Научная статья на тему 'Формирование вежакорской группы манси'

Формирование вежакорской группы манси Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
244
44
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ОБСКИЕ МАНСИ / ВЕЖАКОРСКАЯ ГРУППА / ИСТОРИЯ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Бардина Раиса Калистратовна

Манси Вежакорской группы расселены на р. Горная, или Большая Обь, они относятся к обской территориальной группе, которая входит в состав северной этнографической группы. В его составе представители следующих фамилий Костины, Партановы и Шадрины относятся к фратрии Пор; Кулеябкины, Савины и Гришкины представители фратрии Мось. У данной группы общий дух-покровитель Консынг ойка ′Когтистый мужчина′; общее кладбище, духи-покровители фамилий находятся в определенном родстве между собой.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Формирование вежакорской группы манси»

УДК 398.4

Р.К. Бардина

ФОРМИРОВАНИЕ ВЕЖАКОРСКОЙ ГРУППЫ МАНСИ

Этнографический музей под открытым небом «Торум Маа», г. Ханты-Мансийск

Народ манси по языку и особенностям культуры условно подразделяется на несколько этнографических и локальных групп. Одна из локальных групп обских манси - вежакорская, именуемая по официальному названию селения Вежакоры, расположенному на левом берегу р. Горная Обь. Сами манси называют селение иначе - Луи павыл 'Северное селение', или Налми павыл 'Нижнее селение'. Самоназвание этой группы - Ялпус махум. В предлагаемой статье рассматривается история данной группы с XVIII в. по 30-е гг. XX в. на основе данных по фамильному составу, родственным связям и поклонению определенным духам. Кроме литературы использованы архивные источники - материалы переписи населения (ревизские сказки) 1795 г. (5-я ревизия), 1816 г. (7-я ревизия), 1858 г. (10-я ревизия), а также полевые материалы автора, собранные на рубеже ХХ-ХХ1 вв.

В вежакорскую локальную группу входят манси Кулебякины, Савины, Шадрины, Костины, Парта-новы, Гришкины. У группы был общий дух-покровитель Консынг ойка ‘Когтистый старик’. Местонахождение его святилища - Ялпынг-ус ‘Священный город’, или Лув-ус ‘Лошадиный город’, расположенный на правом берегу р. Горная Обь в устье лесной речки. Многие информанты это место еще называют Я-тальх ‘Вершина реки’, или ‘Исток реки’.

Рассмотрим историю отдельных фамилий.

Кулебякины фиксируются в Вежакорском городке по 5-й (1795 г.) и 7-й (1816 г.) ревизиям [1, л. 132; 2, л. 225]; по 10-й ревизии (1858 г.) Кулебякины фиксируются в Колдыванских юртах [3, л. 137]. По переписи крестьянских хозяйств Нижне-Нары-карского туземного совета 1934 г. в юртах Вежакор-ских зафиксировано четыре семьи Кулебякиных [4, л. 4-6]. О происхождении фамилии Кулебякиных в кругу обских манси широко известно одно предание. Информант М.Т. Гришкина (по отцу), вспоминает, что в детстве их сверстницей была девочка Прасковья Кулебякина, которую часто дразнили и донимали расспросами по поводу ее фамилии. Девочка пыталась объяснить, что в этом виноват их дед и рассказывала, как когда-то приехали записывать фамилии, а фамилии у них не было. Дед не знал русского языка и ворчал: «Что-то постоянно ищут, ездят, какие-то фамилии ищут, я откуда им фамилию возьму?» На дальнейшие расспросы он с раздражением ответил: «Кулин ат ваве (черт его зна-

ет)». Переписчик, услышав первое слово куль, записал его Кулебякиным. По утверждению В.Т. Беш-кильцевой (Костиной), данный случай произошел в 1930-е гг. с конкретным человеком - Алексей Савиным. В результате один из представителей фамилии Савиных стал Кулебякиным. По сообщению М.С. Савиной, дед Прасковьи Кулебякиной был братом деду Михаилу Филиппычу Савину. Она считает, что Кулебякины - они же Савины.

