Научная статья на тему 'Этнополитическая и этносоциальная ситуация в Дагестане и новейшие конфликты'

Этнополитическая и этносоциальная ситуация в Дагестане и новейшие конфликты Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
10
4
Поделиться

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Цапиева Ольга, Муслимов Тагир

«Центральная Азия и Кавказ», Лулео (Швеция), 2007 г., № 3, с. 172-184.

Похожие темы научных работ по политологическим наукам , автор научной работы — Цапиева Ольга, Муслимов Тагир

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Этнополитическая и этносоциальная ситуация в Дагестане и новейшие конфликты»

Ольга Цапиева,

доктор экономических наук

Тагир Муслимов,

кандидат исторических наук

ЭТНОПОЛИТИЧЕСКАЯ И ЭТНОСОЦИАЛЬНАЯ

СИТУАЦИЯ В ДАГЕСТАНЕ

И НОВЕЙШИЕ КОНФЛИКТЫ

Дагестан - регион Российской Федерации, уникальный по своей истории, самобытной культуре, полиэтничности и полирелигиозности, природно-климатическим условиям, экономическому и демографическому потенциалу, геостратегическому и географическому положению. А в силу внутренней спецификации и важной роли в обеспечении безопасности на южных рубежах России он предстает как особый субъект РФ. К началу периода демократических преобразований Республика Дагестан (РД) унаследовала от прошлого комплекс противоречий и конфликтов в сфере межэтнических отношений. Планомерная политика по переселению с гор на равнину, проводившаяся при советской власти, привела к кардинальному изменению национального состава населения, обусловив высокую степень мозаичности и этнокультурного многообразия на низменности. Кумыки, ногайцы, чеченцы-аккинцы, азербайджанцы и русские оказались в местах компактного проживания в меньшинстве, что внесло «заряд» конфликтности, а также нарастание напряженности у представителей этих народов к переселенцам (аварцам, даргинцам, лакцам, лезгинам). Ситуация усугублялась характерным для Дагестана высоким уровнем внешней (в страны СНГ, в том числе в другие регионы России) и внутренней (с гор на равнину и обратно) миграции населения, вызванной трудоизбы-точностью (до 25% жителей республики соответствующего возраста); наличием территориально «не реабилитированных» репрессированных чеченцев-аккинцев и значительной части насильственно переселенных в Чечню горских народов (туда - в 1944 г. и обратно - в 1957-м); ассимиляционной политикой в отношении малочисленных этносов.

В процессе распада СССР и реформирования социально-экономической системы многие конфликты перешли из латентного состояния в «открытое»: возникли новые зоны противостояния и напряженности. У людей усилился социально-психологический дискомфорт, что привело к упрочению внутринациональных свя-

77

зей, а также к появлению и активизации общественных движений по этническому признаку. Формирование и функционирование ряда социально-политических и национальных движений стали этно-политической действительностью, причем в РД они представляли собой весьма богатую палитру: унитаристские, сепаратистские, этноконфессиональные, националистические, демократические и т.д. Заметно обозначилась консолидация на этнокорпоративной основе, являющаяся признаком политизации кланов, тухумов и социальных групп. Наблюдался своеобразный этнический парадокс: с одной стороны, интернационализация культуры, с другой - отчетливая тяга к национальному. В республике было зарегистрировано 17 партий, 22 национальных и общественно-политических движения, 17 различных центров и других объединений граждан. Изначально эти движения возникли как гуманитарные, просветительские и культурные центры, предназначенные для возрождения культуры, языка, а также традиций своих народов, но уже на первом этапе наметилась тенденция к их политизации. С этой целью некоторые нации даже стали прибегать к фальсификации подлинной истории.

Наибольшую опасность для РД представляли неопределенность положения Чеченской Республики, ее насыщенность оружием и боеприпасами, исключительно агрессивный характер неконтролируемых вооруженных групп, совершавших весьма опасные набеги на различные территории. Это не только наносило Дагестану значительный материальный ущерб, но и выступало одним из факторов дестабилизации обстановки. Из Чечни проникали уголовные элементы, ввозили оружие и боеприпасы, сбывали похищенное, а преступники скрывались от правосудия. В 1993 г. жители Чечни совершили на территории Дагестана 223 правонарушения, в том числе 23 убийства, десятки разбойных нападений и угонов автотранспорта, с целью получения выкупа похищали людей. В 1993 г. при следовании через Чечню было полностью разграблено 120 железнодорожных вагонов; 5010 вагонов и контейнеров прибыли с признаками взлома и хищений; сельхозтехника, перевозившаяся на 350 платформах, оказалась разукомплектованной. Началось выдвижение требований по поводу создания в составе РД кумыкской и лезгинской автономий, против чего выступали другие народы республики. В 1991-1992 гг. возник ряд острых конфликтов: длительное противостояние аварцев и чеченцев в селении Ле-нинаул Казбековского района на почве территориальных претен-

78

зий; конфронтация между кумыками и даргинцами в с. Костек по поводу землепользования; длительная забастовка кумыкского населения в Хасавюртовской зоне с требованием отставки руководства правоохранительных органов; голодовка кумыкских женщин на центральной площади Махачкалы.

