Научная статья на тему 'Ф. Рузвельт, Пий XII, И. Сталин и проблема репутации СССР в годы Второй мировой войны'

Ф. Рузвельт, Пий XII, И. Сталин и проблема репутации СССР в годы Второй мировой войны Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
579
65
Поделиться
Ключевые слова
Ф. РУЗВЕЛЬТ / ПИЙ XII / И. СТАЛИН / ВАТИКАН / C. ОРЛЕМАНЬСКИЙ / СВОБОДА СОВЕСТИ И ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ / ПРЕСЛЕДОВАНИЕ РЕЛИГИИ / "ПИСЬМО СТАЛИНА ПИЮ XII" / ЗАКОН О ЛЕНД-ЛИЗЕ / КОНГРЕСС США / АМЕРИКАНСКИЕ КАТОЛИКИ / ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА СССР / F. D. ROOSEVELT / PIUS XII / J. STALIN / VATICANO / ST. ORLEMANSKY / A.CICOGNANI. FREEDOM OF CONSCIENCE AND RELIGION / PERSECUTION OF RELIGION / "STALIN'S LETTER TO PIUS XII" / THE LEND-LEASE ACT / US CONGRESS / AMERICAN CATHOLICS / USSR FOREIGN POLICY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Филиппов Борис Алексеевич

Нападение гитлеровской Германии на Советский Союз сделало нашу страну союзником Великобритании и США. Встал вопрос об организации военно-технической помощи СССР. Но на пути принятия закона о ленд-лизе (поставках США военного оборудования своим союзникам) возникли трудности. Против оказания помощи СССР запротестовали не только американские изоляционисты, но и верующие католики и протестанты. Они считали оказание помощи стране, в которой разрушаются церкви и преследуется религия, безнравственным. Для преодоления сопротивления в Конгрессе президент Ф. Д. Рузвельт и американские дипломаты предприняли попытку убедить Сталина отказаться от антирелигиозной политики. Одновременно Рузвельт обратился за помощью к Папе Римскому Пию XII. В это же время немецкий и итальянский послы пытались убедить папу поддержать их «крестовый поход против безбожной большевистской России». Вопрос об улучшении репутации СССР стоял на повестке дня все годы войны. Статья посвящена истории наиболее значительных попыток решить эту задачу, предпринятых западными союзниками и Сталиным. Прежде всего речь идет о таинственном «Письме Сталина папе Пию XII» (1942) и о не менее загадочном визите американского священника С. Орлеманьского в Москву для встречи со Сталиным (1944).

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Филиппов Борис Алексеевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Franklin Roosevelt, Pius XII, Joseph Stalin and the Problem of the USSR’s Image and Reputation During the Second World War

The aggression of Hitler’s Germany against the USSR made our country an ally of the United States and Great Britain. But the decision to help USSR with weapons and hardware (the lend-lease act) faced opposition not only from the American isolationists but also from religious groups. Both Catholics and Protestants were against the very idea of helping the country in which churches were destroyed and the faithful were persecuted. They have considered such an idea to be immoral. To overcome the opposition in Congress, president F. D. Roosevelt and the US diplomats tried to convince Stalin to reject his policies of religious oppression. Roosevelt also asked pope Plus XII for help. At the same time German and Italian ambassadors were trying to convince the Pope to support their “crusade against the godless Bolshevik Russia”. The question of USSR’s image was an important issue throughout the course of war. The article tells the history of the most signifi cant efforts undertaken by the Western allies and Stalin to improve the international reputation of the USSR. First of all, it tells the story of the mysterious letter from Stalin to Plus XII (1942) and about even more mysterious visit of the American priest Stanislav Orlemansky to Moscow and his meeting with Stalin in 1944.

Текст научной работы на тему «Ф. Рузвельт, Пий XII, И. Сталин и проблема репутации СССР в годы Второй мировой войны»

Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви.

2016. Вып. 4 (71). С. 84-102

Филиппов Борис Алексеевич, канд. ист. наук, проф. кафедры всеобщей истории ПСТГУ boris-philipov@yandex.ru

Ф. Рузвельт, Пий XII, И. Сталин

И ПРОБЛЕМА РЕПУТАЦИИ СССР в годы Второй мировой войны

Б. А. Филиппов

Нападение гитлеровской Германии на Советский Союз сделало нашу страну союзником Великобритании и США. Встал вопрос об организации военно-технической помощи СССР. Но на пути принятия закона о ленд-лизе (поставках США военного оборудования своим союзникам) возникли трудности. Против оказания помощи СССР запротестовали не только американские изоляционисты, но и верующие католики и протестанты. Они считали оказание помощи стране, в которой разрушаются церкви и преследуется религия, безнравственным. Для преодоления сопротивления в Конгрессе президент Ф. Д. Рузвельт и американские дипломаты предприняли попытку убедить Сталина отказаться от антирелигиозной политики. Одновременно Рузвельт обратился за помощью к Папе Римскому Пию XII. В это же время немецкий и итальянский послы пытались убедить папу поддержать их «крестовый поход против безбожной большевистской России». Вопрос об улучшении репутации СССР стоял на повестке дня все годы войны. Статья посвящена истории наиболее значительных попыток решить эту задачу, предпринятых западными союзниками и Сталиным. Прежде всего речь идет о таинственном «Письме Сталина папе Пию XII» (1942) и о не менее загадочном визите американского священника С. Орлеманьского в Москву для встречи со Сталиным (1944).

22 июня 1941 г. гитлеровские войска вторглись на территорию СССР. У Святого Престола и Католической Церкви «не было основания печалиться о судьбе СССР», пишет один из издателей многотомного собрания ватиканских документов времен Второй мировой войны о. Пьер Бле1. Позиция Ватикана по отношению к коммунизму и советскому режиму была ясно выражена в энциклике Пия XI (1922—1939) Divini Redemptoris («Божественного Искупителя. О безбожном коммунизме»)2. Ко времени гитлеровского нашествия на СССР

1 Blet P. Pius XII i druga wojna swiatowa w tajnych archiwach watykanskich. Katowice, 2000. S. 184.

2 В ней говорилось: «Там, где коммунизму удалось утвердиться и господствовать <...> Епископы и священники были изгнаны, осуждены на каторжный труд, расстреляны, убиты зверскими способами. Обычные миряне за то, что они защищали религию, подверглись подозрениям, истязаниям, гонениям, были брошены в тюрьмы и отданы под суд» (Divini Redemptoris. № 19).

Борьба за влияние в Ватикане

в антирелигиозной политике большевиков ничего не изменилось, и в Ватикане об этом прекрасно знали3. Папе было известно и о серьезных проблемах Церкви в Германии4. Но Гитлер побаивался влияния католицизма5. «Окончательное решение» судьбы Католической Церкви было отложено им на время «после победы».

В Ватикане страшились победы в войне и нацистской Германии, и коммунистической России. А до тех пор пока нацизм и коммунизм не были разгромлены, папа должен был публично демонстрировать нейтралитет по отношению к воюющим державам. Единственно, что он мог себе позволить, это направлять через находящегося в Берлине нунция протесты (против арестов и расстрелов польских католических священников, пленных итальянских офицеров после свержения Муссолини, уничтожения узников концлагерей). По отношению к СССР даже таких протестов Ватикан позволить не мог. В Москве не было папского нунция. Папа боялся, что публичные протесты только ухудшат положение Католической Церкви в этих странах6.

Гитлер и Муссолини провозгласили крестовый поход против атеистического большевизма и хотели, чтобы его поддержал своим авторитетом папа. В свою очередь руководители Великобритании и США (Черчилль и Рузвельт), которые стали союзниками СССР в этой войне, хотели, чтобы папа поддержал их борьбу против стран Оси.

