Научная статья на тему 'Эмпирическая структура индивидуальной репрезентации лояльности'

Эмпирическая структура индивидуальной репрезентации лояльности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
35
4
Поделиться
Ключевые слова
ЛОЯЛЬНОСТЬ / LOYALTY / СТРУКТУРА ЛОЯЛЬНОСТИ / STRUCTURE OF LOYALTY / ГРУППОВАЯ ИНТЕГРАЦИЯ / GROUP INTEGRATION / САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ / SELF-IDENTIFICATION / САМОКАТЕГОРИЗАЦИЯ / ВНУТРИГРУППОВОЕ СХОДСТВО / INTRAGROUP SIMILARITY / УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ / SATISFACTION / ПРИЧАСТНОСТЬ К ГРУППЕ / ГРУППОВЫЕ НОРМЫ / GROUP NORMS / ГРУППОВЫЕ ЦЕННОСТИ / GROUP VALUES / SELF-CATEGORIZATION / PARTICIPATION IN GROUP

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Горностаев Станислав Викторович, Жильников Тимур Александрович

Лояльность рассматривается как психоповеденческая интегрированность личности в группу. Изложены результаты эмпирической проверки и оптимизации выделенной в ходе теоретического анализа структуры лояльности на основе выделения структуры репрезентации лояльности в индивидуальном сознании. Было установлено, что теоретически выделенный конструкт «лояльное поведение» не имеет отдельной, соответствующей ему репрезентации в сознании лояльного члена группы, в связи с чем психология лояльного поведения должна изучаться не только в рамках проблемы лояльности. Это свидетельствует о целесообразности применения в исследованиях лояльности деятельностного подхода, постулирующего психоповеденческое единство личности. Теоретические конструкты, представляющие в анкете интегрированность в индивидуальную психику группового мотивационного основания, также не сгруппировались в отдельный кластер, что свидетельствует в пользу гипотезы о том, что интернализация не структурный компонент лояльности, а ее генерализованный механизм. Теоретические конструкты, представляющие в анкете идентификацию с группой и ценность группы и оснований ее объединения, сгруппировались в один кластер. В то же время отмечается деление конструктов, отнесенных к идентификации с группой: 1) на осознанность или принятие членства на основании очевидного критерия компонент сугубо когнитивного характера; 2) когнитивно-аффекторное восприятие психологического сходства с другими членами группы, в основе которого лежит сходство направленности личности членов группы. Как новый, по сравнению с теоретически выделенной структурой, элемент лояльности можно расценивать образ группы как источника удовлетворенности (восприятие группы как источника удовлетворенности). Таким образом, эмпирическую структуру психической репрезентации лояльности в сознании лояльных членов группы составляют: осознанное принятие членства в группе (присвоенная групповая идентичность); восприятие психологического сходства, в основе которого лежит сходство направленности личности (присвоенная групповая направленность); осознание включенности в групповые процессы (присвоенные групповые нормы поведения); восприятие группы как источника удовлетворенности (присвоение групповой удовлетворенности).

Похожие темы научных работ по психологическим наукам , автор научной работы — Горностаев Станислав Викторович, Жильников Тимур Александрович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Loyalty is considered as psycho-behavioral person’s integration into group. The result of empirical verification and optimization of theoretically substantiated structure of loyalty in terms of loyalty representation in individual mind are presented. No separate corresponding representation of theoretically substantiated construct “loyal behavior” in the mind of group loyal member has been revealed, thus making it necessary to study psychology of loyal behavior not only within the scope of loyalty problem. The result is indicative of appropriateness of activity approach application to loyalty study. According to this approach psycho-behavioral person’s unity is postulated. Theoretical constructs representing integration of group motivational substructure in individual mind do not create separate cluster thus supporting hypothesis that internalization is not a structural component of loyalty but its generalized mechanism. Theoretical constructs representing identification with group, group value and grounds for it consolidation group in one cluster. At the same time, constructs attached to identification with group divided into two: 1) cognitive component connected with consciousness or adoption of membership on the basis of obvious criterion; 2) cognitive-affective perception of psychological similarity with other group members on the basis of similarity of group members’ personality orientation. Group image as a source of satisfaction (perception of group as a source of satisfaction) can be considered as new, compared to theoretical structure, element of loyalty. Thus the following elements: conscious adoption of membership in group (assigned group identity); perception of psychological similarity based on similarity of person’s orientation (assigned group orientation); recognition of inclusion into group processes (assigned group norms of behavior) perception of group as a source of satisfaction (assigned group satisfaction constitute empirical structure of mental representation of loyalty.

