Научная статья на тему 'Экономический рост и социальная политика'

Экономический рост и социальная политика Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
755
98
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС / СТАГНАЦИЯ / МЕЖДУНАРОДНЫЕ САНКЦИИ / ТЕМПЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА / ПРОГНОЗЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ / ОТТОК КАПИТАЛА / КЛЮЧЕВАЯ СТАВКА ЦБ РФ / РЕАЛЬНЫЙ СЕКТОР ЭКОНОМИКИ / ПЛАТЕЖЕСПОСОБНЫЙ СПРОС / НАЦИОНАЛЬНОЕ БОГАТСТВО / ECONOMIC CRISIS / STAGNATION / INTERNATIONAL SANCTIONS / ECONOMIC GROWTH RATE / FORECASTS OF SOCIO-ECONOMIC DEVELOPMENT / CAPITAL OUTFLOW / KEY RATE OF THE CENTRAL BANK OF THE RUSSIAN FEDERATION / REAL ECONOMIC SECTOR / EFFECTIVE DEMAND / NATIONAL WEALTH

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Смолин О.Н.

Рассматривается одна из важнейших проблем социальной и экономической политики России: связь между этими направлениями внутренней политики государства, в том числе между доходами населения и экономическим ростом. На основе решении Московского академического экономического форума (май 2019 г.) и анализа работ виднейших экономистов (А. Г. Аганбегяна и др.) делается вывод об обратной зависимости экономического роста от социальной политики правящей политической элиты. Показано, что искусственное сдерживание роста доходов населения тормозит экономический рост и не позволяет реализовать важнейшую национальную цель, заявленную в Указе Президента РФ от 7 мая 2018 года № 204, обеспечение экономического прорыва и темпов развития отечественной экономики выше среднемировых

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Economic growth and social policy

The article is devoted to one of the most important problems of social and economic policy of Russia, namely the issue of the relationship between these two areas of domestic policy of the state, including the relationship between household income and economic growth. Since 2013, the Russian economy has been stagnating, and citizen’s incomes have not grown over the past six years. Based on the decisions of the Moscow academic economic forum and the work of prominent economists (Aganbegyan and others), the author seeks to show the inverse dependence of economic growth on the social policy of the ruling political elite. In particular, artificial restraint of growth of incomes of the population hinders economic growth and does not allow to implement the most important national goal stated in the Decree of the President of the Russian Federation of may 7, 2018 №. 204 ensuring an economic breakthrough and the rate of development of the domestic economy above the global average. The article is based on the author’s speeches at the Moscow academic economic forum and plenary sessions of the state Duma of the Federal Assembly of the Russian Federation. The resignation of the Government of the Russian Federation in January 2020 can serve as indirect proof of the correctness of this position

Текст научной работы на тему «Экономический рост и социальная политика»

О. Н. Смолин1

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ И СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА2

Рассматривается одна из важнейших проблем социальной и экономической политики России: связь между этими направлениями внутренней политики государства, в том числе между доходами населения и экономическим ростом. На основе решении Московского академического экономического форума (май 2019 г.) и анализа работ виднейших экономистов (А. Г. Аганбегя-на и др.) делается вывод об обратной зависимости экономического роста от социальной политики правящей политической элиты. Показано, что искусственное сдерживание роста доходов населения тормозит экономический рост и не позволяет реализовать важнейшую национальную цель, заявленную в Указе Президента РФ от 7 мая 2018 года № 204, - обеспечение экономического прорыва и темпов развития отечественной экономики выше среднемировых.

Ключевые слова: экономический кризис, стагнация, международные санкции, темпы экономического роста, прогнозы социально-экономического развития, отток капитала, ключевая ставка ЦБ РФ, реальный сектор экономики, платежеспособный спрос, национальное богатство.

УДК 330.352

В апреле 2019 г. в Совете Федерации на экспертной сессии Вольного экономического общества патриарх российской экономической науки академик А. Г. Аганбегян представил свою новою книгу «О приоритетах социальной политики».

