Научная статья на тему 'Феномен красоты как смысловой ориентир развития общества'

Феномен красоты как смысловой ориентир развития общества Текст научной статьи по специальности «Философия»

CC BY
322
41
Поделиться
Ключевые слова
ФЕНОМЕН КРАСОТЫ / СМЫСЛОВОЙ ОРИЕНТИР / ИСКУССТВО / CONTEMPORARY ART / АСКЕЗА / ИДЕАЛ / ОБЩЕСТВЕННОЕ СОЗНАНИЕ / ТВОРЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС / ОБЩЕСТВО / PHENOMENON OF BEAUTY / SENSE AIM / ART / ASCETICISM / IDEAL / PUBLIC CONSCIOUSNESS / CREATIVE PROCESS / SOCIETY

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Шашин З.С., Шакин С.А.

Темой нашего рассуждения является феномен красоты и его место в идейном и смысловом поле коллективного мышления. За основу взяты философское наследие Ф. М. Достоевского, Н. А. Бердяева, К. Н. Леонтьева и о. П. А. Флоренского, а также идеи Б. Б. Виногродского, известного китаеведа и философа. Целью философского размышления является попытка найти возможные смысловые и ценностные ориентиры развития современного российского общества. Б. Б. Виногродский, размышляющий в смежной плоскости, прямо формулирует свою задачу оздоровление общества через прояснение системы базовых понятий. Российская философская традиция содержит широкий спектр разработанных подходов к решению проблемы красоты и её взаимосвязи с общественным сознанием. На наш взгляд, в современной ситуации именно межкультурный диалог способствует нахождению путей выхода из кризиса.

The phenomenon of beauty as the aim of social development sense

The theme of our discussion is the phenomenon of beauty and its place in the ideological and semantic field of collective thinking. It is based on: the philosophical heritage of F. Dostoevsky, N. Berdyaev, K. Leontiev and P. Florenskiy, as well as ideas of B. Vinogrodsky, a famous sinologist and a philosopher. The aim of philosophical reflection is the attempt to find the possible aims and values of developing of modern Russian society. B. Vinogrodsky, reflecting in the same sphere, directly formulates its goal the improvement of society through the clearing of basic concepts system. The Russian philosophical tradition contains a wide range of developed approaches to solving the problem of beauty and its relationship with social consciousness. In our opinion, in the present situation, namely intercultural dialogue contributes to finding solutions to the crisis.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Феномен красоты как смысловой ориентир развития общества»

11. Leont'ev A. N. Obraz mira [The image of the world] // Mir psihologii - World of psychology. 2003, No. 4, pp. 11-18.

12. Ibid.

13. Matveev G. M. Mifoyazycheskaya kartina mira ehtnosa: na primere chuvashskoj mifologii i yazychestva: avtoref. ... dis. d-ra filos. nauk [Mythopagan picture of the world of ethnos: on an example of the Chuvash mythology and paganism: abstract ... dis.Dr Philosophy]. Cheboksary. 2007. P. 211.

УДК 140.8

З. С. Шашин, С. А. Шакин Феномен красоты как смысловой ориентир развития общества

Темой нашего рассуждения является феномен красоты и его место в идейном и смысловом поле коллективного мышления. За основу взяты философское наследие Ф. М. Достоевского, Н. А. Бердяева, К. Н. Леонтьева и о. П. А. Флоренского, а также идеи Б. Б. Виногродского, известного китаеведа и философа. Целью философского размышления является попытка найти возможные смысловые и ценностные ориентиры развития современного российского общества. Б. Б. Виногродский, размышляющий в смежной плоскости, прямо формулирует свою задачу - оздоровление общества через прояснение системы базовых понятий. Российская философская традиция содержит широкий спектр разработанных подходов к решению проблемы красоты и её взаимосвязи с общественным сознанием. На наш взгляд, в современной ситуации именно межкультурный диалог способствует нахождению путей выхода из кризиса.

