Научная статья на тему 'Эволюция концепции экспорта исламской революции в контексте внешней политики ИРИ 1990-х гг'

Эволюция концепции экспорта исламской революции в контексте внешней политики ИРИ 1990-х гг Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

CC BY
316
83
Поделиться
Журнал
Власть
ВАК
Ключевые слова
КОНЦЕПЦИЯ ЭКСПОРТА ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ / ИСЛАМИЗАЦИЯ СУДАНА / КУЛЬТУРНАЯ ЭКСПАНСИЯ ИРАНА / IRAN'S CULTURAL EXPANSION

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Хандогин Кирилл Юрьевич

После распада биполярной системы международных отношений концепция экспорта исламской революции уступила место прагматизму во внешней политике Ирана. Однако в 1990-х гг. Тегеран не прекратил оказывать помощь исламистским движениям в различных регионах мира.After the breakup of the bipolar system of international relations concept of the Islamic revolution export made way for pragmatism in Iran's foreign policy. However in the 1990s Tehran keeps on helping Islamist movements in various regions of the world.

Текст научной работы на тему «Эволюция концепции экспорта исламской революции в контексте внешней политики ИРИ 1990-х гг»

Зарубежный опыт

Кирилл ХАНДОГИН

ЭВОЛЮЦИЯ КОНЦЕПЦИИ ЭКСПОРТА ИСЛАМСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В КОНТЕКСТЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ИРИ 1990-х гг.

После распада биполярной системы международных отношений концепция экспорта исламской революции уступила место прагматизму во внешней политике Ирана. Однако в 1990-х гг. Тегеран не прекратил оказывать помощь исламистским движениям в различных регионах мира.

After the breakup of the bipolar system of international relations the concept of the Islamic revolution export made way for pragmatism in Iran’s foreign policy. However in the 1990s Tehran keeps on helping Islamist movements in various regions of the world.

Ключевые слова:

концепция экспорта исламской революции, исламизация Судана, культурная экспансия Ирана; concept of Islamic revolution export, islamization of Sudan, Iran’s cultural expansion.

После 1989 г. во внешней политике Ирана начался новый этап. В условиях распада биполярной системы международных отношений Тегерану пришлось скорректировать свой внешнеполитический курс. Ирано-иракская война 1980—1988 гг. показала Тегерану неэффективность политики экспорта исламской революции военными методами. Длительный конфликт с Ираком ослабил экономический и военный потенциал страны. Внутриполитические и экономические проблемы заставили Тегеран пересмотреть свои внешнеполитические приоритеты. В этой связи во внешней политике Ирана принципы экспорта исламской революции и помощи всем «угнетенным» мира постепенно утрачивают свое первостепенное значение, уступая место прагматизму и отстаиванию национальных интересов иранского государства. Стоит отметить тот факт, что сам термин «национальный интерес» был введен во внешнеполитический дискурс Ирана после дополнения и пересмотра иранской Конституции в 1989 г.1 В Конституцию 1979 г. была добавлена статья 176, согласно которой в Иране учреждался Совет национальной безопасности. Основной целью этого органа и является «обеспечение национальных интересов» Ирана и «защита Исламской революции»2.

Однако Тегеран не стал полностью отказываться от использования религиозно-идеологического фактора в своей внешней политике. В 1990-х гг. Иран продолжил проводить политику экспорта исламской революции в различные регионы мира.

Одним из главных направлений политики экспорта исламской революции в 1990-х гг. стал Судан. В июне 1989 г. в Судане в результате очередного переворота к власти пришел полковник Омар Хассан аль-Башир. В качестве политической опоры своего режима аль-Башир избрал фундаменталистское движение Национальный исламский фронт (НИФ) во главе Хасаном Абдаллой ат-Тураби.

С начала 1990-х г. власти Судана стали проводить курс на ислами-зацию общественной жизни страны.

1 Nabavi A. Iran: Changes in Foreign Policy of an «Idealist Government» // Tehran, Bi-annual Journal of International Politics, vol. 2, № 3, Winter&Spring 2009, p. 26.

