Научная статья на тему 'Эволюционный гуманизм и религия в интерпретации Михаэля Шмидта-Саломона'

Эволюционный гуманизм и религия в интерпретации Михаэля Шмидта-Саломона Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
444
34
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГУМАНИЗМ / ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ГУМАНИЗМ / РЕЛИГИЯ / АНТИКЛЕРИКАЛИЗМ / СЕКУЛЯРИЗМ / СВОБОДОМЫСЛИЕ / ЭТИКА / ДОКИНЗ / ШМИДТ-САЛОМОН / HUMANISM / EVOLUTIONARY HUMANISM / RELIGION / ANTICLERICALISM / SECULARISM / LIBERAL THOUGHT / ETHICS / DAWKINS / SCHMIDT-SALOMON

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Коростиченко Екатерина Игоревна

В статье критически проанализирована концепция современного немецкого теоретика и популяризатора эволюционного гуманизма Михаэля Шмидта-Саломона. Помимо оригинальных текстов автора в рассмотрение включена критика его идей. Показано, что концепция Шмидта-Саломона, хотя и отталкивается от идей основоположника эволюционного гуманизма Дж. Хаксли, а также других теоретиков гуманистического и антиклерикального толка, представляет собой самостоятельную конструкцию, последовательную в своем натуралистическом подходе и направленности на практическое применение. Многие положения сближают автора с Р. Докинзом, но Шмидту-Саломону удается избежать чрезмерного биологизаторства в рассмотрении человека. Заслуживает внимания концепция «доминирующей культуры», с помощью которой автором формулируется задача распространения мировоззрения эволюционного гуманизма и ее предполагаемое решение. Недостаточная тщательность в разработке вопросов этики не мешает рассматривать эволюционный гуманизм Шмидта-Саломона в качестве примера современной практической философии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

EVOLUTIONARY HUMANISM AND RELIGION IN MICHAEL SCHMIDT-SALOMON’S INTERPRETATION

This article discusses the conception of the modern German theorist and populariser of evolutionary humanism Michael Schmidt-Salomon. Along with the study of the original texts, the article contains criticism of his ideas. It shows that SchmidtSalomon’s conception, though based on the ideas of Julian Huxley, the founder of evolutionary humanism, as well as on the ideas of other theorists of humanistic and anticlerical direction, is an independent construction, consistent in its naturalistic approach and its focus on practical applicability. Many statements make their author close to R. Dawkins, but Schmidt-Salomon manages to refrain from excessive biologising in his views on the human nature. The concept of “mainstream culture”, which is used by the author to formulate the problem of spreading the humanist worldview and to propose its solution, deserves special attention. Despite certain lack of thoroughness as to ethical problems, Schmidt-Salomon’s evolutionary humanism can be viewed as an example of the present-day practical philosophy.

Текст научной работы на тему «Эволюционный гуманизм и религия в интерпретации Михаэля Шмидта-Саломона»

Вестник ПСТГУ.

Коростиченко Екатерина Игоревна, канд. филос. наук, науч. сотр. сектора современной западной философии Института философии РАН Российская Федерация, 125635, г. Москва, Весенняя улица, 8, кв. 37 ek.korostichenko@gmail.com

ORCID: 0000-0002-7018-6301

Эволюционный гуманизм и религия в интерпретации Михаэля Шмидта-Саломона

Е. И. Коростиченко

Аннотация: В статье критически проанализирована концепция современного немецкого теоретика и популяризатора эволюционного гуманизма Михаэля Шмидга-Саломона. Помимо оригинальных текстов автора в рассмотрение включена критика его идей. Показано, что концепция Шмидта-Саломона, хотя и отталкивается от идей основоположника эволюционного гуманизма Дж. Хаксли, а также других теоретиков гуманистического и антиклерикального толка, представляет собой самостоятельную конструкцию, последовательную в своем натуралистическом подходе и направленности на практическое применение. Многие положения сближают автора с Р. Докинзом, но Шмидту-Саломону удается избежать чрезмерного биологизаторства в рассмотрении человека. Заслуживает внимания концепция «доминирующей культуры», с помощью которой автором формулируется задача распространения мировоззрения эволюционного гуманизма и ее предполагаемое решение. Недостаточная тщательность в разработке вопросов этики не мешает рассматривать эволюционный гуманизм Шмидта-Саломона в качестве примера современной практической философии.

В Германии очень быстро растет число граждан, не относящих себя к какому-либо вероисповеданию: в настоящее время они являются самой большой социальной группой (36,2 % на 2016 г. — больше любой деноминации)1. Лишь около 36 % католиков и 23 % протестантов в Германии верят в личного Бога2. Недавние социологические исследования убедительно показали, что в Германии сформировалась «в некотором роде гуманистическая установка», которая составляет ядро мировоззренческого мейнстрима в этой стране. Согласно опросу немецкой исследовательской службы FOWID3, проведенному в декабре 2007 г., большинство респондентов (56 %) стремятся к «полному» или «приближенному к полному» соответствию личного восприятия жизни принципам гуманистического мировоззрения. Речь идет о «независимой, самостоятельно определяемой жизни,

1 Religionszugehörigkeiten in Deutschland 2016. URL: https://fowid.de/meldung/religionszuge-hoerigkeiten-deutschland-2016 (дата обращения: 20.06.2018).

2 Gottesvorstellung nach Religionszugehörigkeit, 2002. URL: https://fowid.de/meldung/gottes-vorstellung-nach-religionszugehoerigkeit-2002 (дата обращения: 16.06.2018).

3 Humanistenquote, 2007. URL: https://fowid.de/meldung/humanistenquote-2007 (дата обращения: 16.06.2018).

основанной на этических и моральных убеждениях», «жизни без религии, без веры в Бога», «жизни, где есть место уважению других мировоззренческих и религиозных позиций». Наблюдается рост числа тех, кто разделяет такую гуманистическую формулировку. Согласно аналогичному опросу 2004 г.4, число таких респондентов было значительно ниже (49 %). Таким образом, можно говорить вслед за авторами исследования, что 56 % немцев являются в некотором смысле «молчаливыми сторонниками» Гуманистического союза Германии (НУС)5 и разделяют гуманистические ценности. Альтернативой КУС в Германии является Фонд Джордано Бруно связывающий понятие гуманизма с активным выступлением против религии. Начиная со своего образования в 2004 г., он стремится перехватить инициативу распространения гуманистического мировоззрения у Гуманистического союза.

«Манифест эволюционного гуманизма» был написан генеральным директором и главным теоретиком Фонда Джордано Бруно Михаэлем Шмидтом-Саломоном6 по запросу остальных членов союза в 2006 г. Фонду, являющемуся активным игроком7 на немецкой секулярной сцене, необходимо было теоретическое обоснование практической полезности разносторонней — гуманистической, религиозно-критической и антиклерикальной — деятельности. Шмидт-Саломон, формулируя теоретические основы союза, поставил перед собой цель разработать новую систему идей, в которой гуманизм будет находиться в тесной связи с современной наукой. Свою концепцию он назвал «эволюционным гуманизмом», что является прямой отсылкой к одноименной концепции британского биолога Джулиана Хаксли8. Шмидт-Саломон, признавая влияние Хаксли, согла-

4 Humanistenquote, 2004. URL: https://fowid.de/meldung/humanistenquote-2004 (дата обращения: 20.06.2018).

5 Schmidt-Salomon M. «Irgendwie sind wir doch alle Humanisten...» Über die soziale Verankerung und die Entwicklungspotentiale des Humanismus in Deutschland. URL: http://www.schmidt-salomon.de/irgendhuman.pdf (дата обращения: 20.06.2018).

