Научная статья на тему 'Эволюция образа Шао-гуна в древнекитайских письменных памятниках (VIII В. До Н. Э. - i В. Н. Э. )'

Эволюция образа Шао-гуна в древнекитайских письменных памятниках (VIII В. До Н. Э. - i В. Н. Э. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
326
84
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ШАО-ГУН (ЧЖАО-ГУН) / У-ВАН / ДИНАСТИЯ ЗАПАДНАЯ ЧЖОУ / SHAO-GONG / ZHAO-GONG / WU-WANG / WESTERN ZHOU

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Попова Галина Сергеевна

Данная статья посвящена исследованию и сопоставлению сведений, имеющихся в древнекитайских письменных памятниках VIII в. до н.э. I в. н.э., о личности и деяниях одного из активных соратников У-вана в процессе покорения Шан в конце XI в. до н.э.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Evolution of Shao-gong image in ancient Chinese texts (VIII cent. BC - I cent. AD)

This article deals with the research and comparison of the data mentioned in the ancient Chinese written texts of the VIII century BC I century AD on the identity and activities of Shao-gong the person who supported Wu-wang in conquering Shang in the end of XI century BC.

Текст научной работы на тему «Эволюция образа Шао-гуна в древнекитайских письменных памятниках (VIII В. До Н. Э. - i В. Н. Э. )»

ИСТОРИЯ И ИДЕОЛОГИЯ

Г.С. Попова*

Эволюция образа Шао-гуна в древнекитайских письменных памятниках (VIII в. до н.э. — I в. н.э.)

АННОТАЦИЯ: Данная статья посвящена исследованию и сопоставлению сведений, имеющихся в древнекитайских письменных памятниках VIII в. до н.э. — I в. н.э., о личности и деяниях одного из активных соратников У-вана в процессе покорения Шан в конце XI в. до н.э.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Шао-гун (Чжао-гун), У-ван, династия Западная Чжоу

Некоторые исторические деятели Древнего Китая, в существовании которых нет особых причин сомневаться, и чему, вероятно, в какой-то момент будут найдены археологические подтверждения, тем не менее на протяжении довольно длительного времени предстают в письменных памятниках не в свете своих реальных деяний, а как некие обобщённые образы, возникшие в результате суммирования различных упоминаний о них и их деятельности в источниках различных эпох. В основном это явление наблюдается в письменных памятниках исторического и философского содержания середины и второй половины I тыс. до н.э., несвободных от политических или иных культурных влияний.

Таких примеров в истории Китая довольно много, отчасти потому, что история пишется победителями (вследствие чего правитель проигравшей стороны всегда изображается в хрониках деспотом и тираном), а отчасти из-за необходимости переписывания истории и приписывания подвигов даже дружественного победителю лица

* Попова Галина Сергеевна, Отдел Китая ФГБУН Института Востоковедения РАН, Москва, Россия. E-mail: gmercurv@rambler.ru

© Попова Г. С., 2015

20

какому-либо другому человеку, что является в данный момент политически более выгодным. Именно это мы и можем наблюдать в описаниях начального периода династии Западная Чжоу (1027-771 гг. до н.э.). Помимо незаслуженно дискредитированного чжоусцами последнего правителя Шан Ди-синя, вина которого, собственно, состояла только в проигранном чжоусцам сражении в 1027 г. до н.э., история сохранила имя ещё одного лица, чьи заслуги были либо приписаны младшему брату У-вана (умер в 1025 г. до н.э.) Чжоу-гуну, либо сведения о таких заслугах в хрониках намеренно замалчивались.

Речь идет о Шао-гуне (или Чжао-гуне, — в текстах встречаются также два варианта написания его имени — £ или считается,

что он носил имя Ши Ш и фамилию Цзи Ш), принимавшем непосредственное участие в событиях конца XI в. до н.э. В данной статье мы ставим перед собой задачу рассмотреть дошедшие до нас сведения и проследить эволюцию образа Шао-гуна на протяжении I тыс. до н.э.

Как правило, в историографии не уделяется особого внимания личности Шао-гуна, всё ограничивается воспроизведением сведений из «Исторических записок» Сыма Цяня (Ши-цзи либо предположениями, выдвинутыми в ещё более поздних памятниках (Бо-ху-тун ЙЙЙ, Лунь-хэн 1йШ). Кроме того, неразделённое восприятие Шу-цзина («Канон записей») и Шу-сюй («Предисловия к записям») ведёт к искажённым цитатам из первого памятника [12]. Например, в «Истории китайской цивилизации», говоря о фрагменте одной из чжоуских глав Шу-цзина (4.13 Ло гао «Объявление [относительно] Ло[и]»), авторы книги поясняют этот текст посредством предисловия к данной главе, содержащей имя Шао-гуна. Поскольку имя Шао-гуна не упоминается в Шу-цзине ни разу, мы не можем утверждать, что текст Шу-цзина указывает на него. Тем не менее авторы данного труда, не отделяя тексты предисловий от глав Шу-цзина, утверждают, что фрагмент главы относится к Шао-гуну [19, с. 264]. Вслед за китайской историографией и российские историки не сомневаются в том, что присутствующий в главе 4.16 Цзюнь ши («Правитель Ши») человек по имени Ши является Шао-гуном, поскольку его имя было указано в предисловии к данной главе [6, с. 357]. Поэтому одной из задач данной статьи является поиск первичных сведений о Шао-гуне в древнекитайских памятниках и их интерпретация.

Основные источники

Сведения о Шао-гуне содержатся в нескольких письменных памятниках, созданных в различные периоды истории древнего Китая. Названия и описания памятников перечислены в приблизительной

21

хронологической последовательности с целью выявления изменений в содержании сведений, имевших место в процессе передачи.

1. Ши-цзин ^^ («Канон песен») — сборник поэтических текстов, состоящий из двух слоёв, время происхождения которых, по нашему мнению, может быть определено как конец Западного Чжоу — начало Чуньцю (VIII в. до н.э. — разделы Да-я «Великие оды» и Сун «Гимны») и Чунь-цю (770-454 гг. до н.э. — разделы Го-фэн «Нравы царств» и Сяо-я «Малые оды»)1.

2. Шу-сюй («Предисловия к записям») — набор кратких аннотаций к главам Шу-цзина («Канон записей»), время их создания определено нами как середина периода Чжань-го (IV в. до н.э.) [12].

3. И-чжоу-шу («Различные записи Чжоу») — сборник текстов в жанре шу («записи»), созданных в разные периоды существования государства Чжоу. Время его окончательного формирования — период Чжань-го (453-221 гг. до н.э.).

4. Го -юй Шип («Речи царств») — собрание записей речей представителей восьми царств периода Чжань-го (453-221 гг. до н.э.). Состоит из 21 главы, составлен в период с конца V в. до н.э. по конец IV в. до н.э. Излагаемый материал охватывает период с середины X в. до н.э. по середину V в. до н.э.

5. Седьмая глава Ле-цзы Щ^ — Ян чжу Ш^ — самостоятельное произведение, присоединённое к Ле-цзы на основе общности содержащихся в обоих произведениях идей, созданное, скорее всего, в ГУ-Ш вв. до н.э., учениками древнекитайского мыслителя Ян Чжу (440-360 или 414-334 гг. до н.э.) после его смерти [6, с. 212, 213].

6. Хуайнань-цзы («Философы из Хуайнани») — древнекитайское философское и научное произведение II в. до н.э. [8, с. 482].

7. Ши-цзи («Исторические записки») — сводный труд китайского историка Сыма Цяня, созданный на основании как дошедших до нас, так и утраченных письменных источников. Время его составления — рубеж II—I вв. до н.э.

8. Бо-ху-тун ЙЙ® («Отчёт [о дискуссии в Зале] Белого Тигра») — энциклопедическое сочинение, составленное историком Бань Гу (32-92) по повелению императора Чжан-ди (76-88) на основе материалов придворной дискуссии 79 г. н.э. об истолковании канонической литературы [8, с. 158].