По данным В.Н. Чернецова, записанным в 1936 г., Кулебякины относились к Торум коль махум 'Божьего дома люди' из фратрии Мось [5, с. 221] (перевод мой. - Р.Б.). Во время нашей беседы с М.С. Савиной в 2004 г. она высказала возражение против этого сообщения Чернецова и утверждала, что это Савины являются Торум кан махум 'Божьего места люди'. По ее информации, Торум кан 'Божье место' находится за селением Комудваны, на берегу глубокого сора. Здесь же находится священный лабаз Най эки 'Женщина огонь'. По сведениям информанта Н. А. Тынзя-новой (Шадриной), Най эка является дочерью Нёр ойки 'Горы-старика' [6, с. 79]. Тынзянова рассказала о том, что жертвенную пищу и различные угощения для духа-покровителя Най-эки должны обязательно ставить на стол, покрытый белой скатертью. В последние годы в селении Комудваны жила вдова Анна Костина, которая специально для этой цели в запасе имела белую ткань, так как не все почитатели знали об этом. По сообщению М.С. Савиной, хранителями духа-покровителя Най-эки были Савины и, кроме них, никто не должен посещать данное святое место. По сведениям другого информанта (М.Т. Гришкиной), одним из хранителей духа-покровителя Най-эки был Константин Костин. Затем эти функции перешли к Шадриным, последним хранителем был Владислав Васильевич Шадрин. В настоящее время хранителя нет вообще. Почему так случилось, информант объяснила тем, что теперь никого в живых не осталось - ни Савиных, ни Костиных, ни Шадриных, все умерли. Итак, возможно, что изначально хранителями духа-покровителя Най-эки были Савины, потом Костины и затем Шадрины. У Най-эки было семь дочерей. Нам известны две из них: одна -дух-покровитель Шадриных Кук-кук-эка ('Женщина кукушка'); вторая дочь - Най эка 'Женщина огонь’ находится выше селения Реземово (Тары-сав).

Савины. По 5-й (1795 г.) и 7-й (1816 г.) ревизиям, манси Савины фиксируются в Вежакорском го-

родке [1, л. 132; 2, л. 225]; по 10-й (1858 г.) ревизии - в Колдеванских юртах [3, л. 136-137]. Венгерский исследователь Антал Регули во время своего путешествия в 1843-1845 гг. зафиксировал АН-раи1 «Кондувань» [7, Б. 440]. В 1937 г. В.Н. Чернецовым данное селение было зафиксировано как Хал-пауль [5, с. 221]. По информации М.С. Савиной, Хал-пауль - наиболее позднее название селения Комудва-ны. Название Хал павыл переводится с мансийского как 'Промежуточное селение' (букв.: хал - щель, промежуток) и Алы павыл - как 'Верхнее селение' или 'Южное селение' (букв.: алы - юг).

Дух-покровитель Савиных - Павлынг ойка 'Мужчина селения', его изображение находилось в священном амбаре, стоявшем за домом Семена Федотовича Савина. Данный дух является покровителем трех селений: Комудваны (Алы павыл), Вежа-коры (Налми павыл) и Проточные (Посал павыл). В молитвах к нему обычно обращаются: хурум па-выл, нила павыл уруп ащ ('три села, четыре села охраняющий отец'). Дух-покровитель Савиных Павлынг ойка обязательно должен присутствовать на периодических медвежьих игрищах, без него праздник не начинали. Поэтому перед началом праздника кто-то из мужчин Савиных в заплечном кузове переносили Павлынг ойку из сел. Комудваны в сел. Вежакоры. Несущий обязательно должен был идти пешком перед лошадиной упряжкой. Сначала его носил Федот Савин, затем эту функцию исполняли его сыновья: Семен Федотович Савин, затем во время войны 1941-1945 гг. носил Артем Федотович Савин, потом Василий Федотович Савин. В последние годы, когда не стало стариков, эту функцию выполнял С.Н. Савин, а в последний раз по гаданию на топоре должен был нести Владимир Васильевич Савин, но он отказался (вследствие этого, как считают информанты, он рано ушел из жизни).

