Научная статья на тему 'Евразийство: от идей к современной практике'

Евразийство: от идей к современной практике Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
935
271
Поделиться
Ключевые слова
ЕВРАЗИЙСКИЙ РЕНЕССАНС / ТАМОЖЕННЫЙ СОЮЗ / ЕВРАЗИЙСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СОЮЗ / ЕДИНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО / ЕВРАЗИЙСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СООБЩЕСТВО / ИНТЕГРАЦИЯ / В. В. ПУТИН / Н. А. НАЗАРБАЕВ / А. Г. ЛУКАШЕНКО / V.V. PUTIN / N.A. NAZARBAYEV / A.G. LUKASHENKO

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Королев Анатолий Акимович

В статье рассматривается реализация основополагающих идей исторических евразийцев, которые имеют большое значение при становлении Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Если мыслители Русского Зарубежья основной упор делали на таких вопросах, как место Евразии в мировой истории, Евразия как цивилизационный феномен, то их последователи теоретики и практики организаторы евразийского движения, исходя из глобальных трендов исторического процесса (глобализации, западнизации, ориентализации, интеграции и т. д.), основное внимание сосредоточили на политических и социально-экономических вопросах. Отмечается, что определенный интерес к евразийству как онтологическому и политическому феномену проявляли западноевропейские государственные деятели. Так, после Второй мировой войны еще президент де Голль стремился воплотить в жизнь идею «Большой Европы» от Дублина до Владивостока. Его практическая деятельность перекликалась с изысканиями Хаусхофера, известного немецкого геополитика, который разработал фундаментальный концепт Kontinentlblok, объединяющий Евразийский Великий континент. В статье проанализированы процессы интеграции на постсоветском пространстве: от образования межгосударственного объединения Содружество Независимых Государств (СНГ), Таможенного союза, ЕврАзЭС до Евразийского экономического союза. СНГ являло собой, по существу, аморфное межгосударственное объединение с разрушенным единым социально-экономическим комплексом, с разбегающимися национальными экономиками и законодательством. Постепенно идеи интеграции стали облекаться в организационно-правовые формы. В 1996 г. был создан Таможенный союз в составе РФ, Республики Казахстан и Республики Беларусь, далее Договор между странами о едином экономическом пространстве 1999 г. Было учреждено Союзное государство России и Беларуси. В 2000 г. по инициативе Н. А. Назарбаева было создано Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭс). Так, был создан ряд социально-экономических и политических предпосылок для формирования Евразийского экономического союза, о котором подписали договор 29 мая 2014 г. Н. А. Назарбаев, В. В. Путин и А. Г. Лукашенко. Таким образом, создание нового интеграционного объединения на евразийском континенте основывается на многовековых цивилизационных, экономических, социокультурных традициях народов, населяющих данный регион.

Eurasianism: From Ideas to Contemporary Practice

The article discusses the implementation of the fundamental ideas of the historical group of “Eurasian” intellectuals; ideas which played an important role in the formation of the Eurasian Economic Union (EEU). Unlike the Russian émigré thinkers who mainly focused on such issues as the place of Eurasia in the world history or Eurasia as a civilizational phenomenon, their followers organizers of the Eurasian movement, both theorists and practitioners were driven by the worldwide trends of the historical process (globalization, Westernization, Orientalization, integration, etc.) and have focused on political and socioeconomic issues. It has been stated that politicians from Western Europe also showed a certain interest towards Eurasianism as an ontological and political phenomenon. For instance, after World War II, President de Gaulle was inspired by the idea of “the Greater Europe”, from Dublin to Vladivostok. His practical work resonated with the research of Karl Haushofer, the famous German geopolitical theorist, who developed the fundamental concept of the Kontinentalblok covering the whole great continent of Eurasia. The article investigates the integrational processes on the post-Soviet territory, starting from the rise interstate associations the Commonwealth of Independent States (CIS) and the Customs Union, the Eurasian Economic Community to the Eurasian Economic Union. The CIS appeared to be a vague interstate union with a disrupted single socio-economic complex, unsustainable national economies and diverging legislations. Gradually, the idea of integration started to shape in the organizational and legal sense. In 1996 the Customs Union was founded, then consisting of the Russian Federation, the Republic of Kazakhstan and the Republic of Belarus. It was followed by an agreement on the Common Free Economic Zone concluded in 1999. The union state of Russia and Belarus was also established. In 2000, upon the initiative of N.A. Nazarbayev, the Eurasian Economic Community (EurAsEc) was founded. Thus, a number of socioeconomic and political preconditions made setting up the Eurasian Economic Union possible. The corresponding agreement was signed on May 29, 2014 by Nursultan Nazarbayev, Vladimir Putin and Alexander Lukashenko. Thus, the creation of a new integration association on the Eurasian continent is based on civilizational, economic, social and cultural traditions of the peoples of the region traditions which have been around for a number of centuries.

Текст научной работы на тему «Евразийство: от идей к современной практике»

DOI: 10.17805Дри.2015.1.4

Евразийство: от идей к современной практике

А. А. Королев (Московский гуманитарный университет)

В статье рассматривается реализация основополагающих идей исторических евразийцев, которые имеют большое значение при становлении Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Если мыслители русского зарубежья основной упор делали на таких вопросах, как место Евразии в мировой истории, Евразия как цивилизационный феномен, то их последователи — теоретики и практики — организаторы евразийского движения, исходя из глобальных трендов исторического процесса (глобализации, западнизации, ориентализации, интеграции и т. д.), основное внимание сосредоточили на политических и социально-экономических вопросах.

Отмечается, что определенный интерес к евразийству как онтологическому и политическому феномену проявляли западноевропейские государственные деятели. Так, после

Второй мировой войны еще президент де Голль стремился воплотить в жизнь идею «Большой Европы» — от Дублина до Владивостока. Его практическая деятельность перекликалась с изысканиями Хаусхофера, известного немецкого геополитика, который разработал фундаментальный концепт Kontinentlblok, объединяющий Евразийский Великий континент.

В статье проанализированы процессы интеграции на постсоветском пространстве: от образования межгосударственного объединения — Содружество Независимых Государств (СНГ), Таможенного союза, ЕврАзЭС до Евразийского экономического союза.

СНГ являло собой, по существу, аморфное межгосударственное объединение с разрушенным единым социально-экономическим комплексом, с разбегающимися национальными экономиками и законодательством. Постепенно идеи интеграции стали облекаться в организационно-правовые формы. В 1996 г. был создан Таможенный союз в составе РФ, Республики Казахстан и Республики Беларусь, далее — Договор между странами о едином экономическом пространстве 1999 г. Было учреждено Союзное государство России и Беларуси. В 2000 г. по инициативе Н. А. Назарбаева было образовано Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭс). Так был создан ряд социально-экономических и политических предпосылок для формирования Евразийского экономического союза, о котором подписали договор 29 мая 2014 г. Н. А. Назарбаев, В. В. Путин и А. Г. Лукашенко.