1 В историографии достаточно прочно закреплено мнение о том, что корпус Ши-цзина в основном сформировался в Х-Ш вв. до н.э. [8, с. 624], либо XI-VП вв. до н.э. [6, с. 78]. В.М. Крюков выдвинул предположение, что самые ранние части этого памятника не могли быть созданы ранее VIII в. до н.э. [9, с. 322].

22

9. Лунь-хэн ШШ1 («Весы суждений») — трактат древнекитайского мыслителя, материалиста и просветителя Ван Чуна (ок. 27-104 г.), в котором затронут широкий спектр проблем философии, истории, литературы и естествознания. Время составления — 70-е гг. н.э. [2; 7, с. 253; 22, с. 309].

Необходимо особо отметить, что имя Шао-гуна не упоминается в таких памятниках как Чунь-цю Цзо-чжуань ЩШ'&Ш («Комментарий Цзо к Чунь-цю»), Мэн-цзы и Ли-цзи («Записи о ритуале»). В тексте Мо-цзы М^ имеется лишь единичное упоминание его имени. Подобная немногочисленность упоминаний свидетельствует о результативном изъятии сведений о нём из политической истории в период Западной Чжоу и начале Чунь-цю.

Этапы эволюции образа Шао-гуна

Процесс эволюции образа Шао-гуна в письменных памятниках I тыс. до н.э. можно подразделить на три этапа:

1. Сохранение памяти о его статусе и заслугах (Ши-цзин) — конец Западного Чжоу и начало Чуньцю;

2. Полное намеренное замалчивание факта его существования (Шу-цзин — «Канон записей») — УП-У1 вв. до н.э.;

3. Возвращения его имени в тексты исторического содержания с изменением его роли, статуса и времени жизни (Шу-сюй, И-чжоу-шу, Го-юй, Ши-цзи и др.).

Таким образом, данная статья посвящена проблеме сопоставления различных сведений о Шао-гуне с целью подробного описания его личности.

Рассмотрение источников

Доимперский период

Ши-цзин («Канон песен») — антология поэтических произведений различных царств, время окончательного формирования — период Чунь-цю.

Ши-цзин является наиболее ранним древнекитайским письменным памятником, содержащим сведения о Шао-гуне. Необходимо сразу сказать, что, будучи антологией поэтических произведений различных царств, отдельные песни данного памятника могли быть созданы под влиянием политической ситуации в этих царствах и, следовательно, этот фактор должен учитываться при анализе текстов.

В третьей части Ши-цзина — Да-я (^Ш «Великие оды») в двух песнях — «Ода шаоскому князю Ху» (седьмая песнь третьего раздела) [21, с. 361] и «Ода бесчестным советникам царя» (третья песнь третьего раздела) [21, с. 366-367] — имеются упоминания его имени. В первой из од говорится о предке главного персонажа шао гун као —

23

(«предок Шао-гун»), далее детализируется время его жизни: «[Когда] Вэнь[-ван] и У[-ван] получили [небесное] повеление, Шао-гун был [их] опорой» (вэнь у шоу мин, шао гун вэй хань — ^ШШ).

Во второй оде есть фрагмент, в котором сказано: «Некогда, [когда] прежние ваны получили [небесное] повеление, был такой как Шао-гун» (си сянь ван шоу мин, ю жу шао гун

Таким образом, на основании анализа имеющихся в Ши-цзине сведений можно сделать вывод о том, что Шао-гун был современником Вэнь-вана и У-вана (конец XI в. до н.э.), помогал им при создании государства Чжоу в качестве либо подчинённого, либо союзника.

Далее, названия двух первых разделов первой части Ши-цзина — Го-фэн («Нравы царств») могут также предоставить нам дополнительную информацию к размышлению. Данные разделы, в отличие от прочих, входящих в первую часть памятника, носят названия Чжоу-нань («[Песни царства] Чжоу и [земель] к югу [от него]») и Шао-нань («[Песни царства] Шао и [земель] к югу [от него]»). Остальные заголовки разделов построены по совершенно иной схеме: в них указывается название царства и добавляется слово фэн («нравы»). Несмотря на то, что поэтические произведения первой части, по всей вероятности, были созданы в период Чунь-цю, а не в период Западное Чжоу, на что неоднозначно указывает их лексический состав, вероятно, названия первых двух разделов отражают равное по статусу положение государств Чжоу и Шао. Поэтому не исключено, что Шао-гун являлся правителем союзного Чжоу государства Шао и именно в качестве союзника помогал У-вану. Разумеется, есть некоторая вероятность наличия родственных связей между правителями Шао и правителями Чжоу (согласно текстам Ши-цзи), однако в данный момент нельзя утверждать что-либо с уверенностью. Также мы не располагаем данными, которые могли бы подтвердить нашу версию относительно существования союзного Чжоу государства Шао.

В заключение рассмотрения Ши-цзина необходимо упомянуть эпизод, описанный в пятой песне раздела Шао-нань первой части памятника: «Память о добром правителе», где говорится о грушевом дереве (гань тан под которым отдыхал некий Шао-бо -ЙЙ.

Несмотря на упоминание об этом персонаже в разделе Шао-нань, мы не можем утверждать, что содержание этого стихотворения связано с Шао-гуном, однако в дальнейшем именно эти сведения были использованы Сыма Цянем при описании личности Шао-гуна в главе 34 Янь Шао-гун ши цзя («Наследственный дом яньского Шао-гуна»). Отрицать истинность мнения, высказанного Сыма Цянем, мы не можем, поскольку наличие титула титула бо не противоречит высокому социальному статусу называемого лица. В качестве аналогичного случая

24

можно вспомнить тот факт, что Вэнь-вана в письменных памятниках также называют Си-бо («Властитель Запада»), например, в Шу-цзине в главе 3.10 Си-бо кань Ли («Си-бо покоряет Ли»), где речь идёт о походе Вэнь-вана против царства Ли [18, с. 193].

Шу-цзин («Канон записей») — сборник текстов, затрагивающих отдельные моменты политической истории древнего Китая, создан в У11-У1 вв. до н.э.

Сведения, имеющиеся в Ши-цзине, свидетельствуют о высоком статусе Шао-гуна и его заслугах в ходе создания государства Чжоу. Однако в дальнейшем, в результате вмешательства чжоуских историографов в процесс формирования исторических представлений, имя Шао-гуна было официально изъято из изложения ранней запад-ночжоуской истории. Это происходит в период составления чжоу-ской части Шу-цзина («Канон записей») — приблизительно в VII в. до н.э. Составление данного сборника текстов, касающегося как за-падночжоуской, так и более ранней истории, было вызвано необходимостью укрепить авторитет и сакральную значимость чжоуского вана, а также стабилизировать внутриполитическую обстановку в условиях децентрализации власти и возникновения сильных удельных княжеств во главе с гегемонами-ба. По свидетельству Сыма Цяня, в 679 г. до н.э. «циский Хуань-гун впервые стал гегемоном среди князей» [13, с. 204]. Поскольку авторитету чжоуского вана в этот период угрожали представители его же собственного клана, в Шу-цзине большое развитие получила тема Чжоу-гуна — младшего брата У-вана, который не только не претендовал на его власть, но, напротив, поддерживал его наследника Чэн-вана, способствовал процветанию государства и являлся, по свидетельству Шу-цзина, идеальным сановником.

Напротив, в более раннем по времени (если не фиксации, то бытования) Ши-цзине подобные сведения о роли Чжоу-гуна в процессе государственного устройства после победы над Шан отсутствуют, единственное упоминание о нём можно найти в четвёртой песне «Посещение храма» [21, с. 387-390] в разделе «Гимны князей Лу» четвёртой части Сун, где он упоминается как дядя Чэн-вана [21, с. 388]. В данной песне говорится о намерении Чэн-вана (правил в 1024-1005 гг. до н.э.) пожаловать старшему сыну своего дяди (дальнейший текст указывает на Чжоу-гуна) царство Лу, однако ничего не сказано о заслугах самого Чжоу-гуна. По-видимому, тема Чжоу-гуна возникла именно в период создания чжоуских глав Шу-цзина, поскольку Чжоу-гун был наиболее подходящей для этого фигурой — он был близким родственником вана, а описание его поведения было призвано дать

25

пример другим родственным чжоускому вану удельным князьям. В итоге Шу-цзин не содержит никаких сведений о Шао-гуне, а Чжоу-гун является одним из основных действующих лиц довольно большого количества чжоуских глав (4.6 Цзинь тэн «Уговор, [записанный на] металлической пластине», 4.12 Чжао гао «Объявление о призыве [народа Шан в новую столицу]», 4.13 Ло гао «Объявление [относительно] Ло[и]», 4.15 У и «Не следует быть праздным», 4.16 Цзюнь ши «Правитель Ши», 4.19 Ли чжэн «Установление управления»).

