Научная статья на тему 'Этикетное поведение как составная часть национально ориентированной методики обучения русскому языку как иностранному (на примере поклона)'

Этикетное поведение как составная часть национально ориентированной методики обучения русскому языку как иностранному (на примере поклона) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
320
42
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОММУНИКАТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ / НЕВЕРБАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ / КИНЕСИКА / ЭТИКЕТНЫЙ ЖЕСТ. / COMMUNICATIONS BEHAVIOR / NONVERBAL COMMUNICATION / KINESICS / ETIQUETTE GESTURE.

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Подколзина Т.В.

В статье на материале визуальных наблюдений, на примерах из художественной литературы и языковых данных анализируется один из этикетных жестов русской и китайской культуры – поклон. На основе проведенного анализа делается вывод о значимости невербальной коммуникации в диалоге культур. Статья написана в рамках разрабатываемой методики обучения национальному коммуникативному поведению в процессе обучения русскому языку как иностранному.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Подколзина Т.В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Etiquette behavior as an integral part of nation-based methods of teaching Russian as a foreign language (by the example of bow)

One of the etiquette gestures of Russian and Chinese cultures, namely bow, is analyzed in the article on the basis of visual observations, by the examples of fiction and language data. Based on performed analysis the conclusion is drawn about nonverbal communication importance in the dialogue of cultures. The article is written within the methods being developed for teaching national communications behavior in the process of teaching Russian as a foreign language.

Текст научной работы на тему «Этикетное поведение как составная часть национально ориентированной методики обучения русскому языку как иностранному (на примере поклона)»

1УДК 372.881.161.1 ББК 74.268.19=411.2,9

ЭТИКЕТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ НАЦИОНАЛЬНО ОРИЕНТИРОВАННОЙ МЕТОДИКИ ОБУЧЕНИЯ РУССКОМУ ЯЗЫКУ КАК ИНОСТРАННОМУ (на примере поклона)

Т. В. Подколзина

В статье на материале визуальных наблюдений, на примерах из художественной литературы и языковых данных анализируется один из этикетных жестов русской и китайской культуры - поклон. На основе проведенного анализа делается вывод о значимости невербальной коммуникации в диалоге культур. Статья написана в рамках разрабатываемой методики обучения национальному коммуникативному поведению в процессе обучения русскому языку как иностранному.

Ключевые слова: коммуникативное поведение, невербальная коммуникация, кинесика, этикетный жест.

ETIQUETTE BEHAVIOR AS AN INTEGRAL PART OF NATION-BASED METHODS OF TEACHING RUSSIAN AS A FOREIGN LANGUAGE (by the example of bow)

T. V. Podkolzina

One of the etiquette gestures of Russian and Chinese cultures, namely bow, is analyzed in the article on the basis of visual observations, by the examples of fiction and language data. Based on performed analysis the conclusion is drawn about nonverbal communication importance in the dialogue of cultures. The article is written within the methods being developed for teaching national communications behavior in the process of teaching Russian as a foreign language.

Keywords: communications behavior, nonverbal communication, kinesics, etiquette gesture.

Современная лингвистика поставила в центре внимания проблему «Язык и человек» и обратила свое внимание на человека мыслящего, чувствующего, пишущего, говорящего - на языковую личность. Многолетняя работа в сфере преподавания русского языка как иностранного, постоянно выявляющиеся национальные особенности общения в процессе межкультурной коммуникации в условиях открытого общества наталкивают на мысль о необходимости сравнительного изучения различных сторон коммуникативного поведения, в частности, невербальных средств как составляющей семантико-прагматического поля общения (среди знаковых форм невербального поведения выделяют собственно жесты, выражения лица (мимика), позы, телодвижения и манеры). У

невербального поведения имеется своеобразный приоритет в ситуации общения. Невербальные средства дают возможность уточнить характер диалогических отношений, степень психологической близости между коммуникантами, отражают индивидуально-психологические свойства личности, которые не могут обнаружить себя в высказываниях. При рассогласовании языков речевого и неречевого поведения нарушается процесс взаимодействия, поэтому успешность человека в коммуникациях, его естественное развитие самым прямым образом зависит и от согласованности этих языков.

