Научная статья на тему 'Фонетические инновации в Евангелии XIV века из фондов научной библиотеки Казанского университета'

Фонетические инновации в Евангелии XIV века из фондов научной библиотеки Казанского университета Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
29
3
Поделиться
Ключевые слова
БОГОСЛУЖЕБНЫЕ ПАМЯТНИКИ / LITURGICAL MANUSCRIPTS / LECTIONARY / ФОНЕТИКА ДРЕВНЕРУССКОГО ЯЗЫКА / OLD RUSSIAN PHONETICS / ANTIGRAPH / ЕВАНГЕЛИЕ-АПРАКОС / АНТИГРАФ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Кузовенкова Анна Игоревна

Статья посвящена рассмотрению фонетических инноваций и диалектизмов в Казанском Евангелии-апракос второй половины XIV века (ОРРК НБ КФУ № 2072). Основной текст рукописи был создан до начала второго южнославянского влияния и отражает типичные для древнерусской книжности особенности. Это сближает казанский богослужебный текст с таким памятником, как Троицкий паримейник, созданным в это же время на территории Москвы. Вместе с тем примечательно, что язык Казанского апракоса не носит нейтрального характера. Имеющиеся фонетические диалектные черты, хотя и отражены в нем непоследовательно, но в совокупности своей образуют существенную величину и позволяют подкрепить полученные ранее предположения о времени и месте его создания. Кроме того, своеобразие Казанского кодекса состоит в наличии многочисленных приписок и поновлений XVI века, которые содержат фонетические черты, характерные для южнославянской традиции. Отдельные формы свидетельствуют о возможном южнославянском происхождении его антиграфа или протографа. В целом анализ взаимодействия устаревающих и инновационных форм в данном тексте, безусловно, позволяет воссоздать целостную картину бытования и развития фонетической системы древнерусского языка.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Кузовенкова Анна Игоревна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

PHONETIC INNOVATIONS IN THE LECTIONARY OF THE 14TH CENTURY FROM THE ACADEMIC LIBRARY OF KAZAN FEDERAL UNIVERSITY

The article analyzes phonetic innovations and dialect features in the Kazan Lectionary of the second half of the 14th century (Department of Rare Books and Manuscripts of the Academic Library at Kazan Federal University, No. 2072). As the main text of the manuscript was created before the beginning of the Second South Slavic Influence, it reflects typical features of the Old Russian literary language. This brings the Kazan liturgical text closer to such monuments as the Troitsky Parimejnik, created at the same time in the territory of Moscow. It is also noteworthy that the language of the Kazan aprakos is not neutral. Although it inconsistently reflects the existing phonetic dialect features, in totality they constitute a substantial amount and allow us to support earlier assumptions about the time and place of its creation. In addition, the originality of the Kazan Lectionary consists in the presence of numerous additions and renovations of the 16th century, which contain phonetic features of the South Slavic tradition. Certain forms allow us to suggest the South Slavic origin of its antigraph or protograph. In general, by analyzing the interactions of ancient and innovative forms in this text, we recreate a holistic picture of the existence and development of the phonetic system in the Old Russian language.

Текст научной работы на тему «Фонетические инновации в Евангелии XIV века из фондов научной библиотеки Казанского университета»

ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. 2018. №2(52)

УДК 811.161.104

ФОНЕТИЧЕСКИЕ ИННОВАЦИИ В ЕВАНГЕЛИИ XIV ВЕКА ИЗ ФОНДОВ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКИ КАЗАНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

© Анна Кузовенкова

PHONETIC INNOVATIONS IN THE LECTIONARY OF THE 14th CENTURY FROM THE ACADEMIC LIBRARY OF KAZAN FEDERAL

UNIVERSITY

Anna Kuzovenkova

The article analyzes phonetic innovations and dialect features in the Kazan Lectionary of the second half of the 14th century (Department of Rare Books and Manuscripts of the Academic Library at Kazan Federal University, No. 2072). As the main text of the manuscript was created before the beginning of the Second South Slavic Influence, it reflects typical features of the Old Russian literary language. This brings the Kazan liturgical text closer to such monuments as the Troitsky Parimejnik, created at the same time in the territory of Moscow. It is also noteworthy that the language of the Kazan aprakos is not neutral. Although it inconsistently reflects the existing phonetic dialect features, in totality they constitute a substantial amount and allow us to support earlier assumptions about the time and place of its creation. In addition, the originality of the Kazan Lectionary consists in the presence of numerous additions and renovations of the 16th century, which contain phonetic features of the South Slavic tradition. Certain forms allow us to suggest the South Slavic origin of its antigraph or protograph. In general, by analyzing the interactions of ancient and innovative forms in this text, we recreate a holistic picture of the existence and development of the phonetic system in the Old Russian language.

