Научная статья на тему 'Электронные СМИ Кыргызской республики в контексте общественно-политических трансформации в XXI В. (2005-2006 гг. )'

Электронные СМИ Кыргызской республики в контексте общественно-политических трансформации в XXI В. (2005-2006 гг. ) Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
281
37
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Мырзагулов М. М.

Статья раскрывает функционирование медиасистемы, а именно телесубьектов Кыргызстана в период общественно-политических преобразований 2005 и 2006 гг. Их существование в условиях демократических преобразований, поро­дившие яркие политические события в стране, непосредственным образом отразившиеся в работе современных СМИ Кыргызской Республики. Статья является необходимым научным материалом в свете недостатка изданий о действующих современных медиа постсоветского пространства в контексте политических перемен, происходящих в Кыргызстане.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Electronic massmedia of the Kirghiz Republic in the context of political transformations in the XXI century (2005-2006)

The scientific article describes functioning of mediasystem, namely telesubjects of Kyrgyzstan during the period of political transformations in 2005 and 2006. Their existence in the conditions of the democratic transformations, resulted in bright political events in the country, that are directly reflected in work of modern massmedia of the Kyrghyz Republic. The article is a necessary scientific material in the sphere of insufficient number of editions about modem media of the post theSoviet countries operating in the context of political changes in Kyrgyzstan.

Текст научной работы на тему «Электронные СМИ Кыргызской республики в контексте общественно-политических трансформации в XXI В. (2005-2006 гг. )»

ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Сер. 9. 2007. Вып. 2. Ч. П

М.М. Мырзагулов

ЭЛЕКТРОННЫЕ СМИ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В КОНТЕКСТЕ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ТРАНСФОРМАЦИИ В XXI в. (2005-2006 гг.)

Демократические преобразования, наступившие на постсоветском пространстве на стыке веков, породили ряд ярких политических событий в некоторых странах Содружества Независимых Государств. Первое десятилетие XXI в. в истории Кыргызстана также оказалось временем перемен. Изменения в политической системе Кыргызской Республики в марте-апреле 2005 г., затем в ноябре 2006 г., активно освещалась международными СМИ. Закономерность подобного внимания была связана с теми открытыми и публичными формами протеста против деятельности руководства страны, которое выражало местное население.

В Кыргызстане в марте 2005 г. произошла смена власти. Выборы депутатов в республиканский парламент привели к смене политических элит в руководстве страны. Этот скоротечный процесс принял вид политической модели государственного переворота, который на постсоветском пространстве получил образное наименование «цветная революция». По мнению новой правящей элиты Кыргызстана, эти события способствовали трансформации политической системы в направлении усиления демократических стандартов. Киргизский вариант смены власти в работах политологов и журналистов получил название «тюльпановая революция»1.

Процесс общественно-политических перемен 2005 г. непосредственно коснулся и медиасистемы республики, являясь продолжением той трансформации, которые претерпевали киргизские СМИ в ходе перехода от советской модели взаимоотношения государства и медиасообщества к новым принципам демократического устройства. Последнее подразумевает более активную и значимую роль СМИ в политической жизни страны. При этом радикально изменились экономические основы функционирования различных сфер производства, одной из которых является и сфера медиа.

В Кыргызстане подобные процессы происходили более эволюционно, чем в бывших советских республиках, находящихся в европейской части экс-СССР, а также в соседнем Казахстане. Тем не менее, процесс трансформации киргизских СМИ, и в первую очередь, телевидения, после рубежа 80-90-х годов прошлого века принял необратимый характер. Вектор осуществленных изменений предполагалось направить в сторону демократической модели существования СМИ. Однако в этот процесс вмешался политический кризис 2005 г., когда сложившаяся за период существования самостоятельного киргизского государства система СМИ подверглась серьезным испытаниям. В Кыргызстане это обуславливалось не только политическими перипетиями в борьбе за власть, но и общим контекстом тех процессов интеграции и суверенизации, которые происходили в Среднеазиатском регионе в постсоветский период.

Деятельность СМИ Кыргызстана во время политических баталий, имевших место в первой половине 2005 г., по-разному рассматривается и оценивается международными

© М.М. Мырзагулов, 2007

наблюдателями, следившими заходом киргизских выборов. Они представляли Международную миссию по наблюдению за выборами, направленную в республику 27 февраля 2005 г. от Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, Парламентскую ассамблею ОБСЕ и Европейский парламент. Международные наблюдатели, оценивая политические мероприятия в Кыргызстане, отметили ряд недостатков в работе медиа и слабую развитость инфраструктуры журналистской среды. В частности, общая ситуация вокруг СМИ отличалась неразвитыми профессиональными журналистскими стандартами, нехваткой финансирования определенных групп медиа. Более того, поступали сведения об экономическом давлении, а также о враждебных заявлениях, сделанных правительственными служащими в отношении СМИ в связи с их редакционной политикой, что вызывало серьезные сомнения по поводу свободы слова в Кыргызстане. Также отмечалось, что телевидение является единственным источником информации и что в стране не существует телевизионных каналов, которые могли бы считаться независимыми2.

