Научная статья на тему 'Физиологические основы психологической ригидности: психосинергетический аспект'

Физиологические основы психологической ригидности: психосинергетический аспект Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
700
130
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПСИХИЧЕСКАЯ РИГИДНОСТЬ / ФЛЕКСИБИЛЬНОСТЬ / ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА / ЭЛЕКТРОЭНЦЕФАЛОГРАММА / MENTAL RIGIDITY / FLEXIBILITY / PSYCHOLOGICAL SYSTEM / ELECTROENCEPHALOGRAM

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Фебенчукова А. В.

В работе анализируется понятие психологической ригидности в контексте теории психологических систем. Такая точка зрения позволяет выделить физиологические основания психологической ригидности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PHYSOLOGICAL BASES OF PSYCHOLOGICAL RIGIDITY: PSYCHOSYNERGETIC ASPECT

The paper analyzes the concept of psychological rigidity in context of the theory of psychological systems. This view allows you to identify the physiological basis of psychological rigidity.

Текст научной работы на тему «Физиологические основы психологической ригидности: психосинергетический аспект»

УДК 159.922

А.В. Фебенчукова, ассистент БПГУ им. В.М. Шукшина, г Бийск E-mail: netta@mail.ru ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ РИГИДНОСТИ: ПСИХОСИНЕРГЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

В работе анализируется понятие психологической ригидности в контексте теории психологических систем. Такая точка зрения позволяет выделить физиологические основания психологической ригидности.

Ключевые слова: психическая ригидность, флексибильность, психологическая система, электроэнцефалограмма.

В настоящее время чаще всего под ригидностью понимают такие формы организации субъектом поведения, которые остаются прежними вне зависимости от изменившейся ситуации, их также называют фиксированными формами поведения. [1; 2; 3]. Именно таким образом, то есть феноменологически, ригидность существует в контексте классической психологии.

Классическая психология основывается на метафизическом подходе как философской концепции. В этом случае наука сводится к попыткам установить однозначные линейные связи между переменными, то есть вычленить причинноследственные связи. В таком контексте психология сначала существовала как психофизика, а затем превратилась в психологию психики [4; 5; 6]. В рамках такого подхода можно только описать ригидность, но нельзя сказать о ее причинах и внутреннем содержании. На самом деле, возможно, найти физиологические основания ригидности, если изменить пара-дигмальную позицию. Причем нужно подчеркнуть, что необходимость отыскания физиологических основ психологической ригидности поможет понять ее причины, выявить основания для более адекватной диагностики этого свойства и построить эффективную коррекционную работу с ригидными на основе принципа центрального фактора [7].

Такой парадигмальной позицией может быть то, что называют психосинергетика или теория психологических систем [8]. Основным содержанием этой позиции является признание человека неравновесной, то есть стремящейся к сохранению своей целостности, динамической, но одновременно устойчивой, развивающейся, то есть трансцендентальной системой, наделенной способностью к самоорганизации. В таком контексте ригидность может определяться как свойство системы и существовать как особенность самоорганизации. По мнению

В.П. Герасимова, человек - это живая система способная к самодетерминации (когда у человека появляются внутренние причины для выбора способов поведения, взаимодействия и видения мира), то такая поведенческая самодетерминация может определяться возникающими смыслами, целями мотивами, переживаниями этих целей, мотивов. В связи с этим, появляется проблема психологической ригидности, которая может существовать как проявление физиологической ригидности в виде ригидности смыслов, ригидности целей, мотивов и всего того, что побуждает к деятельности, регулирует деятельность и определяет оценочные отношения субъекта к собственной деятельности [7].

По определению система - это некоторый ограниченный набор элементов, которые, находясь в структурированном взаимодействии, определяют её свойства [7]. В случае с человеком, элементом такой системы является мозг, и поэтому свойства человека могут определяться свойствами мозга. Следовательно, можно искать причины для возникновения ригидности на уровне мозга, необходимо понять, какие свойства мозга могут быть основанием для ригидности. Такая содержательная позиция построена на положении Л.С. Выготского о том, что физиологическое и психологическое - это две стороны одного процесса поведения [9]. Согласно представлениям А.Р. Лурия, связь между физиологическим и психологическим может быть функциональной. Другими словами, одна и та же регуляторная функция представлена и на физиологическом и на психологическом уровне, только на физиологическом уровне она существует как механизм, на основе которого возникают определенные психологические состояния, переживания, обуславливающие индивидуальное содержание поведе-

ния [10]. Степень выраженности свойств и качеств живой системы может определяться энергетическими характеристиками системы или энергетичностью, которая так же определяет динамические характеристики системы и её устойчивость и изменчивость. Степень изменчивости определяется устойчивостью отношений между элементами, следовательно, сама структура системы может быть сверх устойчивой и сверх изменчивой, отсюда сама система может быть сверх устойчивой и сверхизменчивой. Тогда при чрезмерной устойчивости системы ригидность может считаться свойством системы и существовать как свойство системы [7; 8].

