Научная статья на тему 'Федот Петрович Филин'

Федот Петрович Филин Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

481
61
Поделиться
Ключевые слова
ФИЛИН ФЕДОТ ПЕТРОВИЧ / ЛЕКСИКОЛОГИЯ / КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ

Текст научной работы на тему «Федот Петрович Филин»

К. П. Сидоренко,

профессор кафедры русского языка

ФЕДОТ ПЕТРОВИЧ ФИЛИН

Федот Петрович Филин (1908-1982) — крупнейший филолог-русист, научная жизнь которого была отдана истории русского языка, диалектологии, общим и частным вопросам исторической и современной лексикологии и лексикографии, выдающийся организатор науки. Значительная часть жизни Федота Петровича была связаны с ЛГПИ им. А. И. Герцена, где он преподавал (сначала как доцент, потом — профессор кафедры русского языка).

Федот Петрович Филин родился 7 марта 1908 г. в деревне Селино Дубенского района Тульской области. Родители хотели назвать сына Алексеем (в честь деда), но священник (как гласит семейное предание Филиных), не удовлетворенный скромной платой, которую могли предложить родители, нарек ребенка Федотом — и в этом был промысел Божий: невозможно представить Федота Петровича с другим именем, это был бы уже не он.

Детство Федота Петровича было нелегким. Отец (Петр Алексеевич) большей частью находился на заработках в Туле (он был каменщиком), мать (Анна Васильевна) сама несла все тяготы крестьянского труда, ей помогали дети.

Отец был неграмотным, мать едва различала буквы. Однако юный Федот Петрович проявил тягу к учению, раньше времени пошел в трехклассную школу, очень хорошо учился. Постоянно возникали проблемы с пропитанием, одеждой.

В четвертый класс надо было ходить уже в другую школу, за три километра, позже — еще дальше.

После окончания семилетки с одобрения матери Федот Петрович уходит в Тулу пешком. Здесь, после окончания специальных курсов, он начинает преподавать: это были курсы по ликвидации неграмотности в поселке Дубна Тульской области.

Далее — педагогический техникум, общежитие, холод и голод, «уши режущий многоэтажный мат... Иногда во время занятий так хочется есть, ведь мало все-таки семикопеечной булки» (это слова Филина из дневника). Вечерами он подрабатывает на дровяном складе, на стройке, начинает писать в тульские газеты, пишет и стихи.

После окончания Тульского педагогического техникума (1928) Федот Петрович уезжает в Москву и после довольно трудных экзаменов становится студентом литературно-лингвистического отделения педагогического факультета 2-го Московского государственного университета (в будущем — это МГПИ им. Ленина).

И опять заботы бытовые: «Заболел, простудился. Пальто мое совсем не греет. На стипендию ничего не сделаешь, вычитают за общежитие. И все-таки, несмотря ни на что, не сдамся, не сдамся, черт возьми! .у меня стащили из кармана блокнот, в котором были 20 обеденных талонов. В ушах у меня — звон, в желудке пустота. Прохудились галоши. Дрянные мелочи, которые портят настроение». И наряду с этим в дневнике запись: «В воскресенье был у профессора Каринского. Он предложил мне работать в области языкознания. Работаю в научно-исследовательском кружке по языкознанию. Как интересна жизнь! [Однако чуть ниже] ОТКРЫЛ УДИВИТЕЛЬНУЮ НОВОСТЬ: НИ РАЗУ В ЖИЗНИ Я НЕ БЫЛ КАК СЛЕДУЕТ СЫТЫМ!»

Ф. П. Филин вспоминал о своих педагогах (Н. М. Каринском, М. Н. Петерсоне, начинающих Г. О. Винокуре, Р. И. Аванесове, В. Н. Сидорове, Н. К. Гудзии, Н. К. Пиксанове), общении с А. М. Пешковским, Д. Н. Ушаковым, А. М. Селищевым. В студенческие годы происходит знакомство с академиком Н. Я. Марром, который, приезжая в Москву, участвовал в семинарах, проводившихся в Институте народов Востока, а студент Филин эти

семинары посещал. Именно знакомство с Марром определило ленинградский период жизни Федота Петровича: знаменитый академик дает ему рекомендацию в аспирантуру в Ленинград (аспирантуры по русскому языку в Москве тогда не было).

