Научная статья на тему 'Этапы становления и развития понятия "инновации"'

Этапы становления и развития понятия "инновации" Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
2035
260
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Инновации
ВАК
RSCI
Область наук
Ключевые слова
ИННОВАЦИИ / ТЕХНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПАРАДИГМЫ / ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ УКЛАДЫ / НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИННОВАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ / "ТРОЙНАЯ СПИРАЛЬ" / «ОТКРЫТЫЕ ИННОВАЦИИ» / INNOVATIONS / TECHNO-ECONOMIC PARADIGMS / TECHNOLOGICAL ORDERS / NATIONAL INNOVATIVE SYSTEMS / «TRIPLE HELIX» / «OPEN INNOVATIONS»

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Румянцева С.Ю., Коростышевская Е.М., Самылов И.О.

В статье рассматривается эволюция теории инноваций от истоков ее зарождения до последних известных концепций инноваций и инновационного развития, таких как теория национальных инновационных систем, теория тройной спирали и теория открытых инноваций. Дается анализ возникновения и обсуждается практическая значимость концепции НИС, теории технико-экономических парадигм и технологических укладов. Обсуждаются некоторые спорные моменты современной теории инноваций, определяются перспективы ее развития.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Stages of the formation and development of the concept of "innovation"

The evolution of innovation theory is described in the article from the very beginning to the recent famous concepts such as theory of national innovative systems, Triple Helix theory and open innovations theory. The genesis and practical value of national system of innovations theory are discussed. The history of techno-economic paradigms concept and concept of technological orders are observed. Some disputable moments of modern theory of innovations are presented, along with the defining prospects of its development.

Текст научной работы на тему «Этапы становления и развития понятия "инновации"»

Этапы становления и развития понятия «инновации»

00

о сч

со со N

т

< СО

С. Ю. Румянцева,

к. э. н., доцент кафедры экономической теории

s.pumyantseva@spbu.ru

Е. М. Коростышеввдая,

д. э. н., профессор кафедры экономической теории и экономической политики

e.korostyshevskaya@spbu.ru

И. О. Самылов,

аспирант кафедры экономики исследований и разработок

sambar92@mail.ru

Санкт-Петербургский государственный университет

В статье рассматривается эволюция теории инноваций от истоков ее зарождения до последних известных концепций инноваций и инновационного развития, таких как теория национальных инновационных систем, теория тройной спирали и теория открытых инноваций. Дается анализ возникновения и обсуждается практическая значимость концепции НИС, теории технико-экономических парадигм и технологических укладов. Обсуждаются некоторые спорные моменты современной теории инноваций, определяются перспективы ее развития.

Ключевые слова: инновации, технико-экономические парадигмы, технологические уклады, национальные инновационные системы, «тройная спираль», «открытые инновации».

Введение

В данный момент теория инноваций является крайне востребованным и перспективным направлением для исследований в экономической науке, как в России, так и в мире. При этом научной значимостью в качестве предмета исследования обладают как современные теории инноваций, так и эволюция этого термина в экономической теории. Для этого есть несколько причин.

Во-первых, в большинстве стран мира построение эффективной национальной инновационной системы становится важнейшим направлением государственной политики. При этом основным приоритетом является установление монополий на высокотехнологичные звенья цепочки ценности [9]. Иными словами, государства стремятся создавать более высокую добавленную стоимость в международном разделении труда, и достигают они этого с помощью постоянного воспроизводства инноваций в экономике.

Следуя концепции «бриллианта» М. Портера [15], отражающей факторы национальной конкурентоспособности, надо отметить, что инновации влияют на все факторы конкурентного преимущества. Инновации способствуют динамичной конкуренции между фирмами, влияют на отраслевую структуру экономики и взаимосвязи между отраслями через возможность трансферта технологий, усиливают преимущества,

обусловленные факторными условиями производства, способны влиять на потребительские предпочтения и даже создавать новые рынки.

Во-вторых, значительными темпами продолжает развиваться научно-технический прогресс. С одной стороны, меняются экономические связи и принципы взаимодействия агентов в экономике, с другой стороны — меняется сам технологический уклад.

Формирование понятия инноваций в экономической науке

Роль технического прогресса в экономическом развитии и причины внедрения технических новшеств глубоко понимались еще классиками политической экономии [8]. При этом ими были поняты глубинные причины внедрения технических новшеств и показано влияние технического прогресса на разные стороны экономической жизни — разделение труда, относительное благосостояние, преимущества в международной торговле, темп экономического развития.

Как отмечается в руководстве Осло, «с точки зрения Шумпетера, «радикальные» инновации порождают крупные разрушительные изменения, тогда как поэтапные, «инкрементальные» инновации непрерывно двигают вперед процесс изменений» [16]. Собственно Й. Шумпетер и ввел понятие инноваций в экономическую теорию.

Под инновацией у него понимается «осуществление новых комбинаций», являющееся следствием личной предпринимательской активности — это внедрение нового метода производства, нового технического изобретения, нового способа коммерческого использования существующего товара, создание нового блага или нового качества того или иного блага, освоение нового рынка сбыта, нахождение нового источника сырья и организационные новшества [18].

Й. Шумпетер также ввел понятие насыщения рынка инновацией. В отличие от более поздних исследователей, связывавших понятие насыщения с законом жизненного цикла промышленного продукта, основанного прежде всего на закономерностях насыщения рыночного спроса на продукт, Й. Шумпетер связывал процессы насыщения рынка инновацией с понятием альтернативных издержек производителей, получившим название «закона убывания доходности производства». Поскольку производство предполагает отказ от удовлетворения других потребностей, то, чем больше расширяется производство, тем интенсивнее степень неудовлетворения этих других потребностей. Поэтому «уменьшаться станет и выигрыш в стоимости от производства данного продукта» и, когда этот выигрыш полностью исчезает, приходит конец любому конкретному производству [18]. Нужно отметить, что в теории Шумпетера сохраняется неоклассическое понимание хозяйственного кругооборота как устойчивой системы, в которой общие доходы равны общим расходам, стоимость продуктов и факторов производства совпадает, т. е. система равновесна и статична. И в качестве развития воспринимаются только такие изменения, которые порождает сама экономическая система, а не то, что привнесено в нее извне. То есть по сути, развитие представляет собой смену равновесных состояний, возникающих стихийно и дискретно.

Сам термин «инновация» впервые появился в работе 1939 г. «Бизнес-циклы: теоретический, исторический и статистический анализ капиталистического процесса») [39].

В ходе шумпетерианского созидательного разрушения происходит постоянный процесс качественного структурного улучшения, сопровождаемый разрушением старой структуры и созданием новой. По мнению австрийского экономиста, это и составляет сущность капитализма.

Понятие новых комбинаций или инноваций Шумпетер дополняет понятиями «предпринимательство» и «предприниматель». Предпринимательство понимается как деятельность, направленная на создание новых комбинаций, а предприниматель — как хозяйственный субъект, создающий и внедряющий эти комбинации [18].