Если представить, что мозг является элементом системы, которой представлен человек, то можно предположить, что в мозге существуют такие свойства, которые могут определять ригидность. То есть ригидность может определяться активностью мозга и являться свойством мозга. Поскольку в основании нашего исследования лежит системный подход к деятельности мозга, и это означает, прежде всего, что с позиции синергетики главным свойством любой системы является уровень ее энергетической заряженности, на психологическом уровне такая энергетическая выраженность естественно будет проявляться в интенсивности психической деятельности, психических переживаний и т.д. [7].

Анализ результатов современных исследований деятельности мозга [10; 11; 12; 13; 14; 15; 16] позволил предположить, что энергетические характеристики деятельности мозга могут иметь своим индикатором амплитудные показатели ЭЭГ -активности. Следовательно, если в основу ригидности положить энергетические характеристики деятельности мозга, то тогда выраженность амплитудных составляющих электроэнцефалограммы может служить индикатором физиологической ригидности или физиологического уровня ригидности, который на уровне сознания проявляется в ригидности целей, смыслов, ценностей, установок, то есть как психологическая ригидность.

Целью исследования стала попытка показать, что амплитудные характеристики ЭЭГ - активности мозга могут определять уровень и интенсивность психических переживаний субъекта и тем самым стать физиологической возможностью появления психической ригидности, а через это и фиксированных форм поведения.

Для реализации этой цели были сформированы две группы испытуемых по 30 человек в каждой. Эти группы составляли подростки 14 лет с выраженной психологической ригидностью и флексибильностью, данный параметр определялся с применением методики «Унификация предметов с переключением». После проведения процедур определения степени выраженности данного психологического феномена, испытуемые принимали участие в обследовании с применением электроэнцефалографа-анализатора ЭЭГА - 21/26 «ЭНЦЕФАЛАН - 131 - 03». Электроды располагались на голове человека по международной системе отведения ЭЭГ “10-20”.

Амплитудные характеристики ЭЭГ - активности испытуемых, которые могли бы быть индикаторами выраженности ригидности, как психологического свойства индивида, определялись через амплитудные характеристики электроэнцефалограмм, снятых, с разных проекций на скальп функциональных блоков мозга.

Поскольку необходимо было показать, что амплитуда ЭЭГ- активности может быть физиологическим основанием для возникновения психологической ригидности был проведен

анализ различий выраженности этого показателя у ригидных и флексибильных.

Разница в представленности амплитудных характеристик ЭЭГ - активности колеблется от 0.5 до 1.2 мкВ. Для того чтобы показать достоверность этих различий было применено вычисление 1-критерия Стьюдента.

По полученным результатам можно сделать заключение, что у ригидных полевому полушарию и по конкретным группам отведений с лобных и центральных областей амплитудные характеристики ЭЭГ - активности мозга испытуемых статистически достоверно различаются. Наиболее значимые различия отмечены на отведениях лобной части левого полушария (значимо при р < 0.01).

Можно утверждать, что предположение о том, что амплитудные характеристики ЭЭГ - активности головного мозга человека могут быть фактором, порождающим наличие психологической ригидности, подтвердилось. Следовательно, источником ригидности, согласно полученным данным, выступают высокие амплитудные характеристики ЭЭГ - активности мозга и повышенная энергетичность мозговых процессов. Это может объяснять наличие у ребенка фиксированных форм поведения.

Анализ результатов исследований посвященных активности мозга [17] как целостной структуры, позволяет утверждать, что степень соотнесенности деятельности отдельных структур головного мозга выражается в корреляционных зависимостях амплитудных характеристик активности этих структур.