В мае того же года в рамках Московского академического экономического форума (МАЭФ) была принята резолюция, подписанная президентом Российской академии наук А. М. Сергеевым и президентом Вольного экономического общества профессором С. Д. Бодруновым: «Состоявшийся по инициативе Вольного экономического общества России (ВЭО России), Российской академии наук (РАН) и Международного союза экономистов (МСЭ) 15-16 мая 2019 года первый международный Московский академический экономический форум (МАЭФ), собравший более двух с половиной тысяч участников из 62 регионов России, а также 24 стран Европы, Азии, Ближнего Востока, Северной и Южной Америки, представляющих академическое, научно-экспертное и университетское сообщества, считает необходимым донести основные позиции его участников до органов государственной власти Российской Федерации и широкой общественности» [1].

Мы представили депутатам анализ и предложения отечественной академической экономической науки, которые могли бы стать платформой для широкого национального согласия.

1 Олег Николаевич Смолин, профессор, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке, д-р филос. наук, академик РАО, e-mail: smolin@duma.gov.ru

2 В основу статьи положен расширенный текст выступления на пленарном заседании Государственной Думы (см. стенограмму пленарного заседания от 19 сентября 2019 года).

1. Не успев выйти из кризиса 2008-2009 гг., экономика страны оказалась в состоянии стагнации, которая началась в 2013 г. - за год до начала международных санкций и наших контрсанкций. Неслучайно в конце 2014 г. Президент России утверждал, что на 25 % экономические проблемы России от санкций, а на 75 % «мы сами не доработали».

По данным научного руководителя Института народнохозяйственного прогнозирования РАН академика В. В. Ивантера, в 2008-2013 гг. темпы роста российской экономики выросли на 1,2 %3; в 2014-2017 гг. снизились на 0,2 %. По данным академика А. Г. Аганбегяна, в 2013-2018 гг. темпы роста увеличились на 0,4 %. По оценкам первого заместителя Председателя Правительства, министра финансов РФ А. Г. Силуанова, в 2018 г. экономический рост был рекордным - 2,3 %, однако в 2019 г. экономика практически остановилась (табл. 1).

Таблица 1

Экономический рост: перспективы 2019 г.

Согласно федеральному бюджету на 2019 г. + 1,3 %

Согласно прогнозам председателя Счетной палаты РФ А. Л. Кудрина + менее 1 %

Фактический экономический рост за первое полугодие + 0,7 %

Динамика доходов граждан России за первое полугодие 2019 г. (по данным Росстата) - 1,3 %

2. Среднесрочные перспективы экономического роста в стране весьма неопределенны и расходятся даже на уровне официальных прогнозов, которые постоянно меняются (преимущественно в сторону понижения).

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. № 204 российская экономика к 2024 г. должна войти в пятерку крупнейших экономик мира, развиваясь темпами выше мировых при инфляции не выше 4 %4.

По прогнозу, заложенному в Федеральный закон от 29.11.2018 № 459-ФЗ «О федеральном бюджете на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов», темпы роста ВВП страны должны составить: 2019 г. - (+1,3% к 2018 г.); 2020 г. - (+4,64 % к 2019 г.); 2021 г. - (+6,93 % к 2020 г.). Однако, согласно Федеральному закону от 02.12.2019 № 380-ФЗ «О федеральном бюджете на 2020 г. и на плановый период 2021 и 2022 годов», план роста ВВП на 2020 г. снижен с первоначально предполагавшихся 2,1 % до 1,7 %, т. е. по отношению к росту, запланированному № 459-ФЗ (4,64 %), - более чем в 2,5 раза.

3 См. выступление В. В. Ивантера на IV Санкт-Петербургском международном экономическом конгрессе (СПЭК - 2018) «Форсайт «Россия»: новое индустриальное общество. Будущее» (2 апреля 2018 г.).