The theme of our discussion is the phenomenon of beauty and its place in the ideological and semantic field of collective thinking. It is based on: the philosophical heritage of F. Dostoevsky, N. Berdyaev, K. Leontiev and P. Florenskiy, as well as ideas of B. Vinogrodsky, a famous sinologist and a philosopher. The aim of philosophical reflection is the attempt to find the possible aims and values of developing of modern Russian society. B. Vinogrodsky, reflecting in the same sphere, directly formulates its goal - the improvement of society through the clearing of basic concepts system. The Russian philosophical tradition contains a wide range of developed approaches to solving the problem of beauty and its relationship with social consciousness. In our opinion, in the present situation, namely intercultural dialogue contributes to finding solutions to the crisis.

Ключевые слова: феномен красоты, смысловой ориентир, искусство, contemporary art ,аскеза, идеал, общественное сознание, творческий процесс, общество.

Keywords: phenomenon of beauty, sense aim, art, contemporary art, asceticism, the ideal, the public consciousness, the creative process, society.

В здоровом и правильно организованном обществе должны функционировать понятийные модели, адекватные реальности. Данные модели описывают как внутреннюю структуру общества, его функционирование, так и всю реальность, с которой данное общество взаимодействует. Понятийные модели находят своё отражение в языке. А язык воплощается через коммуникацию, в ходе которой сознание индивидуальности раскрывается другому через процесс общения, обмена идеями, смыслами и т. д. Исследования в области системной психологии, лингвистики, кибернетики показывают, что функционирование любой системы зависит от правильности течения информационных процессов внутри этой системы. Таким образом, здоровье общества напрямую зависит от коммуникации в данном обществе на всех его уровнях: начиная от отдельно взятого человека, его общения с родными на кухне до высокозащищенных каналов связи «президент - министерство обороны».

Модель имеет иерархичную структуру. Базовый уровень строится на закономерностях работы сознания индивидуального человека. Индивидуальный человек вписан в семейную, родовую структуру - законы функционирования сознания проецируются на род. Роды формируют общество - это третий уровень. Отдельные общественные структуры формируют общечеловеческий уровень и т. д. Таким образом, одни и те же закономерности воплощаются каждый раз на более высоко организационном уровне. Хорошей метафорой подобной организации может служить образ матрёшки - самоподобной структуры, содержащей в себе низкоуровневые структуры и включенной в высокоуровневые структуры.

Безусловно, феномен сознания человека, его мышление есть комплексная и крайне сложная система. При любой формализации, рационализации и систематизации процесса мышления

© Шашин З. С., Шакин С. А., 2016

всегда будет сохраняться элемент иррациональности. Если говорить о структуре сознания, то, вероятно, придётся признать, что львиная его доля принципиально нерационализируема. В структуре сознания человека всегда присутствует бессознательная, «теневая» сторона. Её наличие необходимо учитывать при построении понятийных моделей.

В Древнем Китае функцию построения подобных моделей брали на себя мудрецы, выступавшие в качестве советников правителей. В современном российском обществе эту функцию могут выполнять профессиональные философы и мыслители.

Базовой структурой модели являются понятия, выраженные через слова. Понятия можно сравнить с рыболовной сетью, «наброшенной» на реальность для её репрезентации в сознании человека. Они связаны друг с другом через ассоциативные ряды: некоторые понятия семантически близки друг другу, а некоторые далеки. Соединения понятий образуют смыслы. Например, понятие физической красоты связано с понятием социальной успешности, что придает смысл занятиям физическими упражнениями. В условиях рыночной экономики и капитализма данный смысл транслируют модные журналы, кино- и телеэкран, тематические ресурсы в Интернете, задающие образцы и цели поведения: посещение фитнес-центров, тренажерных залов, употребление специальных препаратов, использование методов пластической хирургии как способа «срезать углы» и т. д. Однако тот же самый смысл физических упражнений может складываться и из иных понятий: здоровье и долголетие, которые сами по себе являются целью. Соответственно, данный смысл и вытекающие из него цели и методы их достижения имеют совершенно иную траекторию реализации.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Осмысленное поведение состоит в соотнесении действий с их целью, а цели - со смысловыми структурами понятийной модели. Осмысленное поведение формируется в результате социализации и усвоения культурных моделей. Б. Б. Виногродский заключает, что методы функционирования смыслов внутри общества есть результат жизни самого общества. «Государство является спроецированной вовне структурой организации внутренней коммуникации личности с иерархией познания, приходящей к нему в процессе коммуникации с другими личностями. Другими словами, каждый народ достоин своих правителей, и наоборот» [1].

