Научная статья на тему '"это движение стало необходимостью": католическая церковь и фашистское насилие в Италии (1920-1924 гг. )'

"это движение стало необходимостью": католическая церковь и фашистское насилие в Италии (1920-1924 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
885
98
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИТАЛИЯ / ITALY / ФАШИЗМ / FASCISM / КАТОЛИЦИЗМ / CATHOLICISM / НАСИЛИЕ / VIOLENCE / МУССОЛИНИ / MUSSOLINI / ВАТИКАН / VATICAN / ПИЙ XI / POPE PIUS XI

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Чечи Лючия

В статье анализируется позиция католической церкви по вопросу фашистского насилия. После начального периода, который характеризуется осуждением насильственных действий со стороны фашистских отрядов, Ватикан изолирует христианско-демократическую партию (Народную партию Италии) Луиджи Стурцо и отрекается от нее, отстаивая легитимность авторитарного правительства Муссолини, которое пришло к власти силовым путем. Изменение позиции Святого Престола произошло вслед за поворотной, прокатолической ориентацией в развитии самого Муссолини, которая становится таковой по чисто политическим причинам и совпадает с поворотом вправо фашистского движения после оглушительного провала на выборах в ноябре 1919 года. Защита притязаний католической церкви, ее пространства и прерогатив вот тот высший интерес, которому Святой Престол подчинил свою политику в отношении фашизма в исследуемый исторический период.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THIS MOVEMENT HAS BECOME A NECESSITY": THE CATHOLIC CHURCH AND THE POLITICAL VIOLENCE OF FASCISM IN ITALY, 1920-1924

This article analyzes the position of the Catholic Church in the face of fascist violence. After an initial phase characterized by denunciation of the violent actions carried out by the squadristri, the Vatican isolated and abandoned the Catholic Democratic Party (PPI) of don Luigi Sturzo, upholding the legitimacy of Mussolini's authoritarian government, which had come to power through force. The change of position by the Holy See followed Mussolini's embrace of the Catholic Church. This happened for purely political reasons, coinciding with the rightward turn of the Fascist Party in the wake of its resounding failure in the elections of November 1919. The defence of the claims of the Catholic Church, its spaces and prerogatives: this was the supreme interest to which the Holy See subordinated its policies towards fascism during the period investigated.

Текст научной работы на тему «"это движение стало необходимостью": католическая церковь и фашистское насилие в Италии (1920-1924 гг. )»

УДК 94:27(450)"1920-1924" ББК 63.3(4Ита)61 + 86.375(4Ита)

«ЭТО ДВИЖЕНИЕ СТАЛО НЕОБХОДИМОСТЬЮ»: КАТОЛИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ И ФАШИСТСКОЕ НАСИЛИЕ В ИТАЛИИ (1920-1924 гг.)*

Аннотация. В статье анализируется позиция католической церкви по вопросу фашистского насилия. После начального периода, который характеризуется осуждением насильственных действий со стороны фашистских отрядов, Ватикан изолирует христианско-демократическую партию (Народную партию Италии) Луиджи Стурцо и отрекается от нее, отстаивая легитимность авторитарного правительства Муссолини, которое пришло к власти силовым путем. Изменение позиции Святого Престола произошло вслед за поворотной, прокатолической ориентацией в развитии самого Муссолини, которая становится таковой по чисто политическим причинам и совпадает с поворотом вправо фашистского движения после оглушительного провала на выборах в ноябре 1919 года. Защита притязаний католической церкви, ее пространства и прерогатив - вот тот высший интерес, которому Святой Престол подчинил свою политику в отношении фашизма в исследуемый исторический период.

Ключевые слова: Италия, фашизм, католицизм, насилие, Муссолини, Ватикан, Пий XI.

THIS MOVEMENT HAS BECOME A NECESSITY": THE CATHOLIC CHURCH AND THE POLITICAL VIOLENCE OF FASCISM IN ITALY, 1920-1924

Lucia Ceci,

Assistant Professor in Contemporary History, University of Rome Tor Vergata, Italy.

Abstract. This article analyzes the position of the Catholic Church in the face offascist violence. After an initial phase characterized by denunciation of the violent actions carried out by the squadristri, the Vatican isolated and abandoned the Catholic Democratic Party (PPI) of don Luigi Sturzo, upholding the legitimacy of Mussolini's authoritarian government, which had come to power through force. The change ofposition by the Holy See followed Mussolini's embrace of the Catholic Church. This happened for purely political reasons, coinciding with the rightward turn of the Fascist Party in the wake of its resounding failure in the elections of November 1919. The defence of the claims of the Catholic Church, its spaces and prerogatives: this was the supreme interest to which the Holy See subordinated its policies towards fascism during the period investigated.

Key words: Italy, fascism, Catholicism, violence, Mussolini, the Vatican, Pope Pius XI.

* Редакционная коллегия выражает благодарность за общую редакцию статьи и примечания к.и.н., доценту Воронежского государственного университета С.Г. Алленову.

Лючия Чечи, доктор истории, ассистент профессора современной истории Римского университета Тор Вергата (г. Рим, Италия) lucia.ceci@uniroma2.it

Перевод с итальянского Н.Н. Поташинской

|- 127

1. Муссолини и Ватикан

«Ощути сердцебиение толпы и осознай, как в условиях всеобщего разброда мой народ устремится ко мне».

Такими словами в октябре 1939 г. Бенито Муссолини подытожил ход собственных мыслей, побудивших его двадцатью годами ранее создать свой Союз борьбы [1]. Это был намек на послевоенные разочарования и амбиции, страхи и надежды, когда и политическая, и профсоюзная жизнь были проникнуты стремлением сдерживать или по-своему интерпретировать трудности и изменения, возникшие за три года Первой мировой войны. В 1919 г. Муссолини в поисках «сердцебиения толпы» еще не ощущал биения пульса католицизма. Он интуитивно считал, что в политике следует двигаться влево. Однако ввиду разрыва с социалистами ему предстояло опираться на две новые силы - бывших военных и футуристов*. В послевоенной неразберихе, когда возможность включения католических масс в политическую жизнь итальянского государства казалась безвозвратно утерянной, он обратился к силам, которые стояли на антиклерикальных позициях, по крайней мере в течение короткого периода деятельности Филиппо Томмазо Маринетти, совпавшего с основанием политической партии футуристов [2]. Манифест этой партии, опубликованный в феврале 1918 г. на страницах газеты «Италия футуриста» («Italia futurista») в качестве основы ее политической программы, представлял собой «самый бескомпромиссный и целостный антиклерикализм». В манифесте утверждалось, что вскоре Италия и Рим самым решительным образом освободятся от «церквей, священников, свечей и мадонн»; брак постепенно будет заменен «свободной любовью», и будет облегчена процедура развода. Иллюзии Маринетти относительно доступа к политике рассеялись в 1920 г., когда Муссолини отдалился от футуристов ради сближения с правыми.

За несколько месяцев до этого, выступая во Флоренции на первом съезде Союза борьбы, Маринетти под бурные аплодисменты заявил о необходимости «деватиканизации» Италии. «Фашисты! - говорил он. - Для Италии нет большей опасности, чем черная опасность**. Итальянский народ, который приложил громадные героические и победоносные усилия во время Великой войны (Первой мировой войны - прим. ред.), своей победой обеспечил триумф гениального динамичного футуризма. Однако миссия итальянского народа не будет выполнена, если он не сумеет решительно очистить прекрасный, полный движения и жизни полуостров от мертвящей заразы папства. Мы должны требовать, желать, даже

навязывать устранение папизма, а еще лучше - провести «деватиканизацию» [3].