Опасные инциденты отмечались в Дербенте (между лезгинами и азербайджанцами), Кизляре (между казаками и национальными движениями горцев) и Кизилюрте (между аварским национальным движением и правоохранительными органами). В результате спада производства и давления криминальных элементов заметно возрос отток из республики ее русскоязычных жителей. 24 октября 1992 г. состоялся I съезд Конгресса народов Дагестана, в котором участвовали представители 42 общественно-политических организаций и национальных движений. Съезд потребовал, чтобы каждому/каждой из более 30 народов и этнографических групп РД было предоставлено право на самоопределение и создание в Дагестане федеративной республики. В тот период деструктивные действия социальных движений осуществлялись по нарастающей. Особо можно выделить национальные движения чеченцев-аккинцев «Нохчи» и кумыков - «Тенглик». Часть чеченцев-аккинцев признавала себя гражданами Чеченской Республики. Несмотря на то что Съезд народных депутатов Дагестана принял решение о территориальной реабилитации чеченцев-аккинцев, переселении лакцев из Новолакского района, а также о восстановлении Ауховского района, чеченцы-аккинцы организовывали митинги и забастовки, требуя немедленной реализации вышеуказанного, хотя всем было понятно, что это невыполнимо. В 1992-1993 гг. было 15 случаев вооруженного противостояния преступных группировок правоохранительным органам, семь из них сопровождались взятием в заложники сотрудников МВД, прокуратуры и военкомата, четыре -захватом административных зданий горрайсоветов. В апреле - мае 1992 г. такого рода коллизии и захват сотрудников правоохранительных органов произошли в Кизилюрте и Махачкале. Указом Президиума Верховного Совета РД в Казбековском, Хасавюртовском районах и г. Кизилюрте объявляли чрезвычайное положение. 13-14 декабря 1992 г. в Махачкале прошел съезд народов РД, провозгласивший три главных принципа, которые позже легли в основу Конституции республики: 1) Дагестан един и неделим; 2) Дагестан находится в составе России; 3) у каждого народа есть свои проблемы, но их разрешение без учета интересов всех дагестанцев

79

невозможно. Следует отметить, что все три пункта поддерживались подавляющим большинством дагестанцев - независимо от их политических симпатий и антипатий, национальной или религиозной принадлежности.

В условиях, когда все народы Дагестана столкнулись с беспокоящими их затруднениями, снизить накал противоречий в межэтнических отношениях и стабилизировать общественно-политическую ситуацию можно было только путем мирного и согласованного урегулирования возникших проблем. Как отмечает профессор А.А. Мацнев, «без преодоления конфликтных ситуаций в сфере национальных отношений, без введения их в цивилизованное русло, без создания культуры разрешения этих конфликтов прочное Российское государство невозможно». Он же обращал внимание на то, что этнополитических противостояний в «чистом виде», как правило, бывает немного. Но этнический компонент присутствует во многих разновидностях конфликтов, а его потенциал «переливается» из одной конфликтности в другую. Развитие коллизий и их урегулирование происходило в Дагестане именно в таком русле. В советское время они зарождались как социальные, а затем перерастали в этнополитические. В тот период работа государственных органов и общественности строилась с учетом реальных возможностей разрешения конфликтов. Интересы сохранения гражданского мира, политической стабильности и единства РД требовали проведения продуманной национальной политики, учитывающей нужды и запросы всех народов Дагестана. Для реализации этих целей 28 июня 1993 г. Президиум Верховного Совета РД принял «Комплексную программу решения проблем национальных отношений в Республике Дагестан».

Меры, принятые органами власти для урегулирования проблем народов Дагестана, сводились к следующим направлениям:

1. По разрешению проблем репрессированного населения че-ченцев-аккинцев.

После длительной подготовительной работы, с согласия жителей Новолакского района, III съезд народных депутатов Дагестана принял (23 июня 1991 г.) решение о территориальной реабилитации репрессированных чеченцев-аккинцев и переселении с этой целью лакцев на новое место жительства. Это был единственный в России случай территориальной реабилитации репрессированного населения. Для организации работы с народом при правительстве РД были созданы организационные комитеты по восстановлению

80

Ауховского района и переселению жителей Новолакского. С целью согласования действий по реализации данной программы в Совете Министров РД сформировали специальный отдел по управлению процессами переселения и координации деятельности оргкомитетов по переселению лакского населения Новолакского района на новое место жительства - севернее Махачкалы.