Размышляя о современном мире, большинство авторов констатируют его тотальную кри-зисность. Мы не будем исключением. В интересующей нас сфере функционирования общественного сознания, в движении смыслов внутри него, можно также констатировать кризис. В сознании современного общества отсутствуют общие смыслоценностные ориентиры, процессы коммуникации нарушены или даже полностью извращены. Б. Б. Виногродский предлагает понимать экономику (науку об управлении материальными благами) в первую очередь как подвид коммуникационной технологии, управляемой и управляющей смысловыми структурами в общественном сознании. Можно согласиться с тем, что сознание и функционирующие в нём смыслы имеют определяющую позицию по отношению к материальному взаимодействию.

Поставим кардинальный вопрос: что может являться высшим смыслоценностным ориентиром в сознании человека и общества? Полагаем, вариантов ответа на этот вопрос множество. Полифония возможных смыслоценностных ориентиров, на наш взгляд, есть большое достояние общечеловеческого культурного наследия. Хорошо, когда есть возможность выбора. Но важно совершить данный выбор и сделать это сознательно. Мы попробуем сформулировать и обосновать нашу точку зрения.

Высшим смыслоценностным ориентиром является красота, точнее, феномен красоты. На первый взгляд, это совершенно банальное утверждение, в то же время абсолютно дискуссионное. Почему именно красота? Тем более что данное понятие весьма неопределенно и многозначно. Но рассмотрим феномен красоты в контексте искусства, шире - творчества.

Если в идеалах классического искусства воплощением красоты являлась чёткая ясность, например платоновский эйдос прекрасного в греческих статуях или математический идеал пропорциональности человеческого тела в «Витрувианском человеке» Леонардо да Винчи, то со статусом красоты в современном искусстве (англ. contemporary art - современное по содержанию и форме, а не по времени создания) всё намного сложнее. Более того, современное искусство озабочено в большей мере не содержанием, а контекстом своего существования. Постмодернистская деконструкция академичности и системности смыслов, коллажность и клиповость сознания художников и соответствующее содержание произведений contemporary art, безусловно, имеют право на существование. Подрыв системности, создание и последующее осмысление хаоса и хаотичности даёт широкое поле для творческого воплощения идей и смыслов или их отсутствия. Однако если такой безудержный эксперимент замыкается на самом себе - он становится бессмысленным. Ж. Бодрийяр использует понятие симулякра для описания современной действительности. Искусство без соотнесения со смыслоценностными структурами превращается в пус-14

тышку. Более того, современное искусство, даже если оно противопоставлено общественному мнению и не понято конечным реципиентом, является лишь проекцией самого общества и процессов, происходящих в нём. В этом плане, безусловно, contemporary art занимает своё место в репрезентации реальности и сущности современного человека. Однако если реальность лишена смысла, - она шизофреногенна.

На наш взгляд, человеческая природа для своего физического и психического здоровья требует осмысленности и системности в разумной мере. Проще говоря, необходима как физическая, так и эмоциональная, и идейная, и коммуникационная культура.

Как мы уже говорили, красота есть понятие, соотнесённое с феноменом творчества. Для воплощения красоты необходим творческий процесс, хотя красота является результатом далеко не всякого творческого процесса. В результате индивидуального творчества или со-творчества (восприятия произведения искусства) человек способен интегрировать рациональную и иррациональную части своей природы и сознания - в том числе через катарсис - разрешить рационально не решаемые психологические проблемы. Благодаря экстатическим переживаниям, к которым может привести восприятие или создание произведения искусства, - интегрировать расщеплённые части своей души в единую целостность. Чем, например, пользуется арт-терапия.