Таким образом, создание нового интеграционного объединения на евразийском континенте основывается на многовековых цивилизационных, экономических, социокультурных традициях народов, населяющих данный регион.

Ключевые слова: Евразийство, Таможенный союз, Евразийский экономический союз, Единое экономическое пространство, Евразийское экономическое сообщество, интеграция, В. В. Путин, Н. А. Назарбаев, А. Г. Лукашенко.

ВВЕДЕНИЕ

По мере продвижения нашего общества по ленте времени духовное наследие классических евразийцев не кануло в Лету, а — наоборот, приобрело актуальное значение, особенно в условиях глобализирующегося сообщества. Эмигранты-мыслители основное внимание обращали на место и роль Евразии в мировой истории, Монгольской империи как модели евразийского государства, Османской империи как евразийской политии, культурно-религиозному аспекту сожительства народов, населяющих огромное пространство, будучи в приютившей их Европе, выступили с резкой критикой европоцентристского мифа, показали большую роль тюркского начала в русской культуре (см.: Королев, 2014; Жукова, 2014).

Большой вклад в разработку идей евразийства в российской и зарубежной историографии и этнологии оставил «последний евразиец», как он себя называл, Л. Н. Гумилев (1912-1992). Опираясь на их основополагающие идеи, он разработал концепцию биосоциального перманентного этногенеза, которую реализовал в многочисленных монографиях, опубликованных в начале 1990-х годов (Гумилев, 1992; 1993; 1994). Начав с объемной книги «Основы евразийства» (М., 2002), на которой лежала печать поиска и ошибок классических евразийцев, и находясь под влиянием идей «немецкой консервативной революции», неоевразиец А. Г. Дугин впоследствии вышел на широкий спектр философских, политических и социологических проблем современной России (Дугин, 2004; и др.). Примечательно, что А. Г. Дугин свои теоретические положения стремится воплотить на практике: он создал Международное евразийское движение и Евразийскую партию, которые поддерживают курс президента В. В. Путина на евразийскую интеграцию. Под патронажем А. Г. Дугина работает движение «Молодая Евразия» — Евразийский клуб МГИМО (У) МИД России, председателем которого является Ю. Кофнер. «Молодая Евразия», по словам его лидера, занимается «просвещенным евразийством, которое включает в себя классическое евразийство,

прагматическое евразийство Назарбаева и Путина, новейшие теории социально-справедливой и инновационной экономики и русский космизм» (цит. по: Попадьева, 2013: 23).

Определенный интерес к евразийской проблематике проявил и ряд западных государственных деятелей и интеллектуалов, особенно левых. Еще в 1949 г. де Голль ставил задачу построения Европы от Атлантики до Тихого океана, от Дублина до Владивостока, при условии изменения строя в СССР. Еще раньше Карл Хаусхофер, известный немецкий геополитик, выдвинул фундаментальный геополитический концепт Kontinentlblok, объединяющий Евразийский Великий континент — Западную и Восточную Европу, Россию и Великую Сибирь, Тибет, Индию и Японию (Парвулеско, 2006: 234). Жан Первулеско, известный французский мыслитель, самобытным путем подошел к обоснованию евразийского пути развития, не следуя канонам русской евразийской философии. В деятельности В. В. Путина он видит некий провидентализм, рассматривает ее в эсхатологической перспективе Третьего Рима, «Евразийской империи конца», «как реализацию континентального царства, бастиона перед лицом зверя из бездны, нового ковчега» (Дугин, 2006: 445). «Сегодня Владимир Путин как президент России есть "человек судьбы", — утверждает Ж. Парвулеско, — человек провиденциальный — предопределенный. Предопределенный принести с собой быстрый политико-исторический переход континентальной, евразийской Великой Европе, предваряющей революционное становление Imperium Ultimum, и решительно вставшей на пути мондиалистского заговора Соединенных Штатов» (Парвулеско, 2006: 430). Почти десять лет назад, раскрывая тезис «именно планетарное могущество США есть сверхисторический враг Великой Европы, "Евразийского острова"», он определил пять основных направлений: 1) постоянную политическую дестабилизацию Европы; 2) политико-стратегическое окружение России; 3) военно-политическое вмешательство; 4) диверсионно-стратегическое противопоставление континентально-европейского блока блоку тихоокеанскому; 5) попытку повязать Россию и Европу «атлантическим единством» (там же: 360-361).

В свете сказанного ныне проясняется смысл событий, произошедших на Балканах (Сербия), на Украине, продвижение НАТО на Восток, санкционная политика США по отношению к России и многое другое.

Процессы интеграции на постсоветском пространстве: от СНГ, Таможенного союза, ЕврАзЭс к Евразийскому экономическому союзу

После распада СССР в декабре 1991 г. на карте мира произошли поистине тектонические сдвиги. Россия в одночасье превратилась из сверхдержавы в региональное государство. Она лишилась почти половины территории, населения, портов, терминалов на Балтике и Черном море, стратегических объектов, призванных поддерживать внутреннюю мощь и внешнюю безопасность. РФ потеряла практически всех союзников на Западе (за исключением Белоруссии) и на Востоке (за исключением Казахстана), столкнулась с новыми вызовами и проблемами. Почти половина бывших союзных республик имела территориальные притязания к России. Перед ней и другими постсоветскими государствами встал ряд проблем: жесткая экономическая конкуренция в глобализирующемся мире, малоизвестные формы преступности — транснациональная организованная преступность, охватывающая торговлю наркотиками, оружием, «отмывание» доходов, полученных преступным путем, незаконным сбытом ядерных материалов, контрабанду охраняемых растений и животных, незаконную торговлю произведениями искусства. Все постсоветское пространство столкнулось с всплеском международного терроризма, политического и религиозного экстремизма.

На базе Советского Союза было создано межгосударственное объединение — Содружество Независимых Государств (СНГ), в состав которого вошло 12 бывших союзных республик1. Россия даже после уничтожения СССР оставалась крупнейшим государством. Неслучайно, в ряде западных стран появлялись публикации, призывавшие распространить международную юрисдикцию на природные ресурсы Сибири. Некоторые заокеанские деятели предлагали России продать Сибирь за 3,5 триллиона долларов. На первом этапе (1991-1994 гг.) деятельность СНГ, по существу, «аморфного объединения» стран, возникших на постсоветском пространстве, характеризовалась практически разрывом производственных, социальных и культурных связей, поиском своего места в новой системе экономических международных связей. Первое постсоветское российское правительство начало проводить радикальные социально-экономические реформы, подняло цены на товары без консультации с другими государствами — участниками СНГ, выдавив, по существу, их из рублевой зоны. Видимо, в окружении президента Б. Н. Ельцина возобладало мнение бывшего министра иностранных дел А. Козырева о том, что России необходимо войти в клуб европейских стран и сбросить «балласт» в лице среднеазиатских республик. Этот шаг заставил руководство государств-партнеров по СНГ «отшатнуться» от РФ. Начался процесс формирования законодательства и национальных экономик, отличных от российских реалий.