Это положение Шумпетера соответствует современной теории предпринимательства, заложенной П. Друкером и Р. Фостером, которые показали, что именно процесс организации производства является основой для внедрения инноваций и современного стратегического менеджмента. При этом функция предпринимателя состоит в том, чтобы объединить техническую и экономическую составляющую инноваций.

Й. Шумпетеру принадлежит разграничение понятий нововведения (инновации) и изобретения, хотя в имплицитном виде эта идея присутствовала еще у Н. Д. Кондратьева. В работе «Большие циклы конъюнктуры» Кондратьев приводил пример изобретения прядильных машин в 1760-е гг., которые были применены на практике лишь в 1780-е и более поздние годы, т. е. в период длинноволновой депрессии [10] с тем, чтобы показать, что технический прогресс развивается не автономно, и представляет собой не первопричину экономических колебаний, а напротив, само его продвижение зависит от экономической динамики. Однако в теории длинных волн инноваций в трактовке Шумпетера не экономические условия становятся толчком к внедрению технических изобретений в производство и превращению их в инновации, а динамика технических изобретений и «предпринимательский дух» задает темп экономической динамике [18].

В дальнейшем Г. Менш разделил инновации на базисные, улучшающие и псевдоинновации, которые последовательно сменяют друг друга в ходе развертывания большого цикла Кондратьева, представленного им впервые как смена 5-образных кривых, отражающих смену технологических стилей, каждый из которых создает облик новой длинной волны.

Фактически, таким образом происходит диффузия инновации и осуществляемая в ее ходе дифференциация продукта, которая Меншем была показана как разветвление 5-образной кривой на фазе ее плато. Менш развил понятие затратосберегающего эффекта инновации [33] в концепции диффузии. Под диффузией понимается появление большого числа улучшающих нововведений на базе основного изобретения, что приводит к возникновению целого ряда различных типов, марок и поколений данного вида продукции, а также к эффекту сбережения затрат (процессные инновации), Сущность процесса диффузии, а особенно процесса перехода от стадии быстрого роста к стадии его замедления и прекращения, выражается в явлении ухудшения инвестиционных возможностей, которое, прежде всего, выражается в теории жизненного цикла инновации [33]. Менш анализировал перегибы 5-образной кривой и определил, что в период смены тенденции быстрого роста замедленным ростом происходит процесс дифференциации продукта как по его потребительским свойствам, так и по способам его производства. Дифференциация продукции является реакцией как на насыщение спроса, так и на проявление закона исчерпания возможностей дальнейших технологических усовершенствований продукта [33] по мере эволюции его производства и технического совершенствования.

Диффузия нововведений приводит к удешевлению, упрощению процесса производства. Инновационный процесс Г. Менш связывал с реализацией кондратьевских циклов, показывая соответствие между началом диффузии и стадией стадии раннего процветания этих циклов, когда появляется эффект насыщения рынка и появляются первые конкуренты компании, запустившей данную инновацию. В период рецессии наблюдается пик диффузии. В это время начинается серия различных усовершенствований существующих

оо

о с^

со со сч

со

<

со О

оо

о с^

со со N

со

<

со

продуктов и технологий их производства. Однако достигнуть существенного снижения издержек производства и улучшения качества продукции становится все труднее. Реализуется закон снижающейся отдачи от вложений в существующую технологию. Подходит к стадии насыщения потребительский спрос. Преимущественно внедряются псевдоинновации, которые требуют, однако, для своей реализации затрат на НИОКР. Итогом становится падение прибыли предприятий и постепенное скатывание экономики в долгосрочную депрессию.

Г. Менш показал, что причиной замедления инновационной активности является не исчерпание запаса доступных для внедрения в производство научных знаний. Новые научные знания, реализуемые в изобретениях, появляются непрерывно. Тормозом же инновационной активности выступает общеэкономическое окружение, то есть возможность для существующих предпринимателей получать достаточно высокую прибыль от использования уже опробованной, хотя и приносящей все меньший доход технологии [33].

Таким образом, в трудах ранних исследователей инновационного процесса были поняты основные механизмы их воздействия на экономическое развитие, что положило начало формированию категориального аппарата изучения связи инноваций с экономическим развитием и поведением фирмы, о чем речь пойдет далее.

В 1987 г. Р. Фостер показал, вслед за Шумпетером, основываясь на менеджериальном подходе к понятию инноваций, что нововведение есть плод усилий выдающейся личности (как и у Шумпетера), но в то же самое время оно — достояние рынка. Иначе говоря, это поддающийся повторению экономический феномен, и логика этого феномена лучше всего описывается, как и у Г. Менша, 5-образной кривой [17]. Фостер ввел и понятие технологического разрыва, которое в дальнейшем было использовано С. Ю. Глазьевым при формулировке концепции технологического скачка [14]. Как утверждает Фостер, 5-образные кривые почти неизменно ходят парами... Промежуток между парой кривых и представляет собой технологический разрыв [28].

Примерно в это же время (в 1985 г.) вышла в свет книга основоположника теории менеджмента П. Дру-кера «Бизнес и инновации», в которой инновации представлены триедино: как инновационная деятельность, практика предпринимательства и предпринимательские стратегии.

Инновационную деятельность П. Друкер определяет как особый инструмент, позволяющий предпринимателю использовать перемены и превращать их в новые возможности для, например, открытия нового бизнеса или оказания новой услуги [5]. Друкер показывает, что именно в ХХ веке инновационная деятельность была поставлена на поток как целенаправленная функция предпринимательства [5].

В трудах представителей инновационного подхода, следующих за классической традицией — Й. Шум-петера, Г. Менша, в исследованиях инновационной динамики, основанной на принципах менеджмента Р. Фостера и П. Друкера, в изучении 5-образной кривой

Г. Меншем, Р. Фостером был сделан большой шаг в определении сущности инноваций и заложены основы будущего изучения стратегии фирмы в отношении инноваций.