Текст научной работы на тему «Эмпирическая структура индивидуальной репрезентации лояльности»

УДК 159.9: 343.8

ЭМПИРИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ИНДИВИДУАЛЬНОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ЛОЯЛЬНОСТИ

Реферат: лояльность рассматривается как психоповеденческая интегри-рованность личности в группу. Изложены результаты эмпирической проверки и оптимизации выделенной в ходе теоретического анализа структуры лояльности на основе выделения структуры репрезентации лояльности в индивидуальном сознании. Было установлено, что теоретически выделенный конструкт «лояльное поведение» не имеет отдельной, соответствующей ему репрезентации в сознании лояльного члена группы, в связи с чем психология лояльного поведения должна изучаться не только в рамках проблемы лояльности. Это свидетельствует о целесообразности применения в исследованиях лояльности деятельностного подхода, постулирующего психоповеденческое единство личности. Теоретические конструкты, представляющие в анкете интегриро-ванность в индивидуальную психику группового мотивационного основания, также не сгруппировались в отдельный кластер, что свидетельствует в пользу гипотезы о том, что интернализация - не структурный компонент лояльности, а ее генерализованный механизм.

Теоретические конструкты, представляющие в анкете идентификацию с группой и ценность группы и оснований ее объединения, сгруппировались в один кластер. В то же время отмечается де-

© Горностаев С. В., Жильников Т. А., 2017

С. В. Горностаев, Т. А. Жильников

ление конструктов, отнесенных к идентификации с группой: 1) на осознанность или принятие членства на основании очевидного критерия - компонент сугубо когнитивного характера; 2) когнитивно-аффекторное восприятие психологического сходства с другими членами группы, в основе которого лежит сходство направленности личности членов группы. Как новый, по сравнению с теоретически выделенной структурой, элемент лояльности можно расценивать образ группы как источника удовлетворенности (восприятие группы как источника удовлетворенности). Таким образом, эмпирическую структуру психической репрезентации лояльности в сознании лояльных членов группы составляют: осознанное принятие членства в группе (присвоенная групповая идентичность); восприятие психологического сходства, в основе которого лежит сходство направленности личности (присвоенная групповая направленность); осознание включенности в групповые процессы (присвоенные групповые нормы поведения); восприятие группы как источника удовлетворенности (присвоение групповой удовлетворенности).

Ключевые слова: лояльность, структура лояльности, групповая интеграция, самоидентификация, самокатегоризация, внутригрупповое сходство, удовлетворенность, причастность к группе, групповые нормы, групповые ценности.

В рамках исследования проблемы лояльности [1, 2, 6, 7], понимаемой как психоповеденческая интегрирован-ность личности в группу, было проведено эмпирическое исследование с использованием батареи методик, одной из которых являлась разработанная С. В. Горностаевым анкета «Субъективная оценка интегрированности», использующая методический принцип прямого субъективного шкалирования. Одной из целей использования методики была проверка и оптимизация теоретической структуры лояльности, выделенной в ходе анализа литературы (включающей в себя идентификацию с группой, субъективную ценность группы и основы группирования, интегрированность в индивидуальную мотивацию общегруппового мотиваци-онного основания, групповые чувства и лояльное поведение), посредством исследования структуры репрезентации лояльности в индивидуальной психике.