Хотя и были созданы совместные органы СНГ, объединяющие глав государств, руководителей кабинетов министров, отраслевых министров (обороны, экономики, культуры, образования и т. д.), они не могли решить всего комплекса интеграционных процессов. Принятые многочисленные решения (постановления), имеющие рекомендательный характер, не выполнялись. Так, к исходу первого десятилетия существования СНГ (2001 г.) только 8% сообща принятых документов было парафировано национальными парламентами и передано в депозитарий Содружества. На втором этапе (1995-2000 гг.) интеграционные связи усилились, они стали затрагивать не только финансово-экономическую сферу, но и военно-политическую. Был создан Таможенный союз в 1996 г. в составе РФ, Республики Казахстан (РК) и Республики Беларусь (РБ), к ним присоединились Киргизия и Таджикистан. Таким образом, было создано одно из устойчивых интеграционных объединений в рамках СНГ. Следующий шаг — договор между странами о Едином экономическом пространстве (1999 г.). В 2000 г. по инициативе Н. А. Назарбаева было прокламировано создание Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭс). Годом ранее было объявлено об учреждении еще одного интеграционного объединения — Союзного государства России и Беларуси. Общий объем торговли бывших советских республик друг с другом ныне исчисляется в 200 млрд долларов (Горевой, 2014: Электр. ресурс). Таким образом, был создан ряд социально-экономических и организационно-политических предпосылок для формирования Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Проект его создания был предложен Президентом Казахстана Н. А. Назарбаевым и энергично поддержан Президентом РФ В. В. Путиным в 2011 г., а также Президентом РБ А. Г. Лукашенко. 29 мая 2014 г. указанные президенты подписали Договор о создании Евразийского экономического союза (Панфилова, 2014с: Электр. ресурс), который вступил в силу 1 января 2015 г.

Вполне очевидно, что ЕАЭС — не аналог Европейского союза и даже других региональных интеграционных объединений, как АСЕАН или Южноамериканское сообщество. Это типично экономическое объединение, но имеющее представительное учреждение, наделенное некоторыми надгосударственными функциями, — Евразий-

ская экономическая комиссия. При этом отцы-учредители постоянно подчеркивают, что этот союз не посягает на государственный (политический) суверенитет. «Интегратор» современного евразийского интеграционного объединения Н. А. Назарбаев, чтобы пресечь все пересуды о том, что под видом ЕАЭС возрождается Советский Союз, предложил при подписании в перспективе (помимо Армении и Киргизии) принять в Союз, например, Турцию (Панфилова, 2014a: Электр. ресурс). В самом деле, в условиях глобализированной мировой экономики легче выжить объединениям группы стран, имеющих территориальную близость, схожие социально-экономические системы, социокультурные традиции, длительный опыт сожительства. Идея создания ЕАЭС принадлежит Назарбаеву, однако с избранием Президентом РФ В. В. Путина она наполнилась реальным содержанием, постепенно стала приобретать финансово-экономические очертания. Новый альянс стал строиться на принципах экономического прагматизма, взаимовыгоды и равенства. На встрече с Назарбаевым в июле 2013 г. в Астане глава российского государства подчеркнул: «Вы, по сути, отец-основатель нашего Таможенного союза, это была ваша идея, мы ее последовательно развиваем. Должен сказать, это, безусловно, самый большой шаг на постсоветском пространстве» (Панфилова, 2014b: Электр. ресурс).

В работах Н. А. Назарбаева2 нашли теоретическое и организационно-практическое развитие идеи Евразийского союза (Назарбаев, 1991; 1992; 1994ab; 1996ab; 1997). Впервые он заявил об этом в выступлении в Чатем-Хаус (Лондоне) 22 марта 1994 г., затем на встрече с профессорами и студентами МГУ 25 марта 1994 г. Однако евразийская идея оказалась непростой с точки зрения ее восприятия политиками, руководителями государств. Потребовались время и, прямо скажем, усилия Назарбаева, чтобы его идеи (о разноуровневой и разноскоростной интеграции в СНГ) воплотились в практику экономической и политической жизни, межгосударственных отношений.

Примечательно, что в своей публичной лекции, прочитанной в МГУ им. М. В. Ломоносова 29 марта 2014 г., казахстанский лидер провозгласил идею практического создания Евразийского союза (Панфилова, 2014b: Электр. ресурс). Накануне его выступления Институт стран Азии и Африки МГУ при поддержке Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» (Республика Казахстан) выпустил солидный труд, в котором обобщены многолетние усилия ученых по разработке евразийского наследия (Евразийство: истоки, концепция, реальность ... , 2014). В приветственном слове Президента РФ В. В. Путина к читателям данной монографии говорится, что необходимо «... сделать так, чтобы Евразийский союз стал мощным и динамичным центром регионального роста, обеспечил более тесную интеграцию евразийских экономик, способствовал повышению благосостоянию наших народов и ускорил продвижение к стратегической и весьма амбициозной цели — формирования единого экономического гуманитарного и информационного пространства от Лиссабона до Владивостока» (там же: 11).

ЕВРАЗИЙСКАЯ ИДЕЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ: PRO И CONTRA

Воплощение евразийской идеи вызвало поток разноречивых мнений и оценок как внутри страны, так и за рубежом.

Среди русских и советских националистов бытует мнение, что Россия-Евразия может возродиться как Феникс из пепла в рамках «красной империи» — СССР, что она еще «континент в себе», ее определяет, как никакую другую страну, «суперэтнич-ность» (Л. Н. Гумилев).

Православный ортодокс Виктор Аксючиц считает, что евразийский выбор грозит России стагнацией и распадом. Новоевразийство он рассматривает как «некий идеологический бульон», «порочную утопию», «идеологическую манию», «исход к Востоку» — «новую утопию», направленную на «разложение русской православной цивилизации» (Аксючиц, 2002: Электр. ресурс). Он повторяет слова протоиерея Г. В. Фло-ровского, который стоял у истоков евразийства, но вскоре отошел от этого движения, осознав его пагубность: «Судьба евразийства — история духовной неудачи. Нельзя замалчивать евразийскую правду. Но нужно сразу и прямо сказать, это — правда вопросов, не правда ответов, правда проблем, а не решений. <...> В евразийских грезах малая правда сочетается с великим самообманом. <... > Вместо пути проложен тупик» (Флоровский, 1995: 354).

В. Аксючиц пришел к выводу, что реализация евразийского проекта ведет к превращению «русской государственности — России — в "многонациональную", а по сути, тюркскую государственность — Евразию» (Аксючиц, 2002: Электр. ресурс).

Если попенять данному критику, то его гневные реплики направлены не по адресу — не по адресу складывающегося регионального объединения в лице Евразийского союза, народы которого имеют общую историю и общее пространство. Основные задачи Евразийского союза: собирание больших пространств в условиях глобализации, жесткой конкуренции, сохранение и приумножение экономического могущества, обеспечение своим гражданам если не процветания, то достойного уровня жизни.