О том, как выглядела на практике борьба за влияние на позицию папы между послами фашистских держав, с одной стороны, и представителем Рузвельта при папе, а также послами стран антигитлеровской коалиции — с другой, мы можем судить по опубликованным документам: переписке Рузвельта и Пия XII, записям бесед с послами при Апостольском Престоле, подготовленным и прокомментированным для папы государственным секретарем кардиналом Луиджи Мальоне и секретарем Священной Конгрегации чрезвычайных церковных дел монсеньором Доменико Тардини, а также по пометкам на них, сделанным лично папой7.

3 Об этом см.: Stehle H. J. Tajna dyplomacja Watykanu. Papiestwo wobec komunizmu (1917— 1991), Warszawa 1993. S. 164-165; Blet. Pius XII i ... S. 186.

4 В 1940 г. собранная представителями немецкой антинацистской оппозиции информация была опубликована в виде сборника под заголовком «Преследование Католической церкви в Третьем рейхе: факты и цифры. Перевод с немецкого». Он вышел в Лондоне и Нью-Йорке (Дойч Г. С. Заговор против Гитлера. Деятельность Сопротивления в Германии. 1939-1944. М., 2008. С. 163).

5 Об отношении Гитлера к Католической Церкви Дж. Корнвелл пишет: «Вождя Рейха беспокоил исторический прецедент, каким была реакция католиков на культуркампф Бисмарка и он страшился политического католицизма» (Cornwell Jo. Papiez Hitlera. Sekretna historia Piusa XII. Warszawa, 2006. S. 86).

6 Еще одной причиной для сдержанности была полнейшая зависимость жизнеобеспечения (например, электроснабжения, контактов с внешним миром, финансовое обеспечение и т. д.) Ватикана от фашистской Италии.

7 Они были опубликованы. См.: Les Actes et documents du Saint-Siège relatifs à la Seconde Guerre mondiale. Vol. I-XI. Città del Vaticano, 1965-1981. Я в своей работе пользовался исследованием одного из публикаторов этого издания: Blet. Op. cit. ...

Монсеньор Тардини зафиксировал два визита — немецкого и итальянского послов, которые пытались убедить его в начальный период войны против СССР, что папе необходимо выступить с осуждением большевизма и поддержать крестовый поход против коммунистической России.

Логика Диего фон Бергена (посол Германии) и Бернардо Аттолико (посол Италии) была проста: фашистские державы ведут против безбожной России «крестовый поход», и папа должен публично благословить «крестоносцев». Кроме того, папа, по мысли этих дипломатов, должен был публично обличить антирелигиозные и антицерковные преследования в СССР. Но и Тардини, и Ма-льоне ответили послам, что готовы это сделать при условии одновременного обличения антирелигиозной политики нацистского правительства.

Итальянскому послу (5 сентября 1941 г.) Тардини ответил, что Апостольская столица уже публично «осудила, прокляла большевизм со всеми его ошибками. К тому, что было сказано, ей нечего больше добавить или убрать». В противном случае ее выступление «могло бы с легкостью приобрести "политический характер"»8. При этом Тардини напомнил, что «те, кто вчера утверждали, что союз с Россией является гарантией мира на Востоке, а сегодня призывают <...> к крестовому походу <...> должны объяснить изменение своей позиции. Апостольская столица ничего не поменяла». Далее Тардини добавил: «Я был бы чрезвычайно рад, если бы коммунизм был повержен. Он является самым серьезным, но не единственным врагом Церкви. Нацизм также преследовал и все еще преследует Церковь. В конце концов, свастика не является крестом для крестового похода»9. «Именно поэтому, — закончил беседу Тардини, — в современной ситуации вместо доктрины крестового похода мы руководствуемся поговоркой: "один дьявол другого гонит". И если тот, другой, хуже, то тем лучше»10.

В Ватикане тайно надеялись, что в результате войны советский режим будет уничтожен, а нацистский настолько ослаблен, что западные демократии смогут его уничтожить11.

Спустя 75 лет после начала войны мы определенно знаем, что Пий XII своими симпатиями был на стороне антигитлеровской коалиции и что Рузвельт и Черчилль воспринимали его как подлинного союзника. Об этом свидетельствует опубликованная после войны переписка между Рузвельтом и папой12, секретная и доверительная по тону. Она началась в декабре 1939 г. и продолжалась до самой смерти американского президента13.

8 Blet. Op. cit. . S. 185-186.

9 Максимова Н., Филиппов Б. Ватикан и Вторая мировая война // Наука и религия. 2000. № 5. С. 12; Blet. Pius XII i druga... S. 186.

10 Blet. Op. cit. S. 186-187.

11 См.: Маджистер С. Политика Ватикана и Италия 1943-1978. М., 1982. С. 19.

12 См.: Wartime Correspondence between President Roosevelt and Pope Pius XII. Introduction and Explanatory Notes by Myron C. Taylor. N. Y., 1947.

13 О степени доверия говорит тот факт, что американцы весной 1943 г. консультировались с папой относительно послевоенного устройства Италии и о ее потенциальных лидерах (см.: Маджистер. Указ. соч. С. 17, 36).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Репутация СССР как внутри- и внешнеполитическая проблема

для Рузвельта

Международная репутация СССР впервые превратилась для президента США Ф. Д. Рузвельта во внутриполитическую проблему осенью 1933 г., в период подготовки дипломатического признания Соединенными Штатами СССР. Уже тогда вопрос о ситуации в СССР со свободой совести и вероисповедания серьезно осложнил переговоры между главой советского НКИД М. М. Литвиновым и Рузвельтом. Об этом свидетельствуют телеграммы Литвинова в Москву (8 ноября 1933 г.), в которых он сообщал о содержании переговоров с госсекретарем К. Хэллом14 и о беседе с Рузвельтом15. Литвинов заявил на переговорах, что «сведения о преследовании религии в Союзе являются плодом односторонней пропаганды, дезинформации и клеветы»16. Но ему не поверили.

В США было хорошо известно о формах и методах осуществления антирелигиозной политики советского правительства. Инициируемый Пием XI «Молитвенный крестовый поход за Россию» в марте 1930 г., в котором «осуждение политики Советов по отношению к религии было высказано четко и однозначно», был поддержан не только католиками, но и всем остальным христианским миром17.

В результате переговоров был достигнут компромисс. В очередной телеграмме Литвинов сообщал о противниках установления дипломатических отношений и о том, что Рузвельт «должен быть в состоянии заверить их в том, что по крайней мере американцы в Союзе будут поставлены в особое положение (выделено мной. — Б. Ф.), предоставляющее им свободу вероисповедания, отправления богослужения и религиозного воспитания детей»18. Гарантии были даны и зафиксированы при помощи обмена официальными письмами между Литвиновым и Рузвельтом «по религиозным вопросам» (15 ноября 1933 г.) 19.

Мир переживал глубочайший экономический кризис, а СССР был рынком сбыта для американских товаров, поэтому Конгресс США удовлетворился предоставленными СССР гарантиями. Но едва ли они убедили религиозные круги этой страны.

Второй раз эта проблема возникла после начала Второй мировой войны. В тот период (1940), пишет Роберт Шервуд, «престиж Советского Союза стоял так низко, что эту страну рассматривали лишь как потенциальную жертву Германии, но

14 Телеграмма Народного Комиссара Иностранных Дел СССР в НКИД СССР, из Вашингтона 8 ноября 1933 г. // Документы внешней политики СССР. Т. 16: 1 января — 31 декабря 1933 г. М., 1970. С. 607.

15 Там же. С. 609.

16 Там же. С. 607.

17 ВенгерА. Рим и Москва. 1900-1950. М., 2000. С. 371.

18 Телеграмма Народного Комиссара Иностранных Дел СССР в НКИД СССР, из Вашингтона 10 ноября 1933 г. // Документы внешней политики СССР. Т. 16: 1 января — 31 декабря 1933 г. С. 621.