В этой связи был проведен корреляционный анализ данного показателя по функциональным блокам в надежде на то, что это может прояснить содержание некоторых проявлений психологической ригидности. Причем при анализе полученных данных амплитудные характеристики ЭЭГ с различных отведений были объединены в блоки согласно структурнофункциональной модели мозга А.Р. Лурия следующим образом: отведения ЕР1, Е3, 77 - блок Ел и Ер2, Е4, Е8 - блок Епр регистрировали активность лобных долей левого и правого полушарий соответственно; отведения Сл и Спр, по той же

логике, фиксировли ЭЭГ - активность мозговых областей, относящихся к энергетическому блоку левого и правого полушария соответственно; отведениями 01, Р3, Т3, Т5 блок О-Р-Т л и 02, Р4, Т4, Т6 блок О-Р-Т пр фиксировалась амплитуда на теменных, височных и затылочных отведениях, где показатели амплитуды ЭЭГ-активности могут рассматриваться как активность блока хранения и переработки информации. Для анализа полученных данных был применен метод корреляционных плеяд. При рассмотрении корреляционной зависимости средней величины амплитуды ЭЭГ- активности ригидных и флексибильных по функциональным блокам и полушариям оказалось, что у ригидных и флексибильных достаточно высокие коэффициенты корреляции между отдельными проекционными зонами структур мозга и это обозначает, что функционально мозг испытуемых созрел. Однако, заметно, что по величине средних амплитуд наиболее высокие коэффициенты корреляции у флексибильных. Это объединение обозначает, что у флексибильных существует возможность управления со стороны лобных долей правого полушария (блок программирования и контроля Епр) активностью лимбической системы (блоки Сл и Спр) и правым блоком хранения и переработки информации (блок 0-Р-Т пр). У ригидных наблюдается только похожая с флексибильными связь между центральными отделами левого и правого полушария (блоки Сл и Спр). Это может быть объяснено наличием повышенного уровня эмоциональности у подростков как возрастная характеристика. Однако это утверждение требует дополнительного исследования, цель которого выходит за рамки настоящей работы.

Таким образом, проведенный нами анализ позволяет утверждать, что психологическая ригидность существует как проявление меньшей соотнесенности амплитудных характеристик отдельных функциональных блоков, в большем дефиците синхронизации между лобными долями и лимбической системы, что обозначает преобладание у ригидных эмоциональной составляющей поступков, в большей их закрытости внешним влияниям и, следовательно, в меньшей возможности их реагирования на изменение внешней среды.

Библиографический список

1. Залевский, Г.В. Психическая ригидность в норме и патологии. - Томск: ТГУ, 1993.

2. Залевский, Г.В. Фиксированные формы поведения индивидуальных и групповых систем (в культуре, в образовании, науке, норме и патологии). - М.; Томск: ТГУ, 2004.

3. Левитов, Н.Д. Психические состояния персеверации и ригидности // Хрестоматия по психологии. - М., 1977.

4. Зинченко, В.П. Человек развивающийся. Очерк российской психологии / В.П. Зинченко, Е.Б. Моргунов. - М.: Тривола, 1994.

5. Слободчиков, В.И. Антропологический принцип в психологии развития / В.И. Слободчиков, Е.И. Исаев // Вопросы психологии. - 1998. - .№ 6.

6. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии. - СПб., 1998.

7. Герасимов, В.П. Индивидуальность в системной парадигме. - Бийск: НИЦ БПГУ им. В.М. Шукшина, 2003.

8. Клочко, В.Е. Человек как психологическая система // Сибирский психологический журнал. - Томск. - 1996. - Вып. 2.

9. Выготский, Л.С. Исторический смысл психологического кризиса // Психология. - М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000.

10. Лурия, А.Р. Высшие корковые функции человека. - М.: Изд-во МГУ, 1969.

11. Блум, Ф. Ф. Мозг, разум, поведение / Ф. Блум, А. Лейзерсон, Л. Хофстедтер. - М.: Мир, 1988.

12. Дельгадо, Х. Мозг и сознание. - М.: Мир, 1971.

13. Небылицин, В.Д. Проблемы психологии индивидуальности. - М.: НПО МОДЭК, 2000.

14. Милнер, П. Физиологическая психология - М.: Мир, 1973.

15. Русалов, В.М. Биологические основы индивидуально- психологических различ. - М.: Наука, 1979.

16. Уолтер, Г. Живой мозг. - М.: Мир, 1968.

17. Хаккен, Г. Принципы работы головного мозга: Синергетический подход к активности мозга, поведению и когнитивной деятельности. -М.:ПЕР СЭ, 2001.

Статья поступила в редакцию 14.06.10

УДК 377.1

А.А. Кравченко, асп. БПГУ, г. Бийск, E-mail: andreitch_0691@mail.ru

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ В ЕДИНСТВЕ СО СТАНОВЛЕНИЕМ СУБЪЕКТНОСТИ ОБУЧАЮЩИХСЯ В УЧРЕЖДЕНИЯХ НАЧАЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

В статье описан опыт построения образовательной среды, как совокупности педагогических условий, обеспечивающих реализацию целевой установки на формирование профессиональной компетентности в единстве со становлением субъектности ученика, приведены результаты опытно-экспериментальной работы по организации профессионального образования в рамках компетентностного подхода.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.