Шу-сюй («Предисловия к записям») — краткие аннотации к главам Шу-цзина, созданные в период Чжань-го.

По-видимому, в течение нескольких веков после составления чжоуских глав Шу-цзина тема причастности Шао-гуна к событиям конца XI в. до н.э. больше не поднималась. Позднее, в период Чжань-го (453-221 гг. до н.э.), когда составлялись предисловия к главам Шу-цзина (Шу-сюй), историографы вновь обратили внимание на личность Шао-гуна, однако, вероятнее всего, точных сведений относительно его деяний у них не было, поэтому в дальнейшем он предстаёт в качестве соратника У-вана наряду с Чжоу-гуном. Создание предисловий, содержащих имя Шао-гуна, по-видимому, было попыткой восстановить историческую справедливость в отношении роли Шао-гуна в создании чжоуского государства. Возвращение имени Шао-гуна в описание событий раннезападночжоу-ского периода также могло быть вызвано отсутствием дальнейшей необходимости акцентировать всё внимание только на Чжоу-гуне.

В результате наличие имени Шао-гуна в составе предисловий к некоторым чжоуским главам подсознательно заставляет читателя искать принадлежащие ему реплики в текстах этих глав (главы 4.12 Чжао гао, 4.13 Ло гао, 4.16 Цзюнь ши, 4.22 Гу мин «Повеление [для чжухоу] заботиться [о Кан-ване]»), а также в названии главы 4.12 Чжао-гао — |р, которое можно перевести и как «Обращение к Шао» (если исходить из текста предисловия, в котором упоминается имя Шао-гуна) и как «Объявление о призыве [народа Шан в новую столицу]» (если исходить из содержания главы). Возможно, именно присутствие имени Шао-гуна в предисловиях заставило Сыма Цяня говорить о нём как об участнике гадания, описанного в главе 4.6 Цзинь тэн, текст которой был пересказан в Ши-цзи [14, с. 64, 65]. В главе 4.6 Цзинь тэн имеется фраза: «Два гуна сказали: „Мы хотим почтительно совершить гадание для вана на черепашьем панцире"» 0: ШЖМ^-Ш Ь), а у Сыма Цяня этот же фрагмент звучит как «Тай-гун и Чжао-гун решили благоговейно погадать» ЛШ Ь) [14, с. 64].

26

№ Предисловие Перевод

45 в, № о Чэн-ван [жил] в Фэн2, [затем] пожелал переселиться в Лои . Послал Шао-гуна прежде выбрать гаданием [место для] закладки [города Лои], [об этом была] составлена [запись (4.12)] «Объявление о призыве [народа Шан в новую столицу]».

46 К № о Шао-гун выбрал гаданием [место для] закладки [Лои], Чжоу-гун направился отстраивать Чэнчжоу4, пригласил [Чэн-вана] прибыть [в Чэнчжоу, чтобы] объявить [результаты] гадания [на панцире черепахи, об этом была] составлена [запись (4.13)] «Объявление [относительно] Ло[и]».

49 №, ш $ г м & ^о я&та, щ ШЙ» о Шао-гун был бао5, Чжоу-гун был ши[они оба] помогали Чэн-вану, находясь слева и справа [от него]. Шао-гун [был] недоволен7 [своим второстепенным положением по сравнению с Чжоу-гуном 8 , поэтому] Чжо9у-гун составил [запись (4.16)] «Правитель Ши» .

2 Фэн * — чжоуская столица, находилась в 25-30 км к югу от совр. г. Сиань в пров. Шэньси [13, с. 308, прим. 33].

3 Лои Ж в или Чэнчжоу — столица находилась в районе совр. Лояна в Хэнани, также называлась Восточной столицей Дунду Ж^Р [13, с. 320, прим. 113].

4 См. выше.

5 Должность бао Ы — «хранитель», по-видимому, состояла в воспитании наследника престола [13, с. 320, прим. 111].

6 Ши № — «наставник», данная должность упоминается в эпиграфике Западного Чжоу, например, в надписи на сосуде Да-кэ-дин периода правления Сюань-вана (827-781 гг. до н.э.) [4, с. 39].

7 В Ши-цзи сказано, что Шао-гун сомневался в намерениях Чжоу-гуна относительно Чэн-вана [14, с. 84].

8 В Ши-цзи сказано, что Чжоу-гун «управлял государством, поднявшись на трон правителя» [14, с. 84]. Возможно, Шао-гун был недоволен тем, что Чжоу-гун в этой ситуации стоял выше него.

9 В Ши-цзи автором этой главы является Шао-гун [14, с. 84].

27

52 « № ШШ М» о Чэн-ван установил порядок в Янь Ш, осуществил переселение его правителя в Пугу10. Чжоу-гун сообщил [об этом] Шао-гуну, [после чего была] составлена [запись] «[Чэн-ван] осуществил [переселение правителя Янь в] Пугу».

59 ШИ да , Ш 2 , № « Ш Ш о Чэн-ван [был] при смерти, повелел Шао-гуну и Би-гуну11 возглавить чжухоу и помогать Кан-вану . [Об этом была] составлена [запись (4.22)] «Повеление [для чжухоу] заботиться [о Кан-ване]».

Таким образом, в предисловиях отражены следующие сведения: Шао-гун занимал должность бао ^ — «хранителя»; вместе с Чжоу-гуном состоял советником при Чэн-ване; принимал участие в строительстве новой чжоуской столицы — Лои; после смерти Чэн-вана помогал править его сыну Кан-вану.

В итоге возвращение имени Шао-гуна в раннезападночжоускую историю произошло со смещением его роли, статуса и времени жизни. Согласно текстам предисловий, он был младше Чжоу-гуна (о смерти которого сказано в предисловии № 57), его статус был либо равен, либо чуть ниже статуса Чжоу-гуна. Что касается времени его жизни, то в предисловиях он представлен не как современник Вэнь-вана и У-вана (что ранее было зафиксировано в Ши-цзине), а как современник Чэн-вана и Кан-вана, поскольку его имя упоминается только в предисловиях к главам, относящимся к двум последним правителям. Таким образом, в данных текстах Шао-гун описывается как второстепенное лицо по отношению к Чжоу-гуну, о его заслугах в деле создания чжоуского государства историографы не вспоминают.

И-чжоу-шу («Различные записи Чжоу») — сборник текстов, окончательно сформированный в период Чжань-го.

Придерживаясь хронологического порядка, далее следует рассматривать тексты И-чжоу-шу, которые, по-видимому, в тех фрагментах, где фигурирует Шао-гун, являются более поздними по отношению к

10 Пугу ШМ (в Ши-цзи — Богу ШМ) находилось в уезде Босин пров. Шаньдун [13, с. 320, прим. 112].

11 Би-гун — помощник Кан-вана Ш2, состоявший в должности «наставника»-ши №. Как следует из текста главы, он принял на себя обязанности, до этого возложенные на «правителя Чэнь» (цзюнь Чэнь). Несмотря на наличие в предисловии имени Шао-гуна, в тексте главы ван обращается только к Би-гуну.

12 Кан-ван Ш2 правил в 1004-967 гг. до н.э.

28

Шу-сюй, поскольку в них упоминается имя Шао-гуна — Ши Ш, отсутствующее в предисловиях.

