Научная статья на тему 'Еврейское население Опочки'

Еврейское население Опочки Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

285
33
Поделиться

Текст научной работы на тему «Еврейское население Опочки»

^.. 5 К.ондратеня

Еврейское население Опочки

«Еврейский вопрос» в России возник в давние времена. Так, например, Иван Грозный даже временно не впускал купцов-евре-ев в Москву, а завоевав в 1563 г. Полоцк, приказал всем евреям этого города креститься. Отказавшихся сделать это вместе с детьми и женами в числе 3000 душ утопили зимой в реке Двине. Не жаловали евреев ни Петр I, ни Анна Иоанновна и Елизавета Петровна. А при первом разделе Польши в 1772 г. в правление Екатерины II на территории империи оказалось около 100 тыс. евреев. После второго раздела Речи Посполитой 1793 г. евреи вновь образованных Волынской, Подольской и Минской губерний активно участвовали в борьбе поляков за независимость, после же третьего раздела Польши в 1795 г. Россия стала страной с самой многочисленной в мире еврейской диаспорой. При Екатерине II зажиточные евреи были зарегистрированы в качестве купцов и приписаны к гильдиям, все остальные считались мещанами. Россия была единственным государством, где евреи получили право избирать и быть избранными в городские думы.

В 1782 г. правительство решило, что купцы и мещане должны проживать исключительно в городах, поэтому на протяжении всего XIX в. происходило вытеснение евреев из сельской местности. Попытки же еврейских купцов вести торговлю во внутренних губерниях России вызвало недовольство местных купцов, вследствие чего и появился закон, запретивший евреям проживать за пределами присоединенных к России польских областей. Так возникла «черта оседлости», т.е. территория, за границами которой евреям без особого разрешения проживать запрещалось. Но уже в середине XIX в. начались послабления: в 1859 г. вне «черты оседлости» было разрешено проживать купцам первой

Кондратеня Александр Владимирович - директор Опочецкого краеведческого музея (г. Опочка Псковской области).

гильдии еврейского происхождения, в 1861 г. - евреям с учеными званиями, в 1865 г. - ремесленникам, а в 1867 г. - николаевским солдатам и их потомкам.1

Когда появились евреи в русском городе Опочке - определить с точностью весьма трудно. Кое-кто считает, что они были здесь уже в XVI-XVII вв., ссылаясь на то, что в Опочке существовала впадавшая в Великую речка Жидовка. Название это, однако, никоим образом с евреями не связано, а объясняется просто: «Жидовка» - значит жидкая, узенькая.

Известно, что Опочка была приграничным городом, располагалась на границе с «чертой оседлости», а наибольшее скопление еврейского населения было в соседних с Опочецким уездах - Невельском и Се-бежском, а также в Витебске и Полоцке. По данным первой Всероссийской переписи населения (1897 г.) доля евреев среди жителей Невельского уезда составляла 12,1%, Велиж-ского - 9,8%, Себежского - 3,8%. Поскольку евреям было запрещено иметь в частной собственности землю и проживать в сельской местности, то основная масса их жила в городах: среди населения Невеля, например, евреи составляли 72,5%.2 Материалы этой же переписи содержат сведения и о еврейском населении Опочки: из 5735 жителей города 524 назвали родным языком еврейский. Евреи, таким образом, составляли после русских вторую значительную группу населения Опочки, а следом за ними шли поляки - 189 человек.

Социальное положение опочецких евреев было низким: дворян среди них не было, а в семьях купцов, выбравших гильдейские свидетельства, оказался всего 21 человек.3 Среди последних оказались заведующий галантереей Яков Давидович Вареятов (Вели-колуцкая улица), кожей - Перл Земкович Хей-син (Новоржевская улица), мануфактурным товариществом - Мордух Мовшевич Хейсин (Никольская улица), мелочной торговлей -