Нам кажется интересным понимание творческого процесса высочайшим мастером боевых искусств Брюсом Ли. Приведём несколько цитат из книги «Путь опережающего кулака». «Творчество в искусстве есть психическое раскрытие личности, которое коренится в ничто. Эффект творчества - это расширение и углубление измерений души» [2]. Брюс Ли (Чжэньфань Ли), являясь носителем восточного мировоззрения, принимает в качестве базовой онтологической установки примат пустоты, «ничто». Но «ничто» не в значении нигилизма, отсутствия, а в значении тотальной возможности творчества. Изначальная природа человека и мира - пустота, но из этой пустоты возникает всё. Поэтому еще одной характерной чертой восточной философии является идея об иллюзорности существования, отсутствия реальности. Но если мы рассматриваем данный вопрос с позиции творчества, то Чжэньфань Ли пишет: «...именно творческий процесс есть реальность, а реальность есть истина» [3]. Мастерское владение своим делом, умноженное на творческий поиск, порождает искусство. «Искусство - это выражение жизни, оно переступает границы пространства и времени. Через искусство мы должны заставить работать свои души, чтобы придать новую совершенную форму и новый смысл и содержание окружающему миру» [4]. Мы видим, насколько большое значение отдаёт Брюс Ли творческому процессу.

Творчество - процесс, который невозможно до конца рационализировать. Классическое искусство требует овладения техникой и ремеслом. Как говорят художники, «попа настоящего художника плоская» из-за сотен часов сидения перед мольбертом. Эта часть творчества - ремесло, -на наш взгляд, крайне рациональна, но вот вторая часть. Вторая часть требует вдохновения, ощущения потока, «чуда». Когда каждый элемент произведения находится на своём и только на своём месте. Это состояние, сходное с инсайтом, маленьким «просветлением». Такое искусство апеллирует к феномену красоты в его столкновении с безобразным, возвышенного с низменным и т. д., вызывает и в художнике и в зрителе то самое непередаваемое, может быть, немного детское ощущение удивления и завороженности. Такое искусство ощущается всем телом: по спине бегут мурашки, слёзы наполняют глаза, или, наоборот, «сердце» расширяется настолько, что может охватить всех живых существ.

Существует иной тип искусства, который воспринимается исключительно разумом, без вовлеченности всего остального организма. Он тоже имеет право на существование.

Итак, на наш взгляд, творчество - это один из важнейших модусов бытия человека и практически единственный путь для его самореализации и поддержания духовного и, возможно, физического здоровья. Ключом к творчеству является понятие красоты, осознание данного феномена. Осознание его противоречивости, сложности, диалектической связанности с безобразным и другими категориями эстетики.

Попробуем дать определение красоты и её места в универсуме через обращение к русской философско-эстетической мысли. Один из крупнейших современных специалистов в области эстетики В. В. Бычков отмечает близость переживаний на высших ступенях эстетического переживания и религиозно-мистического опыта [5]. Автор отмечает, что православная религиозная традиция теснейшим образом переплетена с художественно-эстетическим пространством, полем эстетической энергии. В. В. Бычков даже приравнивает некоторые формы религиозно-мистического опыта к эстетическому (в то же время указывая на их различие).

Об этом писал отец П. Флоренский, называя религиозную аскезу, или искусство аскетики, «искусством из искусств» [6]. Аскет преодолевает границу между этим миром и миром небесным. С помощью творчества он приближается, соприкасается с божественным. Святой аскет - это не

просто человек добрый, это человек поистине прекрасный. Святость преображает его. Святой подвижник способен увидеть первозданную красоту во всём. Основной способ преображения -это творчество. «Аскет не только стремится к видению прекрасного мира Царства Божия, но и к реальному всестороннему совершенствованию, преобразованию себя, в том числе и в материальном плане, к реальному приобщению к горнему миру. Поэтому он был убеждён, что и РЫ1окаНа точнее по-русски звучала бы как "Красотолюбие" - наука о полном и всеобщем приобщении к красоте» [7]. Монашеский подвиг преобразует человека, делает его способным воспринимать первозданную красоту Универсума. Согласно идеям о. П. Флоренского, преодоление границы между двумя мирами Универсума - дольним и горним - возможно именно на уровне эстетического, на путях любви к красоте. Как видим, для П. Флоренского творчество и красота позволяют совершить сложнейшее онтологическое преобразование природы отдельного человека. Однако кому в наше время доступен подобный аскетический подвиг? Возможно, что такие люди есть, но намного более доступным является высокий эстетический опыт.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В творческом процессе Флоренский выделяет художественное «восхождение» и «нисхождение». Под «восхождением» автор понимает искусство натурализма, т. е. воссоздание того или иного образа реальности в пространстве художественного произведения - «перенесение на холст», «пустое подобие повседневной жизни». Под «нисхождением» святой отец понимает символизм. Символизм заключается в том, что образ из Высшего мира переносится в мир обыденный. Наиболее явным примером этого является иконопись. Таким образом, мы видим две стратегии, два способа творчества: или художник руководствуется высшим, «транслирует» его через себя, или он использует лишь образы мира материи.