Происхождение имени Ши, возможно, ведёт своё начало от интерпретации одной из фраз Шу-цзина: в тексте главы 4.22 Гу мин («Повеление [для чжухоу] заботиться [о Кан-ване]»), в предисловии к которой упоминается имя Шао-гуна, имеется фраза чжао тай бао ши — ЖЫШ — «призвал тай-бао Ши», также имя Ши упоминается ранее в главе 4.16 Цзюнь Ши (содержание данной главы: наставление, данное Чжоу-гуном в управлении государством на исторических примерах, обращённое к некоему Ши, состоящему в должности бао Ы — «хранитель»). Если исходить только из содержания глав Шу-цзина, то эти сведения следует расценивать следующим образом: в период правления Чэн-вана в должности бао (или тай-бао) состоял некто по имени Ши. Однако вырвав из контекста приведённую фразу из главы 4.22 Гу мин, можно воспринять её как свидетельство того, что Шао-гун, чьё имя неоднократно упоминается в предисловиях (Шу-сюй), во-первых, состоял в должности тай-бао ЖЫ, а во-вторых, носил имя Ши Ш.

И-чжоу-шу предоставляет довольно обширную информацию относительно исследуемой личности. Имя и описание деяний Шао-гуна можно найти в главах 34 Хэ у цзе ^ВШШ ( «Рассуждение о примирении и понимании»), 36 Кэ инь цзе ^ШШ («Рассуждение о покорении Инь»), 48 Цзо ло цзе №ШШ («Рассуждение о создании [государства, на юге достигающего] Ло[шуй]13»).

Первое упоминание имени Шао-гуна мы находим в главе 34 Хэ у цзе, где сказано: ван най чу ту Шан, чжи юй Сянь-юань, чжао Шао-гун Ши, Би-гун Гао гЛЖНЙ, Ш&Ш —

«[У-]ван составил план [нападения] на Шан, дошёл до Сянь-юань, призвал Шао-гуна Ши и Би-гуна Гао...». Здесь необходимо обратить внимание на то, что Шао-гун фигурирует под именем Ши, а также на то, что здесь впервые используется другое написание иероглифа Шао — Ш вместо —. Этот случай является единственным в данном памятнике и не исключено, что использование другого знака для обозначения имени Шао-гуна призвано графически отделить его от предшествующего ему глагола чжао — — «звать, призывать». (В Го-юй, Ле-цзы и Лунь-хэн знак Ш используется вместо знака —, а в Бо-ху-тун — одновременно с ним). Далее, Шао-гун и Би-гун в этом фрагменте — современники У-вана, что вступает в противоречие со сведениями, приводимыми в Шу-сюй как в отношении

13 Возможно, в тексте И-чжоу-шу под этим названием фигурирует Ло-цзян ^^ — река в пров. Сычуань [3, № 1421].

29

Шао-гуна, так и в отношении Би-гуна, однако согласуется с текстами Ши-цзина.

Фрагмент главы 36 Кэ инь цзе, практически дословно процитированный впоследствии в Ши-цзи в главе Чжоу бэнь цзи («Основные записи [о деяниях дома] Чжоу»), приводит следующие сведения о Шао-гуне: в ходе жертвоприношения по случаю победы над Шан «Чжоу-гун с большой секирой и Шао-гун с малой секирой встали по бокам [У-]вана» (Чжоу-гун ба да юэ, Шао-гун ба сяо юэ, и лай ван

1^2); также «Шао-гун Ши помогал [расстелить] цветной шёлк» (Шао-гун Ши цзань цай -Н^ШМЖ). Затем У-ван «повелел Шао-гуну освободить из тюрьмы Цзи-цзы» (мин Шао-гун ши Цзи-цзы чжи цю ^—^^^^¿Н). Перечисленные сведения демонстрируют участие в описанных событиях Шао-гуна как военного соратника У-вана, следовательно, он находился в подчинённом положении по отношению к У-вану, а его статус соответствовал статусу Чжоу-гуна.

В главе 48 Цзо ло цзе повествуется о том, как Шао-гун и Чжоу-гун помогали Чэн-вану после смерти У-вана: «В 12-м месяце [У-ван] скончался в Хао[-цзин]14, был захоронен в Цичжоу, Чжоу-гун вступил в должность [регента], помог Сыну Неба [взойти на трон], ... Чжоу-гун и Шао-гун внутри [клана заставили] повиноваться дядьёв и старших братьев [Чэн-вана], вовне успокоили чжухоу» (най суй ши эр юэ бэн хао, сы юй Цичжоу, Чжоу-гун ли, сян тянь-цзы, ... Чжоу-гун, Шао-шун нэй ми фу сюн, вай фу чжухоу

М, ... М^Ч РШОТ, Итак,

в данном фрагменте описывается совместная деятельность Шао-гуна и Чжоу-гуна, направленная на упрочение власти Чэн-вана, что не противоречит сведениям, имеющимся в предисловиях.

Таким образом, в И-чжоу-шу мы наблюдаем дальнейшее развитие образа Шао-гуна, за которым уже закрепилось имя Ши и который описывается как соратник У-вана и сановник Чэн-вана наряду с Чжоу-гуном. При этом в тексте И-чжоу-шу Шао-гун фигурирует только в описании периода после завоевания Шан и начале правления Чэн-вана, когда он вместе с Чжоу-гуном помогал Чэн-вану. В отличие от текстов Шу-сюй, в И-чжоу-шу ничего не сказано о том, что он жил при Кан-ване. Что касается модели его описания, то фактически в этом памятнике образ Шао-гуна сливается с образом Чжоу-гуна, поскольку в половине случаев он делает то же, что и Чжоу-гун.

14 Хао-цзин — столица Западного Чжоу до 770 г. до н.э. на

территории совр. уезда Чанъань пров. Шэньси [3, № 6281].

30

Го-юй («Речи царств») — собрание речей представителей различных царств периода Чжань-го, составленное в конце V — конце IV в. до н.э.

Упоминание имени Шао-гуна в Го-юй можно найти в главе 10 «Речи владения Цзинь», где сказано, что «Вэнь-ван ... беседовал с Чжоу[-гуном], Шао[-гуном], Би[-гуном] и Жун[-гуном]» (Вэнь-ван ... чжун чжи и Чжоу, Шао, Би, Жун з£г... Ш ) [5, с. 185]. В данном фрагменте нас могут заинтересовать два параметра: Шао-гун был современником и соратником Вэнь-вана; для написания его имени использован иероглиф шао Ш, фигурирующий также в И-чжоу-шу и седьмой главе Ле-цзы. Таким образом, придерживаясь мнения о времени жизни Шао-гуна, изложенном в песнях Ши-цзина, авторы Го-юй одновременно использовали иероглиф шао, употреблённый в И-чжоу-шу, где Шао-гун представлен современником У-вана и Чэн-вана. Поэтому не исключено, что использование вариативного знака для обозначения имени Шао-гуна никак не связано с конкретной версией о времени его жизни, а может быть отнесено к категории разночтений.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Также в тексте Го-юй упоминается имя жившего в IX в. до н.э. Шао-гуна Ш^- одного из сановников Ли-вана (857-842 гг. до н.э.), внука Кан-гуна, правителя царства Шао Ш [5, с. 26, 308]. Подробности биографии этого Шао-гуна имеются в также «Исторических записках» Сыма Цяня — там его имя записывается как Шао-гун — Примечательно, что и в отношении этого лица в двух разных памятниках приведены два различных варианта написания его имени.

Седьмая глава Ле-цзы — Ян чжу — текст, записанный учениками древнекитайского мыслителя Ян Чжу в ^-Ш вв. до н.э.

В тексте седьмой главы Ле-цзы детализируются события после смерти У-вана: «Когда скончался У-ван, [его сын] Чэн-ван был юным и слабым, и Чжоу-гун временно управлял Поднебесной. Шао-гун был недоволен этим и повсюду распускал слухи, [порочащие Чжоу-гуна, так что последнему пришлось] прожить три года на востоке страны. [Затем Чжоу-гун] казнил своего старшего брата и изгнал младшего и только тогда избавил свою жизнь [от опасности]»

(йг^м, щ^аж^йоШ^та, иШэо

[6, с. 219].

Первое, что необходимо отметить в данном отрывке — имя Шао-гуна записывается знаком шао Ш, как в И-чжоу-шу и Го-юй. Второе, сведения, приведенные в Ле-цзы, частично совпадают с текстами Шу-сюй, частично — с текстами Шу-цзина. Например, в предисловии № 49 также указывается, что Шао-гун был чем-то недоволен («Шао-

31

гун был недоволен» Шао-гун бу юэ — однако не была на-

звана причина.