Типология исследовательского процесса и инноваций начиная со второй половины ХХ века фиксируется в официальных документах. Первым документом, в котором собирается статистика инноваций и дается методология их изучения, было «Руководство Фраска-ти». Оно было принято ОЭСР в 1963 г. в итальянском городе Фраскати и именно в нем было предложено понятие инновации как конечный результат инновационной деятельности, получивший воплощение в виде нового (или усовершенствованного): ...продукта, внедренного на рынке, .технологического процесса, используемого в практической деятельности. Одним из создателей Руководства Фраскати был К. Фри-мен — известный теоретик длинных волн в развитии инновационного процесса и основоположник теории национальных инновационных систем. Руководство Фраскати было посвящено прежде всего классификации исследований и разработок, в нем выделялись такие виды научно-исследовательской деятельности, как фундаментальные исследования, прикладные исследования и экспериментальное развитие. Руководство Фраскати постоянно дополнялось группой национальных экспертов по показателям науки и техники, действующим в ОЭСР. Благодаря инициативам по распространению практики пользования руководством, последнее издание этого документа (1993) стало международным стандартом. В 1978 г. были разработаны «Рекомендации по международной стандартизации науки и техники», в развитие которых в 1984 г. было опубликовано «Руководство Юнеско по статистике науки и техники» [6]. Затем в 1992 г. было опубликовано первое издание Руководства Осло, последняя версия которого издания 2010 г. нами и цитируется. В руководстве Осло выделяются процессные, продуктовые, организационные и маркетинговые инновации. Понятия продуктовых и процессных инноваций в 1983 г. ввел Джакоб Ван Дсйн. Он выделил продуктовые инновации, создающие новые отрасли, вытесняющие традиционные технологии, продуктовые инновации в сопутствующих отраслях, представляющие собой различные модификации нововведений первой группы, процессные нововведения в существующих отраслях, направленные на повышение эффективности технологических процессов и процессные нововведения в базисных отраслях, связанные с усилением спроса на сырье со стороны быстро растущих отраслей промышленности [42].

В Руководстве Осло отмечается, что инновационная деятельность — непрерывный процесс. Этому противоречит концепция системной экономики, и. в частности, подход Г. Менша, который говорит о том, что изобретения осуществляются в экономике непрерывно, но превращаются в действительные инноваций лишь в особых условиях — а именно, в стадии депрессии длинных экономических циклов.

Кристофер Фриман (1921-2010) «Экономическая теория промышленных инноваций» (1974) развивал идею последовательных промышленных революций

Волны технических изменений (по Фриману)

Время Волны Кондратьева Ключевые коммуникации

Транспортные коммуникации Энергосистемы Универсальные и недорогие ключевые факторы

1780-1840 Индустриальная революция Каналы, дороги Гидроэнергия Хлопок

1840-1890 Эпоха пара и железных дорог Железные дороги, телеграф Паровая тяга Уголь, железо

1890-1940 Эпоха стали и электричества Железные дороги, телефон Электричество Сталь

1940-1990 Эпоха массового производства Автодороги, радио и ТВ, авиа Нефть Пластмассы

1990-... Эпоха микроэлектроники Цифровые сети Газ/нефть Микроэлектроника

Источник: [28]

Шумпетера. Основной вклад Фримена состоит в уточнении и систематизировании ключевых технических изменений в истории, которые Шумпетер назвал «промышленными революциями» (таблица).

Так было положено начало становления концепций технико-экономических парадигм и технологических укладов. Понятию технологического уклада предшествовало понятие технологического стиля Г. Менша, и практически параллельно формулировка термина «технологический уклад» в советской экономической мысли была высказана Ю. В. Яковцом [21], у которого под технологическим укладом понималась совокупность сменяющих друг друга логистических закономерностей смены поколений техники, основанных на едином научно-техническом базисе, в частности, компьютерной техники. Этот подход в дальнейшем был развит С. Ю. Глазьевым и Д. С. Львовым [12], которые показали, что все более массовое применение новой технологии приводит к возникновению технологического уклада сопряженных производств, связанных однотипными технологическими цепями. В дальнейшем понятие технологического уклада было развито С. Ю. Глазьевым, определившим его структуру так: воспроизводственная структура, основанная на одновременно существующих сопряженных технологиях. Содержание последних и характер взаимосвязи между ними меняется каждые 60 лет [1], в соответствии со сменой кондратьевских циклов. Параллельно развивалась концепция технико-экономических парадигм (ТЭП), инициированная исследованиями Дж. Доси [25] и продолженная К. Перес [34], которая определила ТЭП как комплекс промышленных секторов, соответствующая ему институциональная структура, инфраструктура, финансовая структура, а также социально-политический климат и специфическая система отношений между трудом и капиталом, сформированная на базе внедренного в фазе депрессии пучка базисных технологических инноваций, которые опосредуют развитие нового технологического стиля. Очевидно, что понятие ТЭП, включающее социоин-ституциональные аспекты экономического развития, шире понятия ТУ, включающего в себя лишь воспроизводственные комплексы. Важно отметить при этом, что со временем С. Ю. Глазьев развил свою концепцию ТУ, включив в нее ресурсно-энергетические и финансово-кредитные аспекты воспроизводственного процесса [2].

Эти идеи затем были развиты Л. Е. Грининым и А. В. Коротаевым в теории смены промышленных революций. В частности, Л. Е. Гринин

и А. В. Коротаев показывают, почему пятая длинная волна экономического развития была существенно ниже и короче четвертой — в связи с тем, что промышленная революция 1960-х была сопоставима с силой первой промышленной революции, и в связи с тем, что новая волна технологий нуждается не только в наличии кластера инноваций, но и в том, чтобы освободить место в странах-лидерах для переориентации рабочей силы [11].

Л. Е. Гринин и А. Л. Гринин выделили три производственные революции: Аграрную (12-10 тыс. -5,5-3 тыс. л. н. э.), Промышленную (последняя треть XV - первая треть XIX века), и Кибернетическую (1950-1960-е - 2070-е). Бурный инновационный рост 1950-х-1970-х гг., который сейчас уже не обладает таким взрывным характером и распространяется вширь, объяснен ими как начальная, инновационная стадия кибернетической революции, последняя стадия которой (управляемых систем) придется на 2060-2070 гг. [4].

Как отмечает В. М. Комаров, авторы концепции технологических укладов установили следующие закономерности экономического развития:

• развитие происходит неравномерно путем чередования длинных волн;

• структурные кризисы обусловлены крупными технологическими сдвигами;

• процессы развития неравновесны и нелинейны в своей траектории;

• в начале жизненного цикла траекторию невозможно предсказать достоверно, так как высока неопределенность и возможны альтернативные направления движения;

• между фазами жизненного цикла технологии возможны разрывы, которые обусловлены институциональной средой (инновационная инфраструктура, финансовые, правовые институты и т. д. [9]. Каждый технологический уклад представляет собой устойчивую и целостную совокупность, внутри которой реализуется замкнутый цикл производства: от добычи и переработки сырья к выпуску конечного продукта. Следует отметить, что жизненный цикл технологического уклада составляет около ста лет, причем период доминирования уклада в обществе — 40-60 лет, однако этот срок уменьшается с ускорением НТП.

В технологическом укладе выделяются следующие базовые категории:

• ядро технологического уклада — комплекс технологически сопряженных производств;

оо

о с^

со со N

со

<

со

оо о

CN

со со N

со

J <

со

• ключевой фактор — технологические инновации, обуславливающие появление ядра технологического уклада;

• несущие отрасли — отрасли, активно потребляющие ключевой фактор технологического уклада [1].

Согласно этой теории, в данный момент в мире формируется ядро шестого технологического уклада, которое пока находится в зачаточной стадии [2]. Как отмечается в документе «Семь тематических направлений Прогноза научно-технологического развития РФ до 2030 г.» [43], в состав шестого технологического уклада входят информационно-телекоммуникационные технологии; биотехнологии; медицина и здравоохранение; новые материалы и нанотехнологии; рациональное природопользование; транспортные и космические системы; энергоэффективность и энергосбережение.

