость. По преданию, каждый год в ночь накануне Рождества все короли Польши, погребенные в Вавельском соборе, собираются на совет в этой крипте.

В Вавельском соборе покоится прах и многих королев, епископов и крупнейших магнатов Польши, а также выдающихся деятелей польской истории и культуры: поэтов Адама Мицкевича и Юлиуша Словацкого, борца за национальную независимость Тадеуша Костюш-ко, маршала Юзефа Пилсудского. Интерьер собора также производит впечатление величавой суровости: кирпич и камень, глухая кладка стен, узкие ажурные окна. Картину довершает огромное черное дубовое распятие XIV века, созданное на пожертвования королевы Ядвиги. Среди множества часовен-каплиц, окружающих собор, особо выделяются часовня Святого Креста и Зигмунтовская часовня.

Часовня Святого Креста была построена в 1447-1492 годах в качестве усыпальницы короля Казимира IV (1447-1492) и его жены Елизаветы, герцогини Габсбургской. Стены часовни расписаны в 1470 году русскими мастерами из Пскова, приглашенными в Краков королем Казимиром. Эти фрески производят ошеломляющее впечатление: современному человеку «странно» видеть на стенах готической часовни прекрасные древнерусские росписи, созданные в традициях византийской живописи. Между тем это не единственный пример культурного единства средневековой Руси и Европы. Польский король Владислав II Ягелло (1386-1434 г.г.) неоднократно приглашал в Польшу русских мастеров, поручив им расписать собор в Сандомире, здание коллегиума в Вислице, часовню замка в Люблине (фрагменты этих росписей сохранились и поныне). Приглашенные королем Казимиром русские мастера, помимо часовни Святого Креста, расписывали также Вавельский замок и собор в Гнезно.

Эти сокровища также ценны, как Акрополь с Парфеноном в Афинах, Колизей и Ватикан в Риме, Собор Богоматери и Лувр с «Моной Лизой» в Париже. Однако трудно себе представить любого туриста, который, побывав в столичных городах Греции, Италии и Франции, умудрился бы не увидеть всего названного; тогда он вынужден был бы признаться: «Слона-то я и не приметил!»

Но с псковскими фресками происходит именно так! Главные свои шедевры мы давно и талантливо скрываем от людей. Проведя социологический опрос в любой аудитории, можно

легко убедиться, что фрески Снятогорского и Мелетова «живьем» в лучшем случае видели один раз в жизни 1-2% псковичей (не говоря уже о туристах). С Мирожей дело обстоит лучше, а фрески Довмонтова города были увидены совсем малым числом счастливцев. Подобное положение имеет свои сложные и многообразные причины. Одно только описание истории открытия древней живописи в XIX веке, освобождения от побелок, чудеса ее реставрации и трудности хранения может претендовать на то, чтобы стать в своем роде бестселлером, полным детективных драматических поворотов и прекрасных обретений.

Если обобщённо представить проблемы подлинников, то на первом месте будет именно проблема сохранности древней живописи. Мировое, общечеловеческое значение псковских фресок - безусловная истина; значит, должно хранить их как можно дольше и как можно лучше. Это исключает как периодическое, так и спонтанное посещение памятников туристскими группами. Здесь не только говорить и ходить, но «дышать надо вполголоса», - по словам лучшего реставратора монументальной живописи в России, знатока наших фресок и их «лечащего врача» Владимира Дмитриевича Сарабьянова. Нужно ясно представлять, что фрески «уходят», это неизбежный процесс, который где-то заторможен, как в Мироже, хорошим хранением и реставрацией, но где-то активно разрушителен, как в отдаленном Мелето-ве. Значит, число посетителей должно быть очень ограничено. Однако для чего в конечном смысле такие строгости, не хранение же ради только самого хранения!? Безусловно, и для того, чтобы была возможность показа и рассказа туристам со всего света о великих шедеврах искусства, делающих честь не Пскову, но человечеству! Налицо явное противоречие, из которого может быть только один выход - скорейшее принятие решения о создании Музея фрески как стратегическом направлении реализации главного аспекта культурно-туристского потенциала Псковской области.