Что касается распространения порочащих Чжоу-гуна слухов, то в одной из глав Шу-цзина (4.6 Цзинь тэн) имеются сведения, что после смерти У-вана Гуань-шу15 и его младшие братья распространяли такие слухи («распространили слухи по стране» лю янь юй го ШН ^ Д), говоря, что «ГЧжоу-]гун не принесёт пользы старшему сыну [У-вана]». Таким образом, авторы данного фрагмента Ле-цзы посредством искажений при цитировании Шу-цзина приписали Шао-гуну поступки других людей. К тому же, если анализировать предложенную авторами Ле-цзы фразу, то в итоге неясно, кем были тот старший и младший братья, которых Чжоу-гун казнил и сослал, а единственным уже упомянутым человеком оказывается Шао-гун. Возможно, на основании этого в более позднем памятнике (Лунь-хэн) сказано, что Шао-гун был старшим братом Чжоу-гуна; а авторы Бо-ху-тун посчитали его сыном Вэнь-вана.

Далее, в Шу-цзине сказано: «Чжоу-гун пребывал на востоке [в течение] двух лет, пока преступники не были схвачены» (Чжоу-гун цзюй дун эр нянь, цзэ цзуй жэнь сы дэ МОШАЖШ).

Эти сведения также схожи с тем, что сказано в Ле-цзы, за исключением небольшого разночтения в виде замены «двух лет» на «три года».

Таким образом, в тексте Ле-цзы мы наблюдаем желание авторов данного фрагмента доказать наличие острых разногласий между Шао-гуном и Чжоу-гуном посредством искажения текста Шу-цзина и приписывания Шао-гуну действий других людей. Это может свидетельствовать о сохранении представлений о борьбе между двумя придворными группировками после смерти У-вана. Также данные искажения информации могли привести к выводам о том, что Шао-гун являлся старшим братом Чжоу-гуна, имеющимся в более поздних памятниках.

Имперский период

Хуайнань-цзы («Философы из Хуайнани») — философское и научное сочинение II в. до н.э.

Всего имеются два случая упоминания имени Шао-гуна — в главах 10 «Клубок суждений» и 13 «Общие суждения». Вариант написания имени Шао-гуна в Хуайнань-цзы — упоминается также другое его имя, известное нам по И-чжоу-шу — Шао-гун Ши — ^Ш.

15 Третий сын Вэнь-вана, старший брат Чжоу-гуна, младший брат У-вана [18, с. 256].

32

Описание действий Шао-гуна в главе 10 представляет его идеальным правителем древности, однако едва ли эта информация соответствует исторической действительности. Наиболее важным, на наш взгляд, является упоминание в главе 13 о том, что Шао-гун был современником и помощником Вэнь-вана, что указывает на доверие авторов Хуайнань-цзы текстам Ши-цзина.

Наряду с Шао-гуном в главе 13 упоминается некий Люй-ван й М, чего мы не наблюдаем в более ранних источниках (его происхождение и деятельность описываются в Ши-цзи в главе 32 Ци Тай-гун ши цзя «Наследственный дом циского Тай-гуна», также его имя упоминается в главе 33 Лу Чжоу-гун ши цзя «Наследственный дом луского Чжоу-гуна»). Таким образом, несмотря на наличие таких текстов как Шу-сюй и И-чжоу-шу к моменту создания Хуайнань-цзы, в нём мы можем видеть сохранение связи со сведениями, имеющимися в Ши-цзине, поскольку данный отрывок характеризует Шао-гуна как одного из подчинённых Вэнь-вана.

Глава10 «Клубок суждений» в#, а мжй, што Шао-гун во время работ по сбору шелковичного червя и пахоты открывал тюрьмы, выпускал затворников, понуждая народ возвратиться к своим занятиям, исполнить службу.

Глава 13 «Общие суждения» Вэнь-ван использовал двоих — Люй Вана и Шао-гуна Ши, и был ваном.

Ши-цзи («Исторические записки») — историческое сочинение Сыма Цяня, составленное на рубеже 11-1 вв. до н.э.

Следующий рассматриваемый нами памятник — Ши-цзи — интересен тем, что объединяет большинство более ранних сведений о Шао-гуне: соратничество с У-ваном в процессе завоевания Шан (И-чжоу-шу); помощь Кан-вану после смерти Чэн-вана (Шу-сюй); даже грушевое дерево, под которым отдыхал некий Шао-бо (Ши-цзин), было описано Сыма Цянем как место, где Шао-гун вершил дела управления. Однако, возможно, вследствие несоответствия текстам других памятников, Сыма Цянь обошёл стороной упоминание имени Шао-гуна в двух одах третьего раздела Ши-цзина, где он описан как человек, поддерживавший Вэнь-вана и У-вана. Также имеются случаи незначительного искажения информации более ранних памятников.

Основная часть сведений, имеющихся в Ши-цзи, не противоречит содержанию предшествующих памятников, также имеется дополнительная информация, источник которой в настоящий момент

33

нам неизвестен. Описание деяний и времени жизни Шао-гуна можно встретить в главах 4. Чжоу бэнь цзи («Основные записи [о деяниях дома] Чжоу»), 33. Лу Чжоу-гун ши цзя («Наследственный дом луского Чжоу-гуна»), 34. Янь Шао-гун ши цзя («Наследственный дом яньского Шао-гуна»).

Для обозначения имени Шао-гуна в Ши-цзи было использовано сочетание — Л, а также Шао-гун Ши 0 ЛШ.

Приведём все имеющиеся в Ши-цзи сведения о Шао-гуне.

Глава 4. Чжоу бэнь цзи («Основные записи [о деяниях дома] Чжоу »)

Текст Перевод Источник аналогичных сведений

Щ ЛЖ-Шо У-ван, заняв престол, сделал Тай-гуна по имени Ван наставником, Чжоу-гуна по имени Дань — помощником.

-л, Чжао-гун, Би-гун и другие [тоже] помогали вану. [Они] подражали в делах Вэнь-вану и совершенствовали [управление].

шлшш [У-ван] пожаловал Чжао-гуну Ши владение в Янь -

Чэн-ван ... послал Чжао-гуна возобновить строительство города Лои Шу-сюй

-ЛЗД, Щ [Чэн-ван назначил] Чжао-гуна на должность воспитателя, а Чжоу-гуна — на должность наставника Шу-сюй

№ М £ 2 # , Ъ ^ 0 л, ал^м Незадолго до смерти Чэн-ван, опасаясь, что его наследник Чжао не удержит власть, повелел Чжао-гуну и Би-гуну, встав во главе чжухоу, оказать помощь наследнику и возвести его на престол. Шу-сюй

В главе 4 в основном процитированы сообщения Шу-сюй, касающиеся должности Шао-гуна, его участия в строительстве Лои, а также помощь Кан-вану после смерти Чэн-вана. Этот набор сведений аналогичен описанному в текстах Шу-сюй. Информация о том, что У-ван пожаловал Шао-гуну владение в Янь, упоминается впервые и её источник в настоящий момент неизвестен.

Необходимо обратить особое внимание на то, что Шао-гун в главе 4 не является одним из двух наиболее приближённых У-вану лиц:

34

в тот момент это были Чжоу-гун и Тай-гун Ван16. Схема описания занимаемых ими должностей («Тай-гун Ван был ши, Чжоу-гун Дань был фу» Ж^М^Й, ^^Ж^М) аналогична фразе «Шао-гун был бао, Чжоу-гун был ши» (-Й ^^^Й, эта фраза, явля-

ется дословной цитатой предисловия № 49). Шао-гун после воцарения У-вана упоминается только как его помощник, он занял должность бао только при следующем правителе Чэн-ване, таким образом, текст главы 4 вступает в противоречие с содержанием главы 33, где сказано, что после победы над Шан рядом с У-ваном были Чжоу-гун и Шао-гун (см. ниже). Косвенно это указывает на подчёркиваемую таким образом разницу в возрасте между Шао-гуном и Чжоу-гуном, что описывается в Шу-сюй.