Типология и роль инноваций в неоклассике и в современных моделях экономического роста

В неоклассической парадигме понятие инноваций было развито оригинальным образом, за счет их трактовки через понятия неосязаемых активов и человеческого капитала. Так, М. Калески в 1954 г. указал на важность создания инноваций в сфере создания неосязаемых активов [31]. М. Калески показал стимулы к инновациям, возникающие на стороне спроса. Также в этом отношении интересна работа Х. Узавы 1965 г., который выявил роль неосязаемых активов и человеческого капитала в формировании тенденции экономического роста, при этом он не допускал версии убывающей отдачи от производства знаний [41].

Интересен анализ инноваций в рамках неоклассической парадигмы с точки зрения их определения как неконкурентных трудноисключимых благ. Неоклассиками предлагалось понимание того, что новые технологии в их наиболее простом понимании рассматривались как информация, которая распространяется достаточно свободно, как общественное благо. Следовательно, у компании не возникает особых сложностей с поиском новых технических решений, которые можно взять из общей системы рынка и, как полагал автор теории эндогенного экономического роста К. Эрроу, можно развивать фирму, осуществляя обучение в процессе деятельности с минимальными инновациями [23].

У Р. Солоу инновации (НТП) выступают экзогенным фактором экономического развития [40]. «Остаток Солоу» в исходной модели не является фактором производства, его рассмотрение лишь позволило учесть качественные изменения капитала и труда в процессе экономического роста. Но в действительности именно в структуре «остатка» содержатся факторы экономического роста, которые можно объяснить действием инновационного механизма экономического развития. Поэтому модель Солоу и дала простор для дальнейших исследований роли научно-технического прогресса в моделях с эндогенным НТП. В современных теориях экономического роста осуществлялся ряд попыток эндогенизировать НТП.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Одна из первых моделей эндогенного экономического роста, в которой внешние эффекты НТП не исключаются — модель обучения в процессе деятельности, впервые разработанная К. Эрроу в 1962 г. Затем она была воссоздана Полом Ромером в 1986 г. Модель демонстрирует возможность постоянного темпа прироста ВВП на основе технического прогресса, который возникает как следствие обучения работников в процессе деятельности. Результат этого процесса присваивается фирмами как внешний эффект. Монопольным правом на производство инновации, являющейся своеобразным промежуточным продуктом, обладает его производитель: это право он получает, покупая патент на производство продукта у научно-исследовательского сектора.

Как отмечает Ромер, в отсутствии технологических изменений выпуск на единицу продукции превращается в постоянную величину с нулевым экономическим ростом в расчете на душу населения [37]. Ромер представил равновесную модель эндогенных технологических изменений, которые по его выражению могут приводить к тому, что экономический рост будет продолжаться постоянно, практически без ограничений. Новые знания, включающиеся в модель, предстают как продукт исследований, которому присуща убывающая отдача, в отличие от подхода Х. Узавы.

Эти подходы очень важны сегодня, когда понимается необходимость создания национальных инновационных систем, предполагающих перенос части издержек создания нового знания на институты государственно-частного партнерства, то есть в сфере общественных благ. В то же время, развивается практика открытых инноваций, размывающая конкурентные преимущества фирм, в одиночку занимающихся базисными разработками в условиях, когда новое техническое знание можно взять из открытых источников как общественное благо и когда велика возможность утечки разработки новой технологии в «свободное плавание» по экономической системе.

Свободное распространение знаний между работниками определяется как эффект переливания или распространения знаний (spillover effect). Как отмечает Ромер, одновременно возникает эффект монополистической конкуренции и перелива знаний, что и отвечает за процесс распространения инноваций в экономике и их последующего влияния на экономический рост [38].

Таким образом, в моделях экономического роста с эндогенным НТП ключевую роль играют знания работников и способность превратить эти знания в актив — патент, эффективность использования которого зависит от поведения работников, объясняемого стандартным неоклассическим мотивационным набором.

Как отмечают П. Агийон и П. Хьювитт, в моделях эндогенного роста исходят из представлений о несовершенной конкуренции, монопольной власти, возникающей из права собственности на инновацию и патент [22]. Монопольная прибыль является источником финансирования сектора НИОКР, экономический рост положительно влияет на монопольную прибыль — таким образом, запускается цепочка прямых и обратных связей между экономическим ростом и инновациями,

эндогенизируя последние. Так, П. Ромер утверждает, что именно технический прогресс и человеческий капитал, а не количество населения в стране отвечает за экономический рост, однако, именно деятельность индивидов, нацеленная на поиск прибыли, заставляет инновации появляться [38].

В этих моделях принимаются во внимание как горизонтальные, так и вертикальные инновации. Рассматривается как количественное расширение инноваций, так и их качественное улучшение. В последнем случае имеет место процесс шумпетерианского созидательного разрушения, когда новые инновации разрушают монопольную прибыль от использования своих предшественников. Однако ограниченность этих моделей состоит в том, что в них рассматриваются только внутренние инновации, а привнесение инноваций в фирму со стороны, кроме случая открытых инноваций, рассматривается как внешний шок.

Понятие инноваций в эволюционной экономике

Р. Р. Нельсоном и С. Дж. Уинтером была развита нелинейная модель влияния инноваций на экономическое развитие [13]. Ими показано, что существенным моментом шумпетерианской конкуренции является то, что фирмы ex ante не знают, окупится ли их попытка стать имитаторами или инноваторами и какой уровень затрат на НИОКР может потребоваться, то есть в полной мере учитывался фактор неопределенности. Нельсон и Уинтер проанализировали влияние структуры отрасли на инновационное поведение и его результаты, в частности, на среднюю производительность. Инновационные НИОКР время от времени порождают передовые технологии, которые временно определяют наилучшую практику [13].

Нельсон и Уинтер утверждают, что основным фактором экономических изменений является научно-технический и организационный прогресс на микроуровне.

При этом основным термином их теории является «рутина», означающая все нормальные и предсказуемые образцы поведения экономических субъектов, которые можно сравнить с генами в биологии. Происходит постоянный отбор более эффективных рутин, и конкуренция фирм подобна естественному отбору генотипов в природе.

Таким образом, авторы выводят свое понятие инновации — процесс изменения рутины. Инновация является антиподом рутины, однако со временем в ходе своего распространения сама становится рутиной и в свою очередь сменяется следующей инновацией. При этом необходимо понимать процесс в своей целокуп-ности. Рутины не просто выступают антиподом инноваций, они являются базой для их возникновения, обеспечивая постоянный процесс изменения, усложнения и развития.

Теория Нельсона и Уинтера построена на анализе поведения фирм в конкурентной среде, и поиск и отбор наиболее эффективных рутин обусловлен именно ей (также называемой «селекционной средой»). При этом поиск и отбор рутин и есть основное содержание эволюционного процесса.