4 В настоящее время ВВП России в долларовом исчислении составляет 1,77 % от мирового - 12-е место; 5-е место занимает Великобритания - 3,84 %. В пересчете по паритету покупательной способности доля ВВП России в общемировом оценивается в 3,21 % - 6-е место; на 5-м месте находится Германия (3,33 %).

«Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2024 года» [2], подготовленный Минэкономразвития РФ, дает совершенно другие показатели роста ВВП: 2019 г. - 1,3 %; 2020 г. - 2,0 %; 2021 г. - 3,1 %; 2022 г. - 3,2 %;

2023 г. - 3,3 %; 2024 г. - 3,3 %.

С учетом прогнозируемого снижения роста мирового ВВП с 3,9 % в 2018 г. до 3,2 % к 2024 г. рост российской экономики может достигнуть мировых темпов лишь к

2024 г., а превысить их должен за пределами шестилетнего периода.

Согласно консервативному сценарию Минэкономразвития, в 2020 г. рост ВВП составит 1,1 %, далее будет возрастать и к 2024 г. выйдет на уровень 2,5 %: 2021 г. - 1,9 %; 2022 г.- 2,3 %; 2023 г. - 2,5 %; 2024 г. - 2,5 % [2].

Очевидно (и это подтверждается экспертами Финансового университета при Правительстве РФ5), что прогноз не обеспечивает реализации главных задач, поставленных в Указе Президента РФ.

Во-первых, чтобы реализовать предусмотренное указом увеличение ВВП на душу населения к 2024 г. в 1,5 раза, необходимы темпы экономического роста на уровне 7,2 % ежегодно. Однако прогноз даже по оптимистическому сценарию предусматривает лишь 2,8 %, т. е. в 2,5 раза меньше. Экономический прорыв, провозглашенный Президентом РФ, фактически отменяется.

Во-вторых, согласно прогнозу, уровень реальных доходов граждан в 2024 г. лишь на 1 % превысит аналогичный показатель 2013 г. С точки зрения социальной политики 2014-2023 гг. оказываются потерянным десятилетием. Совершенно не понятно, как предполагается решать задачу двукратного снижения бедности в стране, если доходы граждан не растут.

Члены Правительства РФ неоднократно заявляли об ускорении экономического роста в результате реализации национальных проектов. Однако ожидаемый дополнительный экономический эффект в результате реализации таких проектов (4 трлн рублей в год) составит:

• по данным «Альфа-банка» - (+ 0,2 %) в год;

• по данным Института народнохозяйственного прогнозирования РАН - (+ 0,6 %) экономического роста.

Того и другого явно недостаточно для реализации национальных целей, поставленных в Указе Президента РФ № 204.

Еще более скептически оценивает ситуацию председатель Счетной палаты РФ А. Л. Кудрин [3]: «Это настолько сложно - добиться 3 % роста в год, это сверхтяжелая задача. Многими нацпроектами она не решается». Поскольку прогнозы Минэкономразвития и А. Л. Кудрина представляются нам гораздо более реалистичными, есть основания полагать, что при продолжении современной экономической и социальной политики еще в течение шести лет отставание отечественной экономики от мировой будет нарастать, а в общей сложности период нарастания такого отставания составит, как минимум, 16 лет - 2008-2023 гг. И это при благоприятном сценарии развития, если не сбудутся прогнозы относительно ожидаемого мирового экономического кризиса.

3. По мнению академика А. Г. Аганбегяна, стагнация принципиально отличается от кризиса, как минимум, по двум позициям [4, с. 10-18]:

5 Оценка прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на период 2019-2024 годов (сентябрь, 2019 г.).

• во-первых, в самой природе кризиса заложены механизмы его преодоления, тогда как стагнация таких внутренних механизмов не имеет;

• во-вторых, в отличие от кризиса, стагнация может продолжаться сколь угодно долго.

Поэтому преодоление стагнации требует чрезвычайных усилий со стороны власти.