Keywords: liturgical manuscripts, Lectionary, Old Russian phonetics, antigraph.

Статья посвящена рассмотрению фонетических инноваций и диалектизмов в Казанском Еван-гелии-апракос второй половины XIV века (ОРРК НБ КФУ № 2072). Основной текст рукописи был создан до начала второго южнославянского влияния и отражает типичные для древнерусской книжности особенности. Это сближает казанский богослужебный текст с таким памятником, как Троицкий паримейник, созданным в это же время на территории Москвы. Вместе с тем примечательно, что язык Казанского апракоса не носит нейтрального характера. Имеющиеся фонетические диалектные черты, хотя и отражены в нем непоследовательно, но в совокупности своей образуют существенную величину и позволяют подкрепить полученные ранее предположения о времени и месте его создания. Кроме того, своеобразие Казанского кодекса состоит в наличии многочисленных приписок и поновлений XVI века, которые содержат фонетические черты, характерные для южнославянской традиции. Отдельные формы свидетельствуют о возможном южнославянском происхождении его антиграфа или протографа. В целом анализ взаимодействия устаревающих и инновационных форм в данном тексте, безусловно, позволяет воссоздать целостную картину бытования и развития фонетической системы древнерусского языка.

Ключевые слова: богослужебные памятники, Евангелие-апракос, фонетика древнерусского языка, антиграф.

Евангелие как важнейший конфессиональный памятник относится к числу самых распространенных на славянском ареале текстов XI-XIV вв. Каждая рукописная книга - неповторимое явление нашей духовной культуры, достойное отдельного изучения и монографического описания [Николаев, с. 112]. Одной из таких книг является рукопись полного Евангелия-апракоса второй половины XIV века, подаренная в 1879 году Обществу археологии, истории и эт-

нографии при Казанском университете екатеринбургским купцом Я. И. Расторгуевым.

Целью статьи является рассмотрение фонетических инноваций и диалектизмов в данной до сих пор не исследованной рукописи, поскольку именно церковно-книжные памятники не только дают ценную информацию о живых процессах в языке периода своего создания, но и последовательно отражают этапы формирования нормы. Рукопись отражает состояние языка после паде-

ния редуцированных: утрату их в слабой позиции и переход в гласные полного образования - в сильной. На конце слов глухие обычно пишутся, кроме сочетаний с энклитиками и проклитиками: §въфлв же (65б), подовлрт ми (75а), с рлдостью

(65а), в руцъ (65г), пред лицемь (66б) и др. [Еван-

гелие-апракос]. Обращает на себя внимание и предпочтительное использование бывшего слабого напряженного редуцированного в русифицированном варианте: \мстлвлеыьр (7а), рождьр

(8г), рулльр (12б), в-ытьр (14а), влго|волеыьр (20г),

мрьга. (108г) и др., но и^в|влеыир (33а), люводъ^ыир

(38а) [Там же]. Встречаются такие написания, как прелестити (113в), къ|др«клго (130а), в том

числе в архаичных формах причастий прошедшего времени с суффиксом -_)ьш-, связанных еще

с кирилло-мефодиевской традицией: \мстлвлеше

(15г), приступлешл (22г), совокуплешлсд (154б) и

др., с вокализацией слабого редуцированного в условиях стечения согласных.

Примеры дл лювить дру|гъ другл, рлвъ во ые

въсте (127г), ыл ыьмь (141а), оумо|ыожеыир (48в), \мвлъвы1^л|ше (62г) отражают взаимную мену ь, ъ и е, о в слабой позиции, которую отмечал еще А. С. Архангельский, первый исследователь памятника. Несколько раз изначальное о исправляется

на ъ: ыл|родъ сь (11б), волъ^ыемъ (48в), ыи^ъ|в^сишл (59б), въ рл^воиыики (75в), въ товъ

(129в) и др. [Там же]. Подобные написания объясняются влиянием так называемой некнижной, или бытовой, системы письма, в которой смешиваются буквы редуцированных и гласных полного образования [Зализняк, с. 23]. Графико-орфографический эффект ь = е, ъ = о часто находит отражение в славяно-книжных памятниках. Например, он присутствует в Паримейнике так же второй половины XIV века из собрания Трои-це-Сергиевой лавры [Паримейник].