Глава 33. Лу Чжоу-гун ши цзя («Наследственный дом луского Чжоу-гуна»)

Текст Перевод Источник аналогичных сведений

В1Ш, ^ЙЖ М, Я&ЙФМ, Когда Чжоу[-синь] был убит, Чжоу-гун с большой секирой и Чжао-гун с малой секирой встали по бокам У-вана. И-чжоу-шу

Ш ... Ж Ь У-ван заболел ... и тогда Тай-гун и Чжао-гун решили благоговейно погадать.

Первая фраза, в которой упоминается имя Шао-гуна в главе 33, является практически дословно приведённой цитатой из главы 36 Кэ инь цзе (И-чжоу-шу).

Обстоятельства произнесения фразы относительно участия Шао-гуна в гадании по случаю болезни У-вана связывают его имя с главой Шу-цзина 4.6 Цзинь тэн, где есть сходные слова, произнесённые двумя гунами, имена которых не указываются (глава 4.6 Цзинь тэн: «Два гуна сказали: «Мы хотим почтительно совершить гадание для вана на черепашьем панцире»» Ь). Это

подталкивает читателя к предположению, что Шао-гун являлся одним из действующих лиц эпизода, о котором говорится в главе Шу-цзина. Возможно, создание этой фразы — результат умозаключений самого Сыма Цяня, сделанный на основании сопоставления сведений, имеющихся в И-чжоу-шу, о том, что Шао-гун помогал У-вану, а также содержания соответствующей главы Шу-цзина.

16 Тай-гун Ван Ж^М, он же Люй-шан й ^ — наставник У-вана, основоположник дома Ци [14, с. 239, прим. 6].

35

Глава 34. Янь Шао-гун ши цзя («Наследственный дом яньского Шао-гуна»)

Текст Перевод Источник аналогичных сведений

й, йЖКо £ Й М, й-Я^ Шао-гун Ши был из одного рода с [основателем дома] Чжоу и носил родовую фамилию Цзи. Чжоуский У-ван, разгромив [иньского правителя] Чжоу, пожаловал Шао-гуну земли в Северной Янь17.

Во времена Чэн-вана Шао-гун был одним из трёх гунов И-чжоу-шу

ЙК^Ш, Я Шао-гун управлял землями к западу от Шэнь, а Чжоу-гун управлял землями к востоку от Шэнь .

Так как Чэн-ван был юн, временное управление взял на себя Чжоу-гун; он управлял государством, поднявшись на трон правителя. Шао-гун, сомневаясь в намерениях [Чжоу-гуна], составил «Правитель Ши»; в этом сочинении [он выразил] своё неудовольствие Чжоу-гуном. Шу-сюй

17 Северная Янь — земли к северо-востоку от г. Пекина [14, с. 247, прим. 2].

18 Шэнь ^ — местность на территории совр. пров. Хэнань, юго-восточнее г. Лояна, на южном берегу р. Хуанхэ [14, с. 247, прим. 3].

36

т&ят гш ш

Ж^Ж; ЙЖ ЕЖ,

ж Й

ш^ш, иш

^ЖМ; ЙЙ

тш, им^

Ш О

Тогда Чжоу-гун заявил: «Во времена [Чэн-1 тана имелся И Инь , который приблизился к [пониманию воли] державного Неба; во времена императора Тай-у21 были такие, как И Чжи22 и Чэнь-ху23, которые приблизились [к пониманию воли] Верховного владыки, У Сянь24, который управлял делами дома вана; во времена императора Цзу-и25 у него был такой [помощник],

ЛТ- 26

как У-сянь ; во времена императора У-дина27 у него был такой [помощник], как Гань Бань28. Если оценить успехи всех этих людей, [то видно, что они] обеспечили порядок в управлении [династии] Инь». Шао-гун был этим удовлетворён._

19 Чэн-тан — легендарный шанский правитель. Его имя упоминается в гадательных надписях периода Шан в качестве объекта поклонения [13, с. 282, прим. 12; 10, с. 43].

20 И-инь — помощник Чэн-тана. Его имя встречается в шанских гадательных надписях наряду с именами почитаемых шанских правителей в качестве объекта поклонения [13, с. 284, прим. 19; 10, с. 29-30].

21 Тай-у — 10-й правитель Шан по списку шанских правителей Сыма Цяня.

22 И-чжи — советник Тай-у. В Губэнь чжушу цзинянь есть информация о том, что И-чжи был сыном И-иня [1, с. 109].

23 Чэнь-ху ЕЖ — советник Тай-у.

24 Возможны два варианта прочтения этого имени: «священнослужитель Сянь» и У-сянь (ЖЙ). Имя Сянь Й встречается в шанских гадательных надписях [13, с. 290, прим. 65].

25 Цзу-и — 14-й правитель Шан по списку шанских правителей Сыма Цяня.

26 У-сянь Ж М — советник шанского правителя Цзу-и. Его имя указывает на то, что он был священнослужителем.

27 У-дин — 23-й правитель Шан по списку шанских правителей Сыма Цяня.

28 Гань-бань ^М (в Шу-цзине Гань-пань ^Й) — советник шанского правителя У-дина.

37

Я & Ж 4 Ш а, «Ш, & # Й * £ т, ё ш ш м ^ А & # £ № , Л £ щ #о Шао-гун объезжал свои селения и города; у него было грушевое дерево, и под ним он выслушивал тяжбы и вёл дела управления; все, начиная с князей хоу и бо и кончая простолюдинами шужэнь, знали своё место, и не было таких, кто бы пренебрегал своими обязанностями.

А ® Я & £ Й, 1$ ^ Ш * Й ^ , Щ ^ £, После смерти Шао-гуна народ вспоминал о его управлении, берёг это грушевое дерево, и [никто| не смел его срубить; всё это было воспето в песнях, и составлен «Стих о грушевом дереве». Ши-цзин, часть Го-фэн, раздел Шао-нань, песнь «Память о добром правителе».

В главе 34 Сыма Цянь не только детализирует местонахождение удела, пожалованного Шао-гуну (упоминание об этом есть в главе 4), но также говорит о разграничении областей подчинения Чжоу-гуна и Шао-гуна на восточные и западные от Шэнь, что может свидетельствовать об их равном статусе. Источник сведений о разграничении пожалованных земель на запад и восток от Шэнь в данный момент неизвестен.

Идентификация Шао-гуна как одного из трёх гунов при У-ване, скорее всего, является выводом Сыма Цяня из сопоставления сведений Шу-цзина и И-чжоу-шу.

Искажение сведений из Шу-сюй по поводу авторства главы Шу-цзина является не единственным случаем изменения цитируемой фразы в Ши-цзи. Такая же судьба постигла фразу из главы 36 И-чжоу-шу: «Чжоу-гун с большой секирой и Шао-гун с малой секирой встали по бокам [У-|вана» Ш&ЙАМ, Я&ЙШ, которая была процитирована Сыма Цянем с изменением имени Шао-гуна на имя Би-гуна («Чжоу-гун Дань с большой секирой и Би-гун с малой секирой встали по бокам У-вана»

Последний эпизод, характеризующий деятельность Шао-гуна в роли идеального правителя подвластной ему территории, основан на одной из песен Ши-цзина (раздел Шао-нань части Го-фэн песнь «Память о добром правителе»), где говорится о некоем Шао-бо, которого Сыма Цянь отождествляет с Шао-гуном. Подтвердить или опровергнуть утверждение Сыма Цяня в данный момент невозможно. Сведения о Шао-гуне, содержащиеся в третьей части Ши-цзина (Да-я), Сыма Цянь не упоминает.

38

***

Суммируя сведения о Шао-гуне, приведённые Сыма Цянем, можно сказать, что механическое совмещение сведений из Шу-сюй и И-чжоу-шу привело к неправдоподобному удлинению срока активной деятельности Шао-гуна. По версии, изложенной в Ши-цзи, он состоял помощником сразу трёх западночжоуских ванов — У-вана, Чэн-вана и Кан-вана, что едва ли было возможно. В итоге сведения, приведённые по этому поводу в Ши-цзи, вступают в противоречие, чего мы не наблюдаем в других памятниках, где он либо современник Вэнь-вана и У-вана (Ши-цзин), либо современник У-вана и Чэн-вана (И-чжоу-шу), либо современник Чэн-вана и Кан-вана (Шу-сюй).

