Научная статья на тему 'Формы памяти. О композициях ордерных художественных надгробий исторических кладбищ Александро-Невской лавры'

Формы памяти. О композициях ордерных художественных надгробий исторических кладбищ Александро-Невской лавры Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
1923
130
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ НАДГРОБИЯ / ОРДЕРНЫЕ КОМПОЗИЦИИ / ПСИХООТРАЖЕНИЕ РЕАЛЬНОСТИ / ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ ОБРАЗЫ / ART HEADSTONES / ORDER COMPOSITIONS / PSYCHOREFLECTION OF REALITY / SPATIAL IMAGES

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Блинова Елена Константиновна

В статье рассматриваются особенности созерцания уникального архитектурного ландшафта исторических кладбищ Александро-Невской лавры, когда, вследствие исторически сложившейся концентрации памятников и присущего им разнообразия композиционных вариантов расположения ордерных форм, возникают необычные серии зрительных и вестибулярных постуральных рефлексов; показывается, как разнообразные композиции ордерных надгробий влияют на формирование иконических свойств структур, составляющих чувственную ткань пространственных образов, становящихся формой памяти.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Memory Forms. About Order Art Headstones of the Historical Cemeteries of Alexandro-Nevsky Lavra

The article deals with the unique architectural landscape features of AlexandroNevsky Lavras historical cemeteries; when, owing to historically developed concentration of monuments and array of variants of order forms inherent in them, arise unusual series of visual and vestibular postural reflexes; it is shown, how various compositions of order headstones influence the iconic properties formation of structures with a sensual material of spatial images, becoming a memorys form.

Текст научной работы на тему «Формы памяти. О композициях ордерных художественных надгробий исторических кладбищ Александро-Невской лавры»

УДК 72.014:159.937.2(2) ББК: 85.11

Блинова Елена Константиновна

доцент

кафедра художественного образования и музейной педагогики Российский государственный педагогический университет

им. А.И.Герцена г. Санкт-Петербург Blinova Elena Konstantinovna Assistant Professor Chair of Art Education and Museum Pedagogy Russian State Pedagogical University named after A.I.Herzen

St. Petersburg

Формы памяти. О композициях ордерных художественных надгробий исторических кладбищ Александро-Невской лавры Memory Forms. About Order Art Headstones of the Historical Cemeteries of Alexandro-Nevsky Lavra

В статье рассматриваются особенности созерцания уникального архитектурного ландшафта исторических кладбищ Александро-Невской лавры, когда, вследствие исторически сложившейся концентрации памятников и присущего им разнообразия композиционных вариантов расположения ордерных форм, возникают необычные серии зрительных и вестибулярных постуральных рефлексов; показывается, как разнообразные композиции ордерных надгробий влияют на формирование иконических свойств структур, составляющих чувственную ткань пространственных образов, становящихся формой памяти.

The article deals with the unique architectural landscape features of Alexandro-Nevsky Lavra's historical cemeteries; when, owing to historically developed concentration of monuments and array of variants of order forms inherent in them, arise unusual series of visual and vestibular postural reflexes; it is shown, how various compositions of order headstones influence the iconic properties formation of structures with a sensual material of spatial images, becoming a memory's form.

Ключевые слова: художественные надгробия, ордерные композиции, психоотражение реальности, пространственные образы.

Key words: art headstones, order compositions, psychoreflection of reality, spatial images.

Память - главная тема художественных надгробий. Но кроме памяти о днях жизни и деяниях ушедшего человека, в надгробных памятниках всегда явно или скрыто присутствует тема выражения границы между чувственно постигаемом событийном планом жизни и её идеальным, трансцендентальным планом. Эта тема с особенной силой проявлена в русских художественных надгробиях исторических кладбищ Александро-Невской лавры, созданных в XVIII -XX веках.