В ходе анкетирования, в котором приняли участие более 3000 сотрудников УИС различных категорий, выявлялись осознаваемые чувства и мысли испытуемых относительно различных аспектов их психоповеденческой интеграции в группы, которые существуют как в служебной сфере, так и вне ее:

1) «Моя семья» - внеслужебная группа с заданной ролевой структуризацией;

2) «Круг друзей вне службы» - неслужебная группа с незаданной ролевой структуризацией; 3) «Друзья по службе» - служебная контактная группа с незаданной ролевой структуризацией; 4) «Сотрудники моего учреждения (управления)» - служебная контактная группа с заданной ролевой структуризацией; 5) «Сотрудники УИС» - условная служебная группа с нечетко заданной ролевой структуризацией (отсутствием четкого представления членов группы о полной организационно-ро-

левой структуре и своего места в ней) и выраженной общественной функцией группы. Анкета содержала 25 утверждений (1 - Я четко представляю, кто относится к данной группе, а кто - нет; 2 - Считаю, что членов группы связывает психологическое сходство; 3 -Думаю, членов группы объединяют общие цели, которых они рассчитывают достигнуть вместе; 4 - Понимаю, что вхожу в эту группу; 5 - Испытываю эмоции единения с группой; 6 - Эта группа олицетворяет то, что я ценю в себе и людях; 7 - У членов группы и у меня схожие взгляды на жизнь; 8 - Иногда переживаю вину или гордость перед членами группы; 9 - Прикладываю усилия, чтобы поддерживать отношения в группе; 10 - Стараюсь внести в общее дело свой вклад; 11 - Порядки в данной группе отличаются стабильностью; 12 - Я провожу много времени, общаясь в группе; 13 - Мое взаимодействие с членами группы эмоционально насыщено; 14 - Имею с этой группой взаимные обязательства; 15 - Не знаю других групп, в которых для меня реально получить то же, что и в этой; 16 - При желании я могу свободно обратиться к любому члену этой группы; 17 - Взгляды членов группы подтверждаются моим жизненным опытом; 18 - Мне пришлось много пережить вместе с этой группой; 19 - Все люди, составляющие группу, достойны уважения; 20 - Отношения в группе кажутся мне справедливыми; 21 - Мои личностные особенности ценятся в группе; 22 - Мои способности находят в группе свое применение;

23 - Члены группы, при возможности, стремятся взаимодействовать со мной;

24 - Группа старается учесть мои интересы; 25 - Члены группы понимают друг друга с полуслова).

Включенные в анкету вопросы-утверждения предназначались для диа-

гностики выраженности структурных компонентов лояльности, выявленных в результате теоретического анализа:

1) идентификации испытуемых с указанными группами (стимулы 1-5);

2) субъективной ценности групп и оснований их объединения (6), 3) интегриро-ванности в индивидуальную мотивацию общегруппового мотивационного основания (7, 11, 14, 17), 4) групповых чувств (8, 13, 18), 5) «группового поведения» (9, 10, 12). Кроме элементов, выделенных в теориях лояльности, в анкету были заложены оценки различных элементов удовлетворенности личности в группе, как основной индивидуальной функции лояльности (15, 16, 19-25).

Испытуемый должен был оценить выраженность каждого из этих компонентов по отношению к пяти предложенным для оценивания группам в интервале от 0 до 9 баллов (0 - если утверждение абсолютно не соответствует действительности или даже присутствует противоположное; 9 - если утверждение максимально соответствует действительности).

В исследовании использовался план обработки данных, предложенный А. Д. Наследовым [3], предполагающий в целях структуризации данных, то есть обнаружения группировок тесно связанных переменных, использование корреляционного анализа, затем кластерного анализа корреляций, а уже после выделения групп тесно связанных переменных применение как ориентировочного метода, «факторного анализа для их объяснения». С учетом того что факторный анализ конструктивно предназначен для обработки метрических, а не порядковых данных, он использовался лишь для получения ориентировочной информации о соотношении факторных нагрузок различных переменных по типу явно больше - явно

меньше - примерно равны, проверки результатов эффективности кластеризации и уточнения вкладов различных элементов кластера в его содержание.