С другой стороны, Муссолини также специально подчеркивал антикатолическую направленность собственных выступлений и деятельности созданного им 23 марта 1919 г. в Милане Союза борьбы. Известно, что программа фашистского движения, принятая в июне 1919 г. и опубликованная в «Пополо д'Италия»*** за несколько месяцев до выборов, включала пункт об «изъятии всего имущества религиозных конгрегаций и отмену любого финансирования епископов, которое является привилегией немногих и представляет собой значительный расход для Нации» [4]. Данное требование было повторено в тех же самых выражениях в «Постулатах фашистской программы» в мае 1920 г. Пьетро Скоппола**** справедливо замечает, что «сам факт появления данного требования в фашистской программе среди мер финансового порядка свидетельствует о том, в какой степени экономические вопросы превалировали над всеми прочими проблемами». Но также интересно, что в этот период в программе Социалистической партии аналогичное радикальное требование не фигурировало [5].

Таким образом, Муссолини оказался в первых рядах антиклерикальной борьбы. Он продолжал объявлять себя «таким же противником христианства, как Ницше» [6]. 1 января 1920 г. он писал в «Пополо д'Италия»: «Мы порываем со всеми очевидными истинами, плюем на все догмы, отвергаем

* Футуризм - литературно-художественное направление в рамках модернизма в искусстве начала XIX в., прежде всего в Италии и в России, провозгласившее культ будущего и отрицавшее все традиции как в жизни, так и в самом искусстве. Основоположник, теоретик и вождь направления - итальянский поэт Филиппо Томма-зо Маринетти (1876-1944), опубликовавший в 1909 г. «Манифест футуризма» - Прим. С. Алленова.

** Как видно из содержания антиклерикальной проповеди Маринетти, под «черной опасностью» он имел в виду угрозу духовной свободе, исходившую, как он полагал, от Ватикана. - Прим. С. Алленова.

*** «Пополо д'Италия» («II Роро1о ^КаИа» - «Народ Италии») - газета, основанная Бенито Муссолини 15 ноября 1914 г. после его разрыва с Итальянской социалистической партией. После Первой мировой войны газета стала рупором фашистского движения, а с 1922 г. -официальным органом Национальной фашистской партии. Просуществовала до 24 июля 1943 г. - Прим. С. Алленова.

**** Пьетро Скоппола (1926-2007) - профессор современной истории Римского университета, общественный деятель, видный представитель «левого» направления католической школы итальянской историографии. -Прим. С. Алленова.

любой рай, отбрасываем всяких шарлатанов - белых, красных, черных, которые заполняют рынок чудотворными наркотиками, чтобы «осчастливить» человеческий род».

И далее: «Сегодня две религии оспаривают господство над умами и миром: черная и красная. Ныне энциклики поступают из двух Ватиканов - того, что в Риме, и того, что в Москве. Мы являемся еретиками по отношению к обеим этим религиям. И только мы одни обладаем иммунитетом от всей этой заразы» [7].

Поворот в отношениях с католицизмом начался исключительно по политическим мотивам и совпал со сближением фашистского движения с правыми после сокрушительного провала на выборах в ноябре 1919 г., побудившего Муссолини искать более широкую и социально разнородную базу [8]. На втором съезде Союза борьбы в Милане 24-25 мая 1920 г. Муссолини отверг просьбу Маринетти подтвердить решительный разрыв с папством. Выступления Муссолини неопровержимо свидетельствовали о его стремлении начать путь к завоеванию власти, для чего следовало без излишней риторики приступить к беспристрастной и прагматической оценке политической ситуации в Италии.

«Что касается папства, - говорил Муссолини, -следует учитывать, что Ватикан представляет 400 млн. человек, проживающих во всем мире, а потому следует проводить умную политику для того, чтобы использовать эту колоссальную силу. Я сегодня абсолютно вне любой религии, однако политические проблемы остаются политическими проблемами. Никто в Италии не может посягать на этот духовный суверенитет, если не хочет развязать религиозную войну» [9].

Через несколько дней после закрытия съезда этот новый курс побудил Маринетти оставить Союз борьбы. Поворот Муссолини определился в последующие месяцы, когда фашизм начал утверждаться в качестве массового движения, разгонявшего оппозицию с помощью вооруженных отрядов и преподносившего себя в средствах массовой информации аграриям и промышленникам в качестве защитника итальянской цивилизации и буржуазного общества от угрозы большевистской революции. Отречение от антиклерикального и антикатолического прошлого определило избирательную кампанию Муссолини на политических выборах 1921 г., в которых фашисты участвовали в Национальном блоке, поддержанном в июне 1920 г. председателем Совета министров Джованни Джолитти*. Однако в наиболее выраженной институциональной оболочке этот поворот был обозначен 21 июня 1921 г. в выступлении дуче в Палате депутатов в ходе традиционной дискуссии,

следовавшей после речи короля. Это выступление стало парламентским дебютом Муссолини - в результате всеобщих выборов 15 мая он был избран в Палату депутатов вместе с еще 34 депутатами от фашистской партии. Избирательная кампания была омрачена яростными столкновениями фашистов с их противниками, позицию которых нельзя не учитывать для понимания политической линии вошедшего в парламент фашистского лидера.

Весьма определенно высказывался Муссолини и по религиозному вопросу. Антиклерикальные установки, свойственные ему еще годом ранее [10], были отброшены как «ошибка молодости», что стало значительным изменением политической ориентации. Отныне он объявлял антиклерикализм «анахронизмом», присущим некоторым фашистам и имевшим, по его словам, «чрезвычайно предосудительный характер». Однако помимо разрыва с прошлым Муссолини поставил на повестку дня установление отношений Италии с Ватиканом. При этом он настаивал на необходимости гарантирования материальной помощи епископской кафедре Рима и демонстрировал намерение стать привилегированным участником диалога со Святым Престолом в политическом и парламентском плане, вплоть до устранения католической Народной партии [11].

Наконец, Муссолини обратился к теме, предназначенной для позиционирования его самого в качестве лидера культурной спайки католиков и фашистов. Новая линия отношений с католицизмом и Ватиканом включала в себя идею о Риме в его связи с католицизмом посредством латинской и имперской традиции: «Я утверждаю, - говорил Муссолини, -что сегодня латинскую и имперскую традиции Рима представляет католицизм». И, обращаясь к постулату Теодора Моммзена* *, продолжал: «Если (...) Рим не остается без универсальной идеи, то я думаю и утверждаю, что единственная универсальная идея, существующая сегодня в Риме, - это та, которую распространяет Ватикан» [12].

Курс, намеченный Муссолини в начале его деятельности в Палате депутатов, был подтвержден

* Джованни Джолитти (1842-1928) - видный итальянский политик, умеренный либерал, реформатор. С 1892 по 1921 гг. пять раз возглавлял Совет министров Королевства Италии. Этот период его деятельности, совпавший с «золотым веком» итальянского либерализма, вошел в историю как «эра Джолитти». - Прим. С. Алле-нова.

** Теодор Моммзен (1817-1903) - выдающийся немецкий историк, филолог-классик и общественный деятель. Лауреат Нобелевской премии по литературе 1902 г. за труд «Римская история», почетный гражданин г. Рима. - Прим. С. Алленова.

во время преобразования фашистского движения в партию, произошедшего на третьем съезде Союза борьбы в Риме в ноябре 1921 г. Уже в «Программных направлениях» этой партии, опубликованных в «Пополо д'Италия» за месяц до съезда, утверждалось «абсолютное уважение ко всем религиозным верованиям; полная свобода католической церкви в области реализации ее духовного служения; разрешение разногласий со Святым Престолом; сохранение и укрепление власти государства в отношении всего, связанного с включением духовенства в гражданскую жизнь [13]. Таким образом, Муссолини выдвигал идею о примирении, но использовал при этом довольно осторожные тактические приемы [14].

Из программы новой партии, опубликованной 27 декабря 1921 г., исчезло упоминание об экспроприации имущества религиозных конгрегаций, но был подтвержден принцип суверенитета государства по отношению к церкви [15]. Перенос акцентов был плодом силовой игры Муссолини, направленной как на сохранение поддержки антиклерикалов, все еще широко представленных в фашистском движении, так и на то, чтобы предстать в глазах Святого Престола в качестве сильного и вызывающего доверие собеседника. Проведение второй линии осложнялось борьбой с Народной партией во всех областях, прежде всего, в Палате депутатов и печати, а также насильственными действиями военизированных фашистских отрядов. Нападения на членов этой католической партии участились в 1922 г., достигнув особенно острой фазы, когда разразился кризис либерального государства, не способного противостоять вооруженным отрядам из-за слабости чередовавшихся друг за другом правительств [16]. В то же время Народная партия, насчитывавшая более чем 300 тыс. членов, располагавшая вооруженной милицией, молодежными и женскими ассоциациями, а также профсоюзами, в которых состояло больше миллиона человек, позиционировала себя в качестве наиболее сильной организации и вступила на путь завоевания власти.