Вступая в новый передел мира, выживет тот, кто оседлает ведущие тенденции современности, использует интеграционные структуры, которые могут приобретать различные конфигурации, порой независимо от политических, исторических, социокультурных и религиозных традиций. Наглядный пример такому объединению подает БРИКС — группа стран, которая на протяжении почти десяти лет не имела четких организационных структур и начинает задавать тон на глобальном рынке. Важно, что в рамках этих объединений реализуется социальный аспект принципа Н. Бора в его дискуссии с А. Эйнштейном, как одного из фундаментальных законов реальности (Сейфи, 2008: 136).

В печати существует мнение, что современное евразийство (скорее это относится к интерпретации идей классического евразийства А. Г. Дугиным) является «великим самообманом», так как состоит в его необоснованной претензии стать новой национальной идеей России, новой идеологией. Неоевразийство якобы предполагает новый изоляционизм ввиду того, что практически выпадает из процессов глобализации, которые стали реальностью нашего времени. Конечно, есть глобализация по-американски — американоцентричная модель глобализации, когда самое могущественное государство в мире использует свой могучий финансово-экономический, научно-технологический, оборонный потенциал в своих целях. Евразийство, по мнению С. В. Кортунова, «превращается в концепцию некоего современного эскапизма, при котором вместо того чтобы активно участвовать в мировых процессах, Россия будет пытаться прятаться от них (что не только ошибочно, но и невозможно в принципе). <...> В изоляции, особенно в добровольной, освященной идеологией "особого" ("третьего") пути к "самодостаточности", ее так называемая "евразийская миссия" станет обузой для ее собственного развития» (Кортунов, 2006: Электр. ресурс).

А. В. Малашенко, член научного совета Московского центра Карнеги, профессор, критически настроенный к евразийству, ерничает в отношении политики В. В. Путина: «Взять хотя бы явно затянувшиеся игры в евразийство. С одной стороны, вроде столетний (хоть и искусственный, разработанный писателем Гумилевым) историко-

культурный пласт выглядит как основа для российской гегемонии в Евразии. С другой — с приставкой "нео" он есть нечто пошлое, сугубо утилитарное, своего рода второсортный, вульгарный "советизм". Советскость неоевразийства не в силах отрицать даже его приверженцы» (Малашенко, 2013: Электр. ресурс).

Не вдаваясь в существо экономических, социальных и духовных проблем, профессор-востоковед уничижительно отозвался о Л. Н. Гумилеве, признанном этнологе и историке, повторив в развязной манере расхожее мнение западных СМИ, нежелающих, чтобы Россия встала с колен после распада СССР. План В. В. Путина, по их мнению, «сводится к тому, чтобы склеить заново часть черепков бывшей России <...> для возвращения знаменитого Третьего Рима, который должен покорить вершины мировой власти» (Кьеза, 2006: 150).

На пути создания Таможенного союза (ТС), Единого экономического пространства (ЕЭП), в конечном счете — Евразийского союза, встают те части национальной элиты, которые считают, что нужно укреплять национальное государство, и расценивают ряд совместных шагов в рамках СНГ как покушение на государственный и экономический суверенитет. Так, оппозиция Казахстана инициирует референдум о выходе страны из Таможенного союза с Россией и Белоруссией. По словам лидера партии «Азат» Булата Абилова, «оппозиция возражает не против Таможенного союза как такового, а против поглощения экономики Казахстана Россией — страной более сильной» (цит. по: Панфилова, 2013: Электр. ресурс). Он считает нахождение Казахстана в ТС экономически нецелесообразным. «Идет процесс создания политического союза под руководством Москвы, а Казахстан становится заложником ситуации — это первый шаг к потере независимости», — уверен оппозиционный политик (там же). Однако немало сторонников участия Казахстана в ТС. По заявлению посла Казахстана в РФ Галым Оразбакова, «плюсов от сотрудничества трех стран — России, Белоруссии и Казахстана — в рамках ТС и ЕЭП больше, чем минусов» (там же). По словам зампредседателя Национальной экономической палаты Казахстана «Атамекен» Рахима Ошакбаева, «экстенсивный сценарий развития интеграции, который обеспечивал подъем основных показателей торговли на начальном этапе, себя практически исчерпал, и сейчас стоит вопрос о том, через какие механизмы можно обеспечить переход на интенсивные рельсы» (там же). Он считает, что необходимо синхронизировать законодательные акты, налоги и прочие барьеры, которые препятствуют продвижению казахстанских товаров на рынки России и Белоруссии (там же).

Объявление о формировании Евразийского союза вызвало на Западе буквально шквал протестов, обструкций, которые 6 декабря 2012 г. в Дублине озвучила уходящая с политической арены руководитель Госдепартамента США Хилари Клинтон. Она завещала своему преемнику всячески досаждать Москве в деле создания «новой версии СССР». Причем для нее не важно (она — рупор американского истеблишмента), хочет ли Россия на самом деле возродить СССР. Даже если союз будет называться Таможенным или Евразийским, «США должны найти эффективные способы замедлить или предотвратить этот процесс» (Крестьянинов, 2012: Электр. ресурс). Заявление высокопоставленного лица Америки — красноречивое подтверждение того, что провозглашение краха коммунизма и СССР являет собой дымовую завесу, истинная же подоплека — ослабление и уничтожение России как глобального конкурента западного мира.

Странам, входящим в Таможенный союз и в СНГ, пора озаботиться изучением инструментов и противодействием многоуровневому системному продвижению американских интересов на евразийском пространстве. Во главе системы реализации американских интересов — государство с разветвленной структурой его органов (Совет

национальной безопасности, Государственный департамент — главный стратег и разработчик программ по постсоветскому (евразийскому) пространству и распределитель бюджетных средств в этой области).

Выделены кураторы по направлениям. Так, по Кавказу за энергетическую политику в бассейнах Черного и Каспийского морей и урегулирование конфликтов в Абхазии и Южной Осетии отвечал заместитель главы Бюро по делам Европы и Евразии Госдепа США Мэтью Брайза. Другой сотрудник бюро, Стивен Манн активно участвовал в работе по строительству трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, а также в запуске Каспийского трубопроводного консорциума.

Второй уровень — негосударственный или некоммерческий сектор. Он встроен (получает государственное финансирование) в иерархию государственных решений. Третий уровень — лоббистские компании (юридические, GR- и PR-компании). Но, несмотря на большой интерес к этому сектору, его влияние нельзя преувеличивать. Он сильно зависим от Госдепа, других госорганов и в основном выполняет посреднические функции. Отток кадров с госслужбы в лоббистскую компанию и обратно также возможен. Так, Элизабет Джонс, бывший заместитель госсекретаря по вопросам Европы и Евразии, работала специальным советником по Каспийскому региону, послом в Казахстане. Она входит в неформальную группу наряду с неоконсерватором Ричардом Перлом и демократом Ричардом Холбруком. Группа опиралась на вице-президента Дика Чейни. Сама Джонс занималась имиджевыми программами поддержки президента Нурсултана Назарбаева в 2004 г. Эта группа предложила Вашингтону свое видение Казахстана как умеренного светского и прозападного государства. В американской стратегии Казахстан должен стать моделью для стран Центральной Азии и других мусульманских государств. Группа также активно поддерживала избрание Казахстана председателем ОБСЕ в 2010 г.

