Научная статья на тему 'Этика И. Канта и проблематика воспитания нравственной культуры учащихся'

Этика И. Канта и проблематика воспитания нравственной культуры учащихся Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
1193
91
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДОБРОДЕТЕЛЬ / VIRTUE / НРАВСТВЕННЫЙ ДОЛГ / MORAL DUTY / НРАВСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА / MORAL CULTURE / КУЛЬТУРА СОВЕСТИ / CULTURE OF CONSCIENCE / ЭТИЧЕСКОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ / ETHICAL EDUCATION

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Суслова И.Б.

Статья представляет собой попытку этико-педагогической интерпретации мотивов моральной философии И. Канта, в частности, его размышлений о долге человека перед самим собой. Этические разработки философа легли в основу концепции воспитания нравственной культуры учащихся, понятой автором как культивация совести.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article presents an attempt of ethical pedagogical interpretation of motives of Kants moral philosophy, in particular his reflections about the persons duty towards himself. The author has taken the philosophers ethical ideas as the basis of his theory of students moral education as cultivation of conscience.

Текст научной работы на тему «Этика И. Канта и проблематика воспитания нравственной культуры учащихся»

ЭТИКА И. КАНТА И ПРОБЛЕМАТИКА ВОСПИТАНИЯ НРАВСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ УЧАЩИХСЯ

И. Б. Суслова

Аннотация. Статья представляет собой попытку этико-педагогической интерпретации мотивов моральной философии И. Канта, в частности, его размышлений о долге человека перед самим собой. Этические разработки философа легли в основу концепции воспитания нравственной культуры учащихся, понятой автором как культивация совести.

Ключевые слова: добродетель, нравственный долг, нравственная культура, культура совести, этическое просвещение.

Summary. The article presents an attempt of ethical pedagogical interpretation of motives of Kant's moral philosophy, in particular his reflections about the person's duty towards himself The author has taken the philosopher's ethical ideas as the basis of his theory of students' moral education as cultivation of conscience.

Keywords: virtue, moral duty, moral culture, culture of conscience, ethical education.

106

Теория и практика гуманизации образования выносят сегодня на первый план проблему этического просвещения и духовно-нравственного воспитания обучаемых. Этика Канта, в силу своей гениальности, глубины и степени разработанности этической проблематики, широте охвата исследовательского материала может обогатить собой теорию воспитания и обучения. Основой теоретических разработок по воспитанию нравственной культуры человека является, на наш взгляд, учение Канта о добродетели. Мы полагаем также, что педагогическая составляющая его этико-философского проекта гораздо более значительна, чем считалось ранее - в частности, обширные педагогические проекции предполагают философемы

Канта, содержащие исследование этических обязанностей человека.

Согласно убеждениям автора, основанных на достаточно продолжительном опыте педагогической деятельности, молодежная аудитория сегодня имеет слаборазвитое представление о собственном «я» как о субъекте нравственной деятельности, о моральном долге, автономной воле личности, о нравственном императиве. Данный факт имеет негативные последствия не только для духовной, морально-нравственной атмосферы вуза и умонастроений отдельных обучающихся - подобная ситуация пагубным образом сказывается и на самом процессе обучения. Примером может служить безответственное отношение студентов к своим учебным обязанно-

стям, нарушение аудиторной дисциплины и т.п. Невысокий уровень развития нравственной культуры молодежи, зараженность менталитета значительной ее части общественными пороками, приводит к крайне обедненному в философском плане пониманию феномена жизни, к сведению ее смысла к обладанию материальным достатком и удовольствиями, что чревато на более поздних этапах развития личности духовным опустошением и стремлением к саморазрушению. Факт необходимости совершенствования духовно-нравственной культуры учащихся становится в данной ситуации самоочевидным.