6 Михаэль Шмидт-Саломон (Michael Schmidt-Salomon, род. 1967) — немецкий философ, писатель, эволюционный гуманист. Изучал педагогику в Трирском университете. В 1997 г. получил степень PhD в области педагогики. С 1992 по 2001 г. он работал научным сотрудником и преподавателем в Трирском университете. С 1999 по 2007 г. был ответственным редактором политического журнала вневероисповедных граждан и атеистов «Материалы и информация в настоящее время», печатного органа Международного союза вневероисповедных граждан и атеистов (IBKA e.V). С 2006 г. является генеральным директором Фонда Джордано Бруно.

7 Фондом Джордано Бруно была поддержана запущенная при участии Ричарда Докин-за атеистическая рекламная кампания на автобусах в 2009 г. (см.: Atheistische Buskampagne unerwünscht: [jungewelt.de]. URL: https://www.jungewelt.de/artikel/122098.atheistische-buskam-pagne-unerw%C3%BCnscht.html (дата обращения: 20.06.2018)). При поддержке Фонда Джордано Бруно в 2012 г. немецкий Международный союз вневероисповедных граждан и атеистов IBKA запустил кампанию «Против религиозной дискриминации на рабочем месте» (GerDiA). Ее целью стала реализация в церковных учреждениях положений основного закона о труде и закона о равноправии, в соответствии с которым в Германии запрещена любая дискриминация, в том числе по религиозным убеждениям и мировоззрению (Gegen religiöse Diskriminierung am Arbeitsplatz. URL: http://www.gerdia.de/node/85 (дата обращения: 23.08.2014)).

8 Фрагменты сочинений Джулиана Хаксли были переведены и введены в научный оборот отечественного религиоведения З. П. Трофимовой (см., например: Хаксли Дж. Религия без откровения. М., 1992; Современная атеистическая мысль в США и Великобритании. М., 1984).

шается с его утверждением о том, что «гуманизм может стать этической религией, совместимой с современным научным знанием»9. Близка ему и оптимистическая оценка Хаксли потенциала человека: «.. .человеческое бытие может совершенствоваться, в высшей степени можно реализовать огромные, неисчерпаемые возможности человека»10. Похожую мысль в своеобразной форме выражает и Шмидт-Саломон: «Человек как существо точно имеет потенциал быть крайне умным, дружелюбным и сочувственным животным». Оба мыслителя, будучи представителями натуралистического подхода, представляют человека как случайный продукт биологической эволюции. Сближает этих эволюционных гуманистов понимание религии, роли образования и науки в продвижении идей эволюционного гуманизма. Однако, отдавая должное идеям Хаксли, Шмидт-Саломон стремится подчеркнуть новизну своего подхода. Главное отличие своего варианта эволюционного гуманизма от его традиционных предшественников он усматривает в продуктивной целенаправленной переработке множества научных достижений, что, по его мнению, позволяет принципиально пересмотреть существующие взгляды на человека и мир. Действительно, сформулированное в «Манифесте» мировоззрение отличается от других разновидностей гуманистической философии как в фундаментальных аспектах, так и во взгляде на практическую программу гуманизма. Прежде всего, Шмидт-Саломон сформулировал и разработал идею о «доминирующей культуре гуманизма и просвещения», суть которой сводится к следующему. «Доминирующая культура гуманизма и просвещения», заимствуя лучшие традиции у науки, философии и искусства, должна стать светской альтернативой «доминирующей христианской культуре». Она призвана также противостоять политическому проекту мультикультурализма, который повлек за собой рост социальной напряженности в Германии и других развитых странах.

Необходимость создания обновленной версии гуманизма была вызвана не только осознанием неэффективности прежних гуманистических концепций. Главной проблемой человечества на сегодняшний день, по мнению Шмидта-Саломона, является несовместимость религии с техническим и научным про-грессом11: «Технологически мы шагнули в XXI век, но наши взгляды на мир характеризуются древними легендами, которым тысячи лет. Эта комбинация высокого уровня технических возможностей и глубоко наивных детских верований может в будущем привести к гибельным последствиям»12. И если Джулиан Хак-

9 Трофимова З. П. Английское свободомыслие в XX веке. М., 2006. C. 79.

10 Baab F. Was ist Humanismus? Geschichte des Begriffes, Gegenkonzepte, säkulare Humanismen heute. Regensburg, 2013. Bd. 51. S. 190.

11 У Джулиана Хаксли есть похожее высказывание о соотношении религии и прогресса: «Религия с ее догматами сегодня не только несовместима с человеческим прогрессом и достижениями человеческого познания, но и является препятствием для возникновения новых типов религии, которые могли бы быть связаны с нашим познанием и способствовать развитию будущего прогресса. Для современного мира нужна новая единственная религиозная система, которая заменила бы все разнообразные и конфликтующие, несовместимые между собой религиозные теории, которые сейчас борются за духовное состояние человека» (Трофимова. Указ. соч. С. 80—81).

12 Schmidt-Salomon M. Manifest des evolutionären Humanismus. Plädoyer für eine zeitgemäße Leitkultur. Aschaffenburg, 2006. S. 7.

сли признавал, что конфликт науки и религии13 в конечном счете трансформируется в некую кооперацию, сотрудничество между ними»14, то Михаэль Шмидт-Саломон остается верным сторонником концепции противостояния науки и религии. В своей работе он различает фундаментализм и «просвещенную веру», отмечая в настоящем рост числа фундаменталистов и состояние упадка «просвещенной веры». При этом он настаивает на пагубном воздействии любой разновидности религии.

Согласно Михаэлю Шмидту-Саломону, если на заре человеческой истории религии играли некую объяснительную роль и укрепляли связи между людьми в группе, то сейчас, в связи с растущими технологическими возможностями человечества, они устарели и даже стали опасными. Религия, пишет он, не только создает барьеры враждебности между верующими и неверующими, но также является самой дешевой и политически деструктивной «взрывчаткой» в арсенале человечества. Разбирая некоторые известные христианские тексты, Шмидт-Саломон указывает на бесчеловечность, неэтичность их положений, привлекает примеры призывов к войне, убийству и порабощению в Ветхом и Новом Завете и т. д.

Его критика направлена не на характерные черты, свойственные той или иной конкретной религии, но, скорее, на религиозный подход к восприятию мира в целом. Шмидт-Саломон указывает на следующие опасности, которые несет в себе использование людьми этого подхода: во-первых, аргументы «сверхъестественного» характера делают невозможным классический честный дискурс и, как следствие, мешают достижению взаимопонимания между людьми; во-вторых, религиозные воззрения действуют как ментальный вирус (очевидная отсылка к Р. Докинзу), который делает человеческое сознание более восприимчивым ко всяким другим догмам и обману, особенно когда «заражение» происходит в раннем детстве; в-третьих, религиозный подход связан с глубоко авторитарным стилем мышления, при котором утверждения, исходящие от пророков, священных книг и других «солидных источников», представляются, безусловно, правдивыми и не подлежащими сомнению15.