С 1931 г. Ф. П. Филин — аспирант Института языка и мышления им. акад. Н. Я. Мар-ра АН СССР в Ленинграде, его научные руководители — академики С. П. Обнорский и Л. В. Щерба).

Личность Н. Я. Марра завораживала, завораживали и его идеи — стремление определить, когда и как начинается человеческий язык, создать принципиально новую классификацию языков. Примечательно, что в программу аспирантуры (а она продолжалась пять лет) входило изучение неродственных языков (чтобы аспирант не замыкался в «своем языке»). Ф. П. Филину, как он пишет, «достались» грузинский и финский языки, и в дальнейшем — «что-то осталось». Аспирантов по русскому языку было двое (Филин и Зборовский), семинарские занятия в числе прочих проводил С. П. Обнорский. Как вспоминает Ф. П. Филин, Обнорский каких-то специальных лекций не проводил: «Он (Обнорский) брал шахматовское издание "Северодвинских грамот ХГУ-ХУ веков" и предлагал: к такому-то сроку вот эту грамоту, пожалуйста, напишите так, как будто она была в ХГ веке».

В 1935 г. (7 марта, в день своего рождения) Ф. П. Филин защитил кандидатскую диссертацию («Исследовании о лексике русских говоров. По материалам сельскохозяйственной терминологии»), становится сотрудником академического института, чуть позже — ученым секретарем. Федот Петрович испытал влияние не столько идей, сколько личности Н. Я. Марра, скорбит после его кончины в 1934 г. В будущем, как известно, у Филина будут большие проблемы.

В 1936 г. Ф. П. Филин был зачислен в штат Института языка и мышления АН СССР на должность старшего научного сотрудника, с 1938 г. — возглавил Сектор русской диалектологии. В это время уже сформировалась научная концепция, определившая по сути всю его научную деятельность и в будущем: история русского языка, русская диалектология, лексикография в их тесной связи. В 1936 г. выходит в свет первая монография Ф. П. Филина (на основе кандидатской диссертации) — «Исследование о лексике народных говоров. По материалам сельскохозяйственной терминологии). Цель этой работы — определение путей формирования сельскохозяйственной терминологии, ее территориальная распространенность. Главное — обоснование положения о том, что история языка и диалектология должна основываться на принципах ареальной лингвистики. Развитию этих идей была посвящена новая книга Ф. П. Филина «Очерк истории русского языка до XIV столетия» (1940).

Работа Ф. П. Филина в области изучения лексики народных говоров привела к идее создания диалектологического атлас. Его доклад по этому вопросу слушали такие корифеи науки, как Л. В. Щерба, Б. М. Ляпунов, Б. А. Ларин, одобрившие концепцию. Создается группа по подготовке атласа, её руководителем стал Ф. П. Филин, начинают работать диалектологические экспедиции. По их материалам после войны в 1949 г. выходит (совместно с М. Д. Мальцевым) «Лингвистический атлас района озера Селигер» — первый опыт диалектологического атласа русского языка. В 1941 г. в Вологде вышел первый выпуск «Диалектологического сборника», в котором был помещен проект инструкции «Принципы и методы составления атласа русского языка», разработанный Ф. П. Филиным.

Фундаментальную работу по диалектологии прервала Великая Отечественная война.

Добровольцем на фронт Ф. П. Филин записался в первый же день объявления войны. Все время он был на Ленинградском фронте, пережил блокаду, служил в политуправлении, участвовал в боевых действиях, воинское звание Ф. П. Филина — майор. Седьмой отдел Политуправления Ленинградского фронта проводил работу среди войск противника, пропаганду среди вражеских солдат и офицеров и военнопленных. Ф. П. Филину был по-

ручен анализ проводимой работы, выработка рекомендаций, подготовка информации для военного совета. Эта работа требовала присутствия на передовой. За боевые заслуги Ф. П. Филин был награжден орденом Отечественной войны II степени, орденом Красной Звезды, медалями.