Современные некрополи Александро-Невской лавры расположены на четырёх участках. Два из них - музейные участки, это территории Лазаревского и Тихвинского кладбищ, находящиеся в ведении Музея городской скульптуры. Другие два участка - гражданские участки, это Никольское кладбище и кладбище внутри монастырского каре, до сих пор носящее название «Коммунистическая площадка». Художественные надгробия находятся также в Благовещенской и Лазаревской усыпальницах. Сохранившиеся художественные надгробия лаврских участков имеют разные исторические судьбы. Большинство из них занимают свои исторические места. Но есть также и памятники, которые были перенесены с перезахоронением праха, есть надгробия, перенесённые с целью их сохранения без перенесения праха. Под некоторыми усыпальницами и часовнями прах утрачен. Иногда над могилами известных людей, похороненных на монастырских территориях в советские годы, устанавливали надгробия, перенесённые со старых, ныне утерянных могил. В результате территории лаврских кладбищ стали уникальным архитектурным ландшафтом.

Образная глубина архитектурного надгробия во многом достигается за счёт использования возможностей ордера. Установка памятников в виде орто-стата или колонны - традиция, известная со времён античности. Грустящие люди у надгробия в виде ионической колонны - распространённый сюжет росписей на туловах древнегреческих белофонных лекифов. «Роль колонны и портика в греческом зодчестве потому и была велика, что в них грек как бы отражал собственное человеческое бытие, входил в их индивидуальность своей индивидуальностью тектонической мысли и пластического чувства» [5: 328].

Русские надгробные памятники, лаконичные по форме и сдержанные в выразительных средствах, на первый взгляд не поражают многообразием комбинаций ордерных элементов. Строгие и в высшей степени отстранённые от жизненных эмоций памятники исторических кладбищ Петербурга не раз были предметом исследовательского интереса в отечественной некрополистике [2, 1, 3]. Символика мемориальной пластики и содержание эпитафии - важные компоненты в постижении смысла художественного надгробия, но создаваемый

ими образ во многом зависит от церковных, светских традиций и от своевольных пожеланий заказчика. Но общая архитектурная композиция надгробия, характер орнаментации и графика шрифтовой композиции - наиболее художественно свободный компонент, трактовка которого зависит, первую очередь, от архитектора, от его замысла зависит общее воздействие памятника на зрителя. Именно архитектор-художник воплощает тему памяти о границе между миром чувственным и внечувственным.

Композиция надгробия - результат тонкого синтеза архитектурного и скульптурного творчества, соединение ясной геометрии форм и живописной пластики. Н.Н.Врангель в статье «Забытые могилы» [2] в журнале «Старые годы» за февраль 1907 года первым наметил типологию мемориальных сооружений. История русского художественного надгробия представлена в научных каталогах художественных надгробий, подготовленных научным коллективом Музея городской скульптуры в 2004 - 2006 годах [6, 7, 8].

Память - это психоотражение жизни a posteriori. Формы памяти зависят от иконических свойств структур, составляющих чувственную ткань образа. В своей концепции зрительных образов, возникающих в результате сенсерно-перцептивной деятельности, В.М.Мунипов и В.П.Зинченко [4: 85-89.] представляют образ как интегральное отражение действительности, в котором одновременно представлены основные перцептивные категории - цвет, фактура, пространство, форма, движение.

Посещая некрополи Александро-Невской лавры, мы за короткий период времени созерцаем большое количество художественных надгробий, вариаций объёмно-пространственных решений, которые трудно сосчитать. Стеновая, арочная и стоечно-балочная системы - основные конструкции памятников; иногда каменные массивы памятников прорезаны полуциркульными арочными проёмами. Художественные надгробия представлены во всём многообразии их форм. Это плиты, доски, стенки, обелиски, пирамиды и пирамидки, это памятники в форме жертвенников, аналоев, каплиц, киотов. Ордерная архитектура надгробий представлена в колонных формах, в формах стел, ортостатов, сарко-

фагов, наисков, эдикул, плоских и пространственных портиков (надгробные сени), в формах «ликийской гробницы». Колонные формы, в свою очередь, представлены одиночными колоннами или усечёнными частями фуста, иногда рустованными и каннелированными, с пьедесталами и различными навершиями.