Вторая проблема подлинников существует одновременно с первой: это проблема доступности для посещения туристами и паломниками. Из всех указанных памятников только Мирожа возможна для осмотра, да и то с известными ограничениями. Другие храмы, не будучи до конца музеефицированными и находясь в отдалении от города, исключают появление здесь среднестатистической туристской группы. Количество согласований и препятствий на пути отдельных энтузиастов, желающих эксклюзивно попасть в Снятогорский монастырь и Мелетово, может быть описано исключительно в духе родной нам русско-византийской, а также постсоветской бюрократии. Особо «засекреченными» для псковичей оказались фрески Довмонтова города. Открытые знаменитым археологом Василием Дмитриевичем Белецким и отреставрированные лучшими специалистами Эрмитажа, более 150 кв. м превосходной живописи XIV-XVвв. находятся ныне в фондах (даже не экспонируются!) знаменитого петербургского музея, и вход туда затруднителен даже для одиночных специалистов. А на родине фресок, в Довмонто-вом городе, за непрезентабельным забором до сих пор стоят сохранившиеся до сводов храмы. Именно с их стен и были сняты фрески, которые Псков «забыл» вернуть домой; именно они художественно ясно свидетельствуют о становлении самобытной школы живописи, так же как сами церковные здания - о становлении архитектурной школы Пскова уже в XIV веке. Весь Довмонтов город - эти изумительные подлинные Псковские Помпеи - в настоящем своем виде представляет лишь досадную «непонятность» для туристов, а подчас и для слабо подготовленных экскурсоводов. На вопросы: «Что это?» и «Почему это в таком виде?» - отвечать чрезвычайно сложно. Почетный гражданин Пскова и первооткрыватель фресок, В. Д. Белецкий мечтал о том, что большая часть их вернется в Псков при условии достойного хранения и показа в экспозиции Музея фрески в Пскове, где они должны стать ядром коллекции и его гордостью. Блистательная коллекция Довмонтовских фресок путешествовала по лучшим европейским городам, но Псков её не видел...

Третья проблема подлинников - своеобразная «информационная блокада» - слабейшее положение дел в просветительской, рекламно-издательской области и особенно в деле пиара псковских фресок как главного бренда Пскова. Нескольких буклетов и проспектов, посвященных фрескам, небольшое количество серьезных монографий, привлекающих узких

специалистов, - этого явно очень мало. Необходимы красочные солидные альбомы-каталоги, масса красивых и разноформатных, средней стоимости буклетов, наконец, путеводителей, компакт-дисков по Пскову, где фресковой живописи, как главному художественному достоянию Пскова, наряду с архитектурой, уделялось бы достойное место...

Очевидное противоречие: 1) Псков имеет уникальные памятники монументальной живописи мирового уровня. 2) Псков почти не показывает и свои первоклассные фрески и крайне мало дает о них информации. 3) Противоречие может и должно разрешиться созданием Музея фрески.

Что необходимо предпринимать для подлинников?

1. Хранить идеально правильно всю монументальную живопись Пскова, осуществляя систематически реставрационные, ремонтные и прочие мероприятия.

2. Музеефицировать те объекты, которые целесообразно показывать туристам с учетом вышеизложенного. Так, если расширить временные рамки и обратиться к более поздним памятникам, то антипримером здесь может послужить часовня св. Анастасии с фресками по эскизам знаменитого Н. К. Рериха. Эта изящная архитектурная «шкатулочка» не должна, во-первых, быть в введении перманентно возводящейся здесь гостиницы (?); во-вторых, следует помнить, что такое редкое произведение чрезвычайно интересует многочисленных зарубежных и русских почитателей Рериха. Поэтому держать ее закрытой и отгороженной от города просто неприлично.

3. Вести систематическую, концептуальную выставочную деятельность по пропаганде и просвещению главного наследия псковской культуры. Здесь были явные, но, к сожалению, кратковременные успехи Псковского музея, подготовившего в 2007-2008 гг. три выставки, не имеющие ныне продолжения:

* копии фресок, исполненные различными художниками из собрания Псковского музея-заповедника;

* оригиналы (!) из Довмонтова города, представленные Государственным Эрмитажем летом 2007 года;

* копии фресок работы профессора Санкт-Петербургской Академии художеств Александра Константиновича Крылова (декабрь 2007 г. - февраль 2008 г.).