Оценка религии, данная Шмидтом-Саломоном, перекликается с концепцией религии нового атеиста Ричарда Докинза. Для Докинза религия является основным источником насилия и страдания на протяжении всей истории человечества. Он, как и Шмидт-Саломон, не видит фундаментальной разницы между религией в целом и ее радикальными проявлениями (фундаментализмом): «во многих бедах винить нужно не религиозный экстремизм, который якобы представляет собой ужасное извращение хорошей, благородной религии, а религию

13 Светский гуманист Пол Куртц признавал, что «существует некая собственно религиозная область, и в этом смысле наука и религия не обязательно исключают друг друга. Это область возвышенного, образного, эмоционального. Религия воплощает собой поэзию добра, эстетическое вдохновение, драматическое выражение наших экзистенциальных надежд и упований (Куртц П. Совместимы ли наука и религия? // Здравый смысл. 2003. № 1 (26). С. 30-31).

14 КонашевМ. Б. Эволюционисты и религия. СПб., 2012. С. 83.

15 Schmidt-Salomon. Op. cit. S. 51.

саму по себе <...> я делаю все возможное, чтобы предостеречь людей не только против так называемой "экстремистской" веры, а против веры вообще»16.

Успешная борьба с религиозным фундаментализмом, по Шмидту-Саломону, необходима: он призывает срочно начать «процесс всеобщего религиозного разоружения»17, иначе XXI век станет веком религиозных войн. Он подчеркивает, что фундаментальной предпосылкой для этого является обеспечение доступа широких масс населения к достижениям светской культуры: науке, искусству и философии. Эти три «столпа» человеческой культуры, согласно Шмидту-Саломону, покрывают все области, которые «религия объявляет своей суверенной территорией», являясь при этом секулярными по своему происхождению. Автор «Манифеста» уверен, что любой, кто обращается к ним, «не нуждается в религии».

Важно отметить, что концепция Михаэля Шмидта-Саломона имеет не только просветительскую направленность. Автор, рассматривая способы противостояния религии, проявляет интерес и к ее социальным предпосылкам. Для искоренения религиозного фундаментализма, по его мнению, необходимо не только улучшение системы образования, но и искоренение глубокого социального неравенства (прежде всего экономического). Рост фундаментализма и в христианстве, и в исламе, по его мнению, имеет свои корни в растущих социальных противоречиях. Он указывает на то, что для многих в арабских странах фундаменталистские исламские течения представляют единственную понятную и осуществимую альтернативу «либеральному мировому порядку», в котором бедные беднеют, богатые богатеют, а США действуют как «самозванный мировой полицейский». Шмидт-Саломон утверждает, что пагубные тенденции мирового развития, наблюдаемые сейчас, скорее всего, являются следствием не каких-то злонамеренных заговоров небольших тайных обществ, а всеобщей усугубляющейся человеческой ограниченности. Она же с неизбежностью следует из того, что культура и образование работают почти исключительно по законам рынка. Максимизация прибыли диктует упрощение содержания массовой культуры и тотальное преобладание развлечения, а не образования. Подобный социально-экономический анализ оснований религии, проведенный Шмидтом-Саломоном, совершенно несвойственен Р. Докинзу, который не видит за религиозными конфликтами более глубокие социальные и политические проблемы, лишь приобретающие форму религиозных. Сформулированный Шмидтом-Саломоном тезис о необходимости борьбы с пагубным влиянием религии приводит его к созданию альтернативной мировоззренческой позиции, воплощенной им в новой интерпретации эволюционного гуманизма. Понятие «гуманизм», пишет он, охватывает «все те духовные течения... которые, во-первых, в своей теории и практике исходят из «реально существующего человека», а не из допущения о существовании воображаемых богов или из рассказов о спасении, а во-вторых, ставят себе целью так организовать условия жизни, чтобы стало возможным свободное развитие личности для всех людей»18. Иными словами,

16Докинз Р. Бог как иллюзия / Н. Смелкова, пер. М., 2008. C. 320—321.

17 Schmidt-Salomon. Op. cit. S. 49.

18 Ibid. S. 35.

понятие гуманизма связано с натуралистическим подходом к человеку и миру, а также с преобразованием земной жизни в интересах всего общества. Для обоснования практической направленности гуманизма Шмидт-Саломон ссылается на сокращенную, в оригинале не связанную с понятием гуманизма цитату из работы К. Маркса «К критике Гегелевской философии права»19. В видоизмененном варианте она выглядит так: «Категорическим императивом гуманизма является необходимость низвергнуть все отношения, в которых человек представляется как униженное, порабощенное, покинутое, одинокое существо»20. Примечательно, что Шмидт-Саломон, не являясь приверженцем марксизма, для обоснования практической направленности своего мировоззрения использует ту же цитату, на которую опираются современные последователи марксизма из старейшей секулярной организации Германии — Немецкого союза свободомыслящих.

Достижение личного счастья, причем в этой жизни, фактически утверждается в виде смысла жизни каждого отдельно взятого человеческого существа. Шмидт-Саломон настаивает на том, что во всей Вселенной, лишенной смысла, человек — единственный, кто пользуется «привилегией черпать смысл жизни из самой жизни», поэтому эволюционный гуманизм призывает людей стать «просвещенными гедонистами» и «следовать путем греческого философа Эпикура»21. Признание тезиса о том, что смысл жизни заключается в самой жизни, по мнению Шмидта-Саломона, поможет людям отказаться от поисков «более высокого» сверхъестественного смысла в различных религиях. Вслед за Эпикуром он справедливо утверждает, что увлечение «следующей жизнью» часто приводит к пренебрежению текущей. Как видим, в данном случае Шмидт-Саломон не изрекает чего-то принципиально нового, в сравнении с предыдущей вольнодумной традицией. Обращение к эпикурейской морали и эпикуреизму в целом характерно для европейской вольнодумной мысли начиная уже с Лоренцо Валлы. Шмидт-Саломон подчеркивает, что просвещенный гедонизм ни в коем случае не сводится к самодовольной «жизни в своем уютном мирке». Ссылаясь на Эпикура, он подчеркивает, что невозможно жить счастливо, не живя «разумно, честно и справедливо». Он утверждает, что справедливость следует из просвещенного гедонизма как стратегически дальновидная договоренность «не вредить друг другу». Для обоснования этого утверждения он опирается на социологические исследования, которые выявляют соответствие между самоощущением людей (и продолжительностью жизни) и равномерностью распределения благ в обще-

19 MарксК. К критике Гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М., 19552. Т. 1. C. 414-415.

В полном виде цитата Маркса выглядит так: «Критика религии завершается учением, что человек — высшее существо для человека, завершается, следовательно, категорическим императивом, повелевающим ниспровергнуть все отношения, в которых человек является униженным, порабощенным, беспомощным, презренным существом, — те отношения, которые нельзя лучше охарактеризовать, как возгласом одного француза по поводу проектировавшегося налога на собак: "Бедные собаки! С вами хотят поступить, как поступают с людьми!"» (Иаркс. Указ. соч.).

20 Schmidt-Salomon. Op. cit. S. 14.

21 Ibid. S. 24.

стве: например, в Нидерландах, вследствие государственной политики выравнивания уровня жизни, индекс счастья выше, чем в более богатых США22; при этом люди счастливее в штатах с меньшим неравенством. Вывод о том, что социальная справедливость и личное счастье не являются взаимоисключающими вещами, а, напротив, составляют предпочтительное единство, является привнесением новой мысли в традицию эволюционного гуманизма.