Здесь можно усмотреть некоторое сходство с идеями Н. А. Бердяева, который также выделяет два вида искусства - реализм и символизм. Подобно Флоренскому, он считает реализм (натурализм) в искусстве пустым. В отношении к символизму мнения философов несколько расходятся.

Бердяев полагал, что в искусстве символизма заключена трагедия художника, связанная с попыткой преодолеть реальность с помощью символов, которые являются частью этой самой реальности. И такая попытка обречена на провал. Христианское искусство - «это искусство трансцендентной тоски». Единственный способ воплощения высших смыслов в творчестве - это творчество, совместное с Богом, - теургия. Теургия создаёт не обычную человеческую культуру, а сверхкультуру, иной мир, иную жизнь [8].

Нельзя не отметить, что пересечение идей Флоренского и Бердяева на этом не заканчивается. Как и отец Павел Александрович, Николай Александрович видел в творческом процессе возможность человека приблизиться к божественному, стать подобным Богу. Творчество, по мнению философа, есть смысл человеческой жизни. Творчество обращено к вечному. Настоящая жизнь - это и есть творчество.

Как видим, оба религиозных мыслителя отдают пальму первенства творчеству, ориентированному на красоту в её сверхмировом, трансцендентном значении. Такое творчество есть высший смысл жизни, оно способно вознести человека к божественному.

Другого мнения ранее придерживался Ф. М. Достоевский. Если Бердяев и Флоренский считали реализм в искусстве деградацией, то Достоевский, наоборот, видел целью искусства отражение действительности такой, какая она есть без всяческого приукрашивания, так как никакая фантазия не способна сравниться с разнообразием окружающей нас реальности [9].

Тема добра и красоты проходит красной нитью через всё творчество Фёдора Михайловича. «Прекрасное» автор понимает как абсолютную гармонию. Гармония же, в свою очередь, - это идеальное устройство общества. Гармония - это не только идеал, к которому надо стремиться, она уже есть в окружающем нас мире. Просто человек разучился её видеть, видеть красоту. Человек нуждается в красоте тем более, чем менее гармоничен мир, который его окружает. Сейчас большие ресурсы всего человечества направлены на развитие материальной культуры. Но такой однобокий подход приведет цивилизацию в тупик. Поэтому необходимо не забывать о высшем идеале духовной красоты.

Как видим, великий русский писатель проецирует идеал гармонии и красоты в сферу этического и морального регулятора общественного сознания. От идеалов, руководящих общественным сознанием, зависит развитие цивилизации и человечества в целом.

Несмотря на трагичность сюжетов произведений Достоевского, они пропитаны оптимистичной верой в будущее человечества, в возможность достижения идеала и построения утопии. Для автора искусство является двигателем прогресса. Красота искусства - это идеал, избавляющий человека от гнетущего чувства безысходности, он дарует мысль о достижимости гармонии в мире материального. Без главенствующей идеи добра красота теряет свою животворящую силу, ибо в этом случае она утрачивает связь с божественным началом. Красота - это сумма нравственных качеств, оно и есть добро.

Согласно мысли писателя, красота «просвечивает» сквозь все противоречия, сквозь весь хаос и дисгармонию. Она выступает как идеал, как перспектива, возможность и необходимость. Красота являет собой высшую цель, а цель предстаёт смыслом всемирного исторического процесса. И именно художнику даны в руки инструменты преображения мира, привнесения в него красоты. Необходимо подчеркнуть и высокую ответственность художника не только перед собой, но и перед всем человечеством. «Искусство <... > всегда помогало ему [человеку] в отыскании идеала, - рождалось с человеком, развивалось рядом с его исторической жизнью и умирало с его исторической жизнью» [10].