Все строки в рассматриваемой рукописи заканчиваются гласными, при переносе сохраняются знаки глухих: кь | ыимъ (58а), мь|ыогымъ

(61б), кь|ыижыици (62а); здесь часто наблюдается

наличие неэтимологических редуцированных: вллсь|фимислрши (3в), дивь|лд^усд (40в),

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

оусь|тремисд (44в), прельсь|тдть (48в), ые ись|тд^ли

(60б), меръ|^ость (77г), кь|леыетсд (115в), въ^ь|ыеылвидъ^ъ (129в) и проч. [Евангелие-

апракос]. Буквы редуцированных в это время используются как знаки твердости и мягкости согласных. Из примеров хорошо видно, что ъ, ь отражают регрессивную ассимиляцию согласных. Появление таких написаний, как сь ^е|вед^рмъ

(16а), притьул (58б), мьыогл (60а), истькыи вместо истъкыи (89б), потомь (143г), обусловлено влиянием оригинала, здесь отражена традиция одноеро-вых школ письма южных славян.

В словах с праславянскими группами *1ы1;, *1ы1;, *Ы1;, *Ы1 присутствуют исключительно восточнославянские рефлексы: §вер^е (4г), уерыл

(13б), волуець (14г), § терыьга. (14г), волыл|ми (15а), всторглти (20а) и под. [Там же]. В Казанском кодексе наблюдается огласовка второго полногласия, свойственного преимущественно северным говорам, в слове горестью (49б) в контексте: лфе

ые оумыють горестью руку . то ые ^ддть (Мк 7:3).

Разные случаи огласовки, свидетельствующие о незавершенности процессов унификации основ, представлены в формах верьвыл (15в) и вьревыл

(60в); см. также слъпцл (27в), но слъпецьмъ (27в)

и др. На месте сочетаний группы *1о11; формы неполногласные, но русифицированные: древо

(14г), \мвреме|ыыии (20г), времд (21а), ыл вре|^ъ

(41г), wвле|кyтсд (49б) и проч. [Там же].

Выразительными восточнославянизмами являются лексемы локоть (14б), ^го|ди (14г), ^ъ

(66в) с начальным) оужьскл (22в), оуыо|ше (62б, с

припиской ю над оу, выполненной поздним

правщиком1); ъшл (33в), ъдуфю (81б) и т. д. с

начальным ъ на месте старославянского В

приписке на полях, выполненной первым правщиком, встречается также форма ^ъ (17в) [Там

же]. Рефлекс повсеместно передается в рукописи восточнославянским написанием с ж: вижю

(4г), рожеыому (5а), ^ожлше (10б), жл|жеть (11а), ые

wсyжлите (15в) и др., а рефлекс представлен

старославянским ф, поскольку такое написание

1 Подробнее о количестве правщиков, времени и особенностях их работы см. [Кузовенкова].

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЛИНГВИСТИКА

не противоречило фонетической системе древнерусского языка: ^офете (4г), (25а) и др.

[Там же].

В основном тексте Казанского Евангелия совершенно отсутствуют следы второго южнославянского влияния. Своеобразие данной рукописи состоит в наличии большого числа приписок на полях и в тексте, поновлений, датируемых XVI веком. О поздней датировке свидетельствуют утрата в них интервокального ) знак ь в составе

буквы ы, распространение графемы 6, жд <

сохранение сочетаний [кы], [гы], [хы] и другие черты процесса архаизации, свойственные памятникам этого периода. В основном тексте изменение данных групп в [ки], [ги], [хи] в живом языке писца произошло, что отражено в большинстве случаев: плки (2г), въс^итить (3б), погив-

ыеть (13а), пекии с- (14б), оу^кими (14в), рлс^итить (22в), въскисе (25а) и т. д., хотя традиционные сочетания также имеются: гывель (122б), мыогы (126а), плк-ы (123а) и проч. [Там же]. Известно,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

что ростово-суздальская письменность XIV-XV вв. широко отражает преобразование сочетаний задненебных с "Ы [Горшкова, с. 91].