4. Приведем выполненный А. Г. Аганбегяном анализ причин стагнации отечественной экономики, связанных с экономической политикой правительства [4, с. -116]:

1. Отток капитала: в 2008-2018 гг. утечка капитала из страны на 840 млрд долларов превысила его приток, т. е. происходила со средней скоростью почти 80 млрд в год. По данным Росфинмониторинга, незаконный вывоз капитала из страны, например, в 2017 г. составлял именно 80 млрд долларов.

2. Бюджетная политика: в 2013-2018 гг. в постоянных ценах расходы консолидированного бюджета страны сокращались. На взгляд академика, с которым трудно не согласиться, профицит бюджета при стагнации экономики и росте бедности есть социальный и экономический абсурд6.

6 Тема инфляции, доходов граждан и профицита бюджета 26 сентября 2019 г. стала предметом дискуссии при рассмотрении проекта федерального закона «Об исполнении федерального бюджета за 2018 год». Мой вопрос А. Л. Кудрину: «... после недавней дискуссии между президентом и министром экономики возникает вопрос о достоверности статистики, на основе которой рассчитывается бюджет. Напомню: министр утверждал, что инфляция снижается ниже официальных показателей, а президент заметил, что это ЦБ подкручивает статистику. С кем согласна Счетная палата: инфляция действительно снижается или статистику подкручивает ЦБ, или Минэкономразвития, или все вместе? Как оценивает Счетная палата инфляцию общую - средний рост цен и социальную - рост цен на товары первой необходимости? Почему, несмотря на профицитный бюджет, доходы граждан не растут?»

Ответ А. Л. Кудрина (воспроизводим фрагментарно):

1. «Я считаю статистику по инфляции достоверной. [...]. Это мандат Центрального банка влиять на инфляцию. [.] . я это воспринял как то, что инструменты так были задействованы, что инфляция пошла ниже... Я в этом смысле понял, а не в смысле недостоверности тех показателей, которые применяются».

2. Председатель Счетной палаты признал, что инфляция по товарам первой необходимости зачастую растет быстрее, чем общая средняя инфляция: «В этом смысле на эту группу товаров нужно обращать внимание, и поддержку социально незащищенных слоев населения, скорее, ориентировать по такой инфляции.».

3. Реальные доходы населения зависят прежде всего от экономического роста, но по социально незащищенным группам населения доходы больше зависят от бюджетных выплат.

4. В России нет бедных пенсионеров, поскольку они получают доплаты до прожиточного минимума (это заявление вызвало в стране бурную дискуссию).

5. Один из факторов падения реальных доходов - рост платежей населения по кредитам и ипотеке.

6. «... профицит бюджета - это то, что не тратится государством. В этом смысле он ничем не может помочь в снижении реальных доходов населения».

В последнее время А. Л. Кудрин неоднократно выступал с предложениями уменьшить профицит бюджета и направить часть средств на развитие человеческого потенциала. Задавая вопрос, я рассчитывал получить поддержку Счетной палаты в присутствии министра финансов. Однако ответ А. Л. Кудрина показал, что его позиция по-прежнему много ближе Минфину, чем экспертному сообществу.

3. Высокая ключевая ставка Центрального банка и дорогой кредит. Несмотря на неоднократное снижение этой ставки в последнее время, она составляет 6,5 % против 1.. .2 % в странах-конкурентах. В результате средняя ставка по кредиту для производственных целей в России составляет около 12 %, причем снижение ключевой ставки ЦБ в краткосрочной перспективе не приводит к снижению этого показателя в государственных и частных банках.

4. Высокие налоги для реального сектора экономики. В частности, повышение НДС на 2 % - одна из главных причин замедления темпов экономического развития России в 2019 г. по сравнению с 2018 г.

5. Выбытие основных фондов (особенно в машиностроении) со скоростью 0,5 % в год. Так, 23 % основных фондов в стране работают дольше нормативных сроков амортизации.

6. Низкий уровень инвестиций в основной капитал: 17 % в год вместо минимально необходимого для роста 21 %.