Идеи Фёдора Михайловича приобретают особое значение в современную эпоху, следующую за безграничным экспериментом и симультативностью постмодернизма.

Особую позицию в вопросе о красоте и творчестве занимал современник Ф. М. Достоевского - К. Н. Леонтьев. Красоту Константин Николаевич ставит превыше всего, в том числе и человека. Как добро не существует без зла, так и красота встречается отнюдь не только в любви и радости, но и в страдании и смерти. Красота тесно связана с контрастом и возникающим из-за него драматическим содержанием. Как водопад возможен при резкой разнице высот, а буря в зоне перепада давлений, столкновение различий всегда порождает конфликт и развитие. Поэтому даже человеческая жизнь не так важна по сравнению с сохранением этого контраста.

Леонтьев не проповедует любви к человечеству. Он отрицает равноправие в обществе как цель, ибо если она будет достигнута - общество перестанет развиваться и умрёт. Несмотря на это будет большой ошибкой называть эстетику Константина Николаевича эстетикой зла. Да, он не питает яркой любви к отвлеченному человечеству и абстрактному человеку, но он любит конкретных людей. Об этом Леонтьев упоминал в своей переписке с близкими [11].

Леонтьев критикует идею «среднего человека», являющуюся конечной целью стремления к социальному равенству. «Средний человек» - человек, подведённый под единую гребёнку, уравненный человек. Такой человек не понимает истинного значения красоты, он стремится стать «как все». Такое стремление - есть стремление к смерти индивидуальности.

Проблема, поднятая философом в конце XIX в., не теряет своей актуальности и в наш век, для которого характерно торжество массовой культуры и глобализации, стирающей различия между людьми и нациями, рождая серое тоскливое однообразие. Автор подчёркивает необходимость культурного и национального разнообразия.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Леонтьев отрицает возможность создания идеального мира. По его мнению, у человечества нет никакого светлого будущего, а мыслить иное просто наивно. То, что принято именовать прогрессом, в действительности, по Леонтьеву, является затуханием и смертью. Здесь следует вспомнить, что культура, по мнению автора, проходит в своем развитии через три этапа:

1) первоначальной простоты;

2) цветущей сложности;

3) вторичного смесительного упрощения.

Лучшим этапом для культуры, конечно же, является второй этап. Именно на этом этапе культура достигает своего пика: возрастает сложность и разнообразие. Именно в это время в развитии культуры человек должен стремиться продлить как можно больше. На этом этапе и реализуется феномен красоты в процессе постоянного и многообразного творчества.

Прогресс направлен на построение «идеального» общества, в коем нет ни неравенства, ни нужды, ни страданий. Человечество в таком мире обладает лишь добродетелями и лишено всех своих недостатков и пороков. Такое общество, по сути, являет собой третий этап в развитии культуры. Оно идёт к упрощению и, в конечном счете, к смерти красоты.

Однако сама красота бессмертна, когда она умирает в одном месте, она перерождается где-то еще. На смену одной культуры всегда придёт другая.

На наш взгляд, идеи К. Н. Леонтьева достаточно радикальны. Человек в общественном взаимодействии стремится к сглаживанию конфликтов. Попытка построения и поддержания гуманистического общества, созданного на основе свободы и равного уважения всех его членов, является достоянием XX в., а его улучшение - задачей XXI в. Однако стоит заметить, что часто это представляет собой лишь популистский лозунг, красивую «обёртку» личных корыстных интересов сил, обладающих властью и ресурсами. Современная наука дала возможность «просчитать» человека в его поведении, превратить в статистическую единицу маркетинговых ходов. В этом плане К. Н. Леонтьев прав в своём радикальном подходе. Превращение «человека творческого» в «человека успокоенного мерцанием телеэкрана» ведёт к обнищанию культуры и вырождению.