Павлынг ойка, перед тем как его занесут в дом праздничных церемоний, «останавливался» в доме Мир суснэ хума 'За миром следящего человека' (его местное название - Мань Отыр 'Младший богатырь' [6, с. 77-78], т.е. в доме Тимофея Гришкина. М.С. Савина говорит, что Павлынг ойка имел человеческий облик, его изображение в виде бронзовой статуэтки вместе с берестяными грамотами хранилось в священных сундуках. В этих грамотах было написано о первых Савиных, но читать их было трудно; вероятно, текст был написан на древнерусском языке. Позднее они были утрачен, так как один человек украл или сжег их (имя его не приводим из этических соображений). М.С. Савина рассказывает, что когда-то два брата Савиных поселились в селении Комудваны (Алы-павыл); очевидно, это случилось ранее XIX в., так как, по данным ревизских сказок, Савины фиксировались на данной территории еще в конце XVIII в. Предки Савиных

занимались извозом, летом по реке на больших лодках «бичевой» до г. Тобольска возили на продажу рыбу и пушнину. Рассказывают, что дед М.С. Савиной и его братья жили хорошо, у них все было, даже золото.

По мнению информанта (М.С. Савиной), Савины в прошлом были хантами, так как из детства она помнит, что когда старики оставались одни, то между собой говорили на хантыйском языке.

Шадрины. По 5-й (1795 г.) и 7-й (1816 г.) ревизиям Шадрины зафиксированы в Вежакорском городке [1, л. 131-134; 2, л. 225]; по 10-й (1858 г.) ревизии в Протошных юртах [3, л. 139-141]. По данным именных списков крестьянских хозяйств 1934 г. в юртах Проточных проживало более 20 семей Шадриных [4, с. 4-6].

Ныне заброшенное селение Проточное находится на маленькой протоке, которая впадает в другую протоку Яныг-посал 'Большая протока'. По рассказам бабушки К. Яркиной (Шадрина), сел. Проточное находилось на р. Малая Обь, чуть выше протоки Яны-посал, на правом берегу реки. Во время революционных событий, когда белые отступали на север по зимней дороге, они, а также преследующие их красноармейцы нуждались в крове, пище и в транспорте и поэтому забирали у местных жителей скот, в первую очередь лошадей. Местные жители прятали скот и взрослых дочерей. Тогда Шадрины - жители селения на Оби переселились в маленькую и тихую протоку.

Дух-покровитель Шадриных Кук-кук эка 'Женщина кукушка' [5, с. 221]. Священный лабаз этого духа стоял за домом Андрея Ивановича Шадрина -отца Н.А. Тынзяновой (Шадриной). До этого изображение «Женщины кукушки» с различными атрибутами и дарами находилось на священной полке в углу дома. Приезжало много людей почтить и принести кровавую жертву, но чтобы не тревожить часто семью и не нарушать сложившийся ритм жизни, глава семьи - Андрей Шадрин за домом построил амбар на высоких ножках, куда и перенесли атрибуты и изображение Кук-кук эки.

На медвежьих игрищах в Вежакорах в заключительную ночь праздника призывают всех духов, в том числе и Най эку 'Женщину огня' - духа-покро-вителя селения Комудваны. Поскольку дух-покровитель Шадриных Кук-кук эка является дочерью Най эки, то в эту праздничную ночь обязательно должны присутствовать все Шадрины из селения Проточное, так как без них нельзя было призывать Най эку или, как выразилась Н.А. Тынзянова (Шадрина), Най эка тулынке 'Женщину огонь заносить'.

Среди Шадриных были различные прозвища. Например, Н.А. Тынзянова (Шадрина) была карой рут 'родственник стерлядка', ее дед Иван Шадрин очень любил стерлядку, даже муксуна менял на нее.