В основном тексте рукописи встречаются случаи смешения2 ъ (е) и и: цили (16г), сы||ди

(17г, аорист), ыепри|^ыиы"ы (25б), прикрлти|ли (36г), къслреви - кислревъ - кеслревъ (42б), овидурть (71а), доыдиже (74г, наряду с доыдеже, доыдъже 85б), илъ (75г вместо рлъ), оууиыикомъ (90в), и^гивиль (97г), \мцифлите3 (145в), с другой стороны - ^лвъсти (98в), ыъкии (же рлвъ можеть

Колебания в написании слова свидительствумфи (1б) не могут указывать на смешение гласных в говоре переписчика, поскольку южнорусская форма свъдитель-

ство впоследствии перестала иметь значение диалектической приметы, получила широкое распространение [Ушаков, с. 56]. Корневое -и- обусловлено смешением родственных морфем -въд- и -вид-.

3 К смешению звуков [ц] и [ч] данный пример отношения не имеет, это иная ступень чередования, чем в более обычном для русских рукописей написании и^исти. Такие примеры, как «щъсти и однокоренные

ему, обнаруживаются и в московских рукописях, и в старославянских, и т. д. [Колесов, с. 309].

двъмл гымл рлвотлти 18б), пре|ведошл (106в), лицемере (28г, ЗП мн.ч.), согръшеть (93б), перте (18б), погревеыер (133в), къ рвлыу к^тить|сд (152а),

которые весьма показательны для определения места написания памятника. Смешение ъ с и в

любом положении представлено начиная с XIII века на юго-западе, в галицко-волынских памятниках, а с XIV века и позднее - на севере, в части новгородских памятников, в некоторых псковских и двинских [Борковский, Кузнецов, с. 135]. Поскольку собственно новгородских черт в Казанском апракосе нет, отсутствуют цоканье и чоканье, то, по-видимому, речь идет о русских землях на северо-запад от Москвы, на северных границах Тверской земли [Николаев, с. 117].

Смешение е / и наблюдается и в близком Казанскому апракосу болгарском Врачанском Евангелии XIV века: лфе ые съыът ... и ые пирте

(16 об.), как и отсутствие четких правил постановки ©, который используется на месте е, л, у

[Евангелие изборно]. Возможно, юсовая графика оригинала (либо протографа) вызывает у писца Казанского кодекса многочисленные ошибки в окончаниях глаголов: птицл ывы-ыга. по^овлше га.

вместо по^овлшл (64г); гли мо в вл превудегь вместо превудуть (127в) и др. Предположение подтверждает и присутствие нестяженных форм имперфекта: имълше (112а), вълше (137а), въл^у

(154б) [Евангелие-апракос].

Таким образом, анализ фонетических особенностей Казанского Евангелия позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, рукопись отражает высокую степень русификации славяно-книжного языка, которая впоследствии и вызвала реакцию в виде второго южнославянского влияния. Во-вторых, отдельные формы, последовательно употребляемые в тексте, указывают на южнославянское происхождение ее антиграфа либо протографа. Возможно, этим обусловлено большое количество разного рода ошибок в рукописи, пропусков фрагментов евангельских чтений, отсутствие в ее месяцесловной части каких-либо исключительно русских по происхождению праздников (по крайней мере, на тех листах, которые сохранились) [Ермошин, Кузьмин, с. 144].

Статья подготовлена в рамках работы над проектом «Казанское Евангелие-апракос XIV века: лингво-историческое исследование», поддержанным фондом РФФИ (№ 17-34-00019/17-ОГОН).

Список литературы

Борковский В. И., Кузнецов П. С. Историческая грамматика русского языка. М.: КомКнига, 2006. 512 с.

Горшкова К. В. Очерки исторической диалектологии Северной Руси. М.: Изд -во Моск. ун-та, 1968. 192 с.

Евангелие-апракос. Отдел рукописей и редких книг Научной библиотеки Казанского федерального университета, № 2072. 159 л.

Евангелие изборно (Врачанско евангелие). URL: https://www.europeana.eu/portal/ru/record/9200353/Bibli ographicResource_3000096072609.html (дата обращения: 15.05.2018).

Ермошин А. В., Кузьмин С. И. Месяцесловная часть рукописи Казанского Евангелия XIV века: структурно-содержательные особенности // Класси-че ские языки в постклассический период. Казань: Бриг, 2017. С. 136-146.

Зализняк А. А. Древненовгородский диалект. М.: Языки славянской культуры, 2004. 872 с.

Колесов В. В. Русская историческая фонология. СПб.: Факультет филологии и искусств СПбГУ, 2008. 400 с.