К научной работе Федот Петрович возвратился в 1946 г., возглавив Сектор диалектологии в Институте русского языка АН СССР (Ленинградское отделение). Продолжается подготовка диалектологического атласа, публикуются работы по диалектологии и исторической лексикологии, защищается докторская диссертация — «Лексика русского литературного языка древнекиевской эпохи. По материалам летописей» (в 1949 г. вышла отдельным изданием в Ученых записках ЛГПИ им. А. И. Герцена, т. 80) — это было первое обобщающее исследование по исторической лексикологии в русистике. В этом же году он назначается заместителем директора Института русского языка АН СССР, в 1949 г. — ученым секретарем Президиума АН СССР, работая одновременно на кафедре русского языка Герценовского педагогического института. В ЛГПИ им. А. И. Герцена Ф. П. Филин работает по совместительству с середины 1930-х гг. как доцент, после войны уже как профессор, читает лекции по исторической грамматике русского языка и диалектологии, руководит аспирантами. Педагогическая концепция Ф. П. Филина была оригинальна. Александр Ильич Федоров (в послевоенные годы — аспирант Филина), слушавший в конце тридцатых годов курс русской диалектологии, пишет: «... Федоту Петровичу удалось вызвать интерес к этому курсу, главным образом, тем, что живые языковые факты, взятые из народных говоров, он сопоставлял и сравнивал или с реликтовыми явлениями современного языка, давая им историческое объяснение, или с фактами из письменных памятников. Особенно интересными и неожиданными казались объяснения этимологии слов с привлечением диалектных фактов. Меня, как и многих других студентов, выходцев из крестьянских семей, деревенских парней, эти сведения особенно интересовали. Созревала мысль: речь крестьян, неграмотных и полуграмотных, в том числе и моих земляков, не есть "испорченный русский язык неграмотных людей" (как внушали нам в деревенской школе), а историческое явление, вполне нормальное, и составляет с литературным русским языком в его современном и прошлом состоянии единое целое».

Однако 1950 г. был ознаменован лингвистической дискуссией, итог которой был подведен статьей И. В. Сталина «Относительно марксизма в языкознании», открывшей период гонений на лингвистов, в той или иной степени связанных с Н. Я. Марром или его именем. К их числу относился и Федот Петрович. «Многие "друзья", которые передо мной благоговели, теперь делают вид, что не замечают меня», — пишет он своему другу кавказоведу И. В. Мегрелидзе в октябре 1950 г. В печати в адрес Филина появляются такие оценочные слова: «карьерист», «демагог», «левак», «человек, который никогда не имел никакого отношения к науке». Федот Петрович был снят со всех руководящих постов, его лишили возможности руководить аспирантами (их вынуждали писать заявления с просьбой назначить другого руководителя; категорически отказался делать это Александр Ильич Федоров, хотя Филин и советовал ему «не упрямствовать»). Материалы по атласу народных говоров немедленно были признаны «лженаучными» и забракованы, на монографии Филина писались заказные рецензии, в которых на основе наукообразных размышлений делались выводы типа «труды Филина не представляют какой-либо научной ценности».

С 1950 по 1954 г. Федот Петрович работает старшим научным сотрудником в Ленинградском отделении Института языкознания АН СССР, продолжая активно заниматься наукой.

Через некоторое время, к счастью, всё было восстановлено, с 1954 г. он возглавляет Словарный сектор института, входит в редколлегию 17-томного «Словаря современного русского литературного языка», а с 6-го тома — Федот Петрович становится председате-

лем редколлегии словаря, доведя издание до конца (17-й том вышел в 1965 г.). В 1970 г. словарь был удостоен Ленинской премии.

В 1950-е гг. осуществляется и подготовка базы «Словаря русских народных говоров» («Новый Даль»), обоснование концепции диалектного тезауруса, сводного диалектного словаря, охватывающий максимально всю русскую диалектную лексику по максимальному количеству источников. Многотомное издание словаря продолжается сейчас в Санкт-Петербурге (Филин оставался главным редактором по 23-й том). Приходится только удивляться научному и организаторскому таланту этого человека!

В 1962 г. на общем собрании АН СССР Ф. П. Филин был избран членом-корреспондентом АН СССР, с 1964 г. он возглавляет Институт языкознания АН СССР, с 1968 г. и до конца своих дней руководит Институтом русского языка АН СССР.