7. Снижение объемов жилищного строительства с 85 млн м2 в 2015 г. до 75 млн м2 в 2018 г. При этом снижение объемов строительства на 5 % в год означает падение ВВП на 1 %! Ряд экспертов прогнозируют замедление темпов жилищного строительства по сравнению с плановыми в связи с введением в действие федерального закона от 27.06.2019 № 151-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации». По этому закону застройщикам разрешено собирать средства с граждан только посредством введения эскроу - счетов.

5. Согласно анализу академика А. Г. Аганбегяна, стагнацию вызывает и усиливает не только экономическая, но и социальная политика правительства [4, с. 109-116]:

1. Падение в течение шести лет уровня жизни населения, которое приводит к снижению платежеспособного спроса. По оценкам Федерации независимых профсоюзов России, доходы более 50 % российских работников и подавляющего большинства пенсионеров ниже минимального потребительского бюджета (по данным ФНПР, это около 39 тыс. рублей). Однако экономическая наука обращает внимание на другое: низкие доходы тормозят экономическое развитие. Бизнес не имеет стимулов для производства товаров, поскольку их невозможно продать. Неслучайно президент проводил специальное совещание с членами правительства по поводу медленного роста (читай -падения) доходов граждан7. Правда, после этого расходы на социальную политику в бюджете 2020 г. увеличены лишь на 3 %, что более чем вдвое ниже среднего роста бюджетных расходов.

2. Снижение рождаемости в течение трех лет примерно на 300 тыс. человек, что не компенсируется даже миграционным притоком населения.

3. Высокая смертность в трудоспособном возрасте. По некоторым оценкам, она втрое выше, чем была в середине 1960-х гг., а номинальное увеличение продолжительности жизни достигнуто лишь за счет снижения младенческой смертности. Между тем, по оценкам А. Г. Аганбегяна, смерть одного человека в трудоспособном возрасте приводит к потерям доходов бюджетной системы в среднем на 4,4 млн рублей.

7 Совещание с членами Правительства. Москва, Кремль, 25 августа 2019 года. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/61643. (Дата обращения: 06.09.2019).

4. Сокращение численности трудоспособного населения на 5 млн человек с 2010 г.

5. Недопустимо низкий уровень вложений в человеческий капитал. По данным академика А. Г. Аганбегяна, доля экономики знаний составляет в США 40 %, в Евросоюзе - 30 %, в России - 14 %. При этом в федеральном бюджете на 2020 г., как и годом ранее, предусмотрено выделение 100 млрд рублей в виде трансфертов (субсидий) региональным бюджетам на заработную плату работников бюджетной сферы.

6. Анализ ситуации специалистами МАЭФ и академиком А. Г. Аганбегяном не сильно отличается от того, о чем регулярно говорят депутаты от оппозиционных фракций в Государственной Думе. Не слишком отличается и предложенная учеными программа в области экономической и социальной политики. Процитирую в очередной раз обращение МАЭФ: «Реализация имеющегося потенциала социально-экономического развития, по мнению участников МАЭФ, возможна при условии существенной корректировки сложившихся приоритетов экономической политики.

Осуществление прорывного технологического развития требует постановки этой цели в качестве приоритетной, подчинения ей всех мер бюджетной, налоговой и денежно-кредитной политики.

Необходимо всемерно использовать накопленный опыт достижения успеха в отраслях ОПК и аграрной сфере, распространяя его на приоритетные отрасли, обеспечивающие необходимые структурные сдвиги и рост производительности труда.

Необходимо в полном объеме ввести в действие принятый еще в 2014 г. Закон о стратегическом планировании, обеспечив тем самым системное развитие экономики, снижая неопределенность экономической политики, являющейся, по оценке предпринимательского сообщества, тормозом инвестиционной активности» [1].

Из текста следует, что Российская академия наук и Вольное экономическое общество:

а) признают современную экономическую политику тормозом инвестиционной активности;

б) требуют ее существенной корректировки;

в) считают необходимым подчинить бюджетную, налоговую и финансовую политику задачам обеспечения экономического прорыва;

г) настаивают на полноценном введении в действие закона о стратегическом планировании.