Кузовенкова А. И. Палеографическое и графико-орфографическое своеобразие Казанского апракоса XIV века // Классические языки в постклассический период. Казань: Бриг, 2017. С. 115-123.

Николаев Г. А. Рукописные книги XIV-XVII вв. в книгохранилищах Казани и их культурно-историческое значение // Ученые записки Казанского государственного университета. Том 147. Серия Гуманитарные науки. Книга 2. Казань: Изд. Казан. ун-та, 2005. С. 112-122.

Паримейник второй половины XIV в. Российская государственная библиотека, Тр. 4, 142 л.

Ушаков В. Е. О языке Устюжской кормчей XIII-XIV вв. Киров: Кировский государственный педагогический институт им. В. И. Ленина. 1961. 68 с.

References

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Borkovskii, V. I., Kuznetsov, P. S. (2006). Is-

toricheskaia grammatika russkogo iazyka [Historical

Кузовенкова Анна Игоревна,

кандидат филологических наук,

старший преподаватель,

Казанский федеральный университет,

420008, Россия, Казань,

Кремлевская, 18.

аки70уепкоуа@шаЛ. ги

Grammar of the Russian Language]. 512 p. Moscow, KomKniga. (In Russian)

Gorshkova, K. V. (1968). Ocherki istoricheskoi dia-lectologii Severnoi Rusi [Essays on the Historical Dialectology of Northern Russia]. 192 p. Moscow, Izd-vo Mosk. un-ta. (In Russian)

Evangelie-aprakos [The Lectionary]. Otdel rukopisei I redkich knig Nauchnoi biblioteki Kazanskogo federal'nogo universiteta. NO. 2072. 159 p. (In Russian)

Evangelie izborno (Vrachansko evangelie). URL: https://www.europeana.eu/portal/ru/record/9200353/Bibli ographicResource_3000096072609.html (accessed: 15.06.2018). (In Bulgarian)

Kolesov, V. V. (2008). Russkaia istoricheskaia fonologia [Russian Historical Phonology]. 400 p. St. Petersburg, Fakultet filologii i iskusstv SPbGU. (In Russian) Kuzovenkova, A. I. (2017). Paleograficheskoe i gra-fiko-orfograficheskoe svoeobrazie Kazanskogo aprakosa XIV veka [Paleographical and Graphic-orthographical Originality of the Kazan Evangeliary of the 14th Century]. Klassicheskie iazyki v postklassicheskii period, pp. 115123. Kazan', Brig. (In Russian)

Nikolaev, G. A. (2005). Rukopisnye knigi XIV-XVII vv. V knigokhranilishchakh Kazani i ikh kul'turno-istoricheskoe znachenie [Manuscript Books of the 14th -17th Centuries in the Archives of Kazan and their Cultural and Historical Value]. Uchenye zapiski Kazanskogo go-sudarstvennogo universiteta. T. 147. Seriia Gumanitarnye nauki. Kniga 2. Pp. 112-122. Kazan', Izd. Kazan. un-ta. (In Russian)

Parimeinik vtoroi poloviny XIV veka [The Parime-jnik]. Rossiiskaia gosudarstvennaia biblioteka. Troitskaia 4. 142 p. (In Russian)

Ushakov, V. E. (1961). O iazyke Ustiuzhskoi korm-chei XIII-XIV vv. [On the Language of the Ustyug Helmsman of the 13th - 14th Centuries]. 68 p. Kirov, Ki-rovskii gosudarstvennyi pedagogicheskii institut im. V . I. Lenina. (In Russian)

Yermoshin, A. V., Kuzmin, S. I. (2017). Mesiat-seslovnaia chast' rukopisi Kazanskogo Evangelia XIV veka: strukturno-soderzhatelnye osobennosti [Menology Part of the Kazan Gospel Manuscript of the 14th Century: Structural Features]. Klassicheskie iazyki v postklassi-cheskii period, pp. 136-146. Kazan', Brig. (In Russian)

Zalizniak, A. A. (2004). Drevnenovgorodskii dialekt [Ancient Novgorod Dialect]. 872 p. Moscow, Iazyki slavianskoi kultury. (In Russian)

The article was submitted on 22.05.2018 Поступила в редакцию 22.05.2018

Kuzovenkova Anna Igorevna,

Ph.D. in Philology, Assistant Professor, Kazan Federal University, 18 Kremlyovskaya Str., Kazan, 420008, Russian Federation. akuzovenkova@mail.ru