2. По разрешению проблем «разделенных народов».

В условиях, когда большинство народов республики оказалось разделенным границами либо с новыми независимыми государствами (Азербайджаном и Грузией), либо с соседними субъектами РФ (Ставрополем и Чечней), властные органы Дагестана «не поддались» кампании суверенизации и отказались от объявления независимости, что вызвало успокоение вышеупомянутых этносов. Постановлением Верховного Совета ДССР 15 января 1992 г. был утвержден план мероприятий сотрудничества и взаимодействия между Азербайджанской Республикой (АР) и Республикой Дагестан по удовлетворению запросов и потребностей лезгинского и аварского населения в Азербайджане и азербайджанского - в Дагестане. По требованию лезгинов ряда населенных пунктов Ахтын-ского района из его состава был выделен и образован решением Верховного Совета РД от 29 июня 1993 г. Докузпаринский район. В рамках реализации постановления правительства РФ (№ 1151) от 10 сентября 1997 г. «О неотложных мерах по стабилизации и развитию экономики Республики Дагестан» правительство РД разработало и согласовало со всеми заинтересованными федеральными министерствами и ведомствами межправительственное соглашение «О сотрудничестве приграничных районов Российской Федерации и Азербайджанской Республики». В целях поддержки дагестанцев, живущих в АР, а также азербайджанцев, проживающих в РД, в апреле 1998 г. правительство России приняло «План мероприятий по этнокультурной поддержке диаспоры народов Дагестана в Азербайджанской Республике и азербайджанской диаспоры в Республике Дагестан».

3. По проблемам русского населения.

Этот вопрос включает ряд аспектов. Политический: без помощи русских и России РД не имела бы перспектив для быстрого, устойчивого и безопасного развития; нравственный: большинство русских прибыло в Дагестан в целях экономического и культурного возрождения, - внесли в эти сферы огромный вклад. Признанный патриарх исторической науки РД, профессор P.M. Магомедов

81

писал: «Годы пребывания в составе России при полной внешней безопасности много дали для развития Дагестана, для приобщения его к современным формам жизни. Уместно напомнить, что русские люди среди нас играли сближающую, интегрирующую, уравновешивающую роль, способствуя сближению наших народов и стабилизации нашего общества. Могут ли дагестанцы не принимать этого во внимание, думая о своем будущем?». Экономический: соответствующие интересы РД тесно связаны со Ставропольским, Краснодарским краями и Ростовской областью. В этом контексте даже целесообразно принять специальную программу «закрепления» русских в республике. Что касается этнокультурного аспекта, то сохранить русских и дружеские отношения между ними и дагестанскими народами необходимо и потому, что ныне РД стала русскоязычной не только в смысле межнационального общения: для теперешних дагестанцев русский язык стал уже родным. Представители молодого поколения творческой интеллигенции используют в своей работе русский язык. Органы государственной власти и управления республики, рассматривая вопрос о недопустимости оттока русского населения как важнейшее направление своей практической деятельности, принимали конкретные меры для снятия его остроты. Была создана Правительственная комиссия по проблемам русскоязычного населения.

4. По проблемам кумыкского народа.

В данном случае положительное значение имело решение парламента наделить ряд ущемленных в землепользовании кумыкских населенных пунктов дополнительными площадями за счет горных хозяйств. Для жителей пригородных поселков Махачкалы (Тарки, Альбурикент и Кяхулай), переселенных в 1944 г. в Хасавюртовский район, на землях высланных чеченцев-аккинцев выделили значительные участки под индивидуальное строительство. В целях ограничения миграции, прекращения переселения с гор на равнину и «сглаживания» социально-экономических условий в регионах инвестиции были переориентированы в конфликтогенные районы, а также приняты программы «Горы», «Возрождение» и «Юг». Образован Кумторкалинский район с включением в него кумыкских населенных пунктов Кизилюртовского района и части кумыкских административно-территориальных единиц Буйнакско-го. Президиум Верховного Совета РД принял (22 марта 1993 г.) Указ «Об образовании Новокостекского сельсовета в Хасавюртовском районе». Он был выделен из Костековского сельсовета с

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

82

целью ослабления противостояния даргинцев и кумыков в возникшем между ними конфликте по землепользованию.

5. По проблемам малочисленных народов.

Были приняты меры, направленные на поддержание культурно-этнического пространства разделенных народов и повышение статуса малочисленных, реализацию принципа равноправного представительства всех этносов в органах государственной власти. Три малых народа (агулы, рутулы и цахуры) обрели письменность. Все 14 этносов Дагестана, имеющих письменность, были одинаково представлены в Государственном Совете и - пропорционально численности - в Народном Собрании РД. Госсовет и правительство республики выступили учредителями газет «Вестник Агула» (на агульском языке) и «Ватан» (на татском), подняв их статус до республиканских изданий.