2. Насилие против Народной партии дона Стурцо

Между тем дон Луиджи Стурцо недооценивал растущую роль фашизма в Италии. В ноябре 1919 г. Народная партия получила 100 мест; ее депутаты располагались в Палате депутатов за фракцией социалистов, у которых было 156 представителей. Став второй крупной итальянской партией, она обрела свою базу и кадры на периферии, в плотной сети католических организаций и ассоциаций, пред-

восхитивших ее появление: белые лиги*, крестьянские лиги, сельские кредитные кооперативы, профессиональные ассоциации, социальные, культурные и молодежные кружки были распространены по всем епархиям. Несмотря на то, что эти организации гарантировали Народной партии массовую поддержку, их характер не мог не вызывать опасений у тех представителей Римской курии, которые сохраняли недоверие к введенным Стурцо «прогрессистским» новациям, грозившим нарушить традиции католицизма, склонного воспринять реакционные призывы правящего блока. В мае 1921 г., накануне выборов, один сицилийский священник в весьма содержательной речи, произнесенной в Риме, отрицал способность фашизма превратиться в автономную партию с собственной программой [17]. Результаты выборов все еще играли на руку Народной партии, которая решила не вступать в «национальные блоки».

В цитировавшейся выше речи от 21 июня 1921 г. Муссолини свел насильственные действия своих вооруженных отрядов к «нескольким ударам дубинкой» и «неизбежному пожару в газете, которая объявила фашизм ассоциацией преступников» [18]. Свою речь он заключил словами о том, что Народная партия сама должна решить, «кто она по отношению к нам - наш друг, враг или сторонник нейтралитета» [19]. Однако было ясно, что Стурцо и его партия, выступавшие за предоставление католикам решающей роли в деле демократизации политики, являются реальным препятствием для утверждения фашизма. Народная партия и фашизм, Стурцо и Муссолини искали опору в одной социальной среде у одних и тех же слоев населения. Один хотел дать сельской мелкой и средней буржуазии гражданские права в светском и демократическом государстве, а другой, - использовать те же самые формы против возможного принятия «красных» или «белых» аграрных законов и для восстановления «порядка» в деревне.

В январе 1922 г., когда фашистские отряды господствовали на большей части Северной и Центральной Италии, бросая открытый вызов государству своим насилием, Стурцо заново четко определил сущность фашизма. Выступая во Флоренции по случаю третьей годовщины основания Народной партии, он подчеркнул подрывной и антидемократический характер фашизма, который назвал «восстанием молодежи», использующей «альтернативную риторику насилия» и применяющей «крайнюю сте-

* Белые лиги ^МасаИ ЫаисЫ) - нарицательное название католических профсоюзных организаций в Италии. - Прим. С. Алленова.

пень защиты» от утративших доверие представителей и институтов буржуазии [20]. Однако обещание фашистов вернуть в деревни и города спокойствие и порядок встретили благоприятное отношение части католического мира, тем более что Муссолини тогда заявлял, что отвергает все формы антиклерикализма, и объявил себя поборником католицизма.

Критика фашистов в адрес Народной партии и ее секретаря сделалась особенно яростной в период первого и второго правительства Луиджи Факта. На пути к завоеванию власти Муссолини опасался альянса между членами Народной партии и социалистами-реформистами, которые смогли бы сформировать правительство, способное положить конец фашистскому насилию и восстановить законность. В эти месяцы Стурцо стал главным объектом политической борьбы: сицилийский священник рисовался в образе политикана-социалиста, а фашизм представлялся в качестве единственного достойного доверия защитника католической религии. Наиболее агрессивный тон полемики характерен для статьи, опубликованной в «Пополо д'Италия» 27 июля 1922 г., - в период тяжелейшего кризиса, который начался с отставки правительства Факта. В данной статье Муссолини назвал Стурцо «орудием Сатаны», а политику его партии - «материалистической, тиранической и антихристианской» [21].

Тем не менее, летом 1922 г. «новый человек» итальянской политики еще не имел достаточной веры в Ватикан, и «Чивильта Каттолика»* неоднократно обращалась к фашистам и их вождю с протестами по поводу насилия вооруженных отрядов, карательных акций и угроз [22]. Утверждалось, что «католики не могли (...) одобрять, а тем более - поддерживать фашизм», потому что он, как и социализм, «противостоит» «самым элементарным принципам христианства» [23]. В следующем номере уточнялось, что фашизм несовместим с «духом католицизма» и должен «неизбежно столкнуться» с ним [24].

18 сентября 1922 г., накануне заседания национального Совета Народной партии, восемь сенаторов, представлявших ее правое крыло, обратились к Стурцо с письмом, выражавшим протест против перспективы союза с социалистами и поворота партии влево. Среди людей, подписавших это письмо, фигурировали графы Карло Сантуччи и Джован-ни Грозоли, соответственно, президент и вице-президент Римского банка [25]. Речь шла о личностях, тесно связанных с Ватиканом, а потому письмо стало сигналом для дальнейшего сближения правых католиков с фашистами. Установка Святого Престола на поиски влиятельного участника переговоров, способного достичь соглашения с итальянским государством, уточнялась в последующие месяцы.

Таким образом, в то время как Муссолини решил завести речь о сходстве фашизма с христианством [26], 2 октября 1922 г. в циркуляре Государственного секретариата Ватикана, адресованного итальянским епископам и приходским священникам, рекомендовалось дистанцироваться от партийной борьбы. Это означало отстранение церкви и клириков от ответственности за Народную партию и могло свидетельствовать об определенном соглашательстве с фашизмом. Циркуляр был опубликован 19 октября в «Джорнале д'Италиа»** под заголовком «Документ Ватикана, который отлучает Народную партию» [27]. Двенадцать дней спустя, после похода на Рим и угрозы мобилизовать фашистские отряды на насильственный захват власти, Муссолини возглавил Совет министров Италии и стал фактическим правителем государства [28].

Журналу Ордена иезуитов «Чивильта Каттолика», до похода на Рим определявшему фашизм как «бессильные потуги старого либерализма, масонов, аграриев, разбогатевших промышленников, журналистов, политиков и им подобных», которые никогда не могли получить одобрение католиков [29], пришлось коренным образом изменить собственное суждение о Муссолини, чтобы узаконить фашизм в глазах католического мира. С этой целью выступили генерал ордена В. Ледоховский и даже новый Папа - Пий XI [30].

2. «Очень итальянский» Папа?

Акилле Ратти был избран Папой 6 февраля 1922 г. в результате четырнадцатого тура голосования. Избранное им имя, а также то, что он оставил на посту префекта Святейшей Канцелярии Рафаэля Мерри дель Валя - одну из ключевых фигур процесса гонений на модернистов, которые были характерны для предшествующего Понтификата, - должно было свидетельствовать о жела-

* «Чивильта Каттолика» («Ьа СМИа СайоНса») -журнал Общества Иисуса (иезуитов), основан в 1850 г. для утверждения христианских принципов в интеллектуальной, семейной и политической жизни, а также борьбы с либеральной прессой. Наряду с собственно бого-словско-религиозной проблематикой занимается вопросами философии, этики, литературы, искусства, социальной и международной политики. Формально не принадлежит к ватиканской прессе, но отражает позицию Ватикана. - Прим. С. Алленова.

** «Джорнале д'Италиа» («вюгпак ^КаИа») - влиятельная римская ежедневная газета. Основана в 1901, закрыта в 1976 г. Вплоть до прихода Муссолини к власти была рупором либералов-монархистов правого уклона, противников политического курса Джолитти. - Прим. С. Алленова.