В работах последних десятилетий коммуникативное поведение рассматривается как один из аспектов владения и овладения иностранным языком наряду с такими аспектами, как говоре-

ние, чтение, письмо, аудирование. Нередко в условиях учебного процесса выявляются такие различия в коммуникативном поведении студентов, которые требуют объяснения и интерпретации. Преподавателю, работающему в иностранной аудитории, по нашему убеждению, совершенно необходимо иметь представление о знаковых невербальных единицах выражения и передачи информации. Определенный объем знаний в области невербальной семиотики, основные разделы которой составляют паралингвистика (наука о звуковых кодах невербальной коммуникации) и кинесика (наука о жестах и жестовых системах), должен получать и студент - будущий преподаватель русского языка как иностранного. Настоящая работа представляет собой анализ невербальных и языковых данных, полученных в результате собственных визуальных наблюдений и примеров из текстов художественной литературы, а также анализ результатов наблюдений за невербальной коммуникацией в других культурах, опубликованных в исследованиях по невербальной семиотике.

Человек живет в мире людей, он одновременно и уникален (своим геномом, жизненным опытом, накопленными знаниями и т. п.), и подобен (как Homo sapiens) другим окружающим его членам социума. Жизнь каждого индивида такова, что большая ее часть проходит «на людях»: это семья, школа, работа и отдых, магазины, транспорт, развлечения, больницы и т. д., и в контексте каждой из названных институций содержатся коммуникативные ключи, прямо или косвенно определяющие поведение человека. Но если в монокультурном общении этот процесс носит «свернутый» характер в силу близости или тождественности предшествующего опыта, то при встрече с представителями иной культуры «считывание» отклоняется от усвоенных стереотипов и восприятие характеризуется «развернутостью» [1].

Так, члены разных лингвокультурных сообществ по-разному смотрят на возможность спора с собеседником, на процесс взаимоотношений в вертикальном общении (начальник -подчиненный), да и само понимание вертикали - горизонтали может быть различным (учитель - ученик, преподаватель - студент и т. п.). Специфичными могут быть как общекультурные нормы (прощание - приветствие), так и си-

туативные нормы, определяемые в аспекте гендерного подхода, степени родства, возраста и т. д. В поведении человека как системе сложившихся в обществе правил общения есть всегда глубокий смысл - правила общения людей друг с другом показывают отношение к обществу, к природе, к местности, к своей (и не только к своей!) истории и т. д. Эту же мысль находим в работе И. В. Журавлева и др.: «Коммуникативное поведение - это не только феномен "отправителя - получателя". Оно и социально обусловлено, и может быть описано с помощью разных языков, причем смысл некоторых из них проявляется только в результате взаимодействия» [2, с. 7].

Невербальные средства - это знаковая система, которая отличается ярко выраженной национально-культурной спецификой. Привычный человеку мир дает ему ощущение комфорта, этот мир не подвергается анализу, он просто не замечается: не замечаются звуки и запахи, одежда и даже знакомые люди. Но попав в непривычные условия быта, резко сменив обстановку, человек испытывает «культурный шок» (термин «культурный шок» ввел в 1960 г. американский антрополог К. Оберг).

Коммуникативный шок рассматривают как непонимание или неприятие с позиции собственной культуры другой культурной традиции, например: «Почему они смотрят (или не смотрят) в глаза во время разговора, целуются при встрече, близко подходят (или не подходят)?» и т. д. И. Эренбург писал о своем непонимании поведения китайца, который рассказывал с улыбкой о смерти жены: «Это мое горе, вы не должны огорчаться». Китайцы удивляются, когда русские их благодарят за услуги: «Мы же друзья!» При неформальном общении с китайскими студентами для преподавателя оказывается неожиданным, что они не готовы пропускать впереди себя старших, уступать место: китайцы в принципе не любят стоять в очереди и предпочитают расталкивать друг друга. Коммуникативный шок может негативно сказываться на общении, приводить к недоразумениям и даже конфликтам, и лишь многолетний опыт общения с иностранными студентами, в том числе со студентами из стран Азиатско-Тихоокеанского региона, о работе с которыми речь пойдет ниже, стремление к созданию ком-

фортной обстановки в учебной аудитории, способствующей успешному учебному процессу, помогают преодолению барьеров в общении.