Удивительно, что выставки разного художественного достоинства демонстрировались с большим успехом и, не будучи коммерческими по определению, стали таковыми по итогам посещаемости и беспримерному вниманию прессы. Все это подтверждает наше мнение о всеобщем огромном интересе к древним фрескам Пскова.

4. Необходимо постоянно делать копии, копии-реконструкции, графические обмеры, макеты, фотографии всех псковских фресок, а также создать большой сравнительный ряд по непсковским памятникам. Эта работа давно велась различными художниками и реставраторами, и копии хранятся как в их личных коллекциях, так и в различных музеях, вплоть до знаменитого Русского музея в Санкт-Петербурге. Подобные документы (а копии фресок можно назвать и так, хотя лучшие художники стараются не только уловить внешнее подобие, но вникнуть в духовный замысел оригинала) в первую очередь ценны как свидетельство того, какого характера росписи были в храме. К сожалению, слишком многое исчезло на наших глазах, чтобы позволить себе считать копирование простой учебной работой.

Сама идея копирования древних фресок как идея собирания духовных ценностей явилась впервые у М. В. Ломоносова в непростых условиях наступления западной светской культуры, попирания ценностей древнерусского искусства, в чем он усматривал национальную опасность. И еще в своем XVIII веке предложил путь спасения: тотальное копирование древнерусской живописи. Эту работу можно назвать главной для создания базы данных об исчезающих на глазах фресках, она же закономерно приводит к идее в духе времени - создания виртуального Музея фресок, музея копий фресок и т. п.

5. Наконец, венцом всех усилий должно стать создание полноформатного, с оригиналами и копиями, с использованием современного музейного оборудования в прекрасном старинном здании уникального Музея фресок в Пскове.

Выводы

Фрески Пскова - настоящая энциклопедия духовной жизни, глубокое и редкое по красоте «умозрение в красках». Священная история Старого и Нового Заветов вновь и вновь переживалась в каменных книгах Мирожи, Снятогорского монастыря, Мелетова. Целью этой громадной духовной работы была и демонстрация исторической эрудиции и приобщение к мировым ценностям: Псков искал свой путь в Вере, искал истово и искренне. Это был путь духовной аскезы, подвижничества жертвенности, эсхатологической ответственности. На пути Богоискательства мистические озарения преображают лик псковской живописи. Классическая ясность Мирожи сменилась порывисто-экспрессивной манерой Снетогорья, а Ме-летово предстало как блистательный по живописной культуре, разнообразию манер и мощи замысла истинный шедевр не только псковского, но русского и мирового искусства.

Музей фрески - это мечта всех знатоков и ценителей истинного чуда Пскова: его фресок. Он основывается на уникальной возможности Пскова представить великолепную историю монументальной живописи с древнейших времен.

В настоящее время сохранились следующие памятники, имеющие стенописи:

1. До середины XII в. Мирожский Спасо-Преображенский собор. Фрески (до середины XII в.) выполнены византийскими мастерами, приглашенными владыкой Нифонтом.

2. Начало XIV в. Снетогорский собор Рождества Богоматери. Росписи 1313 г. Работа псковских художников, начало псковской школы.

3. Середина -конец XIV в. Фрески Довмонтова города (середина и конец XIV в). Открыты и отреставрированы почётным гражданином Пскова В. Д. Белецким (более 150 кв. м живописи находятся ныне в фондах Государственного Эрмитажа. До сих пор в восточной части Довмонтова города стоят сохранившиеся до сводов храмы (с их стен и были сняты фрески, которые Псков «забыл» вернуть и которые художественно ясно свидетельствуют о становлении самобытной школы живописи, так же как и сами церковные здания, о становлении архитектурной школы Пскова.) Примечание. Раритетом, палладиумом Музея фрески должны стать оригиналы (сколько бы их ни было) из Довмонтова города. Пскову необходимо предпринять шаги к сотрудничеству с Государственным Эрмитажем в этом направлении, хотя сейчас, после кончины В. Д. Белецкого, добиться возвращения фресок очень трудно. Почетный гражданин Пскова и первооткрыватель фресок, он мечтал о том, что большая часть их вернется в Псков при условии достойного хранения и показа в экспозиции Музея фрески. XIV в. - это крайне редко встречающиеся в мире фрески. В. Д. Белецкий говорил о девяти храмах в Довмонтовом городе, о 150 кв. м великолепной живописи, что должно стать гордостью Музея фрески в Пскове. Блистательная коллекция Довмонтовских фресок путешествовала по лучшим европейским городам, но Псков её не видел.