Важно также отметить еще некоторые положения эволюционной теории. Не всегда добиваются успеха фирмы, первыми создавшие более эффективную модель поведения или технологическое новшество (рутину). Зачастую фирмы-имитаторы могут обойти их в конкурентной борьбе. Эту идею продолжает концепция А. Юданова, принятая сегодня в инновационном менеджменте. Он делит все фирмы-инноваторы на четыре группы в зависимости от их поведения на рынке:

• виоленты;

• патиенты;

• коммутанты;

• эксплеренты [20].

Фирмы-виоленты — крупные фирмы, выпускающие стандартизированную продукцию.

Фирмы-патиенты являются узко специализированными фирмами, и работают с отдельными группами потребителей, которым нужен уникальный товар, а не стандартизированный. Как правило, они не достигают больших размеров. Продолжая аналогии с животным миром, патиентов называют «хитрыми лисами», так как они работают с сегментами, которые не могут охватить фирмы-виоленты.

Фирмы-коммутанты являются малыми и неспециализированными компаниями, ориентирующимися как правило на местные рынки. Коммутанты известны также как «серые мыши». Они достаточно гибки, быстро адаптируются к окружающей среде, однако не имеют значительных мощностей как в производстве, так и в других аспектах бизнеса.

Эксплерентная стратегия фирм представляет собой постоянный поиск революционных научно-технических решений, сопровождаемый созданием новых рынков или радикальным преобразованием старых. Их также называют «первыми ласточками», так как они берут на себя весь риск создания неведомых ранее новшеств и во многом определяют движение научно-технического прогресса.

Эволюционные модели подчеркивают неопределенность и непредсказуемость инновационного процесса. Современные эволюционисты Гриллитш и Ре-керс показали, что в ходе эволюции фирм происходят процессы селекции, такие как создание разнообразия, удерживание инновации и копирование [30]. Селекция при этом может быть определена как сортирующий механизм, трансформирующий популяцию таких единиц, как фирмы, индивиды и продукты. Именно в процессе селекции происходят инновации, которые в данном контексте могут быть поняты как функция механизма селекции.

Это очень важно с учетом того, что параллельно с Нельсоном и Уинтером К. Фриман и Л. Сутэ показали, что в информационной экономике ключевыми становятся инвестиции в неосязаемые активы [28]. В этом плане можно сказать, что эволюционисты взяли в структуру своей теории лучшие идеи из неоклассики Калески и Узавы. Это расширило понятие инноваций.

Авторы указывают на то, что хотя рыночный механизм является наилучшим способом распределения редких ресурсов, все же он имеет определенные огра-

оо о

CN

со со сч

со

J <

со О

ничения и именно в сфере исследований и разработок требуется поддержка в виде государственно участия. Таким образом, Фриман и его ученик Сутэ встали у истоков создания современной теории национальных инновационных систем [27].

Они показали, что для экономического развития инновации должны быть организованы в кластеры, отдельная инновация не может сформировать новую траекторию экономического развития, в чем видится их общая черта с исследованием Г. Менша.

Эволюционная экономика, к представителям которой относятся современные циклисты — Г. Менш, С. Ю. Глазьев, В. Маевский — исходят из необходимости регулирования экономической динамики, не полагаясь только на действия рыночных сил.

В рамках жизненного цикла технологического уклада, как самоорганизующейся системы, необходимо осуществлять регулирование, например, поддерживать разработку и внедрение базисной инновации перед началом повышательной фазы цикла Кондратьева. Самоорганизация экономики, принятая в теории сложных систем и эволюционной экономики, ничего общего не имеет с упованием на действие чисто рыночных сил по логике laissez-faire. Инновации кластеризуются к определенному моменту в истории экономики, но это не означает, что в конкретной экономической системе они сами породят траекторию роста. Здесь начинается конкуренция между странами в мировой экономике: кто-то получает инновационное технологическое преимущество, а кто-то доводит страну до банкротства. Поэтому уповать на действие только рыночных сил, исходя из положений эволюционной экономики, нельзя, требуется активная промышленная политика. Потому что между странами в этот период идет ожесточенная конкуренция за мировое научно-техническое лидерство, и победит та страна, которая на полную мощность будет использовать потенциал своих национальных инновационных систем.

В рамках системной экономики можно показать, что внедряемые инновации, основанные на непрерывном процессе изобретательской активности, как бы подтягиваются к моменту технологического скачка из прошлого и будущего, формируя синергетический кластерный эффект.

Условия для принятия концепции национальных инновационных систем сформировались, когда было понято значение социальной науки для развития общества.

го В дальнейшем в рамках теории эволюционной

о экономики было понято, что внедрение инноваций происходит в условиях неопределенности и непредсказуемой природы инновационного процесса, что ставит задачу создания систем управления инновационными " процессами, то есть национальных инновационных

z систем.

S

S

J Типология инноваций и НИС

<

со

О Впервые определение НИС было сформулировано

X К. Фрименом в 1987 г.: «НИС — сеть институтов в

S государственном и частном секторе, которые, взаимо-

действуя, инициируют, импортируют, модифицируют и распространяют новые технологии» [26].

Концепция НИС рассматривает технологию в качестве элемента в конкурентной борьбе как между фирмами, так и между национальными государствами.

Как отмечается в руководстве Осло, «инновационная политика сформировалась как сплав научно-технической и промышленной политики. В ней принимается за аксиому то, что знания во всех формах играют решающую роль в экономическом прогрессе, а инновации являются комплексным и системным явлением. Системные подходы к инновациям нацеливают политику преимущественно на взаимодействие социальных институтов и интерактивные процессы, действующие при создании знаний, их распространении и применении. Термин «национальная инновационная система» был введен именно для описания этого множества институтов и потоков знаний. Такая теоретическая панорама влияет на выбор вопросов, задаваемых при инновационных обследованиях, и подразумевает необходимость, к примеру, исчерпывающего охвата всевозможных взаимосвязей и источников знаний» [16].

Концепцию обучающейся организации Б. Лундвал применил к проблеме формирования инновационных кластеров и продемонстрировал, что инновацию надо рассматривать как систему, с присущими ей обратными связями с социальной, институциональной средой, средой государственного патронажа [32].

В целом, в рамках эволюционного подхода Нельсон, Фриман и Перес, а также Лундвал переориентировали понятие фирмы на понятие обучающейся организации. Таким образом, концепция НИС оказалась основанной на синтетическом понятийном базисе. При этом в практической плоскости важно разделение на национальные и региональные инновационные системы, которые в разной степени участвуют в глобальной конкуренции и противостоят ей, что имеет смысл иметь в виду при формировании промышленной политики.

В российской экономической мысли теорию национальных инновационных систем развивает О. Г. Голи-ченко [3]. По его определению, НИС представляется, прежде всего, как совокупность взаимодействующих процессов, реализующих создание, хранение, передачу знаний и их экономическое применение.