Надгробные памятники, так же как и усыпальницы, представляющие крупные формы мемориальных сооружений, оформлены композициями различных типов и видов ордеров. В них присутствуют и колонный, и пилястрный, и астилярный ордер, а также формы дорики, коринфизированные капители, ионические элементы. Усыпальницы, часовни и памятники наделены ордерными формами, соответствующими выбранному историческому стилю их оформления. Это может быть романский кубоватый ордер, «русский ордер», «византийский ордер», «готизированный ордер», но они лишены главного свойства ордера - пространственности, что указывает на стилизаторский характер данных архитектурных решений. Их декоративности вторят ордерные формы в металлическом декоре оград.

Колонна - многозначный символ; колонна полного ордера символизирует жизнь, сломанная колонна - смерть. Об этом свидетельствует надгробие А.С.Хвостова (1820-е) в виде обрушенной колонны как символа прерванной жизни. Обломанная каннелированная колонна, которую некогда венчал крест, установлена на могиле И.И.Красовского (1847). Позднее этот наглядный символизм уступил место символизму отвлёчённых геометрических форм. Колонны стали более массивными, их поверхность гладкой, фусты получили куполообразные завершения, как в надгробии О.В.Багратион-Имеретинской (1860-е). В надгробии Л.М.Мациевичу (И.А.Фомин, 1912) колонна традиционно символизирует стойкость, но сила образного воздействия памятника - это результат элегантной композиции, в которой активную роль играют глубокий красный цвет полированного гранита, согласованная геометрия форм, тонкая порезка деталей профилей.

В ордерной архитектуре надгробий закреплены четыре типа композиционных вариантов расположения ордерных форм, представленные отдельно стоя-

щими, относительно локализованными ордерными формами, комплексом форм с линейно-плоскостным расположением, комплексом форм с объёмно-пространственными расположением и комплексом форм, развивающим архитектуру и среду во взаимопроникновении.

К локализованным вариантам относятся стелы, колонны, ортостаты - вертикальные камни. Анализ видов художественных надгробий некрополей Александро-Невской лавры показывает, что в России в 70-х годах XVIII века на смену плитам приходит надгробный памятник в виде композиции из нижней части каннелированного фуста колонны, трактуемой как жертвенник, на который поставлен светильник. Так выполнено надгробие П.К.Хлебникова (1770-е), Е.Л.Нарышкиной (2-я пол. 1790-х). Во втором десятилетии XIX века появляются мемориальные памятники с многочастной композицией из разных геометрических форм, например, надгробие С.Н.Марина (1810-е), в которых главным элементом всё равно остаётся отдельный, чаще нижний элемент колонны. Надгробие А.Н.Воронихина (В.И.Демут-Малиновский (?), 1810-е) - массивная колонна, пересечённая рустом, капитель которой увенчана скульптурной композицией с гением искусств. Надгробие П.М.Ласунского (1820-е) - это гранитная утоняющаяся гладкоствольная колонна с прямоугольной абакой и с эхином, близким по профилю к классическому, установленная на постаменте в виде четырёхгранной призмы с венчающей плитой с фронтонами и акротериями. На-вершие представляет собой урну, покрытую тканью - «пеленой забвения».

Линейно-плоскостной тип композиционных вариантов представлен плоскими портиками, двухколонными эдикулами, наисками. В виде плоского портика, то есть плоскостного композиционного варианта, выполнено надгробие Е.И.Разумовской (1779) в Благовещенской усыпальнице.

В XIX веке надгробные сооружения выполнялись в виде объёмного композиционного варианта - четырёхколонной эдикулы или четырёхколонного портика. Примером надгробного памятника в виде четырёхколонной эдикулы может служить надгробие И.А.Безбородко (1810-е). Эдикула установлена у восточной наружной стены Благовещенской усыпальницы.

В виде четырёхколонных портиков выполнены надгробия П.А.Талызина (А.Н.Воронихин, 1803), М.Н.Кожевникова (1810), П.В.Завадовского (1812), А.П.Жадимеровского (мастер М.Абрамов, 1820-е).