19 Письмо президента США Народному комиссару иностранных дел СССР М. М. Литвинову. Белый Дом. Вашингтон, 16 ноября 1933 г. // Там же. С. 644; Письмо Народного Комиссара Иностранных Дел СССР президенту США Рузвельту. Вашингтон, 16 ноября 1933 г. // Там же. С. 646.

отнюдь не как жизнеспособный, активный фактор»20. Что касается моральной репутации СССР, то она в США стояла еще ниже. Там знали и о коллективизации, и об «открытых процессах», и о начавшейся в 1937 г. новой волне репрессий.

Последующие события21 лишь довершили негативный образ советской идеологии и режима в глазах западного обывателя. После гражданской войны в Испании (1936—1939) положительный образ СССР поблек и у представителей европейской и американской левой интеллигенции.

«Немедленной реакцией американских изоляционистов22 на известие о нападении Германии на СССР, — пишет Шервуд, — было ликование»23. Например, советско-германскую войну «Чикаго трибюн» предлагала рассматривать как «единственную войну в столетии, которая воспринимается цивилизованными людьми с полным одобрением»24.

Иной была реакция политического и военного руководства США. Военных волновали сроки окончания германской кампании в России и перегруппировки германских соединений на Западе для нападения на Англию. Именно судьба Великобритании беспокоила руководство США. И те и другие сроки зависели от способности Красной Армии оказывать сопротивление агрессору. Однако «прежде чем предпринимать открыто меры для помощи России, президент Рузвельт хотел знать, во-первых, в чем она нуждается, и, во-вторых, как можно организовать доставку»25. Но главный вопрос, на который он хотел получить ответ, был: «Как долго сможет продержаться Советский Союз?»

С этими вопросами уже 27 июля 1941 г. в СССР из Англии вылетел для встречи со Сталиным личный представитель президента Гарри Гопкинс. Но на пути реализации достигнутых в те дни в Кремле договоренностей о поставках в СССР вооружения, сырья и продовольствия возникло важное препятствие. Его в письме Б. Бракену26 Гопкинс описал так: «Американский народ не очень легко мирится с помощью, оказываемой России. Все католическое "население" против нее, а также все нацисты, все итальянцы и многие люди, искренне верящие, что Сталин представляет собой великую угрозу миру...»27. Гопкинс не преувеличивал. Комментируя состоявшиеся переговоры Гопкинса со Сталиным, «Уоллстрит джорнэл» писала: «Оказывать помощь России — значит бросать вызов нравственности»28.

20 Шервуд Р Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца. М., 1958. Т. I. С. 259.

21 Участие СССР совместно с гитлеровской Германией в разделе Польши (1939), «зимняя война» с Финляндией (1939—1940), «присоединения» к СССР Прибалтийских республик (1940), Бессарабии и Северной Буковины (1940).

22 Обзор реакции американского общества на нападение нацистской Германии на СССР см.: Из телеграммы посла СССР в США в Народный комиссариат иностранных дел СССР 22 июня 1941 г. // Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны, 1941-1945: Документы и материалы: В 2 т. Т. 1: 1941-1943. М., 1984. С. 42-43.

23 Шервуд. Указ. соч. Т. I. С. 495.

24 Берне Дж. М. Франклин Рузвельт. Человек и политик. М., 2004. С. 160.

25 Там же. С. 501.

26 Министр информации (1941-1945) в правительстве британского премьер-министра У. Черчилля.

27 Шервуд.Указ. соч. С. 586.

28 Цит. по: Шервуд. Указ соч. Т. I. С. 549.

Выступая 17 сентября 1941 г. в Чикаго — тогдашней «цитадели» американского изоляционизма, — бывший (1929-1933) президент США, в 1922-1923 гг. возглавлявший программу американской помощи голодающим в Советской России, Герберт Гувер заявил: «Я считаю, и 99% американцев считают так же, что тоталитаризм, будь то нацистский или коммунистический, ужасен. Обе эти формы аморальны, поскольку отвергают религию и не признают обязательств. Своими несказанными преступлениями и убийствами миллионов человеческих существ они преступают (моральные) нормы. У меня вызывает омерзение любой компромисс или соглашение Америки с ними. Что будет с миллионами людей тех стран, которые захвачены Россией во всей Европе, и с нашей свободой, если мы пошлем наших сыновей, чтобы выиграть войну в пользу коммунизма?»29

Особенно активно против оказания помощи СССР выступали религиозные организации, прежде всего католические. Насколько необходимость помощи Англии вызвала у многих католиков сомнение, настолько идея помощи России вызвала очень сильное сопротивление. Согласно опросам общественного мнения, 90% духовенства выступало против30. Они напоминали о религиозных преследованиях, а в качестве аргумента ссылались на энциклику <Юшш Redemptoris», запрещающую сотрудничество с коммунистами. Как писал в Рим апостольский делегат в США архиепископ Амлето Чиконьяни, «этот аргумент производит впечатление на верующих»31.

Кроме сопротивлявшихся оказанию помощи СССР католиков32 Рузвельт не забывал о существовании «мощных изоляционистских настроений» в конгрессе33. В свою очередь объединение изоляционистов с католиками делало шансы на прохождение в конгрессе закона о помощи для СССР незначительными34.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Для преодоления сопротивления католиков в конгрессе Рузвельт попытался получить поддержку от Сталина и от папы Пия XII, который в свое время уже оказал ему подобную услугу35. В своих мемуарах К. Хэлл вспоминает: «Вопрос о предоставлении кредитов для оплаты широких закупок в США первоначально

29 Цит. по: Blet. Op. cit. S. 188-189.

30 Маджистер. Указ. соч. С. 22.

31 Blet. Op. cit. S. 192.

32 Как сообщал в Москву советский посол в Вашингтоне Уманский: «Рузвельт боится влиятельных католиков» (Из телеграммы посла СССР в США в Народный комиссариат иностранных дел СССР 22 июня 1941 г. // Советско-американские отношения... Т. 1: 1941-1943. С. 43).

33 Шервуд. Указ. соч. Т. I. С. 256.

34 «Тот факт, что Рузвельт до 7 ноября не включил официально Советский Союз в число стран — получателей помощи по ленд-лизу, свидетельствует о его беспокойстве по поводу того, как отнесется к этому общественное мнение» (Там же. С. 619).

35 В 1936 г., в канун президентских выборов, когда Рузвельт переизбирался на второй срок, кардинал Пачелли (с 1939 г. папа Пий XII) прибыл в США, в том числе для того, чтобы обезвредить главного оппонента Рузвельта в католической среде — влиятельного радиопроповедника о. Чарльза Кофлина. После встречи с кардиналом Кофлин отказался от политической деятельности. Подробнее см.: Кулачков В. В. Окно в Америку: дипломатия кардинала Пачелли // Интеллект. Инновации. Инвестиции 2011. № 1. С. 160-164.

оказался трудным... Президент откровенно объяснил Уманскому36 значительные трудности получения от конгресса необходимых ленд-лизовских ассигнований для России из-за недоброжелательного отношения к России со стороны некоторых группировок США, пользующихся значительным политическим влиянием в конгрессе. Указав, что в России имеются церкви и что Конституция СССР 1936 г. разрешает религию, президент сказал, что если бы Москва организовала информационную кампанию в конгрессе о свободе религии в СССР, это могло бы дать хороший эффект. Он предложил далее, чтобы такая кампания началась до обсуждения законопроекта по ленд-лизу в конгрессе и до прибытия американской миссии во главе с А. Гарриманом в Москву для обсуждения советских военных потребностей37. Уманский сказал, что он займется этим вопросом»38.

С письмом к папе (от 3 сентября 1941 г.) в Ватикан был направлен личный представитель президента Майрон Тейлор, известный американский банкир и промышленник. 10 сентября он был принят Пием XII, а затем кардиналом Ма-льоне. Из записок кардинала мы знаем, что от имени Рузвельта и Черчилля Тейлор просил папу поддержать соответствующей декларацией идеи, выдвинутые ими относительно целей войны в Атлантической хартии (14 августа 1941 г.). Но не это было главной целью визита.