6. По проблемам ногайского народа.

Вместо одного прежнего образовано два ногайских избирательных округа по выборам депутатов в Народное Собрание РД. В соответствии с Законом РФ «О национально-культурной автономии», создана «Национально-культурная автономия ногайского народа» с руководящим органом в Ногайском районе РД.

7. По проблемам автономизации Дагестана.

По поводу призывов к автономизации Дагестана отметим: скоро все поняли, что в силу чрезмерно «смешанного» проживания этносов время создания национально-территориальных образований давно миновало. Если все же прибегнуть к этому, то РД можно будет называть не только «горой языков», но и «горой разделенных народов». Возьмем, к примеру, лакцев. На исторической территории формирования этого этноса (в Лакском и Кулинском районах) ныне живут лишь 19% лакцев (60% - в городах). Прочие (21%) разбросаны почти по всем районам республики. Если будет создан Лакский округ, то лишь для 19% лакцев. Какая же это автономия для народа, если 81% его представителей давно обосновались в остальных 9-10 округах? Какие национальные проблемы будут при этом решены? Политический аспект вопроса заключается в следующем: в предполагаемых автономиях бульшая часть населения окажется ущемленной в политических правах, ибо если образован национальный округ, то правящая элита формируется в нем из его же жителей. Для этого округи и создаются. Следовательно, граждане других национальностей будут ограничены в правах - само-

83

определение заместится самоограничением и межэтнической борьбой.

8. Реформа политического устройства.

В процессе преобразований в РД сложилась политическая система, которая явилась продуктом внутреннего, своеобразного развития. Она в значительной степени отвечала особенностям социально-политической структуры дагестанского общества. Был создан Государственный Совет из 14 человек, представителей 14 национальностей, регистрируемых в актах гражданского состояния. Госсовет был одновременно высшим исполнительным и представительным органом. Избираемый всенародно (при пропорциональном представительстве всех 14 этносов), парламент республики - Народное Собрание РД - включал 121 депутата. Глава правительства являлся первым заместителем председателя Госсовета. Эта система успешно функционировала, обусловив решение ряда важнейших задач, а именно:

- подавлены внутренние сепаратистские движения и не допущено разделение республики на части;

- ликвидирована первооснова массовых межнациональных столкновений и этнических чисток;

- проявилась политическая воля - отказ от вступления в приграничные конфликты с соседями;

- на протяжении всего этого периода в дагестанском обществе не сложилось ни одного серьезного движения, выступавшего за независимость от России;

- при всей весомости религиозного (мусульманского) фактора удалось избежать хоть сколько-нибудь значимого влияния исламистов на принятие политических решений.

Одним из важнейших актов высших органов власти Дагестана по национальному вопросу стало принятие постановления об образовании Министерства по делам национальностей и внешним связям РД. Такое сочетание функций этого ведомства подразумевало, что в условиях Дагестана (с его разветвленной диаспорой и интенсивной миграцией) национальная проблематика тесно связана с межрегиональными отношениями, т.е. с иными субъектами Федерации, а также с другими странами СНГ. Функции указанной структуры были расширены Указом Государственного Совета РД (№ 137) от 19 июня 1996 г. «О координирующей роли Министерства по делам национальностей и внешним связям в проведении единой внешнеэкономической линии Республики Дагестан».

84

Нехарактерный для Дагестана всплеск межнациональных конфликтов начала 90-х годов оказался недолговечным; коллизии постепенно исчезают с политической арены. В политике и во главе отдельных экономических блоков республики осталась часть их субъектов-основателей, привлеченных в элиту на компромиссной основе - за отказ от межэтнической конфронтации. Однако общество не стало менее конфликтогенным. Несколько противостояний прошлого периода остались не до конца разрешенными, а некоторые из них даже обострились. Обозначились новые конфликты -уже внутриэтнического и социально-политического характера (их основы были заложены в предыдущем периоде). В создании почвы для инцидентов виновны обе стороны - власть и общество, ставшие противоположными по своим интересам. В силу чего зародились новые конфликты? Почему их число увеличилось, а качественно они стали разнообразными? Согласно мониторингу, проведенному Министерством по делам национальностей, информации и внешним связям РД в 2005 г. - первой половине 2006 г., в муниципальных образованиях республики имело место 47 коллизий, из них: земельных - 29, социальных - семь, политических - три, межнациональных - два, экономических - один, бытовых - один. Отмечался переход от простых форм конфликтов к более сложным: от апелляций к властям до организации пикетов, митингов и перекрытия дорог, а также обращений в судебные инстанции - вплоть до Европейского суда. Многие инциденты носят затяжной характер. Мы классифицировали современные конфликты следующим образом: коллизии, связанные с реабилитацией репрессированной этнической группы чеченцев-аккинцев; инциденты, касающиеся реабилитации насильственно переселенных граждан; религиозные противостояния; конфликты поколений.