Студент-инофон в университетской аудитории, с большими трудностями «присваивая» новый язык (причем испытывая при этом коммуникативный шок), как правило, продолжает руководствоваться оценочными критериями, характерными для его родной культуры и содержащимися прежде всего в фонационных (пара-лингвистических) и кинетических формах общения, которые «стойко сохраняются не только на уровне индивида с бедным словарем, но и на уровне высокообразованного оратора...» [3, с. 106]. Коммуникативное поведение иностранных учащихся с различным интеллектуальным и культурным уровнем дает богатый материал для наблюдения и анализа их невербальной коммуникации, специфической для каждого общества носителей данных языков. Содержащиеся в поведении коммуникантов жесты, или кинемы, разнородны по форме, смыслу, сферам употребления и прагматике и вместе с тем универсальны в силу их регулятивной (контактоустанавли-вающей и контактоподдерживающей) функции. «Знание о предрасположенности реципиентов к тому или иному виду трансляции культуры дает возможность учитывать образ общающегося, предугадывать способ культурологической интерпретации... срабатывающий при приеме некоторого текста» [4, с. 120].

Среди элементов невербальной коммуникации заметное место занимают такие жесты, как поклоны [5, с. 196]. Систематическое исследование русских бытовых поклонов проведено и описано в работах А. Е. Крейдлина, Е. Б. Морозовой [3; 6], обращение в данной статье к этим жестам культуры продиктовано а) их значимостью в традиционных, восточных, этносах (с молодыми представителями которых и приходится сегодня чаще всего общаться в иностранной студенческой аудитории) и б) соответственно, необходимостью сравнительной характеристики некоторых аспектов коммуникативного поведения иностранных студентов, существенной в том числе и для создания благоприятного климата общения. Здесь, пожалуй, следует сказать, что, с точки зрения некоторых авторов, «вся сфера мимики и жестикуляции - это во многом "уходящая натура". Люди все меньше замечают, вос-

принимают, чувствуют "телесную" психологию друг друга» [7, с. 139]. Да, возможно, что современная устная коммуникация уже в меньшей степени зависит от языка жестов, тем не менее в современных культурах, особенно в восточных, сохраняются значимые различия как в интенсивности, так и в репертуаре типичной для данной культуры жестикуляции.

В повседневной жизни поклоны чаще всего встречаются в ситуациях приветствия, прощания, выражения благодарности, принесения извинений, то есть имеют исключительно утилитарную функцию - демонстрируют почтение и уважение к адресату, что и нашло отражение в исконно русских пословицах: «За правду не судись, скинь шапку да поклонись»; «С поклона голова не заболит»; «Ноги с подходом, руки с подносом, сердце с покором, голова с поклоном» и т. д. В христианстве поклон подобен словам молитвы: «Для гордого человека склонить перед кем-то голову, бывает, стоит тяжелых душевных усилий. И поклоны <...> помогают ему победить в себе гордость, смириться...» [8]. Иными словами, поклонение духом усиливается поклоном телесным. И напротив, непоклонение демонстрирует неуважение, гордыню и оценивается как нехристианское поведение: Взошли толпой, не поклонясь, Икон не замечая; За стол садятся, не молясь И шапок не снимая.

(А. С. Пушкин «Жених») К христианской традиции восходят и поклоны, различающиеся множеством своих смысловых оттенков. Вспомним обмен поклонами отца и сына в «Сказке о царе Салтане» А. С. Пушкина: ...К славному царю Салтану; От меня ему поклон. А сидит в нем князь Гвидон; Он прислал тебе поклон. При помощи этих взаимных ритуалов они, вступая в контакт, чувствуют друг друга, дают понять, кто они друг другу, в каком окружении живут, чтобы снять напряжение от будущей встречи и успокоить. Художественная литература как выразитель конкретной национальной, этнической, культуры предоставляет большие возможности для культурологических сопоставлений, помогающих выявлять специфику невербального поведения. В отечественной литерату-

ре мы встречаем многочисленные примеры того, как поклон является релевантным компонентом коммуникативного поведения. Низкий поклон - это показатель глубокого уважения: ...В пояс низко поклонилась; Закрасневшись, извинилась... Женихи ей поклонились, Потихоньку удалились...