По мнению Тейлора, проблема заключалась в том, что некоторые американские католики в своей интерпретации <Юшш Redemptoris» не разделяли русский народ и коммунизм. Это автоматически превращало помощь русскому народу в помощь коммунистическому режиму. Поэтому необходимо было, чтобы папа своим авторитетом подтвердил законность такого разделения39.

Рузвельт подошел к проблеме по-другому. Он хотел, чтобы Пий XII обратился к своей пастве с призывом признать советскую диктатуру менее опасной, чем нацистская. С этой целью он начинает свое письмо с утверждения: «Мне сообщили, что церкви в России открыты». Далее Рузвельт заявляет, что и нацистская, и советская диктатуры являются «столь же жестокими», но, в отличие от русской диктатуры, «Германия. не только. не использует пропаганду, но и. предприняла все формы военной агрессии за пределами своей страны с целью завоевания мира оружием и пропагандой. Я считаю, что выживание России является менее опасным для религии, для Церкви как таковой и для человечества в целом, чем выживание немецкой формы диктатуры. Кроме того, это мое убеждение, что лидерам всех церквей в Соединенных Штатах следует признать эти факты, что они не должны закрывать глаза на эти основные вопросы»40.

15 сентября 1941 г. Тардини записывает: «Если бы я находился рядом с Рузвельтом или Черчиллем, я дал бы им такой совет: помогайте русским, но помогайте осмотрительно. А осмотрительности должно было быть лишь столько, насколько необходимо передвинуть театр военных действий с Запада в Россию

36 Константин Уманский — с 9 мая по 5 ноября 1941 г. посол СССР в США.

37 Конец сентября 1941 г.

38 Вторая мировая война в воспоминаниях У. Черчилля, Ш. де Голля, К. Хэлла, У. Леги, Д. Эйзенхауэра. М., 1990. С. 348.

39 См.: Blet. Op. cit. S. 192-193.

40 Wartime Correspondence between ... P. 61.

и ослабить коммунизм, а также нацизм в максимально возможной степени»41. Но и он должен был признать, что тезис Рузвельта, согласно которому «российская диктатура, как написал он папе, "является меньшей угрозой для безопасности других народов, чем немецкая, справедлив, <...> если рассматривать ее с позиции политической и военной". В конце концов, именно их лидер развязал войну, а не Сталин; это Гитлер в течение двух лет побил или сделал своими сателлитами дюжину европейских стран, а не Сталин»42.

Парадокс заключался в том, что СССР в этой войне был союзником христианских и демократических стран, а их руководители должны были прилагать усилия для улучшения имиджа СССР в глазах своего населения.

Пий XII отказался выступать с какой-либо особой декларацией. Тейлору было заявлено, что папа осуждает фальшивые идеи (коммунизм, расизм, нацизм), но никогда не осуждает народы: ни русский, ни немецкий. Папа готов, при первой возможности, еще раз изложить свое учение о войне, справедливости и милосердии, на основе которого должны строиться отношения между народами. Что касается интерпретации «Divini Redemptoris», о чем спрашивают американские епископы, то кардинал Мальоне пообещал Тейлору написать Чи-коньяни, чтобы он отвечал задающим эти вопросы прелатам «деликатно и сдержанно», что «папа ничего не имеет против русского народа. Папа осудил коммунизм, и осуждение остается постоянно в силе. К русскому народу у папы были и есть только отцовские чувства»43.

20 сентября соответствующее письмо за подписью Тардини было отправлено апостольскому делегату в Вашингтон. Было оговорено, что в своих доверительных беседах с епископами Чиконьяни предупредит их, чтобы они в проповедях ни в коем случае не ссылались на Апостольскую столицу. Спустя месяц Чиконьяни сообщил в Рим о том, как он выполнил поручение. В Вашингтон был вызван пользующийся авторитетом архиепископ Цинциннати Джон Мак-Николас, которому было предложено публично выступить с соответствующими инструкции разъяснениями. Архиепископ обещал выступить с пастырским посланием о милосердии и терпимости, используя для иллюстрации как энциклику «Mit brennender Sorge» («О Церкви и Германском Рейхе»), так и «Divini Redemptoris»44.

Мы не знаем, насколько помогло задуманное в Ватикане решению проблемы, но 28 октября 1941 г. Рузвельт подписал декрет о распространении на СССР действия Закона о ленд-лизе от 11 марта 1941 г.

Вскоре (7 декабря 1941 г.) японцы напали на американскую базу Перл-Харбор, а вслед за этим, 11 декабря, Гитлер объявил войну Соединенным Штатам. «Это обстоятельство, — пишет Пьер Бле, — уменьшило практическое значение высланных американским прелатам римских инструкций, но не уменьшило

41 Scrivener J. Inside Rome with world order. N. Y., 1945. P. 57. Цит. по: Краснов П. П. Трансатлантическая дипломатия Папы Пия XII и Ф. Рузвельта в период Второй мировой войны // Вестник ОГУ. 2010. № 5 (111). С. 7.

42 Deschner K. Polityka papieska w XX wieku. T. 2. Warszawa, 1997. S. 129.

43 Blet. Op. cit. S. 195-196.

44 Ibid. S. 197-198.

пользы, которую несло решение Пия XII о необходимости снять у американских католиков сомнения относительно политики Рузвельта»45.

Борьба за улучшение имиджа СССР

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В течение всего периода сотрудничества между СССР, США и Великобританией американские государственные деятели и дипломаты вновь и вновь напоминали своим советским собеседникам в Москве, Лондоне и Вашингтоне об общественном мнении своих стран, которое нуждалось в положительной информации не только с советско-германского фронта, но и с советского тыла46. Западных собеседников интересовали принципиальные изменения в антирелигиозной политике советского правительства. Хотя следует сказать, что иллюзий на этот счет у них не было.

Сохранился любопытный документ: отчет главы американской делегации на Московском совещании СССР, США и Великобритании (сентябрь 1941 г.) Аверелла Гарримана Рузвельту об итогах переговоров, в котором он, в частности, писал: «В течение недели, которую я провел в России, я использовал любую возможность (а я беседовал с большинством членов советской делегации, включая, конечно, Сталина и Молотова), чтобы изложить политическую обстановку в США в отношении нашей общественности к России, особенно в религиозном вопросе. Я настаивал на необходимости сделать заявления и принять меры, чтобы доказать Америке готовность Советов разрешить свободу вероисповедания не только в принципе, но и на деле. Все, по крайней мере, кивали мне головой в знак одобрения. Когда я объяснил обстановку Сталину, он тоже кивнул головой и, насколько я понял, согласился на принятие некоторых мер. <...>.

Несмотря на все комментарии и все требования, я уезжаю с таким впечатлением, что все, что намерены сделать Советы, — это отделаться словами, лишь создав некоторыми мерами впечатление разрядки, а никаких подлинных изменений в свою практику не внести. 1 октября на обеде в Кремле в честь делегаций Молотов с большой искренностью сказал мне, что он и его коллеги высоко ценят президента как за те мотивы, которыми он руководствуется в своей деятельности, так и за глубокую мудрость его идей. Во время этого разговора он спросил меня, действительно ли такой умный деятель, как президент, является столь набожным, как он хочет казаться, или его набожность преследует политические цели. В их глазах человек, исповедующий какую-нибудь веру или религиозную доктрину, является столь же необычным, как для нас "фундаменталист"47 <...>

В глазах коммунистов религия — это предрассудок, противоречащий марксистской философии; она опасна в организованной форме, так как способствует созданию антикоммунистических политических групп.»48.