В своей работе «Метафизика нравов» (1797 г.) И. Кант в очередной раз доказывает нам, что человеческая добродетель не есть врожденное свойство - это продукт чистого разума, которую только предстоит воспитать (воссоздать). Это утверждение базируется на фактах наличия у человека инстинктивных природных склонностей, и разума, постоянно обыгрывающего их и оттесняющего последние из сферы поведенческой мотивации. «В самом деле, - пишет Кант, - нравственное состояние человека не было бы добродетелью, если бы оно не было создано твердостью намерения в споре со столь могущественными противодействующими склонностями. Добродетель - продукт чистого практического разума, поскольку этот разум в сознании своего превосходства (основанного на свободе) берет верх над склонностями» [1, с. 421]. А поскольку добродетели надо обучать, следовательно, учение о ней представляет собой доктрину, умозаключает философ. В методологии обучения он во многом согласен со школой стои-

ков, для которой очевидным был тот факт, что с помощью одного лишь увещевания («паренетическим способом») нельзя добиться исполнения морального долга и «соблюдения правил» - необходимо пройти практическую школу этики, где в постоянных упражнениях морального свойства воспитанник познает свои сильные и слабые стороны и закаляет характер. Но для этого необходимы категоричность решения и твердый отказ от любых «сделок с пороком» - ведь если «образ мыслей (animus) будет сам по себе нечистым и даже порочным...», он «.не сможет породить никакой добродетели (которая покоится на едином принципе)» [там же, с. 422].

Методику изложения самой доктрины учения (теоретическую часть) Кант подразделяет, говоря современным языком, на лекционную и семинарскую формы. В процессе диалога учителя с учеником используется метод обращения вопроса учителя к разуму обучающегося, либо к его памяти. В первом случае достигается очень важный педагогический результат -ученик «убеждается, что он сам способен мыслить», он начинает задавать преподавателю встречные вопросы, способные помочь более правильно сформулировать исходный вопрос [там же]. Так возникает творческое взаимодействие двух участников образовательного процесса.

Первый «доктринальный инструмент» учения о добродетели, это «моральный катехизис», трактуемый Кантом как «основное учение об обязанностях добродетели», изложение которого, согласно Канту, должно предшествовать изложению катехизиса религиозного. Он должен быть изложен в полном объеме, ни в коем слу-

107

108

чае не в качестве вставки или дополнения к религиозному вероучению -«ведь перейти от учения о добродетели к религии можно только через чисто моральные основоположения, так как в противном случае религиозные убеждения не были бы чистыми», -резюмирует Кант [там же, с. 423].

Для усвоения положений учения важен образ и пример учителя, справедливо полагает Кант, называя его «экспериментальным (техническим) средством воспитания добродетели» -ведь «подражание для человека еще не воспитанного есть первое определение воли к принятию максим, которые он в дальнейшем делает для себя (руководящими)» [там же, с. 424]. В этом подражании, а также в воспитательных средствах поощрения или негати-вации в адрес воспитанника («приручение или отлучение» в терминологии Канта) вырабатывается «механизм образа чувствования» обучающегося, что впоследствии станет основой для приобретения им моральных навыков. И в то же время, не сравнение с поступком какого-то другого человека должно стать для воспитателя средством воспитания подопечных, но лишь сравнение с моральным законом, с чистой идеей, образом добродетели, убежден Кант. «Хороший пример (примерное поведение) должен служить не образцом, а лишь доказательством исполнимости того, что сообразно с долгом», - утверждает он [там же].

В понятие «этика» Кант, созвучно представлениям эпохи, вкладывает значение «учение о долге», в отличие от древних редакций понятия, когда под термином «этика» подразумевалось учение о нравственности вообще. Сам термин «долг» подразумевает принуждение воли со стороны некое-

го закона или самопринуждение в соответствии с требованиями закона, справедливо замечает философ (семантику понятия «долг» Кант исследует, в частности, в работе «Основы метафизики нравственности»). Но поскольку человек есть существо моральное в своей основе, своим разумом устанавливающее моральные законы, иного долга, чем долг по отношению к своей воле, у него не может быть. В этой связи Кант называет этику также «системой целей чистого практического разума» [2, с. 314].