Сыма Цянем были перечислены уже имевшиеся в историографии данные о Шао-гуне, однако он добавил его образу некоторые новые черты, которые могли присутствовать в утраченных памятниках, а также могли быть результатом умозаключений автора: родственные отношения с чжоускими ванами, пожалование ему территории царства Янь; черты идеального правителя; принадлежность к трём гунам. Часть сведений из И-чжоу-шу Сыма Цянем дана с искажениями. Примечательно также неиспользование Сыма Цянем сведений о Шао-гуне, имеющихся в Ши-цзине в разделе Да-я.

Последние рассматриваемые нами памятники относятся к I в. н.э. — это трактат Лунь-хэн и энциклопедическое сочинение Бо-ху-тун.

Бо-ху-тун («Отчёт [о дискуссии в зале1 Белого Тигра») — энциклопедическое сочинение, составленное Бань Гу в конце I в. н.э.

В текстах Бо-ху-тун мы наблюдаем намерение авторов обратиться к Ши-цзину как к первоисточнику сведений о Шао-гуне. В нём приводятся цитаты из песен «Память о добром правителе» (часть Го-фэн, раздел Шао-нань), «Ода шаоскому князю Ху» части Да-я. Примечательно, что фраза из «Песни о добром правителе», в которой присутствует имя Шао-бо, приводится дважды (главы 3 и 5), причём в обоих случаях варианты написания имени Шао разные: 3 и Из этого следует, что двойное обозначение имени этого человека, а также его идентификация как Шао-гуна, закрепились в историографии настолько прочно, что разночтения допускаются даже при цитировании песен Ши-цзина, содержащих это имя.

Цитата из Ши-цзина в Бо-ху-тун

глава 3 Фэн гун хоу «Пожалование земель гунам и хоу» ^О

глава 5 Фэн чань МШ «Жертвоприношение Небу и Земле» ите , ЗДМ, ЯШ ^О

39

Далее, в главе 6 Ван чжэ бу чэнь приводится цитата из

«Оды шаоскому князю Ху»: «В песнях сказано: „[Когда] Вэнь[-ван] и У[-ван] получили [небесное1 повеление, Шао-гун был [их1 опорой"» (ши юнь: вэнь у шоу мин, шао гун вэй хань ((^)) 3

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

^ЖШо ). После приведённой цитаты следует фраза: Шао-гун Вэнь-ван цзы е 3 Ш («Шао-гун был сыном Вэнь-вана»), которая

может свидетельствовать о том, что авторы текста не просто знают о родственных связях Шао-гуна с чжоускими ванами (как об этом сказано в Ши-цзи), но также делают вывод о том, что он был сыном Вэнь-вана, что никак не связано с приведённым выше фрагментом Ши-цзина. Возможно, поводом для подобного вывода стал параллелизм описаний действий Шао-гуна и Чжоу-гуна в И-чжоу-шу и Ши-цзи, а также искажённая цитата из Шу-цзина в Ле-цзы (см. выше).

Кроме того, в главе 3 авторы в качестве фрагмента Чунь-цю Гун-ян чжуань («Комментарий Гунъяна к Чунь-цю»29) приводят

следующую фразу:

(«Чжоу-гун управлял землями к востоку от Шэнь, Шао-гун управлял землями к западу от Шэнь). В указанном памятнике данная фраза отсутствует, однако её аналог имеется в «Исторических записках» Сыма Цяня. В Ши-цзи (глава 34) эта фраза выглядит так: ЁК^®, 3 ^^^; ЁК ^ ^^^ («Шао-гун управлял землями к западу

от Шэнь, а Чжоу-гун управлял землями к востоку от Шэнь»). В процитированном авторами Бо-ху-тун фрагменте Ши-цзи мы можем наблюдать вариативное написание имени Шао-гуна, перестановку фраз местами, а также другие незначительные иероглифические искажения.

Таким образом, попытке авторов Бо-ху-тун вернуться к первоисточнику сведений о Шао-гуне мешает наличие более позднего текста Ши-цзи.

Лунь-хэн («Весы суждений») — трактат Ван Чуна, составлен в 70-е гг. н.э.

В тексте Лунь-хэн в главе Ци-шоу («Жизненные силы и долголетие») имеются следующие сведения, которые, в основном, не противоречат более ранним памятникам:

29 Чунь-цю Гун-ян чжуань («Комментарий Гунъяна к Чунь-цю») — одна из канонических книг конфуцианства, комментарий к летописи Чунь-цю. Текст памятника приписывается учёному V в. до н.э. Гунъян Гао — ученику Цзы Ся, который был учеником Конфуция. По традиционной версии, принятой каноноведами эпохи Тан (VII — нач. X в.), Гун-ян чжуань передавалась изустно в пяти поколениях, пока не была записана во II в. до н.э. Гунъян Шоу и Хуму-шэном [8, с. 214].

40

Текст Перевод Памятники, содержащие аналогичные сведения

Шао-гун был старшим братом Чжоу-гуна -

[Шао-гун жил1 вплоть до времени Кан-вана Шу-сюй

Возвысившись, стал тай-бао И-чжоу-шу

Прожил более 100 лет -

Необходимо сразу пояснить, что приводимые сведения о Шао-гуне даны автором в качестве одного из имеющихся в историографии примеров неправдоподобно длинной жизни многих деятелей истории древнего Китая. Вследствие этого мы не должны воспринимать упомянутые сведения о Шао-гуне в качестве точки зрения автора трактата. Вероятнее всего, эти сведения являются отражением некоего краткого набора представлений о личности Шао-гуна в период создания данного текста. В конце той же главы Шао-гун упоминается наряду с Лао-цзы, шанским Гао-цзуном (У-дин) и чжоуским Му-ваном: «Лао-цзы прожил больше 200 лет, Шао-гун Гпрожил1 180 Глет1. Гао-цзун правил государством 100 лет. чжоу-ский Му-ван правил государством 100 лет» Ш^Ш

А+о мтШШ^,

Часть упомянутых автором сведений, таких как должность тай-бао или то, что Шао-гун жил до времени правления Кан-вана, можно найти в уже рассмотренных нами памятниках. Утверждение относительно столь долгого срока жизни Шао-гуна в контексте данной главы, скорее всего, является следствием мифологизации личности Шао-гуна наряду с другими знаменитыми правителями и сановниками, а не результатом сопоставления противоречащих друг другу сведений о времени его жизни в различных памятниках.

В итоге наиболее спорным моментом в этом наборе сведений является утверждение о том, что Шао-гун был старшим братом Чжоу-гуна. Как уже указывалось, это могло иметь место вследствие неправильно процитированной фразы из Шу-цзина в Ле-цзы (см. выше). Однако, даже в отрыве от этой гипотезы, эта информация никак не сочетается со сведениями из других источников. Если взять за основу, например, содержание Шу-сюй, где сказано, что Чжоу-гун умер раньше Шао-гуна, при этом будучи явно выше его по статусу, то становится очевидно, что Шао-гун никак не мог быть его старшим братом.

41

Заключение

Подводя итог исследованию образа Шао-гуна в древнекитайских письменных памятниках, можно сказать, что практически все сведения о его жизни и деятельности, которые имеются в нашем распоряжении, относятся к гораздо более позднему периоду — т.е. к периоду Чжань-го, нежели первые упоминания о нём в Ши-цзине, который в настоящее время является наиболее ранним источником, содержащим его имя. В доханьских памятниках представлен целый спектр сведений о Шао-гуне, как правило, противоречащих друг другу.

Причины этих противоречий, скорее всего, кроются в отсутствии достоверных сведений у историографов. Возможно, в период после завоевания Шан имела место ожесточённая придворная борьба между представителями двух группировок чжоуской знати — Шао-гуна и Чжоу-гуна. Последствием этой борьбы могло быть полное избегание упоминаний о Шао-гуне в письменных памятниках в течение некоторого времени.