Другая группа, сформированная в рамках Национального комитета по американской внешней политике, консервативного мозгового центра, изучает Казахстан с 2004 г. на регулярной основе. С 2005 г. к этой работе подключился Фонд Эйзенхауэра. Исследования имеют целью выявление расстановки фигур внутри правящей элиты и их настроенность на сотрудничество с США. В 2004-2005 гг. прорабатывались возможности смены элит в Казахстане по украинскому сценарию. В этой работе участвовали Фонд Маршалла в Европе, Фонд Папандреу (Панасик, 2008: Электр. ресурс).

Объявление о формировании Евразийского союза, по мнению ряда отечественных аналитиков, означает, что «впервые политическая элита полноценно встает на позицию большинства населения и начинает разыгрывать антизападную карту как главный козырь своей внутренней политики» (Окунев, 2013: 41).

Диверсификация внешней политики современной России — поворот к Востоку — нашла закрепление в новой редакции «Концепции внешней политики Российской Федерации» (2013). В этом документе Россия представлена как «островок стабильности», «оазис спокойствия и безопасности» в условиях «глобальной турбулентности и растущей взаимозависимости государств и народов», «все более трудно предсказуемого» мира. «Главной, знаковой чертой современного этапа международного развития, — говорится в Концепции, — являются глубинные сдвиги в геополитическом ландшафте, мощным катализатором которых стал глобальный финансово-экономический кризис» (Концепция: Электр. ресурс). С целью ликвидации последствий этого кризиса, отставания верховенства права в международных отношениях и повышения роли ООН в разрешении кризисных ситуаций Россия будет наращивать взаимодействие в таких форматах, как G20, G8, БРИКС, ШОС и др.

Большое значение Россия придает постсоветскому пространству. Среди региональных приоритетов впервые в Концепции внешней политики выделено «формирование Евразийского экономического союза, призванного не только максимально задействовать взаимовыгодные хозяйственные связи на пространстве СНГ, но и стать определяющей будущее стран Содружества моделью объединения, открытого для других государств. Строящийся на универсальных интеграционных принципах новый союз призван стать эффективным связующим звеном между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом» (там же). В этих целях предлагается «активно поддерживать процесс евразийской экономической интеграции, реализуя совместно с Белоруссией и Казахстаном задачу преобразования Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) и формирования Евразийского экономического союза, содействовать привлечению к этой работе других государств — членов ЕврАзЭС, предпринимать шаги по дальнейшему развитию и совершенствованию механизмов и нормативно-правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства, способствовать укреплению Евразийской экономической комиссии как единого, постоянно действующего, регулирующего органа Таможенного союза и Единого экономического пространства.» (там же). Примечательно, что в отношении Украины в Концепции появилась специальная позиция: «.выстраивать отношения с Украиной как приоритетным партнером в СНГ, содействовать ее подключению к углубленным интеграционным процессам.» (там же). Дело в том, что без Украины (это понимают в России и на Западе) не может быть полноценного евразийского объединения. Бывший президент Украины Виктор Янукович, который приходил к власти, отражая пророссийские настроения в обществе, последовательно реализовывал курс на евроинтеграцию, расширял сотрудничество с НАТО, не собирался реализовы-вать свои обещания о придании русскому языку статуса второго государственного (Жильцов, 2013: Электр. ресурс). В результате серии переговоров на высшем уровне, дипломатических, экономических и политических мер был достигнут компромисс: вместо полноправного участника формирующегося Евразийского союза Украина получила бы статус наблюдателя в высшем совете Евразийского экономического союза, но этому не суждено было свершиться. В начале 2014 г. Янукович был свергнут пришедшей к власти хунтой с помощью США. Был реализован американский план по недопущению Украины в формирующийся Евразийский экономический союз.

Несмотря на то что представители разных элит (отечественной и зарубежной) высказывают зачастую противоречивые взгляды на складывающийся Евразийский экономический союз, массовое общественное мнение, российские граждане в большинстве своем выражают поддержку этому интеграционному объединению. По данным ВЦИОМ, 70% из них положительно относятся к ЕАЭС (По данным ВЦИОМа ... , 2014).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Евразийская идея неуклонно пробивает себе дорогу: от идеи к реальному воплощению в виде (поэтапно): СНГ, Таможенный союз, ЕврАзЭс, Евразийский экономический союз.

Евразийский экономический союз — не герметическое замкнутое межгосударственное образование, оно открыто для других стран. С 1 января 2015 г., когда заработал этот Союз, к нему присоединилась Армения с рядом оговорок, учитывающих экономические и политико-правовые системы, которые были созданы после развала

СССР. Поэтому выравнивание уровня экономик и известная унификация и кодификация законодательств потребует определенного времени.

Кроме того, в бывших советских республиках сильны еще в политических и управленческих элитах этнократические тенденции. Оппозиционно настроенные силы настаивают исключительно на социально-экономических объединениях, боятся ущемления своей политической независимости и государственного суверенитета. Голоса оппозиции усилились особенно осенью 2014 г., когда санкционная политика США и ЕС нанесла известный вред налаживающимся экономическим связям в рамках Экономического союза, последовали поспешные, вызванные конъюнктурой, заявления. Казалось, Евразийский экономический союз не состоится. Однако последовали, по существу, опровержения руководителей стран — участников Союза. «Мы будем стремиться к нормализации отношений с Западом, — разъяснил свою позицию А. Г. Лукашенко, — если они хотят с нами на равных сотрудничать и дают сигналы к этому, мы примем этот сигнал» (Лукашенко уверен ... , 2014: Электр. ресурс). При этом белорусский лидер добавил, что для Белоруссии Россию ни одна страна в мире не заменит. «Белоруссия не будет действовать в ущерб России», — заверил президент (там же).

Как показывает опыт Евросоюза, который объединительный процесс начинал с создания европейских структур угля и стали в конце 50-х годов прошлого столетия, логика экономической интеграции привела к тому, что политика стала брать верх над экономикой и государства ЕС пошли на создание наднациональных управленческих органов, поэтому появление подобных структур в Евразийском экономическом союзе вполне закономерно и оправдано.

Появление на геополитической карте мира нового интеграционного объединения соответствует национальным интересам России, которая проводит политику диверсификации. Оно, таким образом, не противоречит участию РФ в других межгосударственных объединениях БРИКС и ШОС.