К моральному долгу, который является одновременно целью активности человека, Кант в первую очередь причисляет стремление к собственному совершенству и счастью других людей. И поскольку совершенство в чем-либо -это всегда результат деятельности, а не природный дар, философ говорит в этом случае о культуре - «культуре способности человека» (или - природных задатков), о культуре воли и нравственного образа мыслей. Безусловным предписанием практического разума становится у Канта требование возвыситься над своей животной природой, «поднять культуру своей воли до самого чистого добродетельного образа мыслей» и тем самым достичь внутреннего «морально практического совершенства» [там же, с. 321]. Культура моральности в нас означает, согласно Канту, стремление к тому, чтобы «мысль о долге была самим по себе достаточным мотивом для всех сообразных с долгом поступков» [там же, с. 328].

Наше личное содействие счастью другого становится у Канта частью нашей моральной культуры и понимается им также как моральный долг, тождественный цели. «Но я должен пожертвовать частью своего блага в пользу

другого, не надеясь на вознаграждение, так как это долг, а установить величину этой жертвы невозможно. Все зависит от того, как именно каждый ощущает свою истинную потребность, определение которой должно быть предоставлено каждому», - утверждает он [там же]. Таким долгом является у философа содействие, в том числе содействие моральному благополучию другого. В этом случае под долгом человека подразумевается в первую очередь «не делать ничего такого, что могло бы вследствие самой природы человека соблазнить его тем, что вызывало бы у него потом угрызения совести и что называется позором» [там же]. Тем самым этика Канта запрещает провокацию другого, искушение его дурным поступком, сокрытие возможных негативных последствий деяния, подстрекательство и прочее. С другой стороны, не существует и конкретных границ для определения степени необходимой заботы о моральной удовлетворенности других, замечает Кант, следовательно, в этом случае этические предписания ограничивают лишь сферу запрета на деяние.

«Вполне можно сказать: человеку вменяется в обязанность добродетель (как моральная твердость)» - делает вывод мыслитель. Но чем регулируется добродетельное поведение человека -моральным чувством, совестью, его нравственной культурой, твердостью убеждений? Моральное чувство не может служить такой регулятором, так как это лишь «восприимчивость к удовольствию или неудовольствию...», проистекающее из осознания соответствия или расхождения нашего поступка с законом долга. Оно в той или иной степени присуще всем людям и не является моральным осмыслением факторов ду-

ховного или материального порядка. Следовательно, приобретение или же упрочение морального чувства не может быть вменено человеку в обязанность. Подобным образом совесть, поскольку она изначально присуща нравственной природе человека, нельзя предписать человеку в качестве долга. Но, в отличие от морального чувства, совесть есть практический разум, и она является, таким образом, «неизбежным фактом», а не моральным долгом. «Ставить (наличие) совести в обязанность означало бы иметь долгом долг», - замечает мыслитель [там же, с. 334]. Бессовестный человек, с точки зрения философа, не тот, кто ее не имеет, а тот, кто склонен не прислушиваться к суждениям совести. Следовательно, совесть, как практический разум, регулирует добродетельное поведение личности, и долгом человека, по убеждению философа, становится «культивация» своей совести, в целях чего следует «все больше прислушиваться к голосу внутреннего судьи и использовать для этого все средства» [там же, с. 336]. Практический разум формирует нравственные убеждения личности, разная степень силы и твердости которых также регулирует ее добродетельное поведение.

Нравственная культура личности является, на наш взгляд, прежде всего «культивацией совести», ключевым понятием области нравственной культуры нам видится понятие «добродетель», огромный вклад в осмысление которого вложил великий немецкий мыслитель. Исследование размышлений Канта о добродетели позволяет сделать вывод, что процесс воспитания человеком своей нравственной культуры базируется на внимании к голосу совести, к ее суждениям. Культивацию совести можно понять также

109

110

как «культивацию задатков доброй воли», что предписывает и в чем нуждается, по Канту, также мудрость человеческой природы (мудрость определяется здесь философом как согласие воли существа с конечной целью). Природная мудрость, как бытийствен-ный экзистенциал, побуждает человека к противоборству некоей внутренней «злой воле», толкающей его к ориентации на свои инстинктивные, эгоистичные устремления и склонности, но мудрость одновременно нуждается в культивации «никогда не утрачиваемых» задатков доброй воли.