45 Blet. Op. cit. S. 198.

46 Попыткам английского Министерства информации и Администрации Ф. Д. Рузвельта улучшить имидж СССР посвящена часть третья («Пропаганда союза») книги С. М. Майнера «Сталинская священная война. Религия, национализм и союзническая политика. 1941—1945» (М., 2010).

47 Фундаменталист — протестантский радикал.

48 Мурен М. Ватикан и СССР. М., 1966. С. 89-91.

Тем не менее Сталин и советское руководство были вынуждены вносить коррективы в свою антирелигиозную и антицерковную политику. Было только два способа убедить западное общественное мнение. Во-первых, необходимо было продемонстрировать принципиальные изменения в отношении власти к религии и церквам внутри страны, а во-вторых, продемонстрировать действия по отношению к Ватикану, способные положительно воздействовать на западное общественное мнение.

Решение первой задачи необходимо было продемонстрировать западным журналистам и визитерам восстановлением нормального функционирования Русской Православной Церкви. Вторая задача была сложнее, поскольку предполагала нормализацию отношений с Католической Церковью и ее находящимся за границами СССР руководящим центром.

То, что отношение к Католической Церкви менялось лишь в нюансах и только под влиянием чрезвычайных обстоятельств, убедительно показала в своей статье «Ватикан в советской политике и пропаганде в годы Второй мировой войны» Е. С. Токарева49. Нас же интересуют специальные шаги, в том числе и масштабные пропагандистские акции, предпринятые как союзниками, так и советским руководством для улучшения имиджа СССР в глазах населения воюющих стран и руководства Католической Церкви.

Дополнительным стимулом для внесения корректив в антирелигиозную практику, а также в изображение Ватикана в советской пропаганде стало установление в июле 1941 г. дипломатических отношений с правительством Польши в эмиграции (правительство В. Сикорского в Лондоне). Одновременно между В. Сикорским и советским послом И. Майским было достигнуто соглашение о формировании на территории СССР польской армии из находящихся в заключении польских граждан и военнопленных. 6 августа ее командующим был назначен генерал В. Андерс. Из лагерей в армию Андерса выпустили половину находящихся там католических капелланов. Тем самым было обеспечено религиозное окормление солдат и офицеров этой армии, а также их семей50.

Более того, Сталин согласился на посещение армии Андерса епископом Иозефом Гавлиной, который получил для этого специальные папские полно-

мочия51.

Следующим актом стало подписание 1 января 1942 г. СССР вместе с союзниками по антигитлеровской коалиции Декларации Объединенных наций 1942 г. (Вашингтонская декларация двадцати шести), в которой среди разделяемых союзниками принципов значилась и «свобода религии». Со слов Шервуда мы знаем о первоначально резко отрицательной реакции на предложение включить «свободу религии» в этот документ со стороны советского посла в США М. Литвинова и предпринятых Рузвельтом усилиях для того, чтобы переубедить его52.

49 Токарева Е. С. Ватикан в советской политике и пропаганде в годы Второй мировой войны // Иоанн XXIII и современный мир: христианское свидетельство, сосуществование и сотрудничество. М., 2002. С. 98-128.

50 См.: Stehle H. J. Tajna dyplomacja Watykanu. Papiestwo wobec komunizmu (1917-1991). Warszawa, 1993. S. 187-188.

51 Гавлина прибыл в Москву 28 ащеля 1942 г. (см.: Stehle. Op. cit. S. 187).

52 См.: Шервуд. Указ. соч. Т. II. С. 20-21.

Следующим шагом стала подача сигналов Ватикану о готовности к установлению контактов.

Эти сигналы зафиксировали и летом 1942 г. передали представителям Святого Престола в Тегеране и Сирии посол польского правительства в Москве Станислав Кот53 и французские представители «Борющейся Франции» (генерала де Голля) в Москве. Польский посол не только сообщил апостольскому делегату Марине в Тегеране, что «советское руководство ценит Ватикан, принимая во внимание его моральный авторитет», но и дал обоснование необходимости сближения Ватикана с Кремлем54. В это же время апостольский делегат в Сирии Лепретре сообщил в Ватикан, что Советы дали понять французскому представительству в Москве, что они были бы заинтересованы в заключении соглашения с Ватиканом.

Как пишет известный немецкий журналист и историк «восточной политики Ватикана» Ханс-Якоб Штеле, «Римская курия — при всем своем скептицизме — сочла, что над этим по меньшей мере стоит подумать». В рабочих заметках для папы Тардини записал 8 августа 1942 г.: «После столь длительных преследований, после "практически полного уничтожения" католицизма, а также "неоднократных заявлений об атеизме как основополагающем принципе коммунизма" было бы целесообразно прежде всего "проверить на практике", как российское правительство на самом деле уважает и защищает свободу религии. Поскольку скоро уже минет подходящий испытательный срок periodo di еБрептеШо), Апостольская столица могла бы, исходя из реальных фактов, определить свою позицию. Естественно, это решение — как по своей сути, так и при взгляде со стороны — должно мотивироваться и объясняться исключительно интересами религии, а не политическими уступками или привилегиями»55.

«Достижение modus vivendi с Москвой, — пишет Штеле, — не было, следовательно, совершенно исключено, и это отвечало преемственности восточной политики Ватикана. Этот тест должен был, однако, основываться не на проверке советской готовности к уступкам, а на предоставлении Советами доказательств доброй воли — сегодня это назвали бы "предварительным подтверждением"»56. После недолгих обсуждений в Ватикане решили не рисковать.

О «письме» Сталина Пию XII и визите С. Орлеманьского к Сталину

Антуан Венгер выделяет два «события, сыгравших важную роль в психологической войне, которую вели друг против друга союзники и державы Оси»57. Оба были направлены на улучшение имиджа СССР. Речь идет о так называемом «Письме Сталина Пию XII» и встрече американского священника С. Орлеманьского со Сталиным.

Согласно Венгеру, зависимая от фашистских властей радиостанция «Радио-Урбе», «передала 3 марта 1942 г. информацию, что Сталин якобы направил папе

53 См.: Токарева. Ватикан в советской политике. С. 108.

54 См.: Stehle. Ор. cit. S. 185-186.

55 Ibid. S. 186.

56 Ibid.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

57 Венгер. Указ. соч. С. 551.

письмо, в котором просил об установлении дипломатических отношений между СССР и Святым Престолом»58. Эту информацию (слухи) подхватили, каждый по своей причине, как фашистские и нацистские радиостанции, так и радиостанции союзников.

О появившихся слухах, но уже со ссылкой на польский католический еженедельник (!), сообщила в начале марта 1942 г. в передаче на польском языке BBC. При этом комментатор считал появление такого письма естественным, поскольку Ватикан отказался поддержать немецкий крестовый поход, что было положительно воспринято в Москве. С другой стороны, и сама Католическая Церковь должна быть озабочена судьбой католических стран, в которых, в случае удачи советского наступления, окажутся советские войска59.

«9 марта 1942 г. кардинал Мальоне направил через нунция монсеньера Б. Дуку протест итальянскому правительству. Святой Престол считал излишним опровергать безосновательное сообщение, но выражал недовольство по поводу того, что именно итальянское агентство распространяет информацию, способную поставить Ватикан в неловкое положение» 60.

В существование письма «поверили» немцы61. «Проблема отношения Ватикана к СССР, — пишет в комментариях к письму Кальтенбрунера — Риббентропу Н. Лебедева, — постоянно находилась в центре внимания нацистского руководства, которое страшилось возможного сближения между ними <.. .> В "справке", составленной начальником VI управления РСХА В. Шелленбергом, приводился следующий любопытный факт: "доверенное лицо" службы безопасности обратилось к хорошо знакомому "тайному секретарю" Папы Римского, влиятельному иезуитскому патеру Р. Лейберу с просьбой спросить у Пия XII, что он думает по поводу слухов о возможности признания Ватиканом СССР, которые время от времени курсировали там. Папа Римский ответил своему приближенному, что он просто вне себя от ярости, что подобные циркулирующие в Риме слухи "вообще могли появиться"»62.