нии продолжать курс, начатый Пием X. Не то, чтобы Ратти в прошлом проявлял особую симпатию к непримиримым: подтверждение Мерри дель Валя в качестве руководителя Святейшей Канцелярии или же кардинала Гаэтано де Лая как главы Консистории должно было создать противовес назначению Государственным секретарем Пьетро Гаспарри - кардинала из «либеральной» группы, который уже занимал этот пост при Бенедикте XV и сыграл на Конклаве решающую роль в избрании Ратти.

Начало Понтификата, которому предстояло подвести черту под историей католицизма XIX в., ознаменовалось благословением, обращенным к толпе с внешней террасы собора Святого Петра. Это был акт, который Папы не совершали в течение более чем полувека, - с тех пор, как прорыв итальянских войск через Ворота Пия ознаменовал конец Папского государства*. При объявлении кардинала Рат-ти Папой раздавались голоса о том, что новый Папа «очень итальянский» [31], однако Пий XI более своих предшественников оказался готовым парировать вызовы, обозначившие драматический поворот международной политики: подрыв европейского равновесия четверкой диктаторов (Муссолини, Гитлер, Сталин, Франко); великий финансовый кризис 1929 г.; колониальный конфликт; серьезные противоречия между католической церковью и государством в Мексике; война в Испании; расовые законы в Германии и Италии; подготовка Второй мировой войны [32].

Первые выступления Папы по вопросам международной политики оказались продолжением линии, намеченной его предшественником, что, в частности, показало и решение оставить Гаспарри на посту Государственного секретаря. Пий XI разделял озабоченность Бенедикта XV конфликтностью послевоенной ситуации, сложившейся между победившими и побежденными странами, похожим образом относился и к заключенным договорам. Разделяя идеи Эудженио Кьезы**, Пий XI видел, что дипломатическая деятельность Святого Престола непосредственно связана с церковной иерархией: «Достичь мира можно только изнутри коллективной жизни, которую он квалифицировал как социальное царство Христа, имея в виду организацию такого человеческого социума, который признает высший суверенитет Спасителя, а, значит, и Его викария на Земле» [33]. Папа посвятил теме царственности Христа свою вторую энциклику, появившуюся 11 декабря 1925 г. на закрытии Святого года под названием «Quas primas» [34]. Этот документ ввел праздник Христа-Царя и признал за католической церковью высшую роль в глобальной альтернативе

современной цивилизации. Опираясь на апокалипсический сценарий, в котором господствует «Бог-Мститель», энциклика потребовала от глав светского общества при установлении законов и свершении правосудия учитывать Божьи предписания и христианские принципы [35]. Подготовленный послевоенными евхаристическими конгрессами праздник Христа-Царя должен был стать самым эффективным лекарством от «этой чумы нашего времени, которой является так называемая светскость, со всеми ее ошибками и пустым подстрекательством» [36]. И царственность Христа должна была свидетельствовать о господстве Церкви над всей Землей. Этот праздник объединялся, как не преминул отметить Пий XI, с культом Святого Сердца Иисуса, которому в предыдущие десятилетия поклонялись семьи, армии и страны всего католического мира. Кровоточащее Сердце Иисуса символизировало божественную скорбь из-за дехристианизации современного мира, и его культ, усилившийся в годы Первой мировой войны, был направлен на распространение теократического проекта новой христианизации общества.

Уже в первом программном документе - энциклике «Ubi arcano» от 23 декабря 1922 г. [37] -Пий XI кратко обозначил доктринальное содержание своего представления о политической теологии, опирающейся на монолитное и авторитарное видение католицизма [38]. Таким образом, была подготовлена основа для восприятия фашизма как имеющего общую с католицизмом основу - такого же авторитарного, антилиберального и иерархического феномена. Но здесь же присутствовали и сожаления по поводу того, что в связи с особенностями вероучения католическая церковь не могла согласиться с

* 20 сентября 1870 г. на завершающем этапе борьбы за национальное освобождение и объединение Италии (Рисорджименто) итальянские войска после короткого боя вошли в Рим через Ворота Пия (Porta Pia) и освободили город от многовекового подчинения папам. С лета 1871 г. город стал не только официальной, но и фактической столицей Королевства Италия. В ответ Папа Пий IX, потерявший светскую власть и территорию, но сохранивший за собой Ватиканский дворец, объявил себя «вечным пленником» итальянского государства и отказался признавать его легитимность. -Прим. С. Алленова.

** Эудженио Кьеза (1863-1930) - видный итальянский политический деятель и журналист. В 1895 г. был одним из основателей, а затем и руководителей итальянской Республиканской партии. Являясь противником фашизма, вынужден был покинуть страну в 1926 г., после чего продолжил антифашистскую деятельность в изгнании. - Прим. С. Алленова.

тоталитарными претензиями государства, которое намеревался построить Муссолини.

3. «Несколько месяцев "кредита доверия"»

Впервые Акилле Ратти встретил Муссолини в Милане 4 ноября 1921 г. Будущий Папа, только что получивший сан кардинала, прибыл в архиепархию на несколько недель. Он появился там после трехлетнего пребывания в Варшаве сначала в качестве апостольского визитера для Польши и Литвы, а затем - нунция Польши и высшего церковного представителя в Верхней Силезии и Восточной Пруссии [39]. В беседе с археологом Джакомо Бони, который в течение четверти века руководил раскопками Римского Форума, архиепископ Ратти говорил о Муссолини как о «человеке, идущем вперед гигантскими шагами и заполняющем собой все, как силы природы». Ратти утверждал: «За ним будущее; остается только наблюдать, как все это будет происходить и на что он употребит свою силу» [40].

Проба сил, которую фашистские отряды продемонстрировали во время похода на Рим, не сопровождалась определением четкой позиции Святого Престола. Папа, - писала «Оссерваторе Романо»* в номере от 30-31 октября 1931 г., - намерен держаться «над любой политической схваткой», не отказываясь при этом от роли руководителя, который «духовно направляет судьбы всех католических Наций» [41]. В то же время до Ватикана доходили уверения в поддержке, которую фашизм обещал оказывать католической религии и церкви. Правда, 29 сентября священник-иезуит Э. Роза, еще не успевший дезавуировать свои выпады в передовицах в журнале «Чи-вильты Католика», был задержан на Пьяцца дель Пополо группой фашистов, перемежавших фашистские приветствия непристойными песнями и антиклерикальными выкриками [42]. Тем не менее, через несколько дней после образования нового правительства кардинал Гаспарри в интервью одному французскому журналисту определил фашизм как «необходимость» для Италии: страна, - говорил он, -идет навстречу анархии, и король Виктор Иммануил III поступил хорошо, доверив Муссолини пост председателя Совета министров, а также приказав солдатам не стрелять в чернорубашечников [43].

4 ноября на Римскую Курию произвело хорошее впечатление участие Муссолини, короля и правительства в полном составе в торжественной мессе по случаю годовщины победы, отслуженной в церкви Святой Марии Ангелов. «Чивильта Католика» подчеркивала, что, согласно правительственному распоряжению, память о победе впервые объединяла «в едином порыве религию и Родину», что

стало «новым фактом, - продолжал журнал, - после стольких лет, когда Бог был официально забыт, и правительство больше не осмеливалось упоминать Его имя» [44]. Действительно, зрелищная церемония впервые прошла вне стен Ватикана и оказалась в европейской послевоенной ситуации первым успешным шагом по пути национального примирения, совершенным под знаком коллективного траура [45]. Речь шла об одном из самых сильных проявлений политического мистицизма фашизма, истинного «мифа об основании его символической вселенной» [46]. Однако Государственный секретарь Ватикана на этом не остановился. В состоявшейся в те дни беседе с послом Бельгии при Святом Престоле кардинал Гаспарри выразил удовлетворение величайшим уважением к католической церкви, проявленным Муссолини и членами его правительства [47]. А в заключение кардинал сказал: «Дадим им еще несколько месяцев кредита доверия, прежде чем начинать судить о революционном государственном перевороте, который они совершили мастерски» [48].