(А. С. Пушкин «Сказка о мертвой царевне»).

Традиционен христианский поклон, сопровождающий прощание с покойником: И, пред мертвою сестрой Сотворив поклон земной...

(А. С. Пушкин «Сказка о мертвой царевне»).

В «Словаре языка русских жестов» [5, с. 200] предложено деление жестов на общие, дейкти-ческие и этикетные, в соответствии с которым этикетные поклоны, по замечанию Ю. В. Николаевой [9, с. 50], говорят о соответствии поведения человека общественным нормам, принятым для данной ситуации, и подчеркивают ритуальные ее особенности. Так, национально глубокая и самобытная поэзия М. Цветаевой, принимавшей жизнь такой, какая есть, показывает мироощущение поэта, вступившее во взаимодействие с миром русского фольклора, русских культурных традиций:

Поясной поклон, благодарствие За совет да за милость царскую...

(«Говорила мне бабка лютая»).

Писатель создает произведение «для себя», это его внутренняя потребность, и поэтому для него нет «разрыва» с прошлым своей истории, с истоками своей культуры. У Н. Рубцова в мимолетную зарисовку столичного Петербурга органично вписывается строка: Он шляпу снял, чтоб поклониться Старинным русским каланчам...

(«Приезд Тютчева»).

Рубцов указывает на то, что, хотя поэт и был далеко от родины, он не забыл о своих корнях, его связь с родной культурой неразрывна. В книге В. Астафьева «Последний поклон», составленной из щемяще-светлых и одновременно трагических рассказов, автор, как он сам подчеркивал, возвращается к корням народной жизни, народной культуры. Не ставя задачей детальное исследование роли кинем в художественном тексте, ограничимся констатацией того, что анализ худо-

жественной литературы с культурологической точки зрения чрезвычайно полезен, поскольку, как подчеркивают авторы коллективной монографии «Национально-культурная специфика речевого поведения» [4, с. 135], данный анализ дает богатый материал для построения моделей поведения того или иного социума.

Поскольку сегодня, как уже было отмечено выше, в аудитории, где занимаются иностранные студенты, преподаватель видит перед собой чаще всего представителей стран Азиатско-Тихоокеанского региона, остановимся на некоторых особенностях невербальной коммуникации жителей этих стран. И. Эренбург записывал в своих наблюдениях: «Почему европейцев изумляют нравы Азии? Европейцы, здороваясь, протягивают руку, и китаец, японец или индиец вынуждены пожать конечность чужого человека. Если бы приезжий совал парижанам или москвичам босую ногу, вряд ли это вызвало бы восторг» [10]. В условиях современного мира с прозрачными границами, со все расширяющимися контактами, причем особенно и прежде всего среди молодежи, необходимо иметь хотя бы минимальное представление в том числе и о языке жестов коммуникантов. Восточная культура своеобразна, и очень важно стремиться «избежать "культурного шока" при столкновении с ней, удержаться от предвзятого отношения к некоторым ее проявлениям, чем часто грешат европейцы» [4, с. 331].

Не случайно бытует в русском языке устойчивое выражение «китайские церемонии»: «Давайте обойдемся без китайских церемоний» -так говорят, когда хотят упростить процесс общения, избежать излишних тонкостей в этикете. Известно, что традиция церемоний существовала в Китае с давних времен, и ей всегда придавалось большое значение. Еще во времена Конфуция создавались специальные книги, предписывающие правила поведения человека в различных ситуациях. Существует ряд свидетельств того, что церемонии были обязательным элементом этикета [11]. Так, нанесение визита сопровождалось неоднократным повторением поклонов как со стороны гостя, так и со стороны хозяина, причем поклоны должны были быть низкими, «до земли» [12]. Каждый житель Поднебесной обязан был знать, в какой ситуации он должен кланяться (например, китайской женщине следовало кланяться мужчине, даже если она

при этом стояла, а он сидел). Прошли столетия, прежде чем в стране в начале XX в. установилась республика, под влиянием японской и европейской культур упростились китайские церемонии, но не изменилось отношение к ним, и сегодня в каждом китайце продолжает жить дух церемонии. В современном китайском языке имеется большое число лексем для обозначения различных по форме и функциям поклонов [3, с. 111]. Есть слова, обозначающие нейтральные поклоны, с присоединением определенных морфем в их семантике может появляться значение «обряд, церемония, этикет»; отдельные лексемы обозначают поклоны на воскресном богослужении в храме, поклоны при приветствии друг другу, при этом у морфем, входящих в состав лексических единиц, имеется дейктическая функция: они показывают, что обмениваются поклонами знакомые люди или близкие друзья.