Под концепцию гедонизма Шмидт-Саломон подводит натуралистическую базу. В натуралистическом смысле, пишет он, жизнь нужно определять как «процесс самоорганизации, базирующийся на принципе эгоизма»23. Всякое живое существо было рождено с «глубоко укорененной предрасположенностью к увеличению своего удовольствия и минимизации страданий»24. Этот «личный интерес», или «эгоизм», неоднократно называется автором «основной движущей силой» человеческой жизни. Шмидт-Саломон указывает, что крайне глупо игнорировать или пытаться преодолеть эту силу, а любая практически применимая общественная теория должна учитывать место и роль «природного эгоизма» в жизни индивида и социума.

Шмидт-Саломон утверждает, что эгоизм порождает не только «разумное» гедонистическое поведение, но и альтруизм. Ссылаясь на результаты многочисленных исследований в рамках теории игр, Шмидт-Саломон показывает, что кооперативное поведение более эффективно для выживания, чем эгоизм, и потому более естественно.

Отмечая различия между человеком и остальными животными, автор выделяет человеческую способность к эмпатии. Эмпатия, утверждает он, также является приспособительным механизмом, развившимся в ходе эволюции человека как группового, социального животного. Способность мысленно и эмоционально поставить себя на место другого соплеменника помогала и помогает лучше убеждать, обманывать, кооперироваться и интриговать. Как побочное действие, эмпатия порождает специфические виды альтруистического поведения: человек фактически оказывается «вынужден» помочь соплеменнику, попавшему в беду, чтобы избавиться от неприятных ощущений, вызванных сопереживанием ему. Как пример, Шмидт-Саломон приводит широкий общественный отклик на разрушения, вызванные цунами в тихоокеанских странах: жертвы катастрофы, «поставленные» рядом с нами посредством СМИ, вызвали сопереживание и альтруистическую реакцию. «Альтруистическое кооперативное поведение, обусловленное эгоизмом, встречается у животных, но социокультурная трансформация этого эгоизма — исключительно человеческая черта», — пишет он.

В дальнейшем Шмидт-Саломон, доходя до откровенно спорных утверждений, высказывает мысль, что устремления, традиционно характеризуемые как «высокие», могут быть отнесены к личному эгоизму. Так, осознание человеком

22 На наш взгляд, примечательно то, что, помимо этого, Нидерланды являются одной из самых секуляризованных западных стран: на 2015 г. более половины взрослого населения не причисляли себя к какому-либо вероисповеданию.

23 Похоже, эта идея навеяна учениями Ф. Ницше о воле к власти, лежащей в основе жизни, и его идейного предшественника М. Штирнера об эгоизме как основе поведения человека.

24 Schmidt-Salomon. Op. cit. S. 19.

своих «высоких устремлений» (например, борьбы за продвижение идей гуманизма) приводит к улучшению его самоощущения и, как следствие, повышению его качества жизни.

Рассмотрим особенности натуралистического мировоззрения, на котором построена версия эволюционного гуманизма Шмидта-Саломона. Замечу, что мыслитель не раз подчеркивает твердость — прочность, устойчивость — своих общефилософских воззрений, демонстрируя это рядом разнообразных высказываний, в том числе позволяющих усомниться в особой последовательности его натурализма. Так, характеризуя натуралистическую позицию, он пишет: «Это значит, что мы верим в то, что Вселенная может быть рационально объяснена и что нет богов, духов, привидений, гоблинов и любых других демонов, вмешивающихся в законы природы»25. Правда, Шмидт-Саломон уточняет, что «определение Бога, который не вмешивается в законы природы (это определение несовместимо с верованиями креационистов), не противоречит натурализму, даже если многие сторонники натурализма предпочитают обходиться без этой "неэлегантной гипотезы бога"». Бог в мистическом понимании, как «сумма всех вещей», как некая метафизическая безличная сущность, включающая в себя все, согласно Шмидту-Саломону, не может быть основой религии. «Эволюционные гуманисты не могут оспаривать существование такого Бога, поскольку бессмысленно говорить о существовании подобной невоспринимаемой сущности», к тому же «с точки зрения просвещенного разума, не стоит опасаться такой концепции Бога или связанного с ней "рационального мистицизма"».

В противостоянии с религиозным мировоззрением Шмидт-Саломон, так же как и Докинз в книге «Бог как иллюзия», заостряет внимание на концепции личного Бога. Понятие о «Боге как личности со специфическими качествами, интересами» должно быть опровергнуто согласно принципу экономии мышления («бритва Оккама»). Докинз в своей книге «Бог как иллюзия» аналогичным образом предлагает следовать этому принципу, уверяя, что теория Вселенной без Бога предпочтительнее, во всяком случае с научной точки зрения, теории Вселенной с Богом26.

Шмидт-Саломон критически оценивает теорию «разумного замысла». Абсурдно полагать, пишет он, что Бог создал огромную Вселенную, затем уничтожил динозавров и т. д. лишь затем, чтобы человек мог следовать его плану духовного спасения. Следом автор опровергает популярный аргумент теологов, утверждающих, что наука не может строго доказать, что Бога не существует, поскольку «нет ничего, чье несуществование можно доказать». Вслед за Докинзом и Бертраном Расселом Шмидт-Саломон утверждает, что хотя мы не можем строго доказать, что Бога нет, мы также не можем опровергнуть существование «орбитального чайника» (имеется в виду известный концепт «чайника Рассела»), единорога, зубной феи и макаронного монстра. «Можно заявить, что на самом деле наша Вселенная есть пищеварительный тракт огромного, но совершенно невидимого сине-полосатого гоблина по имени Гага Гузельхурц, и никто не сможет доказать несуществование подобного воображаемого существа». Шмидт-

25 Schmidt-Salomon. Op. cit. S. 55.

26Докинз. Указ. соч. C. 121.

Саломон указывает, что теория разумного замысла привлекает очень много недоказанных утверждений, чтобы доказать и обосновать наблюдаемые явления; в то же время научные теории имеют гораздо более простые объяснения. Этого, согласно принципу бритвы Оккама, достаточно, чтобы теорию разумного замысла отвергнуть.

Шмидт-Саломон доказывает, что опора на результаты научного знания не есть «слепая вера в науку», «научная религия». Он обращает внимание на то, что слово «вера» имеет неоднозначный смысл (вспомним, что на эту тему убедительно рассуждал еще Дэвид Юм). С одной стороны, в процессе познания вполне уместна «рациональная форма веры», которая подразумевает, что некто «недостаточно уверен в своем знании». С другой стороны, существует вера (имеется в виду религиозная), которую нужно понимать с точностью до наоборот — в том смысле, что «некто считает что-то непременно истинным, чтобы дополнительно утвердить себя в своей вере». Основная проблема такой веры в том, что ей свойственно воспринимать императивные человеческие утверждения как священные и потому считать их неприкосновенными, незыблемыми. Такая «иррациональная форма веры» препятствует прогрессу познания и гуманности и порождает серьезные конфликты. Рациональная вера, напротив, предполагает, что «научные методы логики... и эмпиризм... являются лучшими инструментами познания мира»27.