Именно творчество даёт возможность в социально приемлемых рамках почувствовать безграничную энергию конфликта противоположностей. Конфликта, в умелых руках художника (в широком смысле) способного привести к духовному очищению и обновлению - катарсису, так

17

необходимому современному человеку. В творчестве возможна реализация свободы (Бердяев), через стремление к красоте происходит гармонизация общества (Достоевский), а через союз красоты и творчества при личном полном самоотречении (аскезе) - восхождение к божественному (Флоренский).

Исходя из этого мы полагаем, что феномен красоты является одним из важнейших смысло-ценностных ориентиров в общественном сознании, необходимых для полноценного и гармоничного развития общества и отдельных индивидов. Содержание феномена красоты должны формулировать современные художники, писатели, режиссеры и все творческие люди, в постоянном диалоге и дискуссии с профессиональными философами и мыслителями. Для этого необходимо создание общего культурного и смыслового пространства.

Примечания

1. Виногродский Б. Б. (б. д.). - основа эффективности управленческих сообществ в контексте «Книги Перемен». URL: http://bronislav.ru/stat/165

2. Ли Б. Путь опережающего кулака. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2014. С. 13.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Там же. С. 14.

4. Там же. С. 12.

5. Бычков В. В., Маньковская Н. Б., Иванов В. В. Триалог. Живая эстетика и современная философия искусства. М.: Прогресс-Традиция, 2012. С. 248.

6. Бычков В. В. Русская теургическая эстетика. М.: Ладомир, 2007. С. 218.

7. Бычков В. В., Маньковская Н. Б., Иванов В. В. Указ. соч. С. 253.

8. Бердяев Н. А. Философия творчества, культуры и искусства: в 2 т. М.: Искусство, 1994.

9. Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений: в 30 т. Т. 22. Ленинград: Наука, 1981.

10. Достоевский Ф. М. Записки о русской литературе: Статьи, очерки, письма. М.: Эксмо, 2006. С. 33.

11. Леонтьев К. Н. Избранные письма. СПб.: Пушкинский фонд, 1993.

Notes

1. Vinogrodskiy B. B. (b. d.). Osnova ehffektivnosti upravlencheskih soobshchestv v kontekste «Knigi Peremen» [Foundation of management communities efficiency in the context of the "Book of Changes"]. Available at: http: //bronislav.ru/stat/165

2. Li B. Put' operezhayushchego kulaka [Way of leading fist]. M. Mann, Ivanov and Ferber. 2014. P. 13.

3. Ibid. P. 14.

4. Ibid. P.12.

5. Bychkov V. V., Mankovskaya N. B., Ivanov V. V. ZHivaya ehstetika i sovremennaya filosofiya iskusstva [The Trialogue. Living aesthetics and contemporary philosophy of art]. M. Progress-Traditsiya. 2012. P. 248.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Bychkov V. V. Russkaya teurgicheskaya ehstetika [Russian theurgic aesthetics]. M. Ladomir. 2007. P. 218.

7. Bychkov V. V., Mankovskaya N. B., Ivanov V. V. Op. cit. P. 253.

8. Berdyaev N. A. Filosofiya tvorchestva, kul'tury i iskusstva: v 2 t. [Philosophy of creativity, culture and art]: in 2 vol. M. Iskusstvo. 1994.

9. Dostoevsky F. M. Polnoe sobranie sochinenij: v 30 t. [Complete works in 30 vol.] Vol. 22. Leningrad. Nauka. 1981.

10. Dostoevsky F. M. Zapiski o russkoj literature: Stat'i, ocherki, pis'ma [Notes on Russian literature: Articles, essays, letters]. M. Eksmo. 2006. P. 33.

11. Leontiev K. N. Izbrannye pis'ma [Selected letters]. SPb. Pushkin Foundation. 1993.

УДК 141.201

Д. В. Рахинский

Особенности информационных войн в глобальном мире

В статье раскрываются особенности информационных войн, связанные с разрушением базисных установок этноса. Анализируется характеристика духовного разоружения российского общества. Доказывается, что важным противодействием информационным войнам может выступать объективный подход к отечественным традициям и адекватная оценка современности. Рассматриваются возможности раскрытия содержания, форм и динамики развития общественных структур на различных уровнях и исторических этапах. В ходе анализа используются культурологический и цивилизационный подходы. Доказывается, что

© Рахинский Д. В., 2016 18