Шадрины по прозвищу - хохра рут 'родственники дятел очень рано вставали и все что-то строгали, рубили, стучали; то лодки мастерили, то дома строили или бревна вылавливали на Оби и сплавляли к селению [6, с. 75].

По преданию, предков Шадриных принесло с алы ма 'южная земля ' при большом наводнении на сат пис ломт пор 'семь полосок кусочков плот' , т.е. на плотах из семи венцов; поэтому Шадриных называют рущрут 'русский родственник' . Они знали о предстоящем наводнении и поэтому строили заранее большие плоты, а для крепости делали их из семи венцов. Вода наступала очень быстро, как масло в котле вскипает или топленый сахар на сковороде. Вода разлилась как море, все вокруг было залито водой до верхушек деревьев. Далее в предании говорится, что если в чей-то плот запрыгнет медведь, то те считались сотынгыг ' счастливыми' , ' везучими ; к некоторым плотам присасывались различные вит уит 'водяные змеи' , 'водяные обитатели' - те считались несчастливыми. Это можно истолковать следующим образом. Вероятно, когда-то при большом наводнении, когда люди мигрировали на другие территории и при этом делали множество остановок, в том числе и для охоты, чтобы пополнить съестные запасы. Кому-то везло, если добывали большую живность, например медведя. При большой воде, как правило, рыба плохо ловится, и, вероятно, людям приходилось голодать. Обычно весной и в начале лета вода очень холодная, и не исключено, что к некоторым плотам могли пристать змеи, которые в поисках тепла пробирались на плот, представляя определенную опасность для людей. Кроме того, к плотам приставали рыбы; например, у людей на плотах были сыг хасап саг 'налим полог укрытие '. Затем вода так же быстро уходила, и в каком месте плот высыхал, там и оставались жить люди.

Далее В.Н. Чернецовым зафиксировано, что Шадрины Консын аки сирыл олехт 'Живут как Когтистый дядя Ялп-ус’ [5, с. 221] (перевод мой. - Р.Б). Это значит, что для Шадриных Консын ойка 'Когтистый мужчина' из Ялп-ус является также одним из духов-покровителей фамилии. При открытии и закрытии медвежьих игрищ участие жителей селений Вежакоры, Комудваны и Проточное было обязательным. Кроме того, у них было и общее кладбище [6, с. 74].

Костины. По 5-й (1795 г.) и 7-й (1816 г.) ревизиям Костины зафиксированы в Вежакорском городке [1, л. 132; 2, л. 225]; по 10-й (1858 г.) ревизии в Кол-деванских юртах [3, л. 136-137].

Дух-покровитель Костиных - Консын ойка ' Когтистый мужчина'. По данным В.Н. Чернецова, Костины - Ялп-ус соссан ' Священного города местные ' (перевод мой. - Р.Б.), из фратрии Пор. Их еще называют Ялп-ус ика махум ' Священного города пляски

народ ' [5, с. 22І] (перевод мой. - Р.Б.). Один из информантов (Л. Т. ^стин) сказал, что Истины - кол урнэ махум 'дом оберегающие люди ' (букв.: урнын-ке ' беречь'). Итак, Истины - хранители духа-пок-ровителя из Священного города, в честь которого проводились периодические медвежьи игрища.

По данным В.Н. Чернецова, хранителем ик кол 'дома пляски' был Федот Терентьевич ^стин, но когда ему стало трудно следить за делами, сюда из Хал-пауля ^омудваны) переехал Семен ^стин [5, с. 22І]. После смерти Федота Истина функции по управлению большим домом перешли к его внуку - Семену Истину, сыну Григория [5, с. 2ІІ] (у Федота было два сына по имени Григорий, один из них - отец Семена, который рано умер). По информации В.Т. Бешкильцевой (Истиной), хранитель священного дома должен был иметь няйт, т.е. способности общения с духами, но среди молодого поколения Устиных на тот момент таковых не оказалось; тогда общим советом решили женить одного из Устиных - сироту Семена - на девушке с такими способностями. По гаданию выбор пал на дочь Ивана Енизорова Харатинью из Лям павыл ' Селение черемуха' - Черемушки. В результате І3-летнего мальчика женили на 20-летней девушке. Пока Семен ^стин был на войне І94І-І945 гг. (он оттуда не вернулся), функции хранителя священного дома исполняла его жена. Информант Н.А. Тынзянова помнит, что, когда во время войны они приезжали в Вежакоры, угощения духам (анна сан) на священную полку ставила жена Семена Истина.