С точки зрения Шмидта-Саломона, религиозные тексты должны восприниматься в той же критической манере, что и работы древних философов, тем более что последние даже превосходили религиозные тексты «этически, интеллектуально и во многих других областях»28. Поэтому, пишет он, некоторые описываемые «чудеса» стоит объяснить как «массовую истерию»; «воскрешение Иисуса» — как «проекцию желаемого его последователей»; «субъективные переживания божественного» — как отражение специфических нейрофизиологических нарушений29. Шмидт-Саломон, физиологически объясняя религиозные переживания, здесь грешит «медицинским материализмом», против которого категорически выступал автор «Многообразия религиозного опыта» Уильям Джеймс.

Шмидт-Саломон считает, что натуралистические основания религии неискоренимы и являются врожденными свойствами человека. Эта позиция развертывается в русле идей «новых атеистов», например Р. Докинза, который утверждает, что вера в Бога является «видом ментальной болезни»30, или Д. Ден-нета, который предлагает рассматривать религию как природный феномен (natural phenomenon)31.

По мнению автора «Манифеста», Бога можно описать как «воображаемого альфа-самца», типичную конструкцию разума приматов, которая могла появиться среди прочего, потому что приносила некоторым членам нашего вида

27 Schmidt-Salomon. Op. cit. S. 37.

28 Ibid. S. 53.

29 Ibid. S. 60.

30Докинз Р. Эгоистичный ген / Н. Фомина, пер. М., 2013. C. 198.

31 DennettD. Breaking The Spell: Religion As a Natural Phenomenon. N. Y., 2006. P. 24.

явную пользу в борьбе за ресурсы32. Каким же образом возникла идея Бога? Воображение первобытного человека создало «модифицированную конструкцию, в которой место реального покровителя, альфа-самца, занял "воображаемый" — некое могущественное существо из потустороннего мира». Если какому-либо первобытному человеку удавалось убедить остальных членов человеческой стаи в существовании и благорасположении лично к нему такого существа, он мог рассчитывать на упрочение своего положения в стае.

Шмидт-Саломон не оригинален, считая, что представление о сверхъестественном существе — творение самого человека. Здесь он опирается на хорошо проработанную философскую традицию, которая берет свое начало у греческих философов-атеистов, продолжается в работах мыслителей эпохи Возрождения, Просвещения, младогегельянцев, вплоть до Хаксли. Отмечая, что персонификация является основным условием создания понятия Бога, предшественник Шмидта-Саломона Хаксли пишет: «Бог, равно как боги, ангелы, демоны, духи и другая мелкая сошка, есть человеческий продукт, возникающий неизбежно из-за определенного вида невежества и определенной степени беспомощности человека по отношению к окружающей среде»33. Интерпретация Михаэля Шмидта-Саломона хорошо вписывается в теорию обмана, которая объясняет возникновение религии как результат выдумок жрецов, вождей или законодателей, которые ссылались на авторитет богов, духов, чтобы заставить людей прислушаться к их требованиям. За представлением о том, что религия есть обман, стоит долгая традиция, которая начинается еще с афинского государственного деятеля Крития. В дальнейшем ее поддерживали, в том числе, энциклопедисты XVIII в.

Шмидт-Саломон бегло останавливается и на других концепциях происхождения религии (теория страха, теория ограниченности знаний, теория мемов), признавая при этом, что теория обмана является «самой интересной и провокационной». Понятно, что, выбирая теорию обмана в качестве наилучшей объяснительной модели, Шмидт-Саломон упрощает понимание религии и причин ее происхождения.

Коренной ошибкой Шмидта-Саломона, по справедливому мнению немецкого философа Йоахима Каля, является его зацикленность на понимании религии как «грандиозного обмана, осуществляемого ловкими и жадными попами в массе глупцов», определении религии как «церемониала обмана», а верующих — как тех, кто «играет краплеными картами»34. Нельзя не согласиться с критикой теории обмана Эмиля Дюркгейма: «созданный человеком институт не может базироваться на заблуждении и обмане. Иначе он не сможет существовать достаточно долго. Если бы он не основывался на природе вещей, он встретил бы сопротивление, которое не смог бы преодолеть»35.

Не совсем понятно, почему Шмидт-Саломон, признавая, что религия, как всякий процесс или предмет, эволюционирует, проходя разные стадии развития,

32 Schmidt-Salomon. Op. cit. S. 61.

33 Huxley J. The Uniqueness of Man. L., 1941. P. 282.

34 Schmidt-Salomon. Op. cit. S. 53.

35Дюркгейм Э. Элементарные формы религиозной жизни // Гараджа В. И. Религиеведение. М., 1995. С. 47.

не рассматривает в своей работе этапы эволюции религии. Не проводит он и исчерпывающего исследования функций религии. Складывается впечатление, что автор опасается высказываться в положительном ключе о религии, чтобы не зародить среди своих читателей (особенно тех, кто нетвердо стоит на позициях неверия) сомнение относительно ее достоинств. Функции религии он рассматривает односторонне, лишь для того, чтобы показать, что их эффективность уступает функциям светских альтернатив религии — науки, философии, искусства.

Наибольшей критике он подвергает мировоззренческую функцию религии, состоящую в религиозном истолковании природы, общества и человека. Автор «Манифеста», привлекая многочисленные примеры, доказывает, что эта функция религии была подорвана в процессе развития общества и научной практики человечества и утратила первоначальный смысл в век технического прогресса. Заочно полемизируя с защитниками религиозного мировоззрения, он указывает, что те, с целью сохранения своего влияния на верующих, стремятся осовременить, сделать более наукообразной религиозную картину мира за счет введения в нее богословски истолкованных новейших достижений наук о природе, человеке и обществе. По Шмидту-Саломону, такая модернизация религии лишь маскирует наиболее явные противоречия, не меняя коренных положений религии, несовместимых с рациональным подходом. Такой подход затрудняет «отказ» от религии и принятие эволюционного гуманизма, базирующегося на науке, философии и искусстве.

Шмидт-Саломон не отрицает, что религия делает жизнь человека осмысленной, дает ответы на экзистенциальные вопросы. Тем не менее, признавая за религией функцию смысл ополагания, он предлагает «плодотворную замену» религии — философию. Важным отличием философии от религии является отказ от беспрекословной веры, опора на практический опыт и рационально-теоретические выводы. Это сближает философию с наукой.

Нравственные нормы, которые пропагандирует религия, по мнению Шмидта-Саломона, являются в большинстве своем негативными. Он отрицательно оценивает моральные требования, изложенные в священных текстах. Ни один из религиозных текстов, согласно Шмидту-Саломону, даже близко «не подходит для того, чтобы отстаивать самый минимальный набор прав и свобод человека, признаваемых в цивилизованном обществе». В иронической манере он пишет об Откровении Иоанна Богослова, что «мало есть текстов в мировой литературе, которые могут сравниться с этим безудержным садизмом. Литературные изыски маркиза де Сада, по сравнению с ним, покажутся сказками на ночь». Сам Бог авраамических религий, судя по описываемому в священных книгах поведению, по мнению Шмидта-Саломона, никак не может считаться моральным авторитетом, так как творит колоссальные злодеяния против людей.

Шмидт-Саломон затем переходит к рассмотрению связи религии и нравственности, настаивая на том, что люди вовсе не нуждаются в религии, для того чтобы быть хорошими и добрыми, нравственными существами. Придерживаясь объективного релятивизма в вопросах морали, Шмидт-Саломон считает, что абсолютная мораль вовсе не нужна для мирного и продуктивного сосуществования людей, на ее место он ставит этику.