Оценки представителей ОБСЕ основывались на наблюдениях за республиканскими СМИ, в том числе и за шестью телевизионными каналами3. Неудовлетворительно характеризуя работу киргизских СМИ, ОБСЕ отмечает, что в целом «государственная телевизионная и радиокомпания придерживается своих правовых обязательств, связанных с бесплатным предоставлением времени для дебатов. Тем не менее, телевизионные компании не полностью выполнили обязательства, требующие предоставлять лучшее эфирное время и воздерживаться от комментариев к речи кандидатов»4. Но это не помешало представителям киргизских массмедиа оценить результат работы освещения выборов в парламент Кыргызстана как удовлетворительные. Важным фактором оценки их деятельности во время политического кризис а является и функционирование информационных телепрограмм в режиме отраженного освещения события. По словам киргизских журналистов, они выстраивали свою работу, исходя из позиции владельцев и учредителей СМИ. Большей оперативностью отличались репортажи и материалы частных ТРК. Но в самый разгар событий марта 2005 г, государственный телеканал периодически практиковал выдачу в эфир информации о происходящих событий в режиме прямой трансляции. Несмотря на это, в целом киргизские электронные СМИ передавали репортажи с опозданием в несколько часов5.

На фоне политической рокировки руководствующей верхушки, киргизская сфера телевизионного вещания проходила процесс адаптации к новым реалиям и условиям государственной системы. Наличие в Кыргызстане телевизионных субъектов негосударственной формы собственностиб усиливало уровень конкуренции и степень качественности электронной продукции. Телекомпании были вынуждены повышать рентабельность и эффективность своей работы, чтобы соответствовать современным стандартам. Коммерческие телеканалы, образовавшиеся в суровых современных условиях, упорно вели и ведут борьбу за разные сегменты аудитории, одновременно развивая рекламную отрасль. С каждым годом рынок рекламы расширяется и порождает фактор колебания ценовой политики электронных СМИ. Например, стоимость рекламы на телеканале НТРК в утреннем и в дневном блоке за одну минуту составляла 45 условных единиц, а в вечернее время и в прайм-тайм они дороже - от 60 и до 140 условных единиц за минуту. Причем это цены с учетом всех видов налогов. Создание передачи различного характера медиакорпорация (НТРК) оценивала в сумму от 500 до 2500 тыс. американских долларов (до 2005 г.).

Эволюция киргизских электронных СМИ по-своему отражает слабость экономической инфраструктуры в стране. При этом отсутствие финансового достатка

в медиапространстве создает для представителей этой сферы ряд проблем, среди которых основным является отсутствие перспектив эволюции единого информационного пространства. Деятельность современных киргизских электронных СМИ сопровождается неосознанным сохранением прежних стандартов советской информационной политики, когда государство было основным субъектом медиадеятельности. Разница заключается в том, что при нынешней ситуации распространение информации контролируется непосредственно самими владельцами медиа, а при советской власти функции контроля выполняли непосредственно госструктуры.

В последнее десятилетие XX в. медиарынок Кыргызстана находился в стадии разрозненности и не был подконтролен государству. Понимая это обстоятельство, власть неоднократно пыталась расширить свой контроль над негосударственными СМИ. Прибегая к методу и механизмам советского единого информационного пространства (ЕИП), властям удавалось расширить зону своего влияния, в первую очередь путем централизации системы распространения сведений, когда информация передавалась только в одном направлении - из центра в области. Такая классическая система ЕИП в Кыргызстане сохранялась до политического кризиса 2005 г.

Рубеж двух веков обозначил очевидную тенденцию: роль СМИ, и прежде всего телевидения, существенно возрастает в условиях смены политических элит, которая принимает форму «цветных» революций. Кыргызстан стал первой среднеазиатской страной, где произошли подобные масштабные политические события весной 2005 г. и в ноябре 2006 г. В результате общественно-политических перемен в современной истории страны появилась знаменательная дата 24 марта, которая отмечается по всей республике. Официально президент К. Бакиев, подписав соответствующий документ, объявил эту дату нерабочим днем. А в 2006 г. первая годовщина политического переворота по республике запомнился проведением массовых гуляний, военными парадами и праздничными мероприятиями. Такое демонстративное настроение имело и политическую окраску, свидетельствующую о том, что ситуация в стране постепенно нормализовалась, несмотря на то, что год назад она была в значительной степени менее стабильной из-за политического кризиса.