Поклон как кинема занимает особое место в таинственном ритуале китайского искусства единоборств. Боевые искусства Китая тесно связаны с религией, являются одной из составных частей китайской культуры, уходящей корнями в глубь тысячелетий. Китайская пословица гласит: «Пышная листва у тех деревьев, у которых корни глубже». В древних трактатах по боевым искусствам поклон всегда специально описывался: «Поклон - это отдача другому глубинного добра... Если вы кланяетесь кому-то простым кивком головы, этот поклон будет легковесным... И в знак уважения вы не разгибаетесь, пока не начнет выпрямляться другой человек... Поклон представляет собой обмен энергией; он также является знаком достоинства, лояльности и покорности» [13]. В низком поклоне, говорили древние, над человеком - небо, под ним - земля, он чувствует деревья, зелень и начинает понимать все, что его окружает. Традиция утверждает, что основной смысл поклона - служение миру. Правила этикета в кодексе ушу предписывают делать поклоны при входе в зал и при выходе из него, кланяться товарищам в начале парных упражнений и учителю при каждом обращении к нему: «Учитель достоин глубокого уважения, потому что он объединяет внутри каждого ученика небо, землю и человека» [13].

Ныне этикет современных китайцев существенно отличается от той сложной системы, которая существовала в конфуцианском обществе.

Претерпела изменения жесткая вертикаль структурных отношений между людьми, нормы отношений значительно меньше стали зависеть от общественной иерархии. Вместе с тем опыт общения с китайскими студентами как в рамках учебного процесса, так и в неформальной обстановке дает основание говорить о том, что в формировании нравственного сознания молодежи большую роль играет традиционная «народная этика» как своеобразный критерий, по которому производится оценка собственного поведения и формируется отношение к собеседнику. Молодые жители Поднебесной сохраняют уважение к старшим, дорожат семейными ценностями, любят национальную культуру, историю, литературу. Нравоучительные наставления Конфуция настолько глубоко, по мнению специалистов, проникли в их сознание, что продолжают быть одним из факторов, определяющим и в наши дни нормы межличностного общения. Приведем некоторые наставления, которые, согласно данным опроса китайских студентов, характеризуют должное общение: «Слеп тот, кто, говоря, не замечает мимики слушающего»; «Смотри и, слушая, спрашивай себя, хорошо ли увидел и услышал и приятно ли выражение твоего лица, достойны ли манеры, искренни ли слова и предан ли ты делу. И если есть сомнения, ищи совета»; «Следует достигать гармонии в отношениях, даже если есть разногласия».

И в наше время в нормах бытовой этики даже контакты друзей ориентированы на идеал целомудренно-возвышенного общения, так как одному из друзей предписывается быть старшим, а другому младшим. Несмотря на исчезновение обязательных земных поклонов, сохранилась общая верность церемониальному обряду как обязательной составляющей китайского этикета. Встречаясь, китаец прежде всего приветствует самого старшего по возрасту человека -этот поклон нейтральный, а именно человек склоняет голову, чуть наклоняя при этом вперед корпус. Поклоны близких людей, нейтральные и непринужденные, выглядят как взаимное направление движения друг к другу. Для преподавателей, работающих с иностранными учащимися, уже стало привычным приветствие студента, сопровождаемое легким полупоклоном.

Известное изречение Конфуция «Народ должен гордиться своей Поднебесной», судя по анкетированию, занимает значительное место в ми-

ровоззрении китайцев. Анкетирование, несмотря на ограниченный контингент опрашиваемых, также подтверждает общее стремление китайцев, оставаясь в русле традиционной этики, следовать курсу, в основе которого лежит конфуцианский символ «Сяокан» («зажиточность и спокойствие»). В. Бондаренко в статье «Твердыня Поднебесной», опираясь на собственные наблюдения, свидетельствует: «Я думаю, Китаю не грозит тотальная американизация хотя бы потому, что каждый китаец, от бизнесмена до крестьянина, от поэта до инженера, уверен, что в скором будущем и Америка останется позади, уверен, что Китай наконец-то и в самом деле становится центром Поднебесной...» [14].