Культивация совести в человеческом существе начинается, на наш взгляд с осмысления базовых этических категорий, как то - добродетель, нравственный долг, моральная ответственность. Именно осознание всей этико-философской глубины и объема данных понятий включает механизм присвоения личностью их ценностного содержания, механизм ее духовно-нравственного развития. В своих произведениях И. Кант философски обстоятельно исследует этическую категорию долга, характеризуя основные морально-нравственные обязанности человека. Приведенная далее этико-педагогическая интерпретация указанных философем мыслителя призвана усилить этическую компоненту процесса воспитания и обучения. В теоретических разработках Канта в отношении обязанностей человека перед самим собой мы усматриваем, в частности, философское основание для переосмысления личностью ее установки на индивидуализм и эгоцентризм, для ее внутренней морально-нравственной переориентации.

Как можно логически доказать наличие у человека этических обязанно-

стей перед самим собой? Предположим, такие обязанности отсутствуют, рассуждает Кант. Тогда бы не существовало никаких обязанностей вообще, даже внешних: «Ведь я не могу признать себя обязанным перед другими больше, чем я в то же время обязываю сам себя» [там же, с. 353]. Человек по своей организации - существо неодносложное, на что также указывает философ - в нем есть чувственно-эмоциональный (животный) и разумный уровни. Человеческий разум есть субъект свободной законодательной моральной воли, но высшая духовная сущность человека, его трансцендентальный субъект или всеобщий, универсальный разум способен влиять на индивидуальную личностную волю и возлагать этические обязанности не только на чувственно-эмоциональный, но и на личностно-законодательствую-щий уровни. Таким образом, снимается логическое противоречие в отношении принуждения самого себя. «.Понятие человека мыслится не в одном и том же смысле», - пишет Кант [там же, с. 354].

Теоретически Кант подразделяет обязанности человека перед самим собой на два вида: «.Одни из них - ограничивающие (негативные обязанности), другие - расширяющие (положительные обязанности по отношению к самому себе). Негативные это те, которые запрещают человеку поступать против цели его природы, стало быть, имеют в виду только моральное самосохранение, положительные же - те, которые предписывают сделать своей целью тот или иной предмет произвола и направлены на самосовершенствование» [там же, с. 355]. По нашему мнению, состояние духовно-нравственной сферы молодежи и студенчества (как и российского общества в целом) в настоящий период времени позволяет расширить перечень

ограничивающих обязанностей личности перед собой. Ключевым моментом здесь может явиться моральный запрет на установление мотива стремления к материальному обогащению и получению удовольствий как на формулировку жизненной цели и жизненных приоритетов личности, осмысляемый нами также как усиление принципа морального самосохранения. Личность, руководствующаяся в своей жизнедеятельности исключительно вышеуказанными мотивами, не только нарушает обозначенный Кантом принцип долга к совершенствованию (что само по себе чревато неким онтологическим негативом для нарушителя), но и деградирует как личность, и, как следствие, ослабляет свои реально выгодные жизненные судьбоносные позиции и перспективы развития.

Этика Канта учит, что такое понимание личного счастья есть превратное понимание, множащее пороки в индивидуальном и общественном планах. Не страх перед наказанием со стороны морально-нравственного универсума должен в данном случае послужить мотивом личностной переориентации, но осознание своей самоценности как субъекта нравственной воли и нравственного законодателя. Недопустим здесь также самообман - если личность скажет себе: «Я сначала добьюсь высокого материального уровня, а потом, находясь в надлежащих для этого условиях, займусь самосовершенствованием и добродетельными поступками. Мотивом поведения и деятельности личности может стать только рациональная установка на создание линии своей жизни с приоритетом духовно-нравственного фактора. Повышение уровня материального благосостояния, происходящее как жизненное следствие преуспеяния в плане