Этика эволюционного гуманизма основана не на священных предписаниях и не на метафизических конструкциях вроде «благородства» или «моральности». Она направлена исключительно на рассмотрение ситуаций, когда как минимум две стороны имеют конфликтующие интересы, и взвешивает их для нахождения «честного» решения. Из этого, например, следует, пишет Шмидт-Саломон, что невозможно вести себя «неэтично» по отношению к самому себе (поскольку есть лишь одна сторона, никто ни с кем не конфликтует). Мораль, с другой стороны, может предписывать человеку что-то и в отношении к самому себе.

Видный немецкий гуманист философ Иоахим Каль критикует Шмидта-Саломона за моральный релятивизм. Он убежден, что, отказавшись от «дурного морализаторства», Шмидт-Саломон наносит обезоруживающий удар всякому гуманизму. «Основной ошибкой» книги является «отрицание хорошего и плохого»; это приравнивается к «обезглавливанию любой разновидности гуманизма», так как без такой «системы координат», полагает Каль, «мирное и свободное сосуществование людей» невозможно36. За отказом от основных этических норм «добра» и «зла», считает Каль, обязательно следует отказ от категорий вины и предосудительности деяния.

Шмидт-Саломон действительно проваливается в вопросах этики / морали / нравственности. Предлагаемая им «этика» сформулирована предельно расплывчато: указано, каким должен быть результат ее работы (справедливое разрешение конфликтов интересов), но ничего не сказано о практических способах реализации данной задачи. Кто, например, должен «честно взвешивать» интересы столкнувшихся сторон? И какими принципами он при этом должен руководствоваться? Где гарантия, что конфликтующие стороны, ведомые каждый своим «натуральным эгоизмом», придут к соглашению? Наверное, можно сказать, что с точки зрения реализации Шмидт-Саломон решительно ничего не говорит про этику, что обесценивает и его теоретические построения в этой области.

Этика эволюционного гуманизма — гуманистическая этика добродетелей. Среди этих добродетелей разум занимает значимое место, однако гуманизм — это и следование таким добродетелям, как достоинство, ответственность, сострадание и др. Аксиология эволюционного гуманизма, сформулированная Шмидтом-Саломоном, выражена в десяти заповедях эволюционного гуманиз-ма37, являющихся своеобразной альтернативой десяти библейским заповедям:

1. Не служи чужим или местным «богам», но лишь великому этическому идеалу уменьшения страдания в мире.

2. Будь справедлив к своему ближнему и дальнему.

3. Не бойся авторитетов, имей смелость использовать свой разум.

4. Не лги, не жульничай, не кради, не убивай, разве что не будет иного пути, чтобы достичь и защитить гуманность.

5. Не морализируй, помогай устранять те пагубные обстоятельства, от которых в наши дни страдают люди — ты будешь удивлен, когда откроешь для себя, насколько дружелюбными, творческими и обаятельными могут

36 Fink H., Kahl J., Schmidt-Salomon M. Was heißt Humanismus heute? Ein Streitgespräch zwischen Joachim Kahl und Michael Schmidt-Salomon. Aschaffenburg, 2007. S. 14.

37 Schmidt-Salomon. Op. cit. S. 154-156.

быть Homo sapiens, подчас несправедливо называемые «дикими животными».

6. Не вырабатывай в себе иммунитет к внешней критике; честная критика — это дар, который не должно отвергать.

7. Не чувствуй себя чересчур уверенным! Но и ставь под вопрос свои сомнения! Даже если всё, что мы знаем, ограниченно и временно приходится опираться на свои убеждения. Будь восприимчив к лучшим аргументам — только так ты сможешь избежать догматизма и авторитаризма.

8. Борись со склонностью видеть вещи такими, как их привыкли видеть. Прежде чем принимать решение, рассмотри каждую точку зрения.

9. Наслаждайся своей жизнью — скорее всего, она у тебя одна!

10. Посвяти свою жизнь служению высшему благу, будь частью традиции, которая стремится сделать этот мир более прекрасным и достойным для жизни. Такое отношение не только этично, но также является лучшим способом наполнить свою жизнь смыслом.

Шмидт-Саломон подчеркивает демократический, недогматический и мирской характер своей ценностной системы, в отличие от догматической, теистической аксиологии.

«Десять заповедей» эволюционного гуманизма Каль оценивает как «электрозащёлку» «произвольности»38 («Türöffner» für «Beliebigkeit»), поскольку «заповеди», так же как и этот автоматический механизм открывания двери, можно не замечать. «Заповеди» Шмидта-Саломона, подобно ветхозаветным, также могут быть проигнорированы или «полностью отвергнуты». Каль полагает, что в жизни, как правило, необходимы четкие инструкции к действиям, чье соблюдение обязательно. В качестве примера таковых он приводит правила дорожного движения.

Переходя к своему ключевому концепту «доминирующей культуры гуманизма и просвещения», Шмидт-Саломон отмечает, что «несмотря на то что все великие достижения модерна были связаны с традицией Просвещения», она до сих пор ведет «подпольную борьбу в мировоззренческой области»39. Он констатирует, что ведущей культурой в современном европейском обществе является христианская культура. Шмидт-Саломон убежден, что современное правовое государство невозможно в рамках религиозной культуры, и предлагает заменить ее светской гуманистической культурой, которая базируется на общедемократических принципах. Ведущая культура гуманизма и просвещения должна занять доминирующую позицию, так как только она, по мнению автора, способна создать условия для развития плюрализма в обществе40. Преимущества этой культуры, согласно Шмидту-Саломону, несомненны: с одной стороны, она оказывает людям поддержку в поиске смысла жизни, с другой стороны, она достаточно открыта, чтобы не ограничивать самостоятельность людей. В условиях домини-

38 Шмидт-Саломон не дает четкого определения «произвольности». С уверенностью можно утверждать только то, что она является частным случаем политики мультикультура-лизма. Он противопоставляет ее и фундаментализм «доминирующей культуре гуманизма и просвещения».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

39 Schmidt-Salomon. Op. cit. S. 131.

40 Idem. Leitkultur Humanismus und Aufklärung. Jenseits von Fundamentalismus und Beliebigkeit // Atheismus und Humanismus (Humanismus aktuell; 17). B., 2005. S. 31.

рующей культуры гуманизма и просвещения религия признается частным делом каждого: поскольку мысли свободны, каждый может верить во что угодно, включая иррациональные мифы. Однако эти воззрения не могут и не должны проникать в политику или, например, общее образование. Любые общественные политические дискуссии должны придерживаться светских ценностей: во-первых, гуманистической ориентации на право людей на самоопределение, во-вторых, ориентацией на интеллектуальную честность, требующую от используемых утверждений быть логически или эмпирически подтверждаемыми.

Принцип государственной идеологической нейтральности не может быть буквальным, по мнению автора. Он должен иметь ряд ограничений: так, утверждения, содержащиеся в конституции страны, необходимо признать ценностями. Религиозные движения, противостоящие каким-то из этих ценностей, не имеют права пользоваться свободой распространять свое мировоззрение.

Образование должно учить детей ценностям, сформулированным в конституции, как обязательным. Шмидт-Саломон неоднократно заявляет, что необходимо пойти по «иному пути в образовательной сфере»41, прекратить государственную поддержку религии42 и, в том числе, отменить преподавание уроков религии.