В настоящее время в Китай широким потоком льются иностранные инвестиции, быстрыми темпами складывается глобальная паутина китайских корпораций. Многих иностранцев, вступающих в деловые отношения с китайскими бизнесменами, поражает их восточная вежливость, демонстративно подчеркиваемая, их морально-этические принципы распространяются в том числе и на сферу управления и бизнеса. Хотя рукопожатие приобретает все большую популярность, китаец может вместо рукопожатия кивнуть головой и поклониться, причем одновременно с поклоном он опускает плечи [15, с. 112]. Если бизнесмен выбирает рукопожатие (а это становится все более частым), то и этот жест как правило сопровождается почтительным полупоклоном. К. Флауэр, внимательно наблюдая в течение нескольких лет за поведением китайцев, советует: «Если вас представляют группе людей, обязательно обменяйтесь рукопожатием, делая при этом полупоклон, с каждым. Причем начать стоит с человека, с которым вы собираетесь разговаривать... На нашем достаточно раскованном Западе обычай вставать, когда кто-то входит в комнату, практически канул в прошлое. В Китае не встать и не обменяться рукопожатием и кивком головой с новым лицом считается грубым... В любой неоднозначной ситуации в Китае лучше выбрать формально-вежливую линию поведения» [16, с. 74].

Поклон - это очень древний по происхождению и очень важный с социальной и коммуникативной точек зрения этикетный жест, значимый не только для русской, но и для других культур, жест не только религиозной сферы, но и свет-

ской. В России в силу социальных, историко-культурных причин поклоны перестают быть жестами частого и повсеместного употребления, однако они не утратили своей значимости и популярности в странах с более традиционными общественными формами. Описание и сравнительный анализ некоторых невербальных единиц коммуникации, в частности жестов, может стать существенным дополнением в разработку методики обучения национальному коммуникативному поведению в процессе обучения языку как иностранному, а также в разработку проблемы формирования социально-адекватного коммуникативного поведения представителей различных культур в процессе обучения русскому языку как иностранному.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Рубинштейн, С. Л. Принципы и пути развития психологии [Текст] / С. Л. Рубинштейн.

- М., 1960.

2. Журавлев, И. В. Психосемиотика телесности [Текст] / И. В. Журавлев, Е. С. Никитина, Ю. А. Сорокин, Д. В. Реут, А. Ш. Тхостов; под ред. И. В. Журавлева, Е. С. Никитиной. Изд. 2-е. - М.: Либроком, 2009.

3. Крейдлин, Г. Е. Невербальная семиотика: Язык тела и естественный язык [Текст] / Г. Е. Крейдлин. - М., 2002.

4. Национально-культурная специфика речевого поведения [Текст]. - М.: Наука, 1977.

5. Григорьева, С. А. Словарь языка русских жестов [Текст] / С. А. Григорьева, Н. В. Григорьев, Г. Е. Крейдлин. - М. - Вена: Языки русской культуры; Венский славистический альманах, 2001.

6. Морозова, Е. Б. Поклон как этикетный жест [Текст] / Е. Б. Морозова // Моск. лингвист. журн. - 2003. - Т. 7, № 2.

7. Мечковская, Н. Б. Семиотика: Язык. Природа. Культура [Текст] / Н. Б. Мечковская. - М.: Академия, 2004.

8. Статья о поклонах [Текст] // Око церковное.

- 1999. - № 12.

9. Николаева, Ю. В. Функциональные и семантические особенности иллюстративных жестов в устной речи (на материале русского языка) [Текст] / Ю. В. Николаева // Вопр. языкознания. - 2004. - № 4.

10. Эренбург, И. Люди, годы, жизнь. Кн. 6 [Текст]

/ И. Эренбург // Эренбург И. Собр. соч. - Т. 9. - М., 1969.

11. Избрант Идее, Адам Бранд. Записки о русском посольстве в Китае [Текст] / Избрант Идее, Адам Бранд. - М., 1967. - С. 350-351.