Но осенью 2006 г. демократические процессы в Кыргызстане снова активизировались, оправдывая опасения политологов о существовании вероятности продолжения политической конфронтации. В ноябре киргизская оппозиция, объединившись на базе движения «За реформы», организовала многотысячный митинг против политики руководства республики. «Бакиева стали обвинять в том же, в чем упрекали президента Акаева, - в кумовстве»7: что его старший сын, как и Айдар Акаев, слишком активно стал поднимать свой бизнес, а его близкие родственники занимают государственные посты8. Кроме того, Бакиев очистил властные структуры от северян, назначив вместо них южан и продолжал руководить страной без изменения ее устройства. Практически все рычаги госуправления были в руках президента. Недовольная таким развитием ситуации, оппозиция организовала многотысячный митинг на центральной площади Ала-Тоо. Здесь был разбит палаточный лагерь, звучали требования отставки президента и премьера. В ходе перманентного митинга был оглашен также ультиматум лидеров оппозиции, предъявивших властям требования о проведении конституционной реформы.

Эксперты, сравнивая бишкекские общественно-политические события 2006 г. с переворотом 2005 г., отмечали, что у нынешней оппозиции, как и у «прошлой», отсутствует позитивная программа развития и что эти оппозиции изначально были разнородными9.

В 2005 г. так называемая «тюльпановая революция» в Кыргызстане была стихийным явлением, а нынешняя отличалось технологичностью. И внешне она имела сходство с украинской революцией в Киеве. В частности, митингующих обеспечили двухместными палатками, ano вечерам организовывался эстрадный концерт, который транслировался в прямом эфире по телеканалу Новая Телевизионная Сеть10. Электронные СМИ в ноябрьском митинге были основной целью оппозиции. В частности, здание киргизского государственного телеканала (НТРК) неоднократно окружалось митингующими. Лидеры оппозиции, понимая роль телевидения, повели митингующих на осаду главного телеканала, чтобы через эфир обратиться к населению. Предугадав намерения оппозиции, нынешние власти не предоставили эфира. Не помогло оппозиции выйти в эфир и недавно созданное в Бишкеке «Общественное телевидение Элдик Теле- Радио» («Народное Теле-Радио»11, расположенное в здании старой телевизионной «вышки» НТРК.

Как показывает современная история Кыргызстана, при реализации политических технологий, направленных на изменение государственного строя, влиятельная роль медиа становиться все более очевидной. Трансформация существующей политической системы в Кыргызстане последних двух лет не завершилась кардинальным сломом устоявшегося альянса политических сил. Однако изменения коснулись прежде всего сферы медиа, где новое руководство государства осуществило попытку монополизации деятельности СМИ, в том числе и телевидения. Передел негосударственных электронных каналов распространения информации на территории Кыргызстана начал осуществляться в октябре, определяя контуры нового медиапространства12.

Эволюция современного медиапространства показывает, что киргизские электронные СМИ вынуждены организовать деятельность с учетом ряда аспектов государственной политики. Прежде всего, это национальный фактор, менталитет и политический строй государства. Причем современные киргизские СМИ вынуждены обращать больше внимания на третью составляющую, т. к. риск попасть под прицел власти в результате неучета этого компонента немалый. Подобное опасение представителей СМИ определяется незащищенностью киргизских журналистов. Как правило, в таких условиях от СМИ идет только та информация, которая не противоречит основным установкам официального Бишкека. Такое положение дел дает возможность определить некие контуры возможного соприкосновения СМИ с властью. Это означает, что существующая в Кыргызстане правовая база регулирования работает против журналистов, защищая интересы должностных лиц. Тем временем, эскалация напряженности в Бишкеке, вызванная противостоянием власти и оппозиции, разрешилась подписанием Бакиевым проекта новой редакции Конституции.

По словам киргизских экспертов, телевизионный эфир Кыргызстана в освещении ноябрьского митинга 2006 г., был не самым сбалансированным источником информации. НТРК в освещении Бишкекских событий отставал от негосударственных телеканалов. Один из них, ТРК НТС, первым стала практиковать рубрику «Без комментариев», где транслировались события на центральной площади Ала-Тоо. Телеканал с целью соблюдения баланса в сфере медиа преимущественно представлял эфир оппозиции. КООРТ, наоборот, не поддерживал оппозицию. А лишенный эфира телеканал «Пирамида» не функционировал, Менее заметное столичное телевидение Новое Бишкекское Телевидение (НБТ) показывало выпуск новостей в умеренном формате, порой с ущербом для объективности. Так, деятельность киргизских телеканалов в освещении общественно-политических событий с 2 по 8 ноября 2006 г. в центре Бишкека наглядно продемонстрировала проблемы медиа Кыргызстана. В частности, монополизацию НТРК местного электронного рынка, низкий

уровень профессионализма системы СМИ, вмешательство владельцев частных СМИ в редакторскую политику, а также отсутствие этики у журналистов и корпоративного и профессионального единства представителей киргизской СМИ13.