Резюмируя сказанное, следует подчеркнуть, что идеи исторических (классических) евразийцев, несмотря на их известную утопичность и девальвацию временем, сохранили свою актуальность в наши дни, так как они отразили фундаментальные геополитические реалии, связанные как с давними экономическими связями, географическим ландшафтом, так и с формированием на протяжении столетий сходных циви-лизационных особенностей.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 После пятидневной войны (2008 г.) с РФ Грузия вышла из состава СНГ. В 2014 г. предприняла попытку выхода из СНГ и Украина.

2 Н. А. Назарбаев — не только выдающийся государственный деятель, но и известный ученый. Он — автор более 20 книг, доктор экономических наук.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Аксючиц, В. (2002) Евразийский выбор грозит России стагнацией и распадом [Электронный ресурс] // Независимая газета. 5 июня. URL: http://www.ng.ru/ideas/2002-06-05/11_ideology.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 05.06.2013).

Горевой, Р. (2014) Рубль, прощай? [Электронный ресурс] // Наша версия. №29. 4 августа. URL: http://versia.ru/articles/2014/aug/04/rubl_proshay_altun [архивировано в WebCite] (дата обращения: 04.08.2014).

Гумилев, Л. Н. (1992) От Руси к России: очерки этнической истории / послесл. С. Б. Лаврова. М. : Экопрос. 336 с.

Гумилев, Л. Н. (1993) Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации / предисл. С. Б. Лаврова. М. : Эко-прос. 576 с.

Гумилев, Л. Н. (1994) Черная легенда: Друзья и недруги Великой степи / предисл. В. Ю. Ермолаева. М. : Экопрос. 624 с.

Дугин, А. Г. (2004) Проект «Евразия». М. : Эксмо ; Яуза. 512 с.

Дугин, А. Г. (2006) Параллельная политология Жана Парвулеско // Парвулеско, Ж. Путин и Евразийская империя. СПб. : Амфора. 447 с. С. 438-445.

Евразийство: истоки, концепция, реальность (2014) : К 20-летию выступления Н. А. Назарбаева в МГУ имени М. В. Ломоносова 29 марта 1994 г. / под ред. М. С. Мейера, В. А. Михайлова, Ж. С. Сыздыковой. М. : Паблис. 744 с.

Жильцов, С. С. (2013) Постсоветское пространство вывели в приоритеты [Электронный ресурс] // Независимая газета. 4 марта. URL: http://www.ng.ru/dipkurer/2013-03-04/15_post.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 4.03.2013).

Жукова, О. Г. (2014) Учебники истории и судьбы народов // Научные труды Московского гуманитарного университета. № 11. С. 29-38.

Концепция внешней политики РФ (2013) [Электронный ресурс] // МИД РФ. Официальный сайт. 18 февраля. URL: http://www.mid.ru/bdomp/ns-osndoc.nsf/e2f289bea62097f9c325787a0034 c255/c32577ca0017434944257b160051bf7f [архивировано в WebCite] (дата обращения: 04.03.2013).

Королев, А. А. (2014) Становление и развитие евразийских идей // Знание. Понимание. Умение. №4. С. 168-180.

Кортунов, С. В. (2006) Евразийство: национальная идея или химера? [Электронный ресурс] // Золотой Лев. № 77-78. URL: http://www.zlev.ru/77_130.htm [архивировано в WebCite] (дата обращения: 04.01.2013).

Крестьянинов, В. (2012) Можно ли победить в новой холодной войне // Аргументы недели. № 49(341). 20 декабря. URL: http://argumenti.ru/politics/n370/221223 [архивировано в WebCite] (дата обращения: 20.12.2012).

Кьеза, Дж. (2006) Война империй: Восток — Запад. М. : Эксмо. 320 с.

Лукашенко уверен, что Россию не заменит ни одна страна мира (2014) [Электронный ресурс] // РИА Новости. 30 декабря. URL: http://ria.ru/world/20141230/1040921832.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 30.12.2014).

Малашенко, А. В. (2013) Путин: гражданин президент или господин президент? [Электронный ресурс] // Независимая газета. 19 марта. URL: http://www.ng.ru/ng_politics/2013-03-19/14_ window.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 19.03.2013).

Назарбаев, Н. А. (1991) Без правых и левых. М. : Молодая гвардия. 254 с.

Назарбаев, Н. А. (1992) Стратегия становления и развития Казахстана как суверенного государства. Алма-Ата : РГЖИ «Дэуip». 56 с.

Назарбаев, Н. А. (1994a) Евразийское пространство: интеграционный потенциал и его реализация. Алма-Ата : Казахстан. 175 с.

Назарбаев, Н. А. (1994b) Рынок и социально-экономическое развитие. М. : Экономика. 495 с.

Назарбаев, Н. А. (1996a) Пять лет независимости. Алма-Ата : Казахстан. 624 с.

Назарбаев, Н. А. (1996b) Стратегия ресурсосбережения и переход к рынку. Алма-Ата : Казахстан. 637 с.

Назарбаев, Н. А. (1997) Казахстан-2030. Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев. Алма-Ата : Казахстан. 96 с.

Окунев, И. Ю. (2013) Внешняя политика для большинства? Новое измерение геополитического кода России // Россия в глобальной политике. Т. 11. № 2. С. 40-48.

Панасик, Ю. П. (2008) Инструментальный подход. Механизм реализации интересов США на евразийском пространстве [Электронный ресурс] // Независимая газета. 28 октября. URL: http://www.ng.ru/stsenarii/2008-10-28/11_podhod.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 28.10.2008).

Панфилова, В. (2013) Астана шлет Москве сигнал. Оппозиция Казахстана настаивает на выходе страны из Таможенного союза [Электронный ресурс] // Независимая газета. 19 марта.

URL: http://www.ng.ru/ds/2013-03-19/6_astana.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 19.03.2013).

Панфилова, В. (2014a) Евразийский союз может стать мостом между Европой и Китаем [Электронный ресурс] // Независимая газета. 29 мая. URL: http://www.ng.ru/cis/2014-05-29/1_ soyuz.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 29.05.2014).

Панфилова, В. (2014b) Евразийскому союзу нет альтернативы [Электронный ресурс] // Независимая газета. 29 апреля. URL: http://www.ng.ru/cis/2014-04-29/6_nazarbaev.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 29.04.2014).

Панфилова, В. (2014c) Союз трех евразийцев [Электронный ресурс] // Независимая газета. 30 мая. URL: http://www.ng.ru/cis/2014-05-30/2_soyuz.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 30.05.2014).

Парвулеско, Ж. (2006) Путин и Евразийская империя : сб. ст. / пер. с фр. В. Карпеца ; под общ. ред. А. Г. Дугина. СПб. : Амфора. 447 с.

По данным ВЦИОМа, 70% россиян положительно относится к созданию ЕАЭС (2014) [Электронный ресурс] // Евразийский коммуникационный центр. 3 июля. URL: http://eurasiancen-ter.ru/newsecc/20140703/1003570636.html [архивировано в WebCite] (дата обращения: 03.07.2014).