В концепции НИС на основе применяемого эволюционного подхода преодолевается ограниченность неоклассики с ее репрезентативным агентом: предполагается, что на эффективность инновационного процесса влияют традиции, культура, рутины, социально-экономическая среда и прочие факторы институционального порядка, что было заложено еще в трудах Дж. Доси, К. Фримена, К. Перес. В то же время, в рамках концепции НИС предполагается система множественных обратных связей на основе системного подхода между различными институционально обусловленными акторами инновационного процесса — предпринимательства в различных его формах, науки, исследовательской и культурной среды, в том числе академической и университетской науки, государства, различных форм государственно-частного партнерства: «следуя системному структурно-

объектному подходу, национальная инновационная система представляется как три макроблока, взаимосвязанных на горизонтальном уровне. Ими, по мнению О. Г. Голиченко, являются бизнес среда и рынок, среда, производящая новые знания и механизмы (каналы) передачи знаний».

Как отмечают Мителка и Смит, одни только возможности еще не обеспечивают обязательного внедрения и осуществления инновационного процесса. В этой связи вполне реальным выгладит предположение М. Хироока о ведущей роли трансфера знаний из академической науки в бизнес — процесса, имеющего политико-рукотворный характер — и противопоставляемого этим исследователем процессу автоматического регулирования инновационных всплесков в экономике депрессией, описанному в концепции депрессии как триггера для кластера базисных инноваций Г. Менша.

На основании этих подходов можно выделить следующие черты НИС:

• сложная совокупность институтов (учреждений), связанных с наукой и инновациями;

• наличие общей стратегической цели развития — устойчивое создание инноваций;

• национальные особенности, обусловленные экономическими, политическими, социальными факторами конкретной страны;

Таков объект исследования концепций инновационных систем. Но каков же предмет исследования, т. е. на какие вопросы пытаются ответить эти концепции?

• Во-первых, это вопрос о том, какие необходимы элементы для успешного функционирования инновационных систем?

• Во-вторых, как нужно выстроить взаимосвязи между этими элементами?

• В-третьих, какие факторы являются определяющими при построении и функционировании инновационных систем?

• В-четвертых, каковы институты (правила игры), способствующие созданию национальных инновационных систем [9]?

На эти вопросы в определенной степени отвечает концепция Майкла Портера, ориентированная прежде всего на оценку национальной конкурентоспособности, причем она применима и для анализа инновационных систем. Портер делит все факторы на четыре группы:

• производственные факторы (квалифицированный персонал, развитая инфраструктура);

• условия спроса (внутренний спрос, его объем, структура, динамика);

• связанные и поддерживающиеся отрасли (поставщики, необходимые для производства инновационных товаров и услуг, каналы сбыта, комплементарные товары);

• условия конкуренции (стратегия фирм, степень концентрации производства и т. п.) [35]. Следующая модель НИС была предложена

Г. Галанакисом и предполагает деление НИС на пять подсистем:

• создание знаний;

• проектирование и разработка новой продукции;

• коммерциализация товаров и услуг;

• внутренние факторы фирм, определяющие инновационный процесс;

• национальная инновационная среда [29]. Первые три фактора выступают центральными и

составляют содержание инновационного процесса, последние два выполняют поддерживающую функцию. Начинается все с создания знаний как результата исследований частных фирм и государства, затем результаты НИОКР превращаются в конкурентоспособный продукт, и, наконец, коммерциализируются на внешнем и внутреннем рынках. Соответственно, этот процесс обеспечивается качеством внутренних бизнес-процессов фирмы и внешними условиями, названными «национальной инновационной средой».

В концепции НИС инновации можно охарактеризовать как интегрирующий элемент в деятельности университетов, бизнеса и государства.

Интерес представляет так называемая парадигма «тотального управления инновациями» (TIM, Total Innovation Management), разработанная группой китайских ученых (Quingrui Xu и др.) [26]. Она является развитием системного подхода и предполагает необходимость осуществления инноваций всеми участниками фирмы во всех процессах в каждый момент времени. Инновации, по мнению авторов концепции, должны охватывать все бизнес-процессы, что создает основу для постоянного развития и успешной конкуренции на рынке.

Основным понятием концепции выступает единство различных аспектов инновационного менеджмента:

• единство инноваций как в технологии, так и в нетехнологических аспектах деятельности фирмы (стратегия, маркетинг, корпоративная культура и многое другое);

• единство участников инновационного процесса, к которым можно отнести как персонал фирмы (научно-исследовательский, производственный, административный), так и потребителей, которые тоже могут активным образом участвовать в создании необходимой им инновации путем выражения своего мнения через опросы, совещания и т. д.;

• единство инноваций во времени и пространстве. Предложенная структура тотального управления

инновациями подчеркивает системный подход и си-нергетическую связь между элементами системы, в конечном итоге направленными на достижение одной цели — благополучия фирмы через постоянное создание инноваций.

Концепция НИС развилась в последнее время в концепцию тройной спирали Г. Ицковица [7]. Как отмечает Г. Ицковиц, появление предпринимательского университета является ключевым фактором перехода от промышленного общества к наукоемкому, независимо от уровня развития или академических традиций. «Капитализация знаний» представляет собой новую основную академическую миссию, еще более объединяя университеты и пользователей знаний и представляя университет в качестве экономического участника со своими правами» [7].

оо о

CN

со со N

со

J <

со О

оо о

CN

со со N

со

J <

со

Концепция «тройной спирали» предполагает переход от исследовательского университета к предпринимательскому. Университеты стали рассматриваться как непосредственные участники экономического и социального развития. При этом трансфер технологий и формирование компаний, отпочковывающихся от университета в процессе его исследовательско-предпринимательской деятельности, стали частью современной НИС. Инновации, создаваемые в университетах и отпочковывающиеся от университета компании, основанные на деятельности по коммерциализации новых идей и технологий, составляют основу современного эволюционно обусловленного соединения науки и бизнеса. Однако, существует опасность отдать весь этот процесс на откуп рыночным силам, возникающая постольку, поскольку, как будет показано далее, в условиях открытых инноваций стимулируется в основном внедрение инкрементальных инноваций, а базисные могут продуцироваться только фундаментальной наукой, что требует ее государственной поддержки.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Открытые инновации

Одним из последних направлений в рамках развития современных инновационных систем стала так называемая модель открытых инноваций: наблюдается эффект спилловера знаний по сетям взаимодействий между компаниями, при которых фирма может как делиться своими разработками с другими компаниями, так и получать материалы для осуществления инновационной активности извне, со стороны сторонних организаций. С одной стороны, это ускоряет инновационный процесс, делает его более массовым и интенсивным, существенно ускоряет цикл от разработки инновации до ее конечного внедрения, усиливая горизонтальные отношения внутри НИС. С другой стороны, возникают риски невозврата инвестиций, вложенных в разработку инновационного продукта, если инновационный продукт «перетекает» в другую фирму. Все это, с одной стороны, усиливает эффект увеличения количества совершенных инноваций в единицу времени, но с другой — снижает стимулы к радикальному инноваторству, основанному на фундаментальных разработках, поскольку последние требуют существенных начальных вложений, потеря которых для фирмы была бы весьма ощутимой.