2 Конституция Исламской Республики Иран от 15 ноября 1979 года // http:// constitutions.ru/archives/140

ХАНДОГИН Кирилл Юрьевич — аспирант Сибирского института международных отношений и регионоведения, г. Новосибирск kirilLhаndogin@ gmail.com

168

ВЛАСТЬ

2011' 11

Главным идеологом процесса исла-мизации Судана и стал ат-Тураби. Его взгляды на роль ислама в международных отношениях во многом перекликались с идеями хомейнизма. В своих работах ат-Тураби призывал мусульман к созданию Исламского интернационала и Всемирной исламской армии. Для Ирана лидер НИФ представлял особый интерес, так как с его помощью иранцы надеялись распространить идеи исламской революции и среди мусульман-суннитов. В 1980-х гг. эти идеи не нашли широкой поддержки в мусульманском мире, т.к. суннитское большинство рассматривало Иран прежде всего как оплот шиизма. При помощи Хасана ат-Ту-раби Тегеран рассчитывал распространить идею революционного ислама среди мусульман-суннитов. В свою очередь ат-Тураби, используя революционный опыт Ирана, стремился к построению в Судане «идеального» исламского государства, которое бы стало образцом для других мусульманских стран.

В декабре 1991 г.иранский президент А.Х. Рафсанджани, глава КСИР М. Резаи и министр обороны Ирана А.А. Торкан посетили Хартум. В ходе визита было подписано соглашение о военно-техническом сотрудничестве между двумя государствами, в соответствии с которым Судан становился получателем иранской военной помощи. В двустороннем соглашении указывалось, что «Исламская Республика Иран преследует цель превратить Судан в силу, имеющую значительное влияние на Африканском континенте»1. Вскоре после подписания этого соглашения для подготовки военных кадров для суданской армии в Хартум прибыли военные специалисты и инструкторы КСИР численностью до 2 000 чел. В первой половине 90-х гг. Тегеран осуществил поставки вооружений Судану на сумму около 300 млн долл. США2. Эти поставки включали в себя артиллерийские орудия, стрелковое оружие, 160 танков, 18 истребителей, 210 БТР и т.д.3 В свою очередь Судан разрешил развернуть на своей территории тренировочные лагеря для различных проиранских экстремистских орга-

1 Ушаков В.А. Иран и мусульманский мир (1979-1998 гг.) - М., 1999, с. 134.

2 Panah M. The Islamic Republic and the World Global Dimensions of the Iranian Revolution. — London: Pluto Press, 2007, p. 155.

3 Ehteshami A. After Khomeini. The Iranian Second Republic — N.Y : Routledge, 2002, p. 166.

низаций, таких как «Хезболла», палестинский «Исламский джихад» и др.4 Всего было развернуто 17 таких лагерей5.

Кроме военных поставок, Тегеран также обязался поставлять в Судан до миллиона тонн нефти и выделить Хартуму 17 млн долл. США в качестве финансовой помощи6.

В рамках реализации внешнеполитического принципа защиты прав всех правоверных (ст. 152 Конституции ИРИ) Тегеран осуществлял поддержку и боснийских мусульман в ходе распада югославского государства.

Иранским спецслужбам удалось проникнуть в Боснию еще в начале 1990-х гг. Иранцы смогли привлечь на свою сторону ряд боснийских политических деятелей и чиновников. Заручившись их поддержкой, иранские власти развернули в Боснии тренировочные лагеря и центры подготовки моджахедов и боснийских боевиков7. Основные тренировочные центры, где проводилась подготовка под руководством военных специалистов КСИР, находились в Погорелице, Тарчине, Пазариче и Високе8. В 1995 г. в соответствии с Дейтонскими соглашениями и под сильным нажимом американцев иранские военные советники и инструкторы из КСИР были вынуждены покинуть Боснию. Однако вопреки указанным соглашениям иранские специалисты остались на территории Боснии. Так, в феврале 1996 г. солдаты НАТО обнаружили в Боснии руководимый иранцами центр подготовки террористов и арестовали трех сотрудников Министерства внутренних дел Ирана9.

Кроме того, Иран активно снабжал боснийских мусульман оружием. Даже эмбарго, наложенное Советом Безопасности ООН

4 Hunter S. Iran’s Foreign Policy in the Post-Soviet Era: Resisting the New International Order. — Santa Barbara, CA : Praeger, 2010, p. 228.

5 Кунделеев С. Внешняя политика Тегерана: курс на экспорт исламской революции продолжается // http://www.rau.su/observer/N14_93/007. HTM

6 Mohaddessin M. Islamic Fundamentalism — The New Global Threat. — Washington: Seven Locks Press, 1992, p. 104.

7 Кепель Ж. Джихад. Экспансия и закат исламизма. — М., 2004, с. 241.