Римская Курия вскоре сочла этот «кредит» весьма уместным. В течение двух лет самый молодой в истории объединенной Италии председатель Совета министров осуществил мероприятия в пользу Католической Церкви. Это случилось после шестидесяти лет игнорирования или оспаривания ее просьб и требований со стороны либеральных правительств Италии. На данном этапе речь шла не о единой политике, а о серии фрагментарных мер, которые, однако, имели большое символическое значение, отвечавшее чаяниям Святого Престола. В то время, как правительство утверждало свои обязательства относительно нерушимости брака и против развода, изображения распятия в школьных классах и других общественных местах постепенно становились обязательным атрибутом. Были выделены средства на восстановление поврежденных во время войны храмов; уравнивалось финансирование государственных и частных школ; предусматривалось дополнение гражданского календаря различными церковными праздниками и освобождение клириков от военной службы. Сверх того, правительство приняло меры по спасению Римского банка, который играл центральную роль в контроле и управлении крупнейшими католическими банками.

*«Оссерваторе Романо» («L'Osservatore Romano») -ежедневная газета, официальный печатный орган Святого Престола. Издание, основанное в 1861 г., охватывает всю публичную деятельность Папы римского, публикует статьи ведущих церковнослужителей и официальные документы. - Прим. С. Алленова.

Более того, Большой фашистский совет объявил фашизм не совместимым с масонством, одним из старейших врагов католической церкви. Другие мероприятия были направлены на укрепление морали и касались запрета азартных игр, порнографии и алкоголизма.

Решающей демонстрацией окончательного удара Муссолини и его министров по «светскости» должна была стать школьная реформа, объявленная министром образования Джованни Джентиле 31 октября 1922 г., уже накануне его назначения на этот пост. Кульминацией реформы стали королевские декреты весны-осени 1923 г.: в начальных классах государственных школ было введено обязательное обучение католической религии; государственный экзамен по католицизму должны были сдавать все студенты, в каких бы учебных заведениях они ни учились; частным учреждениям образования предоставлялась полная свобода обучения [49]. Очень скоро стало окончательно ясно, что данная реформа была связана не с непосредственным стремлением благоприятствовать католической церкви, а с косвенным стимулированием конкурентоспособности католического образования ради обогащения государственной высшей школы, которой предстояло приобрести крайне избирательный характер в качестве питомника для взращивания правящего класса [50]. Тем не менее, Святой Престол использовал свои скромные резервы в аналогичных целях саморекламы [51]. Однако в целом оценка реформы была положительной. Печать, наиболее близкая к Ватикану, как и следовало ожидать, приветствовала королевские декреты о школе. Отдельные критические голоса раздавались со стороны Стурцо и левых из Народной партии, не игнорировавших ни политические цели, которые преследовала реформа, ни всепоглощающие идеологические амбиции, заложенные в ее основу [52]. В тот же период между правительством и Святым Престолом начали налаживаться первые секретные контакты по Римскому вопросу*.

Мероприятия 1922-1923 гг., относившиеся к церковной области, в сущности, не означали радикального изменения политической линии последних либеральных правительств [53]. Однако введение данной реформы оказалось очередной попыткой национального правительства показать, что оно в состоянии реализовать и даже превзойти программу Народной партии по защите и пропаганде католических интересов. Через несколько недель после похода на Рим Муссолини решил встретиться с кардиналом Гаспарри. Их встреча состоялась в Палаццо Гульельми 19 или 20 января 1920 г. В то же время через иезуита Пьетро Такки Вентури был намечен «официальный» путь переговоров между

Ватиканом и правительством. На первой встрече с главой правительства, состоявшейся перед походом на Рим, Такки Вентури от имени Святого Престола предложил купить часть сиенской библиотеки Киджана [54] - богатого и престижного наследия из собрания ценнейших оригинальных рукописей библиотеки Энеа Сильвио Пикколомини. Ответ Муссолини превзошел самые оптимистичные надежды: правительство не продавало библиотеку, а дарило ее Папе. Несколько месяцев спустя на заседании Совета министров от 28 декабря 1922 г. было принято решение о бесплатной передаче всей этой библиотеки в собственность Библиотеки Ватикана [55]. Но в последующие дни Такки Вентури ожидали гораздо более сложные переговоры.

4. Репрессии и договоренности

5 июля 1923 г. кардинал Гаспарри передал Такки Вентури послание к дону Стурцо. Государственный секретарь, в свою очередь, выразил мнение Пия XI относительно единственно возможной линии поведения Стурцо как священника - немедленной отставки с поста политического секретаря Народной партии во имя высших интересов католической церкви [56].

Цель Муссолини - добиться роли единственного выразителя интересов церкви - была достигнута, в частности, благодаря поддержке внутри католических кругов [57]. 10 апреля 1923 г., накануне открытия съезда Народной партии в Турине, клерикально-фашистское крыло этой партии проголосовало за включение в повестку дня вопросов о полной поддержке правительства Муссолини и исключении левых из партии [58]. В те же дни была опубликована программа-призыв Национального союза, подготовленная Оттавио Корнаджио**, которая призывала католиков оказать фашистскому правительству

* Римский вопрос - политическое противостояние между светским итальянским государством и папским правительством в 1861-1929 гг., связанное с непризнанием Папой легитимности итальянского государства и неурегулированностью правового статуса Святого Престола в рамках этого государства. Конфликт разгорелся в 1861 г. после объявления Рима столицей единого Королевства Италии и закончился в 1929 г. подписанием Ла-теранских соглашений Папы Пия XI и правительства Муссолини, в результате которых было образовано новое папское государство Ватикан. - Прим. С. Алленова.

** Карло Оттавио Корнаджио Медичи Кастильони (1851-1935) - общественный и политический деятель, католический активист. В 1924 г. по предложению Муссолини получил пост сенатора за вклад в дело примирения церкви и государства. - Прим. С. Алленова.

полную поддержку. Фашистская печать представила данный документ в качестве признака раскола Народной партии, к которому якобы стремились высшие церковные круги. «Оссерваторе Романо» дала опровержение, но, не было сомнения, что обстановка в Ватикане менялась [59].

Открывая съезд в театре Скриба в Турине, Стурцо подчеркивал сущность Народной партии как демократической силы и отмежевывался от фашизма. Анализируя наблюдения члена партии с момента ее основания - адвоката из г. Модены Франческо Луиджи Феррари, который руководил антифашистским и католическо-демократическим журналом «Иль Домани д' Италиа» [60], - Стурцо говорил о несовместимости представлений о государстве у Народной партии и фашистов, обвиняя католиков в том, что они «с такой легкостью переходят под знамена других партий» [61]. Фашисты отреагировали немедленно: «Иль Пополо д'Италиа» объявила доклад Стурцо «враждебным выпадом». 24 апреля Муссолини созвал секретарей Народной партии и их заместителей, предложив им оставить свои посты. Против католических организаций поднялась волна насилия: 21 апреля фашисты разгромили штаб-квартиру католических ассоциаций в Беневенто; 29 апреля, чтобы помешать прибывшему с пастырским визитом архиепископу дать детям первое причастие и провести конфирмацию, они подожгли собор св. Стефана в Равенне, а 30 апреля напали на религиозную процессию в Савоне [62]. После этого члены Народной партии разошлись во мнениях в ходе парламентской дискуссии по закону Джакомо Ачербо, который отдавал две трети мест тем, кто получил на выборах 25 % голосов. И это ущемляло Народную партию. 26 июня в «Коррьере д'Италиа»* монсень-ор Энрико Пуччи, чьи заявления в прошлом Ватикан принимал весьма положительно, предостерег Стурцо относительно возможных осложнений в отношениях со Святым Престолом [63].

Фашисты развязали оголтелую кампанию против Стурцо и его партии, чтобы заставить церковную иерархию сломить сопротивление священников, пригрозили принять проекты законов против монашеских конгрегаций и католических школ. Муссолини дал знать Ватикану, что в случае, если депутаты от Народной партии не станут голосовать за закон Ачербо, отряды фашистов займут римские приходы. Через Такки Вентури Муссолини сообщил Государственному секретариату Ватикана, что настал подходящий момент для отставки Стурцо и ее оглашения [64]. Это был явный шантаж, которому Ватикан уступил, рассчитывая, что удаление Стурцо может стать подходящей для фашизма разменной картой, гарантирующей успех деятельнос-

ти Церкви и саму возможность Стурцо остаться в живых.