Понятие открытых инноваций ввел Г. Чесбро [24]. При этом под инновациями он понимает как собственно технологические инновации, так и инновации в области продаж и создания цепочек ценности, лицензирование интеллектуальной собственности, которое позволяет снизить риски модели открытых инноваций, обучение в результате общения с клиентами (обучение в процессе деятельности), при смещении акцента с собственно технологической стороны инновационного процесса к стороне, связанной с созданием ценности в процессе коммерциализации.

Под открытыми инновациями Г. Чесбро понимается практика, при которой компания использует внешние идеи и знания наряду с внутренними источниками инноваций, а также применяет «внутренние»

и «внешние» способы выхода на рынок со своими более совершенными технологиями. Но венчуры не вкладывают полученную ими прибыль обратно в исследовательский процесс, совершенный головной инновационной организаций. В результате мы можем наблюдать шквал реализации инкрементальных инноваций, основанных на старых достижениях, при относительном замедлении базисного инновационного процесса.

Открытость современного инновационного процесса отмечается и в последней версии Руководства Осло. Так, открытые источники информации предоставляют общедоступную информацию без требования приобретать технологии или право на интеллектуальную собственность или же взаимодействовать с источником информации. Приобретение знаний и технологий подразумевает покупку внешних знаний, основных фондов (машины, оборудование, программное обеспечение) и услуг, поставляемых с новыми знаниями или технологиями, не предполагающую взаимодействие с их источником. Инновационное сотрудничество подразумевает активную совместную работу с другими предприятиями или государственными исследовательскими организациями для осуществления инновационной деятельности (что может включать покупку знаний и технологий) [16].

Концепцию открытых инноваций можно назвать, в развитие подхода национальных инновационных систем, концепцией глобальных инновационных систем в условиях информационной экономики и сетевой формы организации бизнеса и экономики. Правительства при этом, для обеспечения национальных интересов, должны не только создавать рамочные условия деятельности инновационного бизнеса в условиях открытых инноваций, но и ассигновать собственно финансовые ресурсы на освоение базисных технологий, интерес к которым теряется у бизнеса в условиях открытых инноваций.

Инновации и стратегия фирмы

Инновативность — готовность, способность предприятия к инновационной деятельности, восприимчивость к инновациям.

Выводы организационного подхода следующие:

• инновационную стратегию фирмы определяет ее организационная структура;

• происходит постоянное развитие организационных структур, которые определяют динамику инноваций.

Поэтому столь важен стратегический инновационный менеджмент.

Инновация как организационный процесс требует анализа внутренней среды фирмы, в частности способа координации между отделами (R&D, маркетинг, производство), системы управления, кадрового менеджмента и т. д.

Теория выдвигает два положения:

• центральный агент инноваций — фирма;

• способность осуществлять инновации зависит прежде всего от внутренней среды фирмы (организационной составляющей).

Эта составляющая выделяется как ключевой фактор, поскольку способ организации, а именно способ распространения знаний внутри фирмы и комплекс связей между научно-исследовательской и непосредственно инновационной составляющей напрямую влияют на инновативность фирмы.

Чистый организационный подход имеет один, но немаловажный недостаток: он рассматривает фирму в отрыве от ее внешней (институциональной) среды. Эти недостатки пытается преодолеть институциональная теория.

Институциональная теория в основном оперирует понятием «институт», которое может пониматься двояко: как органы и организации, участвующие в создании инноваций, как правила игры.

Первый подход рассматривает инновации как результат взаимодействия между различными субъектами инновационной деятельности. В частности, ставится вопрос об инновационной инфраструктуре, объединяющей бизнес, науку и образование в рамках системы взаимосвязанных учреждений. Это актуально в контексте развития объектов инфраструктуры, таких как бизнес-инкубаторы, технопарки и наукограды.

Заключение

Теория инноваций, зародившись в трудах Й. Шум-петера, воспринявшего идею о связи между внедрением технических новшеств и экономическим циклом у Н. Д. Кондратьева, прошла долгую историю, отражаясь в развитии неоклассического, институционально-эволюционного подходов, системного подхода, современной теории менеджмента.

Современными, практически значимыми для организации процессов инновационного развития на макроэкономическом уровне являются теории технико-экономических парадигм и технологических укладов, современная теория национальных инновационных систем, которые определяют необходимость активной промышленной политики для выхода на траекторию устойчивого инновационного роста.

На микроэкономическом уровне теория автоматического действия депрессии как триггера для кластера базисных инноваций Г. Менша нами подвергается сомнению применительно к современным условиям, поскольку в контексте развития технологий тройной спирали и распространения практики открытых инноваций уже не отдельные компании борются между собой за инновационное лидерство, а страны, с большим или меньшим успехом в условиях глобализации и информационного общества построившие на своих пространствах национальные инновационные системы.

Безусловно, дальнейшего развития требует теория менеджмента инноваций и интегрированной инновационной стратегии фирмы в условиях открытости инновационного процесса с учетом всех шансов и рисков, связанных с открытостью. Такие исследования могут помочь российским компаниям адаптироваться к быстроменяющейся инновационной среде.

Исследование выполнено при финансовой поддержке гранта РФФИ № 17-02-00171 «Инновационное развитие России и инструменты его стимулирования в контексте теории циклов и эволюционной экономики».

Список использованных источников

1. С. Ю. Глазьев. Экономическая теория технического развития. М.: Наука, 1990.

2. С. Ю. Глазьев. Мировой экономический кризис как процесс смены технологических укладов//Вопросы экономики. 2009. № 3. С. 26-38.

3. О. Голиченко. Национальная инновационная система: от концепции к методологии исследования//Вопросы экономики. 2014. № 7.

4. Л. Е. Гринин, А. Л. Гринин. О шестом технологическом укладе/ Под ред. Л. Е. Гринина. А. В. Коротаева, В. М. Бондаренко// Н. Д. Кондратьев: кризисы и прогнозы в свете теории длинных волн. М.: «Учитель», 2017. 384 с.

5. Р. Друкер. Бизнес и инновации. М.: ИД «Вильямс», 2007.

6. А. Д. Зарецкий, Т. Е. Иванова. Промышленные технологии и инновации: учебник для вузов. 2-е изд. СПб.: Издательский дом «Питер», 2017. 480 с.

7. Г. Ицковиц. Волна предпринимательских университетов. От самых истоков к двигателю глобальной экономики//Иннова-ции. 2014. № 8. С. 5-13.

8. Ю. Р. Ичкитидзе, С. Ю. Румянцева. Тренды инновационного развития: мировой опыт поддержки новых отраслей. СПб.: Издательско-полиграфическая ассоциация университетов России, 2016. 314 с.