По сообщению Л. Т. Истина, участники медвежьи игрищ обычно заезжали в два дома. K Прокопию ^лебякину заезжали Мощь махум ' люди Мощ ' , жители обских селений ^ал^сян!, Нарыкары, Неремово, Проточное, Суреи) и с р. Северная Сось-ва, а Пор махум 'люди Пор ' с р. Kазым останавливались в доме Никифора Партанова (Микпер ойка).

Партановы. Данные о манси Партановых в ревизских сказках отсутствуют; вероятно, их предок был под другой фамилией. О происхождении фамилии Партановых есть следующее предание. ^гда-то по случаю очередной переписи населения собрался народ, и у всех стали спрашивать имена, фамилии. ^гда очередь дошла до одного юноши-сироты с протоки Партас, он все повторял «Партас, Партас», тем самым он хотел сказать, что он с протоки Партас. В результате его и записали под фамилией Партанов. Протока Яныг Партас ' Большой Партас находится между реками Горная Обь и Малая Обь, на Тогутской Оби. Если взглянуть на карту, то можно увидеть, как Тогутская Обь петляет, один из изгибов реки соединен протокой - Яны Парт-ас. Протока настолько прямая, что, вероятно, ее сравнили с доской (парт), далее она как дырочка (ас). По данным информантов, эта протока очень

— І53 —

глубокая, поэтому в течение всего лета по ней ездили, сокращая на одну петлю путь по Тогутской Оби.

По данным именных списков крестьянских хозяйств 1934 г., в юртах Вежакоры зафиксирована одна семья Партановых [4, с. 4-6].

Дух-покровитель Партановых - Консын ойка ' Когтистый старик ' из Священного городка Ялп-ус. По некоторым сведениям, они когда-то были хранителями этого духа. Кроме того, в семье К.П. Парта-нова среди семейных духов-покровителей есть Мань Отыр 'Младший богатырь' , или Мир-суснэ-хум 'За миром следящий человек'; его святое место находится в окрестностях Вежакор, в Тоя павыл кант Весеннем месте поселении [6, с. 78]. Далее, есть три женских духа-покровителя Тоя-павыл-эка 'Весеннего поселения женщина' [6, с. 77], Калтащ-эка ' Женщина Калтащ ' и Нярас най эка ' Лягушка огонь женщина . В одном из преданий, которое часто рассказывали в семье Партановых, говорится, что в один из мартовских дней, когда стало припекать солнце, дед или прадед Партановых вышел из дому. Смотрит - перед входом на снегу сидит большая лягушка. Дед подумал и решил, что это определенный знак того, что дух Нярас-най-эка явилась к ним и хочет быть семейным духом-покровителем. Дед подобрал лягушку, потом ее мумию поместил в отдельный ящик, с годами этот ящик заполнился различными дарами. Так в семье Партановых стали почитать духа-покровителя Нярас-най-эку Лягушку огонь женщина .

Как видно из приведенных данных, у манси Партановых и манси Костиных общий дух-покровитель Консынг ойка Когтистый мужчина . Исходя из этого можно сделать предположение, что Парта-новы и Костины - люди из одной генеалогической группы. Исследование архивных материалов, проведенное З.П. Соколовой, показало, что члены одной генеалогической группы дядья и племянники, родные и двоюродные братья могут быть записаны под разными фамилиями [8, с. 124].