Федот Петрович активно содействовал и другому колоссальному лексикографическому предприятию — «Этимологическому словарю славянских языков. Праславянский лексический фонд», начавшему выходить с 1974 г. под редакцией академика О. Н. Трубачева. Он поддержал издание «Словаря древнерусского языка ХГ-ХГУ вв.», «Словаря русского языка ХУГГГ в.», был главным редактором 7-10 томов «Словаря русского языка ХГ-ХУГГ веков», главным редактором энциклопедии «Русский язык» (1979) — первой в русистике книге, содержащей универсальные сведения о русском языке и ученых-русистах.

Два капитальных труда посвящены Ф. П. Филиным одной из главных проблем славистики — происхождению славянских языков («Образование языка восточных славян» — 1962, «Происхождение русского, украинского и белорусского языков. Историко-диалектологический очерк» — 1972), им была предложена и глубоко аргументирована фактами, прежде всего, теория соотношения трех восточнославянских языков, древнерусского и праславянского языков.

В последние несколько лет своей жизни Ф. П. Филин разрабатывал основы академической исторической лексикологии русского языка: без исторической лексикологии история русского языка невозможна. Решению историко-лексикологических вопросов в значительной степени была подчинена и колоссальная диалектологическая работа, проводившаяся Федотом Петровичем на протяжении всей его жизни. Высоко оценивая исследования по «микролексикологии и микролексикографии» (т. е. отдельным говорам, отдельным группам слов), материал которых Федот Петрович называл «бесценным», он постоянно пытается направить науку и на обобщения, на то, что он называет «макролексикологией и макролексикографией», позволяющих создать цельную концепцию развития русского языка. Более того, размышляя о принципах преподавания русского языка в средней школе, Федот Петрович настаивает: «Пренебрежение историзмом... наблюдается и в педагогической практике, прежде всего в вузовской подготовке учителей-словесников. Чем больше знаний у учителя по истории русского языка, тем самостоятельнее его лингвистическое мышление, тем лучше он осмысливает строй современного языка». Суждение, более чем актуальное в наше время!

Показательно, что в непростые в идеологическом отношении годы Федот Петрович говорит о «пожелании», без которого «не может обойтись русская историческая лексикология... Мы остро нуждаемся в обстоятельном словаре церковнославянского языка русского извода (а еще лучше всех изводов) ХГ-ХУГГ вв. Его источником была бы прежде всего вся богатая богослужебная литература (евангелия, библии, минеи и т. п.). Но об это пока что приходится только мечтать».

Суждения Федота Петровича во многом созвучны современным проблемам в этой области: «Не будем ополчаться на внелитературную лексику вообще, — писал он в статье "О русском языке и языкознании". — И, однако ж, писатель во всем должен проявлять такт и чувство меры. Культура речи — понятие очень ёмкое».

Последние годы жизни Ф. П. Филин разрабатывает основы академической исторической лексикологии (серия статей, опубликованных в «Вопросах языкознания» 1981— 1983 гг.), которая, по его мнению, должна завершить комплексное исследование истории русского языка. Именно словари дают наиболее объективный, стабильный, достоверный материал, позволяющий проводить теоретические обобщения.

Будучи директором Института русского языка АН СССР, Федот Петрович способствовал многим научным начинаниям (исследование по стилистике, межнациональное функционирование русского языка, теоретическое изучение разговорной речи, лингвистическая география, этимология). Многое он редактировал и рецензировал, таким образом поддерживая и направляя исследователей. С постоянным интересом он следил за формированием нашей (в РГПУ им. А. И. Герцена) брянской картотеки и выпусками брянского словаря, одобряя работу кафедры русского языка Герценовского института—университета.

Заканчивая эту краткую заметку, приведем слова протопопа Аввакума («Слово о природном русском языке»), которые Федот Петрович любил шутливо цитировать: «НЕ ПОЗАЗРИТЕ ПРОСТОРЕЧИЮ НАШЕМУ, ПОНЕЖЕ ЛЮБЛЮ СВОЙ РУССКОЙ ПРИРОДНОЙ ЯЗЫК».