Результаты, полученные при помощи методики СОИ, представляющие собой ряды субъективных самооценок выраженности 25 теоретически выделенных компонентов лояльности в отношении пяти различных групп, были разбиты на пять массивов ответов на вопросы, относящиеся к одной и той же группе. Таким образом, в каждый массив, описывающий лояльность в отношении каждого из пяти типов групп, вошло от каждого испытуемого по 25 ответов на вопросы о параметрах его лояльности в отношении группы. Принимая во внимание, что переменные относятся к ранговой шкале измерения, анализ непараметрических показателей связи проводился с использованием процедуры ранговой корреляции (рангового коэффицента корреляции г-Спирмена). Было построено 5 корреляционных матриц, подвергшихся дальнейшему анализу и сопоставлению.

Для решения задачи структурирования и сжатия массива разрозненных данных, относящихся к исследуемому явлению, и выявления параметров, не типичных для массива, был применен иерархический алгоритм кластеризации. Как критерий группирования применялось расстояние Чебышева. Такой алгоритм, предложенный для решения данной задачи Т. А. Жильниковым, позволял решить задачу разбиения множества переменных в каждой из пяти анализируемых групп ответов на непересекающиеся подмножества так, чтобы каждый кластер состоял из объектов со схожими характеристиками, а содержание разных кластеров существенно отличалось, что позволило вы-

делить их содержательно в часть, соответствующую укрупненному параметру (фактору). С учетом сравнительно малой мощности рангового анализа Спирмена в кластер могли быть объединены параметры, имеющие с другими параметрами, включенными в данную группу, не менее чем умеренную корреляционную связь (г > 0,4), с учетом возможной ошибки до 0,01 и при этом имеющие хотя бы с одним из параметров, отнесенных к кластеру включения, более тесные связи, чем с остальными параметрами.

После завершения кластеризации с целью уточнения и интерпретации содержания полученных укрупненных структурных элементов лояльности, а также выявления существенных связей, возможно упущенных в силу особенностей избранного принципа кластеризации данных, была использована процедура метода главных компонент -упрощенного варианта факторного анализа. Для усиления различий взаимосвязанных параметров был использован вариант метода главных компонент с варимакс вращением исходных данных (собственных значений). Для выделения количества факторов применялся следующий алгоритм - на первом этапе использовался критерий Кайзера, а в случае, если при полученном по этому критерию числу факторов объем объясненной дисперсии не достигал 70 %, то задавалось большее число факторов, которое определялось на основе графического «критерия каменистой осыпи» Кэттела.

Теоретически выделенные структурные компоненты репрезентации лояльности, заложенные как параметры, исследуемые методикой «СОИ», продемонстрировали преимущественно умеренные корреляционные связи между собой (в диапазоне г = от 0,4 до 0,6),

что, с одной стороны, подтверждает принадлежность анализируемых параметров к одному явлению, а с другой стороны, указывает на достаточную для отдельного рассмотрения степень их внутренних различий в рамках этого явления, что послужило достаточным основанием для применения к данным последующих видов анализа.

В структуре лояльности при помощи кластерного анализа были выделены следующие укрупненные компоненты (кластеры).

1. Кластер А составляют параметры: «Мои личностные особенности ценятся в группе», «Мои способности находят в группе свое применение», «Члены группы, при возможности, стремятся взаимодействовать со мной», «Группа старается учесть мои интересы», «Члены группы понимают друг друга с полуслова» (параметры №. 21, 22, 23, 24, 25 в таблице). Этот кластер наиболее стабильно просматривается в ответах по всем пяти группам, в отношении которых давали свои оценки испытуемые, кроме того, везде демонстрирует максимальную, по сравнению с другими выделенными кластерами, тесноту корреляционных взаимосвязей его элементов. Все эти параметры объединяет то, что они выступают источниками положительных эмоций от пребывания в группе или же отсутствия дискомфорта, связаны с удовлетворением посредством группы духовных потребностей в самореализации, принятии социумом и позитивной внешней оценки. По смысловому содержанию вошедших в кластер компонентов его можно условно обозначить как «Восприятие группы как источника удовлетворенности». К этому кластеру в зависимости от оцениваемой группы присоединялись различные параметры (со средней теснотой корреляционных связей), чаще всего

из которых параметры: 20 «Отношения в группе кажутся мне справедливыми», 16 «При желании я могу свободно обратиться к любому члену группы»,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