Попадьева, Т. (2013) Юрий Кофнер — новый Рюрик? // Наша молодежь. № 2. С. 22-23.

Сейфи, Г. (2008) Русская идея начала XX века // Вестник Российского философского общества. №1(45). С. 135-137.

Флоровский, Г. В. (1995) Евразийский соблазн // Мир России — Евразия : Антология. М. : Высшая школа. 399 с. С. 354-385.

Дата поступления: 30.12.2014 г.

eurasianism: from ideas to contemporary practice A. А. Korolev (Moscow University for the Humanities)

The article discusses the implementation of the fundamental ideas of the historical group of "Eurasian" intellectuals; ideas which played an important role in the formation of the Eurasian Economic Union (EEU). Unlike the Russian émigré thinkers who mainly focused on such issues as the place of Eurasia in the world history or Eurasia as a civilizational phenomenon, their followers — organizers of the Eurasian movement, both theorists and practitioners — were driven by the worldwide trends of the historical process (globalization, Westernization, Orientalization, integration, etc.) and have focused on political and socioeconomic issues.

It has been stated that politicians from Western Europe also showed a certain interest towards Eurasianism as an ontological and political phenomenon. For instance, after World War II, President de Gaulle was inspired by the idea of "the Greater Europe", from Dublin to Vladivostok. His practical work resonated with the research of Karl Haushofer, the famous German geopolitical theorist, who developed the fundamental concept ofthe Kontinentalblok covering the whole great continent of Eurasia.

The article investigates the integrational processes on the post-Soviet territory, starting from the rise interstate associations — the Commonwealth oflndependent States (CIS) and the Customs Union, the Eurasian Economic Community to the Eurasian Economic Union.

The CIS appeared to be a vague interstate union with a disrupted single socio-economic complex, unsustainable national economies and diverging legislations. Gradually, the idea of integration started to shape in the organizational and legal sense. In 1996 the Customs Union was founded, then consisting of the Russian Federation, the Republic of Kazakhstan and the Republic of Belarus. It was followed by an agreement on the Common Free Economic Zone concluded in 1999. The union state of Russia and Belarus was also established. In 2000, upon the initiative of N.A. Nazarbayev, the Eurasian Economic Community (EurAsEc) was founded. Thus, a number of socioeconomic and political pre-

conditions made setting up the Eurasian Economic Union possible. The corresponding agreement was signed on May 29, 2014 by Nursultan Nazarbayev, Vladimir Putin and Alexander Lukashenko.

Thus, the creation of a new integration association on the Eurasian continent is based on civiliza-tional, economic, social and cultural traditions of the peoples of the region — traditions which have been around for a number of centuries.

Keywords: Eurasian Renaissance, Customs Union, Eurasian Economic Union, Common Free Market Zone, Eurasian Economic Community, integration, V. V. Putin, N. A. Nazarbayev, A. G. Lukashenko.

Submission date: 30.12.2014.

REFERENCES

Aksiuchits, V. (2002) Evraziiskii vybor grozit Rossii stagnatsiei i raspadom [Russia faces stagnation and decay due to its Eurasian choice]. Nezavisimaia gazeta. June 5. [online] Available at: http:// www.ng.ru/ideas/2002-06-05/l1_ideology.html [archived in WebCite] (accessed 5.06.2013). (In Russ.).

Gorevoi, R. (2014) Rubl', proshchai? [Is it goodbye, the Rouble?]. Nasha versiia, no. 29, August 4. [online] Available at: http://versia.ru/articles/2014/aug/04/rubl_proshay_altun [archived in WebCite] (accessed 4.08.2014). (In Russ.).

Gumilev, L. N. (1992) Ot Rusi k Rossii: ocherki etnicheskoi istorii [From Rus' to Russia: Essays of ethnic history]. Moscow, Ekopros Publ. 336 p. (In Russ.).

Gumilev, L. N. (1993) Ritmy Evrazii: epohi i tsivilizatsii [Rhythms of Eurasia: epochs and civilizations]. Moscow, Ekopros Publ. 576 p. (In Russ.).

Gumilev, L. N. (1994) Chernaia legenda: Druz'ia i nedrugi Velikoi stepi [The Black legend: Friends and foes of the Great Steppe]. Moscow, Ekopros Publ. 624 p. (In Russ.).

Dugin, A. G. (2004) Proekt "Evrazia" [The Eurasia Project]. Moscow, Eksmo Publ. ; Iauza Publ. 512 p. (In Russ.).

Dugin, A. G. (2006) Parallel'naia politologia Zhana Parvulesko [Parallel political science of Jean Parvulesco]. In: Parvulesco, J. Putin i Evraziiskaia imperiia [Putin and Eurasian empire]. St. Petersburg, Amfora Publ. Pp. 438-445. (In Russ.).

Evraziistvo: istoki, kontseptsiia, real'nost' [Eurasianism: origins, concept, reality] (2014) : On the 20th anniversary of the speech by N. A. Nazarbayev at Lomonosov Moscow State University, March 29, 1994 / ed. by M. S. Meier, V. A. Mikhailov and Zh. S. Syzdykova. Moscow, Pablis Publ. 744 p. (In Russ.).

Zhil'tsov, S. S. (2013) Postsovetskoe prostranstvo vyveli v prioritety [Post-Soviet space made a priority]. Nezavisimaia gazeta, March 4. [online] Available at: http://www.ng.ru/dipkurer/2013-03-04/15_post.html [archived in WebCite] (accessed 4.03.2013). (In Russ.).

Zhukova, O. G. (2014) Uchebniki istorii i sud'by narodov [History textbooks and fates of the peoples]. Nauchnye trudy Moskovskogo gumanitarnogo universiteta, no. 11, pp. 29-38. (In Russ.).

Kontseptsiia vneshnei politiki RF [The Concept of the Foreign Policy of the Russian Federation]. (2013) MID RF. Ofitsial'nyi sait [The Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation. Official website], February 18. [online] Available at: http://www.mid.ru/bdomp/ns-osndoc.nsf/e2f289bea 62097f9c325787a0034c255/c32577ca0017434944257b160051bf7f [archived in WebCite] (accessed 4.03.2013). (In Russ.).

Korolev, A. A. (2014) Stanovlenie i razvitie evraziiskikh idei [The emergence and development of Eurasianism's main concepts]. Znanie. Ponimanie. Umenie, no. 4, pp. 168-180. (In Russ.).

Kortunov, S. V. (2006) Evraziistvo: natsional'naia ideia ili khimera? [Eurasianism: national idea or a chimera?]. Zolotoi Lev, no. 77-78. [online] Available at: http://www.zlev.ru/77_130.htm [archived in WebCite] (accessed 4.01.2013). (In Russ.).

Krest'ianinov, V. (2012) Mozhno li pobedit' v novoi kholodnoi voine [Is it possible to win the new Cold War]. Argumenty nedeli, no. 49 (341), December 20. [online] Available at: http://argumenti.ru/ politics/n370/221223 [archived in WebCite] (accessed 20.12.2012). (In Russ.).