Стурцо оставил пост политического секретаря Народной партии 10 июля. Его отставка была мотивирована переданными ему днем ранее через того же Такки Вентури указаниями Папы и Государстве нно-го секретаря Ватикана: не допускать, чтобы еще больше усилились нападки на католическую церковь, начавшиеся в связи с оппозицией Народной партии закону Aчербо. После нашумевшего объявления Стурцо об отставке отдельные депутаты Народной партии, даже те, кто ранее был намерен воздержаться, поддержали решение своей партии и проголосовали за этот закон. Непосредственным результатом поддержки данного закона большинством голосов стало исключение Народной партии из Палаты депутатов, последовавшее за выходом из этой партии группы наиболее тесно связанных с Ватиканом депутатов, среди которых были Джованни Грозоли, Филиппо Криспольти и Карло Сантуччи.

Можно ли было уже тогда однозначно предполагать, как это сделал Луиджи Феррари**, что Италия стояла на пороге диктатуры [65]? Святому Престолу было хорошо известно, что фашистское насилие распространялось по Италии с помощью побоев, убийств и лошадиных доз касторки [66].

* «Коррьере д'Италиа» («Corriere d'Italia») - ежедневная газета, основанная в Риме в 1906 г. группой общественных деятелей консервативного направления. В период образования Народной партии в 1919 г. была фактически ее первым официальным изданием, затем входила в число газет, поддерживавших курс партии до момента ее отказа в 1923 г. от сотрудничества с фашистским правительством. В 1924 г. официально встала на сторону Национального союза. Продолжала выходить после принятия 31 декабря 1925 г. закона, подавлявшего свободу прессы, однако прекратила свое существование в сентябре 1929 года. - Прим. С. Aлленовa.

** Франческо Луиджи Феррари (1889-1933) - итальянский юрист, журналист, активист католического движения, политик. В 1922 г. основал католический журнал демократической направленности «Завтра Италии» («Il Domani d'Italia»), в котором в 1923 г. развернул кампанию за отказ Народной партии от поддержки правительства Муссолини. Неоднократно становился жертвой физических расправ со стороны фашистов и в 1926 г. вынужден был покинуть Италию. В эмиграции жил и работал во Франции и Бельгии, где в 1928 г. получил степень доктора социальных наук в Католическом университете Лёвена. Ab^ первых исследований итальянского фашизма и его взаимоотношений с католицизмом (в т.ч. : Ferrari, F.L. Le Rеgime Fasciste Italien. - Paris, 1928; Ferrari, F.L. L'Azione cattolica e il Regime. - Firenze, 1957; Ferrari, F.L. «Il domani d'Italia», con una prefazione di L. Sturzo. - Roma, 1958). - Прим. С. Aлленовa.

Об этом нередко сообщалось на страницах газеты «Оссерваторе Романо» и журнала «Чивильта Каттолика». Летом 1923 г. руководство Народной партии было принудительно распущено, разгромлены штаб-квартиры этой партии, а также газеты скаутов и процерковной организации «Католическая молодежь». Первого августа в Турине на группу молодых людей со значками «Католической молодежи» напали представители фашистской милиции. В Комо фашисты устроили погром в редакции католической газеты «Л'Ордине», не пощадив даже картину с изображением Святого Сердца [67]. В Пизе было разорено помещение «Католической молодежи». Святой Престол попытался протестовать в рамках письма Гаспарри кардиналу Пизы Пьетро Маф-фи, которое было опубликовано в «Оссерваторе Ро-мано», однако Государственный секретарь Ватикана не связывал эти эпизоды с намерениями Муссолини. Письмо было опубликовано не в политическом разделе газеты, а среди хроники, и в нем утверждалось, что виновниками насильственных действий были «преступники, которые злоупотребляли лозунгами фашизма» [68].

23 августа 1923 г. фашисты забили насмерть приходского священника Ардженты дона Джованни Минцони на пороге его дома, сочтя этого клирика виновным потому, что он отказался стать капелланом фашистской милиции и в качестве церковного ассистента большой группы скаутов убеждал своих подопечных устраняться от участия в деятельности фашистских молодежных организаций [69].

В целом авторитарность и ставка на насилие как направления всей фашистской политики были очевидны. Но Папе и его сторонникам все еще казалось, что дуче заслуживает доверия за то, что уже сделал для пользы церкви и за то, что ему еще осталось сделать - решить Римский вопрос. Предстояли трудности, не только тактические, связанные с попытками взаимного манипулирования, но и более деликатного и серьезного свойства. Между католицизмом и фашизмом существовали «созвучия», касавшиеся их основ [70]. Культ власти, критика индивидуализма как ядра либерально-демократической мысли, подчеркнутая вера в дисциплину, недоверие по отношению к любой дискуссии - все это составляло основу согласия, базировавшегося на уверенности в наличии таких общих врагов, как масонство, либерализм и коммунизм [71]. И даже если бином «веры и Родины» представлялся в этот период ключом к взаимоотношениям католицизма и фашизма, данная тема стала идеальной платформой для программы Итальянского национального центра, основанного в Болонье 12 августа 1924 г. вышедшими из Народной партии «правыми» и католика-

ми из Национального Союза [72]. Как пояснял один из основателей этого движения Аристиде Карапел-ле, основная идея Центра нашла отражение в формуле «Бог и Родина, Религия и Родина, Церковь и Государство» [73].

Возникновение данного Центра объясняется двумя фактами: развернувшейся кампанией по укреплению морали и потенциальной возможностью альянса членов Народной партии с социалистами. Национальный Центр формировался в период, когда страна находилась в глубоком кризисе в связи с убийством 10 июня депутата-социалиста Джакомо Маттеотти*, и Народная партия, руководимая начиная с мая Альчиде Де Гаспери, вступила в блок парламентского меньшинства, получивший название Авентинского [74]. Директор партийной газеты «Иль Пополо»** Джузеппе Донати вел кампанию по обвинению фашистов в соучастии в похищении

* Кризис Маттеотти - острейший политический кризис, едва не закончившийся отставкой правительства Муссолини. Толчком к развитию кризиса стало убийство 10 июня 1924 г. социалиста Джакомо Маттеотти, выступившего незадолго до этого в Палате депутатов с разоблачением фашистского террора в ходе только что прошедших парламентских выборов и заявившего об их фактической незаконности. Убийство, явно спровоцированное Муссолини, отозвалось по всей стране волной возмущения, вызвавшей растерянность руководства фашистов и разброд в рядах их движения. В знак протеста против фашистских беззаконий депутаты от оппозиции - социалисты, республиканцы, представители Народной партии и коммунисты - покинули парламент и образовали т.н. Авентинский блок. Однако умеренные лидеры оппозиционных фракций, делавшие ставку на силу морального протеста, не решились призвать на борьбу широкие массы и упустили момент для свержения режима. Получив возможность постепенно собрать силы, Муссолини перешел в наступление и в январе 1925 г. приступил к окончательной ликвидации оппозиции и буржуазно-демократических свобод. - Прим. С. Алленова.

** «Иль Пополо» («II Роро1о») - ежедневная политическая газета, основанная в Риме в апреле 1923 г. в качестве органа Народной партии. Газета стояла на антифашистских позициях и предостерегала своих читателей-католиков от поддержки правящего режима. После убийства Маттеотти и развернутой газетой кампании по разоблачению убийц Донати был снят с поста ее директора и летом 1925 г. был вынужден эмигрировать во Францию. В конце того же года под нажимом фашистов издание было остановлено. В октябре 1943 г. газета вновь начала выпускаться в подполье в оккупированном нацистами Риме. После освобождения Италии в июне 1944 г. продолжала выходить под разными названиями вплоть до 2003 года. - Прим. С. Алленова.