17 «Взгляды членов группы подтверждаются моим жизненным опытом»,

18 «Мне пришлось много пережить с этой группой» и 19 «Все люди, составляющие группу, достойны уважения». Присоединение данных элементов к ядру кластера не меняло его общего содержания, связанного с комфортностью группы, удовлетворенностью пребыванием в группе. Данный конструкт может быть сопоставлен с конструктом позитивного впечатления от взаимодействия с группой или просто восприятия группы (positive impression of their group membership [group perception]), используемого в идентификационной теории лояльности М. Ван Вюгтом и К. Харт [15]. Что касается отечественных концепций лояльности, аналогичный конструкт - энергия от участия в группе применительно лояльности в бизнесе рассматривается К. В. Харским [8] в результате обобщения им опыта консалтинговой деятельности.

Значимые корреляционные связи элементов данного кластера с остальными кластерами, состоящими из теоретически выделенных структурных элементов лояльности, свидетельствуют о том, что удовлетворенность от пребывания в группе может расцениваться не только как функция или механизм, но и как структурный компонент лояльности.

2. Кластер Б. Ядро кластера, обозначенное как позитивное мы-переживание, составляют параметры «Испытываю эмоции единения с группой» и «Эта группа олицетворяет то, что я ценю в себе и людях» (параметры 5 и 6), тесно связанные в отношении лояльности в любой группе. Оба параметра указывают на опыт психо-

логического (один - эмоционального, а другой - когнитивного) переживания единства с группой на базе общности чего-либо субъективно ценного и позитивного. Данную связку дополняет чуть менее тесно связанный с вышеуказанными параметр 7 «У членов группы и у меня схожие взгляды на жизнь», который придает кластеру мотивационную окраску, в результате чего укрупненный кластер можно назвать «присоединение к групповой позиции».

В группах, имеющих формальный признак объединения (все, кроме группы «друзья вне службы»), далее кластер укрупняется параметром 8 («Иногда переживаю вину или гордость перед членами группы»), что связано с самооценкой соответствия и успешностью реализации общегрупповых взглядов и мотивов и можно интерпретировать как включение групповых механизмов регулирования поведения, возникновение «самоидентификационной регуляции активности». В отношении семейных групп данный механизм упрощается. Позитивное мы-переживание приводит к возникновению регулирующих групповое поведение чувств, минуя осознание общности взглядов на жизнь. Это, вероятно, связано с онтогенезом семейной лояльности и ее меньшей осознанностью по сравнению с другими. Однако и в семейных, так же как и в других исследованных группах, позитивное мы-переживание сохраняет значимые корреляционные связи с параметрами 2, 3, 7, не группирующимися в кластер с параметрами 5 и 6 только из-за того, что их связь с ранее включенным в кластер параметром 8 чуть менее установленного порога кластеризации(г > 0,39 с учетом возможной погрешности).

Можно предположить, что возникновение такого психического образования, как самоидентификационная ре-

гуляция активности, ведет к осознанию психологического сходства как сходства мотивационной направленности у членов групп, где это психологическое сходство изначально не предполагается (группы «сотрудники моего учреждения/управления» и «сотрудники УИС»), так как в этих группах в кластер Б включаются параметры 3 и 2, которые также демонстрируют стабильные связи между собой, либо составляя отдельный кластер (в обоих «дружеских» группах), либо входя в состав более крупных кластеров, как правило, кластера Б. Следует отметить, что даже там, где параметры 2 и 3 образуют отдельный кластер, вопрос об их присоединении к Кластеру Б не был решен положительно из-за разницы в тесноте связей параметров в пределах 0,02-0,05, что может быть связано с погрешностями процедур сбора информации и мог бы быть решен положительно при других критериях кластеризации. В целом присоединение параметров 2 «Считаю, что членов группы связывает психологическое сходство» и 3 «Думаю, членов группы объединяют общие цели, которых они рассчитывают достигнуть вместе» к Кластеру Б конкретизировало бы его содержание, так как источником переживания чувства связанности между членами группы выступила бы мотивационная направленность его членов, разделяющих сходные взгляды и ценности.