Моисей Давидович Вареятов (Новоржевская улица) (данные конца XIX - начала ХХ вв.). Основная масса евреев (501 постоянный житель) числилась мещанами, т.е. ремесленниками, мелкими торговцами, рабочими, служащими и членами их семей. Различными ремеслами занимались 134 человека, а в их семьях числилось 272 иждивенца. Следовательно, 78% опочецких евреев существовали от ремесла: больше всего их занималось пошивом и ремонтом одежды (53 мужчины и 15 женщин), затем шли ювелиры (25 мужчин и 4 женщины). Помимо ремесла около 8% евреев (42 чел.) находились на военной службе, остальные занимались торговлей. Почти все опочецкие евреи по вероисповеданию (518 чел. - 99%) являлись иудеями.4

Сокращение доли еврейского населения произошло уже в первые послереволюционные годы, прежде всего в связи с выездом части его за пределы «черты оседлости», особенно в крупные города. По данным на 1920 г., например, в Опочке числилось всего 77 евреев, но они по-прежнему оставались второй после русских национальной груп-пой.5

Об отношении к еврейскому населению в Опочке вспоминал проживавший там в начале ХХ в. член социал-демократической организации Соломон Альтшулер: «Жили они (т.е. евреи - Авт.) обособленной жизнью. Это объяснялось тем, что они были угнетены властью, которая преследовала их в смысле прав, т.к. кроме паспорта для проживания в русском городе требовалось еще хорошее поведение (неподсудность) и ремесленное свидетельство, а последнее ремесленник мог получить лишь после экзамена на звание определенной профессии в цеховой управе другого города. Кроме этого, они терпели угнетения со стороны русских купцов и мещан, которые с презрением относились к евреям. Слово «жид» встречало еврея на каждом шагу. Этим словом и провожали их. И немало перепадало ударов еврейскому мальчику, если он попадал на окраину города, заселенную исключительно русскими».6

В конце XIX в. по Украине прокатилась волна еврейских погромов: сначала в Ели-саветграде (апрель 1881 г.), затем в Киеве, в конце 1881 г. устроен погром в Варшаве, вес-

ной 1882 г. - в Балте, в 1903 г. - в Кишиневе и Гомеле и др.7 В Опочке до крупных погромов и кровавых расправ дело не доходило, но издевательства место имели, о чем вспоминал краевед А.И.Белинский (Приложение 1).

1930-е гг. были временем масштабных политических репрессий, пик которых пришелся на 1937 г. Просматривая многотомную Книгу Памяти жертв политических репрессий «Не предать забвению», удалось обнаружить 90 фамилий реабилитированных впоследствии людей, назвавших себя евреями. Относительно небольшое число евреев в многотысячной массе репрессированных связано с миграцией их из небольших городов Псковщины в более крупные города за ее пределами, а также с тем, что местные власти искали «шпионов» прежде всего в среде латышей и эстонцев - переселенцев из соседних буржуазных государств. Среди репрессированных опочецких евреев оказались Цодока Исаакович Шайкинд, Самуил Моисеевич Вареятов, Давид Владимирович Белостокский. Вареятову обвинение в «контрреволюционном заговоре» было предъявлено еще в 1918 г., после чего он был расстрелян. Родственники попросили выдать его тело, чтобы тайно захоронить на еврейском кладбище. Местные власти просьбу выполнили, и вполне вероятно, что и сейчас эта могила находится там, но она безымянна: место захоронения должны были знать только родственники и держать его в тайне.8 Цодока Исаакович Шайкинд по обвинению в связи с евреями-шпионами отбыл 10 лет наказания в лагерях,9 Давид Владимирович Белостокский за «участие в эсеровском заговоре» - три года.10

В годы Великой Отечественной войны наблюдалось повсеместное и поголовное уничтожение евреев нацистами, что не обошло стороной и Опочецкий район. Уже в июле 1941 г., конфисковав имущество, фашисты начали массовые аресты евреев, и к августу было арестовано свыше 100 человек. В сентябре евреи города и района были арестованы целыми семьями и содержались на первом этаже здания (бывшая АТС) на Советской площади - около 200 человек. В условиях полуголодного существования, холода, тяжелых физических работ большин-

ство их постепенно умирало.11 В тыл в 1941 г. эвакуировалась из Опочки лишь малая часть евреев, в чем сыграл свою роль портной Рубин. В еврейской общине города он пользовался большим авторитетом, считался даже провидцем, ему верили. Рубин открыто ждал прихода немцев и рассуждал, что при них будет свободная торговля и наступит лучшая жизнь. Многие евреи послушались его и остались, чем и обрекли себя на гибель.12