Композиционный вариант, в котором архитектура и среда предстают во взаимопроникновении, представлен надгробием М.О.Микешина (нач. XX века, Б.М.Микешин) с портиком со всходом, трактуемым как портал, надгробием А.И.Куинджи (А.В.Щусев, 1914) и целым рядом усыпальниц с развитыми ордерными композициями. Безупречная по замыслу композиция, состоящая из двух портиков, бассейна с фонтаном и газонного партера (Е.Н.Сандлер, Е.К.Реймерс, при участии Л.И.Ильина, 1937), выполненная в ордерной системе конструктивно-тектонического типа, имеет открыто-закрытый характер, камерный и торжественный. Этот архитектурный образ завершает линию развития ордерных пространственных идей на территориях лаврских некрополей. Именно благодаря полифонии ордерных идей в варианте «негромких» мемориальных воплощений в памятниках, сконцентрированных за долгие годы на небольших участках исторических кладбищ, они производят сильное пространственное впечатление. Этот трансцендентный образ некрополей был зафиксирован в офорте профессора А.А.Гавричкова «Некрополь» 1982 года.

Богатство архитектурному ландшафту исторических кладбищ добавляет разнообразие материалов и их цветовых оттенков: это известняк, светлый и тёмный гранит, мрамор различных текстур и цветов (белый, серый, розовый), шифер, чугун, бронза с остатками позолоты, медь и кованое железо оград, а так фактуры тронутых временем камней, гладких, каннелированных и декорированных фустов. Особой бархатистой фактурой обладает обработанный графитом памятник А. Бетанкуру (О. Монферран, 1825) - шестиметровая чугунная колонна на постаменте-жертвеннике. Плотные и прозрачные объёмы надгробий подчёркнуты горизонтальными членениями - ордерными профилями. Горизонтальной плоскости партера, уже почти не скрывающего корни старых деревьев, нагруженного ступенчатыми подиумами, крепидами, стилобатами, стереобатами противопоставлены вертикали памятников. Крупные формы самих памят-

ников дополнены небольшими, но бруталированными деталями - карнизами, треугольными или лучковыми фронтонами, модульонами, акротериями венчающих плит, лежащих на массивах надгробий. Особый, присущий только лаврским некрополям элегический образ, создают элегантная детализация капителей, эхинов, врезов гипотрахелионов, мягкая порезка волют и киматиев, утончённая декорировка форм и пластических элементов ордерной архитектуры - антефиксов, маскаронов и каприфолий, аграфов, торусов баз в виде венка, скульптурные элементы фризов - триглифонов и фризовых лет с букраниями, как, например, на памятнике П.А.Потёмкиной (скульптурные элементы И.П.Мартос (?), 1810-е), а также четкая рубка меандровых лент и рамок, надписей, выполненных в стиле стойхедон, и истончающееся кружево поясков оград с «античным» орнаментом.

По мере небыстрого движения в среде исторических кладбищ, между неравными по величине и форме участками мы неоднократно видим столь структурно разнообразные памятники в разных ракурсах и каждый раз в новой схеме размещения: или на переднем плане, или в глубине некрополя.

Ордерные надгробия невольно или контрастно сопоставляются, или уподобляются, тем самым подчёркивается их архитектурный императив. Высокая концентрация в поле зрения архитектурных художественных надгробий, их пространственная геометрия и возникающие стереометрические эффекты, как результат восприятия ордерных композиций, вызывают у созерцающих эти архитектурные надгробия людей необычные серии зрительных и вестибулярных постуральных рефлексов.

Происходит своеобразное абстрагирование от культурно-исторического контекста. Это ощущение объясняется тем, что разнообразные ордерные композиции, попадающие в поле нашего зрения, к тому же повторённые неоднократно в разных ракурсах и сочетаниях, обеспечивают реверсоповторное воспроизведение не деталей памятника, а пространственных моделей. Память - это форма психоотражения реальности, фиксирующая нюансы и переходы пространственных образов.

В результате сложения необычных, необыденных образов создаётся ощущение, что бытие расщепляется на разные объекты человеческих устремлений

- на реальность и ценность, и в этом разделении отчётливо прослеживается тенденция качественного изменения архитектурного замысла надгробий: от ретроспективного, символико-аллегорического содержания к аксиологическому, ценностному.