Важную информацию для интерпретации кластера дал метод главных компонент, в результате применения которого параметр 2 оказался связан с выделенным фактором явно теснее, чем все другие параметры, на основании чего кластер можно назвать как «воспринятое психологическое сходство», при этом отметив, что ядро этого сходства составляет именно восприятие

мотивационно-убежденческого сходства с группой (параметры 6, 7 и 3). В такой интерпретации можно провести аналогии данного кластера с такими ранее выделенными предшественниками - теоретическими конструктами, как сходство убеждений (belief similarity) [9, 13], или более широкими категориями внутригруппового сходства (intergroup similarity) [10] и сходства-привлекательности (similarity-attraction) [11]. Пользуясь терминологией А. В. Петровского и В. В. Шпалин-ского [4], с учетом доминирующих компонентов конструкт может также быть назван «ценностно-ориентационное сходство» или «воспринятое мотива-ционное сходство». При этом восприятие сходства сопровождается переживанием позитивных эмоций единения (параметр 5), ростом личностной значимости (параметр 15) и регулятивного воздействия (параметр 8) группы и ее символизацией (параметр 6).

3. Кластер В «самоидентификация по очевидному признаку (соответствие очевидному критерию принадлежности, признание принадлежности по очевидному критерию)» составили параметры «Я четко представляю, кто относится к данной группе, а кто - нет» и «Понимаю, что вхожу в эту группу» (параметры 1 и 4). Во всех группах параметры демонстрируют устойчивую связь, в трех группах образуя отдельный кластер, в одной группе выступая ядром большего кластера и еще в одной группе - его составляющей. Оба параметра предполагают четкость осознания критериев членства и границ группы. В контексте данного исследования, так как все предложенные для анализа группы с большой вероятностью имеют значение для испытуемых и ассоциируются у них с конкретным кругом лиц, у подавляющего большинства испытуемых

исследуемый кластер может отражать одновременно и претензии обследуемых на причастность к каждой из этих групп, то есть стремление применить к себе критерий членства в анализируемой группе, поэтому кластер может в целом характеризовать субъективное принятие человеком очевидного критерия членства в группе и быть обозначен как уровень осознанности членства. Аналоги данного конструкта можно встретить под разными названиями в западных теориях самокатегоризации [12, 14].

4. Кластер Г «фактическая включенность в групповые процессы» составляют параметры: «Мое взаимодействие с членами группы эмоционально насыщено», «Имею с этой группой взаимные обязательства», «Я провожу много времени общаясь в группе», «Стараюсь внести в общее дело свой вклад» (параметры № 13, 14, 12, 10). Все указанные параметры характеризуют интенсивность взаимодействия с группой. В трех группах из пяти параметры образуют отдельный кластер. В одной группе все параметры кластера сохраняют между собой связи не ниже 0,5, однако при кластеризации по принципу ближайшей связи (к), несмотря на небольшое отличие в тесноте связей, кластер все же разрывается на две пары: 13-10 (включаются в кластер А) и 12-14 (образуют отдельный кластер). В группе «Семья» от кластера отделяется параметр 12, сохраняя умеренную связь лишь с параметром 13, при этом демонстрируя слабые связи (0,31 и 0,35 соответственно) с параметрами 10 и 14.

Метод главных компонент выделил в качестве ведущего в кластере параметр 14, указывающий на восприятие членом группы своей связанности с ней взаимными обязательствами, что выделяет их как движущую силу включен-

ности в групповые процессы и подчеркивает ее системный характер.

Не вошедшие в описанные выше кластеры параметры не обнаружили стабильных связей с другими параметрами в исследованных группах, входя в состав того или иного кластера от группы к группе.

Параметр 9 «Прикладываю усилия, чтобы поддерживать отношения в группе» продемонстрировал наименьшую тесноту корреляционных связей среди исследованных параметров, стабильно коррелируя на умеренном уровне связи лишь с параметром 10 «Семья» (г чуть менее 0,4), относящимся к Кластеру Г. В группе «Семья» параметр 9 не образовал значимых корреляционных связей с другими параметрами, в связи с чем не получены эмпирические основания, чтобы считать данный параметр входящим в психологическую структуру лояльности.