На вопрос об источнике фальшивки исследователи и сегодня отвечают по-разному. Так, А. Венгер, вслед за сотрудниками государственного секретариата Святого Престола и публикаторами его документов, считает авторами этого текста сотрудников фашистского режима, который «решил поставить Святой Престол в неудобное положение, обвинив его, таким образом, в готовности пойти на компромисс с коммунизмом»63. В то же время «предполагаемое письмо Сталина,

58 Там же. «Хозяин ^емля якобы обещал Пию XII предоставить Католической церкви опpеделенные гаpантии деятельности, а также pазвивать с ней отношения» (Stehle. Op. cit.

S. 185).

59 См.: Smutny udzial ...// Szaniec. Warszawa, 1942. № 7(81). S. 2.

60 Венгер. Указ. соч. С. 551.

61 Там же. С. 552.

62 Лебедева Н. С. Письмо Э. Кальтенбрунера И. Риббентропу и прилагаемое к нему донесение нацистского агента о пребывании в Риме с 15 по 29 мая 1943 г. // Религии мира. История и современность. 1984. С. 201.

63 Как пишет Пьер Бле, опровержение, безусловно, соответствовало действительности. Ни одно исходящее из Кремля письмо не было обнаружено в Архивах Государственного секретариата (см.: Blet. Op. cit. S. 188).

говорят издатели «Актов и документов Святого Престола», было использовано пропагандой союзников, которые приняли его за серьезный признак изменений в положении религии в Советском Союзе»64. Как пишет А. Венгер, «этому известию поверили в Лондоне»65, хотя кардинал Мальоне и заверил апостольского делегата в Лондоне монсеньора Годфри, что такого письма никогда не было.

Интересное предположение о потенциальных источниках и распространителях этой информации высказал Х.-Я. Штеле. По его мнению, «точно так же как противоположными могут быть мотивы, столь же разными могли быть и исполнители. Нельзя совершенно исключить, что этот слух сообщил римскому агенству кто-то в Ватикане — или с намерением вызвать опровержение Секретариата... и удержать Советы от шагов подобного рода, или — с целью дать Москве понять, что от нее ожидают подобной инициативы. Однако в чем бы ни состоял скрытый расчет, он хорошо укладывался в картину 1942 г.: разве западные союзники не должны были быть очень заинтересованы в таком шаге Сталина?»66.

О «Письме Сталина папе Пию XII» я услышал в аспирантскую пору от известного немецкого (ГДР) религиоведа и специалиста по Ватикану Губерта Мора (Hubert Mohr), который утверждал, что оно было подготовлено на ВВС и запущено в первых числах января 1942 г. с целью улучшения имиджа СССР. Косвенным свидетельством в пользу версии Г. Мора говорит дата первого ватиканского опровержения на протест против переписки папы со Сталиным. Согласно записям Тардини, с ним в Ватикан 7 января 1942 г. явился посол нацистской Германии фон Берген67. То есть письмо появилось в январе, а не в начале марта, как сообщается всеми пишущими на эту тему авторами.

Летом 1943 г. вышел из печати подготовленный по инициативе Л. Берии и предназначенный для распространения за пределами СССР альбом «Правда о религии в России»68. Однако желаемый результат не был достигнут. «Противоречие между написанным в книге и реальным положением Церкви в России, — пишет Е. С. Токарева, — было настолько очевидным, что Католическая церковь в Америке (которой в первую очередь предназначалось это издание) "разразилась в своих церковных органах (в Чикаго и Бостоне) ужасными статьями, где всю книгу называла "ложью", а митрополита Сергия и всех писавших в книге "лжецами" ("лайерс")"»69..

Лишь после победы в Сталинградской битве (2 февраля 1943 г.) проблема репутации СССР перестала стоять так остро, как прежде. Ее уже не смогли ухудшить даже сообщения (13 апреля 1943 г.) об обнаруженных захоронениях расстрелянных польских офицеров в Катыни.

Но вопрос о репутации СССР не был снят. И заинтересованное в скорейшем открытии второго фронта советское руководство в канун Тегеранской кон-

64 Венгер. Указ. соч. С. 551.

65 Оно стало предметом обсуждения в правительстве (см.: Smutny udzial...).

66 Stehle. Ор. cit. S. 185.

67 См.: Blet. Ор. cit. S. 188.

68 См.: Постановление политбюро ЦК ВКП(б) «О книге-альбоме "Правда о религии в России"» (URL:http://www.hrono.ru/dokum/194_dok/19420310ck.php (дата обращения: 02.06.2016)).

69 Цит. по: Токарева. Указ. соч. С. 110.

ференции (28 ноября — 1 декабря) выполнило все высказанные в их адрес в самом начале войны пожелания западных руководителей.

10 июня 1943 г. был распущен III (Коммунистический) Интернационал, а 8 сентября Поместный собор избрал патриарха и восстановил каноническую структуру управления Русской Православной Церкви70.

В 1943 г. возобновились слухи о контактах Сталина с Ватиканом71. Как сообщает А. Венгер, 29 декабря 1943 г. монсеньор Чиконьяни телеграфировал из Вашингтона, «что заслуживающий доверия журналист утверждает, будто Ватикан заключил со Сталиным договор о будущем Восточной Польши: Сталин разрешит свободно исповедовать религию, а папа не будет противиться аннексии Восточной Польши Россией. Сталин якобы согласился также гарантировать свободу совести во всем Советском Союзе. 31 декабря 1943 г. последовал лаконичный ответ из Ватикана: "Notizie prive di fondamento" — "Известия лишены оснований"»72.

Проблема нормализации отношений с Ватиканом, важная в деле улучшения имиджа нашей страны в начале войны, стала приобретать первостепенный характер по мере приближения победы, то есть в контексте вопроса о послевоенном переустройстве мира и роли СССР в нем. С ней связана история встречи Сталина с американским священником польского происхождения Станиславом Орлеманьским (1899-1960). Большинство историков, пишущих об этой встрече, изображают ее как событие если и не инспирированное правительством США, то происшедшее с его доброжелательного согласия. Так пишут о нем А. Венгер73 и Х.-Я. Штеле74. За Штеле следует В. Н. Якунин75. По мнению Е. С. Токаревой, «Орлеманьски явился в СССР. как представитель определенных кругов США»76. Для этих авторов «простой и наивный» Орлеманьски — самостоятельная фигура.

Сегодня мы знаем, что ни Рузвельт, ни К. Хэлл не были инициаторами этой встречи. Им был сам Сталин. Впервые имя Орлеманьского прозвучало 18 января 1944 г. во время визита посла США в Москве А. Гарримана к Молотову. Молотов заявил послу, что «следует реорганизовать Лондонское эмигрантское правительство, включив в него поляков, живущих сейчас в Англии, США и Советском

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

70 Спустя всего несколько дней после окончания собора «по приглашению Московской Патриархии» в Москву прибыла делегация Англиканской Церкви во главе с архиепископом Йоркским Сириллом Гарбеттом.

71 О подобных «распространяемых союзниками» и циркулируемых в церковных кругах Франции слухах написал (январь 1943 г.) епископ Невё (см.: Венгер. Указ. соч. С. 580).

72 Там же. С. 553.

73 «Орлеманьский. был человеком простым и наивным: он пришел в советское консульство в Нью-Йорке и попросил визу в СССР, чтобы встретиться со Сталиным.» (Венгер. Указ. соч. С. 554).

74 «В письме к Сталину 28 марта Рузвельт предупредил о приезде своего "личного друга" Орлеманьского» (Stehle. Op. cit. S. 191).