Помимо этого, по мнению академика А. Г. Аганбегяна, полумерами экономическую стагнацию преодолеть невозможно.

7. Одним из важнейших с точки зрения практической политики и управления остается вопрос: на чем может и должен базироваться экономический прорыв? Распространено мнение, что источником процветания России должны быть ее природные богатства. Однако сравнительно недавно была опубликована их официальная оценка (табл. 2).

Если эти данные верны, то разведанные запасы нефти в России в денежном выражении сопоставимы с двумя федеральными бюджетами, а запасы золота - около 2,5 % от величины одного бюджета. При этом, по мнению ведущих экономистов, во всех развитых странах человеческий капитал уже давно оценивается в 1,5.2 раза выше, чем накопленное вещное богатство. Полагаю, что ситуация в России аналогична.

Другими словами, построить экономику XXI в. главным образом на природных богатствах невозможно. Более того, еще в ХХ в. хорошо известна история экономического прорыва Японии при практическом отсутствии у нее природных богатств, а на

Таблица 2

Оценка природных ресурсов России

Природные богатства Официальная оценка Доля от расходной части годового федерального бюджета (приблизительная оценка), %

Нефть 39,6 трлн р. Два годовых фед. бюджета

Газ 11,3 трлн р. ~ 56,5

Коксующийся уголь 2 трлн р. ~ 10

Железная руда 808 млрд р. ~ 4

Золото 480 млрд р. ~ 2,5

Алмазы 505 млрд р. ~ 2,5

Лес 500 млрд р. ~ 2,5

рубеже веков - история экономического прорыва Китая при сравнительно скромных запасах нефти и газа. Не случайно популярные в начале XXI в. заявления о России как о великой энергетической державе в настоящее время практически отсутствуют.

Однако в последние годы общественному сознанию все чаще предлагается другой миф - о нефтяном проклятье. На нем явно или не явно держится представление о том, что страна не должна тратить нефтегазовые доходы, которые якобы достаются ей даром. На самом деле эти доходы следует вкладывать в высокие технологии и человеческий потенциал нации.

8. В переводе на язык конкретных предложений в области экономической политики, сформулированных академиком А. Г. Аганбегяном, это означает [4, с. 12-19]:

1. Форсированный рост инвестиций в современное производство и человеческий капитал не менее чем на 10 % ежегодно. В этом случае через три года есть реальные шансы получить экономический рост более 3 % ВВП в год.

2. Увеличение расходов по отношению к современному уровню:

• на развитие производства - не менее чем на 2 трлн рублей в год (особенно в электронику, фармацевтику, строительство);

• на развитие человеческого капитала - не менее чем на 1,5 трлн рублей в год.

3. Снижение ключевой ставки ЦБ до 3.. .4 %.

4. Дешевый банковский кредит - не более 5 % годовых, в том числе на развитие инфраструктуры - не более 3 % годовых.

5. Снижение налогов на реальный сектор экономики, в том числе увеличение инвестиционных налоговых льгот и налоговых каникул.

6. Переход к дефицитному бюджету. Дефицит бюджета в 3 % ВВП (около 3 трлн рублей) безопасен и необходим для экономического роста.

9. Московский академический экономический форум выразил крайнее неудовлетворение политикой искусственного сдерживания роста доходов населения [1]:

• «... необходим пересмотр политики роста реально располагаемых денежных доходов населения;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• сценарии их восстановления до уровня 2013 г. лишь к 2023 г. несовместимы с задачами двукратного сокращения бедности и технологического прорыва.

Сдерживание роста реально располагаемых денежных доходов населения неизбежно сужает внутренний рынок и тем самым дестимулирует инвестиционную активность предпринимателей».