9. В. М. Комаров. Основные положения теории инноваций. М.: Дело, 2012. 190 с.

10. Н. Д. Кондратьев. Большие циклы конъюнктуры. Избранные сочинения. М.: «Экономика», 1993. 543 с.

11. А. В. Коротаев, Л. Е. Гринин. Дивергенция и конвергенция в мировой экономике/Под ред. Л. Е. Гринина. А. В. Коротаева, В. М. Бондаренко//Н. Д. Кондратьев: кризисы и прогнозы в свете теории длинных волн. М. «Учитель», 2017. 384 с.

12. Д. С. Львов, С. Ю. Глазьев. Теоретические и прикладные аспекты управления НТП//Экономика и математические методы. 1986. № 5. С. 793-804.

13. Р. Р. Нельсон, С. Дж. Уинтер. Эволюционная теория экономических изменений. М.: Дело, 2002. 536 с.

14. Обучение рынку/Под ред. С. Ю.Глазьева. М., «Экономика», 2004.

15. М. Портер. Международная конкуренция: Конкурентные преимущества стран. М.: Международные отношения, 1993.

16. Руководство Осло. https://mgimo.ru/upload/docs_6/ruk.oslo. pdf.

17. Р. Фостер. Обновление производства: атакующие выигрывают. М.: «Прогресс», 1987. 272 с.

18. Й. Шумпетер. Теория экономического развития. М.: «Прогресс», 1982.

19. Й. Шумпетер. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и демократия. М.: Эксмо, 2007. 864 с.

20. А. Ю. Юданов. Конкуренция: теория и практика: учебно-практическое пособие. М.: Гном и Д, 2001. 304 с.

21. Ю. В. Яковец. Закономерности НТП и их планомерное использование М., 1984.

22. P. Aghion, P. Howitt. A Model of Growth Through Creative Destruction//Econometrica. 1992. Vol. 60. No. 2. Р. 323-351.

23. K. J. Arrow. The economic implications of learning by doing//The Review of Economic Studies, 1962, № 29 (3). P. 155-173.

24. Н. Chesbrough. Open Innovation. The New Imperative for Creating and Profiting from Technology. 2003. Harvard Business School Press, 2003.

25. G. Dosi. Technological Paradigms and Technological Trajectories// Research Policy, 1982, № 11. Р. 147-162.

oo о

CN

CO CO N

CO

J <

CQ

* * *

26. C. Freeman. Technology policy and economic performance: Lessons from Japan. London: Pinter, 1987. P. 1-5.

27. C. Freeman. The «National System of Innovation» in historical perspective//Cambridge Journal of Economics, 1995, № 19 (1). P. 5-24.

28. C. Freeman, L. Soete. The economics of Industrial Innovation: A Study of Long Waves and Economic Development. Pinter: London, 1997.

29. K. Galanakis. Innovation process. Make sense using systems thinking//Technovation Volume 26, Issue 11, November 2006. P. 1231 (1222-1232).

30. M. Grillitsch, J. V. Rekers. Revisiting the role of selection for the evolution of industries//Industry and Innovation, 2016, Vol. 23, Iss. 1. P. 112-129.

31. M. Kalesky. Theory of Economic Dynamics/Collected Works of M. Kalecki, J. Osiatyski (ed.)//Volume II Capitalism: Economic Dynamics, Oxford, Clarendon Press, 1991. P. 205-348.

32. B. Lundvall. Innovation as an interactive process: from user-producer interaction to the national system of innovation/G. Dosi, C. Freeman, R. N. Nelson, G. Silverberg, L. Soete (eds.)//Technical Change and Economic Theory. London: Pinter, 1988.

33. G. Mensch. Stalemate in Technology — Innovations Overcame the Depression. New York: Ballinger Publishing Company, 1979.

34. K. Perez. Structural Changes and Assimilation of New Technologies in the Economic and Social System//Futures, 1983, № 15. P. 357-375.

35. M. E. Porter. Harvard Business Review March-April 1990. P. 73-91.

36. Quingrui Xu et. al. Total Innovation Management: a novel paradigm of innovation management in the 21st century// Journal of Technology Transfer, Jan 2007, Vol. 32, Issue 1/2. P. 11-15 (9-25).

37. P. M. Romer. Increasing Returns and Long-Run Growth//Journal of Political Economy. 1986. Vol. 94. No. 5. P. 1002-1037.

38. P. M. Romer. Endogenous Technological Change//Journal of Political Economy. 1990. Vol. 98. No. 5. P. 71-102.

39. J. Shumpeter. Business Cycles: A Theoretical, Historical and Statistical Analysis of the Capitalist Process. Vol. 1. NY, McGraw-Hill. 1939.

40. R. Solow. Technical Change and the Aggregate Production Function//Review of Economics and Statistics. 1957. Vol. 39. P. 312-320.

41. H. Uzawa. Optimum Technical Change in an Aggregative Model of Economic Growth//International Economic Review. 1965. № 6. P. 18-31.

42. J. J. Van Duijn. The Long Wave in Economic Life. London, 1983.

43. http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70484380.

Stages of the formation and development of the concept of «innovation» S. Yu. Rumyantseva, candidate of economic sciences, associate professor, department of economic theory.

E. M. Korostyshevskaya, doctor of economics, professor.

I. O. Samylov, PhD student, department of economy of research and development.

(Saint-Petersburg state university) The evolution of innovation theory is described in the article from the very beginning to the recent famous concepts such as theory of national innovative systems, Triple Helix theory and open innovations theory. The genesis and practical value of national system of innovations theory are discussed. The history of techno-economic paradigms concept and concept of technological orders are observed. Some disputable moments of modern theory of innovations are presented, along with the defining prospects of its development.

Keywords: innovations, techno-economic paradigms, technological orders, national innovative systems, «triple helix», «open innovations».

oo о

CN

CO CO N

CO

J <

CQ

28-30 ноября 2018 г. в Санкт-Петербурге в конгрессно-выставочном центре «Экспофорум» состоится ХХН Международный форум «Российский промышленник» и Х Петербургский международный инновационный форум

Повестка дня форумов нацелена на практический результат в области внедрения инноваций и поддержки технологического предпринимательства, масштабирование лучших практик, взаимодействия органов государственной власти, бизнеса и институтов развития.

Мероприятия пройдут при поддержке Министерства промышленности и торговли Российской Федерации, Правительства Санкт-Петербурга, Торгово-промышленных палат Российской Федерации, Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также Российского Союза промышленников и предпринимателей. Цели форума

• продвижение отечественной конкурентоспособной инновационной продукции машиностроительного комплекса;

• проведение отраслевого диалога представителей власти, предприятий, образования и научного сообщества для выработки коллегиальных решений по развитию промышленного сектора;

• популяризация и повышение престижа рабочих и инженерных профессий;

• закрепление имиджа Санкт-Петербурга как передового инновационного региона России.

http://promexpo.expoforum.ru.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.