Гришкины. В ревизских сказках эта фамилия отнесена к сел. Тугияны. В сел. Вежакоры Гришкины зафиксированы только в XX в. По спискам крестьянских хозяйств Нижнее-Нарыкарского туземного совета 1934 г., Гришкиных было три семьи [4, с. 4-6]. Семейным духом-покровителем манси Гришкиных был Мань Отыр, его святое место находилось в Тоя-павыл Весеннем поселении'.

Селение Тоя-павыл занимает особое место в мифологической истории вежакорской группы манси. К его названию Тоя павыл добавляли слово кан, которое переводится как 'место' , 'площадь ' или 'территория ' , т.е. место обитания определенных духов-покровителей. Тоя павыл кан - это место разделения, разъединения духов (пупи уртхатум кан), т.е.

на этом месте духи-покровители когда-то держали совет у аращ кан костра место и разделились - кто какой землей пойдет управлять [6, с. 77]. В Тоя-па-выл кан, кроме Мань Отыра есть дух-покровитель Тоя-павыл эка ' Весеннего поселения женщина' , это жена Консын ойки ' Когтистого мужчины ' из Ялп-ус [6, с. 78].

В Тоя-павыл самыми последними жителями была семья Тараса Григорьевича Костина. В 16 лет он получил травму глаза, затем переболел трахомой, стал постепенно терять зрение и в 1934 г. ослеп на оба глаза. В 1930 г. Т.Г. Костин женился. Он был высокого роста (192 см) и очень сильным; будучи слепым, он косил сено, делал нарты и лодки. Но только охотой и рыбалкой не занимался, всю эту работу выполняла его жена Елизавета Семеновна Тыманова; поэтому, по словам дочери В. Т. Беш-кильцевой, ей некогда было шить красивые халаты. Видимо, от тяжелой работы женщина надорвалась и рано умерла. В.Т. Бешкильцева из своего детства помнит, что в Тоя-павлыт Весеннем поселении было три дома, в одном из которых жила семья Костиных. Т.Г. Костин из-за слепоты очень нервничал, и поэтому они жили в отдалении от людей, а в Вежакоры выезжали редко, только в сильные морозы. Когда объединили колхозы (1960-е гг.) и все жители Вежакор переехали в п. Чемаши Октябрьского района, семья Т.Г. Костина переехала в с. Вежакоры. Они купили дом у П.Н. Партанова и стали там жить. Т.Г. Костин не мог работать в колхозе, и с большой семьей в то время легче было выжить в деревне. В Вежакорах Т.Г. Костин стал хозяином Яны кол ' Большого дома' , этот вопрос решился сам собой.

Женщины из локальной группы Ялпус махум, вышедшие замуж за мужчин из другой группы, не могли посещать Тоя-павыл кан без сопровождения мужчин из данной группы. Например, Н. А. Тынзя-нова (Шадрина), собираясь угощать духов (пурлах-тынке), вынуждена была обращаться к К.К. Парта-нову или выбирала такой момент, когда в Вежако-рах на месте был хранитель Яны кол - Н.Т. Костин, который мог свозить ее на святое место.

Подведем итоги. Ялпус махум ' Люди священного городка ' свое название получили от названия святого места, которое находится на правом берегу Большой Оби (Горной Оби), напротив селения Вежакоры (Налми павыл - 'Нижнее селение'). В данной группе коренными жителями можно считать всех представителей рассмотренных фамилий, так как по наиболее раннему источнику - V ревизии (1795 г.) - они известны на данной территории (кроме Гришкиных, зафиксированных только в ХХ в.). Вероятно, Ялпус махум в прошлом были хантами. Такое предположение я делаю исходя из того, что на периодических медвежьих игрищах все манси-исполнители пели священные песни на хантыйском языке. Оче-

С. С. Успенская. Этническая идентификация народа ханты в фольклоре.

видно, в результате брачных связей ханты перешли на мансийский язык. При анализе родословных выявляется, что у многих из них жены были из обских селений, которые населяли и населяют манси (Не-ремово, Проточное, Лапоры, Нарыкары, Новинские). Кроме того, рассматриваемая группа людей оказалась расселенной между манси и хантами, и, вероятно, в какой-то момент мансийское население превысило хантыйское.