Применительно к преобразованию общества Шмидт-Саломон выдвигает требования строгого отделения Церкви от государства, светского содержания образования, отмены церковного налога и любого другого государственного финансирования религиозных организаций, достижения конституционно-правового обеспечения свободы совести. Эти требования достигаются законодательными преобразованиями, и программа действий гуманистов включает достижение этих требований с помощью существующих общедемократических процедур. С достижением законодательного паритета религиозных культур и гуманистической культуры эволюционные гуманисты планируют достичь доминирующего положения их культуры, как наиболее соответствующей принципам рационализма и демократическим ценностям правового государства.

Шмидт-Саломон предполагает, что в условиях честной «идейной конкуренции» и возможности пропагандировать свое мировоззрение наравне с религиозным (равный доступ к информационным ресурсам), ведущая культура гуманизма и просвещения неизбежно начнет набирать популярность в обществе, поскольку именно она позволяет наилучшим образом удовлетворить личные интересы каждого отдельного человека43. Можно согласиться, что это предположение не лишено оснований, поскольку неявная поддержка гуманистических ценностей в Германии, как было показано выше, весьма высока. Однако, несмотря на то что гуманизм является распространенным мировоззрением в Германии, гуманизм, который отстаивает секулярные союзы Германии, напротив, представлен меньшинством, хотя это меньшинство неуклонно растет44.

41 Schmidt-Salomon. Manifest des evolutionären Humanismus... S. 133.

42 Ibid. S. 137.

43 Ibid. S. 33.

44 Коростиченко Е. И. Организации немецких свободомыслящих в современную эпоху (вторая пол. XX — нач. XXI в.) // Вестник Московского университета. Серия 7: Философия. 2015. № 3. С. 93.

Шмидт-Саломон убежден, что гуманизм сможет получить преимущество на «духовном рынке», только конкурируя с религиями за умы людей. Для этого необходимо отмежеваться от религий, противопоставив им своего рода «светскую религию» — эволюционный гуманизм. В духе автора «Манифеста» рассуждает российский исследователь А. Каримов, постулирующий два возможных пути гуманизма. Он может «либо остаться неким аморфным движением, которое выступает против всего плохого за все хорошее, либо как-то конкретизировать свое учение, сплотить своих последователей и таким образом самому превратиться в новую религию»45.

Однако не все исследователи разделяют избранный Шмидтом-Саломоном подход к противостоянию религии и гуманизма. Йоахим Каль указывает Шмидту-Саломону на то, что, вместо того чтобы «бесцеремонно или даже грубо обращаться с религией», нужно постараться обнаружить «смысл в бессмыслице», а также стремиться к диалогу с верующими46. Он убежден, что книга Шмидта-Саломона уже в силу своей «резкой риторики» скорее отталкивает читателя, чем заинтересовывает47. Такой подход разделяет российский исследователь гуманизма В. Кротов, считающий, что «подлинный гуманизм не может позволить себе роскоши строить новые перегородки между людьми или наращивать старые. Если гуманистическое течение... вместо строительства общей культуры будет культивировать свои специфические догмы, оно может надолго дискредитировать само понятие гуманизм. Слово "гуманизм" станет обозначением принадлежности к одному из своеобразных меньшинств»48. Действительно, Шмидта-Саломона можно обвинить в непочтительном отношении к религии. Подобно новым атеистам, он нарочито нападает на религию, изображая на многочисленных примерах абсурдные и пагубные свойства религиозных верований и практик.

При этом нельзя согласиться с односторонней оценкой марксистов из Немецкого союза свободомыслящих, которые характеризуют эволюционный гуманизм Шмидта-Саломона как абстрактный и ненаучный. При определении гуманизма автор «Манифеста» не ограничивается социальными абстракциями, а указывает на права, достоинства и возможности человека. Эволюционный гуманизм, вбирая в себя выдвинутое Марксом понимание гуманизма как реального движения, противостоящего абстрактному утопизму, обогащается и проявляет свою новизну и актуальность. Несмотря на множество недоработок, в которых можно упрекнуть автора концепции, есть причины полагать, что у этого обновленного эволюционного гуманизма, в отличие от старого (Хаксли), есть достаточно оснований, для того чтобы стать реалистичным, практическим гуманизмом, а не ограничиться утопическим теоретизированием. На это указывает и тот факт, что образованная в Германии в 2017 г. Партия гуманистов (Partei der

45 Каримов А. Р. Ценности современного светского гуманизма // Гуманизм и современность: Материалы Международной научно-образовательной конференции (8—9 ноября 2013 года) / Т. М. Шатунова, ред. Казань, 2013. С. 50.

46 Fink, Kahl, Schmidt-Salomon. Was heißt Humanismus heute?.. S. 26.

47 Ibid. S. 11-27.

48 Кротов В. Культура человечности или новая партийность? // Здравый смысл. 1997. № 4. С. 85.

Humanisten) объявляет эволюционный гуманизм своей официальной идеологией49, и Михаэль Шмидт-Саломон регулярно выступает спикером на мероприятиях партии.

Ключевые слова: гуманизм, эволюционный гуманизм, религия, антиклерикализм,

секуляризм, свободомыслие, этика, Докинз, Шмидт-Саломон.

Список литературы

Докинз Р. Бог как иллюзия / Н. Смелкова, пер. М., 2008.

Докинз Р. Эгоистичный ген / Н. Фомина, пер. М., 2013.

Дюркгейм Э. Элементарные формы религиозной жизни // Гараджа В. И. Религиеведение. М., 1995. С. 36-42.

Каримов А. Р. Ценности современного светского гуманизма // Гуманизм и современность: материалы Международной научно-образовательной конференции (8-9 ноября 2013 года) / Т. М. Шатунова, ред. Казань, 2013. С. 47-51.

КонашевМ. Б. Эволюционисты и религия. СПб., 2012.

Коростиченко Е. И. Организации немецких свободомыслящих в современную эпоху (вторая пол. ХХ — нач. XXI в.) // Вестник Московского университета. Серия 7: Философия. 2015. № 3. С. 83-99.

Кротов В. Культура человечности или новая партийность? // Здравый смысл. 1997. № 4. С. 82-85.

Куртц П. Совместимы ли наука и религия? // Здравый смысл. 2003. № 1 (26). С. 31-34.

Mаркс К. К критике Гегелевской философии права // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М., 19552. Т. 1.

Трофимова З. П. Английское свободомыслие в XX веке. М., 2006.

Atheistische Buskampagne unerwünscht. URL: https://www.jungewelt.de/ artikel/122098. atheistische-buskampagne-unerw%C3%BCnscht.html (дата обращения: 20.06.2018).

Baab F. Was ist Humanismus? Geschichte des Begriffes, Gegenkonzepte, säkulare Humanismen heute. Regensburg, 2013. Bd. 51.

Dennett D. Breaking The Spell: Religion As a Natural Phenomenon. N. Y., 2006.

FinkH., Kahl J., Schmidt-Salomon M. Was heißt Humanismus heute? Ein Streitgespräch zwischen Joachim Kahl und Michael Schmidt-Salomon. Aschaffenburg, 2007.

Gegen religiöse Diskriminierung am Arbeitsplatz: [gerdia.de]. URL: http://www.gerdia.de/ node/85 (дата обращения: 23.08.2014).