духовно-нрав ствен ном, является, если следовать логике Канта, природно-целесообразым феноменом, соответственно, оно органично как для общественного гомеостаза в целом, так и для индивидуально-судьбоносной линии. В таком случае личность, уже будучи добродетельной, не может деградировать («добродетельный не может утратить своей добродетели», - пишет Кант [там же, с. 341]) и продолжает использовать материальные блага в нравственных, природосообразных целях. Если же личность добилась материального достатка и ублажения своих чувственных «склонностей», руководствуясь сугубо своекорыстной, безнравственной мотивацией, она, продолжая множить порок, как бы приносит себя в жертву общественному целому. К этому интересному и, на первый взгляд, парадоксальному, выводу нас привели представления Канта о движущих механизмах общественного прогресса. Таковыми как раз являются низкая, корыстная поведенческая мотивация, эгоизм и самость людей. Перетираясь в острой конкурентной борьбе, становясь «винтиком» механизма социально-экономических пертурбаций, подобные индивидуумы служат действенным средством поступательного развития общества. Вот как звучит формулировка долга перед собой от лица самого Канта: «Долг человека перед самим собой состоит здесь в запрещении лишать себя преимущества морального существа, состоящего в том, чтобы поступать согласно принципам, то есть в запрещении лишать себя внутренней свободы и тем самым делаться игрушкой одних лишь склонностей, стало быть вещью!» [там же, с. 355]. О противоположном состоянии дел говорит Кант, характеризуя добродетельного

111

112

человека: «Только обладая этой мудростью. (здесь - «моральная твердость воли человека в соблюдении им долга», то есть, добродетель - И. С.)», человек может быть свободен, здоров, богат, король и т. д., и ему не может быть причинен ущерб ни случайно, ни судьбой, так как он владеет самим собой, а добродетельный не может утратить своей добродетели» [там же, с. 341].

Согласно Канту, для сохранения морального здоровья (запрещающие обязанности перед собой) и приобретения морального благополучия (расширяющие обязанности перед собой) мы должны совместить в своей психологической ориентации и жизненной практике две установки: «Живи сообразно природе» и: «Делай себя более совершенным, чем создала тебя природа» [там же, с. 356]. Сохраняй свою природу в совершенстве - морально чуткой и восприимчивой, призывает философ, - не лишай себя преимуществ морального существа, приумножай мировое благо самосовершенствованием.

Из логики рассуждений философа следует, что человек также имеет долг перед собой как перед существом, наделенным разумом, и «первым» становится здесь долг самопознания. «Начало всякой человеческой мудрости есть моральное самопознание, стремящееся проникать в трудно измеряемые глубины (бездну) сердца» [там же, с. 380]. Самопознание помогает личности искоренить пороки самолюбия. Самолюбие, разрастаясь и принимая причудливые формы, зачастую подменяет современному человеку самопознание и саморазвитие. Самостийные, индивидуалистические установки личности, не регулируемые сферой ее нравственного разума, рациональным началом, толкают личность в пучину негатив-

ных эмоций, конкурентной борьбы, пороков и страстей, заглушая голос разума. В результате, в духовном пространстве общества нагнетается атмосфера разобщенности, безразличия, враждебности друг к другу, что, как в зеркале, отражается также в образовательной среде. Реально существующие социальные, экономические и другие проблемы становятся непосильными для сознания неокрепшей в духовном и моральном планах молодежной аудитории. Духовное внимание молодежи неправомерным образом привлечено сегодня к вопросам преимущественно материального характера.

На наш взгляд, два этических постулата И. Канта - долг самопознания и самосовершенствования в философском плане представляют собой неразрывное единство. Осознанные вдумчивым реципиентом, они могут стать реальной альтернативой формированию личностного индивидуализма и эгоцентризма.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Кант И. Антропология с прагматической точки зрения // Кант И. Собрание сочинений: В 8 т. - Т. 6 - М.: ЧОРО, 1994 [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.krotov.info/lib_ sec/11_k/kan/t_1_001.htm.

2. Кант И. Метафизика нравов [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://filosof.historic.ru/books/ item/f00/s00/z0000502/st005.shtml.

3. Боброва М. С. Духовно-нравственное становление студента в образовательном процессе вуза. - Дис. ... канд. пед. наук. - СПб., 2005.

4. Буталова А. Ю. Идеи нравственного воспитания в рациональной этике И. Канта. - Дис. . канд. пед. наук. -Волгоград, 2003. ■

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.