7 ноября 1941 г. в Опочке был организован базар, а оккупанты решили отметить этот праздничный день кровавой расправой. Они согнали людей с базара на Советскую площадь, где вместо трибуны была установлена виселица. В присутствии собравшихся была повешена еврейка Бася Малк - за то, что муж ее был лейтенантом и находился в Красной Армии. Очевидцы вспоминали: «Глаза ее были завязаны тряпкой, ноги перевязаны веревкой, во рту кусок проволоки. Ее повесили. На доске, у виселицы фашисты написали: «За предательство победоносной немецкой армии». С ноября 1941 г. по март 1942 г. евреев мелкими группами вывозили за город и расстреливали, а 8 марта 1942 г. оставшихся в живых 93 чел. вывели из казармы и погнали за город по дороге к деревне Маслово. На опушке леса, недалеко от деревни Пухлы их всех раздели и расстреляли, а трупы сложили в общий ров и закопали. Так фашисты покончили с еврейским населением Опочки и прибывшими в район из других мест. Погибли целиком еврейские семьи Вишневских, Гессель, Озбанд и др. (Приложение 2). Когда

Красная Армия погнала оккупантов на запад, фашисты решили замести следы своих преступлений. Осенью 1943 г. рвы были отрыты, трупы сложены вместе с дровами, облиты бензином и сожжены. Костер горел двое суток, дорога через Пухлы на Маслово была закрыта и охранялась солдатами.13 Фотография, запечатлевшая эту картину, была обнаружена впоследствии у пленного немецкого офицера и хранится в Опочецком краеведческом музее. В 1976 г. на месте уничтожения евреев был установлен обелиск.

В конце улицы 9 января в Опочке находится ныне заброшенное еврейское кладбище: все памятники на могилах повалены, нет ни одного захоронения, которое содержалось бы в порядке. Скорее всего, в городе не осталось и потомков захороненных, поэтому и являются могилы никому не нужными и безвестными. На еврейском кладбище в разные времена были похоронены: Сима Залмовна Грольдфайн, Наум Михайлович Гольфайн, Елена Соломоновна Озбанд, Борис Михайлович Озбанд, Абрам Соломонович Бернов-ский.. Эти имена еще можно разобрать на сохранившихся памятниках, - даже в беспорядке валяющихся по территории заросшего и запущенного кладбища. Печальное раздумье наводит на мысль, что пройдет еще несколько лет, и от еврейского кладбища не останется никаких следов, как затерялось бесследно в свое время находившееся неподалеку от него кладбище пленных кавказцев, захороненных здесь в 80-х гг. XIX в.

Примечания

1 Григорий Рессин. Закон и вечность: Царская политика в еврейском вопросе //Родина. 2002. № 4-5. Сс.77-82

2 Манаков А.Г. Динамика численности национальных групп Псковской губернии и Псковской области

(ХУШ-ХХ вв.) //Псков. 1998. № 8. Сс.218-219

3 Первая всеобщая перепись населения Российской империи. Т.34. Псковская губерния. Тетрадь 2. Псков.1904. Сс.2-3, 158-159

4 Там же. Сс.134-135

5 Календарь-справочник и записная книжка добровольного корреспондента Псковской губернии на 1924/25 г. Псков.1924. С.200

6 Воспоминания С.Альтшулера //Известия Псковского губкома РКП(б). 1925.

№ 1-2. С.108

7 Григорий Рессин. Указ. соч. С.83

8 Архив УФСБ РФ по Псковской области. Д.А-102981. лл.6,7,13

9 Там же. Д.АА-3999. лл.31,55

10 Там же. Д.А-18819. лл.14,358

11 Панчишин И., Пузанов А. Зловещая быль Пухловского урочища //Новости Пскова. 1998. 23 февраля

12 Плотников В.Я. Воспоминания. 1955г.//Фонды Опочецкого краеведческого музея (Рукопись).

13 Панчишин И., Пузанов А. Указ. соч.