Представители всех вышеперечисленных фамилий из группы Ялпус махум почитали духа Консынг ойка 'Когтистый мужчина'. Рассмотренные нами материалы свидетельствуют о том, что в этой локальной группе духи-покровители находились в определенных родственных отношениях. Дух-покровитель манси Шадриных Кук-кук эка Женщина кукушка из сел. Проточных была дочерью Най эки Женщины огонь духа-покровителя Костиных и Савиных из сел. Комудваны. Най эка - дочь Нёр ойки Горы-старика . Далее, дух-покровитель Най эка была женой духа-покровителя Мань Отыра

Младшего богатыря , или Мир суснэ хума За миром следящего человека .

Кроме того, все члены группы Ялпус махум являются обязательными участниками медвежьих игрищ. По крайней мере, они должны присутствовать при открытии праздника (первые семь дней) и при его закрытии. Последними хранителями Консынг ойки Когтистого мужчины и его священного дома были Костины. Семейный дух-покровитель Савиных Павлынг ойка на ритуальных медвежьих игрищах был почетным гостем, без него не начинали праздник. Шадрины обязательно должны были присутствовать в ночь, когда на пляски призывали Най эку Женщину огня , так как их дух-покровитель Шадриных Кук-кук эка Женщина кукушка является дочерью Най эки. Таким образом, представители территориальной (вежакорской) группы Ялпус махум Люди священного городка были связаны не только общей территорией, но и родством духов-покровителей.

Поступила в редакцию 07.11.2006

Литература и источники

1. Государственное учреждение Тюменской области «Государственный архив в городе Тобольске». Ф. 154. Оп. 8. Д. 273.

2. Там же. Д. 404.

3. Там же. Д. 992.

4. Государственный архив Ханты-Мансийского автономного округа. Ф. 461. Оп. 1. Д. 15.

5. Источники по этнографии Западной Сибири. Томск, 1987.

6. Бардина Р.К. Люди рода Ялпус (Ялпус махум) // Мат-лы V Югорских чтений «Медведь в культуре обско-угорских народов». Ханты-Ман-

сийск, 2002.

7. Ethnographisch-geographische Karte des Nordischen Ural Gebiets. Entworfen auf einer Reise in den Jahren 1844-1845 von A. Reguli. SPb., 1846 // Munkacsi B. Vogul nepköltesi gyüjtemeny I-IV. Bd. IV/1. Vogul szövegek es forditasaik. Budapest, 1896.

8. Соколова З.П. Социальная организация хантов и манси в XVIII-XIX вв. Проблемы фратрии и рода. М., 1983.

УДК 398.4

С. С. Успенская

ЭТНИЧЕСКАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ НАРОДА ХАНТЫ В ФОЛЬКЛОРЕ И ТРАДИЦИОННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ

Белоярский филиал Обско-угорского института прикладных исследований и разработок

Ханты - один из коренных малочисленных народов Сибири, широко расселившихся в бас. средней и нижней Оби. В царской России народы Севера и Сибири назывались по-разному - туземцы, инородцы, ясачные люди [1, с. 127-142], а также по многочисленным самоназваниям и наименованиям, данным соседними народами.

По отношению к народу ханты в документах царской администрации и в старой научной литературе использовался термин «остяки». Этнонимы остяк и вогул (манси) и сегодня нередко встречают-

ся в трудах зарубежных исследователей. Этим названием пользовались и другие народы, контактирующие с хантами - русские, татары, коми-зыряне. Остяками прежде назывались также и соседствующие с ними народы - селькупы и кеты.

Происхождение термин «остяк» имеет разные объяснения. Одни выводят его из татарского истек, уштяк, иштек, что означает «дикий», «невежественный», «непокорный» (см.: [2, с. 234]). Содержание этих понятий носило явно пренебрежительный оттенок по отношению к народу с его самобытной

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.