12. Цао Сюэ-цинь. Сон в красном тереме [Текст] / Цао Сюэ-цинь. - М., 1958. - С. 158.

13. Чжан Юкунь. Сто вопросов по у-шу [Текст] / Чжан Юкунь; пер с кит. - Киев: София, 1996. - 319 с.

14. Бондаренко, В. Твердыня Поднебесной [Электронный ресурс] / В. Бондаренко // Газета День Литературы. - 2006. № 6 (118). -Режим доступа: http://coollib.eom/b/120993/ read (дата обращения: 07.08.2014).

15. Босрок, М. М. Бизнес по-азиатски: обычаи и деловая этика [Текст] / М. М. Босрок. - Ростов н/Д: Феникс, 2008.

16. Флауэр, К. Китай. Быт. Традиции. Культура [Текст] / К. Флауэр. - М.: Астрель, 2006.

REFERENCES

1. Rubinshteyn S. L. Printsipy i puti razvitiya psikhologii (Principles and ways of psychology development). Moscow,1960.

2. Zhuravlev I. V. Psikhosemiotika telesnosti (Psy-chosemiotics of corporality). 2nd ed. Moscow: Librokom, 2009.

3. Kreydlin G. E. Neverbalnaya semiotika: Yazyk tela i estestvennyy yazyk (Nonverbal semiotics: body language and natural language). Moscow, 2002.

4. Natsionalno-kulturnaya spetsifika rechevogo povedeniya (National and cultural specific of speech behavior). Moscow: Nauka, 1977.

5. Grigoryeva S. A. Slovaryazyka russkikh zhestov (Dictionary of Russian signs language). Moscow - Vienna: Yazyki russkoy kultury; Venskiy slavisticheskiy almanakh, 2001.

6. Morozova E. B. Poklon kak etiketnyy zhest (Bow as an etiquette gesture). Mosk. lingvist. zhurn. (Moscow linguistic journal), 2003, vol. 7, no. 2.

7. Mechkovskaya N. B. Semiotika: Yazyk. Priroda. Kultura (Semiotics: Language. Nature. Culture). Moscow: Akademiya, 2004.

8. Statya o poklonakh (Article about bows). Oko tserkovnoe (Church eye), 1999, no. 12.

9. Nikolaeva Yu. V. Funktsionalnye i seman-ticheskie osobennosti illyustrativnykh zhestov v ustnoy rechi (na materiale russkogo yazyka). [Functional and semantic peculiarities of illustrative gestures in oral speech (on the basis of Russian language)]. Vopr. yazykoznaniya (Questions of linguistics), 2004, no. 4.

10. Erenburg I. Lyudi, gody, zhizn. Kn. 6 (People, years, life). Book 6. Sobr. coch. T. 9. (Collected works. Vol. 9.) Moscow, 1969.

11. Izbrant Ides, Adam Brand. Zapiski o russkom posolstve v Kitae (Notes about Russian embassy in China). Moscow, 1967, pp. 350-351.

12. Cao Xueqin. Son v krasnom tereme (Sleep in the red tower). Moscow, 1958, p. 158.

13. Zhang Yukun. Sto voprosov po u-shu (Hundred questions on wushu). Translated from Chinese. Kiev: Sofiya, 1996. 319 p.

14. Bondarenko V. Tverdynya Podnebesnoy (Stronghold of the Celestial Empire). Gazeta Den Literatury (Newspaper Day of Literature), 2006, 6 (118). Available at: http://coollib.com/ b/120993/read (accessed 07.08.2014).

15. Bosrok M. M. Biznespo-aziatski: obychai i delovaya etika (Oriental business: habits and ethics). Rostov-on-Don: Feniks, 2008.

16. Flauer K. Kitay. Byt. Traditsii. Kultura (China. Way of life. Traditions. Culture). Moscow: As-trel, 2006.

Подколзина Тамара Витальевна, кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка как иностранного краткосрочных форм обучения Московского педагогического государственного университета

e-mail: stpodkolzin@yandex.ru

Podkolzina Tamara V., PhD in Philology, Associate Professor, Department of Russian as a Foreign Language of Short-Term Educational Forms, Moscow State Pedagogical University e-mail: stpodkolzin@yandex.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.