Параметр 11 «Порядки в данной группе отличаются стабильностью» теснее всего коррелирует с параметром 6, также имеет достаточно устойчивые связи с параметрами 20 и 7 и чуть менее устойчивые с параметром 17. Данный параметр не вошел ни в один из кластеров скорее всего потому, что он не относится к какой-то специфической области, а характеризует психологическое состояние групповых отношений в целом, влияя на все психологические аспекты и, в свою очередь, определяясь ими, так как «любое состояние является результатом процесса» [5, с. 60].

Таким образом, в ходе кластерного анализа было выявлено четыре универсальных кластера, составляющих структуру индивидуально-психологической репрезентации лояльности вне зависимости от группы лояльности: осознанное принятие членства в группе (присвоенная групповая идентичность);

восприятие психологического сходства, в основе которого лежит сходство направленности личности (присвоенная групповая направленность); осознание включенности в групповые процессы (присвоенные групповые нормы поведения); восприятие группы как источника удовлетворенности (присвоение групповой удовлетворенности).

Заложенные в анкету компоненты, отнесенные к теоретически выделенному конструкту «лояльное поведение», присоединились к другим кластерам или же не стали составляющими устойчивых кластеров. Таким образом, лояльное поведение, являющееся предметом многочисленных исследований лояльности, не находит места в психической репрезентации лояльных членов групп и, видимо, более продуктивно может быть изучено в рамках других феноменов. Это свидетельствует также о неразрывности психической детерминации, заложенной в групповом паттерне, и соответствующей ей активности и предопределяет эффективность применения в исследованиях лояльности, предполагающего единство внутреннего и внешнего деятельностного подхода.

Список литературы

1. Горностаев С. В. Идеи Дж. Ройса в контексте концепции служебной лояльности // Прикладная юридическая психология. 2016. № 2. С. 14-20.

2. Горностаев С. В. Проблемы диагностики служебной лояльности // Прикладная юридическая психология. 2015. № 2. С. 110-117.

3. Наследов А. Д. Математические методы психологического исследования. Анализ и интерпретация данных. СПб. : Речь, 2004. 392 с.

4. Петровский А. В., Шпалинский В. В. Социальная психология коллектива. М. : Просвещение, 1978. 176 с.

5. Савченко Т. Н. Математическая психология в гуманитарных исследованиях // Прикладная юридическая психология. 2009. № 4. С. 55-62.

6. Сочивко Д. В., Крымова Ю. В. Психодинамика лояльности - толерантности: психодинамическая диагностика и эмпирическая типология // Прикладная юридическая психология. 2012. № 2. С. 28-36.

7. Сочивко Д. В., Крымова Ю. В. Психодинамика семантических полей как фактор управления личностными смыслами поведения (на примере эмпирических исследований лояльности - толерантности курсантов) // Прикладная юридическая психология. 2012. № 3. С. 16-25.

8. Харский К. В. Ценностное управление для бизнеса. М. : Политехника-Сервис, 2010. 289 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Allen V. L., Wilder D. A. Categorization, belief similarity, and intergroup discrimination. Journal of personality and social psychology, 1975, № (6), pp. 971-977.

10. Brown R. The effects of intergroup similarity and cooperative versus competitive orientation on intergroup discrimination. British journal of social psychology, 1984, № 23, pp. 21-33.

11. Grant P. R. Reactions to intergroup similarity: Examination of the similarity-differentiation and the similarity-attraction hypotheses. Canadian journal of behavioural science, 1993, № 25, pp. 28-44.

12. Hornsey M. J. Social identity theory and self-categorization theory: A historical review. Social and personality psychology compass, 2008, № 2, pp. 204-222.

13. Moss M. K., Andrasik F. Belief similarity and interracial attraction. Journal of personality, 1973, № 41 (2), pp. 192-205.

14. Turner J. C. Social categorization and the self-concept: a social cognitive theory of group behavior. E. J. Lawler (Ed.) Advances in group processes. Vol. 2. Greenwich, 1985, pp. 77-122.

15. Van Vugt M., Hart C. M. Social identity as social glue: the origins of group loyalty. Journal of personality and social psychology, 2004, № 86, pp. 585-598.