Ордер - оперативный образ пространства. Наличие в среде некрополей памятников, созданных с применением ордерных форм, создаёт условие, когда пространственные кинестетические ощущения берут верх над зрительными. После посещения некрополей в нашем сознании остаётся почти полная модель ордерной системы. Ордерные формы в сочетании со скульптурным убранством и металлодекором оград обеспечивают индивидуальность каждому памятнику и, как ни странно это звучит, придают живую пленительность надгробиям, тем самым, нивелируя чувство тревоги при мысли о бренности человеческой жизни и смягчая чувства утраты и скорби. Образы обладают большей, чем слова ассоциативной силой. Ордерные надгробия строят пространство некрополей, в котором сенсибельность противопоставлена интеллегибельности, а эйдетические образы - ассоцианистским концепциям памяти. Пространственные образы становятся формой памяти. В индивидуальном мире психической реальности ордерные надгробия напоминают нам не о смерти, они символизируют надсобы-тийную сторону жизни.

Библиографический список

1. Балмази Е.Л. Архитектура надгробных сооружений Ленинградских музеев-некрополей. Рукопись 1954 года./ Е.Л.Балмази - Библиотека ГМГС.

2. Врангель Н.Н. Забытые могилы / Н.Н. Врангель // Старые годы. Февраль. 1907. -С.35-51.

3. Исторические кладбища Петербурга. Справочник-путеводитель. - СПб.: Издательство Чернышёва, 1993. - 777 с.

4. Мунипов В.М., Зинченко В.П. Эргономика: человекоориентированное проектирование техники, программных средств и среды./ В.М.Мунипов, В.П. Зинченко - М.: Логос, 2001.

- 356 с.

5. Некрасов А.И. Теория архитектуры. / А.И. Некрасов - М.: Стройиздат, 1994. - 477 с.

6. Художественное надгробие в собрании Государственного музея городской скульптуры. Научный каталог, том 1. Благовещенская и Лазаревская усыпальницы. - СПб., 2004. -118 с.

7. Художественное надгробие в собрании Государственного музея городской скульптуры. Научный каталог, том 2. Некрополь мастеров искусств. - СПб., 2005. - 210 с.

8. Художественное надгробие в собрании Государственного музея городской скульптуры. Научный каталог, том 3. Некрополь XVIII века. - СПб., 2006. - 331 с.

Biblography

1. Balmazi, E.L. Arhitektura Nadgrobnykh Sooruzhenij Leningradskikh Muzeev-Nekropolej. Rukopis' 1954 goda./ E.L.Balmazi - Biblioteka GMGS.

2. Istoricheskie Kladbishcha Peterburga. Spravochnik-Putevoditel'. - SPb.: Izdatel'stvo Cher-nyshjova, 1993. - 777 s.

3. Khudozhestvennoe Nadgrobie v Sobranii Gosudarstvennogo Guzeya Gorodskoy Skul'ptu-ry. Nauchny Katalog, Vol. 1. Blagovewenskaya i Lazarevskaya Usypal'nitsy. - SPb., 2004. - 118 s.

4. Khudozhestvennoe Nadgrobie v Sobranii Gosudarstvennogo Muzeya Gorodskoy Skul'ptu-ry. Nauchny Katalog, Vol. 2. Nekropol' Masterov Iskusstv. - SPb., 2005. - 210 s.

5. Khudozhestvennoe Nadgrobie v Sobranii Gosudarstvennogo Muzeya Gorodskoy Skul'ptu-ry. Nauchny Katalog, Vol. 3. Nekropol' XVIII Veka. - SPb., 2006. - 331 s.

6. Munipov, V.M., Zinchenko, V.P. Ergonomika: Chelovekoorientirovannoe Proektirovanie Tekhniki, Programmnykh Sredstv i Sredy/ V.M.Munipov, V.P. Zinchenko - M.: Logos, 2001. -356 s.

7. Nekrasov, A I. Teorija Arkhitektury. / A I. Nekrasov - M.: Strojizdat, 1994. - 477 s.

8. Vrangel', N.N. Zabytye Mogily / N.N. Vrangel' // Starye Gody. Fevral'. 1907. - S.35-51.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.