75 См.: Якунин В. Н. Внешние связи Московской Патриархии и расширение ее юрисдикции в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Самара, 2002. Гл. 2.

76 Токарева. Указ. соч. С. 114 (сн. 55).

Союзе»77. Тогда и прозвучали имена Орлеманьского, О. Ланге и Л. Кржитского. Гарриман обещал сообщить об этих соображениях в Вашингтон.

«Никто в американском посольстве в Москве, — пишет С. М. Майнер, — никогда ничего не слышал об Орлеманском, и посольство немедленно запросило у Вашингтона информацию о трех людях, названных Молотовым. Через шесть дней Государственный департамент ответил, что все трое "последние месяцы проявляли большую активность, связанную с созданием в Детройте Лиги Костюшко, программа которой носила явно просоветский характер"»78.

Как следует из примечания (№ 64) к письмам (183, 184, 191) из переписки между Сталиным и Рузвельтом, «21 февраля 1944 г. посол СССР в США А. А. Громыко обратился к Ф. Рузвельту с просьбой оказать содействие в получении виз для выезда из США в СССР обратившимся в генеральное консульство СССР в Нью-Йорке председателю Польской патриотической лиги имени Костюшко католическому священнику Орлеманьскому, желавшему посетить польских патриотов в СССР79 и польскую дивизию имени Костюшко80, и профессору Чикагского и Колумбийского университетов Оскару Ланге, желавшему приехать в СССР по польским делам»81.

Помощник государственного секретаря Э. Стеттиниус написал президенту Рузвельту: «Эти два человека представляют специфическую и крайне предвзятую точку зрения относительно польско-советского вопроса, ее не разделяют ни американцы польского происхождения, ни американское общественное мнение в целом». По мнению Стеттиниуса, есть законные основания отказать «этой паре в выдаче заграничных паспортов»82.

Нужно представить себе условия весны 1944 г., сильно перегруженные «в настоящее время вследствие военных перевозок» транспортные средства США и СССР, о которых писали в этих письмах друг другу Сталин и Рузвельт, чтобы понять, насколько важным был для Сталина приезд в Москву этих двух поляков.

В письме Сталину (№183) Рузвельт подчеркнул: «Я уверен, что Вы вполне понимаете, что д-р Ланге и отец Орлеманьский едут как частные лица, и Правительство Соединенных Штатов не может принять на себя никакой ответственности за их мнения или действия». Кроме того, Рузвельт счел необходимым добавить, что «Правительству Соединенных Штатов, возможно, будет необходимо внести ясность в этот вопрос в том случае, если поездка станет предметом публичных комментариев»83.

77 Бережков В. М. Страницы дипломатической истории. М., 1987. С. 157.

78 Майнер С. М. Сталинская священная война. ... С. 227.

79 Речь идет о Союзе польских патриотов, политической организации, созданной в Москве (1 марта 1943 г.) преимущественно из бывших польских коммунистов.

80 Дивизия была сформирована из польских и советских граждан, поляков по происхождению, в мае 1943 г. в Седлицах, в районе Рязани.

81 Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-Министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. Т. 2: Переписка с Ф. Рузвельтом и Г. Трумэном (август 1941 г. — декабрь 1945 г.). М., 1958 (сн. 64).

82 Майнер. Указ. соч. С. 228.

83 Переписка... Письмо № 183.

Если к этим словам Рузвельта добавить, что, по мнению современных американских историков84, профессор Оскар Ланге в этот период сотрудничал с советской разведкой в США, то не только станет ясно, кто был режиссером этого необычного визита, но откроется и механизм, с помощью которого этот спектакль готовился. Возникает вопрос, почему и с какой целью он был организован Сталиным?

По справедливому мнению Г. П. Мурашко, «накануне вступления Красной Армии на территорию сопредельных государств Сталину необходимо было публично сформулировать свою позицию в отношении» Католической Церкви, «что и было сделано им весной 1944 г.»85, когда (28 апреля и 4 мая) состоялись его беседы с С. Орлеманьским.

Публикаторы документов сборника «Советский фактор в Восточной Европе» пишут, что он «был приглашен в Москву в связи с обсуждавшимися планами создания польского коалиционного правительства, альтернативного польскому эмигрантскому правительству в Лондоне»86.

И действительно, обе эти проблемы (католицизм и формирование правительства) были темами разговора между Сталиным и Орлеманьским. Но если тема формирования правительства доминировала на их встрече87, то в опубликованных в США «Ответах маршала Сталина на вопросы достопочтенного Станислава Орлеманьского» она отсутствовала. Как мы сегодня знаем, сформулированные самим Сталиным и «вопросы» и «ответы» были полностью посвящены изложению его позиции по отношению к Католической Церкви, Папе Римскому и свободе совести.

По возвращении в США Орлеманьский провел (12 мая) в Чикаго пресс-конференцию. «Сталин по-настоящему демократичен и открыт, — заявил Орлеман-ский. — Я говорил с ним как человек с человеком, как американский гражданин, и я спросил его: "Думаете ли вы, что можно сотрудничать с Его Святейшеством Пием XII в деле борьбы против насилия и против гонений на Католическую Церковь?" Сталин ответил: "Думаю, что да". — "Но раз так, будет ли советское правительство придерживаться линии на преследование Католической Церкви?" Сталин ответил: "Как защитник свободы совести и отправления культа, я считаю, что такая линия неприемлема и должна быть изменена". Что касается Польши, Сталин пообещал сделать все, от него зависящее, чтобы в этой стране не было гонений на веру»88.

84 Haynes J. E., Klehra H. Venona: Decoding Soviet Espionage in America. New Haven, L., 2000; Romerstein H., Breindel E. The Venona secrets. Exposing Soviet Espionage and America's Traitors. Washington, 2001.

85 Мурашко Г. П. Коммунистические партии и католическая церковь Восточной Европы в послевоенных политических реалиях 1944—1948 гг. // Власть и церковь в СССР и странах Восточной Европы. 1939—1958: Дискуссионные аспекты. М., 2003. С. 128.

86 Советский фактор в Восточной Европе. 1944—1953 гг.: Документы: В 2 т. Т. 1: 19441948 гг. М., 1999. С. 62 (примеч. 2).

87 Запись беседы И. В. Сталина и В. М. Молотова с ксендзом С. Орлеманьским (США) о польской армии в СССР, польских политических организациях в Америке, составе будущего правительства Польши и др. // Советский фактор. С. 60.

88 Венгер. Указ. соч. С. 555. 14 мая 1944 г. газета «Известия» поместила информацию о состоявшейся пресс-конференции Орлеманьского, где «Ответы маршала Сталина» были оглашены. Сами ответы в СССР опубликованы не были.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Сталин мог быть доволен. Визит Орлеманьского обсуждался мировой прессой и вызвал большой интерес в политических кругах как в странах союзников по антигитлеровской коалиции, так и в странах Оси. Как пишет А. Венгер, «Рузвельт собирался даже принять (Орлеманьского. — Б. Ф.) у себя в Белом доме89. С большим трудом Корделл Хэлл отговорил президента от этого»90.

Американские власти не заблуждались относительно смысла этого визита. Принимая 3 июня 1944 г. А. Гарримана, Молотов поинтересовался реакцией в США на визит американских поляков в Москву. Гарриман подтвердил, что, хотя «он, Гарриман, сомневается в том, чтобы Орлеманьский и Ланге имели значительное число последователей. но... Эти отчеты будут тщательно рассмотрены и помогут понять позицию Советского Союза в польском вопросе»91.

Беспокойство о будущем освобождаемых Красной Армией стран породило новые слухи о «меморандуме маршала Сталина Папе Римскому». На этот раз их источник известен. О нем в середине августа 1944 г. сообщило английское информационное агентство «Рейтер». Согласно «Рейтер», Сталин якобы заверил папу, что Москва не намеревается вводить советское политическое устройство за пределами своих границ. В то же время Ватикан должен осознать, что «после войны Польша будет поддерживать тесные дружеские отношения с Россией»92. «Osservatore romano» немедленно выступило с резким опровержением этого известия.