Постановление съезда народных депутатов Дагестана «О реабилитации репрессированных народов» было принято 23 июня 1991 г. во исполнение одноименного закона РСФСР от 26 апреля того же года. Кроме того, съезд принял решение, согласно § 3.1 которого следует переселить лакцев из Новолакского района и восстановить бывший Ауховский район, откуда в 1944 г. были выселены чеченцы-аккинцы. Одновременно съезд поставил перед Верховным Советом вопрос о принятии закона о насильственно переселенных народах, обозначив также сроки: в 1991-1992 гг. восстановить бывший Ауховский район и вернуть населенным пунктам исторические названия; до 1996 г. закончить переселение

85

лакцев на новое место жительства и возвратить чеченцев-аккинцев в их села. Однако переселение до сих пор не завершено, а Аухов-скому району и населенным пунктам не возвращены прежние названия. Главная причина в том, что Закон «О реабилитации репрессированных народов» вышел в свет не как акт восстановления исторической справедливости по отношению к репрессированным народам, а как результат «торга» между группой депутатов от Чечено-Ингушетии с командой Б.Н. Ельцина для обеспечения его избрания председателем Верховного Совета РСФСР. Закон Верховного Совета предусматривал политическую, юридическую и территориальную реабилитацию репрессированных народов, а в части территориальной реабилитации он противоречил действующей Конституции страны. Закон приняли без учета неизбежных осложнений в межнациональных отношениях на Северном Кавказе. Вскоре Верховный Совет РСФСР был вынужден объявить мораторий на территориальную реабилитацию. Тем не менее в Дагестане не воздержались от территориальной реабилитации чечен-цев-аккинцев и продолжали выполнять принятые Верховным Советом РД решения, однако исполнение затянулось, и все назначенные сроки прошли. Каковы же причины? На финансирование строительства для переселенцев-лакцев из Новолакского района выделяли мизерные суммы, из-за чего переселение задерживалось. Кроме того, остается неопределенным вопрос о восстановлении в прежних границах Ауховского района - в Казбековском районе есть населенные пункты, в которых живут аварцы, отказывающиеся входить в этот район; а федеральный Центр так и не принял закон о депортированных народах. Руководство РД твердо решило довести реабилитацию чеченцев-аккинцев до конца. Президент республики М.Г. Алиев поставил перед правительством РФ вопрос о недопустимости сохранения конфликта в «тлеющем» состоянии и добился выделения на 2007 г. из федерального бюджета 433 млн. руб. на интенсификацию строительства поселений для лакцев. Однако без законодательного решения проблемы депортированного населения целиком и полностью урегулировать инцидент невозможно. Возникает вопрос: почему чеченцы-аккинцы не были сразу возвращены в Ауховский район, как было сделано в отношении остальных чеченцев при восстановлении Чечено-Ингушской Республики? По свидетельству бывшего первого заместителя председателя Совета Министров ДАССР, члена бюро Дагестанского обкома КПСС М.Ш. Абуева, рекомендация не возвращать аккинцев в Ауховский

86

район и обустроить их на другой территории поступила в свое время из ЦК КПСС. Чеченцев поселили по соседству с Новолакским районом - в Хасавюртовском районе и в Хасавюрте. Так как че-ченцы-аккинцы непрестанно поднимали вопрос об их возвращении на историческую родину, то руководство Дагестана добилось согласия лакцев и чеченцев обменяться территориями. Однако ЦК КПСС посоветовал не делать этого, поскольку данная акция станет прецедентом для Пригородного района Северной Осетии, куда в 1944 г. были переселены осетины из Южной Осетии; вернуть их обратно в Грузию не имелось возможности.