8 Michaletos I. Iran in Bosnia during the 90's & early 00's // http://www.analyst-network.com/article. php?art_id=1684

9 Волков В. Дейтонское соглашение в действии: надежды и сомнения // http://www.rau.su/observer/ N5-6_97/5-6_07.htm

2011 '11

ВЛАСТЬ

169

на ввоз оружия в Боснию и Герцеговину в 1991 г., не помешало Тегерану наладить каналы поставок военной помощи боснийским мусульманам. Весной 1992 г. Иран отправлял оружие через Турцию в аэропорт Загреба, откуда оно попадало в боснийскую зону после того, как треть груза забирали себе хорватские войска. Поставки оружия из Ирана не прекращались вплоть до заключения Дейтонских соглашений в декабре 1995 г.

После распада Советского Союза в 1991 г. перед Тегераном открылись новые возможности для реализации политики экспорта исламской революции. Политическая нестабильность в ряде новых государств Центральной Азии и Закавказья позволяли Ирану усилить свое политическое и идеологическое влияние в данных регионах. Однако Тегеран отказался от активного вмешательства в дела новых независимых государств. Именно в политике на постсоветском пространстве особенно ярко проявился прагматизм Тегерана, превалирующий над идеологическими соображениями. После распада Советского Союза Тегеран неоднократно заявлял, что не ставит перед собой цель распространить в странах СНГ идеи исламской революции. Естественно, Иран, претендующий на роль лидера исламского мира, хотел бы распространения на постсоветском пространстве, в особенности в государствах Центральной Азии и Азербайджане, идей хомейнизма. Вместе с тем политический вакуум, образовавшийся после распада СССР на территории Центральной Азии и Кавказа, стремились заполнить не только Иран, но и другие силы, такие как Турция и США1.

В 1992 г. Камаль Харрази, бывший представитель Ирана в ООН, заявил, что «народы Центральной Азии имеют право выбирать свой путь, и Тегеран не будет навязывать им своей дружбы». А Али Акбар Велаяти, будучи министром иностранных дел ИРИ, неоднократно заявлял, что Тегеран формирует свою политику в регионе таким образом, чтобы избежать столкновения с интересами России2.

Иранское руководство рассматривало

1 Мамедова Н.М. Иран и СНГ. - М., 2003, с. 55.

2 Дружиловксий С.Б., Хуторская В.В. Политика Ирана и Турции в регионе Центральной Азии и Закавказья // http://window.edu.ru/window_catalog/ й1е8/г46987/тюп-то-сеПег10^^

Россию в качестве важного стратегического партнера, вместе с которым можно было бы противостоять проникновению США и Турции в регионы Центральной Азии и Закавказья. Тегеран практически пожертвовал возможностью распространения своего идеологического влияния на постсоветском пространстве ради выгодного сотрудничества с Москвой (в особенности в военно-технической сфере и области атомной энергетики). В 1990-х гг. Иран на постсоветском пространстве стремился перейти от политики экспорта исламской революции к политике культурной экспансии в регионы Центральной Азии и Закавказья. В Тегеране пришли к выводу, что более прочной базой для интенсивного проникновения Ирана в Центральную Азию и Закавказье и распространения там его влияния могло бы стать общее культурное наследие народов данных регионов и иранского государства. На территории центральноазиатских республик и Азербайджана были открыты центры иранской культуры, которые занимаются популяризацией персидского языка и литературы, организуют международные конференции, посвященные общей истории народов Ирана, Центральной Азии и Закавказья.

Итак, в 90-х гг. XX в. стремительные изменения в системе международных отношений вынудили Тегеран скорректировать свой внешнеполитический курс. Тяжелые последствия ирано-иракской войны и конфронтации с Западом оказали негативное влияние на экономику Ирана. В этих условиях Тегеран стал проводить более взвешенную и прагматичную внешнюю политику, которая в ряде случаев не соответствовала идеологическим основам иранского теократического режима.

КначалуХХ1 в. идея экспорта исламской революции постепенно эволюционировала в идею гегемонии Ирана в регионе Ближнего и Среднего Востока. Приход к власти в 2005 г. правительства во главе с М. Ахмадинежадом относительно реанимировал идею экспорта исламской революции. Необходимо отметить факт, что эта идея законодательно закреплена в иранской конституции 1979 г., а значит, у нынешнего правительства Ирана есть юридические основания для реализации данного принципа.