Chiesa, G. (2006) Voina imperii: Vostok — Zapad [War of empires: East — West]. Moscow, Eksmo Publ. 320 p. (In Russ.).

Lukashenko uveren, chto Rossiiu ne zamenit ni odna strana mira [Lukashenko is sure that Russia cannot be replaced by any country in the world]. (2014) RIA Novosti, December 30. [online] Available at: http://ria.ru/world/20141230/l040921832.html [archived in WebCite] (accessed 30.12.2014). (In Russ.).

Malashenko, A. V. (2013) Putin: grazhdanin prezident ili gospodin prezident? [Putin: citizen President or Mr. President?]. Nezavisimaia gazeta, March 19. [online] Available at: http://www.ng. ru/ng_politics/2013-03-19/14_window.html [archived in WebCite] (accessed 19.03.2013). (In Russ.).

Nazarbayev, N. A. (1991) Bez pravykh i levykh [Without the rightwingers and the left]. Moscow, Molodaia gvardiia. 254 p. (In Russ.).

Nazarbayev, N. A. (1992) Strategia stanovlenia i razvitiia Kazakhstana kak suverennogo gosu-darstva [The strategy of the formation and development of Kazakhstan as a sovereign state]. Alma-Ata, Dauir Publ. 56 p. (In Russ.).

Nazarbayev, N. A. (1994a) Evraziiskoe prostranstvo: integratsionnyi potentsial i ego realizatsiia [Eurasian space: the integration potential and its realization]. Alma-Ata, Kazakhstan Publ. 175 p. (In Russ.).

Nazarbayev, N. A. (1994b) Rynok i sotsial'no-ekonomicheskoe razvitie [The market and socioeconomic development]. Moscow, Ekonomika Publ. 495 p. (In Russ.).

Nazarbayev N. A. (1996a) Pyat' let nezavisimosti [Five years of independence.] Alma-Ata, Kazakhstan Publ. 624 p. (In Russ.).

Nazarbayev, N. A. (1996b) Strategiia resursosberezheniia i perekhod k rynku [The strategy of resource-saving and the transition to a market economy]. Alma-Ata, Kazakhstan Publ. 637 p. (In Russ.).

Nazarbayev, N. A. (1997) Kazakhstan-2030. Protsvetanie, bezopasnost' i uluchshenie blagosos-toianiia vsekh kazakhstantsev [Kazakhstan-2030. Prosperity, security and the welfare of all Ka-zakhstanis]. Alma-Ata, Kazakhstan Publ. 96 p. (In Russ.).

Okunev, I. Yu. (2013) Vneshniaia politika dlia bol'shinstva? Novoe izmerenie geopoliticheskogo koda Rossii [The foreign policy for the majority? A new dimension of Russia's geopolitical code]. Rossiia v global'noi politike, vol. 11, no. 2, pp. 40-48. (In Russ.).

Panasik, Yu. P. (2008) Instrumental'nyi podkhod. Mekhanizmy realizatsii interesov SShA na evra-ziiskom prostranstve [The instrumental approach. Mechanisms for implementing US interests in Eurasia]. Nezavisimaia gazeta, October 28. [online] Available at: http://www.ng.ru/stsenarii/2008-10-28/11_podhod.html [archived in WebCite] (accessed 28.10.2008). (In Russ.).

Panfilova, V., (2013) Astana shlet Moskve signal. Oppozitsiia Kazakhstana nastaivaet na vykhode strany iz Tamozhennogo soiuza [Astana sends a signal to Moscow. The Kazakh opposition insists on the withdrawal from the Customs Union]. Nezavisimaia gazeta, March 19. [online] Available at: http://www.ng.ru/cis/2013-03-19/6_astana.html [archived in WebCite] (accessed 19.03.2013). (In Russ.).

Panfilova, V. (2014a) Evraziiskii soiuz mozhet stat' mostom mezhdu Evropoi i Kitaem [The Eurasian Union can serve as a bridge between Europe and China]. Nezavisimaia gazeta, May 29. [online] Available at: http://www.ng.ru/cis/2014-05-29/1_soyuz.html [archived in WebCite] (accessed 29.05.2014). (In Russ.).

Panfilova, V. (2014b) Evraziiskomu soiuzu net al'ternativy [There is no alternative to the Eurasian Union]. Nezavisimaia gazeta, April 29. [Online] available at: http://www.ng.ru/cis/2014-04-29/6_nazarbaev.html [archived in WebCite] (accessed 29.04.2014). (In Russ.).

Panfilova ,V. (2014c) Soiuz trekh evraziitsev [The union of the three Eurasians]. Nezavisimaia gazeta, May 30. [online] Available at: http://www.ng.ru/cis/2014-05-30/2_soyuz.html [archived in WebCite] (accessed 30.05.2014). (In Russ.).

Parvulesko, J. (2006) Putin i Evraziyskaia imperia [Putin and the Eurasian empire] : a collection of articles / transl. from French by V. Karpets ; ed. by A. G. Dugin. St. Petersburg, Amfora Publ. 447 p. (In Russ.).

Po dannym VTsIOMa, 70% rossiian polozhitel'no otnositsia k sozdaniiu EAES [According to the All-Russian Public Opinion Research Center, 70% of Russians have a positive attitude towards the Establishment of the Eurasian Economic Union] (2014) Evraziiskii kommunikatsionnyi tsentr [Eurasian Communication Center]. July 3. [online] Available at: http://eurasiancenter.ru/newsecc/ 20140703/I003570636.html [archived in WebCite] (accessed 3.07.2014). (In Russ.).

Popadieva, T. (2013) Yuri Kofner — novyi Riurik? [Yuri Kofner — a new Rurik?]. Nasha molo-dezh', no. 2, pp. 22-23. (In Russ.).

Seifl, G. (2008) Russkaia ideiia nachala XX veka [Russian idea of the early 20th century]. Vestnik Rossiiskogo filosofskogo obshchestva, no. 1 (45), pp. 135-137. (In Russ.).

Florovskii, G. V. (1995) Evraziiskii soblazn [The Eurasian temptation]. Mir Rossii — Evrazia [World of Russia — Eurasia]. Moscow, Vysshaia shkola Publ. 399 p. Pp. 354-385. (In Russ.).

Королев Анатолий Акимович — доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры истории Московского гуманитарного университета, заслуженный деятель науки Российской Федерации. Адрес: 111395, Россия, г. Москва, ул. Юности, д. 5. Тел.: +7 (499) 374-55-81. Эл. адрес: anatoliy-korolev@rambler.ru

Korolev Anatoly Akimovich, Doctor of History, Professor, Department of History, Moscow University for the Humanities; Honoured Scientist of the Russian Federation. Postal address: 5 Yunosti St., Moscow, Russian Federation, 111395. Tel.: +7 (499) 374-55-81. E-mail: anatoliy-korolev@ramb-ler.ru