В конце 2006 г. президент республики М.Г. Алиев подвел некоторые итоги борьбы с религиозным экстремизмом. В 2005 г. было совершено 47 терактов, в 2006-м - 16 (на 60% меньше); 36 боевиков явились с повинной. Говоря об источниках терроризма, президент заявил: «Главные причины - плохие социально-экономические условия, отсутствие работы». Несмотря на имевшую место тенденцию к уменьшению числа терактов, М.Г. Алиев озадачил: «Терроризм пришел на Северный Кавказ, в Дагестан, в Россию и останется надолго». К сожалению, увеличение количества мечетей (с 27 в советском периоде до 1786 в настоящее время), а также функционирование многочисленных религиозных институтов и школ отнюдь не сопровождается ростом нравственности в дагестанском обществе. Так, единая исламская вера не удержала его этносы от создания противоборствующих национальных движений. Это свидетельствует о том, что социальные и национальные отношения были приоритетнее религиозных. В последние годы, наряду с конфликтом между традиционным исламом и ваххабизмом, наблюдался и ряд внутрирелигиозных противостояний: в Дербенте и Дербентском районе - между суннитами и шиитами (на почве веры и продажи религиозной литературы); в Ахтынском районе - между сторонниками и противниками Духовного управления Дагестана; в поселке Шамхал - между группами верующих (по догматическим разногласиям). Имеются различные мнения относительно причин распространения ваххабизма, самое распространенное из них сводится к тому, что ваххабизму подвержена безработная молодежь. Существует и противоположный взгляд -недовольство умной, материально обеспеченной части молодых людей невостребованностью их потенциала государством. Пробивать место в социуме привычным для Дагестана путем - через взятки или «толкачей» - они не желают из принципа, поэтому бе-

87

рут в руки оружие. Еще одно суждение - молодежь недовольна капитализмом, дифференциацией общества и борется за социальную справедливость как за один из заветов ислама. Есть и такая точка зрения: терроризм - это борьба слабых с сильными. Духовенство традиционного ислама выражает недовольство по поводу употребления термина «религиозный экстремизм», утверждая, что религия не имеет к экстремизму никакого отношения. На наш взгляд, подходы власти и науки к оценке позиции религии в деле стабилизации общества неодинаковы. Власть идет на компромиссы и союзы с той частью верующих, которая ей не противостоит, и это правомерно, как и то, что в борьбе с ваххабизмом в республике объединены усилия традиционной религии и властей. Однако и традиционное духовенство доказывает идеологическими средствами преимущества шариатского государства перед светским. Приведем пример из истории: когда началась антиколониальная борьба под руководством имама Шамиля, суфии, охваченные стремлением приблизиться к Аллаху, стали самыми последовательными воинами джихада, т.е. позиции того или иного направления религии определяются социально-экономическими и политическими реалиями. Это и есть научный подход к вышеуказанной оценке, а конкретная оценка в конкретной ситуации обусловливается интересами общества. Сегодня в РД правильно (и оправданно) поддерживается традиционный ислам.

Новым фактором стали внутриэтнические конфликты, возникающие на почве социальных противоречий. Они были заложены еще в первом периоде - благодаря имевшему место произволу в захвате и присвоении собственности (при пассивном отношении широких масс к ходу преобразования экономических контактов). Теория «социального государства» (ст. 7 Конституции РФ) себя не оправдывает: в последнее время началось активное наступление на права и интересы населения на муниципальных уровнях. Прежде всего это касается земельных отношений, злоупотреблений в финансовой сфере, приватизации, фальсификации выборов. Протест-ные акции по поводу земельных отношений отмечались в Кумтор-калинском, Казбековском, Докузпаринском, Магарамкентском, Табасаранском, Хивском, Унцукульском, Цумадинском, Кизлярском, Дербентском и Лакском районах, а также в Каспийске и Махачкале. В нарушение всех законов глава администрации Кум-торкалинского района «перевел» 400 гектаров лучших сельскохозяйственных земель в несельскохозяйственные и отдал под инди-

88

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

видуальное строительство, при этом участки продавали не сельчанам, а махачкалинцам. Предоставление наделов «чужакам», а не местным хозяевам стало распространенным явлением. Жители Дербентского района жаловались, что бизнесмены из Москвы и других городов РФ покупают по нескольку гектаров, сооружают хоромы, простаивающие пустыми, а коренные жители не могут получить клочок земли для выращивания сельхозпродукции либо постройки дома. Такие жалобы поступают из всех регионов республики. Например, в 2006 г. в Унцукульском районе расследовали 40 подобных уголовных дел. Главы администраций отвечают на протестные акции созывами митингов, в которых участвуют сотрудники подчиненных бюджетных организаций. Естественно, в ходе этих «мероприятий» высокопоставленных лиц не обличают, а хвалят за умелое руководство и положительные результаты.

В последнее время отмечаются и внутриведомственные конфликты. Так, 18 февраля 2007 г. на митинг вторично вышли милиционеры полка патрульно-постовой службы, требовавшие повышения зарплаты. Заодно они же обвиняли руководство МВД республики в коррупции, заявляя, что за прием на работу, повышение в должности и присвоение очередного звания установлены ставки взяток.