Проблема репутации СССР сохранила актуальность до конца войны. Она была важнейшим аргументом на переговорах Майрона Тейлора с Пием XII и Тардини о судьбе католиков в странах, освобожденных Красной Армией от гитлеровской оккупации.

Сталин извлек урок из всей этой истории. Он осознал важность того, что спустя 40 лет назовут «религиозный фактор» во внешней политике. Из этого понимания родилась идея масштабного использования Русской Православной Церкви при решении задач советской внешней политики. А неудача с установлением контактов с Ватиканом привела его к попытке объединить все Православные Церкви под главенством Русской Православной Церкви и создать «православный Ватикан».

Ключевые слова: Ф. Рузвельт, Пий XII, И. Сталин, Ватикан, C. Орлемань-ский, свобода совести и вероисповедания, преследование религии, «письмо Сталина Пию XII», закон о ленд-лизе, Конгресс США, американские католики, внешняя политика СССР.

89 «Расплывчатые высказывания Сталина, по-видимому, произвели впечатление на Ф. Рузвельта. Через месяц с небольшим после визита Орлеманьского в Кремль, разговаривая с польским премьером С. Миколайчиком, президент поинтересовался у польского лидера, встречался ли тот с Орлеманьским. "Он (Рузвельт. — С. М.) сказал, что ему говорили, что последний — человек чистый и честный, возможно несколько наивный, но действующий из благих побуждений, и что, может быть, стоило бы принять его"» (Майнер. Указ. соч. С. 228).

90 Венгер. Указ. соч. С. 555.

91 Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР с послом США в СССР 3 июня 1944 г. // Советско-американские отношения... Т. 2: 1944-1945. М., 1984. С. 124-125.

92 Stehle. Ор. cit. S. 204.

Franklin Roosevelt, Pius XII, Joseph Stalin and the Problem of the USSR's Image and Reputation During the Second World War

B. Filippov

The aggression of Hitler's Germany against the USSR made our country an ally of the United States and Great Britain. But the decision to help USSR with weapons and hardware (the lend-lease act) faced opposition not only from the American isolationists but also from religious groups. Both Catholics and Protestants were against the very idea of helping the country in which churches were destroyed and the faithful were persecuted. They have considered such an idea to be immoral. To overcome the opposition in Congress, president F. D. Roosevelt and the US diplomats tried to convince Stalin to reject his policies of religious oppression. Roosevelt also asked pope Plus XII for help. At the same time German and Italian ambassadors were trying to convince the Pope to support their "crusade against the godless Bolshevik Russia". The question of USSR's image was an important issue throughout the course of war. The article tells the history of the most significant efforts undertaken by the Western allies and Stalin to improve the international reputation of the USSR. First of all, it tells the story of the mysterious letter from Stalin to Plus XII (1942) and about even more mysterious visit of the American priest Stanislav Orlemansky to Moscow and his meeting with Stalin in 1944.

Keywords: F. D. Roosevelt, Pius XII, J. Stalin, Vaticano, St. Orlemansky, A.Cicognani. freedom of conscience and religion, persecution of religion, «Stalin's letter to Pius XII», the Lend-Lease Act, the US Congress, American Catholics, USSR foreign policy.

Список литературы

1. Бережков В. М. Страницы дипломатической истории. М., 1987.

2. Бернс Дж. М. Франклин Рузвельт. Человек и политик. М., 2004.

3. Венгер А. Рим и Москва. 1900-1950. М., 2000.

4. Вторая мировая война в воспоминаниях У. Черчилля, Ш. де Голля, К. Хэлла, У. Леги, Д. Эйзенхауэра. М., 1990.

5. Документы внешней политики СССР. Т. 16: 1 января — 31 декабря 1933 г. М., 1970.

6. Дойч Г. С. Заговор против Гитлера. Деятельность Сопротивления в Германии. 19391944. М., 2008.

7. Краснов П. П. Трансатлантическая дипломатия папы Пия XII и Ф. Рузвельта в период Второй мировой войны // Вестник ОГУ. 2010. № 5 (111). С. 4-11.

8. Кулачков В. В. Окно в Америку: дипломатия кардинала Пачелли // Интеллект. Инновации. Инвестиции. 2011. № 1. С. 160-164.

9. Лебедева Н. С. Письмо Э. Кальтенбрунера И. Риббентропу и прилагаемое к нему донесение нацистского агента о пребывании в Риме с 15 по 29 мая 1943 г. / Пер. с нем. и подгот. к публикации Н. С. Лебедевой // Религии мира: История и современность. 1984. С. 190-213.

10. Маджистер С. Политика Ватикана и Италия 1943-1978. М., 1982.

11. Mайнер С. M. Сталинская священная война. Религия, национализм и союзническая политика 1941-1945. M., 2010.

12. Mакcимова Н., Филиппов Б. Ватикан и Вторая мировая война // Наука и религия. 2000. № 5. С. 12-17.

13. Ыурашко Г. П. Коммунистические партии и католическая церковь Восточной Европы в послевоенных политических реалиях (1944-1948 гг.) // Власть и церковь в СССР и странах Восточной Европы 1939-1958: Дискуссионные аспекты. M., 2003. С. 126-143.

14. Myрен M. Ватикан и СССР. M., 1966.

15. Переписка Председателя Совета Mинистров СССР с Президентами США и Премьер-Mинистрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Т. 2: Переписка с Ф. Рузвельтом и Г. Трумэном (август 1941 г. — декабрь 1945 г.). M., 1958.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16. Правда о религии в России. M., 1942.

17. Советский фактор в Восточной Европе. 1944—1953 гг.: Документы: В 2 т. Т. 1: 19441948 гг. M., 1999.

18. Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны, 1941— 1945: Документы и материалы: В 2 т. Т. 1: 1941-1943. M., 1984.

19. Токарева Е. С. Ватикан в советской политике и пропаганде в годы Второй мировой войны // Иоанн XXIII и современный мир: христианское свидетельство, сосуществование и сотрудничество. M., 2002. С. 98-128.

20. Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца: В 2 т. M., 1958. Т. 1.

21. Якунин В. Н. Внешние связи Mосковской Патриархии и расширение ее юрисдикции в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Самара, 2002.

22. Blet P., SJ. Pius XII i druga wojna áwiatowa w tajnych archiwach watykañskich. Katowice, 2000.

23. Cornwell Jo. Papiez Hitlera. Sekretna historia Piusa XII. Warszawa, 2006.

24. Deschner K. Polityka papieska w XX wieku. Warszawa, 1993. Т. 2.

25. Haynes J. E., Klehra H. Venona: Decoding Soviet Espionage in America. New Haven, L., 2000.

26. Les Actes et documents du Saint-Siège relatifs à la Seconde Guerre mondiale. Vol. I-XI. Città del Vaticano, 1965-1981.

27. Pius XI. Encyklika Divini Redemptoris o bezboznym komunizmie. 19 marca 1937. Poznañ, 1937.

28. Pius XI. Encyklika Mit brennender Sorge o poiozeniu Koácioia katolickiego w Rzeszy Niemieckie. 14 marca 1937. Poznañ, 1937.

29. Romerstein H., Breindel E. The Venona secrets. Exposing Soviet Espionage and America's Traitors. Washington, 2001.

30. Smutny udziai... // Szaniec. Warszawa, 1942. №7 (81). S. 2.

31. Stehle H. J. Tajna dyplomacja Watykanu. Papiestwo wobec komunizmu (1917-1991). Warszawa, 1993.

32. Taylor M. Wartime Correspondence between President Roosevelt and Pope Pius XII. Introduction and Explanatory Notes by Myron C. Taylor. N. Y., 1947.