О возможном противостоянии свидетельствует наличие в текстах о Шао-гуне фраз «Шао-гун был недоволен», имеющихся в Шу-сюй, Ле-цзы и Ши-цзи, причём авторами Ле-цзы сделана попытка акцентировать внимание на наличии острых противоречий между Шао-гуном и Чжоу-гуном, хотя бы и посредством приведения искажённой цитаты из Шу-цзина. Также об этом может свидетельствовать наличие упоминаний о Шао-гуне в песнях Ши-цзина при практически полном отсутствии темы Чжоу-гуна, и одновременно отсутствие имени Шао-гуна в Шу-цзине при активном развитии образа Чжоу-гуна. Таким образом, Ши-цзин, будучи антологией поэтических произведений различных царств, сохранил упоминание о заслугах Шао-гуна, а Шу-цзин, будучи произведением, направленным на усиление сакральной власти правящего дома чжоуских ванов, мог развивать только тему Чжоу-гуна в силу принадлежности последнего к правящему клану. Следы подобного противостояния могут указывать либо на отсутствие родственных связей Шао-гуна с чжоускими ванами, либо на наличие дальних родственных связей, но едва ли настолько близких, чтобы поверить тем авторам, которые говорят о нём как о сыне Вэнь-вана. Таким образом, упомянутое Сыма Цянем родство Шао-гуна с чжоускими ванами ещё предстоит подтвердить или опровергнуть. Следует помнить, что сведения о генеалогии правителей, имеющиеся в Ши-цзи, хоть и достаточно надёжны, однако упоминание о родстве Шао-гуна и чжоуских ванов встречается нам впервые в памятнике, созданном на рубеже II—I вв. до н.э.

42

Далее, пожалование Шао-гуну и Чжоу-гуну территорий к западу и востоку от Шэнь, указанное Сыма Цянем, могут свидетельствовать об их равном статусе при У-ване. На это же могут указывать названия двух первых разделов первой части Ши-цзина: Чжоу-нань («[Песни царства] Чжоу и [земель] к югу [от него]») и Шао-нань («[Песни царства] Шао и [земель] к югу [от него]»).

Расхождения относительно описания личности, деятельности и времени жизни Шао-гуна, возможно, являются попыткой историографов примирить представителей враждующих группировок путём изменения времени их жизни. Например, версия, представленная в Шу-сюй, делает Чжоу-гуна активным деятелем на протяжении жизни У-вана и Чэн-вана, а Шао-гуна — помощником Чэн-вана и Кан-вана, т.е. он представлен как более младший по возрасту относительно Чжоу-гуна и переживший его.

Как показывает рассмотрение источников, за период Чжань-го образу Шао-гуна были добавлены некоторые новые детали: например, имя Ши, второй вариант написания иероглифа шао в его имени. По-видимому, эти детали не оказали серьёзного влияния на формирование его образа. В отличие от них, упоминание Сыма Цяня о принадлежности Шао-гуна к клану Цзи, по-видимому, заслуживает гораздо большего внимания.

Что касается времени жизни Шао-гуна, то наибольшее доверие вызывают сведения, имеющиеся в Ши-цзине о том, что он был современником Вэнь-вана и У-вана. Несмотря на наличие в историографии других версий, имеющихся, например, в Шу-сюй и И-чжоу-шу, представление о том, что Шао-гун был современником Вэнь-вана, присутствует в некоторых древнекитайских памятниках — Го-юй, Хуайнань-цзы, Бо-ху-тун.

Сведения, имеющиеся в некоторых памятниках относительно того, что Шао-гун состоял в должности бао-«хранитель» могут быть как истиной, так и результатом эволюции его образа в более позднее время.

Примечательно, что Сыма Цянь, систематизируя имевшуюся в его распоряжении информацию, посчитал более приоритетными сведения таких памятников как Шу-сюй, И-чжоу-шу и других, не дошедших до нас, источников, пренебрегая одами Ши-цзина, не вписывавшимися в выбранную им концепцию описания Шао-гуна. Что касается более поздних авторов, то они, пытаясь обратиться к первоисточнику сведений о Шао-гуне (Ши-цзин) и сочетая его с более поздними памятниками, выбирали отрывочные сведения и пытались делать самостоятельные, иногда курьёзные, выводы.

43

Таким образом, мы можем наблюдать, как краткие упоминания об историческом деятеле, имя которого историографы намеренно не упоминали в летописях, зафиксированные в одном из наиболее древних канонических текстов, в итоге приводят к формированию определённого образа, черты которого в дальнейшем продолжают детализировать более поздние авторы.

Литература

1. Бамбуковые анналы: древний текст (Гу бэнь чжу шу цзи нянь) / изд. текста, пер. с кит., вступ. ст., комм. и прилож. М.Ю. Ульянова при участии Д.В. Деопика и А.И. Таркиной. М., 2005.

2. Барабошкин К.Е. Ван Чун о литературе // 45-я научная конференция «Общество и государство в Китае». М., 2015. Часть 1. С. 600-608.

3. Большой китайско-русский словарь. Под ред. И.М. Ошанина. М., 1983.

4. Го Мо-жо. Бронзовый век. М., 1959.

5. Го юй (Речи царств). Пер. с кит., вступление и прим. В.С. Таскина. М., 1987.

6. Древнекитайская философия. Собрание текстов в двух томах. Т. 1. М., 1972.

7. Древнекитайская философия. Эпоха Хань. М., 1990.

8. Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. Т. 1. Философия / ред.

М.Л. Титаренко, А.И. Кобзев, А.Е. Лукьянов. М., 2006.

9. Крюков В.М. Текст и ритуал. М., 2000.

10. Кучера С. Древнекитайские тексты: цзягувэнь и Шан шу — зерцало истории и культов Китая эпохи Шан-Инь. Часть 2 // Восток (Oriens). М., 2004, № 2.

11. Лу-цзы чжу // Чжуцзы цзичэн. Т. 3. Пекин, 1956.

12. Попова Г. С. Исследование, перевод и комментарий «Предисловий к записям» (Шу-сюй) // 45-я научная конференция «Общество и государство в Китае». М., 2015. Часть 1. С. 565-601.

13. Сыма Цянь. Ши-цзи («Исторические записки») / Пер. с кит. и комм. Р.В. Вяткина и В.С. Таскина. Т. 1. М., 2001.

14. Сыма Цянь. Ши-цзи («Исторические записки»). / Пер. с кит. и комм. Р.В. Вяткина. Т. 5. М., 1987.

15. Сыма Цянь. Ши-цзи сюань-чжу («Исторические записки с комментариями»). Пекин, 1957.

16. Учителя из Южного Заречья (Хуайнань Цзы) / Перевод Л. Померанцевой. М., 1979.

17. Хуан Хуайсинь ^fffs. И Чжоу шу сяо бу чжу и ^ЩШ^МЙ?! («Дополнительные замечания к переводу и комментарию И чжоу шу»). Сиань, 2006.

18. Цзинь гувэнь Шан-шу цюань и («Полный перевод версий цзиньвэнь и гувэнь Шан-шу). Гуйчжоу, 1990.

19. Чжун хуа вэнь мин ши («История китайской цивилизации»). Т. 1. Пекин, 2006.

44

20. Ши-цзин чжэн и (Ши-цзин с комментариями) // Ши сань цзин чжу шу («Тринадцатиканоние» с объяснениями и комментариями). Т. 1-40. Пекин, 1957.

21. Шицзин. Книга песен и гимнов. / Пер. А. Штукина // Конфуций. Уроки мудрости. М., 1999.

22. Early Chinese Texts: a Bibliographical Guide. / Ed. by M. Loewe. Berkeley, 1993.

G.S. Popova*

Evolution of Shao-gong image in ancient Chinese texts (VIII cent. BC — I cent. AD)

ABSTRACT: This article deals with the research and comparison of the data mentioned in the ancient Chinese written texts of the VIII century BC — I century AD on the identity and activities of Shao-gong — the person who supported Wu-wang in conquering Shang in the end of XI century BC.

KEYWORDS: Shao-gong, Zhao-gong, Wu-wang, Western Zhou.

* Popova Galina Sergeyevna, China Department of the Institute of Oriental Studies, RAS, Moscow, Russia. E-mail: gmercury@rambler.ru

45

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.