Дагестанские народы отличаются высокой мобильностью, что обусловлено существенной трудоизбыточностью (это весьма важная «разгрузка» для безработицы). Наши соотечественники проживают почти во всех субъектах Российской Федерации и за ее пределами; численность диаспоры превышает 400 тыс. человек, а современный период характерен рядом значительных перемен в ее положении. В начале рыночных реформ диаспора представляла собой на местных рынках труда конкурента, и конфликты возникали, как правило, по этому поводу, а иногда - на бытовой почве. В последующей стадии ситуация качественно изменилась благодаря следующим факторам: в диаспору включается наиболее мобильная часть населения, в иноэтнической среде экономическая мобильность диаспоры значительно превышает активность коренных жителей, реакция местных государственных и муниципальных органов может быть «сдерживающей», но период рыночных реформ обусловил коррумпированность этих институтов. Естественно, диаспора, всегда стремившаяся иметь работу и достаточный экономический результат, воспользовалась последним фактором - во многих случаях она сумела «завладеть» наиболее выгодными сфе-

89

рами бизнеса. Известны дагестанцы-миллионеры (даже миллиардеры) диаспоры; семь из них стали депутатами Государственной думы, что свидетельствует о влиятельности диаспоры и за пределами РД. Вместе с тем в условиях обозначившейся в республике социальной дифференциации у части коренного населения возникает негативное отношение к диаспоре, которое становится «пороховой бочкой», взрывающейся в случае бытовых столкновений. Нередко подобное противостояние провоцируют наши земляки. В 20062007 гг. в такой обстановке возникли острые конфликтные ситуации (с жертвами среди дагестанцев и местных жителей) с требованием выселить граждан РД (дважды - в Калмыкии, в городе Сальск Ростовской области, в Астраханской области). Есть примеры того, что дагестанцы занимают в других субъектах РФ (включая Москву) высокие посты, пользуются большим уважением и доверием. Актив многих диаспор вовлечен в местную культурную жизнь, а их члены получают всемерную поддержку. Особенно прочные связи с диаспорами наладили структуры мэрии Москвы, а также Министерство культуры и национальных отношений Республики Башкортостан. Понимая значение мирного сосуществования диаспор в местах проживания, руководство РД устанавливает с ними тесные контакты; во всех субъектах созданы представительства Дагестана, курируемые Миннацинформвнешсвязи. В 2004 и 2005 гг. в Махачкале состоялись форумы их представителей. Президент РД Муху Алиев встретился в Москве с дагестанскими предпринимателями и призвал их инвестировать капиталы в экономику родной республики. Можно привести примеры того, что бизнесмены диаспоры регистрировали свои предприятия в Дагестане. Упомянутые представительства ведут большую работу по организации торговых связей с РД. Таким образом, диаспора Дагестана прежде была в основном фактором «разгрузки» безработицы в республике, а на нынешнем этапе имеет значительный экономический и политический вес в местах проживания, постепенно становится одним из источников создания очагов экономического оживления в РД, укрепляет контакты с Родиной.

Во всех переписях населения, проходивших после 1926 г., андо-цезские народы Дагестана не фигурировали - они отождествляли себя с аварцами. В переписи 2002 г. самые многочисленные из них - андийцы, ахвахцы, цезы, бежтинцы и каратинцы - в абсолютном большинстве идентифицировали себя «по малому этносу». В устных заявлениях и публикациях высказывается мнение, что

90

андо-цезские народы «аваризировали» в силу карьерных амбиций прежних руководителей. Отмечается, что не ведется обучение малых наций на родных языках, их ущемляют в представительстве в органах власти, поскольку они не считаются самостоятельными этносами. В последние годы эти народы активно изучают историю своих селений, издают книги и газеты, почти все создали в Махачкале собственные землячества. Очевидно, что этничность оказалась для них «ставкой» в деле объединения и мобилизации. Можно назвать три причины того, почему проблема малочисленных народов актуализировалась именно сейчас.

а) Согласно Конституции Республики Дагестан 1997 г., 14 основных этносов представлены в Госсовете и парламенте (из них агулы, цахуры и рутулы численно меньше, чем некоторые андо-цезские народы). Это вызвало обиду и воспринято как ущем-ленность.

б) В 1999 г. Государственная дума приняла Закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов России». В нем отмечено, что внешняя экспансия в районах традиционного проживания малых наций привела к тому, что они находились на грани выживания. Намечены меры по защите от вторжения в среду обитания этих народов, по их прогрессу, сохранению и развитию культуры, языка. Дагестанские малочисленные нации рассчитывали, что этот документ имеет отношение и к ним, надеясь получить какие-то привилегии, однако он оказался неприменимым к местным условиям. Традиционные территории проживания малых народов экспансии не подвергались, напротив, малочисленным этническим группам предоставили зимние пастбища для ведения отгонного животноводства. Поэтому аналогичный республиканский закон принят не был.