В свою очередь, академик А. Г. Аганбегян сформулировал конкретные предложения в области социальной политики [4, с. 430-433]:

• прожиточный минимум - не менее 20 тыс. рублей;

• минимальная зарплата и пенсия - не менее 25 тыс. рублей;

• медианный доход граждан - не менее 40 тыс. рублей;

• средняя зарплата - не менее 65 тыс. рублей.

Очевидно, речь может идти только о поэтапном движении в этом направлении, но не об однократном действии. В противном случае ситуация будет развиваться по формуле классика российской словесности В. С. Черномырдина: «... мы продолжаем делать то, что мы уже много наделали»!

Примечательно, что, когда фракция КПРФ внесла законопроект о поэтапном повышении минимальной заработной платы до 25 тыс. рублей, нас обвинили в популизме и безответственности. Интересно, что сказали бы наши обвинители патриарху российской академической науки академику А. Г. Аганбегяну, а равно и президенту РАН академику А. М. Сергееву или президенту ВЭО профессору С. Д. Бодрунову?»

10. Я обратился к руководству Государственной Думы с предложением: поручить Комитетам Государственной Думы по экономической политике; по бюджету и налогам; по труду, социальной политике и делам ветеранов; по промышленности совместно с правительством проанализировать материалы МАЭФ и предложения академика А. Г. Аганбегяна с приглашением авторов. По итогам обсуждения принять соответствующие рекомендации Правительству РФ.

Закончить хочу строками, пожалуй, самого философского из российских поэтов -Евгения Баратынского:

Дало две доли провидение

На выбор мудрости людской:

Или надежды и волненья,

Иль безнадежность и покой.

До сих пор правительство явно выбирало «безнадежность и покой». Пора поменять парадигму, иначе из стагнации страна не выйдет и экономический прорыв не состоится.

Отставка Правительства Российской Федерации 15 января 2020 г. может служить симптомом того, что в рамках обозначенной дилеммы Президент России выбрал «надежды и волненья».

Список литературы

1. Обращение Московского академического экономического форума (МАЭФ). URL: https://maef.veorus.ru/about/archive/2019 (Дата обращения 03.09.2019).

2. Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2024 года. URL: http://economy.gov.ru/wps/wcm/connect/60223a2f-38c5-4685-96f4-6c6476ea3593/ prognoz24svod.pdf?MOD=AJPERES&CACHEID=60223a2f-38c5-4685-96f4-6c6476ea3593 (Дата обращения: 09.12.2018).

3. Председатель Счетной палаты РФ А. Л. Кудрин на Х Гайдаровском форуме «Россия и мир: национальные цели развития и глобальные тренды». (М., 2019, 16 января) // РИА «Новости». URL: https://ria.ru/20190116/1549456785.html (Дата обращения: 17.01.2019).

4. Аганбегян, А. Г. О приоритетах социальной политики / А. Г. Аганбегян. - М., 2018.

O. N. Smolin. Economic growth and social policy. The article is devoted to one of the most important problems of social and economic policy of Russia, namely the issue of the relationship between these two areas of domestic policy of the state, including the relationship between household income and economic growth. Since 2013, the Russian economy has been stagnating, and citizen's incomes have not grown over the past six years. Based on the decisions of the Moscow academic economic forum and the work of prominent economists (Aganbegyan and others), the author seeks to show the inverse dependence of economic growth on the social policy of the ruling political elite. In particular, artificial restraint of growth of incomes of the population hinders economic growth and does not allow to implement the most important national goal stated in the Decree of the President of the Russian Federation of may 7, 2018 №. 204 - ensuring an economic breakthrough and the rate of development of the domestic economy above the global average. The article is based on the author's speeches at the Moscow academic economic forum and plenary sessions of the state Duma of the Federal Assembly of the Russian Federation. The resignation of the Government of the Russian Federation in January 2020 can serve as indirect proof of the correctness of this position.

Keywords: economic crisis, stagnation, international sanctions, economic growth rate, forecasts of socio-economic development, capital outflow, key rate of the Central bank of the Russian Federation, real economic sector, effective demand, national wealth.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.