4. Середина XV в. Мелетовская Успенская церковь с росписями 1465 г. - шедевр зрелой псковской школы, загадка и завет потомкам от мудрых предков. Редчайший по красоте и глубине ансамбль, почти недоступный для посещения и трудный для осмотра из-за большого количества утрат.

5. XVI в. Фрагменты росписей XVI века в главном Успенском пещерном храме Псково-Печерского монастыря (фрески на предалтарной стене за иконостасом совершенно недоступны, закрыты).

6. XVII-XX вв. Фресками, по свидетельству летописей, были украшены почти все храмы Пскова не только изнутри, но и снаружи. В XVII в. росписи были в каменных административных и жилых палатах. Традиция, видимо, никогда не умирала, так что крупные художники «серебряного века» А. В. Щусев и Н. К. Рерих возобновили ее, создав часовню св. Анастасии (на берегу Великой, рядом с вновь возведенной Ольгинской), где, вдохновленные Псковом, стилизовали и архитектуру, и живопись в древнерусском духе.

Таким образом, в отличие от большинства русских городов, да и европейских, где сохранились лишь подчас разрозненные фрагменты настенной живописи, Псков может представить энциклопедически целую картину ее развития. Это путь исканий особой по силе духа и искренности веры псковской культуры: уникальный Музей фрески. Без этого музея, как сказал известный знаток древнерусского искусства А. Н. Овчинников, «Псков - не Псков».

«Летом прошедшего 1860 года удалось мне исполнить мое давнее желание - посетить... Псков. Еще много сохранилось. древнего, хотя много уже уничтожено временем и невежеством», - эти слова графа М. Толстого (Толстой, 1861) звучат ещё более актуально для нас. Старинный Псков стремительно уходит. Сколько церквей с замечательными росписям утрачены безвозвратно! Немного жизни, несмотря на реставрацию и особое хранение, остается и главным памятникам города - ансамблям храмов с фресковыми росписями. Призванные их сохранить, мы должны помнить: фрески «уходят». Непонимание первоочередности проблемы сохранения фресок может привести к непоправимым потерям; ответственность за это лежит на сегодняшнем поколении псковичей. Иначе «слава» Герострата, уничтожившего великий храм древности, реально угрожает нам.

Новый Музей фрески мог бы широко открыть двери для всех желающих войти в сложный мир православного искусства. Его созидание должно быть делом не отдаленного проблематично-богатого будущего, а практически первоочередной, концептуально-осознанной работой. Важнейшим и первым шагом на пути к его созданию должен стать виртуальный Музей фрески.

Но уже одновременно с ним надо возводить настоящий, достойный Пскова Музей фрески. Эта мечта всех знатоков и ценителей истинного чуда Пскова основывается на уникальной возможности Пскова представить великолепную историю монументальной живописи с древнейших времен. Ибо, в отличие от большинства русских городов, да и европейских, где сохранились лишь подчас разрозненные фрагменты настенной живописи, Псков может представить энциклопедически целую картину ее развития. А это путь исканий особой по силе духа и искренности веры псковской культуры, (истинно народной русской культуры) в уникальном Музее фрески. Без этого музея - «Псков - не Псков».

Литература

1. Белецкий В. Д., 1986. Довмонтов город. Архитектура и монументальная живопись XIV века. Л. : Искусство.

2. Толстой М., 1861. Святыни и древности Пскова. СПб. : Арс.

3. Автомобильное путешествие по Малопольше [Сайт]. URL: http//kirill-anya.ru/2011/Poland/ trav-el_4.html (дата обращения: 15.03.2012).