Что касается языка обучения в школах, то в начале 30-х годов, когда узаконили всеобщее начальное образование, возник вопрос: как быть с малыми нациями? Даже многочисленные этносы не имели устоявшихся алфавитов, к тому же не было педагогических кадров. Еще в 50-60-х годах в Дагестан из других регионов направили 18 тыс. учителей, из союзного Центра поступила рекомендация обучать малые народы на языках близких к ним родственных этносов. Ныне Институт языка, литературы и искусства Дагестанского научного центра Российской академии наук издал словари почти всех языков малочисленных народов, появились ал-

91

фавиты, созданы условия для изучения вопроса о целесообразности обучения на языках малых наций.

в) Две вышеназванные причины можно считать «провоцирующими»; подлинная же состоит в том, что у малочисленных народов сформировалась солидная интеллигенция. Это всегда приводит к «усложнению» запросов, связанных с этничностью, тем более в Дагестане, где национальный фактор играет особую роль в общественной жизни и политике. Хотя в республике и формируется наднациональная общность, однако при этом явно сохраняется первичная этническая идентичность.

Понятно, что если у отдельных народов многонационального общества появились новые этнические запросы, то их следует изучить и удовлетворить. В данном случае представляется целесообразным провести конференцию андо-цезских народов, имеющую целью всестороннее рассмотрение интересующих эти этносы проблем, к тому же в их среде нет единодушия по обозначенным вопросам.

Среди конфликтов самым отрицательным по своим последствиям является противостояние социальных групп - элиты и общества. По определению элита - лучшая часть социума, главный активный субъект, предводитель масс, обеспечивающий целесообразное и оптимальное управление обществом. Это в идеале. К сожалению, в нашей реальности все обстоит «с точностью до наоборот». Новую дагестанскую элиту вполне можно охарактеризовать как «антиэлиту» с признаками коррумпированности, клановости, криминальности и склонности к роскоши. Криминальность элиты состоит прежде всего в том, что бульшая ее часть имеет собственный «теневой» бизнес и уклоняется от уплаты налогов. Как подчеркнул президент М.Г. Алиев, в Хасавюрте в десять раз больше предпринимателей, чем в Южно-Сухокумске, а налогов собирают меньше. В Дагестане много рынков, у которых есть хозяева, но найти их невозможно - они скрываются, чтобы не платить налоги. Новая дагестанская элита восприняла в быту прозападную потребительскую модель, замкнулась в себе, приватизировав недвижимость; ее мало интересуют проблемы остальной массы граждан -она занята собой и своим делом. Народ вызывает ее интерес только как электорат. Элита и общество находятся в резкой конфронтации.

Конфликт поколений вечен и это естественно. Старшие обвиняют младших в лени, безнравственности, склонности к пустому времяпрепровождению, отсутствии патриотизма. Вторые же осуж-

92

дают первых за консерватизм, отсталость и т.д. Затем оказывается, что из «плохих младших» выросли «хорошие старшие», которые, в свою очередь, обвиняют новое поколение в тех же грехах. Нынешняя молодежь вступает в жизнь в изменившихся условиях; соответственно, у нее и другое поведение. Тем не менее современный конфликт поколений в Дагестане более глубок, чем обычный - он сохранил отпечаток общества эпохи кризиса. Молодые люди сталкиваются с коррупцией с малых лет - в детском саду, школе, вузе, на работе. Они привыкли к фактам насилия, наркомании, пьянства. И трудно представить, что эта молодежь сможет впоследствии эффективно управлять республикой. Такие реформы, как «перестройка» и «переход к рынку», нанесли сокрушительный удар по менталитету подрастающего поколения, по дагестанским традициям уважения и почитания родителей, старших - оскорбления последних становятся нормой. В криминальной хронике мелькают чудовищные сообщения об убийствах внуками бабушек дедушек. До пресловутых преобразований о подобном в Дагестане было невозможно не только услышать, но и подумать. Ликвидация неестественного конфликта поколений реальна лишь при условии преодоления его первопричины - всеобщего кризиса социума. Таким образом, из вышеизложенного следует, что число проблем национального прогресса Дагестана, его экономики и культуры не уменьшается; напротив, их становится все больше и они усложняются. В силу этого задача координации национального и регионального развития остается на повестке дня. Кроме того, день ото дня актуализируется вопрос об участии федерального Центра в разрешении проблем республики.

«Центральная Азия и Кавказ», Лулео (Швеция),

2007 г., № 3, с. 172-184.

Венера Галямова,

политолог

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ И КИТАЙ: НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ РЕГИОНАЛИЗАЦИИ

Сегодня Центральная Азия - одна из «горячих» тем в глобальном масштабе. Не каждое десятилетие миру открывается регион, привлекающий к себе внимание возможностями массовой до-

93