1 Эта политическая идиома фиксирует продолжение типологически близких политических событий, произошедших на постсоветском и восточноевропейском пространстве. В таких странах бывшего социалистического лагеря и Варшавского договора, как Чехословакия и Венгрия, революции подобного типа были названы «бархатными». В бывших республиках СССР они получили наименования: «оранжевой революции» (на Украине) и «революция роз» (в Грузии). См, подробнее об этом книги про экспорт революции: Колесников А.И. Первый Украинский: Записки с передовой. М., 2005; Кара-Мурза С.Г. Экспорт революции. Ющенко, Саакашвили... М., 2005; «Оранжевая революция»: Украинская версия / Сост. М.Б. Погребинский. М., 2005.

2 Киргизский переворот. Март-апрель 2005 / Сост. Г.О. Павловский. М., 2005. С. 144.

3 Национальная Телерадиовещательная Корпорация (HTPK), Кыргызское Общественное Образовательное Радио Телевидение (KOOPT), ТК «Мир», Независимое Бишкекское Телевидение (НБТ), «Пирамида» и «Ош ТВ».

4См.: Киргизский переворот. С. 145.

5 Как показал опыт революции в Грузии и на Украине, в подобных ситуациях мгновенное распространение информации о происходящих событий с помощью СМИ, и прежде всего электронных, может сыграть решающую роль в самоопределении колеблющихся участников политического противостояния и в переходе их на сторону одной из противоборствующих сил. Опыт показывает, что коммуникативно-манипуляционное и агитационные функции электронных СМИ доминируют в их практике, в ситуации обострения борьбы за власть. Это способствует и дополнительному притоку человеческих ресурсов в лагерь каждой из конфликтующих сторон.

6 История эволюции киргизских телекомпаний демонстрирует появление в стране с 1990-х гт. негосударственных электронных СМИ. По данным Министерства Юстиции Кыргызстана в последнем десятилетии XX в. было зарегистрировано 12 телекомпаний. Среди телекомпаний негосударственной формы собственности в регионах Кыргызстана функционировали только 2, остальные находились в Бишкеке. Медиапространство Кыргызстана в начале XXI в. дополнили TPK HTC (бывшая TPK BOCCT) и TK «Мир» 2005 г. До этого ТК «Асман» остановил свою работу. Причина - небольшие финансовые возможности и жесткие условия современного медиарынка Кыргызстана.

7Вернидуб А. Киргизия в обмен на Конституцию // Русский Newsweek. 2006. 13-19 ноября. № 44 (122) С. 41 (www.runewsweek.ru).

8 Если верить словам Бакиева, сказанным в одном из интервью на российском телеканале (после того как он стал президентом), то двое из них работали послами Кыргызстана в европейских странах. Как выразился тогда президент, чтобы они не мешали ему работать. А другой брат Жаныш занимал государственные посты в республике.

'Семыкина Е. Равнение на Киргизию // Аналитический еженедельник Дело. СПб., 2006. № 40 (441). 13 ноября. С. 3 (www.idelo.ru).

10ТРК НТС - негосударственный субъект; владелец - 32-летний кыргызский банкир Бабанов.

11 «Общественное телевидение - ЭЛТР» было создано указом главы государства от 10 декабря 2005 г. Оно было создано на базе Государственной телерадиокомпании «0ш-3000» в целях «удовлетворения потребностей населения в независимой и объективной информации, в образовательных, детских, культурных и развлекательных программах, а также повышения роли общественного вещания».

12 Смена учредителей электронных СМИ Кыргызстана началась с негосударственной TPK КООРТ, затем «Пирамиды»; процесс реорганизации пережил и НТС. Кардинальным структурным изменениям подверглись практически все руководящие инстанции государственного НТРК. Киргизские журналисты отмечают, что новыми хозяевами негосударственных электронных СМИ являются люди, приближенные к команде и к семье нынешнего президента. И что ТРК КООРТ перекупил российский олигарх Б. Березовский, и что сын Бакиева Максим имеет с ним общий интерес в бизнесе (см: Вернидуб А. Киргизия в обмен на Конституцию // Русский Newsweek. 2006. 13-19 ноября. № 44 (122) С.41 (www.runewsweek.ru)). В Кыргызстане оппозиционной СМИ считается лишь газета «Агым». Издание нынешнего депутата Парламента Кыргызской Республики оппозиционера М. Эшимканова.

13www.akipress.org-Информационное Агентство AKHpress // Глава «Интерньюс-Кыргызстан» о работе масс-медиа в дни ноябрьского митинга.

Статья принята к печати 8 ноября 2006 г

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.