Маттеотти, и в июле, по инициативе Филиппо Тура-ти, газета стала писать о возможности альянса членов Народной партии с социалистами в том, что касалось антифашистской деятельности [75].

Отношение Де Гаспери к социалистам не понравилось Ватикану. Уже накануне создания Авен-тинского блока «Оссерваторе Романо» предостерегала от опасностей «фатального прыжка в неизвестность»: для «хорошо организованной и готовой действовать партии» любой политический поворот невозможен без «опасности для Нации» [76]. Однако в конце июля Пий XI заявил, что, возможно, необходимо четкое, аргументированное и окончательное включение Святого Престола в развернувшуюся политическую дискуссию, а также утверждение содержания статей журнала «Чивильта Каттолика» Государственным секретарем Ватикана. 2 августа этот журнал в передовой статье, подписанной отцом Э. Розой, дал несколько приглаженную оценку кризиса, начиная с заголовка - «Преступность в общественной жизни и своевременное предупреждение Церкви» [77]. В статье утверждалось, что депутат Джакомо Маттеотти не был мучеником, а был «жертвой общей политической преступности», в которой виновны как социалисты, так и фашисты: первые использовали насилие в качестве орудия политической борьбы, а вторые прибегали к нему в ходе правительственных действий против социалистов. В конечном итоге основная вина за развитие «политической преступности» возлагалась на социалистов. В отношении кризиса статья подтверждала необходимость отказаться от «прыжка в неизвестность» и выполнить долг католиков, подчинившись действующему правительству.

16 августа, когда в лесу Квартареллы было найдено тело Маттеотти, появилась статья, еще яснее выражавшая мнение Святого Престола по поводу кризиса, потрясшего тогда Италию. Под статьей снова стояла подпись священника Розы, но опубликована она была в «Чивильта Католика» - журнале, который отныне выходил после одобрения Папой содержания его выпусков [78]. В данной статье основное внимание было сосредоточено на угрозе гражданской войны. Автор напоминал католикам, что учение требует подчинения действующему правительству, тем более что Муссолини и его министры могут гордиться предоставлением католической религии «несказанных благ». Кроме того, церковь начала подготовку к торжественному празднованию Святого Года в 1925 г. Кто же, кроме нынешнего главы правительства, способен гарантировать безопасность, порядок и спокойствие тысячам паломников, которые вскоре приедут в Рим? Затем следовал весьма ожидаемый вопрос о сотрудниче-

стве членов Народной партии с социалистами, которое было объявлено неуместным, несвоевременным и вообще недопустимым [79].

Тем самым было указано направление политических действий. 23 сентября Святой Престол подтвердил абсолютный запрет священникам лично участвовать в политической борьбе и писать в партийную прессу. Тогда же де Гаспери дал понять Стурцо, что он должен прекратить сотрудничество с «Иль Пополо», выйти из партии и как можно скорее покинуть Рим ввиду того, что фашисты разграбили его римскую квартиру. Де Гаспери сообщил ему также о распространившихся слухах и о том, что священников могут начать убивать так же, как и других антифашистов. Дон Стурцо, не желая обращаться к фашистскому правительству, получил паспорт Ватикана и 25 октября 1924 г. уехал в Лондон. Вероятно, он думал о непродолжительной поездке за границу и, несомненно, не предполагал, что она стала началом изгнания, которое продлится 22 года.

В конце 1925 г. Джузеппе Донати покинул Италию из-за серьезных угроз, которые начал получать после проведенного газетой «Иль Пополо» расследования убийства Маттеотти. Через год в изгнание отправился и Луиджи Феррари. За границей Донати и Феррари вместе с доном Стурцо выполняли свой политический долг, пытаясь ознакомить общественное мнение с опасностью фашизма для демократии и мира в Европе. Тем временем, под ударом чрезвычайных законов, принятых в защиту фашистского государства, с Народной партией, как и с другими антифашистскими партиями, было покончено.

Ватикан предпочитал следовать линии «отсутствия оппозиции» фашизму, что, в конце концов, означало поддержку роста фашизма. Это был выбор, связанный с традиционным менталитетом церковной иерархии, основным приоритетом которой была защита «свободы» и жизненного пространства католической церкви, при абстрагировании от политического режима. И это представлялось Святому Престолу тем более уместным, поскольку правительство Муссолини оказало католической церкви ощутимые знаки своей щедрости. Логично, что в повестке дня Государственного секретариата Ватикана на первом месте тогда стоял вопрос о примирении с итальянским государством.

Примечания:

1. De Begnac, Y. Palazzo Venezia: Storia di un regime. -Roma, 1950. - P. 158.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. О политическом направлении итальянских футуристов см.: Gentile E. Il futurismo e la politica // Futurismo, cultura e politica / A cura di R. De Felice. - Torino, 1988. -P. 105-159.

3. Marinetti, F.T. Il discorso al Congresso dei Fasci di Combatimento // Roma futurista. - Vol. II. - 1919. -2 novembre. - P. 1.

4. См.: Fasci italiani di combatimento // Popolo d'Italia. -1919. - 9 giugno.

5. См.: Scoppola, P. La Chiesa e il fascismo durante il pontificato di Pio XI // Coscienza religiosa e democrazia nell'Italia contemporanea. - Bologna, 1966. - P. 362-418; цитату см. P. 364.

6. См.: Gentile, E. Contro Cesare: Cristianesimo e totalitarismo nell'epoca dei fascismi. - Milano, 2010. -P. 88.

7. Mussolini, B. Tra il vecchio e il nuovo: "Navigare necesse" // Popolo d'Italia. - 1920. - 1 gennaio; теперь также в Musslini, B. Opera omnia. - Firenze, 1951-1963. -Vol. XIV. - P. 230-232.

8. Цит. по: Gentile, E. Storia del Partito fascista 1919-1922:

Movimento e milizia. - Roma-Bari, 1989. - P. 69-162.

9. Mussolini, B. Opera omnia. - Firenze, 1951-1963. -

Vol. XV - P. 125.

10. См.: Ceci, L. L'Interesse superiore: Il Vaticano e Italia di Mussolini. - Roma-Bari, 2013. - P. 5-52.

11. Camera dei Deputati. Atti parlamentari. Legistratura XXVI. Discussioni. - 1921. - 21 giugno. - P. 89-98, особенно P. 97.

12. Ibidem.

13. In attesa del terzo Congresso nazionale fascista: Linee programmatiche del Partito Fascista // Il Popolo d'Italia. -

1921. - 8 ottobre.

14. См.: Pertici, R. Chiesa e Stato in Italia: Dalla Grande guerra al nuovo Concordato (1914-1984). - Bologna, 2009.

15. См.: De Felice, R. Mussolini il fascista. - Vol. I. - La conquista del potere (1921-1925). - Torino, 1981. -P. 756-763.

16. См.: Gentile, E. Storia del Partito fascista 1919-1922: Movimento e milizia. - Roma-Bari, 1989. - P. 544.

17. Sturzo, L. Discorsi politici. - Roma, 1951. - P. 74-106, особенно P. 86-88.

18. Camera dei Deputati. Atti parlamentari. Legislatura XXVI. Discussioni. - 1921. - 21 giugno. - P. 96.

19. Ibid. - P. 97.

20. Sturzo, L. Discorsi politici. - Roma, 1951. - P. 182-214.

21. Mussolini, B. Noi e il Partito Popolare // Il Popolo d'Italia. -

1922. - 27 luglio; Mussolini B, Opera omnia. - Vol. XVIII. - P. 318-320.

22. См.: La Civiltá Cattolica. - 1922. - 19 agosto, - LXXIII. - Vol, 3. - P. 369-376; ibid. 1922. - 2 settembre. - P. 467473.

23. La Guerra fratricida in Italia e il «grido di pace» del papa // La CiviM Cattolica. - 1922. - Vol. 3. - P. 361-365,

24. Ibid. - P. 472-473.

25. См.: De Rosa, G. I conservatori nationali: Biografía di Carlo Santucci. - Brescia, 1962. - P. 83.