Gottesvorstellung nach Religionszugehörigkeit, 2002. URL: https://fowid.de/meldung / gottesvorstellung-nach-religionszugehoerigkeit-2002 (дата обращения: 16.06.2018).

Humanistenquote, 2004. URL: https://fowid.de/meldung/humanistenquote-2004 (дата обращения: 20.06.2018).

Humanistenquote, 2007. URL: https://fowid.de/meldung/humanistenquote-2007 (дата обращения: 16.06.2018).

Huxley J. The Uniqueness of Man. L., 1941.

Leitbild. URL: https://diehumanisten.de/politik/Leitbild (дата обращения: 28.06.2018).

Religionszugehörigkeiten in Deutschland 2016. URL: https://fowid.de/meldung/ religionszugehoerigkeiten-deutschland-2016 (дата обращения: 20.06.2018).

49 Leitbild: [diehumanisten.de]. URL: https://diehumanisten.de/politik/Leitbild (дата обращения: 28.06.2018).

Schmidt-Salomon M. «Irgendwie sind wir doch alle Humanisten...» Über die soziale Verankerung und die Entwicklungspotentiale des Humanismus in Deutschland. URL: http://www.schmidt-salomon.de/irgendhuman.pdf (дата обращения: 20.06.2018).

Schmidt-Salomon M. Leitkultur Humanismus und Aufklärung. Jenseits von Fundamentalismus und Beliebigkeit // Atheismus und Humanismus (Humanismus aktuell;17). B., 2005. S. 2735.

Schmidt-Salomon M. Manifest des evolutionären Humanismus. Plädoyer für eine zeitgemäße Leitkultur. Aschaffenburg, 2006.

Vestnik Pravoslavnogo Sviato-Tikhonovskogo

gumanitarnogo universiteta.

Seriia I: Bogoslovie. Filosofiia. Religiovedenie.

2018. Vol. 79. P. 56-73

DOI: 10.15382/sturI201879.56-73

E. Korostichenko

Ekaterina Korostichenko, Candidate of Sciences in Philosophy, Institute of Philosophy of the Russian Academy of Sciences, 2/1 Goncharnaya Str., Moscow 109240, Russian Federation ek.korostichenko@gmail.com

ORCID: 0000-0002-7018-6301

Evolutionary Humanism and Religion in Michael Schmidt-Salomon's Interpretation

Abstract: This article discusses the conception of the modern German theorist and populariser of evolutionary humanism Michael Schmidt-Salomon. Along with the study of the original texts, the article contains criticism of his ideas. It shows that Schmidt-Salomon's conception, though based on the ideas of Julian Huxley, the founder of evolutionary humanism, as well as on the ideas of other theorists of humanistic and anticlerical direction, is an independent construction, consistent in its naturalistic approach and its focus on practical applicability. Many statements make their author close to R. Dawkins, but Schmidt-Salomon manages to refrain from excessive biologising in his views on the human nature. The concept of "mainstream culture", which is used by the author to formulate the problem of spreading the humanist worldview and to propose its solution, deserves special attention. Despite certain lack of thoroughness as to ethical problems, Schmidt-Salomon's evolutionary humanism can be viewed as an example of the present-day practical philosophy.

Keywords: humanism, evolutionary humanism, religion, anti-clericalism, secularism, liberal thought, ethics, Dawkins, Schmidt-Salomon.

References

Baab F. (2013) Was ist Humanismus? Geschichte des Begriffes, Gegenkonzepte, säkulare Humanismen heute. Regensburg.

Dennett D. (2006) Breaking the Spell: Religion as a Natural Phenomenon. New York.

Dawkins R. (1976) The Selfish Gene. Oxford: Oxford University Press (Russian translation 2013).

Dawkins R. (2006) The God Delusion. Bantam Press. (Russian translation 2008).

Durkheim E. Elementarnye formy religioznoi zhizni [The Elementary Forms of the Religious Life], in V.I. Garadzha (ed.) Religievedenie [Religious Studies]. Moscow 1995, pp. 36-42 (in Russian).

Fink H., Kahl J., Schmidt-Salomon M. (2007) Was heißt Humanismus heute? Ein Streitgespräch zwischen Joachim Kahl und Michael Schmidt-Salomon. Aschaffenburg.

Humanistenquote, 2004, available at https://fowid.de/meldung/humanistenquote-2004 (08.10.2018).

Humanistenquote, 2007, available at https://fowid.de/meldung/humanistenquote-2007 (08.10.2018).

Huxley J. (1941) The Uniqueness of Man. London.

Karimov A. R. (2013) "Tsennosti sovremennogo svetskogo gumanizma" ["Values of Present-Day Secular Humanism"], in T. M. Shatunova (ed.) Gumanizm i sovremennost': materialy Mezhdunarodnoinauchno-obrazovatel'noikonferentsii(8—9noiabria2013 goda) [Humanism and Our Time: Materials of International Scientific and Educational Conference, 8-9 November, 2013]. Kazan', pp. 47-51 (in Russian).

Konashev M. B. (2012) Evoliutsionisty i religiia [Evolutionists and Religion]. St Petersburg (in Russian).

Korostichenko E. I. (2015) "Organizatsii nemetskikh svobodomysliashchikh v sovremennuiu epokhu (vtoraia pol. 20 — nach. 21 v.)" ["Organisations of German Liberal Thinkers in the Present-Day Period (Latter Half of the 20th — early 21st Centuries"]. Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriia 7: Filosofiia. 2015, vol. 3, pp. 83-99 (in Russian).

Krotov V. (1997) "Kul'tura chelovechnosti ili novaia partiinost'?" ["Culture of the Humane or New Factionalism?"]. Zdravyi smysl. 1997, vol. 4, pp. 82-85 (in Russian).

Kurtts P. (2003) "Sovmestimy li nauka i religiia?" ["Are Science and Religion Compatible?"]. Zdravyi smysl. 2003, vol. 26, pp. 31-34 (in Russian).

Leitbild, available at https://diehumanisten.de/politik/Leitbild (08.10.2018).

Marx K. K kritike Gegelevskoi filosofii prava [Critique of Hegel's Philosophy of Right], in K. Marx, F. Engels. Sochineniia [Works]. Moscow, 1955, vol. 1 (in Russian).

Religionszugehörigkeiten in Deutschland 2016, available at https://fowid.de/meldung/ religionszugehoerigkeiten-deutschland-2016 (08.10.2018).

Schmidt-Salomon M. "Irgendwie sind wir doch alle Humanisten..." Über die soziale Verankerung und die Entwicklungspotentiale des Humanismus in Deutschland, available at http://www. schmidt-salomon.de/irgendhuman.pdf (20.06.2018).

Schmidt-Salomon M. (2005) "Leitkultur Humanismus und Aufklärung. Jenseits von Fundamentalismus und Beliebigkeit". Atheismus und Humanismus. 2005. Ss. 27-35.

Schmidt-Salomon M. (2006) Manifest des evolutionären Humanismus. Plädoyerfür eine zeitgemäße Leitkultur. Aschaffenburg.

Trofimova Z. P. (2006) Angliiskoe svobodomyslie v 20 veke [English Liberal Thought in the 20th Century]. Moscow (in Russian).

Wangerin C. Atheistische Buskampagne unerwünscht, available at https://www.jungewelt.de/ artikel/122098.atheistische-buskampagne-unerw%C3%BCnscht.html (08.10.2018).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.