26. См., напр., выступления от 18 августа и 20 сентября 1922 г. в Mussolini, B. Opera omnia. - Vol. XVIII. -P. 357-358, 412.

27. Repaci, A. La Marcia su Roma. - Milano, 1972 - P. 715-

716. Новое исправленное и дополненное издание; первое издание вышло в 1963 г.

28. Новые факты о приходе Муссолини к власти см. в Albanese G. La Marcia su Roma. - Roma-Bari, 2006.

29. Rosa, E. "L'Unitè d'Italia" e la disunione degli italiani / / La CiviM Cattolica. - 1922. - LXXIII. - Vol. 4. - P. 97110.

30. См.: Sale, G. Fascismo e Vaticano prima della Conciliazione. - Milano, 2007. - P. 26-27.

31. См.: Jemolo, A.C. Pio XI e la nuova situazione politica del Papato // Nuova Antologia. - 1922. - 16 febbraio. -P. 379.

32. См.: Margiotta Broglio, F. Pio XI // Encyclopedia dei papi. - Vol. III. - Istituto della Enciclopedia Italiana. -Roma, 2000. - P. 617-632. - Особенно P. 621.

33. Menozzi, D. Chiesa, pace e Guerra nel Novecento: Verso una delegittimazione religiosa dei conflitti. - Bologna, 2008. - P. 53.

34. Pio XI «Quas primas» // Enchiridion delle encicliche. -Vol. 5. - Bologna, 1995. - P. 158-193; Menozzi, D. RegalM sociale di Cristo e secolarizzazione: Alla origini della «Quas primas» // Cristianesimo nella storia. - 1995. -XVI. - № 1. - P. 79-113.

35. Pio XI «Quas primas». - P. 175.

36. Ibid. - P. 183.

37. Pio XI «Ubi arcano» // Enchiridion delle encicliche. -Vol. 5. - P. 10-61.

38. См. Bouthillon, F. La naissance de la Mard^'. Une Potage politique а l'âge totalitaire: Pie XI (1922-1939). -Strasbourg, 2001. - P. 42.

39. Об этом периоде см., в частности: Morozzo Della Rocca, R. Le nazioni non muoiono: Russia rivoluzionaria, Polonia indipendente e Santa Sede. - Bologna, 1992.

40. Valti, L. Celui qui ouvrit le Vatican // L'Illustration. -1937. - 9 gennaio. - P. 33.

41. Там в заметке, напечатанной мелким шрифтом, давался комментарий к посланию Папы итальянским епископам - см.: Santo Padre ai Vescovi d'Italia // L'Osservatore Romano. - 1922. - 30-31 ottobre.

42. Binchy, D.A. Church and State in Fascist Italy. - London, 1970. - P. 131 (первое издание в 1941 г.).

43. Le fascisme et le Vatican // Le Journal. - 1922. -11 novembre.

44. Cronaca contemporanea // La Civi^i Cattolica. - 1922. -LXXIII. - Vol. 4. - P. 352.

45. См.: Mosse, G.L. Le guerre mondiali dalla tragedia al mito dei caduti. - Roma-Bari, 1990. - P. 79.

46. Gentile, E. Il culto del littorio: La sacralizzazione della politica nell'Italia fascista. - Roma-Bari, 1996 (первое издание в 1993 г.). См. также Barezin, M. Making the Fascist Self: The Political Culture in the Interwar Italy. -Ithaca, 1997. - P. 82-99.

47. Beyens, N.E. Quatre ans а Rome 1921-1926: Fin du pontificat de Benoit XV, Pie XI, les dеb'uts du fascisme. -Paris, 1934. - P. 136-137.

48. Ibidem.

49. См. : Galfre', M. Una riforma alla prova: La scuola media di Gentile e il fascismo. - Milano, 2000.

138 -j

50. См.: Gaudio, A. Scuola, chiesa e fascismo: La scuola cattolica in Italia durante il fascismo, 1922-1943. -Brescia, 1995.

51. Ceci, L. Il dibatttito sull'insegnamento della religione tra le due guerre. II Caimi L. La religione istruita nella scuola e nella cultura d'Italia contemporanea I A cura di G. Vian. -Brescia, 2013. - P. 117-141.

52. См.: Pazzaglia, L. Cattolici e scuola nell'Italia contemporanea. - Milano, 1995. - P. 245-324.

53. Margiotta Broglio, F. Italia e Santa Sede: Dalla grande Guerra alla Conciliazione. Aspetti politici e giuridici. -Bari, 1966. - P. 249-251.

54. Tacchi Venturi, P. I miei ricordi (1861 - 1891 - 1931). Продиктованы 15 ноября 1951 г. II Archivium Romanum Societatis Iesu (ARSI). Fondo Tacchi Venturi. -Vol. 76.

55. См.: Rajna, P. L'alienazione della Chigiana II Marzocco. -XXVIII. - 1923. - 28 gennaio. - P. 1.

56. Взято из Caronia, G. Con Sturzo e con De Gasperi: Uno scienziato nella politica. - Roma, 1979. - P.316-317.

57. Разъяснение см. в монографии: Pollard, J. The Vatican and Italian Fascism: A study in conflict. - Cambridge, 1985. - P. 31-37.

58. De Rosa, G. Il Partito Popolare Italiano. - Bari, 1966. -P. 351-352.

59. Ibidem.

60. Ferrari, F.L. Per un atto di sincerita e coraggio II Il Domani d'Italia. - 1923. - 19 febbraio. Теперь также в монографии "Il Domani d'Italia" e altri scritti del prima dopoguerra (1919-1926) I A cura di M.G. Rossi. - Roma, 1982. - P. 66-70.

61. См.: Gli Atti del Partito Popolare Italiano. - A cbra di F. Malgeri. -Brescia, 1969. - P. 395-416.

62. См. : De Rosa, G. Il Partito Popolare Italiano - Bari, 1966. -P. 383-384.

63. См.: Pucci, E. Una parola chiara II Corriere d'Italia. -1923. - 26 giugno.

64. Caronia, G. Con Sturzo e con De Gasperi: Uno scienziato nella politica. - Cinque lune. - Roma, 1979. -P. 322-323.

65. См. Gli Atti del Partito Popolare Italiano... - P. 431.

66. См.: Guasco, A. Cattolici e fascisti: La Santa Sede e la politica italiana all'alba del regime (1919-1925). -Bologna, 2013. - P. 223-231.

67. См.: De Rosa, G. Il Partito Popolare Italiano. - Bari, 1966. - P. 420.

68. Письмо было опубликовано в L'Osservatore Romano. -

1923. - 20 luglio.

69. См.: Bedeschi, L. Don Minzoni - il prete ucciso dai fascisti. - Milano. 1973.

70. См.: Miccoli, G. Tra mito della cristianita e secolarizzazione: Studi sul rapporto chiesa-societa nel eta contemporanea. - Casale Monferrato, 1985. - P. 126.

71. См.: Zunino, P.G. Interpretazione e memoria del fascismo: Gli anni del regime. - Roma-Bari, 1991. -P. 143.

72. См.: De Rosa, G. I conservatori nationali: Biografia di Carlo Santucci. - Brescia, 1962. - P. 90.

73. Carapelle, A. Il Centro Nazionale Italiano. - Roma, 1928.

74. См.: Grasso, G. I cattolici e l'Aventino. - Roma, 1994.

75. См.: De Rosa, G. Il Partito Popolare Italiano. - Bari, 1966. - P. 490-491.

76. Per la giustizia. II L'Osservatore Romano. - 1924. -25 giugno.

77. Rosa, E. La delinquenza nella vita pubblica e gli opportuni moniti della Chiesa II La Civilta Cattolica. -

1924. - LXXV. - Vol. 3. - P. 193-206.

78. См.: Guasco, A. Cattolici e fascisti: La Santa Sede e la politica italiana all'alba del regime (1919-1925). -Bologna, 2013. - P. 261.

79. См.: Rosa, E. La parte dei cattolici nelle presenti lotte dei partiti politici in Italia II La Civilta Cattolica. - 1924. -LXXV. - Vol. 3. - P. 297-305.

139

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.